<< Пред. стр.

стр. 12
(общее количество: 51)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

стью. Бегство в XVII в. старообрядцев от царя-антихриста дабы
«сохранить чистоту веры и обрести спасение в судный день», их
общинное расселение за Уралом и в Сибири, в сущности, подготови­
ло почву для экспансии Российской империи на восток.
Казачьи поселения (станицы) — пограничные форпосты русско­
го самодержавия — принимали двойной вызов: со стороны коче*|
вых племен и природных условий. Представляя собой военное по--]
лумонашеское братство наподобие братства рыцарских орденов или
викингов, казачество сумело «подавить» развитостью культуры зем­
леделия кочевой способ производства, преобразовав пастбища в
крестьянские поля, а стойбища — в деревни. Таким образом, диас­
пора (община) как этнокультурная группа, сплоченная кровнород­
ственными связями, является основным носителем культурного кода,
«геном» культуры, несущим всю необходимую информацию для раз­
ворачивания модели социокультурных, политико-экономических от­
ношений.
Эмиграцию из России периода 1917—1939 гг. можно считать
чистым экспериментом по исследованию процесса инкультурации
и социально-культурной адаптации, так как возвращение назад не
представлялось возможным. Население русской эмиграции не от-'
личалось однородностью, среди эмигрантов были представители
крупного капитала, государственные чиновники, интеллигенция, во­
енные и выходцы из рабоче-крестьянской среды. Фактической при­
чиной их эмиграции являлась правовая незащищенность. В таком
же положении русские эмигранты оказались и за рубежом. Обра-;
зуя многочисленные диаспоры в Германии, Чехословакии, Болга­
рии, Польше, Греции, Югославии, Турции, Китае, они стремились при­
влечь внимание европейского общества к своей проблеме. Актив­
ную помощь оказывали им институты социокультурной адаптации,
созданные самими же эмигрантами при поддержке государствен­
ных властей: Русское общество Красного Креста, Всероссийский
земский союз, Российский земско-городской комитет помощи граж­
данам за границей; в Париже издавались специальные периоди­
ческие издания. Культурный и интеллектуальный потенциал эмиг-
5.3. Инкультурация и социализация 109


рации позволял активно адаптироваться в западноевропейской сре­
де. Например, в Праге, Берлине, Белграде открывались Русские
Народные институты с целью подготовки специалистов для рабо­
ты в России, а также внедрения русской культуры в европейское
общество. Таким образом, собственная культура русской эмигра­
ции была не только «водоразделом» между ней и европейскими
пародами, но и «мостом» между ними.
Итак, процессы социализации и инкультурации взаимообуслов­
лены и присутствуют на каждой ступени культурно-исторического
развития человека. Социализация при этом подчеркивает статус­
ное положение человека в общественных отношениях. Инкульту­
рация же является процессом освоения символического простран­
ства, связанного с этим статусом, и всей организации обществен­
ных отношений, ее исторической детерминированности, выраженной
в национальной культуре. Первичное культурное пространство,
формирующее «картину мира», в дальнейшей жизнедеятельности
человека определяет его мировосприятие. Дети любой культурной
общности в большей степени похожи друг на друга, чем на своих
предков, поэтому, как писал Клакхон, «если ребенок из России ока­
жется в Соединенных Штатах, то, став взрослым, он будет действо­
вать и думать как американец, а не как русский»1.
В межкультурных отношениях культурно-этническая принадлеж­
ность выступает на первый план, определяет взаимодействие, тогда
как социально статусное положение отдаляется на второй план.
Внутрикультурные отношения, наоборот, дистанцируются социаль­
ной принадлежностью, протекая на фоне культурного единства.
Дифференцированность этих процессов от установки «Я среди сво­
их» и «Я среди чужих» позволяет провести грань между социализа­
цией и инкультурацией человека.




f




1
Клакхон К. Зеркало для человека. Введение в антропологию. СПб., 1998. С. 230
Глава 6

ЯЗЫКИ И СИМВОЛЫ КУЛЬТУРЫ,
КУЛЬТУРНЫЕ КОДЫ
(СЕМИОТИКА КУЛЬТУРЫ)



6.1. Информационно-семиотический подход к культуре
Семиотика — это наука о знаках и знаковых системах. Основы!
ее были заложены в XIX в. американским философом и логиком?
Ч. Пирсом и швейцарским филологом и антропологом Ф. де Сое*
сюром (последний называл ее семиологией). Говорить о семиотики
культуры — значит рассматривать знаковые средства культуры щ
трактовать культурные феномены как составленные с помощыш
этих знаковых средств «тексты», которые несут в себе определен-:
ную информацию.
Как бы ни были различны определения культуры, даваемые
разными авторами, в них всегда предполагается, что содержание]
культуры находит выражение в языке. Под языком в обиходе'
обычно понимают естественный разговорный язык — русский,;
английский, китайский и т.д. Всякий разговорный язык представ
ляет собой систему знаков, или код, с помощью которого' люди]
общаются, выражают и передают друг другу разнообразную ин­
формацию. Существуют и другие знаки и системы знаков, способ­
ные служить этой цели (например, язык жестов, знаки дорожного
движения, нотная грамота, штриховые товарные коды, картографи­
ческие знаки и др.). Языком в широком смысле называют не
только разговорный, вербальный язык, но любую систему знаков,
которая может использоваться людьми в информационно-комму­
никативных целях.
6.1. Иформационно-семиотический подход к культуре 111


Знаковые средства и накапливаемая с их помощью информация —
важнейшие, всеобщие и необходимые компоненты любой культу­
ры. Учитывая это, можно рассматривать культуру как мир знаков, с
помощью которых в человеческом обществе сохраняется и накап­
ливается социальная информация (или, иначе говоря, как мир соци­
альной информации, сохраняемой и накапливаемой с помощью со­
зданных людьми знаковых средств). Такой подход к пониманию
культуры называется информационно-семиотическим1.
С информационно-семиотической точки зрения культура есть
особая, свойственная человеческому обществу «надбиологическая»
форма информационного процесса, которая принципиально отлича­
ется от информационных процессов, имеющих место у животных, и
обладает несравненно более богатыми возможностями. Если у жи­
вотных информация кодируется хромосомными структурами и ней-
родинамическими системами мозга, то в культуре хранилищами и
каналами передачи информации становятся внешние по отноше­
нию к телу человека структуры.
Выражая свои мысли и представления в созданных людьми зна­
ковых системах, индивид объективирует их. Это значит, что они как
бы отделяются от него, приобретают самостоятельное, внеличност-
ное существование. Они становятся социальной информацией,
носителем которой оказывается уже не один данный индивид, а
общественная культура. В отличие от биологической социальная
информация, выраженная в знаковых системах, не исчезает со смер­
тью добывшего ее индивида. Культура образует специфически чело­
веческий, внегенетический «механизм» ее наследования — соци­
альную наследственность. Благодаря культуре в обществе стано­
вится возможным то, что невозможно в животном мире, —
историческое накопление и умножение информации, находящейся
в распоряжении человека как родового существа.
Культура — это коллективный интеллект и коллективная па­
мять, т.е. надиндивидуальный механизм хранения и передачи сооб­
щений (текстов) и выработки новых (Ю.М. Лотман). Знаки и зна­
ковые^ системы представляют собой «детали» этого механизма.
Чтобы разобраться в том, какова их природа и как они функциони­
руют, рассмотрим культуру в трех аспектах: во-первых, как мир
артефактов, во-вторых, как мир смыслов, в-третьих, как мир знаков.

1
В основе этой концепции лежат культурологические идеи, выдвинутые в
работах Э. Кассирера, Ю.М. Лотмана, Б.А. Успенского, Вяч Вс. Иванова, Г. Гадаме-
ра.'А. Моля, B.C. Степина, Д:И. Дубровского и других исследователей.
112 Глава 6. Языки и символы культуры, культурные коды

Культура как мир Создавая культуру, люди отделяются от природы!
артефактов и строят новую, «сверхприродную» среду обита-;
ния. Нас с детства и до старости окружает с
всех сторон эта «сверхприродная» культурная среда: пеленки и со
ски, игрушки и книги, одежда и мебель, стекло и бетон, звуки музык˜
и электрический свет — все это продукты человеческого труда.-
Следы человеческого воздействия несет в себе даже то, что мьв
едим и пьем, даже воздух, которым мы дышим. Человечество живет
как бы на грани двух миров — существующего независимо от него,
мира природы и созданного им мира материальной культуры, при-]
чем в ходе исторического развития человеческого общества пер­
вый все больше заслоняется вторым (хотя превратить материаль­
ную среду культуры в замкнутую сферу и полностью отгородить­
ся ею от природы невозможно).
Продукты и результаты человеческой деятельности, искусственно;
созданные человеком предметы и явления называют артефактами
(от лат. arte — искусственный и factus — сделанный). Артефакты —
феномены культуры — это сделанные людьми вещи, рожденные ими
мысли, найденные и используемые ими средства и способы действий.
Культура включает в себя не только то, что находится вне человека, но
и изменения, которые он производит в самом себе, в своем теле и-в.
своей душе, в собственном физическом и духовном облике.
Итак, культура есть мир артефактов •— мир человеческой дея­
тельности и ее продуктов. Это ее первая важнейшая характеристи;
ка. Она особенно важна тогда, когда речь идет о материальной
культуре — вещах, домах и сооружениях, технике и вообще обо
всем том, что образует «вторую природу», которую человек создает
собственными руками вокруг себя. Но одной этой характеристики
еще недостаточно для понимания сущности культуры.

Культура как мир Человек — порождение природы, и все ее законы
смыслов сохраняют свою силу в его деятельности так же,
как и в любых природных процессах. Никто не
может отменить или нарушить их. Все, что человек творит, возникает
не вопреки объективным законам природы, а в соответствии^ ними.
В чем же тогда разница между предметами культуры и вещами при­
роды? Видимо, только в том, что человек вносит в свои творения
некую «человечность», т.е. что-то специфически-человеческое, прин
ципиально не могущее возникнуть без него. Эта-то «человечность» и
превращает продукты его деятельности в предметы культуры.
Явления природы, рассматриваемые в их собственном, независи­
мом от человека бытии, обладают свойственными им характеристика-
6.1. Иформационно-семиотический подход к культуре 113


ми. Эти характеристики составляют их объективную определенность,
и кроме нее никакой другой определенности они не имеют. Иначе об­
стоит дело с артефактами — предметами культуры. В отличие от явле­
ний природы они обладают двойственной определенностью. С одной
стороны, у них, как и у природных явлений, тоже есть объективная оп­
ределенность, т.е. их можно рассматривать как реальность, которая
существует сама по себе, отдельно от человека и характеризуется объек­
тивно присущими ей свойствами. Но, с другой стороны, артефакты
имеют еще и иную, субъективную определенность: в них воплощено
то, что называют «смыслом», «значением». Эта субъективная опреде­
ленность появляется у них потому, что человек «опредмечивает» в
них свои представления, Цели, желания и т.д. Они-то (представления,
цели, желания и т.д.) и есть та «человечность», которую вносит чело­
век в продукты своей деятельности.
Иначе говоря, люди не только практически, но и духовно «обра­
батывают» предметы своей деятельности, вкладывая в них то, чего
объективно, вне отношения к человеку, к его сознанию, у них нет
и не может быть. Попадая в сферу человеческой деятельности, эти
предметы приобретают новое, «сверхприродное», качество: способ­
ность заключать в себе человеческий смысл, нести на себе отпеча­
ток человеческого духа, служить человеку его собственным отра­
жением. Таким образом, они выступают как предметы культуры
благодаря духовной активности человека.
Наиболее очевидным образом способность человека наделять
свои творения смыслом проявляется в речи: люди приписывают
звукам своей речи смыслы, которыми они физически — как колеба­
ния воздуха — сами по себе не обладают. Но смысл имеют не
только слова и высказывания — им так или иначе проникнуто все,
что человек делает и что составляет культурную среду его обита­
ния: произведения искусства и правила этикета, религиозные обря­
ды и научные исследования, учеба и спорт и т.д. Смысл любого
предмета, с которым имеют дело люди, выражается хотя бы в его
предназначении, роли, функциях: смысл станка — в том, что он
нужен для производства, автомобиля ^— в его использовании как
средства передвижения, предметов домашнего обихода, мебели и
посуды — в возможности удовлетворить с их помощью бытовые
потребности и привычки. Кроме того, названные вещи могут иметь
и иной смысл. Скажем, главным смыслом автомобиля для владель­
ца роскошного «Мерседеса» может быть престижность этой марки.
Обратите внимание: предметы, взятые сами по себе, вне их отноше­
ния к человеку, никакого смысла не имеют. Можно сколько угодно
изучать, например, египетскую пирамиду, всматриваться в нее, исследо-
114 Глава 6. Языки и символы культуры, культурные коды

вать ее строение, измерять, проводить физико-химические анализы и ,
т.д., но обнаружить в ней какой-либо смысл не удастся, если при это»
рассматривать ее просто как физическое тело. Ее смысл существуе1
не в ней самой, а в культуре, произведением которой она является. I
чтобы понять его, надо изучать эту культуру, а не только пирамиду. I
фантастической повести А. и Б. Стругацких «Пикник на обочине<
люди сталкиваются с зоной, в которой прилетавшие на Землю инопла
нетяне оставили какие-то предметы. Эти предметы загадочны, их yet
ройство и свойства непонятны людям, но более всего непонятен щ
смысл (назначение, функции). И разобраться в этом никакое исследо
вание устройства и свойств не поможет: ответ на такие вопроси
можно получить только через постижение культуры инопланетян,
Смысл вещей существует не в них самих, а в культуре, их породившей!
и в тех, кто эту культуру освоил. Он создается и придается вещал
людьми (или, как у Стругацких, представителями внеземного разума)
Поэтому нет ничего удивительного в том, что одна и та же вещ!
приобретает в разных культурах (и даже в рамках одной культурь
для разных людей) совершенно различные смыслы.
Из культуры люди черпают возможность наделять смыслом не
только слова и вещи, но и свое поведение — как отдельные поступ­
ки, так и всю жизнь в целом. Поэтому, например, без знания культу­
ры прошлого трудно понять наших предков. *
Итак, культура есть не просто совокупность продуктов челове­
ческой деятельности, артефактов. Культура — это мир смыслов,)
которые человек вкладывает в свои творения и действия. Такова|
вторая важнейшая характеристика культуры.
Человек живет не только в материальном мире вещей — его
жизнь протекает и в духовном мире смыслов. В ходе историческо­
го развития человечество постоянно расширяет и обогащает это*
мир. Мир смыслов — мир продуктов человеческой мысли — ве­
лик и необъятен, это своего рода «вторая Вселенная», существую^
щая наряду с расширяющейся космической Вселенной. Но в отли­
чие от последней она возникает и расширяется благодаря усилиям
человечества. Человек — творец этой Вселенной. Она есть царство
человеческого разума. Создавая и развивая ее, он вместе с теМ|
создает и развивает самого себя.

Культура как мир Выступая в качестве носителей смысла, «обрабо-
знаков тайные» (физически и духовно) человеком вещи,
• процессы, явления становятся зпаками, онак ест
предмет, выступающий в качестве носителя инф ормации о други
предметах и используемый для ее приобретения, хранения,перера
ботки и передачи.
6.1. Иформационно-семиотический подход к культуре 115


В культуре исторически складываются разнообразные системы
знаков (коды)- Знаковыми системами являются как естественные
(разговорные, вербальные) языки — русский, английский и др., так
и различного рода искусственные языки — язык математики, хими­
ческая символика, «машинные» языки и т.д. К знаковым системам
относятся также разнообразные системы сигнализации, языки изоб­
разительных искусств, театра, кино, музыки, правила этикета, религи­
озные символы и ритуалы, геральдические знаки и вообще любые
множества предметов, которые могут служить средствами для выра­
жения какого-то содержания. Мы живем не только в мире вещей,
но и в мире знаков.
Явления культуры — это знаки и совокупности знаков («тек­
сты»), в которых закодирована социальная информация, т.е. вло­
женное в них людьми содержание, значение, смысл. Понимать ка­
кое-либо явление культуры — значит видеть в нем не просто
чувственно воспринимаемую вещь, но его «невидимый» субъектив­
ный смысл. Именно постольку, поскольку явление выступает в ка­
честве знака, символа, «текста», который нужно не только наблю­
дать, но и осмысливать, оно и становится фактом культуры.
Когда какие-либо предметы (например, орудия труда) использу­
ются в чисто утилитарных целях, их знаковая функция отходит
на задний план, а на первый выдвигаются физико-химические свой­
ства. Но при этом мы обычно и не воспринимаем их как предметы
культуры. Как только мы берем во внимание их знаковый харак­
тер, они начинают выступать как предметы культуры.
Таким образом, «памятники материальной культуры, орудия про­
изводства в создающем и использующем их обществе играют дво­
якую роль: с одной стороны, они служат практическим целям, с
другой — концентрируя в себе опыт предшествующей трудовой
деятельности, выступают как средство хранения и передачи инфор­
мации. Для современника, имеющего возможность получить эту
информацию по многочисленным более прямым каналам, в каче­
стве основной выступает первая функция. Но для потомка, напри­
мер археолога или историка, она полностью вытесняется второй»1.
Следует заметить, что знаковую природу, а следовательно, и спо­
собность быть культурными феноменами, приобретают не только
творения рук человека, но и природные явления, когда они становят­
ся предметами его духовной деятельности. Вовлекая их в свой ду­
ховный мир, люди наделяют их «человеческим» (эстетическим, нрав­
ственным, религиозным) содержанием. Таковы образы хитрой ли-
t
1
Лотман ЮМ. Семиосфера. СПб., 2001. С. 399.
116 Глава 6. Языки и символы культуры, культурные коды


сы или трусливого зайца в народных сказках, поэтические описания
радуги или заката, мистические интерпретации затмений, комет
т.д. Извержение вулкана — природное явление, и как таковое он'
1
лежит вне сферы культуры. Но когда оно понимается как проявле
ние гнева богов или как трагедия человеческого бессилия пере'
грозной стихией («Последний день Помпеи» К. Брюллова), то стад
новится знаком, символом, в котором люди усматривают особы
«сверхприродный» смысл. И это делает его явлением культуры.
Символами, носителями особого смысла, становятся и сами люди
Когда они выступают друг для друга не просто как живые существа
а как кинозвезда, писатель, политический вождь, представитель то"
или иной профессии и т.д., это есть не что иное, как культурны'"
феномен.
Культура в качестве мира знаков предстает перед нами в едиН˜
стве материального и духовного. Действительно, знак есть чув|
ственно воспринимаемый, материальный предмет, а его значенй
(смысл, информация) — продукт духовной деятельности людей,,'
Знаки выступают как своего рода «материальная оболочка» человек
ческих мыслей, чувств, желаний. Чтобы продукты духовной дея*
тельности человека сохранились в культуре, передавались и воЫ
принимались другими людьми, они должны быть выражены, закоди­
рованы в этой знаковой оболочке. Связь значения и знака (или,!
иначе говоря, информации и кода, в котором она фиксируется и]
транслируется) определяет неразрывность духовного и материаль­
ного аспектов культуры.
Таким образом, феномены культуры — это любые артефакты
(искусственно созданные людьми предметы и явления), которые
несут в себе смыслы, т.е. выступают как знаки, обладающие значе­
ниями. Совокупности знаков образуют тексты, в которых содер­
жится социальная информация (рис. 2.3.).



* Смыслы
Артефакты

У
\


ч
Знаки
/
Тексты Информация

Рис. 2.3. Феномены культуры


>
6.2. Основные типы знаковых систем культуры 117


6.2. Основные типы знаковых систем культуры
Каждому человеку более или менее понятна семиотика его род­
ной культуры. Гораздо хуже обстоит дело с чужими культурами.
Чтобы научиться улавливать значение и смысл их знаков и тек­
стов, требуется приложить много усилий, и все же редко кому удает­
ся достичь здесь такого же уровня, на каком находится понимание
родной, знакомой с пеленок культуры. Язык любой культуры свое­
образен и уникален. Но во всех культурах используются одни и те
же типы знаков и знаковых систем.
Все многообразие знаковых средств, используемых в культуре,
составляет ее семиотическое поле. В составе этого поля можно
выделить следующие основные типы знаков и знаковых систем:
— естественные;
— функциональные;
— конвенциональные (условные);
— иконические;
— вербальные (естественные языки);
— знаковые системы записи.
Ниже дается краткая характеристика этих типов и описываются
способы, с помощью которых в них кодируется и декодируется ин­
формация.

<< Пред. стр.

стр. 12
(общее количество: 51)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>