<< Пред. стр.

стр. 35
(общее количество: 51)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

ределило основные тенденции, сформировавшие облик европейской
культуры Нового времени. В это время начинается и в последу­
ющие столетия возрастающими темпами продолжает идти индуст­
риализация общественного производства. Растут города, развивает­
ся предпринимательство, на смену феодально-сословному обществу
приходит общество капиталистическое. Это коренным образом
328 Глава 14. Историческая типологизация культуры


изменяет не только материальный базис культуры, но и все ее со­
держание. Культура Нового времени обращается лицом уже не
столько к небу и к Богу, сколько к земле, к обществу и к человеку.
Существенное место в ней занимают проблемы, связанные с обо­
снованием экономических, политических, правовых, нравственных
принципов общественной жизни, с поиском более совершенных
форм ее организации (идеи английской политической экономии,
утопический социализм). В искусстве появляются сентимента­
лизм и романтизм — стили, выражающие различные реакции людей
на новые условия общественного бытия.
Европейская культура проникается духом деловитости, практицизма,
утилитаризма, который рождается буржуазным предприниматель­
ством.* Протестантские идеалы личной ответственности человека
перед Богом и людьми за исполнение своих земных обязанностей
приходятся здесь как нельзя более кстати. Они способствуют форми­
рованию добросовестного отношения к труду, к семье, к собственнос­
ти, без чего было бы немыслимо развитие капитализма. Динамич­
ность, активность, нацеленность на получение выгоды становятся если
не всецело одобряемыми, то, во всяком случае, более или менее оп­
равдываемыми культурой нормами человеческого поведения.
На небывалую прежде высоту поднимается авторитет знания, добы­
ваемого наукой и философией, что в немалой степени также связано с
подготовкой и осуществлением социальных и политических преобразо­
ваний общества. Развитие знаний, рост образования рассматриваются
как движущая сила общественного прогресса. Ученые и философы ста­
новятся и остаются на протяжении всего Нового времени «властителя­
ми дум» в обществе. Европейская культура в целом приобретает пре­
имущественно рационалистический характер, что резко отличает ее от \
средневековой культуры, где преобладали мистические настроения.
В XIX в. европейская культура Нового времени вступает в пору
зрелости. В большинстве стран Европы утверждается капиталис­
тическая система хозяйствования со свойственными ей формами
экономических и политических отношений. Растет крупное машин­
ное производство, для которого нужны квалифицированные инже­
неры и рабочие. Общество осознает необходимость сделать про-,
свещение более доступным для широких слоев населения. Разви­
вается сеть школ и профессиональных учебных заведений,
расширяется контингент студентов университетов и. институтов:
Общеобразовательный и культурный уровень масс быстро повыша­
ется. Грамотность становится общей культурной нормой.
На новый качественный уровень поднимается техническая культу- ]
ра общества. Наука XIX в. превращается во всеохватывающую систе­
му знаний и приобретает классический характер. Ее основные идеи и
14.1. Культурные эпохи: европоцентристский подход 329


принципы рассматриваются как окончательно установленные незыб­
лемые истины. В искусстве одним из главных направлений становит­
ся реализм. Значительно расширяется круг публики, читающей худо­
жественные произведения, посещающей театры, концерты, выставки.
Однако уже в середине XIX в. на фоне, казалось бы, радующих
глаз перспектив социально-экономического, технического и научно­
го прогресса появляются признаки надвигающегося кризиса европей­
ской культуры. Выходят в свет философские работы, проникнутые
духом иррационализма и пессимистическим умонастроением (Шо­
пенгауэр, Кьеркегор). Развертывается критика буржуазного общества.
О приближающемся конце того типа культуры, который оно создает,
говорят мыслители, с совершенно различных позиций подходящие к
разоблачению его пороков, — Маркс и Ницше. Разочарование в
идеалах, утрата веры в непреходящие жизненные ценности, потеря
общезначимых социальных, нравственных, эстетических ориентиров
нее явственнее сказываются в европейском искусстве последней
трети XIX столетия. С 1880-х гг. в моду входит термин «декаданс»
(так назывался французский журнал, начавший издаваться в эти годы).
Декаденты говорили о сумерках культуры, упадке нравов, деградации
искусства, бессилии человека перед лицом мрачных роковых сил,
управляющих его судьбой. Под декадансом стали понимать настро­
ение усталости, пессимизма, отчаяния, распространяющееся в обще­
стве ощущение приближающегося распада и заката культуры.

Современная В XX в. европейский тип культуры распростра-
шпадная культура нился далеко за пределы Европы, охватив другие
континенты — Америку, Австралию — ив боль­
шей или меньшей степени войдя в жизнь ряда азиатских и афри­
канских стран, таких как Япония, Сингапур, ЮАР. В значительной
мере утратило силу и прежнее противопоставление культур Евро­
пы и России. Имея в виду, что культура европейского типа уже не
является характерной лишь для Европы, ее обычно называют запад­
ной культурой. Конечно, всюду есть свои особенности, но все же
можно говорить о наличии общих черт, типичных для западной куль­
туры в целом и так или иначе проявляющихся в культурной жиз­
ни всех стран, охваченных ею.
Современная западная культура — это культура, основанная на
предпринимательстве, бизнесе, деловитости. Ее главные герои —
люди, умеющие делать деньги. В ней ценятся активность, рацио­
нальность, профессионализм. Она исключительно динамична: быст­
ро меняются условия жизни, техника, моды, стандарты, утрачиваются
старые, державшиеся веками традиции, работникам любой специ­
альности приходится не раз в течение жизни переучиваться. Практи-
330 Глава 14. Историческая типологизация культуры

цизм, индивидуализм, погоня за материальными благами, специфи­
ческое отношение ко времени («время — деньги») во многом раз­
рушают сложившиеся в прежние времена идеалы человеческого
поведения, человеческих взаимоотношений.
Технический прогресс неизмеримо увеличил производительность
труда, что привело к перемещению основной массы трудоспособно­
го населения западных стран из сельского хозяйства и промышлен­
ности в сферу культуры и обслуживания (транспорт, связь, торгов­
ля). Бытовая техника заполнила человеческое жилье. Образование,
в, том числе высшее, стало массовым. Наука углубилась в микро­
мир и космос, создала новые химические материалы с необычайны­
ми свойствами, нашла способы преодоления множества неизлечи­
мых ранее болезней, открыла пути генной инженерии. Компьютеры
и электронные средства связи произвели настоящую революцию в
условиях интеллектуальной деятельности человека. Возникли но­
вые формы и жанры искусства, связанные с использованием тех­
ники (художественная фотография, электронная музыка, компьютер­
ная графика и пр.), приобрели популярность массовые художествен­
ные зрелища, получила развитие тенденция к синтезу различных
искусств, спорт стал сближаться с искусством.
Достижения западной культуры XX столетия оказались настолько
значительны, что преобразовали жизнь всего человечества. Но вме­
сте с тем современная западная культура страдает опасными неду­
гами, которые, если с ними мириться,и не принимать против них
никаких мер, угрожают свести на нет все ее достижения. Она внут­
ренне противоречива и конфликтна: ее пороки вытекают из ее дос­
тоинств и в то же время подрывают их. Можно выделить целый
ряд антиномий, болезненно переживаемых современной западной
культурой: свобода и насилие, элитарность и массовость, плюра­
лизм и унификация, технизация и гуманизация.
Философы, ученые, писатели, публицисты бьют тревогу, говоря
о «язвах» западной цивилизации и предупреждая о бедах, которые
нависли над человечеством в результате ее развития. Приведем
некоторые их высказывания.
В западной цивилизации происходит замена творчества трудом, духов­
ности — интеллектом, разнообразия природной среды — унылым однооб­
разием городских домов, высокого искусства — примитивными развлече­
ниями, глубоких чувств — мимолетными эмоциями (О. Шпенглер).
Современная западная культура насквозь проникнута чувственным на­
чалом, стремлением к чувственным удовольствиям и наслаждениям; она
утратила духовность и потому обречена на разложение, которое завершится
14.1. Культурные эпохи: европоцентристский подход 331 •


лишь тогда, когда возникнет новая духовность, несущая новые нравственные
и социальные идеалы (П. Сорокин).
В XX в. произошло «восстание масс», которые враждебны к непонятной
и недоступной для них элитарной культуре; происходит «дегуманизация»
искусства, примитивное и стандартизованное массовое искусство захлесты­
вает общество, и культура его приходит в упадок (X. Ортега-и-Гассет).
Современное западное общество все более превращается в «мегама-
шину» — предельно рационализированный и бюрократизированный меха­
низм, который подавляет личность и превращает ее в бездушную деталь,
выполняющую положенные ей обязанности; личностные связи людей под­
меняются технологическими отношениями, гуманизм и справедливость
падают жертвами бездушной организации общества (Л. Мэмфорд).
Технический прогресс разрушает природную среду, и если он будет
продолжаться в том же направлении, в каком идет сейчас, будут уничто­
жены экологические условия существования человечества (А. Печчеи,
Ж. Фурастье, Н. Моисеев и др.).
Запад создал репрессивную культуру, в которой естественные, «виталь­
ные» потребности людей деформируются и остаются неудовлетворенными;
люди живут неполноценной жизнью, выступая лишь как «одномерные суще­
ства», как «функционеры», изготовляющие и потребляющие блага; спасти •
общество может только бунт против технократической репрессивной куль­
туры — «антропологическая революция», движущими силами которой дол­
жны стать еще не интегрированные индустриальным обществом группы
(молодежь, люмпены, экономически отсталые народы) (Г. Маркузе).
Западные народы вступили в дряхлый возраст, утратили «пассионар-
ность», а вместе с ней — страстность, энергию и жизнестойкость; они
изнежены, привыкли к комфорту и наслаждениям, и рано или поздно им
придется сойти С исторической сцены под напором более молодых и све­
жих сил (Л. Гумилев).
Существование западной цивилизации поставлено под угрозу со сто­
роны растущего национализма экономически отсталых стран Азии и Аф­
рики; ослабленный внутренними противоречиями Запад может оказаться
не в состоянии противостоять агрессивным разрушительным импульсам,
исходящим из этих стран, и погибнуть в новых войнах, развязанных фана­
тиками с ядерными бомбами в руках (Р. Хантингтон).

Вероятно, некоторые из этих мрачных соображений не вполне
корректны. Но нельзя легкомысленно игнорировать опасности, на
которые в них обращается внимание, так же как и впадать в безна­
дежный пессимизм, пассивно ожидая катастрофы, которая может
привести к гибели человечества, или в ретроградство, призывая ос­
тановить прогресс и отказаться от достигнутых им благ. Есть осно­
вания полагать, что порожденные современной цивилизацией опас-
332 Глава 14. Историческая типологизация культуры


ныё тенденции будут преодолены средствами, которые она сама
найдет в ходе своего дальнейшего, развития. Однако для этого тре­
буется прикладывать необходимые усилия, а не просто ожидать, что
все само собой «образуется».


14.2. Локальные социокультурные миры
Европоцентристские представления'об истории развития всемир­
ной культуры и об истории вообще начинают подвергаться крити­
ке уже в XIX в. Изучение культур различных народов порождает
сомнения относительно возможности выстроить их в одну шерен­
гу «по росту», расставив их на те же ступени эволюции, которые
соответствуют историческим типам европейской культуры.
Исторические и этнографические данные свидетельствуют о том,
что даже в примитивных культурах отсталых народов имеются
достижения, усвоение которых способно обогатить европейскую
культуру (например, музыкальные формы, врачебное искусство). Пре­
небрежительное отношение к «нецивилизованным» народам встре­
чает осуждение со стороны гуманистически настроенной интелли­
генции. Отвергая идеологию европоцентризма, мыслители XIX—
XX вв. предпринимают поиск иного подхода к пониманию
культурно-исторического процесса.
Во второй половине XIX в. Г. Рюккерт в Германии и Н. Дани­
левский в России развивают мысль, что отказ от европоцентрист­
ского взгляда на историю требует пересмотра одной из главных
идей, лежащих в его основании, — идеи монолинейного прогресса,
т.е. единого, общего для всего человечества исторического пути раз­
вития, по которому идут все народы Земли в'след за шествующей в
авангарде Западной Европой. Они утверждают, что в мире суще­
ствовали и существуют автономные, независимые друг от друга ло­
кальные социокультурные миры, каждый из которых имеет свою
историю. Поэтому никакой единой истории человечества нет —
есть множество разных историй. А раз нет единого всемирного
исторического процесса, то нет и общей «лестницы» или «магистра­
ли» прогресса, вдоль которой выстраиваются все локальные культу­
ры. Каждая из них идет своим особым путем, и у каждой есть свои
периоды прогресса и регресса, подъема и упадка. Таким образом,
культурно-исторический процесс полилинеен.
При этом подходе каждый отдельный социокультурный мир пред­
ставляет собой особый, уникальный и неповторимый исторический
тип культуры. Различные варианты типологии таких локальных куль­
тур предложены Н. Данилевским, О. Шпенглером, А. Тойнби и др.
14.3. Законы истории и развитие культуры 333


14. 3. Законы истории и развитие культуры
Монолинейность Выше были рассмотрены два конкурирующих под-
или полилиней- хода к построению исторической типологии куль-
ность? туры: один основан на концепции монолинейной
«магистрали прогресса», другой — на полилиней­
ном развитии локальных культур или цивилизаций. Таким обра­
зом, проблема исторической типологизации культуры оказывается
связанной с общим пониманием хода истории человечества. По­
скольку концепции монолинейности _и полилинейности историчес­
кого процесса альтернативны, решение зависит от того, какая из
этих концепций соответствует действительности. Если история мо˜
нелинейна, то различные социокультурные миры должны рассмат­
риваться как общества, находящиеся на разных этапах единого ис­
торического пути человечества, и тогда неверно думать, что каждый
из них эволюционирует «сам по себе» и проходит свой цикл жизни,
не имеющий никакого отношения к общечеловеческому прогрессу.
Если же история человечества полилинейна, то сравнивать раз­
личные социокультурные миры по уровню развития в принципе
невозможно и говорить о том, что одни из них продвинулись по
пути исторического прогресса дальше других, не приходится.
Однако и та, и другая позиции наряду с несомненно содержа­
щимся в них «зерном истины» страдают существенными недостат­
ками. Особенно неприятно то, что обе они при последовательном
проведении ведут к весьма негативным в практическом, мораль­
ном и политическом отношении выводам.
Привлекательность первого подхода состоит в том, что он про­
никнут гуманистической мыслью о единстве человечества, надеж­
дой на лучшее будущее, к которому придут все страны и народы,
двигаясь по дороге, проложенной наиболее процветающими из них.
Однако прямолинейное «ранжирование» культур по их уровню раз­
вития приводит к разделению народов на «культурные» и «некуль­
турные», откуда совсем недалеко до провозглашения одних из них
«лучшими», а других «худшими». На практике это выливается в
проповедь превосходства какого-то одного народа (или группы на­
родов, как это имеет место в европоцентризме) над другими и в
принятие его культуры за образец,-приближение к.которому опре­
деляет оценку развитости всех остальных культур. Но в действи­
тельности ни одна из культур (в том числе и западная) не вправе
навязывать свои достижения в качестве единого образца для всех
других культур. В любой культуре существует своя система норм и
оценок, которая позволяет внутри нее различать культурность и
бескультурье.
334 Глава 14. Историческая типологизация культуры

Достоинством второго подхода является то, что он подчеркивает
самоценность культур и нацелен на изучение их своеобразия. Этот I
подход предполагает, что каждый народ в ходе своего исторического ,1
развития создает наилучшую для себя, наиболее приспособленную к ."Я
условиям его существования форму культуры. Этот взгляд является 1
своего рода продуктом исторического покаяния западной цивилиза- I
ции. Сторонники его (на Западе их называют мультикулыпурали- 1
стали) считают, что все культуры в принципе равноценны и что 1
моральные и социальные устои каждой из них заслуживают одина- I
кового уважения. Однако как же тогда относиться к таким явлениям, I
как людоедство у полинезийцев и маори (аборигенов Новой Зелан- I
дии) в недавнем прошлом, обращение людей в рабство, встречающе- 1
еся кое-где и ныне, практиковавшееся в африканских племенах жен- I
ское обрезание и искусственное удлинение шеи у девушек, т.е. фак­
тически нанесение им пожизненных увечий? Должны ли мы считать I
наше осуждение подобных обычаев просто нашим культурным пред- I
рассудком, а его искоренение — одним из колониальных преступле- I
ний Запада? К тому же чрезмерное акцентирование самобытности 1
культур затушевывает черты общности между ними. Культуры на- 1
чинают изображаться как некие «загерметизированные» системы, |
между которыми не может быть ни согласия, ни взаимопонимания. ;
На этой почве рождаются неприязнь ко всему «чужому», враждебное \
отношение к другим культурам и их носителям. Но отказ от контак­
тов и самоизоляция никогда не идут культуре на пользу.
Есть ли выход из альтернативы между рассмотренными подхода-1
ми? Его можно найти, если обратить внимание на то, что оба эти подхо-
да имеют ограниченную применимость, и не абсолютизировать их.
В прошлом господствующей исторической тенденцией была I
полилинейность. История действительно складывалась из циклов
эволюции весьма слабо, связанных друг с другом, относительно замк­
нутых культур или цивилизаций — в соответствии с принципами, из
которых исходят Данилевский, Шпенглер, Тойнби. Но эти принципы
оказываются непригодными для описания настоящего и будущего !
современных культур. Ныне практически все народы и государства
втянуты в общую сеть контактов и образуют хотя и полный проти­
воречий, но единый человеческий мир. Локальные культурно-истори­
ческие процессы сливаются в целостный мировой культурно-исто­
рический процесс. Антропологическое единство человечества как
биологического рода дополняется его культурным единством. Это!
выражается в том, что различные культуры развиваются во все боль­
шем взаимодействии друг с другом: увеличивается степень знаком­
ства людей с культурами других народов, углубляется понимание
специфики других культур, складываются общие оценки культурных
14.3. Законы истории и развитие культуры 335

достижений независимо от того, в какой культуре они появились.
Включение отдельных культур в единый мировой процесс означает,
что для них.больше нет ни независимости, ни замкнутости, ни цик­
личности, приводящей их к гибели. Они получают возможность раз­
виваться, осваивая и модифицируя по-своему достижения других куль­
тур, и обогащать мировую культуру своими достижениями. Таким
образом, в- современной истории человечества доминирующей тен­
денцией становится монолинейность.
Сочетание монолинейности и полилинейности развития обще­
ства находит объяснение в общих закономерностях эволюции са­
моорганизующихся систем, открытых синергетикой. В свете соци-
ально-синергетических представлений о динамике общественного
развития ход всемирно-исторического процесса от первобытности
до современности, в самом общем виде выглядит так: человече­
ство «тлробует» различные варианты развития, и это ведет к появ­
лению целого «дерева» путей, по которым движутся разные наро­
ды; в результате разнообразных «проб» в конце концов находится
общий аттрактор, к которому сходятся'все пути.

Доиндустриальная, Исторические судьбы культур нельзя рассматри-
пндустриальная и ва.ть в отрыве от общего хода истории человече-
ностиндустриаль- ства. Поэтому историческую типологию культуры
пая культуры необходимо строить с учетом его законов. Исходя
из синергетических представлений о динамике об­
щества как сверхсложной синергетической системы, можно выделить
три основных исторических типа общества: доиндустриальное, инду­
стриальное и постиндустриальное. Сооответственно можно говорить
и о трех основных исторических типах культуры.
Доиндустриальное общество — общество с аграрной экономи­
кой и патриархальной, традиционной, постфигуративной культурой.
В этом социальном типе различаются два подтипа: примитивные
первобытные общества и появившиеся позже цивилизации, или «вар­
варские» и «цивилизованные» общества.. В первых люди ведут об­
щинно-племенной образ жизни, который при большом разнообразии
локальных особенностей характеризуется одинаковостью основных
принципов социальной организации. Во вторых возникает государ­
ственность, но и при ней нередко сохраняется общинно-племенной
образ жизни. Власть и собственность в таких обществах нераздели­
мы, причем власть первична, а собственность вторична. Главенствую­
щее место в культуре занимает религия (на ранних стадиях — ми­
фология). Древнейшая доиндустриальная культура бесписьменна.
После создания письменности большинство населения в доиндуст-
риальных обществах остается неграмотным или малограмотным. Как
336 Глава 14. Историческая типологизация культуры


экономика, так и культура развиваются замедленными темпами. В
Европе общества этого типа существовали вплоть до Нового време­
ни, а в Азии, Африке, Океании они встречаются и поныне.
Индустриальное общество характеризуется появлением и уско­
ряющимся с течением времени ростом промышленного производства,
увеличением городского населения, формированием и развитием на­
циональных культур..Общества этого типа динамичны, образ жизни
людей в них быстро изменяется и приобретает большое разнообра­
зие. В них велика миграция населения: люди часто покидают родные
места в поисках работы и для учебы. Возрастают роль и престиж
умственного труда, в связи с чем большое значение получает образо­
вание. Религия утрачивает свое доминирующее положение в культу­
ре, наука и искусство выходят из-под ее контроля. Индустриальная
культура — культура, инновационная. С течением времени научный и
технический прогресс трансформирует все сферы общественной жиз­
ни. Индустриальный тип культуры впервые возникает в Западной
Европе, распространяясь затем на другие регионы.
Постиндустриальное общество1 — продукт научно-технической
революции XX в., которая приводит к резкому росту производитель­
ности труда и общественного богатства. В постиндустриальную «элек­
тронную эру» главным объектом человеческой деятельности стано­
вится информация — человек получает, перерабатывает, передает, рас­
пространяет ее, управляет информационными потоками. Культура
развивается настолько быстро, что начинает в каких-то отношениях
принимать префигуративныи характер. Возрастает роль личности. В
этих условиях обеспечение прав человека превращается в необхо­
димый -фактор общественного развития.
По-видимому, эти три исторических типа общества и культуры
представляют собой вехи магистрального пути развития человече­
ства. В разных странах'каждый из них может выра'зиться в различ­
ных формах. Но в ходе истории полилинейность постепенно усту­
пает место монолинейности. Если доиндустриальное общество реа­
лизуется в большом множестве вариантов, то со вступлением стран
на путь индустриализации активизируется их взаимодействие и уси­
ливается сходство этапов их технического, экономического и куль­
турного развития. А переход к постиндустриальному обществу со­
провождается процессом глобализации, которая представляет со­
бой формирование целостной системы общественной жизни в
масштабах, всего земного шара, образование единого^ охваты­
вающего весь мир социального организма. Это является неизбеж-

<< Пред. стр.

стр. 35
(общее количество: 51)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>