<< Пред. стр.

стр. 24
(общее количество: 51)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

означает иметь основные природные свойства и главное из них —
материальное существование. Отсутствие материальности сделало
бы проблематичным само существование духовного состояния, по­
скольку никто, кроме самого его носителя, не мог бы судить о нем.
Это происходило бы как во сне — о сновидении как о явлении
культуры можно говорить только тогда, когда его содержание рас­
сказано, т.е. объективировано, опредмечено, значит, материализова­
но, так как это единственный способ вывести увиденное из недр
психики и сделать его всеобщим достоянием. Так, последователи
3. Фрейда, А. Адлера и других корифеев психоанализа, придавая
большое значение интерпретации снов, могут оперировать их со­
держанием только тогда, когда они рассказаны, т.е. отделены от :
психики тех, кто их видел, и зафиксированы в материально-пред­
метной форме звучащего словесного текста.
Уподобляя свое реальное существование бытию природных объек­
тов, культура становится формой бытия, приобретает онтологический
статус и тем самым, подобно явлениям и предметам природы, стано­
вится доступной экспериментальному и теоретическому изучению.
Эпитет же «вторая», подчеркивающий ее отличие от «первой»,'
изначальной и подлинной природы, содержит .намек на искусствен­
ное происхождение культуры — намек, развернувшийся в вербаль­
ную оппозицию «естественное — искусственное», практически си­
нонимичную оппозициям «натура — культура» и «природа — вто­
рая природа». Поскольку очевидно, что «вторую природу» человек
создает из материала природы «первой», постольку еще одним си­
нонимом культуры становится «очеловеченная природа», или «оду­
хотворенная природа». Видимо, наиболее точным с онтологической
точки зрения было бы определение культуры как «инобытия при­
роды», так как она является результатом преобразования природ­
ных форм в объекты, природе неведомые: леса •— в парк, камня
в обелиск, деревьев — в дом, воды — в фонтан, физиологической.
10.3. Культура и натура (природа, космос) 223

эмоции — в духовное чувство, инстинктивной «модели потребного
будущего» — в проект и идеал, звуковых сигналов — в словес­
ную речь, крика — в пение, стихийных телодвижений — в язык
жестов, размножения — в любовную связь, стада — в общество.
Как видно из приведенных примеров, культурное преобразова­
ние природы происходило и продолжает происходить на двух уров­
нях: 1) внешней по отношению к человеку, природной данности и
2) собственно человеческих структур — телесной и психической.
Исходным был первый уровень, на котором камень превращался в
рубило, нож, наконечник стрелы или серп; шкура убитого зверя —
в одежду, и т.д.; в ходе же производственных действий, какими бы
примитивными они нам сегодня ни казались, изменялись анатомия
кисти, строение позвоночника, мышечная система, развивалась функ­
циональная асимметрия мозга, а вместе с нею и вся структура пси­
хики. Скульптурные реконструкции лиц и тел гоминид позволяют
проследить воздействие культуры на. их анатомическую структуру,
а история языка, изобразительных искусств, жилищ, охоты, захороне­
ний рассказывает о преобразованиях, происходивших во внутрен­
ней жизни наших далеких предков, в строении и'содержании их
психики. В гл. 2 отмечалось, что интеллект, духовность и другие
фундаментальные качества культуры человека не возникли «из
ничего», не были даром богов или инопланетян и не содержались
«в готовом виде» в биологии животных, но были плодами ради­
кального, качественного преобразования культурой натуры живот­
ных предков человека. Теперь мы возвращаемся к этой проблеме
в другом контексте, рассматривая ее не со стороны человеческих
культурных обретений, а со стороны той природы: и биологической, и
физической, которая на протяжении всей истории подвергалась куль­
турному воздействию, превращаясь в синтетическое природно-куль-
турное образование. Уже сейчас можно сделать важный в теорети­
ческом отношении вывод: сводить культуру к одним только «памят­
никам культуры» музейного типа или исключительно к психическим
и поведенческим «новациям» — мифам, обрядам, ценностям, симво­
лам, украшениям, играм — значит абсолютизировать ту или иную
сторону целостного процесса превращения одной формы бытия в
другую, утрачивая при этом самое существенное — взаимосвязь этих
сторон, их взаимопревращения, а значит, неотрывность одной от дру­
гой. Так целостный процесс культурогенеза.отвоевывал у природы,
вокруг человека и в самом человеке все более широкие простран­
ства для создания оптимальных условий существования и развития
каждой популяции на всех ступенях ее истории и в специфических
обстоятельствах природной среды ее обитания.
224 . Глава 10. Закономерности процесса культурогенеза


Развивавшееся воздействие культуры на человеческую натуру
одним из своих значимых последствий имело формирование на
природной, биогенетической этнической почве такого нового куль­
турного образования, как нация. Эта проблема заслуживает особого
внимания и потому, что в литературе понятия «этнос» и «нация»
употребляются как синонимы, и потому, что в наше время вопросы
национальной идентичности и национальных отношений приобрели-
особую остроту в связи с развитием процессов глобализации, вызы­
вающей широкое сопротивление националистического свойства.
Этнические характеристики народов проявляются в особенно­
стях анатомического строения тела, своеобразии нейродинамиче-
ской системы, темперамента, психологических особенностях. Они
имеют биологическое происхождение, доказательством чего явля­
ется их врожденность у каждого представителя той или иной этни­
ческой группы. Соответственно принадлежность к этносу не зави­
сит от желания и поведения индивида — русским, китайцем или
бушменом человек рождается и умирает. Между тем принадлеж­
ность к культуре этнически не обусловлена. Классические приме­
ры: А.С. Пушкин, осознававший свои африканские корни и даже
гордившийся ими, стал классиком русской культуры; и дети рус­
ских эмигрантов, выросшие во Франции, Германии, США, которые не
знают русского языка и психологически неотделимы от своих свер­
стников с иными этническими корнями. И.С. Тургенев однажды
сказал полушутя, полусерьезно: «Поскребите любого русского — вы
найдете татарина». Более того, этнические корни личности чаще все­
го неизвестны; о национальности человека говорят не они, не генети­
чески передающиеся черты лица, цвет глаз, темперамент и т.д., а род­
ной для него язык; воспринятые с детства бытовые традиции; лите­
ратура, сформировавшая его мироощущение музыка, ставшая «родной»;
пища, способствовавшая формированию определенных вкусовых при­
страстий; природная среда, неразделимая с его жизнью и вызываю­
щая ностальгические чувства при расставании с нею...
Хотя в большинстве случаев нации как носители определенной
культуры вырастали на почве определенного этноса, что создавало
этническую предопределенность национального характера, образа
мыслей и чувств, идеалов и вкусов, история знает немало вырази­
тельных примеров полиэтничных наций — едва ли не самым яр­
ким из них является американская нация, которая культурно, соци­
ально-психологически, духовно объединила представителей не толь­
ко европейских, но и африканских этносов, а в наше время все шире
вбирает в свою культуру выходцев с Востока. Этот пример особен­
но важен для осмысления, потому что закономерно усиливающаяся
10.3. Культура и натура (природа, космос) 225

тенденция межэтнической гибридизации народов поведет человече­
ство по тому же космополитическому пути: в каждом конкретном
случае будет находиться лишь определенная мера соотношения на­
ционально-специфического и общечеловеческого. Способом дости­
жения диалектического единства двух названных начал станет диа­
лог культур — замечательное явление, теоретически обоснованное
в XX в. М.М. Бахтиным, М. Бубером, B.C. Библером и др.
Знаменательно, что в последнее время понятие «диалог» широко
применяется и в исследованиях современных отношений культу­
ры и природы, где оно интерпретируется как «диалог с природой».
На первый взгляд это выражение абсурдно — диалог является меж­
субъектной связью, природа же выступает для человека объектом
его научной и производственной деятельности, а не субъектом —
во всяком случае для взрослого человека, сознание которого, как
некогда сознание человечества, выросло из «пеленок» язычески-
мифологического одухотворения природы. Но в действительности
выражение «диалог с природой» имеет глубокий смысл, так как оно
фиксирует — разумеется, метафорически — такую форму отноше­
ния культуры к натуре, которая по сути своей подобна диалогу,
Потому что наше отношение к природе может быть двояким: к ней
можно относиться с позиций научного познания и технического
преобразования или утилитарного потребления, когда явления при­
роды воспринимаются как объекты, с которыми человек-субъект,
руководимый собственными интересами, может совершать какие-
либо действия: разрушать в эксперименте, изменять формы при­
родного существования, делать чучела, музейные экспонаты, укра­
шения своего бытия, наконец, просто убивать и поедать. Но мы
можем относиться к этим же явлениям и как к субъектам, пре­
красно сознавая при этом, что подлинными субъектами они не яв­
ляются, — таково искусство, которое в басне, сказке, стихотворении
и повести может приписывать зверю, растению и даже вещи чело­
веческие способности, например способность к диалогу. Поскольку
в сказке в отличие от мифа мы видим вымысел, а не высшую,
сверхопытную реальность, художественный образ природного явле­
ния становится не подлинным субъектом, а квази-субъектом, т.е.
объектом, воспринимаемым нами как субъект.
Присвоив себе звание «царя природы», человек решил, что он
имеет «законное» право не только на ее познание, но и на манипу­
лирование ею, простирающееся вплоть до уничтожения конкретных
природных объектов. Когда выяснилось, что им был совершен не­
признанный природой акт самозванства и что дальнейшее насилие
над нею угрожает его собственному существованию, человек ока-

8 Культурология
226 Глава 10. Закономерности процесса культурогенеза


зался перед необходимостью радикально изменить свое отношение
к природе, как к внешней для него географической среде, так и к
своему внутреннему природному содержанию — духовной и теле­
сной сторонам его собственного бытия. В XX в. 3. Фрейд открыл
глубинный внутренний конфликт между природой и культурой в
человеческой психике, который порождает различные формы пси­
хических расстройств. Не касаясь эффективности предложенных
основоположником психоанализа методов лечения этих расстройств,
следует подчеркнуть, что и в такой тончайшей области бытия, как
психика человека, спасительным может быть только диалогичес­
кий контакт сознания и подсознания, врожденных физиологичес­
ких влечений организма, в том числе либидо, и воспитанных куль­
турой нравственных принципов.
Сложнейший аспект взаимоотношений культуры и натуры в са­
мом человеке — педагогический. Отечественной теоретической мыс­
лью и, что несравненно хуже, педагогической практикой нашей со­
временной школы игнорируется принципиальное различие между
образованием и воспитанием. Между тем образование есть процесс
передачи знаний, а воспитание — процесс приобщения к ценнос­
тям. Мы имеем дело с двумя различными ситуациями. Передача
знаний может осуществляться на школьном уроке, в университет­
ской лекции, с помощью учебника, обращенного к еще большему чис­
лу получающих информацию, — в данном случае преподаватель не
принимает во внимание индивидуальных особенностей психики каж­
дого ученика и передает им объективно-безличные знания, которые
воспринимаются безличным, одинаковым по сути его деятельности
абстрактным мышлением. Воспитание же может быть эффектив­
ным только тогда, когда Учитель как «Значимый другой» передает
ценности каждому индивидуально на том основании, что ценност­
ные установки, воспринимаемые воспитуемым, должны синтезиро­
ваться с его уникальными в своей целостности природными данны­
ми, «натурой», врожденными чертами темперамента, характера, нервной
системы. Вот почему талант воспитателя встречается неизмеримо
реже, чем дар преподавателя — первый предполагает наличие у ро­
дителей и профессиональных педагогов «ощущения индивидуаль­
ности» воспитуемого, особого рода интуиции, близкой к интуитивно­
му озарению художника.
Глава 11

АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КУЛЬТУРЫ



11 Л. Культура и человек
Приступая к рассмотрению вопроса о соотношении культуры и
человека, необходимо прежде всего предостеречь от частой теоре­
тической ошибки — отождествления понятий «человек» и «лич­
ность». «Человек» обозначает род Нотб sapiens, т.е. общие свой­
ства данного вида живых существ, а «личность» — единичного пред­
ставителя этого вида, индивида. При этом «личность» не является
синонимом «индивида» — не всякий индивид является личностью:
принципиальное различие содержания данных понятий состоит в
том, что индивидом человек рождается, а личностью становится (или
не становится) в силу определенных объективных и субъективных
условий. «Индивид» — понятие, характеризующее отличительные
черты каждого конкретного человека, животного и даже молеку­
лярного соединения (в естествознании используется понятие «хи­
мический индивид»), тогда как «личность» — понятие, неизвестное
ни химии, ни биологии, поскольку оно обозначает духовный облик
индивида, сформированный культурой в конкретной социальной сре­
де его жизни, разумеется, во взаимодействии с его врожденными ана-
томо-физиологическим и психологическими качествами.
Реальное значение различения смысла этих понятий обнаружива­
ется при разных подходах: педагогическом, социально-историческом,
культурологическом. Начавшись с растворенности «Я» в «Мы», исто­
рия человечества в той или иной мере сохраняет «безличность» инди­
вида на протяжении всего времени существования традиционного об­
щества и традиционной культуры — они потому и. называются тради­
ционными, что основаны на господстве традиций, т.е. независящих от
индивида, транслируемых из поколения в поколение стабильных форм
228 • Глава 11. Антропологические аспекты культуры

мышления, поведения, деятельности. Высшим нравственным, религиоз­
ным, политическим, правовым законом является здесь принцип «так
мыслили и верили, поступали и действовали отцы и деды, поэтому так
должны мыслить и верить, поступать и действовать ты, твои дети и
внуки». Новый тип культуры, который зародился в Европе в середине'
второго тысячелетия и определил судьбу всей западной цивилизации,
от России до Америки (в отличие от упорно сохраняющего традицио­
налистский характер Востока, не говоря уже об африканском Юге и
канадско-российском Севере), называют персоналистским, личностно-
креативным или индивидуалистическим, потому что он провозгласил,
утвердил и юридически узаконил права личности, иначе говоря, право
индивида быть личностью, не подчиняясь власти традиций. «Знако­
вой» фигурой стал в силу этого «герой своего времени» Наполеон
Бонапарт — безродный корсиканский офицер, вознесшийся до импе­
ратора Франции; «знаковой» социальной ситуацией стала Великая фран­
цузская революция, в ходе которой народ низверг монархию и затем
вернул ее в новом качестве, доказав тем самым, что он как «коллек­
тивная личность» может избирать свой общественный строй; «знако­
вым» эстетическим явлением стал Романтизм, признавший художни­
ка свободной от власти классических традиций личностью, Творцом,
подобным Богу, демиургом, создания которого даже более совершенны,
чем мир, им сотворенный. А в XX в. проблемой бытия человечества,
разрешавшейся в ходе революций и войн, прежде всего беспримерной
по своему кровопролитию Второй мировой войны, стало соотношение
личности и массы, «Я» и классового (расового, религиозного) «Мы»,
идеалов индивидуализма и социализма, Западного и Восточного ти­
пов цивилизации. Вывод из этого трагического опыта делается людь­
ми непросто, и все же постепенно они приходят к осознанию того, что
необходимо искать пути преодоления крайностей во взглядах, в син­
тезе разных позиций как единственной возможности самосохранения
человечества в условиях нарастающего экологического кризиса.
Таким образом, нужно различать проблемы «культура и .чело­
век» и «культура и личность». Содержание первой — вневремен­
ное, внерегиональное и внесоциальное, оно состоит в выявлении
роли человека как творца культуры.и роли культуры как творца
человека или, точнее, всего человеческого в человеке. Содержание
второй проблемы *— конкретно-историческое, социально-историчес­
кое и регионально-специфическое, особенно актуальное в совре­
менных условиях в нравственном, эстетическом, художественном,
педагогическом отношениях. Это заключается в установлении осо­
бых качеств, которые порождают в культуре самосознание личнос­
ти и потребность ее самовыражения, т.е. тех качеств личности, кото­
рые формирует в ней современная культура.
11.1. Культура и человек 229

Этот аспект культурологической мысли будет освещен при рас­
смотрении современного этапа истории культуры. Сейчас следует
остановиться на более общих закономерностях взаимоотношений куль­
туры и бытия человека в его родовых качествах, т.е. на той пробле­
матике, которая находится на стыке философии культуры и философ­
ской антропологии. Поскольку человек творит культуру именно в
этом модусе своего бытия, определяющими тут являются такие его
качества, которые обеспечивают культурогенез: интеллект, духовность,
свобода, творческий характер деятельности. Рассмотрим все эти ат­
рибутивные качества человека более внимательно.
Если психика как способ мозгового управления поведением свой­
ственна уже высшим животным в связи с усложнением их поведе­
ния по сравнению с образом жизни насекомых, пресмыкающихся,
рыб, то интеллект является таким уровнем работы психики, который
достигается только человеком. Поскольку он формируется в процес­
се практической деятельности человека ив соответствии с ее нуж­
дами, интеллект должен быть признан феноменом культуры. Такой
вывод находит свое подтверждение в онтогенезе: ребенок от рожде­
ния обладает психикой, как высшие животные, но интеллект форми­
руется у него в процессе инкультурации— обучения речи и счету,
чтению и общению со взрослыми и далее в ходе образования в
средней и высшей школе. В филогенезе развитие интеллекта лежит
в основе истории культуры. Эта психическая сила осуществляла
познание мира и самопознание человека, породила мифологические
представления о бытии, а затем поднялась на уровень научного, худо­
жественного и философского постижения действительности, сформи­
ровала систему образования — одним словом, поднимала человече­
ство из темной первобытности на высокий уровень цивилизации.
К сожалению, понятие «интеллекта не разработано ни в культу­
рологии, ни в философии, ни даже в отечественной психологии,
которая устремлена к изучению отдельных механизмов психики
(мышления, созерцания, памяти, эмоций и т.д.). В зарубежной пси­
хологической науке «интеллект» является операциональным поня­
тием, но в его трактовке сталкиваются две позиций: распростра­
ненная точка зрения, согласно которой под интеллектом понимает­
ся «общая умственная способность», которая «наследуется или, по
крайней мере, врожденна, а не обязана обучению или тренировке»
и которую можно измерять с помощью широко применяемого
IQ-теста; и противоположная позиция, представленная в работах
М. Коула, американского ученого, известного в России благодаря
переводу его фундаментального труда «Культурно-историческая пси-.
хология». Суть своих взглядов М. Коул определил в тезисе «струк­
тура и развитие психических процессов человека порождаются
230 Глава 11. Антропологические аспекты культуры


культурно опосредованной исторически развивающейся практичес­
кой деятельностью», относимом им в первую очередь к интеллек­
ту: один из разделов вышеназванной монографии этого ученого
имеет название «Интеллект и культура», а одна из глав — «Поме­
щая культуру в центр». (Примечательно, что взгляды М. Коула
сформировались в большой мере под влиянием русского психоло­
га А.Р. Лурия.)
Системный взгляд на строение, функционирование и развитие пси­
хики позволяет увидеть в ней объединяющую все ее составные части
целостность, образуемую связью, взаимодействием и взаимосодействием
этих частей. Изучение этих связей и порождаемого ими психического
эффекта осуществляется в рамках психологической науки. Культуро­
логия же со своих позиций может лишь заключить, что культура как
системное целое является результатом деятельности интеллекта как
системной целостности и потому, что человеческая психика отличает­
ся от психики ближайших предков и родственников человека в ре­
зультате преобразования исходной психофизиологической данности
силами культуры, и потому, что необходимость в разных психических
энергиях приводит к их воплощению в предметном бытии культуры.
Понятие «культура» шире по своему содержанию, чем понятие «ин­
теллект», поскольку оно включает в себя и действие иррациональных,
подсознательных, психических сил, а «интеллект», по традиционной се­
мантике, обозначает только рациональный, сознательный, мироосмыс-
ляющий уровень работы психики; однако не подлежит сомнению, что
основными своими достижениями история культуры обязана интел­
лекту, а не мистическим прозрениям, фантазированию и бреду. Этот
факт приобретает особое значение в наше время, когда в силу ряда
социально-исторических причин человеческое общество вступило в
пору тяжелого духовного кризиса: расцветают разнообразные прояв­
ления мистики, в средствах массовой информации систематически
дискредитируется научное миропонимание и реабилитируется религи­
озно-мифологическое фантазирование, многие представители интел-
лектуалистской по своим эллинско-римским и ренессансным тради­
циям культуры .Запада призывают ориентироваться на доинтеллекту-
альную культуру Востока, религия играет несвойственную ей роль в
политической жизни общества. В таких условиях безмерно возраста­
ет значение философско-культурологической апологии интеллекта,
поскольку если человечество сможет спасти себя от надвигающейся
экологической катастрофы, опаснейших экспериментов генной инже­
нерии и безрассудного мусульманского терроризма, то оно сделает это
не посредством астрологических пророчеств, мистических гаданий и
коленопреклоненных молитв, а только благодаря могуществу челове­
ческого интеллекта.
11.1. Культура и человек 231


Рядом с интеллектом и во взаимосвязи с ним в истории культу­
ры сформировалась и другая синтетическая энергия человеческой
психики — энергия духа.
В психологической, культурологической и философской мысли
ей повезло не многим больше, чем интеллекту, хотя явления эти в
известном смысле противоположны друг другу — его основа раци­
ональная, ее основа эмоциональная, развитие интеллекта связано с
историей науки и образования, история духовных интенций культу­
ры — с религией и искусством. Однако современная культура, аб­
солютизирующая ценность самобытия личности, изолирующей себя
от всего сверхперсонального — и социально-организующего, и на­
учно-познавательного, и трансцендентно-религиозного, — оказыва­
ется в равной степени удаленной от обоих, полярных направлений
человеческих интересов. Тем острее необходимость изучения проис­
хождения, назначения и истории духовности, которая наряду с интел­
лектом является одним из двух психических «устоев» культуры.
Различия между интеллектом и духом состоят в том, что интел­
лект лежит в основе познания мира — природы, общества, человека —
и претворения приобретаемых знаний в практические действия —
производственные, социально-организационные и дезорганизацион-
ные, революционные, военные, медицинские; дух же проявляется в
отношении человека к другим людям, а затем и ко всей реальности,
естественной и созидаемой людьми, когда ее явления и предметы
уподобляются человеку и оцениваются с человеческих позиций.
Так, трезво-прагматическое, научное отношение к природе осно­
вывается на знании того, что у нее нет ни души, ни языка и т.п.
Духовное же восприятие природы предполагает обратное. Такое ви­
дение воплощено в знаменитом стихотворении Ф.И. Тютчева:
Не то, что мните вы, природа —
Не слепок, не бездушный лик.
В ней есть душа, в ней есть свобода,
В ней есть любовь, в ней есть язык...

<< Пред. стр.

стр. 24
(общее количество: 51)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>