ОГЛАВЛЕНИЕ


Глава 4
КУЛЬТУРА ДЕМОКРАТИИ И
ИНФОРМАЦИОННО-ОБУЧАЮЩАЯ
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
§ 1. Социокультурный контекст изГшрательного процесса
Проблематика соотношения культуры и демократии, конфликта и консенсуса и демократическом политическом процессе приобретает особую нежность для понимания перспектив развития российской государственности. Естественная среда обитания современного конституционного государства — наличие развитого гражданского общества и культуры ответственного участия в процессах и системе власти и местного самоуправления — для отечественной практики уже предмет не только теоретических размышлений, но и реальных политико-правовых событий и изменении. Вместе с тем, хотя формально в постсоветской фазе эволюции российской государственности уже приобретен разнообразный опыт и навыки участия или неучастия граждан в формировании выборных законодательных и исполнительных институтов государственной власти, тем не менее итоги преобразования системы властных отношений на действительно демократической, политически открытой и юридически мотивированной основе оставляют впечатление структурной незавершенности и функциональной неопределенности.
Власть, формально санкционированная электоральным согласием избирателей, пытается сохранить традиционную для административно-бюрократической государственности независимость от общества и граждан. Она нередко претендует на одностороннее определение целей и направлений общественною реформирования вне и помимо политического процесса. Оснопные политические и законодательные решения вырабатываются зачастую в нишах, не-
14

доступных для повседневного гражданского контроля. Политический процесс подчас выступает в форме имитации демократических процедур выработки согласия по основным аспектам развития и носит закрытый (ограниченный по составу своих участников) характер. В качестве монопольного субъекта политических отношений продолжает выступать само государство в лице своих институций и должностных лиц. Все остальное социально-политическое пространство составляет безучастный фон, с которым властные органы вынуждены считаться лишь в ситуации прямой общественной конфронтации. Поэтому на практике оказывается, что все социальные агенты, включенные в политический диалог, являются элементами административной структуры, устанавливаюшей границы и условия их вхождения в политический процесс.
Повсеместное осознание элементарного для демократической государственности факта, что полномочия на власть — всего лишь отражение политического волеизъявления граждан в результате конкурентных, периодически проводимых конституционных выборов, после завершения которых граждане не перестают быть реальными и действительными носителями функций верховной власти на любом уровне ее организации и осуществления, до сих пор остается желаемым образом или пропагандистской декларацией, а не предметной социокультурной реальностью и политико-правовым императивом. Поэтому рассуждать о выборной представительной демократии как развитом явлении не только в институциональном, но и культурном аспекте, применительно к современной российской ситуации можно только с известными ограничениями.
Политическая демократия в любой ее конкретной исторической разновидности — это не просто совокупность институтов, норм, правил и процедур; это не только и не столько юридически и институционально оформленная структура публичной власти. В своем" исходном цивилиэационном значении это прежде всего культура мотивирования граждан на участие в ее организации и функционировании, их способности и желания быть полноценным и полноправным субъектом политики и государственного управления.
Культура демократии — весьма сложное явление и категория. В широком смысле она охватывает все компоненты общественного сознания, обнаруживает и воспроизводит себя на познавательном, эмоционально-волевом и ориентационном уровнях его
существования, проявляет себя в определенном типе восприятия и понимания, поведения в политическом процессе. Применительно к выборам и регулирующему их законодательству культура демократии выражается в системе норм и ценностей, позиций и действий граждан и социальных групп в избирательном процессе. Поэтому вполне корректно в общей структуре культурных ориентации и предпочтений, настроений и ожиданий выделить достаточно самостоятельный фрагмент, характеризующий культуру участия граждан в процессах и системе власти или культуру демократических выборов.
Культура демократических выборов — это одновременно процесс и состояние, проявление исторической инерции и развития, социальной традиции и инновации. В понимании и отношении к существующей политической системе и ее институтам, восприятии и оценке социальной эффективности их деятельности сосуществуют и сталкиваются как ситуативные, подверженные спонтанным колебаниям реакции граждан, социальных групп и общества в целом, так и устоявшиеся, не подверженные сиюминутным изменениям базовые ориентации, фиксирующие и отражающие уровень и структуру участия общества в политическом процессе, структуру фундаментальных исторически заданных представлений, определяющих (а зачастую и консервирующих) в итоге содержание и смысл выбора того или иного варианта политико-экономического развития системы, правительственного курса и конкретных носителей властных функций и полномочий. Отсюда становится вполне очевидной взаимозависимость национальной культуры и политической демократии, множественность исторических форм их сосуществования и взаимовлияния, ее вариативность.
••
I- -v ГТ
§ 2. Политическое наследие прошлого и электоральная демократия в России
Политическая демократия в культурном аспекте своего определения — это прежде всего атмосфера политического партнерства и согласия, изначальной психологической мотивации и условий общественно-политических перемен. И хотя первые признаки движения к конституционно-демократической государственности просматриваются в переходный период развития России, тем не менее ориентация на авторитарную экономиче-
116

скую и политическую модернизацию имеет более чем достаточные основания для своего практического воплощения. Несмотря на появление по аналогии с рыночно-демократическими системами таких субъектов политических отношений, как партии и общественно-политические движения, импульсивные поиски ими собственной идеологии и социальной базы являются индикатором того, что их роль и влияние имеют поверхностный и ограниченный характер, ибо государственные институты сохраняют свою административно-бюрократическую природу. Слабая партийно-политическая инфраструктура государственной власти не оказывает существенного влияния на выбор стратегии и тактики проведения экономических и политических реформ. Таким образом, фактически и по существу элементы старой административной практики управления общественным развитием не только сохраняются, но и воспроизводятся на казалось бы новой социальной и политической основе.
Конечно, переходная политическая структура и обслуживающая ее потребности электорально-правовая среда — это уже не система, основанная на иерархически несменяемой власти и подчинении, в которой избирательный процесс занимает маргинальное место. Но это еще и не система развитых институтов конкурентной представительной демократии, открытых политическим требованиям граждан и обеспечивающих регулярные выборы и периодическую смену власти по итогам работы в юридически фиксированный интервал времени. Этим объясняется ее политическая нестабильность, эпизодически вспыхивающие дискуссии о возможности переноса срока конституционных выборов или их отмены или замены референдумами о пролонгации сроков полномочий выборных институтов, Тот же источник имеют ее конфликтогенность и взаимное недоверие складывающегося гражданского общества и склонного к политической монополии на власть бюрократического государства, желающего существовать вне и помимо политико-правовой, электоральной оценки собственной деятельности. Эти и другие обстоятельства субъективного и объективного порядка продуцируют состояние неопределенности и неуверенности в состоятельности проводимого курса реформ, его необратимости и независимости от ситуативных условий и политической конъюнктуры.
Их последовательное преодоление, снятие и преобразование сугубо электоральными средствами и методами реорганизации
117
государственной власти составляют кардинальную проблему современного этапа политических преобразований. Политико-правовые отношения нового демократического (конкурентного и представительного) типа еще только оформляются в собственную систему норм, институтов и ценностей. Для данной фазы их развития характерным является то, что административно-бюрократические элементы социальной регуляции не только сосуществуют с демократическими элементами, но и продолжают занимать доминирующее место в общей системе регулирования властных отношений, сохраняют способность воспроизводить себя за рамками электоральных технологий, правил и процедур.
Нахождение реально возможного при данных обстоятельствах места и времени сочетания административных и политических методов ротации и передачи власти, основанных на согласии и волеизъявлении граждан — вопрос, от решения которого зависит, состоится или не состоится, оформится или не оформится на действительно правовой основе новая для отечественной практики технология ротации, смены и передачи власти по итогам демократических выборов. Положительное значение накопленного опыта федеральных конституционных парламентских и президентских выборов не столько в том, что они прошли в законодательно установленные сроки и по правилам, отвечающим международным избирательным стандартам, а в том, что общество отказало в поддержке тем политическим силам, которые исподволь и постепенно готовили граждан к ситуации отмены выборов под благовидным предлогом сохранения стабильности и преемственности проводимого курса реформ. В решении тонких и зачастую четко и однозначно не формулируемых проблем политики развития и перехода от бюрократической к демократической модели властных отношений, приемлемы только отвечающие их смыслу и значению политические технологии, основанные на использовании правил и процедур проведения гражданских выборов и обеспечивающие достижение реального консенсуса ведущих социальных групп и политических сил. Именно они и являются предпосылкой относительного безболезненного преодоления системного кризиса в отношениях власти, собственности и управления.
Модель регулирования переходных отношении, определяемая не односторонним господством и подчинением, а партнерством
118

и согласием, гарантированной конституционным правом конкуренцией и взаимозависимостью всех субъектов, включенных в процесс выработки и принятия политических и законодательных решений, составляет внутренний общественный смысл электоральной демократии и обеспечивающей ее практическое осуществление гражданской правовой культуры участия в политическом процессе. Электоральная демократия в этом смысле — это способ непрерывной политико-правовой оценки и ревизии действий всех субъектов политической системы, и прежде всего самого государства в лице его выборных законодательных и исполнительных органов.
Власть, основанная на политической воле граждан, представляет собой антипод любых авторитарных технологий государственного управления. Являясь сложной и меняющейся по составу своих элементов и связям легальной структурой общественно-политических сил, совместно обеспечивающих публичную артикуляцию интересов и выработку формального компромисса по целям и методам его реализации, данная форма организации политической системы постоянно испытывает давление двух основополагающих условий собственного развития и воспроизводства — представительности управления и его эффективности. Культура демократии фактически по существу является именно тем элементом политической системы, через который и благодаря которому разрешается внутренний конфликт и противоречие "политического" и "бюрократического" в организации и функционировании государственной власти.
В юридическом отношении культура демократии основывается на механизме обязательных политических консультаций и публично-правовых соглашений, в рамках которых все участники обладают равными возможностями влиять на принимаемые решения и симметричными обязательствами по их исполнению.
В аксиологическом измерении культура демократии — это открытая система правовых идей, норм и ценностей, структурирующих политику реформ и исключающих применение насилия, шантажа и террора как социально-политических и административных и иных управленческих технологий развития общества и общественного сознания.
Культура демократии — это не вопрос конъюнктуры или желания имитировать общепринятые стандарты политического поведения и даже не вопрос политической целесообразности.
Это реальный императив и возможность преодолеть конфронта-ционную логику посттоталитарного развития общества адекватными в ситуации его системного кризиса средствами. Это не вопрос будущего состояния обшественного сознания и государственной идеологии, а политико-правовая проблема настоящего времени, которая предполагает понимание всеми участниками политического и электорального процесса прежде всего собственной ответственности. Вне полноценной культуры демократического процесса выборов и политического консенсуса (как ее составной части) шанс выйти из перманентного институционального и идеологического кризиса минимален.
Демократические выборы и. рефере!1цумь1^^годня_формально
образуют исходную кенстйт^аионнп. пр«зна«нулсцст^у^^^1гу5-
лично-правовых--оз»юшени1г между обществен--» лрсударством,
политическими- партиями и властью. Впервые в отечественной
общественно-политической практике электоральная легитим
ность государственных институтов становится юридическим
условием и предпосылкой их собственной деятельности. И хотя
электоральная демократия как общественно-политическое явле
ние, политическая идеология и практика, как система ценностей
и институт переживает начальный этап своего становления,
можно, с известными поправками, говорить о фактически и
юридически действующей выборной, конкурентной и предста
вительной власти. Разумеется, система, формально основанная
на волеизъявлении граждан, не есть еще демократия в собст
венном смысле данного понятия. Демократическая власть — это
власть, сменяемая по итогам регулярно проводимых законных
выборов, завершающих политический цикл функционирования
всей системы государственных институтов и одновременно оп
ределяющих на очередной конституционный период их деятель
ности содержание и вектор развития внешней и внутренней
политики страны. > »
Полный политический цикл функционирования выборных представительных и исполнительных институтов государственной власти был завершен после проведения парламентских (декабрь 1995 г.) и президентских (июль 1996 г.) конституционных выборов. Именно их проведение в установленные Конституцией сроки и с соблюдением избирательных правил и процедур позволило определить: состоялась или не состоялась демократическая политическая реформа; сложилась или не сложи-
120

лась культура демократического участия в избирательном процессе; сформировались или не сформировались институциональные, юридические и социально-психологические предпосылки организации и проведения демократических выборов; обладают или не обладают граждане тем качеством правовой культуры, которое обеспечивает функционирование выборов как демократического института легитимации государственен власти, конституционной технологии ее перераспределения и стабилизации, а в конечном итоге и легального ее удержания за определенными социальными группами и политическими элитами.
Конечно, говорить только о выборной практике 1995-1996 годов, как единственном основании положительной или отрицательной оценки состояния отечественной культуры демократии |не вполне корректно. Так, ее центральная составляющая — культура демократических выборов — это не только культура поведения граждан в конкретном избирательном процессе и соблюдения норм права всеми его участниками и не только культура правоприменения избирательного законодательства ( в частности, судебной практики), но прежде всего это культура самой законодательной деятельности в этой области общественно-политических отношений и шире — культура государственно-правового строительства переходной к реальной демократии системы власти в целом. Не касаясь содержательной стороны проблемы, вместе с тем можно утверждать, что именно через выборы просматривается весь спектр проявлений культуры демократии, ибо именно выборы резюмируют меру освоения массовым политическим сознанием фундаментальных ценностей и ограничений демократической культуры, структуру и динамику правового и неправового отношения и понимания гражданами и должностными лицами своей роли и места в политическом и избирательном процессах.
Несомненно одно: фундаментальные ценности демократической правовой культуры становятся существенным фактором посттоталитарной общественно-политической практики, характеризуются весьма высокой степенью устойчивости и осознанности. Апелляции к праву как критерию и источнику должного и возможного в поведении и деятельности граждан, политических и государственных институтов постепенно обретают форму общепризнанного стереотипа. Свободные в полном объеме де-
111
мократического содержания выборы (конкурентные, регулярные, представительные и окончательные) превращаются в России в одну из основных ценностей, признанных общественным сознанием.
Понимание того, что демократическая власть безотносительно от конкретных форм ее организации должна исходить исключительно из законного согласия граждан-избирателей, нашло свое предметное юридическое выражение не только в Федеральном законе "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации", но и в судебной практике разрешения избирательных споров. И это весьма симптоматично для полной характеристики состояния отечественной электоральной культуры, ее наполнения действительно правовым и гражданским содержанием и смыслом. Избирательное право, обеспеченное формально иском, становиться юридической реальностью, когда гражданин внутренне воспринимает его как свое собственное политическое достояние и ценность и защищает законными средствами. Движущим мотивом подобной реакции может быть осознание того простого факта, что именно через демократические выборы формируются ответственные перед гражданами органы государственной власти и управления, именно через участие в избирательном процессе осуществляется воздействие на государственную политику, именно законные выборы являются наиболее эффективной и юридически безусловной формой реализации и защиты собственных экономических и социальных интересов.
Базовыми характеристиками электоральной демократии являются такие компоненты как плюрализм возможных позиций в политическом процессе, свобода выбора на участие или неучастие в общих и местных выборах, право на оппозицию официальной политике при обязательном признании полученного решения по итогам выборов. Практика социального партнерства и политического компромисса образуют здесь привычную среду взаимодействия различных общественно-политических сил. Гражданское общество и государство, используя самые разнообразные институты, находятся в режиме постоянного диалога между собой. Общественно-политические требования к политической системе в целом, составляющим ее экономическим, государственным, правовым институтам и должностным лицам через организованные группы интересов, партии, выборы и рефе-
122



рендумы постоянно воспроизводят себя в форме управленческих решений, социально-экономических программ и административных проектов. Процесс согласования зачастую противоположных интересов для выработки сбалансированной политики развития отработан в институциональном и юридическом аспектах.
В обществах подобного типа с характерной для них средой политического общения и культурой электорального поведения демократические выборы и консенсус выражают сущность основных социально-политических и экономических событий и связанных с ними изменений в области государственно-правового устройства и управления.
При всем значении и разнообразии мирового опыта демократической организации государственной власти важно не столько освоить или воспроизвести тот или иной вариант конституционного устройства, ситуативно удовлетворяющий политические запросы или амбиции тех или иных политических деятелей и стоящих за ними сил, сколько избежать имитации демократического процесса, способной лишь дискредитировать в общественном сознании идеологию и практику представительной выборной демократии. Смысл политики перехода, основанной на свободных конкурентных конституционных выборах, в том и состоит, чтобы уйти от возможной в авторитарно-административных избирательных технологиях перспективы монополизации государственной власти и накопить социальные, юридические, информационные и социокультурные ресурсы для реальной структурной конституционно-демократической трансформации политической системы.



ОГЛАВЛЕНИЕ