<< Пред. стр.

стр. 23
(общее количество: 51)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

преобразовалась в антропо-социо-культурную, т.е. в такую, в кото­
рой новое живое существо, живущее не в стаде и не в стае, а в
стихийно самоорганизовавшемся обществе, — Человек — создал для
себя искусственную среду обитания — «вторую природу» — ив
ходе этой творческой деятельности обрел необходимые для него ин­
теллектуальные и духовные качества -— наследственно непереда­
ваемые, формируемые у каждого индивида прижизненно и потому не
стабильные, как психические реакции животных, а меняющиеся по
содержанию из поколения в поколение, постепенно все более раз­
нообразные у разных представителей одного поколения. Совокуп­
ность этих качеств, реализующихся в совместной созидательной де­
ятельности и воплощающихся в ее предметных плодах, и является
культурой в широком философском смысле этого понятия.
Отсюда следует неосновательность утверждения Ч. Дарвина, что
человек отличается от своих животных родственников «степенью»
развития тех же самых качеств, «а не сутью» — именно сутью, и
суть эта есть культура.


10. 2. Место культуры в системе бытия и ее строение
Культура — сверхсложная система, исторически образовавшая­
ся и исторически изменяющаяся многосторонняя целостность спе­
цифически человеческих духовных качеств. Это значит, что культу­
ра является подсистемой двух более широких систем: она входит в
антропо-социо-культурную сферу бытия, а также, вместе с нею и
во взаимоотношениях с природой, — в бытие, рассматриваемое
во всей его полноте и целостности.
Исходным в материалистически трактуемой онтологии являет­
ся бытие природы, или «самобытие». Вторым названием подчер­
кивается несотворенность и вечность природы, хотя и она должна
212 Глава 10. Закономерности процесса культурогенеза
— ,д, i ; ,—— •

рассматриваться исторически. В процессе научного познания опре- I
делено, что изначально существовала неорганическая материя, за-Я
тем зародилась более сложная форма бытия — жизнь, которая раз- I
вивалась от растительного мира к животному, где в свою очередь I
эволюционировала от самых простых видов ко все более и более 1
сложным, пока не достигла уровня человекообразных обезьян — I
высшего уровня самоорганизации материи и функционального про- I
явления энергии, возможного в пределах бытия природы.
Надо признать, что в связи с общим оживлением религиозного 1
сознания как реакцией на противоречия, обострившиеся в мире в I
XX в., и на нерешенность научным познанием ряда проблем биогене- I
за и антропогенеза возрождаются наивные мифологические представ- I
ления о том, что мир был создан «из ничего» некоей Божественной I
силой: Так, в США, а затем и в России, известное распространение I
получила концепция «креацианистов», которые утверждают, будто про- I
блема происхождения жизни может быть разрешена лишь через при- 1
знание всемогущего Творца (см., например, сочинение одного из лиде- I
ров этого движения Д. Гиша «Ученые-креационисты отвечают своим I
критикам». СПб., 1995). Им даже удалось добиться того, что в одном I
из университетов Калифорнии в преподавании биологии теория Дар- I
вина заменена изложением библейской версии космогенеза.
Полемика с проповедниками подобных взглядов бессмысленна, I
как любая дискуссия с религиозными философами, признающими 1
истинность иудейских, христианских, индуистских или каких-либо 1
иных мифов, поскольку, как это точно сформулировал еще Тертул- 1
лиан, «Credo quia absurdum est», т.е. «Верую, потому что недоступ- 1
но разуму». Ограничимся ссылкой на Гераклита, осознавшего фан- I
тастичность всех космогонических мифов: «Этот космос, один и тот I
же для всех, не создал никто из богов, никто из людей, но он всегда 1
был, есть и будет вечноживой огонь, мерно возгорающийся, мерно ]
угасающий». На нынешнем уровне развития научного знания веч-
ность и несотворенность природы — не интуитивное убеждение I
философов и не предмет веры, подобный мистическому акту Боже- ]
ственного творения (как утверждают религиозно настроенные уче- I
ные, пытаясь стереть грань между знанием и верой, а значит, между |
наукой и религией), а логический вывод из закона сохранения мате- ]
рии и энергии. ....'"•
Наука свидетельствует, что на определенной ступени истории
природы в силу некоторых еще не вполне известных обстоятельств I
на нашей планете зародилась новая — антропо-социо-кулыпур-
ная — форма бытия, законы существования и развития которой
вышли за пределы биологических законов природы. Поскольку, как J
10.2. Место культуры в системе бытия и ее строение 213


было отмечено нами в ходе анализа культурогенеза, все подсисте­
мы этой триединой онтологической структуры имеют собственные
субстраты и свойства, наша задача состоит в выявлении особенно­
стей бытия культуры, что означает постижение ее отношений: на
одном уровне к человеку и к обществу, а на другом — к природе.
Эта гносеологическая ситуация основана на структуре бытия, кото­
рая может быть наглядно представлена в виде трех частично со­
вмещающихся фигур (рис. 3.1).




Рис. 3.1. Структура бытия

Эвристическое, а не только демонстративное значение данной
схемы состоит в том, что логика ее построения выявляет место
человека в бытии — в области соединения природы, общества и
культуры. Такой его онтологический статус обусловлен главным
атрибутивным, т.е. неотделимым от бытия, свойством человека —
его деятельностью как осознаваемым, целенаправленным, сво­
бодным и творчески вариативным проявлением активности
(в отличие от атрибута животного — активности как внутренне
детерминированного поведения). Поскольку же деятельность есть
способ бытия человека, охватывающего и материально-практическое
созидание, и духовное постижение мира и сливающее их воедино в
практически-духовное, художественно-творческое освоение действи­
тельности, культура не может быть сведена к одной только духов­
ной или тем более художественной деятельности, она должна ос-
214 Глава 10. Закономерности процесса культурогекеза


мысляться философски как всесторонне-целостное пространство]
действенных отношений человека и мира. Этот вывод также!
можно представить наглядно (рис. 3.2).




Рис. 3.2. Три подсистемы культуры

Приведенная схема нуждается в некоторых комментариях. Они |
касаются, прежде всего, правомерности различения духовной и ма-1
териальной культуры. По справедливому утверждению противни-]
ков такой декомпозиции, в культуре нет и не может быть ничего
чистоматериального, неодухотворенного интересом людей, замыс- ]
лами, проектами создателей «второй-природы», и нет и не может!
быть ничего чистодуховного, нематериализованного в речи и музы­
ке, в мимике и жесте, в письме и рисунке... Суть, однако, состоит в|
том, что соотношение рассматриваемых «потенциалов» культуры]
может быть не только различным, но и диаметрально противопо-]
ложным — вплоть до того, что одни созданные человеком предме:
ты могут быть уничтожены (хлеб поедается, одежда изнашивается,]
спутник сгорает в атмосфере и т.д.), а другие неподвластны физи-]
ческим воздействиям. В этом смысле герой романа М. Булгакова
сказал: «Рукописи не горят» — горит бумага, но остаются мысль,
чувство, идея, образ, учение... Дух и материя живут по разным зако-j
нам, это позволило мифологически-религиозному сознанию связать
духовность с божественным миром и противопоставить бессмерт-1
215
10.2. Место культуры в системе бытия и ее строение


ный «Святой Дух» бренной «грешной плоти». В реальном же бытии
культуры ее духовные формы, религиозные и светские, эмоциональ­
но-мистические и рационально-научные обретают независимость от
выражающих их материальных средств, а созданные людьми вещи,
подобно человеческому телу, живут по законам бытия, уходящего в
небытие.
Другой'комментарий необходим для обоснования правомерное;
ти выделения в пространстве культуры не только духовной и мате­
риальной, но и художественной подсистемы. Согласно распростра-
I ненному представлению в антитезе «материальное — духовное»
третьего члена быть не может, потому что это исключается закона­
ми формальной логики. Однако логика индуизма, изложенная в Ведах,
признает, что возможно не только третье, но и четвертое, ибо все
существующее может быть или тем, или этим, или и тем. и этим, или
ни тем и ни этим. Данная точка зрения позволяет объяснить амби­
валентное бытие искусства, которое является «и тем и этим», т.е. и
I духовной деятельностью, и материальной; причем две стороны —
поэтическая идея и звучание стиха, песни или симфонии, пережива­
ние природы и красочное полотно картины, динамическое чувство
и жесто-мимическая материя танца, и т.д. — во всех видах искусст­
ва слиты воедино и не могут быть разъединены. Ни та, ни другая
сторона не может быть заменена: слово в стихе — другим словом,
рисунком или жестом, актерское движение — рисунком, словом или
напевом, фортепьянная партия в концерте Чайковского — скрипич­
ной, и наоборот; более того, роль, сыгранную И. Смоктуновским, нельзя
заменить той же ролью в исполнении В. Высоцкого, и даже одно
исполнение произведения искусства актером, музыкантом, балери­
ной — другим. Поэтому распространенная практика инсценирова­
ния и экранизации литературных сочинений приводит к эстетичес­
ки полноценным результатам только тогда, когда является не «пе­
реводом» с одного языка искусства на другой, а созданием новых и
самостоятельных художественных произведений по мотивам ори­
гинала; даже перевод стихотворения с одного языка на другой есть,
в сущности, создание другого произведения «по мотивам» исходно­
го, так как художественное содержание стиха неотделимо от звуча­
ния воплощающей его национально своеобразной речи, особеннос­
тей ее ассоциативных смыслов и идиоматики.
Такое нерасторжимое, единство двух начал на философском языке
называется тождеством. Именно взаимное отождествление ду­
ховного и материального и отличает художественную деятель­
ность от духовной и материальной, а тем самым служит основани­
ем для различения трех подсистем культуры. >
216 Глава 10. Закономерности процесса культурогенеза


Что же с точки зрения этой логической схемы является «ни та
ни этим» — ни материальным, ни духовным? Очевидно, то, что нах˜
дится за пределами культуры, — общество как система отношени
между людьми, при описании которой мы обычно употребляем пон
тия «материальное» и «духовное», но уже не в их буквальном знач
нии, а в переносном, метафорическом — экономика «материальна
не в том смысле, в каком материальны физический и технически
предметы, и правовые отношения «духовны» не в том смысле, в к
ком духовны человеческие переживания, мысли, идеалы.
Но и в пределах самой культуры духовное, материальное, и ху
дожественное содержание существенно неоднородно. Содержани
духовной культуры определяется строением духовной деятельно
сти человека. Как показал ее системный^анализ, она охватывает тр
способа освоения субъектом объективной реальности, которые я˜
ляются необходимыми и достаточными для обеспечения подлинно
го и полноценного человеческого бытия, •— это три вида субъектно
объектного отношения: 1) познание мира; 2) его ценностное о
мысление; 3) идеальное преобразование (проектировани
желаемого); 4) необходимое для всего этого межсубъектное вза˜
модействие людей — их духовное общение (рис. 3.3).




Рис. 3.3. Строение духовной культуры

Материальная культура, во-первых, включает в себя техни.
ческую культуру, рождающуюся в процессе преобразования ч˜
ловеком природной материи. Эта форма материальной культуры
10.2. Место культуры в системе бытия и ее строение 217


которую часто неправомерно отождествляют с материальной куль­
турой как таковой, представляет собой творимый людьми мир тех­
нических средств воздействия на природу и на самих себя: от
создания собственных искусственных органов (ножа и пилы, ло­
паты и серпа, рычага и колеса, копья и меча и т.д.), компенсирую­
щих природную, физическую слабость человека, до изобретения
хитроумнейших машин, приборов, средств передвижения и связи.
Во-вторых, к материальной культуре относится физическая куль­
тура, т.е. способы преобразования человеческого тела. Это поня­
тие долгое время трактовалось в русле свойственного всем по-
стязыческим религиям презрительного и ханжески-стыдливого от­
ношения к телу как сопернику духовных устремлений человека к
Богу и к бесплотному вечному бытию в потустороннем мире.
Однако в наше время оно начинает приобретать адекватные ос­
мысление и оценку, основанные на понимании того, что формиро­
вание собственного тела — это не только так называемая «физ­
культура» и спортивные игры, но и медицина, питание, сексуаль­
ные отношения, создание благоприятных экологических условий
для здоровой жизни. Есть все основания полагать, что чем дальше
будет развиваться цивилизация, тем более значительное место
станет занимать в ней физическая культура, так как в конечном
счете идеальный образ человеческого бытия, который, говоря язы­
ком синергетики, должен служить аттрактором — силой притя­
жения из будущего — нашей деятельности, складывается из рав­
новесия, гармонии и взаимного опосредования духовной и ма­
териальной жизни человека.
В силу того что материальный мир предстает в трех формах —
природы, человека и общества, — существует также третья — со­
циальная форма материальной культуры. «Социальная материя»
отличается от природной, но это не лишает общественное бытие
своеобразного материального субстрата. При всей метафорично­
сти употребления понятий «материя», «материальное» примени­
тельно к общественным явлениям, сам факт такого применения
говорит о несомненной существенной общности между социаль­
ной и природной, телесной материей человека. Общность состоит
в том, что общественные отношения — и производственные, и
социально-политические, — чтобы быть прочными и независимы­
ми от функционирующих в них людей должны иметь определен­
ные организационные формы: государственные органы, суд, уни­
верситеты и все другие учреждения и организации, которые суще­
ствуют предметно, объективно, независимо от того,кто их создал
и кто в них работает. Таким образом, культура выступает в данном
I
218 Глава 10, Закономерности процесса культурогенеза


случае как форма опредмеченного бытия общественных отноще
ний, что оправдывает использование понятия-бинома «социокуль­
турное», обозначающего единство содержания и формы в это$| 1Ъ-Щ
сфере бытия. ой
Так, социально-организационная форма материальной культуры!
(в отечественной литературе ее обычно называют «политической»)^
обеспечивает ей полное осуществление возможностей «окультури«И
вания» бытия человечества, неизвестного природе.
Еще один компонент материальной культуры — материально^^
общение. Оно подобно выделенному в духовной культуре меж-1
субъектному взаимодействию, однако осуществляется практически,»
а не духовно. Речь идет о тех формах коллективной практики — в!
труде, военном деле, спортивных играх, — участники которых выс-в
тупают как равно свободные и равно активные субъекты общеиЯ
деятельности (рис. 3,4).




Рис. 3.4. Строение материальной культуры

Строение художественной культуры аналогично структуре обеих!
рассмотренных подсистем культуры: в одном измерении оно опре-!
деляется различиями художественной предметности, т.е. произве-1
дений разных видов искусства, в другом — межсубъектными отно*!
шениями в данной сфере культуры. Своеобразие ее строения обус-г
ловлено тождеством духовного и материального в художественнол
творчестве. В первом измерении это выражается в различиях меж^
10.2. Место культуры в системе бытия и ее строение 219


ду конкретными проявлениями духовного содержания и в различи­
ях между, соответствующими данным содержаниям материальными
средствами художественной формы. Так отличаются друг от друга
три класса искусств, определяемых по материальной структуре как
пространственные, временные и пространственно-временные, а по
особенностям духовного содержания — как воссоздающие пережи­
ваемый художником материальный мир — природу, человека, вещи
(живопись, графика, скульптура, художественная фотография), выра­
жающие внутренний, эмоциональный мир человека (музыка и хоре­
ография)'и соединяющие интеллектуально-духовное изображение
(осмысление) реальности с выражением эмоционально-оценивающего
отношения к ней художника (литература, театр, кино и телевизион­
ное искусство). Таким образом, искусство использует все возможно­
сти, которыми располагают природа и культура, для художественно-
образного освоения полноты бытия (рис. 3.5).




Рис. 3.5. Строение художественной культуры

Особенность художественного общения как формы межсубъект­
ных отношений состоит в тотальном охвате отношениями обще­
ния всех, кто вступает или уже вовлечен в своеобразное «заколдо­
ванное царство» субъектности. Именно общением являются отно­
шения художника и зрителей, читателей, слушателей, так как они не
просто воспринимают передаваемую им информацию, но по-своему
переживают и осмысливают произведение искусства, тем самым
220 Глава 10. Закономерности процесса культурогенеза


соучаствуя в выработке этой информации и оказываясь своего родаЯ
соавторами художника. Общением же являются отношения междуЯ
художниками в коллективных формах творчества и между зрите-Я
лями-слушателями в массовых формах восприятия искусства; от-Я
ношение художника к создаваемым им образам и отношение кЯ
ним зрителей, читателей, слушателей, а также отношения междуЯ
самими образами в «художественной реальности». Вследствие этогои
искусство предоставляет людям — не только творцам «художе-Я
ственной реальности», но и аудитории, «живущей в ней» силокзЯ
воображения, — такую степень свободы, какую не раскрывает п е - 1
ред ними ни одна другая сфера культуры.
Следует отметить, что отличие художественной культуры и от 1
духовной, и от материальной сфер культуры не мешает искусству»
в необходимых ситуациях органически соединяться и с духовными, Я
и с материальными предметами: в первом случае соединение про-Я
исходит в мифах, религиозном искусстве, государственных гимнах.Я
революционных песнях, военных маршах, в научно-худо жественныхЯ
жанрах литературы и художественно-философских притчах, с т и х а х Л
диалогах; во втором — в архитектуре, дизайне, прикладных искус-И
ствах, а также в художественной гимнастике и других формах син-i
теза искусства и спорта.
Объединение в одной схеме итогов анализа строения всех под­
систем позволяет добиться главной цели системной деконструкции
культуры — выявить, с одной стороны, полноту и всеохватность ее
•содержания, с другой — целостность, обеспечиваемую спектраль­
ным характером переходов от одной формы культурной деятель­
ности к другой (рис. 3.6).
Как видно из схемы, границы между тремя зонами культуры
являются переходными — в них происходит спектральное соеди­
нение соседних секторов, так сказать, взаимное наложение духов­
ной культуры и материальной, художественной и духовной, а также
художественной, духовной и материальной.
Действительно, архитектура, прикладные искусства, дизайн син­
тезируют техническое и художественное творчество, причем так,
что на одном краю ряда двойственных в своей основе образований
доминирует техника, на другом — искусство, в центреже оба вида
деятельности уравновешиваются, образуя гармоничную технически-
художественную «ткань». Аналогичная шкала переходных форм
образуется на границе художественной культуры и духовной, в таких,
например, двусторонних жанрах, как религиозное искусство (живо­
пись, скульптура, храмовая музыка, ораторское искусство проповед­
ника), политическое искусство (государственный гимн, революцион-
10.2. Место культуры в системе бытия и ее строение 221




Рис. 3.6. Обобщающая схема строения культуры
»
ная песня, военный марш, ораторское искусство политика), синтез
философии и искусства (от мифов до философских пьес, притч, сти­
хов мыслителей Нового времени); в переходной зоне оказываются
испробованными все градации соотношения философского и худо­
жественного потенциалов, т.е. происходит движение от доминиро­
вания одного к преобладанию другого через их относительное рав­
новесие. Существует также третья ситуация, при которой культура
соединяет духовное и материальное начала без посредства художе­
ственной образности. В качестве примера можно привести обозна­
чение в знаковой, символической форме связи здания с происходя­
щими в нем духовными процессами: атрибуты государственной вла­
сти указывают на работу парламента, знаки церковной иерархии —
на деятельность религиозного учреждения и т.д.
Так культура заполняет все «пустоты», образующиеся между ее
различными формами, демонстрируя тем самым действие одного из
главных законов ее функционального бытия — все, что человек
создает и что он привносит в обустраиваемую им бытийную «нишу»
из природной и социальной среды, необходимо как можно более пол­
но осмысливать, ценностно осваивать, одухотворять, очеловечивать.
Получив, таким образом, общее представление о культуре, мож­
но перейти к анализу ее отношений с другими формами бытия, а
именно с человеком, обществом и природой. Взаимодействие с ними
обусловливает ее функционирование и развитие.
222 Глава 10. Закономерности процесса культурогенеза


10. 3. Культура и натура (природа, космос)
В наши дни история человечества пришла к тому, с чего она]
начиналась несколько миллионов лет тому назад, —- к конфликту
культуры и натуры, и вопрос о том, чем завершится современное I
противостояние двух начал, пока остается открытым. Задача куль- i
турологической науки — теоретически осмыслить оба конфликта Щ
тот длительный исторический процесс, который их разделяет.
Когда древний мудрец назвал культуру «второй природой», он
метко определил и ее происхождение, и форму ее бытия, и ее функ­
цию в человеческой жизни. Быть «природой», пусть даже «второй»,:

<< Пред. стр.

стр. 23
(общее количество: 51)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>