<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

опыта»42. Тем самым это ограничение нашей познавательной способности
предполагает признание существования объективной границы опыта.
При попытках достигнуть научно-содержательного знания о мире в целом,
считает И.Кант, разум с неизбежностью впадает в заблуждения. Свидетельст-
вом этого служат антиномии чистого разум – состояния разума, возникающие
при диалектических заключениях. Немецкий философ считает, что антиномич-
ность идей чистого разума как раз и доказывает тщетность усилий разума по-
знать сверхчувственные сущности, которые по отношению к познающему субъ-
екту выступают как вещи в себе.
В антиномиях чистого разума И.Кант выдвигает противоречие между есте-
ственной необходимостью и свободой в причинности происходящих в мире со-
бытий, в том числе в причинности человеческой деятельности. Однако это про-
тиворечие, по И.Канту, все же лишь кажущееся. Его разрешение предполагает
различие «мира вещей в себе» и «мира явлений». Понятие о необходимой при-


41
Funke G. Von der Aktualitat Kants. Bonn, 1979. S. 35.
42
Кант И. Критика чистого разума. М., 1998. С. 531.

25
чинной связи всегда включает в себя понятие времени (действие всегда следует
за причиной, а не предшествует ей). Но время, как уже показал И.Кант, прису-
ще не «вещам в себе», а явлениям, потому что оно есть лишь форма нашей чув-
ственности, которая наполняется содержанием, взятым исключительно из мира
явлений. Постольку «только явления образуют сферу приложения понятий про-
странства и времени, то за пределами явлений невозможно объективное приме-
нение этих форм»43. Из этого уже ясно, что в данном мире «вещей в себе» о
пространстве и времени не может быть и речи, стало быть, нет и следования со-
бытий, но есть лишь безусловное самоопределение, то есть полная независи-
мость от всего предшествующего, а это и есть понятие свободы.
Согласно кантовской концепции, человек принадлежит двум мирам.
«Только человек, познающий всю остальную природу исключительно лишь по-
средством чувств, познает себя также посредством чистой апперцепции, и при-
том в актах и внутренних определениях, которые он вовсе не может причислить
к впечатлениям чувств; с одной стороны он для себя, конечно, есть феномен,
но, с другой стороны, именно в отношении известных способностей он для себя
чисто умопостигаемый предмет, т.к. деятельность его вовсе не может быть от-
несена на счет восприимчивости чувственности»44. Как член эмпирического
мира явлений, человек должен подчиняться внешней причинности – законам
природы и установлениям общества (гетерономия). Но как член интеллиги-
бельного (ноуменального) мира «вещей в себе», он обладает свободой, а основ-
ным законом этой автономии является моральный закон сверхчувственной при-
роды и чистого интеллигибельного мира. Свобода же – это способность само-
произвольно начинать состояние, следовательно, не существует причины, кото-
рая бы определила это состояние во времени. «Свобода в этом значении есть
чистая трансцендентальная идея; она, во-первых, не содержит в себе ничего за-
имствованного из опыта и. во-вторых, предмет ее не может быть дан ни в каком

43
Асмус В.Ф. Трансцендентальный идеализм и трансцендентальный метод Канта //
Философия Канта и современность. М., 1974. С. 49.


26
опыте, т.к. общий закон самой возможности всякого опыта состоит в том, что
все случающееся имеет причину…»45. Свобода в практическом смысле есть не-
зависимость воли от принуждения мотивами чувственности.
Следовательно, человеку как вещи в себе свойственна способность само-
стоятельно определять свои действия независимо от принуждения со стороны
чувственных мотивов. Необходимость и обусловленность человеческих по-
ступков И.Кант поясняет следующим образом: «Сам человек есть явление. Его
воля имеет эмпирический характер, составляющий (эмпирическую) причину
всех его актов. Каждое из условий, определяющих человека сообразно этому
характеру, находится в ряду действий природы и повинуется закону природы,
согласно которому для того, что совершается во времени, нельзя найти никакой
эмпирически необусловленной причинности. Поэтому ни один данный акт (по-
скольку он может быть воспринят только как явление) не может начаться без-
условно сам собой»46. Следовательно, все акты человека в явлении определяют-
ся из его эмпирического характера и других содействующих причин согласно
порядку природы, с этой точки зрения все человеческие поступки можно пред-
сказать и познать как необходимые на основании предшествующих условий.
В то же время, И.Кант отмечает, что причина поступка человека может
быть не эмпирической, а умопостигаемой. В отношении способностей рассудка
и разума человек – умопостигаемый предмет, т.к. разум существенно отличает-
ся от эмпирически обусловленных сил, он оценивает предметы согласно идеям
и соответственно им определяет рассудок. Разум, составляющий постоянное
условие всех произвольных человеческих актов, независим от времени и других
явлений чувственного мира и поэтому действует свободно. «Эту его свободу
можно определить не только отрицательно как независимость от эмпирических




44
Кант И. Критика чистого разума. М., 1998. С. 439.
45
Там же. С. 431.
46
Кант И. Критика чистого разума. М., 1998. С. 442.

27
условий.., но и положительно как способность самостоятельно начинать ряд со-
бытий»47.
В практической деятельности разум руководствуется императивами (пра-
вилами), выражая на основе их особого рода необходимость – долженствова-
ние. Этим долженствованием обозначается возможное действие, основанием
которого служит только лишь понятие, между тем как основанием акта приро-
ды служит всегда явление. «Сколько бы ни было естественных оснований, по-
буждающих меня к хотению, сколько бы ни было чувственных возбуждений,
они не могут быть источником долженствования, они могут произвести... ус-
ловное хотение, тогда как долженствование, провозглашаемое разумом, ставит
этим хотениям меру и цель, даже запрещает их или придает им авторитет»48.
Таким образом, каждый поступок человека уже определен в эмпирическом
характере человека (законами природы), но разум, регулирующий каждый че-
ловеческий акт, свободен от естественной необходимости, и именно он совер-
шенно самостоятельно создает свой собственный порядок согласно идеям, при-
способляя к ним эмпирические условия. В этом состоит регулятивный принцип
разума.
Поэтому, согласно И.Канту, свобода и естественная необходимость в од-
них и тех же поступках человека могут сосуществовать независимо друг от дру-
га и без ущерба друг для друга. Соответственно проистекающие из мира вещей
в себе нравственность и свобода не зависят от природного, эмпирического
существования человека, но определяют поступки человека в явлении.
И.Кант пишет: «Законодательство человеческого разума (философия) име-
ет два предмета – природу и свободу и, следовательно, содержит в себе как за-
кон природы, так и нравственный закон, первоначально в двух различных сис-
темах, а затем в одной единой философской системе. Философия природы от-



47
Кант И. Критика чистого разума. М., 1998. С. 443.
48
Там же. С. 439–440.

28
носится ко всему, что есть, а философия нравов исключительно к тому, что
должно быть»49.
50
В целом «“Критика чистого разума” есть исследование человека» , опре-
деление его гносеологических возможностей. Поэтому и рассмотрение антино-
мий, которым завершается главный труд И.Канта, представляет собой переход
от анализа познавательных способностей человека к рассмотрению его практи-
ческих способностей.




1.3. Практический разум

В практической философии И.Канта разум занимается определяющими ос-
нованиями воли, а воля – «это способность или создавать предметы, соответст-
вующие представлениям, или определять самое себя для произведения их.., т.е.
свою причинность»51. Практический разум, по И.Канту,– это разум, пытающий-
ся установить правила и нормы поведения человека не только в области мора-
ли, но и в области права, политики, религии и т.п. В широком смысле слова в
практическую сферу своего учения кенигсбергский мыслитель включает этику,
учение о праве и государстве, педагогику, философию истории и философию
религии. Но в узком смысле слова практический разум у И.Канта – это разум
законодательствующий, а значит, создающий принципы и правила морального
поведения, с которыми должны согласовываться правила и нормы правового,
52
политического, религиозного и т.п. поведения . Поэтому второй вопрос
И.Канта – «Что я должен делать?» – вопрос практический, он касается созна-
тельного выбора человеком своей линии поведения.



49
Кант И. Критика чистого разума. М., 1998. С. 615.
50
Чупров А.С. Истоки философской антропологии. Кант. Благовещенск, 1995. С. 61.
51
Кант И. Критика практического разума. 1788 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 4. С. 388.
52
См.: Нарский И.С. Кант. М., 1976. С. 126–129.

29
Вся докантовская философия утверждала примат разума теоретического
над разумом практическим. Это означало, что для мыслителей проблема позна-
ния человеком окружающего мира казалась более важной, чем проблема его
изменения. В учении Канта впервые в истории мировой философии акцент
смещается на исследование разума практического, который в его системе имеет
первенство перед разумом теоретическим53.
Как эмпирическое существо, человек стремится к счастью, к удовлетворе-
нию своих природных потребностей, но как ноуменальное существо человек
стремится к выполнению долга. «Человек,– пишет немецкий мыслитель,– суще-
ство с потребностями, поскольку оно принадлежит к чувственно воспринимае-
мому миру, и поскольку чувственность возлагает на разум обязанность, откло-
нить которую, конечно, невозможно,– заботиться о ее интересах и принимать
практические максимы, имея в виду счастье в этой жизни, а еще возможно – и в
иной жизни. Но человек не до такой степени животное, …чтобы пользоваться
им [разумом – К.Г.] только как орудием для удовлетворения своих потребно-
стей как чувственного существа»54. Следовательно, основу нравственности
И.Кант предлагает искать не в природе человека или в тех обстоятельствах в
мире, в какие он поставлен, а в априорных понятиях чистого разума. Философ
приходит к отрицанию чувственности и счастья в качестве определяющей основы
нравственности. Истинное назначение чистого практического разума – воля, со-
гласная с нравственным законом, то есть добрая воля сама по себе.
Разум человека, регулирующий его поступки как средства для достижения
какого-либо результата как цели вырабатывает правила, которые подчинены
практическим основоположениям. По И.Канту, практические основоположения
могут быть субъективными, или максимами, если условие рассматривается
субъектом как значимое только для его воли; но они будут практическими за-
конами (или императивами), если они признаются объективными, т.е. имею-

53
См.: Бурханов Р.А. Практическая философия Иммануила Канта. Екатеринбург; Ниж-
невартовск, 1998. С. 3.


30
щими силу для воли каждого разумного существа. Императивы, в свою очередь,
делятся мыслителем на «гипотетические», исполнение которых связывается с
наличием определенных условий, и «категорические», которые обязательны
при всех условиях и, значит, имеют силу независимо от каких бы то ни было
условий. Человек как чувственное существо в своей деятельности руководству-
ется максимами, ведущими к достижению его собственного счастья, но как су-
щество интеллигибельного мира, человек подчинен моральным законам и стре-
мится к достижению всеобщего блага.
И.Кант считает, что моральную жизнь людей регулирует категорический
императив – безусловное нравственное предписание в душе человека, исполне-
ние которого является совершенно необходимым, независимо от того, извлека-
ет ли в результате этого человек для себя пользу (удовольствие) или нет. Фило-
соф сформулировал три его определения (формулы)55.
Первая формула – «формула универсализации» – выражает всеобщий и,
следовательно, формальный характер нравственного закона. Вместе с тем она
подчеркивает активность личности и ее индивидуальность: «Поступай так, что-
бы максима твоей воли могла в то же время иметь силу принципа всеобщего за-
конодательства»56. Поэтому, по И.Канту, нельзя лгать, надо уважать собствен-
ность, нельзя в отчаянии или нужде кончать жизнь самоубийством, ибо надо
представить себе негативные последствия, когда такие поступки станут прави-
лами всеобщего поведения людей. Тем самым универсальная применимость
всеобщего закона становится у немецкого философа нормативным критерием
для определения содержательных моральных законов, основанием общечелове-
ческой нравственности.


54
Кант И. Критика практического разума. 1788 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 4. С. 447.
55
См.: Скрипник А.П. Категорический императив Иммануила Канта. М., 1978. С. 41–
52; Баскин Ю.Я. Кант. М., 1984. С. 17–20; Бурханов Р.А. Трансцендентальная философия
Иммануила Канта. Екатеринбург; Нижневартовск, 1999. С. 136–138.
56
Кант И. Критика практического разума. 1788 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 4. С. 409.

31
Вторая формула – «формула персональности» – представляет собой разви-
тие исходного постулата кантовской философии об активности личности. Она
содержит идею о человеке как цели самой по себе, как высшей ценности, и тем
самым утверждает достоинство индивида: «…Поступай так, чтобы ты всегда
относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к
цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству»57.
И, наконец, третья формула – «формула автономии» – указывает на доб-
ровольность (собственный выбор) в установлении или признании универсаль-
ного правила поведения: «Воля, следовательно, должна быть не просто подчи-
нена закону, а подчинена ему так, чтобы она рассматривалась так же, как самой
себе законодательствующая и именно лишь поэтому как подчиненная закону
(творцом которого она может считать самое себя)»58.
Философ трактует моральный закон как наличный в сознании всех людей в
виде неизменной данности, имеющей абсолютную ценность, и усматривает в
нем априорную форму нравственного сознания, трансцендентально заданную
практическому разуму. По его мнению, категорический императив выступает
как главное основоположение чистого практического разума, которое до всяко-
го морального опыта дано каждому человеку.
Категорический императив «не только предъявляет требование «внутрен-
ней» деятельности практического мышления, но также указывает метод, кото-
рым это мышление руководствуется», и помогает человеку «найти содержание
долга, который подходит этому основному закону»59. Долг по И.Канту – это «не
что иное как личность, т.е. свобода и независимость от механизма всей приро-
ды, рассматриваемая вместе с тем как способность существа, которое подчине-
но особым, а именно данным собственным разумом, чистым практическим за-

57
Кант И. Основы метафизики нравственности. 1785 // Соч.: В 6 т. М., 1965. Т. 4. Ч. 1.
С. 270.
58
Кант И. Основы метафизики нравственности. 1785 // Соч.: В 6 т. М., 1965. Т. 4. Ч. 1.
С. 273.
59
Kaulbach F. Das Prinzip Handlung in der Philosophie Kants. B.; N.Y., 1978. S. 171-172.

32
конам; следовательно, лицо (Person) как принадлежащее к чувственно воспри-
нимаемому миру подчинено собственной личности, поскольку оно принадле-
жит и к интеллигибельному миру; поэтому не следует удивляться, если человек
как принадлежащий к обоим мирам должен смотреть на собственное существо
по отношению к своему второму и высшему назначению только с почтением, а
на законы его – с величайшим уважением»60. Именно долг требует подчинения
нравственным законам, подавляет животные склонности и чувственные по-
требности человека. Далее философ пишет: «Человек живет лишь из чувства
долга, а не потому, что находит какое-то удовольствие в жизни»61. Значит ли
это, что человек должен совершенно отказаться от личного счастья и заботить-
ся только о выполнении своего нравственного долга, против интересов чувст-
венности? «Это различение принципа счастья и принципа нравственности не
есть, однако, противопоставление их,– отмечает И.Кант,– и чистый практиче-
ский разум не хочет, чтобы отказывались от притязаний на счастье; он только
хочет, чтобы эти притязания не принимались во внимание, коль скоро речь идет
о долге. В некотором отношении забота о своем счастье может быть даже дол-
гом – отчасти потому, что оно (сюда относится умение, здоровье, богатство)
может заключать в себе средства для исполнения своего долга, отчасти потому,
что его отсутствие (например, бедность) таит в себе искушение нарушить свой
долг. Однако содействие своему счастью никогда не может быть непосредст-
венным долгом, а тем более принципом всякого долга»62.
Таким образом, И.Кант не отрицает возможности достижения личного сча-
стья человеком, но лишь при условии его моральной обусловленности. Более
того, если первым элементом высшего блага философ называет нравственность
(или добродетель), то вторым его элементом будет счастье, как необходимое
следствие нравственности. Тем самым И.Кант подчеркивает, что в качестве

60
Кант И. Критика практического разума. 1788 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 4. С. 477–
478.
61
Кант И. Критика практического разума. 1788 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 4. С. 479.
62
Кант И. Критика практического разума. 1788 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 4. С. 485.

33
единственного мотива выполнения нравственного закона выступает долг, если
мотивом будут страх или надежда на вознаграждение, моральная ценность по-
ступков уничтожается.
Исходя из понимания личности как долга, основанного на моральных (а не
эмпирических) принципах, И.Кант в «Метафизике нравов» выделяет обязанно-
сти человека перед собой и другими людьми. Все обязанности философ делит
на правовые обязанности, для которых возможно внешнее законодательство, и
обязанности добродетели, которые нельзя подчинить никакому внешнему за-
конодательству, т.к. они определяются целью, которую ставит перед собой лич-
ность (это внутренний духовный акт).
Объясняя противоречие между «Я» обязывающим и «Я» обязываемым в
одном субъекте И.Кант рассматривает человека в двояком качестве: во-первых,
как существо, одаренное чувствами (феномен), во-вторых, также существо, ода-
ренное разумом и обладающее свободой (ноумен), которая обнаруживается че-
рез влияние разума на волю. Человек как природное существо не может брать
на себя каких-либо обязанностей, но тот же человек, взятый как личность, об-
ладает внутренней свободой и способен брать на себя обязательства по отно-
шению к самому себе (к человечеству в своем лице).
Обязанности человека перед собой кенигсбергский мыслитель подразделя-
ет на ограничивающие (негативные обязанности) и расширяющие (положи-
тельные обязанности). Негативные обязанности запрещают человеку поступать
против цели его природы, имеют ввиду его самосохранение; положительные
обязанности предписывают человеку сделать своей целью тот или иной пред-
мет его воления, они направлены на самосовершенствование человека. «Пер-
вый принцип долга перед самим собой содержится в изречении: «Живи сооб-
разно природе».., т.е. сохраняй совершенство своей природы; второй же – в по-
ложении: «Делай себя более совершенным, чем создала тебя природа»63. Может
быть и субъективное деление обязанностей человека по отношению к самому

63
Кант И. Метафизика нравов в двух частях. 1797 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 6. С. 461.

34
себе, согласно которому человек (субъект долга) рассматривает себя как жи-
вотное (физическое) или моральное существо.
Первый долг человека перед самим собой как животным существом, по
И.Канту,– самосохранение его в природе, человек должен противостоять таким
порокам как самоубийство, противоестественные способы удовлетворения по-
лового чувства, обжорство, пьянство. Человек также обязан развивать свое при-
родное совершенство, возделывать свои естественные силы (духовные, душев-
ные и телесные) как средство для достижения возможных целей. По мнению
философа, науки и искусства, способствующие развитию природных сил, чело-
век может выбирать сам по своим наклонностям, но стремление к физическому
совершенству является обязанностью каждого разумного существа.
Долг человека перед самим собой как моральным существом, по мнению
кенигсбергского мыслителя, состоит в соответствии между максимами воли че-
ловека и его достоинством. Человек должен быть внутренне свободным, посту-
пать в соответствии с нравственными принципами, не поддаваться порокам:
лжи, скупости, раболепию и т.д.
Главными обязанностями человека по отношению к другим И.Кант назы-
вает любовь к ближнему и уважение. Он считает, что именно эти качества регу-
лируют взаимоотношения людей в моральном (умопостигаемом) мире: прин-
цип взаимной любви учит людей постоянно сближаться между собой, а прин-
цип уважения, которое они обязаны оказывать друг другу, учит держаться в от-
далении друг от друга. При достижении равновесия между этими принципами
возникает дружба. Причем под любовью и уважением философ подразумевает
не просто чувства, а максимы, регулирующие поступки людей по отношению к
себе и другим. «Долг любви к ближнему..: это долг делать цели других (если
только эти цели не безнравственны) моими; долг уважения к моему ближнему
содержится в максиме не возводить людей до степени простого средства для
[достижения] моих целей (не требовать от другого человека, чтобы он унизил




35
себя, став рабом моей цели)»64. Уважение к другим основывается на признании
достоинства в другом человеке и противостояние таким порокам как высокоме-
рие, злословие, издевательство, а проявлением любви к ближнему станут благо-
творение, благодарность, участие. Следовательно, каждый человек, по И.Канту,
должен выполнять обязанности, возложенные на него нравственным законом,
совершенствуя в то же время свои физические способности.
Внутренним критерием нравственного поведения человека выступает со-
весть. Причем этот критерий, по мнению кенигсбергского мыслителя, более
действенный, чем какие-либо внешние критерии. Ж.Ж.Руссо называет чувство
совести врожденным, независимым от разума, функцией нравственного закона,
который он считает законом природы, а не законом человеческого общества. По
И.Канту, совесть – это мучительное, вызванное моральным убеждением ощу-
щение несправедливости своего поступка; это приговор разума (умопостигае-
мого характера) поведению человека, нарушающему закон (проистекающему из
чувственного характера человека).
Нравственность, по И.Канту,– область безусловного долженствования,
высшая способность человека – возвеличивает его над всей и его собственной
природой. Философ стремится показать, что именно нравственность возвышает
«человека в его сущностных измерениях и предельных возможностях над его
же собственным эмпирическим бытием»65. Подлинно нравственные убежде-
ния – это не то, что фактически есть в человеке, а то, что он должен еще обрес-
ти, до чего ему предстоит возвыситься в процессе морального воспитания.
Моральное образование для И.Канта вовсе не состоит в усвоении основ-
ных норм и правил поведения в данном обществе (данное умение он называет
скорее цивилизованностью), это лишь внешняя сторона культуры. Нравствен-
ное образование – это развитие в человеке разума и свободы как умения поль-
зоваться своим разумом.

64
Кант И. Метафизика нравов в двух частях. 1797 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 6. С. 495.


<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>