стр. 1
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Б.С. Мучник



КУЛЬТУРА ПИСЬМЕННОЙ РЕЧИ

ФОРМИРОВАНИЕ СТИЛИСТИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ

Рекомендовано Управлением развития
общего среднего образования
Министерства образования
Российской Федерации


Издание второе, исправленное
и дополненное







Москва 1996
ББК 46.2
М 11










Мучник Б.С.
М 11 Культура письменной речи: Формирование стилистического мышления: Пособие для учащихся 10-11-х классов средн. школ, гимназий. - 2-е изд., исправленное и дополненное. - М.: Аспект Пресс, 1996. - 175 с. - ISBN 5-7567-0043-9

В пособии приводится исчерпывающая классификация стилистических трудностей русского языка и их психолого-лингвистический анализ. Развернутая система упражнений способствует формированию у старшеклассников навыков преодоления ошибок и недочетов в письменной речи.


ББК 46.2

© Мучник Б.С., 1994
© Мучник Б.С., 1996,
ISBN 5-7567-0043-9 с исправлениями
Это правило мы лучше всего разъясним
примерами отклонений от него.

Генри Хоум


ВВЕДЕНИЕ
СТИЛИСТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА РЕЧИ

Чему учит эта книга? Прежде всего - читать свой текст чужими глазами. Зачем это нужно? Чтобы выявить в нем все без исключения изъяны (неясность, неточность, нелогичность и т. д.), избавиться от них и по возможности акцентировать достоинства.
Известно, что в собственном тексте обнаружить недостатки особенно трудно. Пишущему обычно кажется, что он сказал именно то, что хотел сказать, он не видит возможности иного прочтения. Умение видеть конструируемый текст с позиции другого человека - основа стилистического (и даже писательского) мастерства.
Это подчеркивали крупнейшие художники слова (В.Г. Короленко, А.Н. Толстой, В. Маяковский и др.) и известные теоретики редактирования (А. Э. Мильчин, В. И. Свинцов, М.Д. Феллер).
«Автор должен постоянно чувствовать других и оглядываться на то, может ли его мысль, чувство, образ - встать перед читателем и сделаться его мыслию, его образом и его чувством. И вырабатывать свое слово так, чтобы оно могло делать эту работу» (Короленко В.Г. О литературе. - М., 1957. - С. 543).
С.И. Шуртаков в книге «Как слово наше отзовется» (М., 1980) специально объясняет, насколько важно «умение читать написанное тобой не только своим, авторским, но и сторонним, читательским глазом» (с. 73).
Но как научиться читать собственный текст чужими глазами? Для начала познакомимся с некоторыми необходимыми понятиями, разработанными современной практической стилистикой.
Принципиально важно различать первоначальное восприятие текста (первочтение) и окончательное восприятие текста. Покажем это на примерах.

«Оба купца поселились в особняках разорившихся дворян, доставленных из Европы в разобранном виде».

При восприятии этого предложения читающий сначала ошибается (объединяет слова неправильно), а затем, учитывая общий смысл предложения, преодолевает ошибку: объединяет слова так, как они должны быть связаны.
Смысл, который возникает при первоначальном восприятии: «дворян, доставленных в разобранном виде».
Смысл, который устанавливается при окончательном восприятии: «в особняках, доставленных в разобранном виде».

«Там, где когда-то на степных просторах шумел ковыль, над горизонтом парили орлы да изредка проносился табун пасущихся лошадей, сейчас раскинулись хлебные поля».

Первоначальное восприятие: «над горизонтом... проносился табун пасущихся лошадей».
Окончательное восприятие: «на степных просторах... проносился табун пасущихся лошадей».
Первоначальное восприятие текста протекает обычно непроизвольно, так что слова объединяются в сознании читающего как бы сами собой, помимо его намерения. Окончательное же восприятие текста устанавливается на основе известных размышлений читающего, взвешивания возможных вероятностей при выборе в качестве более правдоподобного того или иного варианта объединения слов.
Предположим, нам встречается предложение: «Я давно ищу сковородку для яичницы и блинов из нержавеющей стали». Является ли данное предложение стилистически ошибочным? Несомненно, является, так как при чтении этого предложения словосочетание из нержавеющей стали объединяется в сознании читающего со словами яичницы и блинов (возникает ошибочная смысловая связь). Могут возразить: каждому здравомыслящему человеку понятно, что яичница и блины не могут быть из нержавеющей стали, в это нельзя поверить. «Нельзя поверить, однако очень легко можно подумать», - заметил по сходному поводу русский филолог И. И. Давыдов.
Стилистическую правильность или ошибочность предложения, в котором, по предположению, возникают ошибочная смысловая связь слов и другие ошибки рассогласования, необходимо устанавливать исключительно по первоначальному восприятию. Если при первоначальном восприятии предложения возникает ошибочная смысловая связь слов, то это уже означает, что предложение стилистически ошибочно и должно быть исправлено. При окончательном восприятии предложения читающий обычно разъединяет ошибочно объединившиеся слова и устанавливает правильную смысловую связь слов. Однако то, что читающий в конце концов находит правильный смысл, не может служить основанием для того, чтобы признать предложение стилистически правильным.
Понятие «первоначальное восприятие текста» дает мысли пишущего нужное направление при оценке стилистической правильности предложения (запрещает опираться на повторное восприятие) и позволяет более обоснованно, уверенно отделять стилистически ошибочные предложения от стилистически правильных.
Другая пара принципиально важных соотносительных понятий: закономерности первоначального восприятия текста-правила стилистического конструирования текста.
Первоначальное восприятие текста не хаотично, не произвольно, оно единообразно практически у всех читающих, закономерно и поэтому предсказуемо. Современные методы экспериментальной психологии речи позволяют «заглянуть» в реальный процесс первоначального восприятия текста конкретным читателем, причем без обращения к его самонаблюдению, которое часто субъективно, неточно, неуловимо. Экспериментатор не задает читающему вопрос о том, как тот воспринимает предъявленный текст, тем не менее получает ответ.
Один пример: «Художник изобразил, как Петр I ведет войско в бой, придерживаясь манеры Сурикова». По предположению экспериментатора, при первоначальном восприятии этого предложения возникает ошибочная смысловая связь слов («ведет войско в бой, придерживаясь манеры Сурикова»). Чтобы это проверить, экспериментатор записывает на карточке предложение, окончив его словом придерживаясь - Художник изобразил, как Петр I ведет войско в бой, придерживаясь... и предлагает читающим продолжить текст сразу же после первого прочтения.
Вот как продолжили приведенное предложение 68 испытуемых, которым оно предлагалось в эксперименте (цифры после продолжений показывают, какое количество читающих предложило указанный вариант продолжения):

Художник изобразил, как Петр I ведет войско в бой, придерживаясь...

... левого фланга - 11
... правого фланга - 14
...за уздечку - 3
... военной тактики - 13
... своей тактики боя - 5
... стратегии решающего удара - 1
... правил новой стратегии - 3
... правил военного искусства - 1
... всех правил ведения атаки - 1
... планов нападения - 1
... правил боя - 1
... тактики боя - 1
... новой стратегии - 4
... смелой стратегии - 2
... тактики нападения - 1
... «исторических данных» - 1
... «исторических сведений» - 1
... «истории» - 1

Как показывает содержание этих продолжений, все участвовавшие в эксперименте испытуемые, за вычетом трех последних (т.е. 65 читающих из 68), относят слово придерживаясь к слову ведет (Петр I), а не к слову изобразил (художник). Значит, при восприятии исходного предложения действительно возникает ошибочная смысловая связь («ведет... придерживаясь»).
На основе сопоставления подобных фактов восприятия выявлена следующая общая закономерность смыслового объединения слов при первочтении: каждое слово, которое может быть связано в предложении или с одним словом, или с другим (из тех, которые стоят по одну сторону от данного), объединяется при первоначальном восприятии с ближайшим из этих двух слов, даже если пишущий связывал его с другим, более отдаленным (закономерность 1).
«Кислород выделяет перекись водорода». При восприятии этого предложения читающим кажется, что кислород сам каким-то образом выделяет из себя перекись водорода. На этот раз читающие становятся «жертвой» другой закономерности. Омоформа именительный-винительный, стоящая в начале предложения, первоначально воспринимается читающими в значении именительного падежа, даже если пишущий вкладывал в нее значение винительного (закономерность 2).
Если читающий первоначально воспринимает каждое слово в предложении в связи с ближайшим из грамматически пригодных для объединения с ним (закономерность 1), то пишущий не должен допускать, чтобы между каким-то словом в предложении (словом X) и тем словом, к которому оно относится по смыслу, вклинилось такое промежуточное слово, с которым первое (X) грамматически может, но не должно быть связано (правило 1). Поэтому, например, предложение «Составлен акт о списании малоценного инвентаря с прораба Антонова, пришедшего в негодность» должно быть переконструировано: Составлен акт о списании с прораба Антонова малоценного инвентаря, пришедшего в негодность. Это предложение сразу же воспринимается в нужном для пишущего смысле.
Если читающий первоначально воспринимает омоформу именительный-винительный, стоящую в начале предложения, в значении именительного падежа (закономерность 2), то пишущий не должен допускать, чтобы в начале предложения стояла омоформа именительный-винительный, употребленная в значении винительного падежа (правило 2)* [* Уточнение правила см. в главе 1, §2.]. Поэтому предложение «Кислород выделяет перекись водорода» должно быть исправлено, например, так: Перекись водорода выделяет кислород. Или: Кислород выделяется перекисью водорода.
Таким образом, закономерности смыслового восприятия текста читающими могут служить (и служат) исходным материалом для выведения из них правил стилистического конструирования текста. Правила стилистического конструирования - это некоторые дополнительные речевые ограничения, налагаемые на текст, в котором могут быть уже выполнены все требования грамматики, т. е. предложение может быть грамматически правильным, а стилистически ошибочным. Такими обычно и бывают тексты с ошибками рассогласования - ошибочной смысловой связью слов, смещенным логическим ударением и др.
Поскольку практическая стилистика выводит свои рекомендации из общих закономерностей смыслового восприятия текста, правила практической стилистики обязательны для каждого пишущего и при конструировании текста любого жанра (в отличие от правил частной стилистики, ориентированных на тот или иной функциональный стиль - публицистический, научный и т. д.). Есть черты, присущие письменной коммуникации в целом, не зависящие от стилей, возникающие уже в силу того, что один человек взялся писать, а другой взял на себя труд читать им написанное. Это общее объединяет различные стили письменной коммуникации, оно присуще письменному общению как роду коммуникативной деятельности в целом. В пособии даны правила стилистики, которые представляют собой рекомендации, пригодные для всех стилей. Практическая стилистика понимается здесь как наука о правилах, приемах конструирования текста, обеспечивающего адекватную письменную передачу мысли от автора к читающему, наука об управлении процессом письменного выражения мысли на основе выявления общих закономерностей смыслового восприятия текста читающими.
Анализируя речевую коммуникацию, практическая стилистика рассматривает главным образом такие языковые факты, которые приводят к расхождению между передаваемой и воспринятой мыслью, «отрицательный языковой материал» (термин Л. В. Щербы). Анализ ошибок рассогласования, сбоев в коммуникации позволяет эффективно выявлять общие закономерности смыслового восприятия текста читающими.
В письменной речи, в отличие от устной, обнаруживаются:
1) свои особые, специфические типы стилистических ошибок:
смещенное логическое ударение, неправильное понимание омографов (омографы - разные слова, совпавшие по написанию, но не по произношению, например: замок «дворец» -замок на двери) и др.,
2) свои специфические, только ей присущие способы их преодоления,
3) особые закономерности смыслового восприятия письменного (печатного) текста, 4) особые правила стилистического конструирования текста (более жесткие требования к соблюдению норм расположения слов в предложении, необходимость более развернутого и последовательного изложения мысли и т. д.). Именно эти различия между письменной и устной формами языкового общения особенно важны в плане повышения стилистической культуры речи.
Культура письменной речи- это высокая степень владения грамматическими и стилистическими нормами графически фиксируемого языка. Это и дисциплина, формирующая соответствующие коммуникативные навыки. Опыт показывает, что пишущие, которые практически уже не допускают грамматических ошибок (в согласовании слов, управлении, формообразовании и т. п.), все еще довольно долго «порождают» стилистические ошибки. Обратного, как правило, не наблюдается, т.е. стилистически грамотный человек не допускает грамматических ошибок. Известный чешский лингвист В. Матезиус писал: «Языковая неграмотность, которая обычно проявляется у нас в письменных или печатных работах, свидетельствует больше о недостаточной стилевой подготовке, чем о слабом знании грамматики» (Пражский лингвистический кружок. - М., 1967. - С. 393).
Следовательно, преодоление грамматических ошибок и преодоление стилистических ошибок - это как бы две последовательные ступени овладения речевой культурой, мастерством письменного изложения мысли. Не случайно один из современных лингвистов называет стилистику «высшей математикой» речевой деятельности, которой необходимо специально обучать даже носителя данного языка (Леонтьев А.А. Некоторые проблемы обучения русскому языку как иностранному. - М., 1970. - С. 10).
Главная задача пособия - совершенствование речевых умений, позволяющих распознавать и устранять ошибки, обусловленные незнанием норм практической стилистики.
В основу пособия положен принцип формирования стилистического мышления. Подобно тому как математика формирует математическое мышление, а физика - физическое, практическая стилистика должна формировать стилистическое мышление. формирование стилистического мышления - это воспитание оценочного подхода к тексту (приемлемо - неприемлемо, лучше - хуже), вооружение методами, приемами стилистического анализа и стилистического конструирования текста. Эти приемы, будучи усвоены пишущим, составляют основу необходимых речевых, стилистических навыков.
В помощь пишущему разработан ряд приемов умственной деятельности в стилистике: система операций по устранению ошибочной смысловой связи слов, смещенного логического ударения, прием предъявления контробраза с целью коррекции неточно сформулированной мысли, прием установления того, какое из двух слов предложения является лишним, дублирует значение другого, - и т. д. Прием умственной деятельности, неся в себе определенные знания и являясь в этом смысле содержанием обучения (указывая, «чему учиться»), является вместе с тем способом организации умственной деятельности пишущего и выступает в этом отношении в качестве метода решения типовых стилистических задач («как действовать»). Задача состоит в том, чтобы этими приемами овладеть. Не заучить их, а усвоить в деятельности, уметь применять на практике при анализе и конструировании текста. Для этого необходимо выполнять упражнения, специально составленные с целью затренировывать операции основных приемов.
В пособии осуществлен принцип:

закономерность восприятия текста - правило стилистики - прием умственной деятельности - система упражнений.

То есть на основе выявленной закономерности восприятия выводится правило стилистики, на основе правила конструируется прием умственной деятельности, а на основе приема строится система речевых упражнений, позволяющая формировать навыки распознавания и устранения стилистических ошибок. Такие упражнения активно развивают стилистическое мышление, поскольку моделируют деятельность пишущего в типичной, повторяющейся проблемной ситуации письменного общения.
Выполняя упражнения, вы встретите немало фактов, взятых из опубликованных текстов. Например, ошибки в газете «Известия», в научных, методических работах и даже в учебниках по стилистике. Вы достаточно взрослые люди, и незачем скрывать от вас, что ошибки, порой серьезные, встречаются не только в школьных сочинениях. Задача учебника по культуре речи - ввести в реальный
мир письменного общения с его реальными трудностями и проблемами.
Новые для вас термины (их около десяти) разъясняются при введении их в соответствующие разделы. Разумеется, если вы подводите стилистические ошибки под какой-то общий тип, то надо знать, как он называется, - например «ошибочная смысловая связь слов» или «ошибочное смысловое разъединение слов». Если вы, анализируя различные факты неоднозначности, обращаете внимание на роль предшествующего текста в уточнении значения слова, то вскоре убедитесь, что вам удобно использовать в рассуждении краткий термин «предтекст» (левый контекст). Практика показывает, что все введенные в учебнике термины вполне доступны, легко усваиваются.
При изучении главы 1 «Ясность речи» вы научитесь проводить коммуникативный анализ текста, т.е. оценивать успешность - неуспешность письменной передачи мысли от автора к читающему. Если ваши навыки коммуникативного анализа будут достаточно прочными, устойчивыми, то вы не только сможете распознавать и устранять различные виды нарушений ясности речи, но и облегчите себе изучение материала последующих глав, при рассмотрении которого надо по необходимости также проводить коммуникативный анализ (начинать с фиксации восприятия, сравнивать воспринятый смысл с авторским и т. д.).
Изучая главу 2 «Коммуникативная точность речи», необходимо, особенно при выполнении упражнений, обращаться к разъяснениям толкового словаря. Удобнее всего пользоваться однотомным «Словарем русского языка» С. И. Ожегова.
Если вы добросовестно проработаете материал всех пяти глав, то, конструируя текст, сможете соблюдать такие нормативные стилистические требования, как ясность, точность, краткость, полнота, логичность. А значит - овладеете основами культуры письменной речи.
Глава 1
ЯСНОСТЬ РЕЧИ. ОСНОВНЫЕ ТИПЫ ОШИБОК, НАРУШАЮЩИХ ЯСНОСТЬ

Ясность многие исследователи-стилисты называют первым, важнейшим качеством речи. Аристотель считал ясность не только первым, но и единственным достоинством речи. Как показывают наблюдения, в большинстве случаев ясность речи нарушается из-за двусмысленности, точнее - из-за неправильного понимания какого-то элемента предложения или связи элементов. Еще М.В. Ломоносов отмечал, что неоднозначные конструкции нарушают ясность речи.
Если какое-то предложение понимается верно во всех своих элементах сразу же, при первоначальном восприятии, а не при повторном, не при перечитывании этого предложения, то оно должно быть признано ясным по своей стилистической (коммуникативной) структуре. Если же читающие вынуждены возвратиться и переосмыслить прочитанное, то такое предложение должно быть признано коммуникативно неясным, т.е. стилистически дефектным.
Речь ясна, если каждое слово в предложении при первоначальном восприятии понимается именно в том из возможных значений, в котором оно употреблено пишущим (а не в каком-то другом), и если при этом оно сразу же относится практически всеми читающими именно к тому слову в предложении, с которым оно было связано в мысли пишущего (а не к какому-то другому). Такое предложение с точки зрения ясности речи не нуждается в стилистическом улучшении, перестроении, совершенствовании.
При анализе неоднозначных конструкций целесообразно применять широкий, коммуникативный подход. Он состоит в последовательном различении двух точек зрения на каждый языковой факт: точки зрения читающего и точки зрения пишущего. Вместо привычного: какой смысл имеет это языковое явление (например, элемент предложения), вопрос ставится так: какой смысл имеет это явление с точки зрения читающего, т.е. как оно воспринимается, понимается, и - какой смысл имеет это явление с точки зрения пишущего, т.е. выражением какой мысли оно является. Совпадают ли эти два смысла (воспринятый и передаваемый)? И так - относительно каждого языкового факта.
Предложения (микротексты), провоцирующие неверное, искаженное понимание их смысла, можно разделить на две большие группы: в одной из них неправильное понимание вызвано неправильным пониманием отдельного слова (какого-то составного элемента предложения), в другой группе неправильное понимание вызвано ошибочным объединением слов, т.е. объединением их при чтении не в той комбинации, в которой они были связаны в сознании пишущего. Каждая из этих групп может быть в свою очередь разделена на две подгруппы, как это указано на схеме.



В последующих разделах рассматриваются четыре образовавшиеся подгруппы - четыре вида нарушений ясности речи.

§ 1. СМЕЩЕННОЕ ЛОГИЧЕСКОЕ УДАРЕНИЕ

Логическим ударением интересовались в разное время и с разных позиций логики, философы, психологи, языковеды, методисты, чтецы-исполнители, дикторы, переводчики и др. Почему представителей столь разных специальностей привлекало логическое ударение? Это объясняется тем, что при перемещении логического ударения с одного слова на другое резко изменяется смысл предложения.
Логики рассматривали логическое ударение при решении вопроса о соотношении логических и грамматических категорий (предложения и суждения). Их привлекал факт, что внутри одного и того же предложения можно, меняя место ударения, выявлять различные суждения. Тот же вопрос - о соотношении предложения и суждения - интересовал и философов. Для них указанное соотношение было частным примером, позволяющим продемонстрировать известное несоответствие, расхождение грамматических и логических категорий.
Фонетисты изучали голосовые средства, с помощью которых передается в живой речи логическое ударение. Это не только усиление голоса на выделяемом слове, но и создание высотных интервалов между словами, постановка паузы перед выделяемым словом и др. Грамматистов, развивающих общую теорию языка, привлекал тот факт, что логическое ударение является в известном смысле конструктивным центром предложения. Психологи изучали роль логических ударений в организации структуры сплошного текста.
Поскольку логическое ударение интересовало представителей различных специальностей, в логическом ударении выдвигалась на первый план то одна, то другая его сторона: фонетическая, смысловая, структурная, композиционно-организующая, информативная. Показательны в этой связи различные термины, которыми предлагали обозначать логическое ударение и логически ударное слово: «главное ударение» (П.М. Перевлесский); «кульминационное ударение» (Г.А. Золотова); «эмоционально доминирующий элемент» (Л. Блум-филд); «интеллектуальное ударение» (Дж. Марузо); «ядро высказывания» (В. Матезиус); «центр актуализации» (И.А. Кравчук); «новое» (К.Г. Крушельницкая); «логический предикат» (Л.В. Щерба); «психологический предикат» (Г. Габеленц); «психологическое сказуемое» (Г. Пауль, Ф.Ф. Фортунатов); «психологическое ударение» (А.М. Пешковский), «фразное ударение» (он же); «скользящий предикат» (Н.И. Жинкин) и др. Наряду со всеми упомянутыми широко применяется термин «логическое ударение», который имеет длительную традицию и удачно сочетает в себе указание на смысл и звучание.
Если пишущий придает слову особый смысл и специально добивается сосредоточения внимания читающего на этом слове, то такое ударение является логическим. Если же во фразе при ее озвучении, скажем, чтении вслух, возникает и какое-то иное ударение (например, в конце речевого звена, «такта»), не связанное непосредственно с передачей особого смысла определенного слова, то это ударение не является логическим и далее не анализируется.
В практической стилистике логическое ударение, как и другие явления языка, рассматривается в коммуникативном плане. Вопрос ставится так: воспримет ли читающий логическое ударение на том слове, на котором его мыслил пишущий (и с той же степенью силы)? Иначе говоря, не переместится ли логическое ударение при восприятии текста с одного слова на другое? Перемещение в восприятии (смещение) логического ударения «влечет за собой искажение существа суждения» (H.И. Кондаков), «калечит фразу» (К.С. Станиславский). Практическую стилистику интересуют ошибки в письменной передаче логического ударения и способы борьбы с ними.
Приведем примеры:

1. «У одних писателей портрет дается более подробно, у других - речевая характеристика».
2. «Гоголь вначале сравнивает Собакевича с медведем, а потом называет его этим словом».

В первом предложении логическое ударение первоначально воспринимается читающим на сочетании более подробно, в то время как пишущий мыслил его на слове портрет. При повторном восприятии эта ошибка снимается: читающий воспринимает логическое ударение на слове портрет, однако неверное понимание уже возникло и внесло свой «вклад» в искажение процесса восприятия текста.
Во втором предложении логическое ударение первоначально воспринимается на сочетании с медведем, в то время как пишущий мыслил его на слове сравнивает.
Такие случаи, когда читающий воспринимает логическое ударение не на том слове, на котором мыслил его пишущий (а на каком-то другом), и называются смещенным логическим ударением.
Мысленно придавая какому-то слову конструируемого предложения логическое ударение, «неопытные стилисты» (как деликатно выразился Л. В. Щерба) нередко полагают, что и читающий воспримет логическое ударение на этом слове. Но мысленное усиление звучания остается у пишущего, не переходит к читающему, для передачи логического ударения необходимо привлекать специальные, ^внешние», воспринимаемые читающим средства.
Смещенное логическое ударение - обычно «двойная» ошибка, это можно продемонстрировать на простом примере: Попов изобрел радио. Если известно, что пишущий мыслил логическое ударение на слове Попов (в смысле: «именно Попов...»), то в этом предложении есть сразу две ошибки: 1) читающий воспринимает слово Попов как не имеющее логического ударения, в то время как у пишущего оно несет на себе логическое ударение; 2) читающий воспринимает как логически ударное слово радио, в то время как у пишущего оно не несет на себе логического ударения. Однако эти две ошибки можно рассматривать как одну: «смещение» (в сознании читающего) логического ударения со слова Попов на слово радио.
Как показывают наблюдения, логическое ударение смещается обычно с какого-то левого слова на какое-то правое.
Смещение логического ударения вправо (а не влево) теоретически предсказуемо. Ведь в большинстве предложений русской письменной речи логически ударное слово стоит в конце, справа. Поэтому у читающих, многократно воспринимавших в прошлом такие предложения, вырабатывается привычка видеть логически ударное слово справа, в конце. Если же в каком-то случае оказывается, что пишущий локализовал логическое ударение не на последнем слове предложения, а, скажем, на каком-то начальном (и при этом не просигнализировал об особом месте ударения читающему), то читающий совершенно естественно «проскакивает» логически ударное слово, т.е. воспринимает его как безударное, а логическое ударение помещает на каком-то последующем слове, обычно в конце предложения.
Пишущий всегда знает, на каком слове конструируемого им предложения он мыслит логическое ударение. Правила, помогающие находить логическое ударение (а они подробно описаны в пособиях по выразительному чтению), рассчитаны на то, чтобы отыскивать логическое ударение в чужом тексте, а отнюдь не в своем. Находить логическое ударение в своем тексте с помощью правил - это значит примерно: спросить у другого, что же я хочу выразить. Подчеркиваем: перед пишущим никогда не стоит задача найти в своем тексте логически ударное слово. Вся трудность здесь заключается в следующем. Пишущий не всегда осознаёт, что недостаточно самому знать, на каком слове в предложении стоит логическое ударение. Надо еще просигнализировать об этом читающему какими-то внешними средствами, иначе читающий может воспринять логическое ударение не на том слове, на котором оно действительно стоит.
Разнообразные приемы выражения логического ударения в письменной речи могут быть сведены к трем типам: выражение логического ударения путем перемещения выделяемого слова в ударную позицию (позиционный способ), «утяжеление» значения слова путем введения специальных слов-усилителей (лексический способ), выделение нужного слова с помощью шрифтовых и знаковых средств (графический способ).

1. Позиционный способ передачи логического ударения

Какая позиция в предложении является логически ударной? По этому вопросу высказаны четыре мнения. 1) Первое место в предложении - и никакое другое - придает слову логическое ударение (А.А. Барсов, А. Могилевский и др.). 2) Последнее место в предложении - и никакое другое - придает слову логическое ударение (Н.И. Жинкин, Г.А. Шенгели. Л.В. Щерба и др.). 3) И первое, и последнее место в предложении придает слову логическое ударение (А. Бэн, В.И. Чернышев и др.). 4) Ни первое, ни последнее место в предложении не придает слову логического ударения (В.К. Чичагов).
Какое же из этих мнений правильно?
Примеры, приводимые исследователями в доказательство того, что первое место в предложении придает слову логическое ударение, обычно неубедительны. Конечно, первое слово в предложении Страсти всегда производят беспорядок в сердце человеческом (пример А. Могилевского) могло мыслиться автором как логически ударное, но воспринимается ли оно как логически ударное?
То положение, что начальная позиция не придает слову, ее занимающему, логического ударения, может быть доказано с помощью специального эксперимента. Возьмем такое предложение, в котором начальное слово является логически ударным, но это выясняется не сразу, а лишь в конце предложения: там стоит сигнал, который вполне определенно показывает, что первое слово является логически ударным. А до того, как читающий воспримет этот сигнал, он, вообще говоря, может осмыслить первое слово и как логически ударное, и как не имеющее логического ударения, во всяком случае, ничто здесь не мешает воспринять это слово как логически ударное. Казалось бы, в таких условиях одни читающие могут воспринять первое слово как логически ударное, другие - как безударное. Однако эксперимент показывает, что это не так. Все читающие в о с пр и н и м а ю т первое слово как не имеющее логического ударения и потом, дочитав предложение до конца, с удивлением узнают, что первое слово было логически ударным. Причем эти результаты устойчиво повторяются в эксперименте с различными предложениями, имеющими сигнал ошибки в конце, и с различным составом испытуемых. Вот отдельные предложения, которые привлекались в эксперименте:
1. «Поле пересекали окопы, пригорок и опушку леса».
2. «Мозг - и творец, и потребитель искусства, а не сердце, как думали прежде».
В первом предложении читающие первоначально восприняли логическое ударение на слове окопы, в то время как пишущий мыслил его на слове поле.
Во втором предложении читающие первоначально восприняли логическое ударение на словах и творец, и потребитель (как выделенных повторяющимся лексическим усилителем и), в то время как пишущий мыслил логическое ударение на слове мозг. Значит, начальная позиция не побуждает читающих воспринять первое слово как логически ударное.
Многочисленные факты подтверждают правильность мнения Л.В. Щербы, Н.И. Жинкина и др. о том, что именно конечная позиция придает слову логическое ударение (некоторое уточнение этого положения будет дано ниже). «Если я желаю сообщить, что приходивший вчера вечером человек был Иван Иванович, - разъяснял Л.В. Щерба, - я могу в устной речи сказать: Иван Иванович приходил вчера вечером, сделав логическое ударение на Иван Иванович; но написать так я не могу, так как в письменной речи это будет сообщение о факте прихода Ивана Ивановича вчера вечером. Чтобы выразить в письменной речи сообщение, что приходивший вчера вечером человек был Иван Иванович, я обязательно должен [если избрать позиционный способ передачи логического ударения] написать: Вчера вечером приходил Иван Иванович» (Щерба Л.В. Избранные работы по русскому языку. - М., 1957. -С.118).
Н.И. Жинкин замечает: «Записав, например, предложение Букет цветов стоял на столе, мы выделим тем самым слова на столе. Этим будет показано, что букет стоит именно на столе, а не в другом месте. Если же записать: На столе стоял букет цветов, то выделятся слова букет цветов» (Психология. - М., 1962. - С. 303).
Здесь важно уточнить следующее. Ударная позиция является сравнительно слабым средством логического выделения. Поэтому, если в предложении есть другие средства логического выделения (графические, лексические), стоящие левее ударной позиции, логическое ударение воспринимается читающими на том слове, которое выделено с помощью этих сильных средств. Если же в предложении таких средств нет, логическое ударение воспринимается читающими на слове, стоящем в ударной позиции. Ср.: Это Иван Иванович приходил вчера вечером. Логическое ударение воспринимается здесь на словах Иван Иванович (выделенных лексическим усилителем это), хотя сочетание вчера вечером по-прежнему стоит в ударной позиции.
Поскольку ударная позиция акцентирует занимающее ее слово, пишущий должен следить за тем, чтобы в эту позицию не попало случайное, неударное слово, т.е. такое, на котором он не мыслил логического ударения. Например: «Степан выглянул в окно и увидел толпу на улице». Сочетание на улице незаконно заняло конечную, ударную позицию. Следовало бы написать: ... и увидел на улице толпу. Еще пример: «Обратите внимание: ножки выгнуты наружу, что придает устойчивость столу». Правильно: ... что придает столу устойчивость.
Как показывают эксперименты и наблюдения, логически ударной является не только конечная позиция, но и позиция, которая приравнивается к конечной, в частности перед запятой, на месте которой могла бы стоять точка (выше мы отчасти уже коснулись этого).
Рассмотрим предложение: «В период раздробленности возникают диалектные различия, а в период централизации - сглаживаются». Слово различия, не имеющее на себе логического ударения, первоначально воспринимается читающими как логически ударное. Чтобы проверить это утверждение, экспериментатор обрывал данное предложение на лексеме централизации и предлагал читающим его продолжить: В период раздробленности возникают диалектные различия, а в период централизации - ... Испытуемые заканчивали это предложение так, что их продолжение по своему содержанию было противопоставлено слову различия: В период раздробленности возникают диалектные различия, а в период централизации - сближения (схождения и т.п.). Значит, испытуемые воспринимали слово различия как логически ударное, хотя это слово не имеет логического ударения.
Сравним: «У Пушкина половина хореических строк начинается с ударного слога, а у Есенина - 25%». Логическое ударение первоначально воспринимается на сочетании с ударного слога, стоящем перед запятой, тогда как автор мыслил логическое ударение на слове половина.
Аналогично: «В результате обысков в доме Шатова в дровах были найдены деньги, а у Кустова - в сарае». Читающие воспринимают как логически ударное слово деньги (вместо в дровах).
Особо подчеркнем, что логическое ударение в приведенных примерах и подобных им воспринимается читающими перед запятой. Ведь принято считать, что логически ударной является либо конечная позиция, либо начальная, при этом другие позиции остаются без внимания. Как показывают факты, позиция перед запятой, на месте которой могла бы стоять точка, тоже часто служит средством логического выделения слова.
Заметим, что логически ударной является позиция не только перед запятой, но и (при определенных условиях) перед некоторыми другими знаками препинания, в частности скобкой. Прочитаем следующий фрагмент из учебного пособия по уголовному праву: «Например, медсестра высыпает яд в стакан с водой и дает его больному, полагая, что дает лекарство, в результате чего больной умирает. В данном случае отсутствует состав умышленного убийства, так как медсестра не осознавала, что дает яд больному (медсестра перепутала лекарства)». В последнем предложении логическое ударение первоначально воспринимается на слове больному, в то время как пишущий мыслил его на слове яд. Если слова яд и больному поменять местами, то слово яд тоже начнет выделяться. Значит, позиция перед скобкой, на месте которой могла бы стоять точка, также является средством логического выделения слова.

2. Лексический способ передачи логического ударения

Этот способ состоит в том, что в предложение вводятся слов а-у силители, которые помогают пишущему выделить нужное слово.
Выделяющие частицы. Частица всегда выделяет следующее за ней слово, в редких случаях - предшествующее (частицы ли, же и некоторые другие). На выделяющее действие частиц со всей определенностью указывал А. М. Пешковский. «Слово даже помещается всегда как раз перед тем членом, на который падает сильнейшее ударение фразы, и как бы помогает выделить этот член, усилить его значение» (Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. - М., 1956.- С. 41).
Выделяющие частицы делятся по смыслу на несколько групп, в каждой из которых между элементами отмечаются более или менее синонимичные отношения, т.е. отношения частичной взаимозаменяемости. Рассмотрим основные из этих групп.
Частицы это, именно, как раз. Тема нагнулся к колодцу и прислушался. Снизу донесся протяжный стон. Это Жучка стонет. Частица это заставляет читающего сразу же воспринять логическое ударение на слове Жучка, хотя в ударной позиции стоит слово стонет.
Ср. такие предложения: Марат едет завтра в Москву. - Это Марат едет завтра в Москву. Во втором случае логическое ударение воспринимается на слове Марат. Значит, для выделения слова Марат в исходном предложении вовсе не обязательно помещать его в ударную позицию, достаточно ввести перед ним усилительную частицу это. Другие примеры: Как раз в этом состояла его ошибка (выделено в этом); Именно старик был бодрее всех (выделено старик).
Частицы только, лишь, единственно, исключительно. У меня была только синяя краска. Лишь в восемь часов работа была закончена. Единственно тренеру он обязан своими успехами.
Пропуск нужной частицы, точнее, ее неупотребление в необходимых случаях, служит серьезным препятствием к пониманию смысла предложения. Слово пропуск употребляем здесь, конечно, условно: ведь пишущий и не мыслил в предложении выделяющую частицу. Однако она нужна для сосредоточения внимания на соответствующем слове и в этом смысле «пропущена». В результате того, что пишущие иногда «забывают» употреблять необходимые выделяющие частицы, возникает смещенное логическое ударение. Пример: «Язык используется тысячами индивидуумов, он не может воспроизводиться у различных индивидуумов с полной идентичностью: возникновение отношений в этих условиях неизбежно, но из этих отклонений, возникающих постоянно, незначительная часть может получить распространение, проникнуть в язык». Следовало бы написать: лишь незначительная часть. Без частицы лишь логическое ударение первоначально воспринимается читающими на слове рас-пространение как стоящем в ударной позиции. Прав польский исследователь А. Мирович: «... частицы представляют собой не какое-то периферическое явление языковой системы, а принадлежат к основным и совершенно необходимым средствам языкового общения» (Лексикографический сборник.- М., 1962.- Вып. 5.- С. 104).
В случае неправильного (по месту) употребления выделяющих частиц они так же, как и их пропуск, создают смещенное логическое ударение. Пример: «Петров не только наблюдал дуговой разряд при нормальном давлении, но и при пониженном» (неправильно выделяется наблюдал). Постановка усилительной частицы не перед тем словом, которое должно быть выделено, замечает З.Д. Попова, «ведет к излишней нагрузке на читателя, который сначала отнесет частицу к последующему слову, а потом, убедившись в смысловой несообразности, должен будет мысленно переставить эту частицу на нужное место» (ПоповаЗД. Порядок слов в предложении. - Воронеж, 1965. -С.24).
Частицы и, даже. Если сравнить предложения: Такой эксперимент был проведен нами, - Такой эксперимент и был проведен нами, то нетрудно заметить, что введение частицы и меняет место логического ударения: в первом предложении выделено нами, а во втором был. Частица и выделяет следующее за ней слово, приковывает к нему внимание читающего, указывает, что именно на данное слово падает логическое ударение. Ср.: Это полезно и для опытного лектора (выделено для опытного); Новое в науке делается так: все знают что это сделать невозможно. Затем приходит невежда, который этого не знает. Он и делает открытие (выделено делает).
Частица и может употребляться в сочетании с другими частицами (же и подобными) - для более сильного выделения нужного слова: И горячо же солнце сегодня!; Ну и хлебнул же я горя!
«... Элемент и должен быть на своем месте, - писал в начале прошлого века акад. И.И. Давыдов, - в противном случае дает он речи другой смысл. Какая большая разность между предложениями: у я люблю его; я и люблю его; я люблю и его» (Труды Общества ^ любителей российской словесности. - М., 1817. - 4.7. - С.89).
Неправильное (по месту) употребление частицы и приводит к смещению логического ударения: «Передовые идеи дошли и до бедноты этой отдаленной деревни»... (вм. и этой отдаленной деревни). Аналогичная ошибка возникает при употреблении частицы даже, которая нередко синонимична частице и: «Качалову приходилось даже играть малозаметные роли» (вм. даже малозаметные}. Смещенное логическое ударение возникает и при пропуске частицы: «В те времена многие крестьяне азбуки не знали» (вм. даже азбуки или и азбуки-то).
Итак, мы рассмотрели некоторые группы выделяющих частиц. Препозитивная частица является средством выделения следующего за ней слова, средством сосредоточения на нем внимания читающего. Это особенно отчетливо прослеживается в случаях, когда частица ошибочно поставлена не перед тем словом, которое должно быть выделено, а перед каким-то другим и когда она, в результате, выделяет, вопреки намерению пишущего, следующее за ней слово. Подобные случаи демонстрируют всю выделяющую мощь частицы:
частица усиливает случайно оказавшееся за ней слово, и читающий, введенный в заблуждение, воспринимает это слово как логически ударное.
Таким образом, выделяющая частица, которая должна предупреждать смещенное логическое ударение, в случае ее неправильного - по месту - применения может, напротив, провоцировать его. Поэтому выделяющую частицу следует ставить непосредственно перед тем словом, которое действительно должно быть выделено, не допускать случаев ее «блуждания» по предложению. Важно также не допускать неоправданного пропуска частицы, так как при этом возникает та же самая ошибка - смещенное логическое ударение.
Уточняющий синоним. Приведем примеры. Кому не известны «муки слова», когда пишущий бьется, мучается в поисках нужного выражения; Мы не можем, не имеем права забывать об этом. В приведенных примерах нагнетание синонимов сосредоточивает в соответствующем месте предложения логическое ударение.
Логическое ударение воспринимается именно на втором из двух смежных синонимов (а не на первом), потому что в момент прочтения первого синонима читающий еще не знает, что далее последует второй. Лишь прочитывая второй синоним, читающий осознаёт, что пишущий сосредоточивает внимание на уточняемом понятии, и второй из двух смежных синонимов воспринимается обычно как ударный, является в восприятии читающего логически выделенным.
Ср.: Эта теория названа общей, так как она является обобщением, расширением специальной теории (М. Гарднер). Если в последнем предложении вычеркнуть один из двух смежных синонимов (обобщением или расширением), то логическое ударение переместится в восприятии читающего со второго из этих слов на конечное сочетание специальной теории.
Усилители наречного типа. В качестве лексических усилителей часто используют наречия меры и степени (интенсивы): весьма, чрезвычайно, необычайно, совершенно, абсолютной т.п. Они сигнализируют читающему, что следующее за ними слово является логически ударным: Необычайно интересную экскурсию совершили мы этим летом.
Повторение слова (буквальное или вариативное). Логическое ударение выражает «момент наибольшей заинтересованности» (А.М. Пешковский). Ср. в речи ребенка: А как загорелся кошкин дом, как ? Другие примеры усиливающих повторений: Я понял, понял жизни ад (А. Полежаев); От искр всю ночь, всю ночь светло (А. Блок); Только зачем, зачем ты поддаешься влиянию этого человека? (А.П. Чехов). Ср. вариативные повторы: давным-давно, один-одинешенек, всего-навсего, криком кричит.
Нередко повторение выделяемого слова сочетается с его усилением при помощи частиц и других оттеняющих средств: Эйсебио, это правда, ты, да, да, ты завоевал приз! (vis автобиографической повести «Мое имя - Эйсебио»); «Вы знаете, я вас люблю... да, да, я люблю вас», - прибавила она с усилием (И.С. Тургенев).
Бывает, что повторяются не два, а три элемента. Представим себе ряд из трех повторяющихся элементов. Первый элемент такого ряда воспринимается как произнесенный ровным тоном, второй - как сказанный более напряженно, третий - с максимальным напряжением. «Уйдите, уйдите, уйдите!» - не глядя на него, вскрикнула она, как будто крик этот был вызван физической болью (Л. Толстой).
Повторение воспринимается опытными авторами как действенное средство усиления, которым нельзя жертвовать. Ср.: «У меня герой говорит: «Видел царицу близко, видел! Вот так вот, близко». Он исправил: «Видел царицу близко». Чем это лучше - не понимаю. А чем хуже - ясно. Помертвела фраза» (Рождественская К.В. За круглым столом. - М., 1962. - С.209).
Противопоставление. Нас ожидала не пара, а тройка лошадей. В этом предложении логическое ударение воспринимается на слове тройка как выделенном противопоставлением (не пара, а тройка), хотя в ударной позиции находится другое слово -лошадей. Ср. также; Этот дом стоит не в начале, а в конце улицы (противопоставлением выделено в конце). Неправильно построено предложение: «Районные спортивные организации строго следят за выполнением собственных решений и областных организаций». При первоначальном восприятии читающий не видит логического ударения на слове собственных, поскольку оно ничем не выделено. Следует написать: ...за выполнением как собственных решений, так и решений областных организаций.
Обычные грамматические средства противопоставления - конструкции с соотносительными элементами: не ..., а; как ..., так ми подобные.
Таким образом, анализ сравнительно обширного языкового материала - как положительного (факты удачного выражения логического ударения), так и отрицательного (случаи смещения логического ударения) - позволил выявить и охарактеризовать основные лексические средства передачи логического ударения: а) выделяющие частицы, б) уточняющий синоним, в) усилители наречного типа, г) повторение выделяемого слова, д) противопоставление.
Лексический усилитель ставится обычно непосредственно перед выделяемым словом. Поэтому опытный пишущий, решив выделить какое-то слово лексическим способом, уже знает место, куда нужно вставить слово-усилитель.
Какое, однако, слово нужно вставить? Общий прием отыскания нужного слова состоит в следующем. Пишущий должен всмотреться в смысл выделяемого слова («что я хочу сказать этим словом в Данном случае?») и попытаться распространить, развернуть этот смысл, выразить его в большем количестве слов. Среди этих слов обычно оказываются частицы (одна или несколько), усилители наречного типа; нередко пишущий, сосредоточивая внимание на выделяемом слове, невольно его повторяет. Остается только выбрать из образовавшегося ряда усилителей один-два наиболее подходящих. Эти слова, не изменяя общего смысла предложения, проясняют, делают более определенным и заметным значение, выражаемое логически ударным словом. После выделения пишущим логически ударного слова с помощью лексических средств читающий уже не может «проскочить» это слово, не заметить на нем логического ударения. Тем самым исключается возможность смещения.
В письменной речи тех, кто слабо владеет лексическим способом, возникают следующие затруднения. Во-первых, пишущие не выделяют логически ударное слово в тех случаях, когда оно должно быть (точнее: лучше всего может быть) выделено лексическим способом; во-вторых, ставят слово-усилитель (обычно - выделяющую частицу) не перед тем словом, которое должно быть выделено; в-третьих, выделяют логически ударное слово каким-то одиночным усилителем, когда оно по его значимости должно быть выделено двумя-тремя усилителями. В первых двух случаях из-за этого возникает смещенное логическое ударение, в третьем - недостаточное по степени выделение слова.
Важно, чтобы пишущие знали и умели применять самые различные средства передачи логического ударения в письменной речи. Освоив их, пишущий сможет в одном случае употребить курсив (подчеркивание), в другом - поставить слово в ударную позицию, в третьем - ввести лексический усилитель, т.е. всякий раз передать логическое ударение наиболее соответствующим (по степени и условиям контекста) способом.

3. Графические средства передачи логического ударения

Выделяющие шрифты. Для передачи логического ударения часто применяются курсив, полужирный шрифт, ПРОПИСНЫЕ буквы и др. Приведем примеры:

А однажды в Альпах мы были свидетелями совсем уже волшебного зрелища: гроза бушевала я од нами (В. Инбер).

То, что выделяющие шрифты являются специализированным средством передачи логического ударения, отчетливо прослеживается в случаях, когда они употреблены неуместно. Ср.:

... «Я должен взять тот образ, который дан мне художником, а не иной» (Овсянико-Куликовский Д.Н. Язык и искусство.- СПб., 1895.- С. 35).

Получается, что в предложении - два конкурирующих логических ударения: одно на слове образ, выделенном курсивом, другое на слове тот, выделенном противопоставлением (тот ..., а не иной). Вследствие этого непонятно, что же собственно хотел сказать автор.
Показательны также факты, когда какое-то слово графически выделено (дано р а з р я д к о й) не по воле автора, а по каким-то техническим причинам - для заполнения печатной строки, для сохранения границ газетного столбца и т.п. В этом случае читающий, который привык воспринимать на слове, набранном особым способом, логическое ударение, оказывается введенным в заблуждение.
Интересный пример двусмысленного курсива приводит (из С. Джевонса) Н.И. Кондаков: «В первой Книге Царств... так говорится об одном пророке: «И он сказал своим сынам, говоря, оседлайте мне осла. Они же оседлали его». Последнее слово было прибавлено английскими переводчиками, и потому оно напечатано курсивом. Естественно ожидать, что на этом слове и должно делаться логическое ударение, что придает всему сказанному о пророке совсем иной смысл» {Кондаков Н.И. Введение в логику. - М., 1967. - С. 255).
Таким образом, при использовании выделяющего шрифта чаще всего возникают следующие виды ошибок: выделение какого-либо слова, которое по логике изложения не должно быть выделено, и употребление шрифтового выделения в несвойственной ему функции. Эти виды ошибок «проскальзывают» в текст подчас незаметно для пишущего. Надо их знать, чтобы успешно с ними бороться.
Знак ударения (ак?т). Особенно отчетливо роль данного знака выступает в тех случаях, когда он является единственно возможным средством устранения ошибки. Это случаи, когда надо передать сравнительно слабое логическое ударение - и потому употребление курсива было бы неуместным - и когда при этом изменение порядка слов нежелательно (так как, например, приводит к перестройке значительной части текста) или невозможно: возникает искусственный порядок слов. Ср. такие примеры:
Напечатано
Следует печатать
1. Когда ваше высшее руководство отважилось обратиться к академическому миру, чтобы разъяснить студентам требования и нужды промышленности и государства? (Холпин Дж. Бездефектность. – М., 1968. - С. 289.)
1. Когда ваше высшее руководство...
2. Конец показывает, что каждый может. (Пословица.)
Конец показывает, что каждый может.
3. Сокол против воробьев, а против кошки - мышь. (Пословица.)
Сокол против воробьев...

Прокомментируем первое предложение. Слово когда нельзя выделить особым шрифтом (это было бы слишком сильное выделение) и нельзя убрать с первого места, переставить в ударную позицию.
Сказать «Когда именно ваше высшее руководство... » (лексический способ) тоже нельзя, так как вопрос состоит не в том, когда именно руководство предприятия обратилось к студентам, не в уточнении времени. Смысл вопроса таков: разве когда-либо руководство предприятия обращалось к студентам? Это - риторический вопрос.
Писатели придают большое значение знаку акут. «Посылая Д.Н. Телешову рукопись своей книги «Темные аллеи», И.А. Бунин строжайше наказывал: «Сохранить мои знаки препинания, поставить ударение (') над теми словами, что указаны мной» (Лидин Вл. О писательском деле.- М., 1963.- С. 34).
Знак акут может употребляться над словом в трех случаях:
1) для указания на правильное произнесение слова (например, незнакомого): акут, центр Брока;
2) для различения графических омонимов: орган (а не о’рган), большую (а не бо’льшую)* [* В подобных случаях, замечает В.Ф. Иванова, знак акут помогает читающему сразу правильно прочесть графический омоним, не потерять времени «на обдумывание получившейся бессмыслицы» {Иванова В.Ф. Современный русский язык: Графика и орфография. - М., 1976. - С.70).];
3) для передачи логического ударения.
Первая и вторая из названных функций могут быть объединены, рассматриваться как одна: указание на место ударения в слове. В этом случае более четко выступает противопоставление двух основных функций знака акут: указание на место ударения в слове (фонетическое) и указание на место ударения в предложении (логическое).
Если читающий видит над словом знак акут, то он сразу же произносит слово с особым усилением и одновременно решает, для чего поставлен знак: если слово знакомо по произношению и не представляет собой омографа, то, очевидно, знак акут употреблен для передачи логического ударения. Это решение - о функции знака - созревает в читающем мгновенно, он не замечает всего хода анализа, и ему обычно кажется, что он как бы непосредственно усматривает в знаке акут сигнал логического ударения.
Знак акут, так же как и курсив, обладает тем несомненным достоинством, что он может ставиться практически на любом слове, причем сразу по ходу письма, для этого не требуется изменять конструкцию фразы (ср. позиционный способ) или вводить новые слова (ср. лексический способ). Этот знак тонко, ненавязчиво и своевременно сообщает читающему нужную информацию о логическом ударении.
Восклицательный знак в скобках. «Беспримерную тяжесть вынес В. И. Даль, который при издании своего знаменитого словаря лично провел четырнадцать (!) корректур трехсот тридцати печатных листов большого формата» (Рисе О.В. Дозорные печатного слова.- М., 1963. - С. 89). Знак (!) здесь указывает: обратите внимание на число четырнадцать, вдумайтесь в него.
Знак (!) часто употребляют для указания на ошибку в цитируемом тексте: «Мимо (!) строя проносят знамя...» (Черепанов М.С. Основы литературного редактирования и правки газетных материалов. - М., 1951. - С. 44); «Сто (!) двенадцати экономистам в CIIIA...» (Трофимов В.А. Современный русский литературный язык.- Л., 1957.- С. 122). В цитатах знак (!) особенно удобен, так как употребление специального шрифта, которым можно выделить интересующее слово, здесь нежелательно: автор этот шрифт не применял, он в известном смысле автору навязывается и представляет, строго говоря, искажение авторской мысли. Использование же восклицательного знака в скобках в подобных случаях позволяет не только не вводить отсутствовавший у автора курсив, но и избежать положенного при этом пояснения в скобках - «курсив мой».
Знак (!) может употребляться также в тех случаях, когда в принципе нельзя применить курсив. Например, чтобы обратить внимание на неуместную запятую.
При использовании знака (!) четко дает о себе знать «идеографический принцип, принцип прямой связи письменного знака с единицами плана содержания» (Ю.С. Маслов).
Вместо знака (!) употребляют иногда - для особо сильного выделения - знак (!!) или даже (!!!).
Выделяющее тире. Через несколько минут загремели цепи, двери отворились, и вошел - Швабрин (А.С. Пушкин).
Пропуск выделяющего тире нередко приводит к смещению логического ударения: Исследователь установил, что это есенинское четверостишие. Ср.: ... что это - есенинское четверостишие. Тире предупреждает возможное смещение, указывает, что логически ударным является слово есенинское.
Почему тире может служить средством передачи логического ударениями? Потому что, когда мы в устной речи выделяем какое-то слово логическим ударением, мы не только усиливаем голос на выделяемом слове, но и делаем перед ним паузу. Тире, сигнализируя об этой паузе, помогает выделить последующее слово.
Необходимо всемерно повышать культуру пользования графическими средствами передачи логического ударения. «Мы, конечно, пользуемся графикой как смысловыми сигналами, но пользуемся несознательно, «поневоле» (Винокур Г. О. Язык типографии. - Журналист. - 1924. - № 14. - С. 35). Типичные ошибки в применении некоторых графических средств (особенно выделяющих шрифтов) и известная робость в применении других графических средств (знака акут) свидетельствуют о том, что необходима глубокая теоретическая разработка вопросов языковой графики, детальный анализ графических средств, имеющихся в распоряжении пишущего.
Таким образом, все средства передачи логического ударения в письменной речи целесообразно разделить на три типа: позиционные, лексические, графические. Такая классификация выделяющих средств весьма удобна для пишущего. Если, например, пишущий попытается выразить логическое ударение позиционным способом, но это окажется невозможным (предложение не допускает постановки нужного слова в ударную позицию), то он может применить принципиально иной способ передачи логического ударения - лексический или графический.
Сопоставляя рассмотренные выше позиционные, лексические и графические средства, можно построить шкалу (ряд) применяемых в настоящее время средств передачи логического ударения в письменной речи в порядке убывания их выделяющей силы: (!!!), (!!), (!), курсив, разрядка и т.п., лексические средства по два-три вместе, одиночное лексическое средство (усилитель), выделяющее тире, знак акут, ударная позиция. Каждое из этих средств имеет свою область применения, но частично они пересекаются. Особенно легко поддаются взаимной замене соседние средства этого ряда.
В ряде случаев смещенное логическое ударение может быть устранено параллельно несколькими способами. При этом возникает задача выбора лучшего из возможных вариантов исправления. В одном случае, применительно к одному предложению и к выражению именно данной конкретной степени усиления на слове, при данных ограничениях, налагаемых текстом, лучше одно средство, а в другом случае, применительно к другому предложению и к другим ограничениям текста, - другое.
В пособиях по стилистике нет раздела о средствах выражения логического ударения в письменной речи. Вследствие этого каждый пишущий поставлен в положение первооткрывателя, который должен из прочитанных текстов, случайно почерпнутых сведений установить, чем же передается логическое ударение в письменной речи, т.е. он должен сам открывать для себя те средства, которыми будет выражать логическое ударение в собственной письменной речи.
Выявив и систематизировав основные средства передачи логического ударения в письменной речи, практическая стилистика дает пишущему общий прием устранения (и следовательно - предупреждения) одной из наиболее распространенных стилистических ошибок, возникающих при конструировании текста.

СХЕМА ДЕЙСТВИЙ ПО УСТРАНЕНИЮ СМЕЩЕННОГО ЛОГИЧЕСКОГО УДАРЕНИЯ

1. Найти в предложении слово, которое, по замыслу автора, является логически ударным, но первоначально воспринимается читающими как безударное, т.е. слово, с которого смещается логическое ударение.
2. Поставить это слово в ударную позицию.
3. Выделить это слово лексическим усилителем (усилителями).
4. Выделить данное слово с помощью графических средств.

Пример работы по этой схеме.

«Поле пересекали окопы, пригорок и опушку леса».
1. Находим слово, которое, по замыслу автора, является логически ударным, но первоначально воспринимается как безударное: поле.
2. Ставим это слово в ударную позицию: Окопы пересекали поле, пригорок и опушку леса. Предложение исправлено.

Проиллюстрируем, как выполняются последующие две операции (3,4).

«Гоголь вначале сравнивает Собакевича с медведем, а потом называет его этим словом».

3. Вводим лексические усилители лишь и уже прямо, предотвращающие смещение логического ударения: Гоголь вначале лишь сравнивает Собакевича с медведем, а потом уже прямо называет его этим словом.

«Больной слышал, что говорят в соседней комнате».

4. Вводим акут: Больной слышал, что говорят в соседней комнате.

Как видим, общий прием устранения смещенного логического ударения состоит из четырех операций: одной распознающей и трех преобразующих. Для обучения общему приему целесообразно применять специально разработанную систему коммуникативно-речевых упражнений, позволяющую отрабатывать операции этого приема, формировать устойчивые навыки устранения смещенного логического ударения. На основании каждой преобразующей операции общего приема (2-4) составлено несколько упражнений.

Упражнения к §1
Упражнения к пункту 1
1. Подчеркните слова, на которых воспринимается логическое ударение.
1. На углу машина остановилась. Машина остановилась на углу. 2. Много новых городов выросло в Сибири. В Сибири выросло много новых городов. 3. Телеграммы подаются в это окошечко. В это окошечко подаются телеграммы. 4. Дверь отворилась, и Петров вошел. Дверь отворилась, и вошел Петров. 5. Гостей приветствовал директор школы. Директор школы приветствовал гостей. 6. Той ночью ветер был сильным, огонь распространялся быстро, к тому же заметили пожар поздно. 7. Петр I вошел стремительно, и пламя свечей заколебалось. 8. Учебник излагает сведения кратко, однако познакомиться с основами науки вы сможете.

2. С какого слова на какое смещается при восприятии логическое ударение? Укажите стрелкой.

Образец: В опытной группе детям читали стихи, а в контрольной - нет. | Логическое ударение воспринимается на слове стихи (вместо читали).
Пояснение: стрелка исходит от слова, на котором мыслил логическое ударение автор, и направлена к слову, на котором воспринимает логическое ударение читающий.
1. Писателя заботило, чтобы не проскользнуло какой-нибудь ошибки; он читал сначала сам корректуру, потом давал редактору.
2. В первом тексте существительные стоят в нужной форме, во втором - числительные. 3. Тогда еще не было письменности у казахов, но их устное творчество достигло высокого уровня. 4. Дорогу постоянно ремонтируют. Вот и получается: вчера ехал здесь, а сегодня уже нельзя. 5. На уроке астрономии нам объяснили, когда можно наблюдать луну, а когда - нет. 6. Авторы этих высказываний ошибаются по-разному: одни из них недооценивают роль личности, другие ее переоценивают. 7. Случаи пропажи книг в интернате обычно замалчиваются. Поэтому мы особо на них остановимся.

3. Поставьте логически ударное слово в ударную позицию.

1. Когда Марат уезжал в Москву, знакомых он встретил на вокзале. 2. Брату я подарил альбом для марок, а книгу - сестре.
3. Досадно становится, как посмотришь на поле: земля кое-как вспахана. 4. Иногда в классе не находится образцового сочинения, которое можно прочесть для всех, поэтому лучшие работы надо хранить учителю. 5. В поэзии чаще используется эмоциональная лексика, чем в прозе. 6. Совершенное выражение духовного мира человека есть вместе с тем самопознание и требует творчества от человека. 7. При взаимном рецензировании ученик должен сам исправить все стилистические ошибки в работе товарища. Правда, это отнимает много времени у ученика, зато дает хорошие плоды. 8. Работа над стилистическими ошибками приносит хорошие результаты только тогда, когда систематически проводится с учащимися, а не от случая к случаю.

4. Исправьте порядок слов. В скобках указано, на какое слово падает, по замыслу автора, логическое ударение.

1. Выработанный навык будет безотказно действовать (безотказно). 2. Особого внимания заслуживает использование местоимений в речи (местоимений). 3. Сосед отправил это письмо (сосед). 4. Измените фразу так, чтобы она была правильно построена (правильно). 5. Он приехал и узнал, что днем было собрание (днем).

5. Скажите, какое из предложений, стоящих в правом столбце, больше подходит как последующее в повествовании за предложением, стоящим в левом столбце. Объясните свой выбор.

1. В художественной галерее появилась новая картина.
1) Все говорили об этой картине.
2) Об этой картине говорили все.
2. Народ Индии не хотел мириться с гнетом чужеземцев.
1) Волнения часто происходили в стране.
2) В стране часто происходили волнения.
3. Мой попутчик спал, а я сидел за столиком и читал газету. Вдруг открылась дверь.
1) Девушка вошла в наше купе.
2) В наше купе вошла девушка.
4. На берегу озера высится красивое белое здание санатория.
1) Рабочие-горняки отдыхают и лечатся в этом санатории.
2) В этом санатории отдыхают и лечатся рабочие-горняки.
3) В этом санатории рабочие-горняки отдыхают и лечатся.

6. Из двух стоящих в скобках предложений выберите нужное.

Поезд остановился на маленькой станции. Пассажир посмотрел в окно и увидел женщину, которая продавала булочки. (Женщина стояла довольно далеко от вагона. Довольно далеко от вагона стояла женщина.)
Пассажир не хотел идти за булочками сам, так как (отстать от поезда он боялся; он боялся отстать от поезда).
(По платформе гулял мальчик; мальчик гулял по платформе), и (пассажир позвал его; его позвал пассажир).
- Сколько стоит булочка? - спросил пассажир.
- Сто рублей, - ответил мальчик. (Мужчина дал мальчику двести рублей; двести рублей дал мальчику мужчина.)
- Возьми эти деньги и купи две булочки, одну мне, а другую себе.
(Через минуту вернулся мальчик. Через минуту мальчик вернулся.) (Он с аппетитом ел булочку. Он ел булочку с аппетитом.)
Мальчик подал пассажиру сто рублей и сказал:
- К сожалению, (там была одна булочка; одна булочка была там).

7. В каком из двух сопоставляемых предложений слова расположены правильно?

1. Нина послала матери телеграмму. Телеграмму послала матери Нина. 2. В Москву приехала болгарская делегация. Болгарская делегация приехала в Москву.
Ключ. 1. Ответа здесь дать нельзя, поскольку неизвестен замысел автора. Если пишущий мыслил логическое ударение на слове телеграмму, то правильно построено первое предложение; если пишущий мыслил как логически ударное слово Нина, то правильно построено второе предложение. Если же пишущий ставил логическое ударение на каком-то третьем слове (например, матери), то оба эти предложения построены неправильно.
2. В первом предложении, если пишущий мыслил логическое ударение на сочетании болгарская делегация;ъо втором, если пишущий мыслил логическое ударение на сочетании в Москву. В общем виде (для всех четырех примеров): предложение построено правильно только в том случае, если пишущий мыслил логическое ударение на слове (словосочетании), которое стоит в ударной позиции.

Упражнения к пункту 2

1. Подчеркните лексический усилитель. Обратите внимание на его расположение по отношению к выделяемому слову (препозиция - постпозиция).

1. Дружные супруги даже из Тихого океана воду вычерпают. 2. Только отец соблюдал спокойствие. 3. Как раз здесь начинается минное поле. 4. Именно в кратере нашли этот минерал. 5. Давно ли он ушел? 6. Я должна уехать сегодня же! 7. Он был со мной чрезвычайно любезен. 8. Одна-единственная спичка оставалась у нас. 9. Вот теперь-то мы повоюем! 10. Так и замерло сердце у Никиты.

2. Объясните, чем вызвано повторение слов в следующих предложениях.

1. Медленно, медленно плывут над землей облака. 2. Отчего же, отчего вы меня не послушали? (А. П. Чехов.) 3. В трудном, очень трудном положении оказываются тут зимовщики. 4. Праздничная толпа гулом гудит на площади. 5. Стоном стонет лес дремучий. 6. Не верь, не верь себе, мечтатель молодой. (М.Ю. Лермонтов.)
7. Да не там ты смотришь, не там. 8. Тихо-тихо было в лесу. 9. Ну куда он, куда он гонится? (С. Есенин.)

3. Вычеркните один из двух смежных синонимов и проследите, как при этом изменится (в восприятии читающего) место логического ударения.

1. Чтец в соответствии с замыслом может заострять, обнажать мысль автора. 2. Частицы обычно употребляются для выделения, подчеркивания какого-либо слова. 3. Для изучения явления, законы которого еще не выявлены, мы создаем, конструируем упрощенную модель. 4. Известно, что с помощью умственных действий человек способен предварять, упреждать свои практические действия.
Ключ. Во всех приведенных предложениях логическое ударение переместится в восприятии со второго синонима на конечное слово (словосочетание).

4. Мысленно устраните из предложения выделяющую частицу и проследите, на какое слово переместится (в восприятии читающего) логическое ударение.

1. Лишь экономное использование усилительных слов бывает выразительным. 2. Остановимся в заключение лишь на нескольких таких вопросах. 3. Даже верблюды были испуганы. 4. Только Катя осталась в блиндаже. 5. Развитие звуковой системы языка лишь в конечном счете объясняется данными физиологии. 6. Лишь бензином можно вывести это пятно.

5. Сравните попарно следующие предложения. Установите, что изменяет введение в предложение лексического усилителя.

1. Лодыгин создал первую лампу накаливания. - Именно Лодыгин создал первую лампу накаливания. 2. Кедр растет в нашем лесу. - Даже кедр растет в нашем лесу. 3. Я вчера был в театре. - Я вчера действительно был в театре. 4. Связной должен был прийти сегодня. - Связной как раз и должен был прийти сегодня.
Ключ. Во всех приведенных предложениях логическое ударение перемещается влево - с конечного элемента на слово (словосочетание), оказавшееся после введенного лексического усилителя.

6. Переставьте выделяющую частицу на свое место.

1. Из окна видны редкие и безлистые еще липы. 2. Ведь многие хозяйства мечтают еще только о стопудовых урожаях. 3. Годовой план уже должен быть завершен в октябре. 4. Если в прошлом году было семь неуспевающих, то сейчас их только у нас два. 5. Этому родители учили еще его с детства.

7. Добавьте к логически ударному слову (оно указано в скобках) подходящий по смыслу лексический усилитель.

1. Он не видел, как ставятся ульи (не видел). 2. Друзья от него отвернулись (друзья). 3. Установлено, что описываемая в тексте картина постепенно складывается в сознании читателя (постепенно). 4. Вы сможете писать для детей (сможете). 5. Почему изменяется язык? (почему). 6. Самодеятельный театр представил народное искусство (народное).
Ключ. 1. ...ни разу (никогда) не видел; 2. ... даже друзья;
3. ... лишь постепенно..., только постепенно; 4.... несомненно, сможете, безусловно, сможете; 5.... почему же; 6.... подлинно народное.

8. Введите, где это требуется, необходимые лексические усилители.

1. Надо говорить на языке, который учишь: устная речь - основа знания. 2. По небрежности ученика получилось, что жандармы распространяли речь Павла, а не Ниловна. 3. Пишите в форме тезисов, а не заглавий, так как тезисы требуют больше слов, чем заглавие, но заключают в себе гораздо больше содержания. 4. Машина пошла быстрее. Собака некоторое время держалась сзади, но потом отстала.

Упражнения к пункту 3

1. Устраните смещенное логическое ударение, поставив над логически ударным словом знак акут.

1. Одни создают космические корабли, другие их испытывают. 2. - Вы сегодня приедете? - Нет, завтра. 3. Юмористы смеются, завидев порок, сатирики - льют слезы. 4. Успех для нас неважен. Надо быть ученым, а не казаться им. 5. Я покупаю книги, а не продаю. 6. - Газ привозить будете? - Это не проблема. Скоро куплю автомашину. 7. Но драматического актера поправит режиссер или товарищ по спектаклю. Хуже, когда чтецы неверно пользуются логикой речи.

2. Определите, в каких предложениях знак акут над словом что избыточен (не нужен).

1. Чтобы успешно решить эту задачу, надо начать с того, что очевидно, а не с сомнительных предположений. 2. В этой повести что ни персонаж, то яркий характер. 3. Теперь стало ясно, что надо делать и как надо делать. 4. Не надо думать, что все новое, что дало современное естествознание, нами полностью понято. 5. Как только был поставлен диагноз, так стало ясно, что именно с каждым больным надо делать.

3. Устраните смещенное логическое ударение, поставив перед логически ударным словом (словосочетанием) выделяющее тире.

1. В эпиграфе высказана мысль об уме Базарова, о том, что это ценное качество в людях. 2. Мы вместе с Раскольниковым пытаемся угадать, знает ли следователь о том, что убийца Раскольников, или просто ведет невинную беседу. 3. Человек описывает факт, и заметка готова. Однако это кажущаяся простота. 4. Он выбрал ларец из карельской березы наилучший.

Обобщающие упражнения

стр. 1
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>