<< Пред. стр.

стр. 8
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

речивости»187.
Методологию педагогической теории ученый применяет в соответствии с
особенностями дуалистической природы объекта исследования. Поэтому он от-
вергает крайности как идеализма, основывающегося на психических фактах,
так и материализма, основывающегося на фактах внешней природы.
К.Д.Ушинский ищет подходы, адекватные исследуемому объекту и разрабаты-
вает методологию, основывающуюся, «с одной стороны, на фактах, добытых
психическим самонаблюдением, а с другой – на фактах, добытых наблюдением
над внешнею для человека природою»188. По его мнению, чем шире фактиче-
ские основания, тем содержательнее будет педагогическая теория.
Ученый творчески перерабатывает и использует для построения своей тео-
рии факты, представленные в различных философских и психологических уче-
ниях. Не находя в свое время философской системы, которая последовательно,
полно объясняла бы явления природы и общественной жизни, К.Д.Ушинский
критически берет из различных систем те элементы, которые кажутся ему в

186
Ушинский К.Д. Психологические монографии // Собр. соч.: В 11 т. М.; Л., 1948. Т. 2.
С. 370.
187
Бим-Бад Б.М. Педагогическая антропология. М., 1998. С. 19.
188
Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания Т. 2 // Собр. соч.: В 11 т. М.; Л.,
1950. Т. 9. С. 15.

83
процессе сложного анализа жизни наиболее приемлемыми. Он пытается создать
свое мировоззрение, не следуя ни одной из существовавших тогда философских
систем: «Мы очень многим обязаны Локку, но не затруднялись стоять на сто-
роне Канта там, где он до очевидности ясно показывает невозможность такого
опытного происхождения некоторых идей, на которые указывает Локк. Кант
был для нас великим мыслителем, но не психологом, хотя в его «Антрополо-
гии» мы нашли много метких психических наблюдений»189. Такая методологи-
ческая позиция в изучении человека – предмета воспитания отличает
К.Д.Ушинского от большинства его современников, рассматривающих психо-
физиологические явления сквозь призму того или другого метафизического
учения.
Анализируя душевные явления, К.Д.Ушинский констатирует невозмож-
ность объективного изучения человеческой души ни с точки зрения метафизи-
ки, ни с точки зрения психологии. Он, по его собственному признанию, прихо-
дит к тому же результату, что и автор «Критики чистого разума», а именно, что
«существо души не может быть постигнуто и что материалистические воззре-
ния на душу так же неосновательны, как и идеалистические»190. Можно сказать,
что русский ученый ставит перед собой ту же задачу в теории воспитания, что и
И.Кант в философии. К.Д.Ушинский прямо ссылается на «критический» опыт
И.Канта: «Не построив своей теории, мы может быть, разрушим другие, потому
что считаем полезным от времени до времени очищать метафизическую атмо-
сферу от накопляющихся в ней миазмов, что особенно важно в области воспи-
тания»191.



189
Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания Т. 1 // Собр. соч.: В 11 т. М.; Л.,
1950. Т. 8. С. 45.
190
Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания Т. 1 // Собр. соч.: В 11 т. М.; Л.,
1950. Т. 8. С. 281.
191
Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания Т. 1 // Собр. соч.: В 11 т. М.; Л.,
1950. Т. 8. С. 281.

84
В антропологии ученый выделяет три главных отдела: первый посвящен
«явлениям телесного организма», второй отдел посвящен «душевным явлени-
ям» и третий отдел, изучает «явления духовные», которые в отличие от душев-
ных явлений, общих человеку с животными, свойственны только одному чело-
веку. Сообразно такому пониманию антропологии складывалась структура
главного произведения К.Д.Ушинского «Человек как предмет воспитания». «В
нем он реализовывал понимание развития как цепи переходов. От физиологи-
ческих процессов – к психофизиологическим, от них – к душевным, собственно
психологическим и, наконец, к психоидеологическим (духовным)»192.
Изучение физиологических законов развития человеческого организма, по-
зволило К.Д.Ушинскому сформулировать принципы физического воспитания:
«Человек легко и свободно может приводить в деятельность мускулы и нервы
другого, особенно еще развивающегося человека, и тем оказывать сильнейшее
влияние на самый процесс его физического развития»193. Другими словами,
воспитатель может давать большую или меньшую нагрузку мускулам и нервам
ребенка, может разнообразить эту деятельность, ослаблять или усиливать ее по-
степенно, прекращать ее и возвращаться к ней после отдыха. Тем самым он
способен оказать непосредственное влияние на развитие всей мускульной и
нервной системы ребенка в целом и даже самого мозга.
К.Д.Ушинский дает подробную характеристику нервной системы человека
и органов чувств: зрения, слуха, обоняния, вкуса, осязания, мускульного чувст-
ва на уровне современного ему развития физиологической науки. Ученый от-
мечает влияние физиологических процессов в организме человека на его пси-
хическую деятельность. Он пишет, что «процесс уставания и отдохновения
нервов, а равно их нормальная или раздраженная деятельность должны иметь
большое влияние на яркость, отчетливость и ход наших представлений, а, сле-
довательно – на акты внимания, воспоминания, воображения и даже мышле-

192
Бим-Бад Б.М. Педагогическая антропология. М., 1998. С. 37.




85
ния»194. Из этого вытекает педагогическое требование чередования занятий с
отдыхом и перемены занятий. Данное положение справедливо в отношении, как
физической деятельности детей, так и их учебных занятий. Привычка и посте-
пенное увеличение нагрузки в выполнении каких-либо занятий повышает ин-
теллектуальную способность человека.
Внимательное наблюдение за ходом развития ребенка позволило
К.Д.Ушинскому сделать вывод: на ранних стадиях своего развития дети в
меньшей степени способны к какой-либо деятельности в одном направлении.
Перемена занятий необходима ребенку для его правильного развития. «Ребе-
нок, видимо, устал читать, внимание его ослабело, процесс понимания остано-
вился: заставьте дитя полчаса пописать, порисовать, посчитать, попеть и – за-
метите, что, воротившись потом к чтению, ребенок снова стал и понятлив, и
внимателен»195. Приучать детей к постоянству деятельности необходимо, счи-
тает русский мыслитель, но нужно делать это понемногу и постепенно, чтобы
не подорвать их силы чрезмерными усилиями. Из этого следует, по
К.Д.Ушинскому, что первоначальное обучение должно начинаться не с одного,
а с нескольких предметов: наглядное обучение, письмо, рисование, пение и
гимнастика,– которые должны чередоваться. Взаимодействие этих предметов
будет способствовать всестороннему развитию телесного и душевного орга-
низма ребенка.
При рассмотрении процесса превращения произвольных действий челове-
ка в непроизвольные К.Д.Ушинский изучает рефлективные основания привы-
чек. Привычкой он называет «замечательное явление нашей природы», состоя-
щее в том, что «действия, совершаемые нами вначале сознательно и произволь-
но, от частого их повторения совершаются потом без участия нашего сознания

193
Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания Т. 1 // Собр. соч.: В 11 т. М.; Л.,
1950. Т. 8. С. 86.
194
Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания Т. 1 // Собр. соч.: В 11 т. М.; Л.,
1950. Т. 8. С. 185.
195
Ушинский К.Д. Родное слово // Собр. соч.: В 11 т. М.; Л., 1949. Т. 6. С. 248.

86
и произвола и, следовательно, из ряда действий произвольных и сознательных
переходят в разряд действий рефлективных, или рефлексов, совершаемых нами
помимо нашей воли и нашего сознания»196.
Отсутствие сознания и воли в привычке отмечал еще И.Кант, считая ее не-
допустимой в деятельности человека. Дж.Локк, наоборот, объясняет этим почти
все психические явления и строит на привычке свою систему воспитания.
К.Д.Ушинский не приемлет обе эти точки зрения, считая их односторонними.
По его мнению, постоянное повторение и закрепление детьми усвоенных зна-
ний и навыков дает возможность педагогу сосредоточить внимание воспитан-
ника на приобретении новых, полезных для него сведений, поскольку прежние
навыки его уже не затрудняют, обратившись в бессознательную или полубес-
сознательную привычку. Именно «на способности нашей нервной системы
приобретать привычки, удерживать их и даже передавать их наследственно, ос-
новывается, главнейшим образом, возможность воспитательной деятельно-
сти»197,– считает русский ученый. Привычки и навыки, укореняемые в воспи-
танниках, должны быть полезны, необходимы, немногочисленны и ни в коем
случае не противоположны друг другу. В своих трудах он дает практические
рекомендации по формированию полезных и искоренению вредных привычек.
Изучая физиологические основы процесса запоминания, К.Д.Ушинский
выделяет несколько видов памяти: память зрения, слуха, голосового органа и
вообще мускульных движений. «Чем более органов наших чувств принимает
участие в восприятии какого-нибудь впечатления, или группы впечатлений, тем
прочнее ложатся эти впечатления в нашу механическую, нервную память, вер-
нее сохраняются ею и легче потом вспоминаются»198,– пишет русский ученый.

196
Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания Т.1 // Собр. соч.: В 11 т. М.; Л.,
1950. Т. 8. С. 205–206.
197
Ушинский К.Д. Материалы к третьему тому «Педагогической антропологии» //
Собр. соч.: В 11 т. М.; Л., 1950. Т. 10. С. 400.
198
Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания Т. 1 // Собр. соч.: В 11 т. М.; Л.,
1950. Т. 8. С. 251.

87
Педагог, желающий что-нибудь прочно запечатлеть в детской памяти, должен
позаботиться о том, чтобы как можно больше органов чувств приняли участие в
акте запоминания. Детям нужно показывать картины или писать слова на доске,
заставлять их внимательно слушать то, что говорит учитель и самих громко и
отчетливо произносить и рассказывать заученное по картинке. Чем прочнее ус-
воятся памятью первые образы, считает мыслитель, тем легче будет проходить
дальнейшее обучение. Таким образом, в соответствии с психо-
физиологическими особенностями детского возраста, важнейшим источником
получения новых знаний для детей является опыт, приобретаемый с помощью
внешних чувств. Следовательно, большое значение в обучении придается со-
блюдению принципа наглядности.
Разделяя психические явления на явления сознания, чувства и воли
К.Д.Ушинский делит психологию на три главных отдела: в первом излагаются
явления сознания, во втором – явления внутреннего или сердечного чувства (в
отличие от пяти внешних чувств) и в третьем – явления воли или желания.
«Сознавать, чувствовать и хотеть – вот три главные психические акта»199.
Для воспитателя очень важно правильно решить вопрос о психологических
законах развития человека, в частности, о том, что такое рассудочная деятель-
ность и какими силами она совершается. Эти вопросы К.Д.Ушинский рассмат-
ривает в «психологической» части своего основного труда.
Предметами «рассудочной деятельности являются: 1) образование поня-
тий, 2) составление суждений, 3) вывод умозаключений... 4) постижение пред-
метов и явлений, 5) постижение причин и законов явлений и 6) постройка сис-
тем науки и практических правил для жизни»200. Он анализирует каждый из
этих родов деятельности рассудка и рассудочного мышления.


199
Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания Т. 1 // Собр. соч.: В 11 т. М.; Л.,
1950. Т. 8. С. 282.
200
Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания Т. 1 // Собр. соч.: В 11 т. М.; Л.,
1950. Т. 8. С. 447.

88
При рассмотрении образования понятий пространства и времени
К.Д.Ушинский детально излагает решение данного вопроса И.Кантом. Не со-
глашаясь с исходными положениями немецкого философа, русский мыслитель
отмечает важность его выводов о признании геометрии наукою, определяющею
свойство пространства синтетически и a priori, а также признание пространства
и времени двумя источниками, из которых a priori могут почерпаться различ-
ные синтетические познания, что доказала чистая математика в отношении
постижения пространства и времени.
Анализ современных ему исследований позволил К.Д.Ушинскому сказать,
что «отчетливая постройка Кантом категорий пространства и времени и полное
выделение чувства мускульных движений из внешних чувств, сделанное анг-
лийскими психологами... даст нам теперь возможность уяснить себе гораздо
более прежнего происхождение в человеке понятий пространства и времени, а
равно понятий числа, движения, покоя, силы и причины»201.
В объяснении образования понятий пространства и времени
К.Д.Ушинский не согласен ни с мнением И.Канта, считавшем данные понятия
априорными формами чувственности, ни с объяснениями физиологов, выво-
дивших их из мускульных ощущений. Русский мыслитель занимает как бы
«срединную» позицию, полагая, что человек в результате своих собственных
движений приобретает множество познаний, «которые потом, от частого упот-
ребления и навыка, делаются как бы его прирожденными знаниями или ин-
стинктами»202. Приобретение данных познаний становится возможным благо-
даря «раздвоенности» души и тела человека, причем человеческое «тело суще-
ствует в пространстве и… движения его совершаются во времени», а «душа его




201
Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания Т. 1 // Собр. соч.: В 11 т. М.; Л.,
1950. Т. 8. С. 498.
202
Там же. С. 147.

89
существует вне пространства и времени и узнает их как нечто объективное, вне
ее лежащее и ей противоположное»203.
По мнению К.Д.Ушинского, существует три источника знания, из которых
проистекают все элементы человеческого знания и каждой науки – системы
знаний. Кроме внешнего и внутреннего опыта и наблюдений философ выделяет
третий источник знаний – «это наша собственная произвольная деятельность,
результат которой передается нам нашим мускульным чувством, или чувством
наших собственных произвольных движений»204. Врожденным качеством чело-
века, по К.Д.Ушинскому, является и стремление к свободе, которое формирует-
ся и развивается в самостоятельной свободной деятельности.
В то же время русский мыслитель осознает слабость современной ему нау-
ки в определении первичных основ рассудочной деятельности человека и пото-
му совершенно не отрицает возможности существования врожденных идей.
Ученый пишет: «Может быть, еще не скоро глубокий анализ успеет отделить
вполне и с совершенною ясностью то, что вошло в рассудочный процесс из
опыта, от того, что вносится в этот процесс из прирожденных свойств души»205.
Теоретические основы дидактики К.Д.Ушинский выводит из научного
анализа объективно-логических и субъективных, психофизиологических мо-
ментов процесса познания. Исходя из того, что познание есть отражение в на-
шем сознании явлений природы и жизни, он различает три взаимосвязанные
стадии познания: чувственное восприятие, рассудочный процесс и стадию
идейного (разумного) познания. В характеристике этих стадий заметно влияние
кантовского учения: «Рассудок есть процесс сознания,– пишет русский мысли-
тель,– а разум – сознание самого этого процесса, или, вернее, самосознание рас-
судка. Рассудок есть совокупность фактов, приобретенных сознанием из опы-

203
Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания Т. 1 // Собр. соч.: В 11 т. М.; Л.,
1950. Т. 8. С. 148.
204
Там же. С. 523.
205
Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания Т. 1 // Собр. соч.: В 11 т. М.; Л.,
1950. Т. 8. С. 578.

90
тов и наблюдений над внешним миром. В разуме к этому содержанию рассудка
присоединяются еще наблюдения и опыты, которые сделало сознание над сво-
им собственным процессом в различных областях рассудочной деятельности –
в истории философских и политических систем, в истории цивилизации, в ис-
тории религии, в истории самой науки»206. К.Д.Ушинский подчеркивает узость,
односторонность и ограниченность рассудочных понятий, которые только с
помощью разума могут быть включены в те широкие научные и этические
идеи, которые создаются на подъеме мыслительной деятельности человека и
широко раздвигают его сознание. Философ приходит к выводу, что переход от
рассудка к разуму повышает значение мышления, способствуя познанию «со-
вершенной истины», созданию научных и этических идей. Именно на уровне
идейного мышления формируется мировоззрение, ключевыми идеями (гене-
ральными понятиями) которого являются идеи истины (наука), добра (гума-
низм), красоты (воплощения истины и добра).
Познание для К.Д.Ушинского, как и для Н.И.Пирогова, является историче-
ским процессом, «все более раскрывающим сущность вещей и все более при-
ближающим человека к истине»207. Сущность познания, по К.Д.Ушинскому, со-
стоит в разрешении противоречий, которые способствуют вечному движению
человеческого сознания вперед и вперед к далекой и неосуществимой цели.
Цель эта лежит вне человеческой жизни и вне человеческого сознания, и угады-
вание ее переходит в область веры. Стремясь к неведомой цели, человечество
достигает множества побочных или временных целей: развитие науки, улучше-
ние материального быта, умственное и нравственное совершенствование чело-
века. Тем самым процесс развития человечества бесконечен, разрешаются одни
противоречия, появляются другие. Животная природа человека заставляет че-
ловека останавливаться, отказываться от дальнейшего движения, но человече-
ское сознание стремится в вечном движении вперед и вперед к далекой и не-

206
Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания Т. 1 // Собр. соч.: В 11 т. М.; Л.,
1950. Т. 8. С. 657.


91
осуществимой цели. К.Д.Ушинский полагает, что «не удовлетворение жела-
ний – то, что обыкновенно называют счастьем, а цель в жизни является сердце-
виной человеческого достоинства и человеческого счастья»208. Человек стре-
мится к достижению цели в каждую отдельную минуту, и для него важнее
иметь цель жизни (труд жизни), чем достигать ее. Постоянное стремление к це-
ли дает человеку беспрестанную и постоянно расширяющуюся деятельность,
такую деятельность, которую требует душа, чтобы не искать наслаждений и
пренебрегать страданиями. Причем цель эта, достигаемая постоянно, никогда
не может быть достигнута, иначе человек останется без цели в жизни. Этот за-
кон К.Д.Ушинский вывел из высказываний И.Канта, относящихся к мыслитель-
ной деятельности, что «если бы ему предлагали на выбор истину или дорогу к
истине, то он предпочел бы дорогу к истине самой истине»209.
К.Д.Ушинский тщательно исследует особенности развития внимания де-
тей, памяти, воображения, чувственно-эмоциональной сферы, воли, факторы
формирования характера. Подчеркивая значение внимания в целом для умст-
венного и нравственного развития человека, он полагает, что «главная цель
воспитательной деятельности состоит в том, чтобы сделать воспитанника вни-
мательным к серьезным и нравственным интересам жизни»210.
Русский мыслитель дает рекомендации по повышению внимания на уроке
с помощью разнообразных средств: применение наглядности, тишина в классе,
выделение слов голосом, частое обращение к учащимся, действия по команде,
постановка вопросов, удар по столу, награды и взыскания и т.д. Соответствую-
щие упражнения для развития внимания должны быть и в учебниках: неокон-

207
Лордкипанидзе Д.О. Педагогическое учение К.Д.Ушинского. Тбилиси, 1974. С.49.
208
Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания. Т. 2 // Собр. соч.: В 11 т. М.; Л.,
1950. Т. 9. С. 514.
209
Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания. Т. 2 // Собр. соч.: В 11 т. М.; Л.,
1950. Т. 9. С. 515.
210
Ушинский К.Д. Материалы к третьему тому «педагогической антропологии» //
Собр. соч.: В 11 т. М.; Л., 1950. Т. 10. С. 406.

92
ченные фразы, специально допущенные ошибки, контрольные вопросы. При
этом следует нейтрализовать физические и нравственные причины, ослабляю-
щие внимание учеников.
По мнению К.Д.Ушинского, большое значение во внутренней жизни чело-
века, принадлежит памяти: «Память как результат процесса нашей созна-
тельной жизни. Мы – то, что мы помним»211,– пишет он. Способность памяти
сохранять в человеке следы всех влияний внешнего мира, дает внутренней жиз-
ни известную самостоятельность, которая состоит в работе над этими впечатле-
ниями. Русский ученый формулирует ряд правил, необходимых для более эф-
фективного запоминания, которые актуальны и в настоящее время: привлекать
к участию в акте памяти возможно большее число органов нервной системы;
последовательно развивать сначала механическую, а затем рассудочную и ду-
ховную память и их сочетания; использовать «сократический метод»; обога-
щать сознание воспитанников впечатлениями из окружающей жизни и приро-
ды; закладывать первые ассоциации при начале обучения наглядным методом;
употреблять повторение как предотвращение забвения; добиваться воплощения
выученного в разнообразных упражнениях и новых комбинациях; возбуждать в
учащихся интерес к обучению и приучать к труду; следить за соответствием
учебной нагрузки способностям детей и т.п.212.
Память человека, считает К.Д.Ушинский, имеет свои пределы и поэтому
«труд, употребляемый на приобретение каких-либо знаний, должен соразме-
ряться с пользою, от них проистекающей»213. С этой целью в школьных учеб-
никах нужно оставить только то, что действительно полезно и необходимо для
человека. Педагогика же должна пересмотреть все науки и все сведения, пред-
лагаемые учащимся и переработать научные системы в педагогические. Воспи-

211
Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания Т. 1 // Собр. соч.: В 11 т. М.; Л.,
1950. Т. 8. С. 397.
212
См.: Ушинский К.Д. Материалы к третьему тому «педагогической антропологии» //
Собр. Соч. в 11 т. Т. 10. С. 414, 426.
213
Там же. С. 441.

93
тание и образование должны быть связаны с жизнью и наукой и переносить из
жизни и науки в школу самые существенные, несомненные достижения челове-
чества. «До сих же пор педагогика больше думает о том, как учить тому, чему
обыкновенно учат, чем о том, для чего что-нибудь учится»214.
В связи с этим особое внимание К.Д.Ушинский уделяет отбору содержания
обучения. В частности, он полагает, что ничем не оправданны чрезмерное увле-
чение классическим образованием как средством общего развития и его проти-
вопоставление реальному образованию, как средству подготовки к практиче-
ской деятельности. Содержание сознания человека ведет за собой развитие и
памяти, и воображения, и мышления. Обучать логическим операциям необхо-
димо, но они ничего не значат для развития личности без формирования жиз-
ненно важных ценностей.
Следуя принципу развивающего обучения, К.Д.Ушинский протестует про-
тив разделения функций воспитания и обучения и указывает на единство этих
двух начал в становлении гармонично развитой личности. Он видит в обучении
основное средство умственного, нравственного и физического развития лично-
сти. «Мы требуем, чтобы учитель русского языка, учитель истории и т.д. не
только вбивали в голову своим ученикам факты своих наук, но развивали их
умственно и нравственно»215,– пишет мыслитель. Он полагает, что обучение
решает двоякую задачу – образовательную и воспитывающую. Первая ее часть
означает рациональное усвоение человеком необходимых ему знаний о природе
и обществе, вторая – формирование «миросозерцания», «убеждений». Таким
образом, по своему содержанию обучение – это процесс обогащения знаний
(материальное образование) и одновременное развитие способностей (фор-
мальное образование).


<< Пред. стр.

стр. 8
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>