<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 2)

ОГЛАВЛЕНИЕ

*(11) В. В. Витрянский и М. И. Брагинский подходят к анализу данной проблемы
с другой точки зрения. Они различают две ситуации: а) совершение "исполнения,
которое само по себе является достаточным для признания наличия акцепта" и
б) случай, когда "адресат оферты только приступил к исполнению. Последний
случай не вполне соответствует п.3 ст.438 ГК РФ, и по этой причине, очевидно,
требуется непременное направление соответствующего извещения оференту, поскольку
в противном случае последний не будет знать отношения адресата к оферте" (Брагинский
М. И., Витрянский В. В. Указ. соч. С.164). Мы же считаем, что вопрос о необходимости
извещения надо ставить в зависимость не от того, только начал или полностью
совершил исполнение договора акцептант, а от другого фактора: узнает ли оферент
без дополнительного извещения о совершенном акцепте до истечения срока для
акцепта.
*(12) Мы склонны полагать, что суд признает договор заключенным с момента
совершения действий по акцепту, а не с момента получения извещения или иной
информации об акцепте. В противном случае необходимо было бы признать, что
срок для акцепта уже давно истек до момента заключения договора (так как в
соответствии со ст.438 ГК РФ в срок для акцепта будет совершен акцепт, а не
получено сообщение).
*(13) Например, ГК Квебека (ст.1393) устанавливает, что ответ акцептанта
о принятии оферты на измененных условиях "может представлять собой новое предложение
заключить договор".
*(14) "Ответ может быть признан акцептом в соответствии с § 2-207(1),
даже если он существенно отличается от оферты. Формулировка § 2-207(2)(b)
также позволяет сделать подобный вывод, так как там установлено, что договор
может считаться заключенным в соответствии с § 2-207(1), даже если акцепт
включает дополнительные условия, которые существенно изменяют оферту. Но до
какой степени акцепт может отличаться от оферты? Естественно, здесь должны
быть установлены какие-то разумные рамки. Мы полагаем, что в договоре купли-продажи,
обычно заключаемом путем обмена заказом и ответом на него, расхождения не
могут выйти за рамки разумных изменений, по крайней мере если они не касаются
цены, качества, количества или условий отправки, а относятся к таким условиям,
которые обычно не обсуждаются сторонами и записываются на оборотной стороне
бланков заказа, например, условия возмещения вреда, разрешения споров и т.п."
(White J.J., Summers R.S. Uniform Commercial Code. St. Paul. Minn., 1988.
P.32).
*(15) См. § 150, 154,155 ГГУ.
*(16) "В этом случае договор не считается заключенным до урегулирования
сторонами разногласий. В то же время ответ о согласии заключить договор на
иных условиях рассматривается в качестве новой оферты. Это означает, что лицо,
направившее такой ответ, признается связанным им на весь период, пока в соответствии
с законом или иными правовыми актами должна осуществляться процедура урегулирования
разногласий" (Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1999.
Т. II, полутом 1. С.177).
*(17) Ст.507 ГК РФ устанавливает, что "в случае, когда при заключении
договора поставки между сторонами возникли разногласия по отдельным условиям
договора, сторона, предложившая заключить договор и получившая от другой стороны
предложение о согласовании этих условий, должна в течение тридцати дней со
дня получения этого предложения, если иной срок не установлен законом или
не согласован сторонами, принять меры по согласованию соответствующих условий
договора либо письменно уведомить другую сторону об отказе от его заключения.
Сторона, получившая предложение по соответствующим условиям договора, но не
принявшая мер по согласованию условий договора поставки и не уведомившая другую
сторону об отказе от заключения договора в срок, предусмотренный пунктом 1
настоящей статьи (30 дней), обязана возместить убытки, вызванные уклонением
от согласования договора".
*(18) Обратного подхода придерживается Венская конвенция в п.2 ст.19:
молчание оферента в ответ на предложение незначительно изменить условия оферты
она расценивает как согласие на заключение договора на измененных условиях
и не устанавливает возможности привлечения оферента к ответственности.
*(19) Аналогичное решение было принято кассационной инстанцией Федерального
арбитражного суда Московского округа по делу N КГ-А40/910-99 (от 12 апреля
1999 г.). Суд постановил, что "направление протокола разногласий к договору
от 3 декабря 1997 г. 5 февраля 1998 г. можно расценивать лишь как предложение
об изменении условий заключенного договора".


<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 2)

ОГЛАВЛЕНИЕ