<< Пред. стр.

стр. 40
(общее количество: 51)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

битию сравнительной культурологии, к поиску общих и самобыт­
ных явлений различных эпох.


18. 3. Проблемы культуры в «философии жизни»
«Философия жизни» — направление в западно-европейской
философской мысли, сложившееся в последней трети XIX в. в
Германии. Для него характерен резкий протест против панлоги-
ческого усечения мироздания, гипертрофировавшего рассудочность
И абстрактный рационализм, которые оказались во многом несос­
тоятельными перед запросами времени. В рамках этого направле­
ния была выдвинута идея о том, что философия не должна опирать­
ся исключительно на естественные науки при построении карти­
ны мироздания, что следует отдать приоритет художественному
нидению, которое в большей степени, чем точные науки, способно
запечатлеть изменчивость мира, движение самой жизни. Кроме
того, было обращено внимание на человека, его реальные жизнен­
ные проблемы. В целом «философия жизни» может рассматри­
ваться как реакция на рассудочный век Просвещения, главным
пафосом которой было противопоставление разуму сил самой
жизни, иррациональных и недоступных для рационального осмыс­
ления. • '•.;.;
Его представители ставили перед собой задачу построения цело­
стного миропонимания, опираясь исключительно на понятие «жизнь»;
с помощью этого понятия создавалось представление о мире как о
чем-то целом, о способах его постижения, о смысле человеческой
жизни И тех ценностях, которые придают ей этот смысл. Исходя из
юга, что жизнь человека — это ценность, ее рассматривали только
с позиций полноты жизненного проявления. В силу того что поня­
тие жизни довольно расплывчато, возникли различные его интер­
претации: биологические, психологические, культурологические. По­
скольку рассматриваемое направление — иррационалистическое
мировоззрение, особую привлекательность в нем получили нера­
ционалистические формы познания мира, во многом близкие вос­
точному мироощущению.
«Философия жизни» оказала огромное воздействие на европей­
скую культуру и самосознание в XX в. Это направление представ­
лено именами Ницше, Дильтея, Шпенглера, Бергсона, Зиммеля.
460 Глава 18. Развитие культурологической мысли...


Ф. Ницше и его Наиболее крупным представителем, который зал
«философия жил фундамент «философии жизни» и дал проло.
жизни» к новой культурно-философской ориентации, яв,
ляется Ф. Ницше (1844—1900). Мир жизни едим
целостен, вечен, утверждал он, что не-означает его стабильности, а!
напротив, предполагает вечное течение, становление, возвращение
В учении Ницше получила .негативную оценку концепция «дву
миров», свойственная многим течениям философии не только про!
шлого, но и настоящего времени. «Делить мир на "истинный"'J
"кажущийся", •— утверждал мыслитель, — все равно, в духе л
христианства или в духе Канта (в конце концов коварного хрис;
тианина), — это лишь внушение decadence — симптом нисходя,
щей жизни...»1. "Кажущийся" мир есть единственный: "истинны
2
мир" только прилган к нему...» В рамках этого исходного пред
ставления о мире философ рассматривает познание, истину, науку
искусство и в конечном счете культуру в целом.
В своей ранней работе «Рождение трагедии, или Эллинство
пессимизм» (1872) Ницше обращается к анализу античной культу
ры, при этом трактуя искусство как то, что является полнокровны
воплощением и проявлением подлинной жизни, стихийным, ниче
не детерминируемым, кроме воли и инстинктов художника, процес­
сом жизнеизлияния. Искусство возникло раньше науки в историй
человечества, и благодаря ему «...только как эстетический феномен-
бытие и мир оправданы в вечности». Обращение к античной куль­
туре необходимо философу для того, чтобы понять современную;
ему культуру, особенность которой в ориентированности на наук
и, по его убеждению, в глубокой враждебности жизни. Мыслитель
объясняет это тем, что культура теперь опирается на схематизиру
ющий разум, глубоко чуждый инстинктивной в своей основе жиз
ни. Он предлагает отказаться от созданного философией Нового
времени культа науки и научной истины, поскольку мир в резуль
тате «упорного прогресса науки» явился нам как итог множества
заблуждениц и фантазий, которые наследуются человечеством ка
скопленное сокровище всего прошлого.
В этой же работе получают дальнейшее развитие идеи аполло-
нического и дионисического начал, присутствовавшие ранее в тещ
стах Гёте, Шеллинга, романтиков. Они рассматриваются как прин­
ципиально различные фундаментальные силы: действующие, актив­
ные, и противодействующие, реактивные. Прорывающиеся из самой
1
Ницше Ф. «Разум» в философии // Ницше Ф. Соч. В 2 т. М., 1990. Т. 2. С. 57И
2
Там же. С. 569.
18,3. Проблемы культуры в «философии жизни» 461


природы «без посредства художника-человека» дионисическое и
аполлоническое начала проявляются как художественные силы, в
которых «художественные позывы этой природы получают бли­
жайшим образом и прямым путем свое удовлетворение»1. В европей­
ской культуре философ видит продолжение традиций куль­
туры античной. Дионисическое искусство становится для него сво­
еобразным символом жизненности, Ницше, надеется на его воз­
рождение. Эти воззрения пришлись по вкусу художникам, следу­
ющим идеям Ницше, что выразилось в выявлении и усилении при­
родного, стихийного, неорганизованного начала в творчестве рубежа
XIX—XX вв.
С христианизацией Европы Ницше связывает появление ниги­
лизма и декаданса. Отвержение христианского Бога у Ницше —
это, по сути, выступление против европеизма. Иначе оценивает он
богов иных культур. Так, например, он считает, что арийский бог,
который в Древней Индии помог первочеловеку создать «Законы
Ману», во много раз превосходит христианского Бога, ибо способ­
ствует идее мощи, жизненной силы, идее существования. В автобио­
графическом «Ессе Homo» об иудео-христианском Боге сказано
так: «Понятие "Бог" выдумано как противоположность понятию
жизни — в нем все вредное, отравляющее, клеветническое, вся смер­
тельная вражда к жизни сведены в ужасающее единство!»^ В вос­
точных религиях Ницше видит иные ориентации и потому противо­
поставляет их христианству: «Совершенно с противоположным
чувством я читаю книгу законов Many, произведение, несравнен­
ное в духовном отношении; даже назвать его на одном дыхании с
Библией было бы грехом против духа»3. Характерно, что его вни­
мание с юности привлекал образ перса, это способствовало появле­
нию сочинения «Так говорил Заратустра». Заметим, что мыслителя
привлекал не реальный, а древний Восток, скорее литературный, ус­
ловный.
В философии Ницше снят дуализм души и тела. «Является реша­
ющим обстоятельством, чтобы культура начиналась с надлежаще­
го места — не с души... надлежащее место есть тело, наружность,
диета, физиология»4. Провозглашение единства души и тела ставит­
ся им в заслугу античности: «Греки остались поэтому первым кулъ-
1
Ницше Ф. Рождение трагедии из духа музыки // Ницше Ф. Соч. В 2 т.
1. М., 1990. С. 63.
2
Ницше Ф. Ессе Homo // Ницше Ф. Соч. В 2 т. Т. 2. С. 768.
3
Там же. С. 683.
4
Ницше Ф. Сумерки идолов, или Как философствуют молотом // Ницше Ф.
.ч. В 2 т. Т. 2. С. 622.




L
462 Глава 18. Развитие культурологической мысли...


турным событием истории...; христианство, презиравшее тело, была
до сих пор величайшим несчастьем человечества» 1 . Он говорит о
неразделенности души и тела и призывает учиться через тело радо^
сти жизни, превознося поэтому так высоко искусство танца. Лгаты
телу — это лгать природе, т.е. жизни. «Больше разума в твоем теле,,
чем в, твоей высшей мудрости. И кто знает, к чему нужна твоем:
телу,твоя высшая мудрость» 2 . Активная, главенствующая роль теле^
сного означает факт непосредственного присутствия человека ш
мире. Феноменальное тело, «живое тело» привлекает философа
своеобразной способностью «мыслить» на довербальном уровне, от-|
крытием нового типа мыслительной деятельности «мышления в дви^
жении».
Ницше свойственно процессуальное видение человека как су-!
щего, в котором он особо выделяет необходимость процесса само-1
преодоления. В человеке «есть то, что должно быть сформовано,]
сломано, выковано, разорвано, обожжено, закалено, очищено, но в]
человеке есть также и творец, ваятель» 3 . Процессы совершенство-)
вания человека многообразны, в основе их лежит энергийное ( нача
ло, проявляющееся в духовной практике. Ницше пишет о том, ч|г
необходимы «мастерство и тонкость в войне с собой», «очищени
инстинктов». Человек проходит некую иерархическую лестницу,1!
которую составляют высшие и низшие типы. В равенстве Ницше!
усматривает упадок, в то время как «пропасть между человеком Щ
человеком, сословием и сословием, множественность типов... [все.
это] свойственно каждому сильному времени» 4 . Можно сказать, что
у Ницше сложилась антропологическая модель человека, суть коточ!
рой состоит в поступенчатом продвижении к сверхчеловеку. На­
ряду с комплексной программой человеческого совершенствования,'
восхождение к сверхчеловеку трактуется им и как результат се­
лекции природы. Тем самым он формулирует задачу культурного
совершенствования человека, которая направлена на появление н о |
вого типа человека, превосходящего по своим морально-интеллек­
туальным качествам современных людей. Этими идеями был вдох­
новлен в свое время ранний М. Горький, они нашли отражение а
творчестве Л. Андреева и др.


1
Ницше Ф. Сумерки идолов, или Как философствуют молотом // Ницше Ф.
Соч. В 2 т : Т. 2. С. 622.
8
Ницше Ф. Так говорил Заратустра. М., 1990. С. 31.
3
Ницше Ф. По ту сторону добра и зла // Ницше Ф. Соч. В 2 т. Т. 2. С- 346.
4
Ницше Ф. Сумерки идолов, или как философствуют молотом // Ницше Ф.
. Соч. В 2 т. Т. 2. С. 614.
18.3. Проблемы культуры в «философии жизни» 463

Философ отвергает теорию прогресса, разрабатывая концепцию
«вечного возвращения», которая так и осталась непроясненной.
Мысль о «вечном возвращении» высказана им в работе «Так гово­
рил Заратустра», имеются некоторые намеки в «Веселой науке», а
также упоминания в «По ту сторону добра и зла» и «Ессе Номо».
К интерпретации этой идеи обращался М. Хайдеггер, связывая
ее с еще одним основополагающим и первичным концептом фило­
софии Ницше — волей к власти, которая составляет у него главную
черту всего сущего. Само это сущее, согласно Хайдеггеру, есть не
бесконечное, поступательное движение к какой-то определенной цели,
а постоянное самовозобновление воли к власти, восстанавливающей
себя в своей природе. Ж. Делёз предлагал иную интерпретацию
идеи вечного возвращения, подчеркивая, что она отличается от всех
ранее известных циклических моделей тем, что возвращается не то
же самое, а только отличное. И Хайдеггер, и Делёза увидели в'кон­
цепции Ницше высшую форму утверждения жизненной полноты,
которая возможна только при повторении, несущем радость разли­
чия и многообразия самой жизни. Эта и многие другие ницшеан­
ские идеи получили дальнейшую жизнь в современной культуро­
логии, философии, художественной практике и искусствоведении.

В. Дильтей: Примыкает к «философии жизни» и В. Дильтей
герменевтика, (1833—1911), однако в отличие от других пред-
или искусство ставителей этого направления, например Ницше,
истолкования «жизнь» у него — это, скорее, жизнь культуры.
текстов Культура предшествует мышлению и науке, по­
этому мышление как вторичное и производное духа
не может понять чувства, равно как и искусство, религию, филосо­
фию. Это положение стало исходным в его постановке проблемы
о разных типах познания, о различении понятий «объяснение» и
«понимание». Дильтей отрицает возможность объяснения в гума­
нитарных науках: «Природу мы объясняем, человека же мы долж­
ны понять». Понимание достигается путем «вживания», «сопере­
живания», «вчувствования». Однако одно дело — понять современ­
ную культуру, и совсем другое — постичь «мертвые» ныне культуры
древних инков и египтян. Для постижения культур прошлого он
разрабатывает и описывает приемы и методы интерпретации, ко­
торые он называет герменевтикой, или искусством истолкования,
разъяснения и понимания текстов различного содержания. Сам
термин «герменевтика» в переводе с древнегреческого означает
интерпретацию или истолкование, связанное с пониманием.
464 Глава 18. Развитие культурологической мысли...

Первоначально герменевтические приемы и методы интерпрета-:
ции возникли из анализа текстов специфического содержания, напри-.i
мер текстов Священного Писания, исторических хроник, юридических!
актов и пр. До работ Дильтея никто не придавал герменевтическим!
методам интерпретации большого методологического значения. Дильтей,
справедливо критикуя неадекватный характер позитивистских моде-j
лей объяснения гуманитарных процессов, совершенно отказывается оТ1
объяснения как метода социально-гуманитарного познания и выдвигав
ет герменевтику в качестве общей методологии наук о духовной дея->
тельности. Для философа и его носледователей понимание связано с
субъективно-психологической интерпретацией результатов духовной
деятельности человека. Такая интерпретация достигается исключитель­
но, путем «вживания», или «вчувствования», интерпретатора в духов­
ный мир автора произведения с помощью воображения и интуиции, с
тем чтобы взглянуть на события его глазами. Только через психоло­
гическую интерпретацию мы можем прийти к пониманию наших пред-:
ков и нас самих.
Дильтей, так же как некоторые из его предшественников, напри­
мер Вико и Гердер, отделяет разрабатываемую им «философию жиз­
ни» (мы бы уточнили: «философию культуры» — Авт.) от того,!
что он называет «систематической философией». На протяжении
длительного периода развития европейской культуры осуществля­
лась отчетливая дифференциация разных дискурсов — философ­
ского и культурологического, однако только в XX в., в связи с
конституированием культурологии как Самостоятельной сферы гу­
манитарного исследования, эта сопутствующая и пересекающаяся с
философией наука получила свою легитимацию. Противопоставляя
«философию жизни» «систематической философии», Дильтей пи­
шет: «Жизнь должна быть истолкована из нее самой» 1 . Поэтому он
предлагает методы для истолкования жизни, отличные от методов,
аналитических, сложившихся в философии.
Герменевтическое понимание, основанное на психологической ин­
терпретации, по сути.дела, предста'вляет собой непосредственный,
интуитивный процесс постижения смысла. Такое понимание игра­
ет важную роль в обыденном познании, когда речь идет о понима­
нии намерений и поступков людей, а также в познании продуктов
духовной деятельности — произведений искусства. В этих случаях
значительна роль сопереживания, соучастия, эмоциональной настро­
енности и нет необходимости обращаться к логическому анализу,
более того, такой анализ только бы затруднил целостное восприя­
тие. Дильтей занимался проблемами истории литературы и искус-
1
Дильтей В. Сущность философии. М., 2001. С. 60.
18.3. Проблемы культуры в «философии жизни» 465


ства, и герменевтический метод во многих случаях служил ему эф­
фективным средством интерпретации и понимания шедевров ис­
кусства. Многие положения теоретической концепции Дильтея раз­
вивает Г. Зиммель. "

Г. Зиммель о Г. Зиммель (1858—1918) — всемирно известный
сущности культу- мыслитель, автор 30 книг и многочисленных ста­
ры и значении тей о философии и социологии культуры. Харак-
моды в истории терные для его трудов острота творческого ума,
культуры широта интеллектуальных интересов, тонкие пси­
хологические наблюдения, эмоциональная энерге­
тика стиля изложения и необычные сюжеты и размышления о жиз­
ни дают мощный импульс для изучения явлений культуры.
В сферу интересов Г. Зиммеля попадают самые разные эпизоды,
по они существуют в жизни, и он стремится дать им философское
и культурологическое объяснение. Ему принадлежат статьи о со­
зерцании природы и смысле путешествий, о роли случая и неожи­
данных приключений в жизни человека. Глубокого смысла полны
статьи о религии и личности. Бога, о философии истории и культу­
ры, о любви и судьбе. Неожиданны рассуждения о философии де­
нег и богатстве, о скупости и щедрости, о смерти и бессмертии, о
моде и ее непостоянстве, о мужской и женской культуре... Мысли­
тель обогатил культурологию новыми идеями и пророческими оза-.
рениями. Он предложил немало новых и оригинальных проблем
культурологических исследований.
Тайнам творческой индивидуальности и личности гения посвя­
щены его сочинения о И. Канте и Ф. Ницше, И, Гёте и Микеланд-
жело. Г. Зиммель был скорее инициатором философского осмысле­
ния культуры, нежели последовательным аналитиком. Но научная
инициатива обсуждения жизненно важных проблем принадлежала
именно ему, и в этом заключается его значение для развития науки.
Интерес к нему сохраняется вплоть до настоящего времени, хотя не
всегда остается одинаковым.
Из широкого круга проблем философии и социологии /культуры
Г. Зиммеля сосредоточим внимание на двух вопросах, интересных
для культурологии:
1) определение понятия и сущности культуры; историческое из­
менение форм культуры; конфликты и кризис культуры;
2) социальный смысл и значение моды в истории культуры;
соотношение традиций и новаторства.
Философия культуры изложена в статьях Г. Зиммеля «Понятие
и трагедия культуры», «О сущности культуры», «Изменение форм
466 Глава 18. Развитие культурологической мысли...

культуры». Динамика ценностей культуры,.противоречия и трудно-'
сти культурного процесса рассматриваются в статьях «Кризис куль­
туры», «Конфликт современной культуры».
Мыслитель отмечает многозначность понятия культуры. Твор­
ческая стихия жизни человека создает множество культурных форм:
общественное устройство и художественные произведения, религи­
озные верования и моральные нормы, технические изобретения и
научные открытия, гражданские законы и философские трактаты.
В беспокойном ритме жизни, ее приливах и отливах, ее постоян­
ном обновлении они обретают устойчивость и начинают существо­
вать сами по себе. В этом заключается трагедия культуры. «Они
лишь оболочка, скорлупа для творческой стихии жизни и для ее
набегавших потоков»1, — пишет Г. Зиммель. Эти явления в момент
своего возникновения вполне соответствовали жизни, но постепен­
но они утрачивают эту связь, застывают, становятся чуждыми и
даже враждебными. Жизнь слишком динамична, чтобы удовлетво­
риться однажды созданной формой. Поэтому жизненные силы всту­
пают в противодействие, они сопротивляются постоянству пред­
шествующих ценностей и стремятся к обновлению.
Эволюция культурных форм является предметом истории. Непре­
рывная изменчивость содержания отдельных культурных явлений и даже
целых культурных стилей есть вполне очевидный результат бесконеч­
ности творческих усилий человека в созидании культуры. Жизнь дви­
жется от смерти к бытию и от бытия к смерти, заключает Г. Зиммель.
Но это противоречие может обратиться в свою противополож­
ность и недуг культуры. Старый политический режим, когда-то по­
пулярный, а затем утративший своих сторонников, продолжает дер­
жаться только силой инерции, чем стимулируется борьба против
отживших форм политической жизни, которые ограничивают и даже
препятствуют движению вперед. Подобное происходит в такую
эпоху, когда прежде возникшие культурные формы выглядят «исто­
щенными», исчерпавшими свое содержание. Жизнь протестует про­
тив этих реликтовых, архаичных форм, так как стремится к утверж­
дению новых культурных норм и ценностей.
В каждую крупную эпоху исторического развития выдвигается
«центральная идея», которая обретает особое значение для интел­
лектуальной жизни и становится «идейным фокусом» культурного
стиля. Общая идея или идеал можгут иметь разные способы и фор­
мы выражения в искусстве, науке, религии, морали, но при этом
оставаться «властителем дум» своего времени.

1
Зиммель Г. Избранное. В 2 т. Т. i. M., 1996. С. 494
18.3. Проблемы культуры в «философии жизни» 467


Для классического греческого мира это была идея бытия, воплощен­
ного в пластические формы; для христианского Средневековья — идея
божества как властелина человеческого существования. В эпоху
Возрождения высшей ценностью была названа верность природе
как идеалу. В конце той эпохи выдвинулась идея индивидуальнос­
ти личности как нравственной ценности. XIX в-, возвысил значение
общества как подлинной реальности, личность оказалась при этом
в подчинении.
На пороге XX в. центральное место в интеллектуальной истории
занимает понятие жизни как высшей ценности. Произведения ис­
кусства, научные открытия, политические движения и юридические
законы должны содействовать развитию.и утверждению этой цен­
ности. Но если они противостоят ей, то должны уйти со сцены, ибо
не соответствуют гуманистическим идеалам времени. В преодоле­
нии этого противоречия и состоит динамика культурного развития.
Культура возникает как искусственное творение человека, и до
определенного времени ее формы тесно связаны с его желаниями
и ценностями. Но парадокс культуры, удивительно точно подмечен­
ный Г. Зиммелем, заключается в том, что она способна «отрывать­
ся» от жизненного содержания, превращаться в пустую форму, ли­
шенную смысла. Отдаляясь от реальной жизни, такие формы куль­
туры становятся чуждыми и даже враждебными. Социальные роли,
столь уважаемые в прошлом, становятся безжизненными масками;
политическая борьба принимает форму театрального зрелища; лю­
бовь, лишенная искренности, приобретает формальный характер.
Трагедия культуры состоит в постоянном возникновении куль­
турных форм, порождаемых человеком, и столь же последователь­
ном отчуждении от этих форм, стремлении их преодолеть, «ски­
нуть», опровергнуть, чтобы они не мешали созданию нового. Жизнь
как бы обречена вечно воплощаться в формах культуры, но эти же
формы, «застывая», создают препятствия на пути общего, движения.
В преодолении данного противоречия заключен внутренний импульс
развития культуры.
Другим важным аспектом в философии культуры Г. Зиммеля
является соотношение понятий «культуры и культурности». Оба тер­
мина имеют принципиальное значение в его философии культуры.
Всевозможные нормы и манеры поведения, этикет и утончен­
ность вкуса и т.д. составляют лишь внешний и не самый важный
признак культуры. По своей форме они бывают далекими от внут­
ренних помыслов личности, выражая лишь степень необходимой

<< Пред. стр.

стр. 40
(общее количество: 51)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>