стр. 1
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

institutiones
ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК
РОССИЙСКОЕ
УГОЛОВНОЕ
ПРАВО
ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ
Учебник
Под редакцией академика В Н Кудрявцева и доктора юридических наук, профессора А В.Наумова
ЮРИСТЪ
MOCK! 1 99
:жва--""^ ^\
If Раш. госуд. >. ' Г И Б 1 И О Т Е К А } v Унигсрситат /
ББК 67.99(2)8 Р76
Авторский коплектив:
С. В. Бородин — заслуженный юрист РФ, главный научный сотрудник Институ га государства и права РАН, доктор юридических наук, профессор — гл. Ill—VII, гл. XV ( в соавторстве с С.В. Полубинской); О. Л. Дубовик — ведущий научный сотрудник Института государства п права РАН, доктор юридических наук, профессор — гл. XIII; С. Г. Кглина — главный научный сотрудник Института государства и права РАН, доктор юридических паук, профессор — гл. XVII; Г. Л. Кригер — старший научный сотрудник Института государства и права РАН, кандидат юридических наук — гл. VIII; В. Н. Кудрявцев — вице-президент Российской Академии наук, академик - гл. II XIV, XVIII, XXI; С. В. Кудрявцев — старший научный сотрудник Института государства и права РАН, кандидат психологических наук — § 3 гл. XI; В. В. Лунеев — главный научный сотрудник Института государства и права РАН, доктор юридических наук, профессор — гл. XV7!, XX; А. В Наумов — заведующий сектором уголовного права и криминологии Института государства и права РАН, доктор юридических наук, профессор — гл I, XI (§ 1, 2,4,5); А. С. Никифоров — старший научный сотрудник Института государства п права РАН, кандидат юридических наук — гл. XIX; С. В. Полубинская — старший научный сотрудник Института государства и права РАН, кандидат юридических наук — гл. XII, гл. XV (в соавторстве с С.В. Бородиным); А. М. Яковлев — главный научный сотрудник Института государства и права РАН, доктор юридических наук, профессор - гл. IX, X.
Российское уголовное право. Особенная часть/Под ред. Р76 B.IJ. Кудрявцева, А.В. Наумова. - М.: Юристь, 1997. -- 496 с. ISBN 5-7357-0194-0
Учебник написан в соогвек'! вин с копим УК РФ 1996 г. («ступившим в действие с ! япварл 1907 г), па основе развития пауки укшшнот права на современном >ганс и обобпкчшл судебной практики
Для преподавателей, аспнрап гон и с гудеитов юридических nv.toi) и факультетов
ISBN 5-7357-0194-0
ББК 67.99(2)8
© Коллектив авторов, 1997
© «Юристъ» Оформление, 1997
Глава I
ПОНЯТИЕ, ЗАДАЧИ, ЗНАЧЕНИЕ И СИСТЕМА ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО ПРАВА
§ 1. Понятие, задачи и значение Особенной части уголовного права
Уголовное право как одна из отраслей права (наряду с конституционным, гражданским и другими отраслями), определяющая преступность и наказуемость деяний, опасных для личности, общества или государства, основания уголовной ответственности и наказания, состоит из Общей и Особенной частей. В нормах Общей части регламентируются вопросы, относящиеся к основным понятиям уголовного права — уголовному закону, преступлению и наказанию. Именно в этих нормах предусматриваются общие принципы уголовного права, институты и понятия, закрепляются основные положения, определяющие основания и пределы уголовной ответственности и назначения наказания, а также освобождения от уголовной ответственности и наказания.
В отличие от Общей части Особенная часть уголовного права включает в себя нормы, в которых содержатся признаки конкретных преступлений по их родам и видам, а также устанавливаются наказания за их совершение. Общая и Особенная части уголовного права органически связаны друг с другом п лишь в единстве представляют собой российское уголовное право как единую стройную систему уголовно-правовых норм. Так, например, нельзя определить, к какому виду относится конкретное преступление, и установить его состав без учета общего понятия преступления, раскрываемого в Общей части. Невозможно также и применение санкций статей Особенной части Уголовного кодекса без знания сущности наказания и его целей, порядка назначения наказания, т.е. опять-таки тех институтов, которые содержатся в Общей части. В свою очередь нормы Общей части, как правило, применяются не самостоятельно, а лишь в сочетании с нормами Особенной части (например, нормы о действии закона в пространстве и времени, об умысле и неосторожности, об особенностях ответственности п наказания за предварительную либо совместную преступную деятельность и
Глава I
т.д.)1. Единство норм Общей и Особенной частей уголовного права проявляется в том, что они исходят из одних принципов, общих для всего российского уголовного права. Ими являются: принципы законности, равенства граждан перед уголовным законом, вины, справедливости, гуманизма (ст. 3—7 УК РФ).
Вместе с тем следует отметить, что содержание норм Особенной части уголовного права не исчерпывается формулированием уголовно-правовых запретов и санкций за их нарушение; предмет уголовно-правового регулирования этих норм несколько шире. Дело в том, что ряд норм Особенной части (и в УК РФ 1996 г. их количество увеличилось) формулируют законодательные условия освобождения лица от уголовной ответственности в случае последующего позитивного послепреступного поведения этого лица. И если, в соответствии с Общей частью УК РФ, такие обстоятельства, как явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления, оказание медицинской или иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему, являются обстоятельствами, смягчающими наказание (п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61, ст. 62 УК), а некоторые из них являются условиями освобождения от уголовной ответственности в случае совершения преступлений только небольшой тяжести (ст. 75—76 УК), то в Особенной части законодатель в специально оговоренных случаях рассматривает некоторые из указанных видов позитивного послепреступного поведения как основание освобождения от уголовной ответственности даже за тяжкие и особо тяжкие преступления. Такое освобождение, например, предусматривается:
— при похищении человека (примечание к ст. 126) в отношении лица, добровольно освободившего похищенного, если в его действиях не содержится состава иного преступления;
1 Вместе с тем излишни категорично выглядит утверждение о том, что «нормы Общей части самостоятельно вообще не могут быть применены» (Курс советского уголовного права Часть Особенная. ЛГУ, 1973. Т. 3. С. 8). Так, например, нполне самостоятельно применяются нормы о необходимой обороне и крайней необходимости. Более того, в соответствии с уголовным законом необходимая оборона допускается не только от преступных посягатедьпн, но и от тех общественно опасных посягательств, которые не образуют состава преступления вследствие, допустим, невменяемости посягающего лица.
ПОНЯТИЕ, ЗАДАЧИ, ЗНАЧЕНИЕ И СИСТЕМА ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО ПРАВА
— при терроризме (примечание к ст. 205) в отношении лица, участвовавшего в подготовке акта терроризма, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению акта терроризма и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления;
— при захвате заложника (примечание к ст. 206) в отношении лица, добровольно или по требованию властей освободившего заложника, если в его действиях не содержится состава иного преступления.
Указанные нормы (предусмотренные как в Общей, так и в Особенной части УК), освобождающие от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (вместе с нормой о добровольном отказе от преступления), относятся к так называемым стимулирующим («поощрительным») нормам уголовного права, побуждающим лицо, совершившее преступление, явиться с повинной, устранить причиненный преступлением вред, помочь правоохранительным органам в изобличении преступников. Все эти уголовно-правовые нормы носят ярко выраженный предупредительный характер, в одних случаях предотвращая наступление преступных последствий совершенного преступления, в других — помогая изобличить преступников. Этим и объясняется увеличение «доли» таких уголовно-правовых норм в Особенной части УК РФ 1996 г. (по сравнению с прежним Уголовным кодексом — УК РСФСР 1960 г.).
Нормы Особенной части уголовного права играют важную роль в практическом решении вопроса об основаниях уголовной ответственности лица, нарушившего тот или иной уголовно-правовой запрет. Статья 8 УК РФ определяет: «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом». В соответствии с этим диспозиции статей Особенной части УК, конкретизирующие общее понятие преступления (данное в ст. 14 УК РФ) и определяющие содержание разновидностей уголовно-правовых запретов (убийства, кражи, получение взятки и т.д.), имеют особое значение как для установления всех признаков состава соответствующего преступного деяния, так и для его квалификации, а следовательно, и для назначения и индивидуализации наказания. Эти диспозиции, в которых стержнем законодательного определения соответствующего преступного деяния является обычно описание его объективной стороны, сами в свою очередь превращаются в законодательную основу определения преступности деяния в целом. Многие диспозиции дают указания правоприменителю также и на признаки объекта, субъекта и субъективной стороны преступления.
Разумеется, установление состава конкретного преступления не может и не должно сводиться к установлению лишь тех признаков, которые предусмотрены в диспозиции статей Особенной части УК. В юридической литературе правильно утверждается, что состав преступления шире диспозиции статьи Уголовного кодекса и что «диспозиция статьи закона, таким образом, только отражает элементы состава преступления и то обычно не в полном объеме»1. В связи с этим нельзя установить состав конкретного преступления без обращения к нормам Общей части уголовного права, в первую очередь к тем нормам, которые определяют возраст уголовной ответственности, понятие невменяемости, содержание умысла и неосторожности, особенности ответственности за предварительную и совместную преступную деятельность.
Нормы Особенной части уголовного права тесно связаны не только с нормами Общей части, но и с нормами других отраслей российского права. Так, существование бланкетных диспозиций уголовного закона (например, ст. 141,142,143,263,264 УК РФ) обязывает судей, следователей, прокуроров, работников органов дознания, квалифицирующих преступления, предусмотренные такими диспозициями статей Особенной части УК, хорошо ориентироваться не только в уголовном праве, но и в нормативном материале других отраслей.
Подводя итог рассмотрению значения норм Особенной части уголовного права, можно сделать вывод о том, что они (вместе с нормами Общей части) не только осуществляют задачу охраны интересов личности, общества и государства от преступных посягательств, но через конкретизацию уголовно-правовых запретов, отграничивающую преступное поведение от непреступного и выраженную в «букве» уголовного закона, выполняют гарантирующую функцию уголовного закона в части соблюдения прав и интересов граждан в сфере осуществления правосудия по уголовным делам.
Предмет Особенной части уголовного права как юридической науки в основном соответствует предмету Особенной части уголовного права как совокупности уголовно-правовых норм. Особенная часть науки уголовного нрава изучает в первую очередь нормы уголовного законодательства, определяющие признаки отдельных видов преступлений, наказания, установленные за их совершение, а также систематизацию этих норм. Вместе с тем этот предмет является более широким, чем предмет Особенной части уголовного права как такового. Особенная часть уголовного права как составная часть науки уголовного права
1 КцЛряицев B.II Обыжшпиан < трона ироауплгния. М , I960 С. 46—47
ПОНЯТИЕ ЗАДАЧИ, ЗНАЧЕНИЕ И СИСТЕМА ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО ПРАВА 9
изучает также практику применения норм Особенной части, историю развития российского уголовного законодательства об ответственности за отдельные преступления, вопросы социальной обусловленности и эффективности соответствующих уголовно-правовых запретов. При этом используется и сравнительное правоведение, заключающееся в изучении специфики Особенной части уголовного права зарубежных государств.
§ 2. Система Особенной части уголовного права
В соответствии со ст. 71 Конституции РФ, принятие уголовного законодательства относится к исключительной компетенции Российской Федерации. Часть 1 ст. 1 УКРФ Щ96 г. конкретизирует указанную уголовно-правовую норму, определяя, что уголовное законодательство РФ предполагает его полную кодификацию и что действующее уголовное законодательство существует лишь в форме Уголовного кодекса. В связи с этим система Особенной части российского уголовного права — это в настоящее время система Особенной части УК РФ.
Правда, из ч. 1 ст. 1 УК вытекает, что в принципе возможно и принятие других законов, содержащих уголовно-правовые нормы. В этом случае предполагается возможность принятия комплексных законов, содержащих нормы не одной, а двух или более отраслей права (например, типа разрабатываемых проектов закона об организованной преступности). Во многих странах Запада (например, во Франции, Германии, Голландии) наряду с уголовным кодексом существует также подчас обширное законодательство, содержащее уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность, например, за экономические, экологические, транспортные преступления и применяемые самостоятельно. Российский законодатель не пошел но этому пути, и, в соответствии с ч. 1 ст. 1 УК, в случае принятия новых законодательных актов, содержащих уголовно-правовые нормы, последние в обязательном порядке должны включаться в УК и, следовательно, не могут применяться самостоятельно. Такое решение продиктовано стремлением законодателя сохранить определенные гарантии законности в сфере отправления правосудия по уголовным делам.
УК РФ 1996 г. (вступил в силу с 1 января 1997 г.) заменил прежний Уголовный кодекс - УК РСФСР 1960 г. (далее - УК РСФСР). Тот Кодекс, несмотря на внесение в него, в том числе и в последние годы, бесчисленных поправок, безнадежно устарел. Он исходил (что, естественно, и не могло быть иначе) из классовых начал советского уголовного права, из приоритета идеологии социализма (коммунизма) и привер-
10
Глава I
женности всех уголовно-правовых институтов командно-административной системе и централизованной плановой экономике. Российское общество живет сейчас совсем в другую эпоху, и уголовное законодательство должно быть адекватно нынешним происходящим в обществе социально-политическим и экономическим процессам.
Новое время потребовало создания нового Уголовного кодекса, основанного на совершенно иных исходных принципах, на отказе от прежней идеологии и признании новой — идеологии приоритета общечеловеческих ценностей относительно всех других, в том числе классовых и национальных, решительного поворота к проблеме охраны прав и свобод человека как основополагающей идее уголовного законодательства, соответствию уголовно-правовых запретов условиям нарождающейся рыночной экономики.
Новый УК по сравнению с прежним заметно увеличился в объеме, что вызвано усложнением и более детальной разработкой многих вопросов уголовно-правовой охраны в современном мире и соответствует общепринятым в мире законодательным традициям в данной сфере. В большей степени это относится к Особенной части Кодекса, включающей немало уголовно-правовых норм, не известных прежнему УК (например, об экологических преступлениях, о преступлениях в сфере экономической деятельности, о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях, о преступлениях против мира и безопасности человечества и др.). Одновременно в новом УК произошла декриминализация многих деяний, утративших свой преступный характер. И то, и другое обусловлено реакцией законодателя на реальную картину преступности сегодняшнего дня, на изменение социально-политических и экономических условий в жизни общества.
Вместе с тем тезис о том, что система российского уголовного права (в том числе и система его Особенной части) в настоящее время есть система УК РФ, нуждается в некоторых оговорках. Они касаются соотношения норм Особенной части УК с конституционными нормами, принципами и нормами международного права и действием (в силу принципа обратной силы уголовного закона) в определенных случаях норм прежнего Уголовного кодекса — УК РСФСР.
Так, в ч. 2 ст. 1 УК РФ указывается, что этот Кодеке основан на Конституции РФ. Согласно же ч. 1 ст. 15 Конституции РФ, последняя имеет высшую юридическую силу и прямое действие. Это означает, что любые законы (в том числе и уголовные) и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Кон--ституции РФ. «Норма уголовного закона не может противоречить по-
ЛОНЯТМЕ, ЗАДАЧИ, ЗНАЧЕНИЕ И СИСТЕМА ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО ПРАВА
11
ложенпям, закрепленным в Конституции Российской Федерации»1. В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» суд, разрешая дело (в том числе и уголовное), применяет непосредственно нормы Конституции, в частности в том случае, когда он придет к убеждению, что федеральный закон (например, нормы УК) находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции. В случае неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ примененный или подлежащий применению по конкретному делу закон, суд, исходя из положений ч. 4 ст. 125 Конституции РФ, обращается в Конституционный Суд РФ с запросом о конституционности этого закона. Такой запрос может быть сделан судом первой, кассационной или надзорной инстанции в любой стадии рассмотрения дела. Об этом (о необходимости обращения с запросом в Конституционный Суд) суд выносит мотивированное определение (постановление), а сам запрос оформляется в письменной форме в виде отдельного документа. В связи с обращением в Конституционный Суд производство по делу или исполнение принятого решения приостанавливается до разрешения запроса Конституционным Судом, о чем должно быть указано в названном выше определении (постановлении) суда2.
Часть 2 ст. 1 УК РФ устанавливает, что Кодекс основывается также на общепризнанных принципах и нормах международного права. Это положение УК также имеет определенное отношение к вопросу о системе российского уголовного права и его Особенной части.
В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, применяются правила международного договора. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» конкретизировал, что судам при осуществлении правосудия надлежит исходить из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права закреплены в международных пактах, конвенциях и иных документах, в частности во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о граждан-
1 Постановление Президиума Верховною Суда РФ по делу И. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 8. С. 7.
2 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 1. С. 3-4
12
Глава I
ских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах и международных договорах РФ. При этом судам необходимо иметь в виду, что в силу ч. 3 ст. 5 Федерального закона РФ «О международных договорах Российской Федерации»1 положения официально опубликованных международных договоров РФ, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в РФ непосредственно. В иных случаях наряду с международным договором РФ следует применять и соответствующий внутригосударственный правовой акт, принятый для осуществления положений указанного международного договора2.
Однако специфика правоприменительной практики в уголовно-правовой сфере такова, что приоритет принципов и норм международного права по отношению к внутригосударственным нормам уголовного права может быть и не абсолютным (безусловным). Исходя из того что нормы международно-правовых конвенций не имеют санкций, они могут быть реализованы только в случае, если нормы о соответствующих преступлениях (обычно так называемых преступлениях международного характера) стали нормами внутригосударственного уголовного права. И если это не сделано, никто не может быть привлечен к уголовной ответственности и осужден за соответствующее деяние, которое не предусмотрено внутренним уголовным законодательством, даже если оно и предусмотрено нормами международного права. В этом случае следует говорить о приоритете внутригосударственных уголовно-правовых норм по отношению к нормам международного права.
Вступление в силу с 1 января 1997 г. нового Уголовного кодекса (УК РФ 1996 г.) вовсе не означает, что все нормы прежнего УК РСФСР раз п навсегда теряют свою юридическую силу. В соответствии со ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Таким образом, определенные нормы прежнего УК (и в первую очередь нормы его Особенной части) будут применяться еще продолжительное время.
Значительное количество уголовно-правовых запретов, предусмотренных нормами Особенной части, вызывает необходимость их систематизации, т.е. распределения преступлений по группам (в основу
1 См Росс ivu 1995. 21 июля.
'• Бюллетень Верхоины'о Суда РФ 1996 NL1 1 С. 4
ПОНЯТИЕ, ЗАДАЧИ, ЗНАЧЕНИЕ И СИСТЕМА ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО ПРАВА
13
группировки кладется определенный, ооъединяющий эти преступления признак), а также распределения их внутри указанных групп в определенном порядке и последовательности. Это необходимо для уяснения социальной природы систематизируемых преступлений, для понимания взаимной связи между соответствующими преступлениями и их различием, а также для практического пользования Уголовным кодексом. Следует отметить, что система уголовно-правовых запретов, установленная в уголовном законодательстве, непроизвольна, так как она отражает систему интересов, взятых уголовным законом под его охрану.
Прежний УК РСФСР в определении задач уголовно-правовой охраны исходил из приоритетов охраны государственных интересов, затем общественных и только потом — интересов личности. В уголовных кодексах развитых демократических стран указанные приоритеты выстраиваются обычно в обратном порядке. УК РФ 1996 г. отказался от приверженности в этом отношении старым отечественным традициям и перешел к новой иерархии ценностей, охраняемых уголовным законом. Теперь на первое место в Кодексе поставлена задача уголовно-правовой охраны прав и свобод человека и гражданина, а уже потом — общества и государства (ст. 2 УК).
В основу системы Особенной части российского уголовного права положен родовой и видовой объекты преступного посягательства, т.е. группа однородных, взаимосвязанных интересов, на которые посягают также однородные преступные деяния. Именно объект в первую очередь отражает социальную сущность и общественную опасность преступления. Поэтому не характеристика объективной стороны либо субьекта или субъективной стороны преступления кладется в основу определенного расположения уголовно-правовых запретов в Особенной части, а объект преступного посягательства.
Родовой (специальный) объект представляет собой группу однородных интересов, на которые посягает однородная группа преступлений. Родовой объект положен в основу деления Особенной части УК на разделы. Так, родовым объектом преступлений, предусмотренных, например, статьями УК, объединенными в раздел VII Особенной части, является личность. В тех случаях, когда соответствующий раздел Особенной части дополнительно делится на главы, в основу выделения последних кладется видовой объект, соотносящийся с родовым как часть с целым или, иначе говоря, как вид с родом. Так, видовым объектом преступлений, нормы о которых помещены в раздел VII, являются жизнь и здоровье (гл. 16), свобода, честь и достоинство личности (гл. 17), половая неприкосновенность и половая свобода (гл. 18), кон-
14
Глава I
ституционные права и свободы человека и гражданина (гл. 19), семья и несовершеннолетние (гл. 20). В тех же случаях, когда раздел Особенной части дополнительно не делится на главы, а состоит из одной главы, тождественной его названию, родовой объект совпадает с видовым (например, раздел XII и глава 34 этого раздела — мир и безопасность человечества)1.
В целом система Особенной части УК РФ выглядит следующим образом:
Раздел VII. Преступления против личности
Глава 16. Преступления против жизни и здоровья
Глава 17. Преступления против свободы, чести и достоинства личности
Глава 18. Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности
Глава 19. Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина
Глава 20. Преступления против семьи и несовершеннолетних
Раздел VIII. Преступления в сфере экономики
Глава 21. Преступления против собственности Глава 22. Преступления в сфере экономической деятельности Глава 23. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях
Раздел IX. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка
Глава 24. Преступления против общественной безопасности
Глава 25. Преступления против здоровья населения и общественной нравственности
Глава 26. Экологические преступления
Глава 27. Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта
Глава 28. Преступления в сфере компьютерной информации
Раздел X. Преступления против государственной власти
Глава 29. Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства
1 Подробнее о содержании к сося ношении родового и видового объектов преступления см Наг/мои А В. Российское уголовное право Общая часть. Курс лекций М , 1996 С 151-154
ПОНЯТИЕ, ЗАДАЧИ, ЗНАЧЕНИЕ И СИСТЕМА ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО ПРАВА
15
Глава 30. Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления Глава 31. Преступления против правосудия Глава 32. Преступления против порядка управления
Раздел XI. Преступления против военной службы
Глава 33. Преступления против военной службы
Раздел XII. Преступления против мира и безопасности человечества
Глава 34. Преступления против мира и безопасности человечества
НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
17
Глава II
НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
§ 1. Понятие и значение квалификации преступлений
Практическая цель изучения Особенной части уголовного права состоит в том, чтобы знать закон и научиться правильно квалифицировать совершенные преступления. Квалификация преступлений — одно из центральных понятий этой отрасли права, широко применяемое л научной и практической деятельности1.
Квалифицировать (от латинского слова qualis — качество) — значит относить некоторое явление гю его качественным признакам, свойствам к какому-либо разряду, виду, категории. Квалифицировать преступление — значит дать ему юридическую оценку, указать уголовно-правовую норму, предусматривающую это деяние.
В юридических документах квалификация преступления выражается в виде ссылки на соответствующую статью Уголовного кодекса (или несколько статей). Понятно, что такой вывод появляется в результате сложной, подчас длительной и кропотливой работы органа дознания, следователя, прокурора, суда; эта работа предполагает детальное изучение фактических обстоятельств дела, уяснение смысла закона, выбор соответствующей уголовно-правовой нормы, сопоставление содержащихся в ней признаков состава преступления с признаками фактически совершенного деяния и, наконец, построение вывода, который закрепляется в правовых документах (постановлении о возбуждении дела, постановлении о предъявлении обвинения, обвинительном заключении, судебном приговоре и др.).
В связи с этим можно сказать, что понятие квалификации имеет два взаимосвязанных значения: I) процесс установления признаков состава преступления в деянии лица и 2) результат этого процесса: официальное признание и закрепление в юридическом документе установленного соответствия между признаками совершенного деяния и уголовно-правовой нормой.
1972
Подробнее см Ку<)рянцен В// Общим юория квалификации препушкчшп М.,
Квалификация преступления как процесс и его результат имеет психологический, логический и правовой аспекты.
С точки зрения психологии она представляет собою мыслительный процесс, связанный с решением конкретной задачи. Понятно, что четкое мышление юриста, применяющего закон, помогает избежать ошибок при квалификации, сделать вывод обоснованным и убедительным.
С логической точки зрения квалификацию преступления можно рассматривать как построение силлогизма, в котором большой посылкой будет норма закона, малой — признаки совершенного деяния, а выводом — квалификация содеянного. Так, если установлено, что А. с корыстной целью проник в чужую квартиру в отсутствие хозяев и вынес из нее ценные вещи (малая посылка), а эти действия по закону образуют тайное хищение чужого имущества, сопряженное с незаконным проникновением в жилище (большая посылка), то содеянное должно квалифицироваться по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ как кража при отягчающих обстоятельствах (вывод).
Правовой аспект квалификации связан прежде всего со следующим. Совершая преступление, субъект вступает в уголовно-правовое отношение с государством. Но это отношение необходимо выявить, обозначить и официально закрепить б процессуальных документах. Квалификация преступления и является таким обозначением и закреплением. Указывая статью УК, предусматривающую совершенное субъектом деяние, сотрудник правоохранительного органа (дознаватель, следователь, прокурор) дает свою оценку указанному уголовно-правовому отношению. Она многократно проверяется, уточняется и затем окончательно закрепляется в судебном приговоре, где указывается, по какой статье УК осужден или оправдан подсудимый.
Хотя при квалификации содеянного мы обязательно ссылаемся на одну или несколько статей Особенной части УК, тем не менее в ряде случаев упоминаются и некоторые нормы Общей части (например, о приготовлении к преступлению и покушении на него — ст. 29 и 30, о соучастии в организованной преступности — ст. 32—35 и др.). В указанных случаях только совместное применение норм Общей и Особенной частей Уголовного кодекса обеспечивает правильную квалификацию содеянного.
Можно ли сказать, что квалификация преступления есть применение уголовного закона к конкретному случаю? Нет, это было бы неточно. Квалификация преступления — только часть этого процесса. Применение уголовного закона включает не только квалификацию, но и назначение меры наказания (или освобождение от него), возникновение судимости и др. Однако квалификация при этом играет весьма
2 1361
18
Глава II
НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
19
существенную, можно сказать, решающую роль, потому что в уголовно-правовом аспекте от нее зависит выбор санкции, которую применит суд к осужденному, да и многие другие правовые последствия. Квалификация содеянного служит основанием для применения мер пресечения, ею определяются подследственность и подсудность уголовного дела и другие процессуальные акции.
Прямая обязанность следственных, прокурорских и судебных органов состоит в том, чтобы квалифицировать преступления в точном соответствии с законом и всеми обстоятельствами дела. Как указывал Пленум Верховного Суда СССР еще в постановлении 1969 г. «О судебном приговоре», «выводы относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, его части либо пункту должны быть мотивированы в приговоре». При этом «суд должен обосновать квалификацию преступления в отношении каждого подсудимого и в отношении каждого преступления»'.
Правильная квалификация преступления является одной из гарантий осуществления правосудия в соответствии с законом. Ведь ошибки в квалификации могут серьезно отразиться на судьбе обвиняемого, подчас даже создать угрозу для его жизни. Противоположного рода ошибки означают неоправданное смягчение уголовной ответственности, не обоснованное обстоятельствами дела. В любом случае неправильная квалификация ведет к вынесению неправосудного, несправедливого решения; она извращает судебную, следственную и прокурорскую практику, подрывает авторитет органов правосудия и самого закона. Наконец, ошибки в квалификации преступлений искажают данные уголовно-правовой статистики, а тем самым создают неверное представление о состоянии преступности в стране и работе правоохранительных органов.
Следует различать так называемую легальную и доктринальную квалификацию. Легальная квалификация, имеющая официальный характер и юридическую силу, производится следственными, судебными и прокурорскими органами. Доктринальная, или научная, квалификация предлагается в юридической литературе или дается отдельными лицами в порядке выражения своего мнения по тому или иному уголовному делу. Студент, решающий задачу на семинаре по уголовному праву, осуществляет доктринальную квалификацию, которая служит ступенькой для приобретения навыков официального применения закона в будущей практической работе.
1 Сборник постановлений пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1995. С. 45.
§ 2. Разграничение преступлений
Необходимым условием правильной квалификации преступления является хорошее знание уголовного законодательства, и в частности четкое понимание различий между отдельными нормами Особенной части Уголовного кодекса. Ведь для квалификации совершенного деяния из нескольких статей УК надо, как правило, выбрать только одну. А отсюда следует, что нужно уметь безошибочно проводить разграничительную линию между различными составами преступлений, предусмотренными УК. Трудность здесь состоит в том, что многие составы преступлений сходны между собой и не сразу можно определить, по какой уголовно-правовой норме надлежит квалифицировать совершенное деяние.
Если сравнить все составы преступлений, предусмотренные в Уголовном кодексе, то по количеству сходных признаков между ними можно выделить три основных случая:
а) составы не имеют между собой ни одного общего признака (кроме вменяемости субъекта преступления). Например, у составов причинения смерти по неосторожности (ст. 109) и угона транспортного средства (ст. 166) различны все признаки объекта, объективной, субъективной стороны и субъекта (кроме вменяемости). Разграничение таких составов не представляет трудности, да оно и не требуется в практической работе, потому что совершенное преступление нельзя отнести одновременно к столь разным уголовно-правовым нормам;
б) составы имеют несколько общих признаков. В таком соотношении находятся, например, составы кражи чужого имущества (ст. 158) и похищения человека (ст. 126). Объекты этих преступлений различны: в первом случае это собственность, во втором — личная свобода. Субъекты совпадают, в том числе по возрасту. Частично совпадают способ действия (похищение человека может быть и тайным) и форма вины (умысел). Но далее снова различия: по предмету посягательства и по субъективной стороне (при похищении человека корыстная цель не обязательна). И в этих случаях разграничение преступлений не представляет собой сложности, так как оно может быть проведено по нескольким признакам состава;
в) составы имеют все общие признаки, кроме одного, который и является разграничительным. Так, кража отличается от грабежа лишь способом действий (тайное хищение или открытое). Объект, субъект, предмет посягательства, субъективная сторона у всех видов хищения чужого имущества, как известно, одинаковые.
Именно подобные случаи и вызывают при квалификации преступ-
20
Глава II
лений наибольшие трудности. Такие составы легко смешать, особенно если единственный разграничительный признак определен недостаточно четко.
Анализ действующего уголовного законодательства показывает, что составы последней разновидности в нем встречаются достаточно часто: более чем для половины норм УК можно указать один, два и более смежных составов. Примерно 30% составов различаются между собой двумя-тремя признаками и свыше \5% —- четырьмя и более. Есть «уникальные» составы, для которых трудно указать смежные нормы (например, нарушение ветеринарных правил •- ст. 249, или неправомерный доступ к компьютерной информации — ст. 272).
Рассмотрим теперь основные приемы разграничения преступлений по отдельным элементам состава.
По объекту преступления разграничение составов связано в первую очередь с определением места соответствующего состава в системе Особенной части УК. Как уже отмечалось, эта система построена в основном по объекту посягательства, и когда составы преступлений расположены в разных главах, это свидетельствует о различии их объектов.
Однако это не является решением вопроса о разграничении преступлений, которые предусмотрены в одном и том же разделе или главе. По родовому объекту их не разграничишь. Для того же, чтобы судить об их непосредственных объектах, необходимо обратиться к предмету преступного посягательства, который большей частью назван в диспозиции уголовно-правовой нормы (например, «чужое имущество», «оружие» и др.), а также к признакам объективной стороны состава — действию и вредным последствиям. Например, из текста ст. 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями), которая предусматривает в качестве вредных последствий «существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства», нетрудно сделать вывод, что это преступление посягает на нормальную деятельность органов государственной власти и интересы государственной службы. Это и будет непосредственным объектом данного преступления.
Еще одна трудность при разграничении по объекту преступления связана с тем, что некоторые деяния посягают не на один, а на несколько объектов. Например, многие транспортные преступления посягают не только на безопасность движения и эксплуатации транспорта (основной объект), но и на жизнь и здоровье людей (дополнительный объект). И подобных составов преступлений много. В таких случаях необходимо отграничить указанные преступления от тех, где основным объектом будут жизнь и здоровье людей (преступления против личности). Но
НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
21
коль скоро объекты совпадают, возникает необходимость использовать другие разграничительные признаки (например, признаки объективной стороны).
Разграничение преступлений по объективной стороне является менее сложным, главным образом потому, что признаки действия (бездействия) и вредных последствий обычно подробно описаны в статье УК. Совпадение признаков действия (бездействия) в нескольких составах все же возможно и оно встречается не так уж редко, но в таком случае «выручает» различие в последствиях. В качестве примера можно указать на три смежных преступления: умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112) и умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115). Способ действия (бездействия) во всех трех случаях может быть одним и тем лее, разграничиваются эти составы только по характеру последствий, что и отражено в их названиях.
По субъекту преступления разграничение преступлений также не представляет больших трудностей. Разграничительных линий здесь три: возраст (наступление уголовной ответственности с 14 или с 16 лет), признаки специального субъекта и прежняя судимость. Специальные субъекты характерны для многих преступлений: это должностные лица, работники транспорта, предприниматели, сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие и т.д. Наличие специального субъекта часто помогает верно определить и объект преступления. Например, если преступление может быть, согласно УК, совершено только военнослужащим, то оно, надо полагать, посягает на интересы военной службы.
Что касается прежней судимости, то она упоминается только в тех частях статей УК, где предусмотрены отягчающие обстоятельства. Поэтому указанный признак не помогает отграничить основной состав от смежных и может служить лишь вспомогательным средством разграничения уголовно-правовых норм.
Разграничение по субъективной стороне преступления является достаточно сложным. Признаки субъективной стороны далеко не всегда упоминаются в статьях Особенной части УК. Кроме того, некоторые из них являются факультативными (мотив, цель) и есть не во всех конкретных проявлениях того или иного деяния. Не случайно большинство ошибок при квалификации преступлений связано как раз с неверным определением признаков субъективной стороны.
Основной разграничительный признак субъективной стороны — это форма вины (умысел или неосторожность). По этому критерию легко различить многие из тех преступлений, которые имеют одинако-
22 Глава II
вые объективные признаки и один и тот же объект, например умышленное убийство и лишение жизни по неосторожности, умышленное и неосторожное тяжкое телесное повреждение и т.п.
Понятно, что но этому признаку невозможно отграничить преступления, при совершении которых допустима любая форма вины (например, во многих статьях о нарушениях различных правил). Надо заметить, что новый УК существенно облегчил квалификацию неосторожных преступлений, поскольку в соответствии со ст. 24 УК эта форма вины стала теперь прямо указываться в соответствующих статьях. Правда, это требование не проведено в Кодексе достаточно последовательно.
При одной и той же умышленной вине многие преступления можно разграничить между собой по мотиву и (или) цели преступника. Так, п. «б» ч. 2 ст. 105 предусматривает умышленное убийство в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности или выполнением общественного долга. А ст. 277 устанавливает ответственность за посягат ельство на жизнь государственного или общественного деятеля. В чем разница между этими статьями? Прежде всего в объекте преступного посягательства: при убийстве это жизнь человека, во втором случае — конституционный строй, безопасность государства и также жизнь. Для разграничения надо обратиться к субъективной стороне: в ст. 277 предусмотрен не только умысел на лишение жизни, но и особая цель преступления: прекращение государственной или иной политической деятельности потерпевшего — либо особый мотив: месть за указанную деятельность. Если, при прочих равных условиях, эти цель или мотив будут установлены, налицо ст. 277, а не ст. 105 УК.
Разграничение составов преступлений вовсе не обязательно производить в той последовательности, которой мы придерживались в тексте. Его можно начинать с любого элемента состава в зависимости от таких практических соображений, как наличие тех или иных доказательств по делу, простота установления именно данного признака в первую очередь и др. Важно подчеркнуть главное, не может быть забыт ни один элемент состава, ни один признак, иначе разграничение окажется неполным и потому ошибочным.
При расследовании и судебном рассмотрении уголовного дела разграничение составов преступлений не осуществляется изолированно от установления фактических обстоятельств дела. То и другое сочетается во времени, чередуется и взаимно влияет друг на друга. Разграничение составов не самоцель, а необходимый этап в квалификации преступления и применении уголовного закона к преступнику.
НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
23
§ 3. Конкуренция норм
Как уже отмечалось, весь массив норм Особенной части УК не представляет достаточно стройной картины. Наряду с пробелами в законодательном регулировании уголовной ответственности встречаются и «излишества», связанные с частичным пересечением норм Особенной части, взаимным их наложением друг на друга, что приводит к дублированию законов. При квалификации преступлений в этих случаях возникают трудности, связанные с тем, что совершенное деяние предусматривается несколькими статьями УК одновременно. Такое положение свидетельствует об имеющейся конкуренции уголовно-правовых норм. Ее можно определить как наличие двух или нескольких уголовных законов, в равной мере предусматривающих наказуемость
данного деяния.
При конкуренции норм совершено одно преступление (в отличие от совокупностйГнеоднократности и рецидива), котор^е^рднако, содержит признаки двух (или. бол?еХ-У-ШЛ?Шно_-правовых нсуэм1. При этом возникает вопрос, какую из этих норм следует применить для квалификации содеянного.
Существуют две основные разновидности рассматриваемого явления: а) конкуренция общей и специальной норм и б) конкуренция части и целого. Рассмотрим их подробнее.
Первый случай конкуренции можно пояснить следующим примером. Бухгалтер М., пытаясь скрыть недостачу денег в государственном учреждении, возникшую не по его вине, и используя свое должностное положение, подделал документы финансовой отчетности. Тем самым он причини я государству значительный материальный ущерб. Действия М. образуют умышленное использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы (ст. 285 УК) Однако действия бухгалтера описываются и другой статьей — 292-и (служебный подлог), которая определяет это преступление как внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений. Таким образом, налицо конкуренция двух статей, которые с разной степенью обобщения предусматривают признаки одного и того же преступления. Какую из них следует применить?
Общее правило на этот счет содержится в ч. 3 ст. 17 УК. Оно гласит, что если квалифицируемое преступление предусмотрено общей и специальной нормами, уголовная ответственность наступает по специаль-
' О природе конкуренции норм см. подробнее Неяшмпва 3 А Колли.ши в уголовном праве Екатеринбург, 1995
24
Глава II
ной норме. В данном случае должна применяться ст. 292 — служебный подлог.
Какую норму и почему следует считать общей, а какую — специальной? Это определяется степенью абстракции признаков составов преступлений, предусмотренных в этих нормах. Общая норма описывает более широкий круг случаев, подпадающих под нее, а специальная — лишь некоторые из них. Служебный подлог есть частный случай незаконного использования служебных полномочий, и потому ст. 292 УК является специальной нормой. Точно так же специальными нормами по отношению к должностным преступлениям можно считать многие статьи о преступлениях против правосудия (привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности — ст. 299, незаконное освобождение от уголовной ответственности — ст. 300, незаконные задержание, заключение под огражу пли содержание под стражей — ст. 301, вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта — ст. 305 и ряд других). Во всех случаях совершения названных преступлений применяются упомянутые статьи, а не общие нормы о злоупотреблении должностными полномочиями, их превышении или халатности, содержащиеся в главе 30 УК.
Специальными нормами являются также части статей УК, в которых предусмотрены отягчающие (квалифицирующие) обстоятельства преступления по сравнению с основным составом. Так, если совершено убийство двух лиц, оно должно квалифицироваться не по ч. 1 ст. 105, предусматривающей умышленное причинение смерти другому лицу, а по п. «а» ч. 2 ст. 105 («убийство двух или более лиц»). Эчо специальная норма. Всякий квалифицированный или привилегированный вид состава имеет «приоритет» перед основным видом.
Как поступить в тех случаях, когда совершенное преступление подпадает под две специальные нормы, одна из которых предусматривает смягчающие, а другая — отягчающие обстоятельства? Например, 3. убила своего мужа при обстоятельствах, которые, с одной стороны, подпадают под признаки убийства с особой жестокостью (потерпевшему было нанесено 14 ударов топором); с другой стороны, в действиях обвиняемой имелись признаки убийства, совершенного в состоянии аффекта. Причиной преступления были издевательства потерпевшею над 3. и другими членами семьи, угрозы убийством и оскорбления, нанесенные 3. непосредственно перед случившимся. Обе нормы УК, как нетрудно видеть, являются специальными нормами и находятся в конкуренции между собой.
Какую из них предпочесть?
Судебная практика в таких случаях всегда отдает предпочтение
НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
25
норме со смягчающими ответственность обстоятельствами (привилегированному составу). По делу 3. Верховный Суд РСФСР указал: «Умышленное убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения, не может квалифицироваться как умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, хотя бы в действиях лица и содержались отдельные квалифицирующие признаки, предусмотренные ст. 102 УК РСФСР»1 (ныне ст. 105 УК).
Вторая разновидность конкуренции норм — это конкуренция части и целого. Она имеет место тогда, когда одна из норм Особенной части охватывает совершенное деяние полностью, а другая — лишь частично. В таких случаях применяется норма, которая предусматривает совершенное преступление с максимальной полнотой.
Приведем пример. Некто Т. напа и на у яйце на потерпевшего и нанес ему железным прутом удар по голове, причинив тяжкий вред здоровью Целью его было ограбление потерпевшего, но он не успел ее осуществить, так как был задержан.
На первый взгляд, действия Т. можно квалифицировать по ст. Ill УК как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Но если принять во внимание цель преступника, то следует обратиться к ст. 162 (разбой), которая предусматривает «нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия». Это, конечно, бочее полная характеристика совершенного преступления, и при квалификации действий Т. должна быть применена ст. 162.
Конкуренция целого и части связана главным образом с соотношением непосредственных объектов, а также элементов объективной стороны сравниваемых преступлении. Более широким и полным, например, является объект массовых беспорядков по сравнению с объектом хулиганства или сопротивления власти, объект бандитизма — по сравнению с разбоем и грабежом и т.д. Нередко объект одного из конкурирующих преступлений является лишь частью другого, равно как и объективная сторона составляет лишь фрагмент объективной стороны другого преступления.
По делу Ч. Верховный Суд СССР высказал в свое время мнение относительно конкуренции норм о превышении власти и нанесении побоев. «В случае подтверждения того обстоятельства, что Ч. совершил эти действия в отношении подчиненного ему по службе лица, — говорилось в определении но делу, -- должен был возникнуть вопрос о наличии в его действиях признаков должностного преступления, а не
1 Бюллетень Верховною Суда РСФСР 1961 № 6. С 8 См. т.исжо с 19
26
Глава II
только преступления против личности, как квалифицировал эти действия народный суд»1. Превышение власти здесь представляет собой целое, а побои — лишь часть содеянного.
Когда применяется норма, более полно охватывающая все содеянное преступником, то, разумеется, нельзя дополнительно применять еще статьи УК, относящиеся к частям совершенного преступления. Например, угроза убийством, высказанная при совершении хулиганства, поглощается статьей о хулиганстве'2. Точно так же норма о хулиганстве поглощает статью об уничтожении имущества (если, конечно, оно было частью хулиганских действий, а не совершено самостоятельно). Нанесение побоев поглощается статьями о причинении вреда здоровью, а последнее — статьей об убийстве, если таковое имело место.
В заключение отметим, что при обоих видах конкуренции уголовно-правовых норм выбор статьи УК не может зависеть от вкусов следователя (прокурора, судьи) и от случайных, конъюнктурных соображений. Всегда следует применять ту норму, которая точнее, богаче по содержанию и уже по объему. Это такая норма, которая предусматривает наибольшее число признаков совершенного преступления и вместе с тем распространяется, кроме данного деяния, на наименьшее число других разновидностей той же категории преступлений. Объем ее наименьший, а содержание наиболее полное и конкретное. Состав преступления, предусмотренный применяемой нормой, должен охватывать по возможности максимальное число признаков, имеющих уголовно-правовое значение. При соблюдении указанных требований квалификация преступления будет соответствовать закону.
1 Сборник постановлений и определений коллегий Верховного Суда СССР, М., 1948. С. 98.
2 Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1968. № 4. С. 7
Глава III ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
§ 1. Понятие и виды преступлений против личности
Конституция Российской Федерации в соответствии с Всеобщей декларацией прав человека1 впервые в главе второй «Права и свободы человека и гражданина» провозглашает права личности и в их числе: право на жизнь, здоровье, достоинство и неприкосновенность, участие в общественной жизни, а также закрепляет покровительство семье и несовершеннолетним со стороны государства. Охране личности в России служат и другие законы, прежде всего федеральные, обеспечивая права и создавая благоприятные условия для их реализации. Однако в реальности права граждан зачастую нарушаются. В связи с этим возникает необходимость их защиты. Определенное место в защите личности и ее прав занимает уголовное законодательство, призванное пресекать и наказывать наиболее опасные посягательства на личность.
Преступления против личности — это группа предусмотренных Уголовным кодексом общественно опасных деяний, направленных против основных личных прав граждан. Большинство этих преступлений относится к тяжким или особо тяжким. Преступлениями против личности любой тяжести потерпевшим может быть причинен физический, моральный и материальный ущерб.
В период тоталитарного режима личность и ее интересы были подчинены идеологии построения «общества справедливости» в будущем. На первое место ставились интересы социалистического общества. Такой подход находил отражение и в уголовном законодательстве. Например, за умышленное убийство даже при отягчающих обстоятельствах до 1954 г. предусматривалось наказание до десяти лет лишения свободы, такое же, как за квалифицированные кражу и хищение, которые в 1947—1960 гг. наказывались даже более строго — лишением свободы до 20—25 лет. Недооценка опасности преступлений против личности проявлялась и в расположении их в системе уголовных кодексов
' В ст. 3 Всеобщей декларации прав человека говорится: «Каждый человек имеет право па жизнь, па свободу и на личную неприкосновенность». Резолюция 217 А (111) Генеральной Ассамблеи ООН 1948 г Представитель СССР при голосовании воздержался (см.: Международное публичное прано. Сборник документов. М., 19УО. Т. I. С. 461).
28
Глава III
советского периода. Например, в УК РСФСР 1960 г. глава о преступлениях против личности следовала за преступлениями против социалистической собственности. Другой подход осуществлен в новом УК РФ, Особенная часть которого начинается с преступлений против личности.
При совершении преступлений против личности родовым объектом посягательства является личность — человек, который в обществе выступает не только и не столько как биологический индивид, но и как член общества — участник (субъект) общественных отношений. Прежде всего именно в этом качестве человек получает от общества защиту и сам обязан соблюдать правила поведения, установленные в нем.
Анализ преступлений против личности, которые структурированы в новом УК, дает основания для выделения видовых объектов посягательств, которые объединяют однотипные преступления, направленные против прав, свобод, чести и достоинства личности. Поэтому преступления против личности, исходя из видовых объектов посягательства, делятся на следующие группы:
преступления против жизни и здоровья — глава 16 УК (ст. 105— 125);
преступления против свободы, чести и достоинства личности — глава 17 УК (ст. 126-130);
преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности — глава 18 УК (ст. 131—135);
преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина — глава 19 (ст. 136—149);
преступления против семьи и несовершеннолетних — глава 20 (ст. 150-157).
Опираясь на традицию уголовного законодательства России дореволюционного периода1 и учитывая особенности непосредственного объекта различных преступлений против жизни и здоровья, мы видим достаточные основания выделить среди преступлений, объединенных в главу 16 УК, следующие группы: преступления против жизни (ст. 105—110 УК); преступления против здоровья (ст. 111—118, 121, 122); преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье (ст. 119, 120,123,124,125 УК). Преступления против свободы, чести и достоинства личности, включенные в главу 17 УК, по непосредственному объекту посягательства необходимо рассматривать в двух группах: преступления против личной свободы (ст. 126—128 УК) и преступления
1 См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (ст. 1449—1476), Уголовное уложение 1903 г. (ст. 453-480) (далее — Уложение о наказаниях; Уголовное уложение).
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
29
против чести и достоинства (ст. 129, 130 УК). Среди преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина, предусмотренных в главе 19 УК, по непосредственному объекту посягательства следует выделить три группы преступлений: против политических прав и свобод граждан (ст. 136,141,142 УК); против основных социальных прав и свобод граждан (ст. 143, 144, 145, 146, 147 УК); против личных прав и свобод граждан (ст. 137, 138, 149 УК).
§ 2. Преступления против жизни
Преступления против жизни относятся к особо тяжким преступлениям, посягающим на основное благо человека — жизнь, — которое даровано ему природой. Отсюда крайне отрицательная реакция общества на эти преступления и жесткий подход в уголовном законодательстве к определению наказаний, особенно за убийства, совершенные при отягчающих обстоятельствах: ст. 57 и 59 УК допускают применение за эти преступления пожизненного лишения свободы и даже смертной казни. В России положение усугубляется еще и ростом в течение ряда лет числа преступлений против жизни. Например, убийств было совершено в 1995 г. 31 703, и их число возросло по сравнению с 1987 г. в три раза. По опубликованным в 1995 г. данным, по числу убийств на ЮОтыс. населения Россия занимает второе место в мире — 31,7 (после Южно-Африканской Республики — 44,6). Для сравнения укажем, что в Японии и Англии на 100 тыс. населения приходится менее одного убийства (0,7 и 0,9)'.
Новый УК предусматривает три вида преступлений против жизни: 1) убийство (ст. 105—108); 2) причинение смерти по неосторожности (ст. 109); 3) доведение до самоубийства (ст. 110). Ранее по Уложению о наказаниях (ст. 1461) и по Уголовному уложению (ст. 466), а также по УК РСФСР 1922 г. (ст. 146) изгнание плода (аборт) рассматривалось как посягательство на жизнь человека. Однако поскольку жизнь человека при производстве аборта фактически еще не наступила, законодательство и доктрина уголовного права от такого подхода вполне обоснованно отказались.
Известно, что жизнь человека, с биологической точки зрения, состоит в непрерывном обмене веществ, питании и выделении. С прекращением этих функций прекращается и жизнь человека. Возникновение жизни связано с началом процесса родов. Вопрос о моменте наступления смерти человека в медицинской литературе является дискуссион-
1 См.: Аргументы и факты. 199G № 36. С. 16.
Глава 111
ным. Одни авторы полагают, что смерть человека наступает с момента прекращения дыхания и сердцебиения. Другие считают сердцебиение не абсолютным доказательством жизни. Но признается бесспорным наступление смерти с момента органических изменений в головном мозге и центральной нервной системе. До наступления этих изменений смерть человека называют клинической. Встречаются случаи, когда после наступления клинической смерти удается восстановить дыхание и сердцебиение и вернуть человека к жизни. Особенно в последние годы достижения медицинской науки и практики в области реаниматологии способствовали изменению отношения к понятию смерти как к одномоментному явлению. Ее все больше стали представлять как процесс, растянутый во времени, соответсгвующий постепенному разрушению отдельных частей человеческого организма1.
О наступлении смерти человека свидетельствует только биологическая смерть, т.е. состояние необратимой гибели организма как целого, когда остановлена сердечная деятельность, исчезла пульсация в крупных артериях, прекращено дыхание, утрачены функции центральной нервной системы. В литературе предлагалось наступление биологической смерти считать безусловным по истечении 30 минут после констатации названных выше признаков2.
Некоторая часть людей умирает в результате патологической, преждевременной смерти, вызванной болезнью или насильственными действиями. К патологической смерти человека относится и смерть в результате преступления против жизни.
Объект посягательства рассматриваемых преступлений — жизнь другого человека. Объект является тем общим признаком, который объединяет убийство, причинение смерти по неосторожности и доведение до самоубийства в одну группу преступлений, посягающих на человеческую жизнь. Но было бы неправильно сводить понятие жизни человека к биологическому процессу живого организма. Жизнь человека неотделима от общественных отношений, поэтому объектом преступного посягательства при убийстве, причинении смерти по неосторожности, доведении до самоубийства являются и жизнь человека, и общественные отношения, в качестве субъекта которых он выступает. Именно поэтому уголовно-правовой охране в равной мере подлежит жизнь любого человека, независимо от его возраста, физических и моральных качеств.
1 См.: Райлкчш. Жи.шь после смерти М , 1990 С 91.
2 См.: AadefH МИ. Пр.шоимс аспекты пересадки тканей. Проблемы правосудия и уголовного прлна М., 1978. С 77.
ПРКТУПЯЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
31
Со смертью человека прекращается уголовно-правовая охрана его жизни, и, следовательно, нельзя говорить об убийстве, когда лицо производит выстрел в человека, уже умершего, с целью лишения его жизни. Убийство в данном случае совершить невозможно, но действия лица все же представляют общественную опасность, поскольку последствия не наступают по не зависящим от этого лица причинам. Оно должно нести ответственность за покушение на негодный объект.
Объективная сторона убийства, причинения смерти по неосторожности и доведения до самоубийства не может быть охарактеризована однозначно.
Убийство (ст. 105 УК).
Наиболее распространенным из названных выше преступлений является убийство, которое в ч. 1 ст. 105 УК определяется как умышленное причинение смерти другому человеку. Это определение убийства нельзя признать полным (в нем нет, например, указания на противоправность причинения смерти другому человеку), но оно вносит определенность, относя к убийству только умышленное причинение смерти, исключая таким путем причинение смерти другому человеку по неосторожности из категорий убийств.
Убийство может быть совершено как путем действия, так и бездействием. Чаще всего оно совершается действием, направленным на нарушение функций или анатомической целостности жизненно важных органов другого человека. Оно может быть совершено путем физических действий и психического воздействия, когда потерпевший лишается жизни как непосредственно виновным, так и при помощи других лиц, не сознающих действительного характера содеянного в силу создавшейся обстановки или вследствие психической неполноценности или малолетия. При этом необходимо учитывать, что психическая травма сама по себе может вызвать смерть лица, страдающего заболеванием сердца и сосудистой системы. Причинение такому лицу психической травмы другим лицом, осведомленным о болезненном состоянии потерпевшего, при определенных обстоятельствах (во всяком случае при наличии цели лишения жизни) должно признаваться убийством. Представляется, что подговор к самоубийству лица, не сознающего значение этого акта, а также создание обстановки «безысходности» для другого лица с тем, чтобы оно покончило с собой, также должны рассматриваться как убийство.
Установление способа действия как признака объективной стороны убийства имеет серьезное значение для его квалификации.
При анализе объективной стороны убийства необходимо учитывать, что действие или бездействие является лишь внешним признаком пре-
32
Глава III
ступлсния. Это объясняется тем, что его общественная опасность в конечном счете заключается в причиненном вреде — смерти потерпевшего. Наступление ее как последствие преступных действий является обязательным признаком объективной стороны убийства.
Еще одним признаком объективной стороны при убийстве является причинная связь между действием (бездействием) виновного и наступившей смертью потерпевшего.
К характеристике объективной стороны относится и конкретная обстановка совершения убийства. Она имеет значение не только для решения вопроса о наличии или отсутствии причинной связи, но и при определенных обстоятельствах для оценки степени тяжести и квалификации этого преступления.
Субъектом убийства, предусмотренного ст. 105 УК, может быть лицо, достигшее \А лет, а убийства предусмотренного ст. 106—108 УК, может быть лицо, которому исполнилось J6 лет.
Субъективная сторона убийства характеризуется психическим отношением субъекта к своим действиям (бездействию) и последствиям — наступившей смерти потерпевшего. Убийство относится к числу тех немногих преступлений, которые могут быть совершены как с прямым, так и с косвенным умыслом.
Убийство, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК, является основным составом данного вида преступлении не только потому, что такие убийства составляют около 60% от числа всех совершенных убийств, по и в связи с тем, что в этой норме содержится определение понятия убийства. Иногда рассматриваемое убийство не без оснований называют простым убийством. Дело в том, что сама по себе ч. 1 ст. 105 УК не содержит каких-либо квалифицирующих признаков. Она применяется в тех случаях, когда в преступлении отсутствуют признаки ч. 2 ст. 105 и ст. 106-108 УК.
К убийствам, квалифицируемым по ч. 1 ст. 105 УК, практика относит чаще всего убийства по мотивам ревности или мести на почве личных отношений, в ссоре или драке.
Убийство из ревности, как правило, совершается в связи с действительной или мнимой изменой, отказом от сожительства, нарушением обещания выйти замуж или жениться. Убийство из ревности необходимо отграничивать от убийства из хулиганских побуждений, когда ревность используется виновным лишь как предлог для скандалов, издевательств и последующего убийства потерпевшей. Потерпевшая в таких случаях зачастую вообще не давала никаких поводов для ревности. В подобных ситуациях важно выяснить, какой мотив был доминирующим, определяющим поведение виновного.
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
33
Убийство из мести на почве личных отношений возможно в связи с самыми различными поступками потерпевшего, относящимися как к правомерным, так и к противоправным действиям, совершенным непосредственно перед убийством или когда-то в прошлом. Убийство из мести необходимо отграничивать от убийства из хулиганских побуждений, когда предлогом для убийства избирается какой-либо малозначительный поступок потерпевшего (например, отказ дать прикурить, поделиться спиртными напитками).
Факт ссоры или драки при убийстве не влечет сам по себе применения ст. 105 УК. Для квалификации убийства, совершенного в ссоре или драке, не имеет значения, кто (потерпевший или виновный) явился ее зачинщиком, а равно была ли драка обоюдной. Установление указанных обстоятельств не устраняет совершения убийства при отягчающих или смягчающих обстоятельствах, и только при отсутствии этих обстоятельств убийство, совершенное в ссоре или драке, подлежит квалификации по ч. 1 ст. 105 УК.
При исследовании мотивов и обстоятельств умышленного убийства, дающих основания для применения ч. 1 ст. 105 УК, необходимо учитывать, что они часто не имею! самостоятельного значения для квалификации. Например, совершение убийства па почве ревности вовсе не исключает его квалификации по ч. 2 ст. 105 или по ст. 107 УК в зависимости от наличия отягчающих и ли смягчающих обстоят ельств, влияющих на квалификацию.
Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 22 декабря 1992 г. «О судебной практике об умышленных убийствах» рекомендовал судам по делам об убийствах, совершенных из ревности пли мести на почве личных отношений, а также по другим мотивам, тщательно выяснять все обстоятельства преступления, чтобы квалифицирующие признаки других видов убийств не остались без соответствующей юридической оценки1.
По ч. 1 ст. 105 УК РФ могут быть квалифицированы убийства, совершенные в результате: неправомерного применения оружия лицом, охраняющим какой-либо объект, при неисполнении потерпевшим его требований; лишения жизни лица, ошибочно принятого за нападающего, при отсутствии признаков необходимой обороны (из трусости); проведения научного эксперимента или реализации изобретения; договоренности об убийстве по просьбе потерпевшего. Заметим, что в одном из проектов нового УК предусматривалась ответственность за убийство из сострадания к тяжело больному человеку (эвтаназия), но затем этот
' Бкшкчспь Вирхошюго Суда РФ 1993 №2 С 3—6
1361
34
Глава III
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
35
состав преступления был исключен. Теперь за такое преступление наступает ответственность также по ч. 1 ст. 105 УК. Статья 45 Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 г. запрещает медицинскому персоналу удовлетворять просьбу больного человека об эвтаназии1.
Нередко встречаются убийства, по которым мотив преступления не установлен. Их в некоторых случаях относят к убийствам из хулиганских побуждений. Однако при неустановлении мотива и при отсутствии других обстоятельств, влияющих на квалификацию, эти убийства в действительности должны относиться к преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 105 УК РФ. Очевидно, что коль скоро не выяснен мотив преступления, значит не установлены и хулиганские ;
побуждения.
Убийство при отягчающих обстоятельствах, предусмотренное ч. 2 ст. 105 УК, представляет наибольшую общественную опасность по сравнению с другими убийствами. Статистика свидетельствует о том, что таких убийств в России около 15% от всех зарегистрированных убийств. Для признания убийства совершенным при отягчающих обстоятельствах необходимо установить, что действия виновного подпадают под один или несколько признаков, перечисленных в ч. 2 упомянутой статьи.
В УК дается новая по сравнению с УК РСФСР классификация отягчающих обстоятельств убийства, уточнена редакция некоторых квалифицирующих признаков и введены новые признаки. Все эти новации мы рассмотрим при анализе каждого из отягчающих обстоятельств.
Убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105). Отнесение этого признака убийства к отягчающим обстоятельствам объясняется тяжестью наступивших последствий и опасностью личности виновного, лишающего жизни нескольких человек. Пленум Верховного Суда РФ в п. 11 упомянутого постановления от 22 декабря 1992 г. разъяснил, что при квалификации убийства по этому признаку необходимо исходить из того, что действия виновного должны охватываться единством намерения п должны быть совершены, как правило, одновременно. К одновременному убийству двух или более лиц следует отнести такие убийства, при которых потерпевшие были лишены жизни бел большого разрыва во времени. Например, причинение смерти одним выстрелом либо причинение смерти одному за другим. Но возможен и некоторый разрыв во времени между убийствами. О единстве намерения в таких
1 Ведомое I и С ье.)ДД пар деиуытои РФ и Всрхо» Соне и РФ 1993 №33 Ci.1318
случаях свидетельствует умысел на совершение убийства двух или более лиц и один и тот же мотив лишения жизни.
Вполне во «южны убийства одною лица за другим по разным мотивам, например одного потерпевшего — из хулиганских побуждений, а другого — в связи с выполнением им общественного долга пли с целью сокрытия первого убийства.
Убийство одного человека и покушение на жизнь другого не может рассматриваться как оконченное преступление — убийство двух или более лиц. Поскольку преступное намерение убить двух лиц не было осуществлено по причинам, не зависящим от воли виновного, содеянное, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ, следует квалифицировать как убийство по соответствующей статье УК и как покушение на убийство двух и более лиц (п. 11 того же постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г.).
Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст 105). Повышенная общественная опасность такого убийства объясняется тем, что виновный действует по мотиву мести за выполнение потерпевшим обязанностей по службе или за общественную деятельность.
Близкими могут быть не только родственники, но и любые другие лица, которых любит, ценит, уважает, которыми дорожит это лицо. Пленум Верховного Суда РФ в п. 7 постановления от 22 декабря 1992 г. разъяснил, что под служебной деятельностью следует понимать действия любого лица, входящие в круг его служебных обязанностей, вытекающих из трудового договора с государственными, кооперативными или иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству, а под выполнением общественного долга — как осуществление гражданами специально возложенных на них общественных обязанностей, так и совершение других действий в интересах общества или отдельных лиц (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении и т.п.).
Для признания убийства совершенным на почве мести за выполнение потерпевшим своих служебных обязанностей или общественного Долга не имеет значения, совершено ли оно при исполнении потерпевшим служебных обязанностей пли общественного долга либо в другое время; в момент, когда потерпевший выполнял действия, вызвавшие месть виновного, либо спустя какой-то промежуток времени.
По п. «б» ч. 2 ст. 105 УК подлежит квалификации убийство и с
36
Глава III
/целью воспрепятствовать служеоной деятельности потерпевшего или выполнению им спужебного долга, т.е. совершенное до того, как потерпевший совершил действия, которые виновный считал для себя нежелательными. В тех же случаях, когда убийство связано с незаконной служебной деятельностью (злоупотребление служебным положением, превышение власти и г.п.), такая квалификация убийства не применяется.
Указание на убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК), является новым квачифициругощим обстоятельством для убийства. В УК РСФСР его не было.
К беспомощным потерпевшим следует отнести прежде всего престарелых, больных и малолетних. Состояние беспомощности характеризуется неспособностью жертвы оказать убийце сопротивление или уклониться от встречи с ним. Представляется, что по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК следует квалифицировать также убийство потерпевшего, находящегося в бессознательном состоянии, в обмороке, сильном опьянении или во время сна.
Потерпевший должен находиться заведомо для виновного в беспомощном состоянии, т.е. виновный должен осознавать, что, совершая убийство, он использует беспомощность своей жертвы. При похищении люден или захвате заложников, когда в связи с этим совершено умышленное лишение жизни потерпевшего, действия виновного должны квалифицироваться не только по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК, но и по совокупности соответственно по ст. 126 или 206 УК.
Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК), отягчается тем, что жизни лишается и плод человека. Обязательным условием для применения этой нормы является заведомая осведомленность виновного о беременности потерпевшей (наличие внешних признаков беременности или доказательств, свидетельствующих о том, что виновный знал о беременности потерпевшей).
Для применения п. «г» ч. 2 ст. 105 УК не имеют значения сроки беременности и жизнеспособность плода.
Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК). Каждое убийство является жестоким преступлением, поэтому в данном случае необходимо установить его особую жестокость. Пленум Верховного Суда РФ в п. 8 постановления от 22 декабря 1992 г. подчеркнул, что понятие особой жестокости связывается как со способом
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
37
убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении особой жестокости.
В том же постановлении Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что признак особой жестокости наличествует, в частности, в тех случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязания или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д.). Особая жестокость может выражаться также в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняе г им особые страдания. Она проявляется и тогда, когда виновный после нанесения ранения препятствовал оказанию помощи истекающему кровью потерпевшему.
Множественность ранений при убийстве сама по себе не является обстоятельством, которое во всех случаях следует рассматривать как свидетельство совершения преступления с особой жестокостью1.
В случае признания убийства совершенным с особой жестокостью вследствие причинения потерпевшему большого количества ранений не имеет значения, явилось ли каждое из этих ранений смертельным. Это объясняется тем, что в законе говорится об «особой жестокости» убийства, а не о способе, «особо мучительном для убитого». Решая вопрос об особой жестокости убийства, необходимо учитывать, что понятие «особая жестокость» не медицинское, а юридическое. В то же время убийство, совершенное особо мучительным для убитого способом, во всех случаях должно признаваться совершенным с особой жестокостью.
Для применения п. «г» ч. 2 ст. 105 УК не требуется, чтобы виновный, совершая умышленное убийство, действовал специально с целью проявления особой жестокости; достаточно установить, что он сознательно допускал особую жестокость своих действий.
Глумление над трупом может свидетельствовать об особой жестокости убийства только в том случае, если виновный не осознавал, что смерть потерпевшего до этого уже наступила. Расчленение трупа или его уничтожение практически во всех случаях является способом сокрытия следов совершенного убийства. Встречающиеся в практике в
См Посишошнчшя и онридсжчшя ио уголовным долам Верховного Су/у РСФСР (1981-1988) М, 1989. С 188-189
38
Глава II!
последние годы случаи каннибализма, по нашему мнению, также находятся за пределами данного состава преступления, если не установлена специальная цель совершения этого преступления с oco6oii жестокостью.
Убийство, совершенное общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК). В УК РСФСР формулировка аналогичного обстоятельства была иной: убийство способом, опасным для жизни многих людей. Новая формулировка представляется более полной, хотя она не прекращает ведущиеся споры о наличии или отсутствии в данном конкретном случае угрозы для жизни многих людей. Теперь необходимо установить прежде всего общеопасность самого способа совершения убийства. Для установления способа убийства, как правило, имеют значение орудия it средства, при помощи которых оно совершено.
Общеопасным по своему характеру является такой способ, который в любом случае представляет опасность для людей, например при применении для убийства взрывчатых веществ, бомб, оружия ши i орудий, предназначенных для ведения военных действий, ядовитых веществ, продуктов ядерного распада, при поджоге, разрушении плотины, удерживающей массы воды или селя. Здесь решающую роль играют средства, примененные для убийства.
Общсопасным в конкретной обстановке совершения преступления является и такой способ, когда, преследуя цель убийства одного человека, виновный одновременно угрожает жизни многих людет!, например, увидев жертву среди других людей, он направляет на нее (а значит, и на других лиц) на большой скорости автомобиль или другой источник повышенной опасности. Иначе должно быть оценено убштство при умышленном наезде на одного человека в безлюдном месте. В этих случаях решающую роль для квалификации преступления играют способ и место совершения убийства. Квалификация убийства по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК возможна только в том случае, если опасность для жизни многих людей была действительной, а не мнимой.
Для квалификации убийства по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК необходимо установить, что виновный, осуществляя умысел на убийство определенного лица, сознавал, что он применяет общеопасный способ, который может причинить вред жизни и здоровью других лиц, «исходя не только из оценки поражающих свойств орудия преступления, но и из конкретной обстановки происшествия»1.
Для признания убийства совершенным общеопасным способом не
' Вюллегсиь Всрхониого Суда СССР 19G7. № 36. С. 17.
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
39
имеет значения, наступили ли какие-либо последствия для других лиц, которые находились в опасности при совершении убийства.
В п. 9 упомянутого постановления от 22 декабря 1992 г. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что в случае нанесения телесных повреждений другим лицам действия виновного надлежит квалифицировать не только как убийство, совершенное способом, опасным для жизни многих людей, т.е. общеопаспым способом, но также по статьям УК, предусматривающим ответственность за умышленное причинение телесных повреждений.
Совершение убийства группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК).
Практика показала, что особая опасность убийства, совершенного группой лиц, состоит не столько в предварительном сговоре, сколько в том, что такое убийство ставит потерпевшего в процессе совершения преступления в невыгодное положение по соотношению сил, сокращает, а иногда парализует его возможности к оказанию сопротивления. Вместе с тем в п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК специально указано на наличие предварительного сговора и организованной группы, что подчеркивает особую общественную опасность этих обстоятельств. Представляется, что формулировка п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК охватывает все виды убийства, совершенного двумя и более лицами. Анализируемая новелла не исключает, а предполагает обязанность следователя и суда по делам об убийствах, когда к уголовной ответственности привлекается несколько лиц, исследовать характер участия в преступлении каждого обвиняемого. В связи с этим сохраняют силу и после принятия нового УК рекомендации, данные Пленумом Верховного Суда РФ в п. 2 постановления от 22 декабря 1992 г. В нем говорится, что в качестве исполнителей преступления следует признавать лиц, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, и непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего. При совершении убийства несколькими лицами суды должны тщательно исследовать, имелась ли предварительная договоренность между участниками преступления, были ли распределены между ними роли, а также исследовать все обстоятельства, с учетом которых может быть сделан вывод о наличии или отсутствии организованной группы. При этом судам рекомендовано иметь в виду, что квалифицирующие признаки убийства, которые относятся исключительно к личности виновного, например неоднократность (п. «и» и «л» ст. 102 УК РСФСР), должны учитываться при квалификации только в отношении тех соучастников, к которым эти признаки относятся непосредственно. Подчеркнем, что выявление
40
Глава III
роли каждого соучастника убийства имеет значение не только для квалификации преступления, но и для индивидуализации наказания.
Убийство из корыстных побуждений или но найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з# ч. 2
ст. 105 УК). В УК РСФСР речь шла только об убийстве из корыстных побуждений. Первые три дополнения (убийство по найму, при разбое п вымогательстве), по существу, носят уточняющий характер, так как и без этого здесь очевиден корыстный мотив: виновный стремится получить материальную выгоду. При бандитизме же как отягчающем обстоятельстве убийства мотив чаще всего совпадает с корыстными побуждениями, но он может иметь и самостоятельный, присущий бандитизму, оттенок, когда налицо побуждение нанести ущерб общественной безопасности. При этом корыстного мотива может и не быть. Пленум Верховного Суда РФ в п. 5 постановления or 22 декабря 1992 г. разъяснил, что корыстным следует считать убийство, совершенное в целях получения виновным или другими лицами материальной выгоды (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилище, вознаграждения от третьих лиц и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.).
Вместе с тем неправильно было бы чрезмерно расширять понятие корысти. В судебной практике, например, встречаются случаи признания корыстным убийством лишение жизни лица, совершившего кражу. Виновный, совершая такое убийство, руководствуется мотивом мести и никакой выгоды материального характера в результате убийства не извлекает. Президиум Верховного Суда РСФСР признал также, что убийство при охране имущества лица, посягающего на него, не является убийством из корыстных побуждений1.
Для корыстного убийства не имеет значения, достиг ли виновный цели получения материальной выгоды. Важно установить, что он руководствовался при совершении убийства (как и при покушении на него) корыстным мотивом, который в любом случае должен возникнуть до убийства, а не после его совершения. Равным образом, для признания корыстного убийства оконченным преступлением не имеет значения, получил ли виновный те блага, к которым стремился, совершая убийство.
При корыстном убийстве (без разбойного нападения и бандитизма) виновный всегда действует с прямым умыслом; корыстное убийство при разбойном нападении и бандитизме может быть совершено и с
1 Бюллетень Верховною Суда РСФСР. 1963. № 3 С. 5.
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
41
косвенным умыслом. Например, преступник совершил нападение на пьяного, раздел его и оставил (без цели лишения жизни) на сильном морозе и тот умер от переохлаждения. Здесь виновный не желал смерти потерпевшего, но сознавал, что она может наступить, и относился к такому последствию безразлично.
Для квалификации корыстного убийства и разбойного нападения по совокупности этих преступлений необходимо установить, что убийство было совершено, во-первых, путем нападения, во-вторых, с целью завладения имуществом (похищения его) и, в-третьих, завладение имуществом осуществлено в момент совершения убийства или непосредственно после него. Президиум Верховного Суда РСФСР признал, что лицо, совершившее в целях завладения чужим имуществом разбойное нападение, повлекшее смерть потерпевшего, с учетом направленности умысла несет ответственность за корыстное убийство и разбойное нападение, если между нападением и завладением имуществом имеется некоторый разрыв во времени1.
Корыстное убийство, сопряженное с вымогательством, может быть совершено с прямым умыслом с целью устранения других лиц, а также по мотиву мести за отказ передать деньги или иное имущество. Такое убийство может быть совершено и с косвенным умыслом, когда примененные «средства воздействия» на жертву с целью вымогательства привели к смерти потерпевшего, к возможности наступления которой виновный относился безразлично. Во всех этих случаях преступления должны квалифицироваться по совокупности совершенных преступлений по п. «з» ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 163 УК. Таким же должен быть подход при совершении убийства участниками банды. Еще до принятия нового УК Пленум Верховного Суда РФ рекомендовал квалифицировать данное деяние как корыстное убийство и бандитизм по совокупности совершенных преступлений2, теперь по п. «з» ч. 2 ст. 105 и ч. 2 ст. 209 УК.
Убийство из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК). Мотивы действий виновного при таком убийстве характеризуются признаками хулиганства (ст. 213 УК). Оно состоит в грубом нарушении общественного порядка, выражающемся в явном неуважении к обществу, сопровождающемся применением насилия к гражданам либо угрозой такого насилия, аравно уничтожением или повреждением чужого имущества. При совершении убийства из хулиганских побуждений виновный получает удовлетворение от самого факта лишения жизни другого человека либо от таких действий, направленных па грубое нарушение
1 Бюллетень Верховною Суда РСФСР. 1977 № 10 С. 4.
2 Бюлжчсчи, Верховного Суда РФ 1993 М<_> 2 С. 5
42
Глава III
общественного порядка и проявление явного неуважения к обществу, которыми человек может быть лишен жизни.
Убийство из хулиганских побуждений часто характеризуется отсутствием видимых поводов к убийству и тем, что виновный не преследует какой-либо иной цели, помимо лишения жизни другого человека. К убийствам по этому мотиву следует также относить и те, которые совершаются по незначительному поводу, в ответ на справедливое и сделанное в общепринятой форме замечание виновному. Для признания убийства совершенным из хулиганских побуждений необходимо исключить наличие других мотивов убийства, определяющих поведение виновного при совершении этого преступления. При этом надо учитывать, что убийство из хулиганских побуждений может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом.
Практика показывает, что вывод о совершении убийства из хулиганских побуждений, как правило, может быть сделан только на основании анализа характера действий виновного в момент убийства, его поведения как до убийства, так и после его совершения.
В некоторых случаях убийство квалифицируется как совершенное из хулиганских побуждений только на том основании, что не был установлен мотив и преступление признано безмотивным. Между гем убийство, как и любое умышленное деяние вменяемого человека, вообще не может быть совершено безмотивно. «Отсутствие» мотива убийства в таких случаях является результатом поверхностною расследования и судебного разбирательства. Если все же указанный мотив не был установлен, то, как уже отмечалось, действия виновного необходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Ошибочным является и признание убийств в драке, ссоре, а также из мести, ревности и по некоторым другим мотивам совершенными из хулиганских побуждений только по той причине, что они осуществлены в общественных местах.
Убийство из хулиганских побуждений может быть сопряжено с хулиганством, которое не охватывается диспозицией п. «и» ч. 2 ст. 105 УК. Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 6 постановления от 22 декабря 1992 г., содеянное в таких случаях надлежит квалифицировать по совокупности совершенных преступлений — теперь по п. «и» ч. 1 ст. 105 и, в зависимости от обстоятельств, по одной из частей ст. 213 УК.
Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК). Новый УК по сравнению с рапсе действовавшим дополнен здесь только ссылкой на насильственные действия сексуального характера исходя из
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
43
ст. 132 УК РФ, которая эти действия по общественной опасности приравняла к изнасилованию.
Убийство признается совершенным при отягчающих обстоятельствах, когда речь идет об убийстве с целью сокрытия или облегчения любого преступления независимо от его тяжести. При квалификации данного вида убийства необходимо учитывать, что оно может быть совершено только с прямым умыслом, поскольку в законе определена специальная цель совершения данного преступления.
Для применения п. «к» ч. 2 ст. 105 УК не требуется, чтобы виновный в результате убийства достиг цели (облегчил совершение или обеспечил сокрытие совершенного преступления) — достаточно установить сам факт убийства с той целью. В то же время оно может быть признано совершенным с целью сокрытия другого преступления только в том случае, если органу власти о совершенном преступлении не сообщено либо если виновный, совершая убийство, не был осведомлен о таком сообщении.
Преступление, с целью облегчить совершение или сокрытие которого было совершено убийство, подлежит самостоятельной квалификации. Например, если убийство было совершено с целью облегчения совершения кражи, действия виновного подлежат квалификации по п. «к» ч. 2 ст. 105 и ст. 158 УК.
Убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, является частным случаем убийства с целью сокрытия другого преступления. Оно может быть совершено как после, так и в процессе изнасилования. Убийство, которое совершено в процессе насилия, как правило, характеризуется косвенным умыслом. Виновный, стремясь преодолеть сопротивление потерпевшей, душит жертву или наносит ей удары по голове и телу, не желая, но сознательно допуская наступление смерти. Но убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, может быть совершено и с прямым умыслом, например из мести за оказанное сопротивление или за угрозу сообщить о насилии в органы уголовной юстиции.
Пункт «к» ч. 2 ст. 105 УК подлежит применению и в том случае, когда убийство совершило одно из лиц, участвовавших в изнасиловании или совершении насильственных сексуальных действий. При наличии сговора на убийство ответственность за его совершение наступает по правилам соучастия. Если же имеет место эксцесс исполнителя, действия участников насилия квалифицируются с учетом данного обстоятельства.
В п. 10 упоминавшегося постановления Пленума Верховного Суда
44
Глава III
РФ от 22 декабря 1992 т. подчеркивается, что при убийстве, сопряженном с изнасилованием (теперь — и с насильственными действиями сексуального характера), совершаются два самостоятельных преступления, которые в зависимости от конкретных особенностей дела следует квалифицировать как убийство, совершенное при указанных обстоятельствах, и по соответствующей статье о преступлениях, посягающих на половую неприкосновенность.
Убийство на почве национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК)1,
Установление факта возбуждения национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды при убийстве является обязательным. Данный мотив может сочетаться с мотивом мести на почве осуществления служебной деятельности или выполнения общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК). Одновременно с п. «л» возможна квалификация и по п. «з», «и» и «к» ч. 2 ст. 105 УК, когда установлены корыстные или хулиганские побуждения при убийстве либо последнее сопряжено с бандитизмом или изнасилованием либо с сокрытием другого преступления. Однако мотив национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды должен быть установлен как самостоятельный доминирующий (обязательно присутствующий) мотив.
Убийства на почве кровной мести в Российской Федерации встречаются в некоторых республиках Кавказского региона. Кровная месть — это обычай, в силу которого родственники убитого или лицо, считающее себя обиженным, «обязаны» убить обидчика. Особая общественная опасность убийства на почве кровной мести состоит не только в самом факте убийства, но и в том, что второе убийство, совершенное на почве кровной мести, как правило, не снимает с родственников второго потерпевшего «обязанности» мстить за его убийство. В таких случаях кровная месть может служить мотивом убийства нескольких человек. Для признания убийства совершенным по мотиву кровной мести должно быть установлено, что виновный принадлежит к той группе населения, которая признает обычай кровной мести, потерпевший же может к этой группе населения и не относиться. Убийство на почве кровной мести может квалифицироваться по п. «л» ч. 2 ст. 105 УК и в том случае, когда оно совершено за пределами местности, где постоянно проживают коренные жители, признающие обычай кровной мести.
Кровную месть как мотив убийства следует отграничивать от убийства из мести, возникающей на почве личных отношений. Поэтому
1 О попиши побуждения национальной, расоыои или релшиозпоп нражды см ыану XVI учебника
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
45
1
п. «л» ч. 2 ст. 105 УК не подлежит распространительному толкованию и должен применяться только в случаях, когда убийство обусловлено кровной местью как пережитком родового быта. Убийство из мести, возникшей на почве личных отношений, при отсутствии признаков ч. 2 ст. 105 квалифицируется по ч. 1 этой статьи.
Убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105 УК). В УК РСФСР аналогичного обстоятельства, отягчающего убийство, не было. В связи с расширением возможностей медицины по пересадке органов и тканей одного человека другому включение данного признака убийства в ст. 105 УК является вполне обоснованным.
Субъектом такого убийства может быть любое лицо, включая медицинского работника, без которого совершение данного преступления маловероятно, но возможно. Например, жертва убийства может быть выдана заинтересованным в операции лицом за потерпевшего от дорожно-транспортного происшествия. Способ убийства — изъятие у потерпевшего органа или тканей (обман под видом медицинской операции, насилие с применением наркоза или наркотиков и т.п.), в результате которого наступила смерть потерпевшего, для квалификации преступления по п. «м» ч. 2 ст. 105 УК значения не имеет.
Субъективная сторона преступления, исходя из указанной в законе цели, характеризуется только прямым умыслом. Мотивом чаще всего является корысть, но могут быть и другие мотивы, например карьеристские побуждения — угодить начальнику, заинтересованному в операции, желание спасти жизнь близкого человека за счет жизни другого, посторошшего лица и т.п. В зависимости от мотива такое убийство подлежит квалификации соответственно по п. «з» пли по п. «м» ч. 2 ст. 105 УК.
Убийство, совершенное неоднократно (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК). При применении признака неоднократности следует учитывать количественный признак неоднократности — минимум два преступления, и качественный — идентичные преступления, предусмотренные одной статьей или одной ее частью, либо однородные преступления, предусмотренные разными статьями или частями статей1.
При характеристике неоднократности по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, по нашем}' мнению, следует исходить из того, что это понятие: 1) охватывает ранее применявшееся в УК РСФСР (п. «и» ст. 102 УК РСФСР) понятие совершения убийства «лицом, ранее совершившим умышленное убийство»; 2) не является синонимом судимости; 3) позволяет учи-
' См Новое у!одошюе нрано России Общая часть М , 1995 С 44
46
Глава II!
тывать при совершении убийства однородные преступления, которые включают не только преступления, предусмотренные ч. 1 и 2 ст, 105 УК, но и преступления, так или иначе связанные с умышленным посягательством на жизнь человека, и исключает посягательства, совершенные при смягчающих обстоятельствах, влияющих на их квалификацию. Следовательно, неоднократность имеет место в тех случаях, когда ранее были совершены преступления, соединенные с посягательством на жизнь человека (например, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов). С другой стороны, неоднократность не должна признаваться, если ранее были совершены преступления, предусмотренные ст. 107, 108, 109 УК; равным образом, не может быть квалифицировано по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК убийство в состоянии сильного душевного волнения, при превышении пределов необходимой обороны пли при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, если даже виновный в прошлом совершил умышленное убийство без смягчающих обстоятельств.
Из п. 12 упомянутого постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. следует, что ответственность за убийство, совершенное неоднократно, или за покушение на него наступает независимо от того, совершил ли виновный ранее убийство либо покушение, был ли он исполнителем или иным соучастником этого преступления.
Из п. 12 названного постановления также вытекает, что если виновный не был осужден за ранее совершенное убийство или покушение на него, подпадающие соответственно иод действие ч. 1 ст. 105 или ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК, то это его деяние подлежит самостоятельной квалификации, а последнее преступление, в зависимости от того, окончено оно или нет, следует квалифицировать по п. «н» ч.2 ст. 105 либо по ст. 30 н п. «п» ч. 2 ст. 105 УК. Такой же порядок самостоятельной квалификации деяний должен применяться в случаях: а) если сначала совершается покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах, а затем оконченное преступление — умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах или без таковых; б) когда первоначально совершается убийство при отягчающих обстоятельствах либо без них.
Пленум Верховного Суда РФ там же дал разъяснение, которое вполне применимо и к п. «п» ч. 2 ст. 105 УК: при совершении виновным двух покушений на убийство при отягчающих обстоятельствах, за первое из которых он не был осужден, содеянное в целом должно квалифицироваться по ст. 30, п. «н» ч. 2 ст. 105 УК и, кроме того, по соответствующим пунктам, предусматривающим отягчающие обстоятельства обоих покушений на убийство. В случае же, когда виновный совершил умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах и не был осужден за
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
47
него, а затем совершил такое же преступление, оба деяния должны квалифицироваться лишь по ч. 2 ст. 105 УК с соответствующими пунктами, включая п. «н» ч. 2 этой статьи закона.
Пленум Верховного Суда РФ в и. 20 постановления от 22 декабря 1992 г. обязал суды при назначении наказания за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах учитывать,совокупность всех обстоятельств, при которых оно совершено: вид умысла, мотивы и цель, способ, обстановку и стадию совершения преступления, тяжесть наступивших последствий, личность виновного и обстоятельства дела, смя! -чающие и отягчающие ответственность. Равным образом должны быть исследованы данные, относящиеся к личности потерпевшего, его взаимоотношения с подсудимым, а также поведение во время происшествия.
Убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК).
Объективная сторона этого преступления выражается в причинении смерти новорожденному ребенку путем действия (например, удушения или нанесения ран и ушибов) или бездействия — оставления новорожденного без помощи и кормления. Возможны две ситуации выполнения объективной стороны: 1) когда убийство совершается во время или сразу же после родов. Именно состояние женщины во время родов оказывается смягчающим обстоятельством; 2) когда роды миновали, но сложилась или продолжается с момента родов психотравми-рующая ситуация или имеет место состояние психического расстройства, которое не исключает вменяемости. Здесь имеются в виду психические аномалии, свидетельствующие об ограниченной вменяемости (сг. 22 УК РФ), которая в данном случае оказывается обстоятельством, влияющим на квалификацию преступления.
В законе, как видно, нет ответа на вопрос: можно ли отнести к такому убийству лишение жизни младенца до начала его дыхания или даже до появления на свет? В литературе высказывались различные точки зрения по данному вопросу. Мы присоединяемся к тем, кто полагает, что к рассматриваемому виду убийства следует относить не только убийство новорожденного после отделения плода от тела матери и начала самостоятельной жизни, по и убийство ребенка, не начавшего самостоятельной внеутробной жизни, например нанесением смертельной раны в голову рождающемуся ребенку еще до момента начала дыхания1.
Субъектом преступления может быть только мать ребенка, достигшая 16 лет.
С сцбърктивной стороны мать, причиняющая смерть своему ребен-
1 См . Курс уго.'юпион) irpaod M , 1970 Т. V. С. 22
48
Глава III
ку, сознает, чт о ее действия или бездействие направлены на лишение жизни человека. Они могут быть совершены как с прямым, так и с косвенным умыслом. Неосторожное причинение смерт и во время родов не влечет ответственноеги по ст. 106 УК.
При отсутствии названных выше условий применения ст. 106 УК убийство матерью новорожденного ребенка подлежит квалификации по ст. 105 УК в зависимости от конкретных обстоятельств и мотивов совершения преступления.
Убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК). Такие убийства совершаются не так уже редко. По данным МВД РФ, в 1994 г. они составляли около 15% от общего числа убийств. В отличие от ст. КМ УК РСФСР ст. 107 УК содержит две части. В части первой, являющейся как бы аналогом упомянутой ст. 104, речь идет не только о действиях потерпевшего, но и бездействии, при этом существенно уточняется характер поведения потерпевшего, которое может вызвать состояние сильного душевного волнения. Как видно из текста закона, в нем дана более точная характеристика виктимности потерпевшего, который, по существу, своими действиями провоцирует совершение виновным преступления в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения. В ч. 1 ст. 107 УК теперь не упоминаются не только близкие виновного, но и сам виновный, как это было в прежнем УК. В ч. 2 этой статьи предусматривается ответственность за убийство в состоянии аффекта двух и более лиц.
Сильное душевное волнение — это физиологический аффект, который представляет собой «крайне резко выраженную, но кратковременную эмоцию, возникающую в ответ на воздействие чрезвычайного раздражителя»'. От физиологического аффекта необходимо отличать патологический аффект, который является одним из видов временного расстройства душевной деятельности и исключает вменяемость. Физиологический аффект, наоборот, не исключает вменяемость, поскольку даже в самый сильный момент аффективной вспышки человек может «взять себя в руки»2. Иными словами, физиологический аффект лишь затрудняет, но не исключает вовсе самоконтроля, осознанного поведения и возможности удержаться от того или иного желания, подсказанного аффективным состоянием. В состоянии физиологического аффекта лицо отвечает за свои действия, но это состояние в данном случае расценивается в законе как смягчающее обстоятельство, влияющее на квалификацию убийства.
1 IIpaicniKVM но исимшн ии М,1Э72 С 208
2 Игнате ПИ Психология М, 1959 С 276.
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
49
Как следует из ст. 107 УК, при анализе объективной стороны убийства в состоянии аффекта необходимо установить, что аффект был вызван насилием или издевательством со стороны потерпевшего. Насилие может носить как физический, так и психический характер. Физическое насилие может состоять в нанесении побоев, телесных повреждений, лишении свободы с применением физической силы, связывании и тому подобных действиях. Издевательство — это чаще всего те же насильственные действия, которые характеризуются цинизмом (например, глумление) и растянуты во времени. Насилие и издевательство могут проявляться в психическом давлении, угрозах расправой или оглашения каких-либо действительных или вымышленных сведений, компрометирующих виновного либо других лиц, в судьбе которых он заинтересован; в тяжком оскорблении, которое следует понимать как грубое унижение чести и достоинства личности. Признание оскорбления тяжким зависит и от индивидуальных особенностей личности виновного в убийстве (болезненное состояние, беременность и т.п.). Для правильного решения вопроса, явилось ли оскорбление тяжким, должны быть исследованы все обстоятельства дела в совокупности с иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего. К ним могут быть отнесены действия, которые грубо нарушают нормы права, например право собственности или пользования, моральные нормы, например обман в семье, «подсиживание» на работе, предательство близкого друга.
Далее, аффект может быть вызван длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в результате систематического противоправного или аморального поведения потерпевшего. Психотравмирующая ситуация может возникнуть в результате систематических насильственных действий, мелких оскорблений, унижений, каких-либо «незначительных» или аморальных действий, когда в совокупности «чаша терпения» переполняется, возникает сильное душевное волнение, которое приводит к убийству обидчика.
Однако важно подчеркнуть, что для всех случаев поведения потерпевшего в момент убийства душевное волнение у виновного должно быть сильным и возникнуть внезапно.
Объективную сторону убийства в состоянии аффекта характеризуют действия виновного, направленные на лишение потерпевшего жизни; эти действия должны обязательно находиться в причинной связи с предшествующими действием или бездействием потерпевшего и с состоянием сильного душевного волнения.
Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее 16 лет.
С субъективной стороны рассматриваемое убийство может быть со-
•» не 1
50
Глава III
вершеио только умышленно — как с прямым, так и с косвенным умыслом. Умысел на убийство должен возникнуть внезапно. Если же умысел па убийство возник внезапно вследствие насилия, оскорбления или иных рассмотренных выше действий потерпевшего, но осуществлен был не сразу, а после какого-то промежутка времени, когда у виновного была реальная возможность «одуматься», убийство уже не может квалифицироваться по ч. 1 ст. 107 УК РФ.
В ч. 2 ст. 107 УК установлен квалифицирующий признак рассматриваемого преступления — предусматривается повышенная ответственность за убийство в состоянии сильного волнения двух или более лиц. Имеются в виду те случаи, когда к возникновению у виновного аффективного состояния причастны несколько лиц, которые в результате при совершении данного преступления стали потерпевшими. Когда виновный совершил убийство одного человека и покушался на жизнь другого в состоянии аффекта, преступление подлежит квалификации по ч. 1 ст. 107 и ст. 30, ч. 2 ст. 107 УК, поскольку оконченного преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 107 УК, не было совершено.
Убийство в состоянии аффекта может содержать одновременно и некоторые отягчающие обстоятельства, предусмотренные ч. 2 ст. 105 УК РФ. Смягчая наказание за убийство, совершенное в состоянии аффекта, закон исходит из того, что это преступление является ответным действием на поведение потерпевшего. Поэтому убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения, даже содержащее одновременно признаки, указанные в ч. 2 ст. 105 УК РФ, не превращается в убийство при отягчающих обстоятельствах, его необходимо квалифицировать по ст. 107. Пленум Верховного Суда РФ в п. 16 постановления от 22 декабря 1992 г. признал, что не должно квалифицироваться как совершенное при отягчающих обстоятельствах убийство в состоянии сильного душевного волнения не только двух или более лиц, но и совершенное с особой жестокостью; женщины, заведомо для винов-'ного находящейся в состоянии беременности; способом, опасным для жизни многих людей; лицом, ранее совершившим умышленное убийство. Поскольку диспозиции сопоставляемых преступлений в УК РСФСР и в новом УК существенно не изменились, представляется, что указанное разъяснение не потеряло своего значения.
Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108 УК).
В этой статье речь идет, по существу, о двух самостоятельных преступлениях, имеющих сходство по объекту посягательства, — о жизни человека и обстоятельствах, смягчающих ответственность, — и потому
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
51
объединенных в одной статье. УК РСФСР не содержал нормы об ответственности за убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившей) преиуплсние. По статистике МВД РФ в 1994 г., убийств при превышении пределов необходимой обороны было совершено около 12% от общего числа убийств. Сюда, очевидно, следует отнести и убийства при превышении мер, необходимых для задержания преступника, поскольку самостоятельного состава в прежнем УК не было.
Как следует из ст. 37 УК, не является преступлением лишение жизни лица в состоянии необходимой обороны, если не было допущено превышение ее пределов. В тех же случаях, когда пределы необходимой обороны были превышены, любое преступление признается совершенным при смягчающих обстоятельствах (п. «ж» ст. 61 УК). Аналогичные положения содержатся соответственно в ст. 38 п п. «ж» ст. 61 УК, когда речь идет о причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление.
В упомянутых ст. 37 и 38 УК говорится и о том, что превышением пределов необходимой обороны и превышением мер при задержании признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности или являющиеся явно чрезмерными. Из этих общих положений следует два принципиальных вывода: 1) убийство, предусмотренное ч. 1 и 2 ст. 108 УК, является преступлением умышленным, хотя в ст. 108 УК, как и в УК РСФСР, форма вины не определена; 2) при выяснении обстоятельств каждого такого вида убийства необходимо сопоставлять действия виновного и нападавшего или задерживаемого (оказавшегося потерпевшим) по характеру и степени общественной опасности и обстановке происшествия.
При отмеченном сходстве преступлений, предусмотренных в ч. 1 и 2 ст. 108 УК, они имеют и весьма различные признаки, которые обязывают каждый из этих составов преступлений рассматривать раздельно.
Совершая убийство в результате превышения пределов необходимой обороны, виновный стремится пресечь общественно опасное посягательство потерпевшего, т.е. руководствуется побуждениями, не порицаемыми правом и моралью. Поэтому закон — ч. 1 ст. 108 УК, устанавливая ответственность за убийство при превышении пределов необходимой обороны, исходит из того, что виновный, хотя и вышел за пределы допустимой обороны, тем не менее совершил преступление в условиях, смягчающих его ответственность.
Для квалификации убийства по ч. 1 ст. 108 УК должно быть прежде всего установлено, что состояние необходимой обороны действительно имело место, по были нарушены ее пределы. При отсутствии состояния
52
Глава III

стр. 1
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>