<< Пред. стр.

стр. 36
(общее количество: 51)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

1
Его называют по-разному: «сверхиндустриальная цивилизация» (О. Тоффлер),
«информационное общество» (М. Маклюэн, Е. Масуда), «неотехническая эра»
(Л. Мэмфорд), «технотронное общество» (3. Бжезинский) и т.д.
337
14.3. Законы истории и развитие культуры

ным следствием выхода на единый общечеловеческий аттрактор и в
то же время необходимым условием для решения человечеством тех
глобальных проблем, перед которыми оно было поставлено
в XX столетии.
Возникающее ныне впервые в истории культурное единство
человечества принципиально изменяет механизмы, определявшие
до сих пор судьбу отдельных культур и цивилизаций. Наступает
новая эра, в которой на авансцену всемирной истории выходит «Мно­
гомерный диалог» культур. Участие в этом диалоге становится
важнейшим условием развития любой культуры.
Степень усвоения той или иной национальной культурой
мировых достижений и способность обогатить мировую куль­
туру своими достижениями можно рассматривать как критерии
уровня ее развития. В этом смысле следует говорить не только о
разнообразии культур, но и о разнице между более и менее разви­
тыми культурами. Однако чем больше отсталая культура втягива­
ется в мировой культурный процесс, тем скорее она развивается,
сокращая существующий разрыв. Выравнивание уровней разви­
тия культур •— одна из характерных черт современной эпохи.
В наше время стало особенно очевидно, что культура, не находя­
щаяся в контакте с другими культурами и не испытывающая их
влияния, неминуемо обречена на отставание от уровня мирового
культурного развития, подобно тому как экономика страны, оторван­
ной от мирового экономического рынка, неизбежно впадает в за­
стой. И как духовно богатая личность, постигая мысли и чувства
других людей, не утрачивает от этого своей оригинальности и не­
повторимости, так и достаточно богатая культура, усваивая дости­
жения других культур, не перестает быть своеобразной и уникаль­
ной — она лишь еще больше обогащается.
Единство мировой культуры создает почву для согласования и
унификации различных форм, в которых проявляются и выражаются
в разных культурах общечеловеческие нормы, ценности и идеалы.
Наверное, какие-то специфические черты национальных культур при
этом будут утрачиваться, но чем своеобразнее будет культура, тем
больший вклад национальная культура способна будет внести в ми­
ровую культуру и, таким образом, сумеет сохранить свое уникальное
«лицо». Глобализация совершенно не обязательно должна приводить
к уничтожению национального своеобразия культур. В обозримом
будущем едва ли можно ожидать стирания различий между культу­
рами (уже хотя бы потому, что не исчезнут национальные языки).
Перспектива дальнейшего развития мировой культуры во многом
зависит от того, как будет складываться взаимодействие двух тенден­
ций — к сохранению уникальности культур и к их унификации.
Глава 15

ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ
РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ



15.1. «Востоко-Запад»
Когда речь заходит о России, можно услышать самые разнооб­
разные мнения о ее культуре, о ее прошлом, настоящем и будущем,
о чертах и особенностях русского народа, но есть одно, в чем почти
всегда сходятся все, как иностранцы, так и сами русские. Это мысль
о загадочности и необъяснимости России и русской души. Навер­
ное, не найдется ни одного русского человека, который не помнил
бы тютчевское стихотворение:
Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить,
У ней особенная стать,
В Россию можно только верить. •
Иностранцы же часто цитируют У. Черчилля, сказавшего о Рос­
сии: «Это головоломка, обернутая в тайну внутри загадки».
Культура любого народа содержит в себе какие-то парадоксы,
плохо поддающиеся объяснению даже для самих ее носителей, а
тем более для посторонних наблюдателей. Культуру же восточных
народов людям западной культуры понять особенно сложно. А
Россия — страна, лежащая на стыке Запада и Востока. Н.А. Бердя­
ев писал: «Русский народ есть не чисто европейский и не чисто
азиатский народ. Россия есть целая часть света, огромный Востоко-

1
Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и
начала XX века //О России и русской философской культуре: философы послеок­
тябрьского зарубежья. М., 1990. С. 44.
15.1. «Востоко-Зап'ад» 339

1
Запад, она соединяет два мира» . Иностранцев к тому же еще сби­
вает с толку то, что восточное начало в русской культуре не имеет
ясно выраженных очертаний и окутано оболочкой западной куль­
турной традиции. Автор одной из популярных на Западе книг о
России американский журналист Г. Смит отмечает:. «Российская
жизнь не предлагает никакой видимой туристской экзотики — жен­
щин в сари или кимоно, фигур Будды в храмах, верблюдов в пусты­
не, — чтобы напомнить чужеземцу, что здесь иная культура»1.
Несомненно, географическое положение России, родившейся в
Восточной Европе и охватившей просторы слабозаселенной, Се­
верной Азии, наложило особый отпечаток на ее культуру. Однако
отличие русской.культуры от западноевропейской обусловлено не
«восточным духом», который будто бы «от природы» свойствен рус­
скому народу, как утверждают некоторые авторы2. А.А. Блок мог
восклицать:
Да, скифы,— мы! Да, азиаты — мы,—
С раскосыми и жадными очами!
Но это поэтическая метафора, а не научно-исторический вывод
(сам Блок, написавший эти строки, кстати, меньше всего похож на
азиата с раскосыми глазами). Восточная специфика русской куль­
туры есть результат ее истории. Русская культура, в отличие от
западноевропейской, формировалась на иных путях: она росла на
земле, по которой не проходили римские легионы, где не высилась
готика католических соборов, не пылали костры инквизиции, не было
ни эпохи Ренессанса, ни волны религиозного протестантства, ни
эры конституционного либерализма. Ее развитие было связано с
событиями другого исторического ряда — с отражением набегов
азиатских кочевников, принятием восточного, византийского право­
славного христианства, освобождением от монгольских завоевате­
лей, объединением разрозненных русских княжеств в единое са­
модержавно-деспотическое государство и распространением его
власти все дальше к Востоку.
Монгольское нашествие глубоко врезалось в память русского
парода. И не потому, что он воспринял какие-то элементы культу­
ры завоевателей (непосредственное воздействие ее на культуру
1
Smith H. The Russians. N.Y., 1976. P. 679.
2
Например, Бердяев утверждал: «Русский народ по своей душевной структуре
народ восточный» (Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990.
С. 7). «По природе своей они жители Востока», — пишет о русских баронесса де
Сталь (Россия первой половины XIX в. глазами иностранцев. Л., 1991. С. 24).
Однако смысл подобных высказываний весьма неопределенен. .
340 Глава 15. Исторические особенности русской культуры

Руси было невелико и сказалось главным образом лишь на языке,
вобравшем в себя некоторое количество тюркских слов, да на от­
дельных деталях быта). Нашествие было суровым историческим
уроком, показавшим народу опасность внутренних раздоров и не­
обходимость единой, сильной государственной власти, а успешное
завершение борьбы с полчищами врагов дало ему ощущение соб­
ственной силы и национальной гордости. Этот урок возбудил и
развил чувства и настроения, которыми пронизаны фольклор, лите­
ратура, искусство русского народа: патриотизм, недоверчивое отно­
шение к чужеземным государствам, любовь к «царю-батюшке» —
крестьянская масса, составлявшая основное население России, ви­
дела в царе своего защитника и потому постоянно поддерживала
его и в войнах с внешними врагами, и в борьбе с самовольными
боярами. «Восточный» деспотизм царского самодержавия — в оп­
ределенной мере наследие монгольского ига.


15.2. Христианско-православное начало культуры
Большую роль в развитии самосознания русского народа сыгра­
ла православная церковь. Приняв христианство, князь Владимир
совершил великий исторический выбор, определивший историчес­
кую судьбу Российского государства, да и не только его, а, можно
сказать, всей мировой истории.
Этот выбор,во-первых,был шагом к Западу, к цивилизации ев­
ропейского типа. Он отделил Русь от Востока и от тех. вариантов
культурной эволюции, которые связаны с буддизмом, индуизмом, му­
сульманством. Сейчас можно только фантазировать о том, какими
стали бы русский народ и его культура, как сложилась бы история
Европы и Азии, если бы Владимир поступил иначе. Но очевидно, что
сегодня мы жили бы в мире, очень непохожем на нынешний.
Во-вторых, выбор христианства в его православной, греко-визан­
тийской форме позволил Руси остаться независимой от духов­
но-религиозной власти римского папства. Благодаря этому Русь
оказалась в противостоянии не только с восточно-азиатским ми­
ром, но и с католической Западной Европой. Православие явилось
духовной силой, которая скрепляла русские княжества и толкала
русский народ к объединению, чтобы выстоять под давлением как
с Востока, так и с Запада. Если бы Киевская Русь не приняла пра­
вославие, то вряд ли вообще смогла бы возникнуть Россия как боль­
шое независимое государство, и трудно даже представить себе, что
происходило бы ныне на ее территории и как сложилась бы тогда
история за ее границами.
15.3. Византийско-имперские амлиции и мессианское сознание 341


Крещение Руси в 988 г. принесло вместе с православием богатые
культурные традиции Византии, которая была тогда лидером евро­
пейской цивилизации. На Руси стала распространяться славянская
письменность, появились книги и монастырские библиотеки, при мона­
стырях создавались школы, возникло историческое «летописание», рас­
цветали церковное зодчество и храмовая живопись, был принят пер­
вый правовой кодекс — Русская Правда. Началась эра развития про­
свещения и учености. Русь быстро выдвигалась на почетное место
среди самых развитых стран Европы. При Ярославе Мудром Киев
стал одним из самых богатых и красивых городов Европы; «соперни­
ком Константинополя» назвал его один из западных гостей.
Особенно важно было воздействие христианства на народную
нравственность. Церковь вела борьбу с пережитками языческого
быта: многоженством, кровной местью, варварским обращением с
рабами. Она выступала против грубости и жестокости, внедряла в
сознание людей понятие греха, проповедовала благочестие, гуман­
ность, милосердие к слабым и беззащитным.
В то же время древнее язычество не исчезло бесследно. Следы
сто сохранились в русской культуре до сего времени в некоторых
старых народных обычаях, в фольклоре — сказках, былинах, песнях,
в виде народных поверий и суеверий. Некоторые элементы языче­
ства вошли и в русское христианство.


15. 3. Византийско-имперские амбиции
и мессианское сознание
Политический подъем Руси, прерванный монгольским нашестви­
ем, возобновился с возвышением и развитием Московского княже­
ства. Падение Византии в XV в. сделало его единственным неза­
висимым православным государством в мире. Великого князя
Московского Ивана III стали считать как бы преемником визан­
тийского императора, почитавшегося главой всего православного
Востока. Подчеркивая это, его назвали «царем» — это слово проис­
ходит от римского caesar — кесарь или цесарь (на старославян­
ском писалось: цьсарь). А на рубеже XV—'XVI вв. родилась гордая
теория, объявлявшая Москву «третьим Римом». В послании к царю
Василию III инок Филофей писал: «Един ты вр всей поднебесной
христианам царь... Яко два Рима падоша, третий стоит, а четвертому
не быти, — уже твое христианское царство иным не останется».
Так в конце XV в. была сформулирована национально-госу­
дарственная идеология, на многие столетия вперед драматичес­
ки определившая ход российской истории. С одной стороны, эта
342 , Глава 15. Исторические особенности русской культуры


идеология вдохновляла византийско-имперские амбиции и завое
вательные устремления русского царизма. Российское государство
стало расширяться, главным образом за счет присоединения с л а |
бонаселенных азиатских просторов, и превратилось, в конце к о н |
цов, в могущественную империю. А с другой стороны, под влияни­
ем этой идеологии все силы тратились на овладение громадными
территориями, их охрану и освоение, и на обеспечение экономи­
ческого прогресса и культурное развитие народа сил уже не о с т а !
валось. По словам русского историка В.О. Ключевского, «государе
ство пухло, народ хирел».
Целостность обширной страны, присоединившей к себе террито­
рии с разнообразным этническим составом населения, держалась
на централизованной самодержавной власти, а не на единстве куль-J
туры. Это отводило проблему ее культурной интеграции на задний:;
план и определяло особое значение государственности в истории
России. Отсюда проистекали как слабость импульсов, побуждавших
власть заботиться о развитии культуры, так и особая сила право­
славно-государственного элемента в русском патриотизме.
Имперская идеология за пять веков завоевала прочные позиции 1
в русской культуре. Она проникала в умы аристократов и про­
стых крестьян, закрепившись в качестве культурной традиции, ко­
торая поддерживала прославление «православия, самодержавия, на­
родности». На ее почве развивалось мессианское сознание — пред-1
ставление о данном от Бога великом предназначении России в
истории человечества.
1
В своих крайних формах мессианство доходит до воинствующе- ':!
го шовинизма и высокомерного национализма, граничащего с мани-'1
ей величия. Оно с презрением осуждает «загнивающий» и «дряхле-,
ющий» Запад с его бездуховностью и Восток с его пассивностью и?1
отсталостью, провозглашая превосходство православного русского::
«духа», несущего в мир добро, и его грядущее торжество над темны­
ми силами мирового зла, царящими в зарубежных странах. Явствен­
ный отзвук мессианства был слышен и в советской пропаганде^
которая рисовала образ России, идущей «во главе всего прогрессив­
ного человечества» и борющейся с «мрачными силами реакции» щ
«победу коммунизма во всем.мире».
В славянофильстве XIX столетия делались попытки развить мес­
сианские представления в нравственно-гуманистическом ключе.
Славянофильская публицистика возвышенно говорила о русском
народе как о богоизбранном носителе особой духовной силы, при­
званном сыграть миротворческую и объединительную роль в по­
строении будущего всемирного сообщества народов. В русле этих
15.4. Из культурнойизоляции — к интеграции с авропейекой культурой 343


представлений возникли горячие споры вокруг «русской идеи», т.е.
иокруг вопроса о том, каковы цель и смысл существования русского
народа. Эти споры продолжаются и поныне, главным образом в
связи со стремлением определить особый, «третий» (не западный и
не восточный, не социалистический и не капиталистический) путь
развития России.
«Что замыслил Творец о России?» — так формулировал вопрос
о русской идее Бердяев. Эта постановка вопроса несет в подтексте
мысль о существовании какой-то специфической задачи, для реше­
ния которой Бог избрал Россию и которую никто кроме русского
народа решить не может. Сходная идея о богоизбранности народа
выдвигалась в древнееврейской религии; в свою особую истори­
ческую миссию верили древние римляне, а в XIX—XX вв. — нем­
цы и американцы. Но в современных национальных культурах та­
кие мысли встречаются редко. Французы или шведы, например, вряд
ли будут жарко спорить о том, для чего Бог создал Францию или
Швецию. Стоит вспомнить, во что обошлась Германии и всему че­
ловечеству «немецкая идея», которой Гитлеру удалось соблазнить
свой народ. Сейчас Германия, как и другие страны, живет без осо­
бой национальной идеи, и не видно, чтобы это причиняло немцам
страдания и как-то задевало их национальные чувства. В конце
концов, «идея» у. всех государств одна: создавать условия для благо­
получной и счастливой жизни своих граждан (причем для всех граж­
дан независимо от их этнического происхождения). И никакую дру­
гую «национальную идею» нет необходимости придумывать.


15.4. Из культурной изоляции —
к интеграции с европейской культурой
После крушения Византийской империи молодое русское право­
славное государство оказалось со всех сторон окруженным страна­
ми с иной верой. В этих исторических условиях православие вы­
ступало как идейная сила, способствовавшая сплочению русских
княжеств и укреплению единой централизованной державы.
Понятия «православное» и «русское» отождествлялись. Любая вой­
на с другой страной становилась войной с иноверцами, вбйной за
святыни — «за веру, царя и отечество». Известна роль, которую
сыграла православная церковь в борьбе с Золотой Ордой, с польской
интервенцией во время Великой Смуты.
Но вместе с тем православие являлось фактором, обособляв­
шим русский народ от других народов Европы и Азии. Противо-
344 Глава 15. Исторические особенности русской культуры


стояние его католицизму препятствовало культурным контактам с .
Западной Европой. Все культурные веяния, шедшие оттуда, пред­
ставлялись чем-то «порченым», не соответствовавшим истинной вере,
а потому они осуждались и отвергались. Это оставляло Россию в|
стороне от развития западноевропейской культуры. А в одиночку,
да еще после культурных разрушений, нанесенных монгольским,;
завоеванием, она не могла вновь подняться на уровень, достигнутый ;
к тому времени западной культурой. Так, культурный, разрыв с|
Западом вел к культурной отсталости от него средневековой Рос-;
сии, особенно в научном и техническом отношении.
Этой отсталости содействовала и присущая православию при­
верженность к сохранению сложившихся издавна традиций, выра­
жавшаяся в неприятии «новой учености». Такая позиция была ха-|
рактерна еще для византийской церкви. Но религиозно-философ­
ское образование в Византии было поставлено лучше, чем в
Западной Европе, так что следование византийским традициям под­
нимало культуру Руси в киевский период ее истории и позволяло
ей идти в ногу со временем. В московский период дела обстояли•;
иначе. В католической Европе позднего Средневековья происходил
бурный расцвет богословско-схоластической мысли, который посте-»
пенно приводил к развитию философского критицизма и подготав­
ливал появление протестантства, быстро расширялась сеть универ­
ситетов, начиналось формирование опытного естествознания, росло
свободомыслие. Подобные новшества были чужды духу российско-'
го православия той эпохи. Они воспринимались как свидетельства
того, что католическая церковь все больше впадает в ересь.
Один из деятелей русской церкви в XVII в. следующим обра­
зом характеризовал ее отличие от католической церкви: «Ерети­
ческая церковь сегодня так, а наутро иначе творит, шатается сюду и
сюду, то прибавит, то убавит догматов своих; истинная же Церковь
незыблемо стоит»1. Даже никоновские реформы вызывали резкий
протест как среди священников, так и у мирян. Тем более осужда­
лось всякое западное «умничанье». Уровень просвещения и культу­
ры церковной иерархии был очень низким2. В русском духовен­
стве московского периода господствовали «честный консерватизм
и почти фанатизм бесшкольности»3. Когда Петр I ввел обязатель­
ное обучение кандидатов в священство, многие священники прята­
ли детей, которых приводили в школы в кандалах.

1
Карташев А.В. Очерки по истории русской церкви. Т. 1. Париж, 1959. С. 169.
2
Бердяев ИЛ. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990. С. 12.
3
Там же. Т. 2. С. 543.
15.4. Из культурнойизоляции — к интеграции с европейской культурой 345


Таким образом, в московский период русской истории ни госу­
дарство, ни церковь не были озабочены развитием просвещения и
науки. Общество в целом — и боярство, и мелкопоместное дворян­
ство, и купечество, и крестьянство — не слишком жаловало уче­
ность. К концу XVII в. это привело к тому, что культурное, научное,
техническое отставание России превратилось в серьезную пробле­
му, от решения которой зависело, по какому пути пойдет Россия: по
восточному или по западному. Будет лиона существовать как зам­
кнутое, технически отсталое царство или откроется миру и начнет
осваивать достижения других культур? Погрузится ли она в не­
спешное течение восточного образа жизни или же вступит в бур­
лящий и ширящийся поток западной цивилизации?
Петр I сделал выбор и повернул Россию на второй путь. Не будь
этого, Россию, скорее всего, постигла бы судьба Индии или Китая.
Прорубив «окно в Европу», Петр I положил начало приобщению
России к мировой культуре. Россия пришла в движение. Искры, ро­
дившиеся от столкновения русской культуры с культурой Западной
Европы, пробудили ее богатые потенции, дремавшие под спудом замк­
нутого и застойного бытия. Подобно тому, как талантливый человек,
воспринимая мысли других людей, по-своему развивает их и приходит
в результате к новым оригинальным идеям, русская культура, впиты­
вая достижения Запада, сделала духовный рывок, выведший ее к дости­
жениям мирового значения. В архитектуре, живописи, литературе, му­
зыке, общественной мысли, философии, науке, технике — всюду появи­
лись творческие шедевры, принесшие ей всемирную славу.
Как подчеркивает В.О. Ключевский, Петр I ставил целью не про­
сто заимствовать готовые плоды чужого знания и опыта, а «переса­
живать самые корни на свою почву, чтобы они дома производили
свои плоды»1. Развитие русской культуры после него пошло имен­
но в этом ключе. Ее почва оказалась способной принять в себя
растения из любых земель и вырастить богатый урожай.
Мы любим все — и жар холодных числ,
И дар божественных видений,
Нам внятно все — и острый галльский смысл,
И сумрачный германский гений...
А.А. Блок
Открытость, распахнутость готовность к диалогу с другими куль-
гурами, способность впитывать в себя и развивать их достижения с
петровских времен стали характерными чертами русской культуры.

1
Ключевский В.О. Соч. Т. 8. М. 1990. С. 396.
346 Глава 15. Исторические особенности русской культуры


15.5. Разрыв между этнической и национальной культурами
Проникновение западноевропейской культуры в Россию в XVIII в..
Можно сравнить с приходом византийской культуры в Киевскую
Русь в X в. «В обоих случаях обширное и могучее государство, лежа­
щее на евразийском континенте, между Востоком и Западом, волей
его' правителей разворачивалось лицом к Европе: первый раз — к

<< Пред. стр.

стр. 36
(общее количество: 51)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>