<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 51)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

ных соотношениях. Это могут быть соотношения взаимозависимости,
соподчинения, интеграции, иерархических зависимостей и пр. Но как
бы ни строилась культурология, с использованием ли системного
подхода, функционального, семиотического или других, она всегда со­
храняет все основные признаки науки.
Как всякая наука, имеющая конкретный предмет изучения, она
является эмпирическим знанием об этом предмете. Это значит,
что культурология изучает культуру в конкретных формах ее су­
ществования и в реальных фактах ее проявления, стремится по­
стичь ее такой, какая она есть, а не такой, какой она должна быть
исходя из воображаемых культурных моделей. Эмпирическому ха­
рактеру культурологии не противоречит то, что как общая теория
культуры она основывается на сведениях и данных более частных
наук, которые нередко бывают уже организованными в виде теорий.
Культурология как эмпирическая наука является наукой обоб­
щающей: свои утверждения и выводы она получает путем индук­
тивных обобщений конкретных фактов, реалий и процессов куль­
1
туры . Очевидно, что сначала обработку культурологической ин­
формации осуществляют частные науки, а затем их обобщения в
виде частных теорий этих конкретных наук служат основанием для
дальнейших построений общей теории культуры. Таким образом,
культурология — своего рода эмпирико-индуктивная наука. Имен­
но этот ее характер обусловливает важнейшее методологическое \
требование, которому она, как и всякая эмпирическая наука, должна
следовать неукоснительно: данные культурологии должны опираться
на возможно более широкую и полную эмпирическую основу. На­
учное обобщение тем содержательнее и надежнее, чем больше эмпи­
рических данных лежит в его основании. Поэтому представители

1
Индукцией в общенаучном смысле называют движение мысли и рассужде­
ний от единичного и частного к общим и все более общим выводам и заключениям,
поэтому с нею связывается представление о методе обобщения.
3.1. Культурология и философия культуры . 43


культурологических наук так тщательно изучают, описывают куль­
турные процессы прошлого и настоящего; информационная база куль­
турологии неуклонно увеличивается, усложняется и совершенству­
ется техника ее обработки.
Выводы и утверждения культурологии тем более надежны и
научно состоятельны, чем больше бесспорных фактов будет предъяв­
лено в их подтверждение. В идеале наиболее достоверные выводы
всякой эмпирической науки предполагают исчерпывающую факти­
ческую основу, когда известны все факты, относящиеся к теории,
и ни один не противоречит ее выводам.
Увы, это требование, как правило, невыполнимо. Мир человече­
ской культуры безграничен. История культуры, изучение существу­
ющей культуры, а тем более появление все новых сфер культурной
деятельности непрерывно раздвигают фактическое поле изучения.
Его не может охватить ни одна существующая научная теория.
Отсюда следует неизбежное заключение, что все они не достоверны,
а вероятностны, более или менее предположительны. В этом смыс­
ле культурология разделяет участь других опытных наук независи­
мо от того, какой предмет они изучают: природу, общество или че­
ловека. Хотя каждая такая наука стремится к наибольшей обосно­
ванности и достоверности своих положений, т.е. ее теоретическое
знание всегда остается вероятностным. Степень вероятности мо­
жет возрастать, приближаться к достоверности, но едва ли возмож­
но их полное совпадение. Вероятностные утверждения принято
называть гипотезами.
Вероятностный, или гипотетический, характер культурологии,
как и подобных ей наук, не является ее недостатком, он таит в себе
эвристическую возможность1. Стремясь более основательно пред­
ставить свои утверждения, культурология неизбежно открывает
новые факты, т.е. расширяет сферу знания. Нередко новые факты
не согласуются с уже имеющимися теориями, и для их объяснения
теоретические позиции начинают изменяться, часто до такой степе­
ни, что, по существу, трансформируют весь облик науки. Меняются
не только теории — возникают новые и совершенствуются старые
методы изучения культуры, которые начинают требовать новых тех­
нических средств и инструментария. Технические средства в свою
очередь позволяют более точно или совершенно необычно обрабо­
тать имеющийся эмпирический материал, что ведет к созданию но-

1
Эвристика — наука или искусство открывать нечто новое. Эвристическая
возможность науки — это ее способность открывать новые истины, создавать
новые, все более совершенные теории.
44 Глава 3. Культурология и ее междисциплинарные связи


вых теорий, уточнению уже имеющихся. Таким образом происхо­
дит прогресс науки, ее развитие. Если мы посмотрим на состояние
культурологии в наши дни и сопоставим его с тем, каким оно было
лет пятьдесят назад, в середине XX в., то обнаружится весьма зна­
чительная разница.
Культурология как общая теория культуры предполагает нали­
чие менее общих наук, развивающих частные теории, относящиеся к
отдельным сферам культуры или ее аспектам, которые имеют более
непосредственную связь с фактами. Упрощенно такое отношение
наук и теорий можно представить в виде пирамиды. В этой пира­
миде культурологического знания ученые чаще всего имеют дело с
соотношением научных теорий, когда надо от одних теоретических
положений переходить к другим, одни теоретические положения
доказывать или опровергать с помощью других, и к фактам обраща­
ются только для иллюстрации или в некоторых крайних ситуаци­
ях. Когда мы знаем, что ищем, наша идея, т.е. некоторое общее поло­
жение, принцип или постулат, помогает нам разобраться в мире
фактов, классифицировать их, отобрать нужные, описать и в конеч­
ном счете объяснить. Движение мысли идет, таким образом, не толь­
ко от факта к общему положению или теории, но и в обратном
направлении — от общего положения к факту. Возможен также
переход от одного теоретического положения к другому. Послед­
ние два способа в развитии науки принято называть дедуктивным
методом'1. Именно ему принадлежит главная роль в создании на­
учных теорий, когда из общих принципов, законов выстраивается
последовательность следствий, выводов и объяснительных схем.
Каждая наука лишь тогда соответствует своему статусу, когда пред­
ставляет собой правильно построенную теорию, а не механический
набор фактов или более или менее систематизированное их обоб­
щение. Итак, культурология не только индуктивная наука, но и тео­
ретическая, построенная средствами дедуктивного метода. На этом
основании ее можно отнести к тем наукам, которые принято назы­
вать гипотетико-дедуктивными, сочетающими вероятностные на­
учные положения, эмпирически обоснованные гипотезы с досто­
верными выводами, полученными чисто теоретическим образом на
основе логических соображений и методов.
Еще на одну сторону культурологии как науки следует обратить
внимание. Мы Говорим о фактах, этом «хлебе всякой науки*. Но что
такое факт? В культуре это некая минимальная единица, облада-

1
Дедукция — переход от общих и частных утверждений к менее общим и
единичным.
3.1. Культурология и философий культуры 45


ющая неким единым культурным значением, которая может на­
блюдаться, описываться и фиксироваться в каких-то суждениях.
Однако культурная жизнь являет собой сложную целостность вза­
имосвязанных элементов и частей. Она постоянно изменяется, по-
разному представая в свете различных позиций и точек зрения на
нее. Чтобы вычленить в ней то, что подлежит изучению, собствен­
но факты, надо проделать сложную работу по расчленению этого
целого, отделению одних явлений культуры от других, упорядоче­
нию их, сопоставлению, классификации и т.д. Этот тип исследова­
тельской работы получил название анализа. Культурология — ана­
литическая наука, которая ищет действительные, а не мнимые факты
культуры, проверяет их достоверность, обнаруживает адекватные,
т.е. соответствующие сущности, формы их существования. Она вы­
рабатывает надежные средства ориентации в мире разнообразных
культурных явлений. Без аналитической работы, которую можно
назвать работой по апробации или критике фактов, культурология
обойтись не может. Только в итоге эффективно проведенной анали­
тической работы возможны процедуры проверки научных положе­
ний культурологии, т.е. соотнесение ихс фактами. В научной мето­
дологии эта процедура называется верифицированием, проверкой ис­
тинности (от лат. Veritas — истина).
Итак, обобщая все вышесказанное о культурологии как науке,
мы приходим к выводу о том, что, входя в ряд других наук, она
должна соответствовать тем общим методологическим требовани­
ям, критериям, которым подчиняется каждая отрасль знания, пре­
тендующая на статус науки. И в целом культурология им удовлет­
воряет. Называть культурологию философией науки означает вно­
сить ненужную путаницу.
Некорректно и философию культуры интерпретировать как на­
уку, так как этим стирается то оригинальное, что специфический
философский взгляд вносит в знание о культуре. Следует еще раз
оговориться. В философии существует взгляд, что она является тоже
наукой.
Философия культуры является умственной сферой, в которой
фиксируется результат философского интереса к культуре, итог ее
философской интерпретации.
Культурология как наука стремится к единству знания о культу­
ре и к единообразию его понимания и использования, следователь­
но, исходит из идеи, что возможна и достижима единая и общепри­
знанная наука о культуре. Этому содействует единство научных
методологий, на которых она развивается. Философия культуры, на­
оборот, такого единообразия не предполагает. Можно сказать, что
46 Глава 3. Культурология и ее междисциплинарные связи


философий культуры столько, сколько есть философий, философ­
ских принципов, способных взять на себя функцию осмысления фе­
номенов культуры. Поэтому, как показывает интеллектуальная
история, с того времени, когда культура стала предметом философ­
ских рефлексий, возникла не одна философия культуры. Точно так
же обстояло дело с обществом, наукой, историей, религией, искусст­
вом и другими сферами жизни человека и его духа. В сфере фило­
софии культуры мы видим пеструю картину: каждая более или
менее развитая философия включает в себя культуру как состав­
ную часть своего содержания. Более того, ход развития философ­
ской мысли послед-него времени таков, что культура стала необхо­
димым элементом всякой современной философии, составляя под­
час сердцевину ее проблематики.
Но если культурология изучает культуру всеми доступными ей
научными методами, то философия дает нам понимание культуры.
В первом случае мы имеем дело с объективным знанием, во вто­
ром — с интерпретацией культуры в контексте замысла, задач и
установок той философии, которая предприняла такую интерпрета­
цию. Философия неизбежно использует достигнутый культурологи­
ей уровень знания о культуре, хотя нередко демонстрирует свою не­
зависимость от него и предлагает свое понимание культуры. Послед­
нее, как правило, продиктовано исходным философским принципом
или общим духом, свойственным соответствующей философии.
По сути дела, в философии не проводится анализ культуры в
его научном смысле. Свои утверждения о культуре философ рас­
сматривает как достоверные и на факты ссылается только в каче­
стве иллюстративного материала, сохраняя при этом полную сво­
боду в их выборе. Как правило, он останавливает свое внимание
лишь на том, что согласуется с его видением культуры, подтвержда­
ет его умозаключения, так сказать, «работает» в его философии
культуры. Если научный принцип требует от культурологии исхо­
дить из конкретных фактов и форм существования культуры, то
для философа достаточна сама достоверность бытия культуры как
таковой. Это совершенно иное понимание вопроса о достоверности
суждений о культуре. Философия культуры в той мере, в какой
она опирается на факты, оперирует ими в интерпретированном виде,
т.е. уже истолковав их в духе своих принципов. Таково еще одно
важное отличие отношения к фактам со стороны философии. Оно
соединяется и с особым подходом к их выбору, когда предпочтение
отдается только тому материалу, который согласуется с теоретиче­
скими положениями философской концепции культуры. Это отно­
шение к миру культуры определяет хорошо известную тенденци-
3.2. Культурология и философия истории 47

озность, свойственную философии, нередко обвиняемой в игнори­
ровании реальности, некорректном понимании ее и т.д. Классичес­
ким примером в данном отношении является знаменитая концеп­
ция О. Шпенглера, изложенная им в книге «Закат Европы».
Надо иметь в виду, что ценность философии культуры вовсе не
состоит в верности фактам, хотя и игнорирование их в ней не­
позволительно. Мы должны признать, что философское осмысле­
ние культуры, ее ситуации и даже отдельных ее проявлений неред­
ко оказывается оригинальным, открывает новые перспективы и воз­
можности осмысления культурной реальности человека во всей
полноте их взаимодействия, чего культурология сделать не может.
Только с философских позиций можно осмыслить культуру в цело­
стности, во всем многообразии способов ее бытия, увидеть наибо­
лее фундаментальные основания культуры.
Философия ставит перед культурой ряд проблем, значимых для
человека, но не вытекающих из культурологического подхода к ней.
Таковы, например, онтологические проблемы: вопросы о смысле
культуры в перспективе человеческого бытия, об условиях ее су­
ществования, о структуре культуры, причинах ее изменений и их
общем векторе. В отношении человека философией культуры под­
нимается вопрос о том, в чем состоит специфика его культурной
деятельности. В силу того что «природа», «творчество», «смысл жиз­
ни» и подобные им категории являются составной частью совре­
менной философии, в философии культуры формулируются также
проблемы культуры и природы, культуры и творчества.


3.2. Культурология и философия истории
Еще одной областью знания, с которой соприкасается культуро­
логия, является философия истории.
Исторические науки изучают человеческое общество в кон­
кретных для определенного времени формах и условиях его суще­
ствования. Эти формы и условия не остаются постоянными данны­
ми, неизменными и универсальными, т.е. едиными на все времена и
для всего человечества. Они претерпевают изменения, что и подра­
зумевается в первую очередь, когда мы говорим об истории. По­
этому исторические науки изучают человеческое общество прежде
всего с точки зрения его изменений: исследуют процессы эволю­
ции, развития, преобразования. Историк должен учитывать природ­
ные условия, но ввиду своей неизменности и относительной устой­
чивости они являются постоянной составляющей истории, образу-
48 Глава 3. Культурология и ее междисциплинарные связи


ют природный фон, на котором разворачивается социальная, поли­
тическая и культурная жизнь какого-либо общества или народа.
Сущность исторического процесса и его двигатель — обществен­
ная деятельность людей. Именно она ведет к изменению всех форм
существования общества, переходу от его низших уровней к выс­
шим, что и изучает историческая наука. Сама же деятельность обус­
ловлена множеством меняющихся обстоятельств объективного и
субъективного характера.
К первым относится все то, что предстает перед человеком как
данность, с которой он не может не считаться и которая, выступая
необходимой предпосылкой, обусловливает возможности и неизбеж­
ные границы исторической деятельности. Таковы, например, уро­
вень экономического развития общества, его технологическое со­
стояние, социальная структура, политическая система, степень куль­
турного развития народа, сам тип культуры и пр.
Субъективные факторы включают в себя все то, что так или '
иначе находится в пределах возможностей человека, связано с его
рациональными и волевыми способностями, умением определять
характер деятельности, устанавливать ее цели и выбирать адекват­
ные средства их осуществления.
Если объективные предпосылки общественной деятельности
обусловливают границы проявления свободы и индивидуального
своеобразия, то субъективные, напротив, определяют насколько че­
ловек, находясь в пределах объективно данных обстоятельств, спо­
собен проявить себя в качестве решающей силы исторического
процесса, в какой мере он может подчинить себе объективные ус­
ловия для достижения поставленных целей.
Культура определенным образом попадает в круг историческо­
го знания. Имеется два основных аспекта пересечения этих наук.
Во-первых, исторический подход распространяется на сферу куль­
турной жизнедеятельности человека, которая не может быть выде­
лена из общей исторической картины общества. В свою очередь,
Многие фундаментальные выводы истории невозможны без учета
процессов, происходящих в сфере культуры. Во-вторых, культурное
развитие человека делает его все более значимым фактором исто­
рического процесса, обеспечивая наполнение истории гуманисти­
ческим содержанием и смыслом. Исторические науки должны учи­
тывать эту тенденцию.
Однако сама по себе культура не является предметом изучения
истории. Так было не всегда. На заре становления исторического
знания, например в трудах «отца истории» древнегреческого мыс­
лителя Геродота (V в. до н.э.) или древнекитайского историка Сыма




^^^^^^^•^^•М^М
3.2. Культурология и философия истории 49


Цяня (II—I вв. до н.э.), в поле наблюдений и размышлений находи­
лись в качестве «исторических фактов» все стороны жизни на­
блюдавшихся и описывавшихся ими обществ и народов, включая и
собственно культурные. Превалировало описание нравов, обычаев,
поступков, деяний, а также их сопоставление с извлечением некото­
рых поучительных выводов. Эта установка на понимание истории
как «учителя жизни» существовала многие столетия. В качестве
учеников, которым преподносились выводы истории, выступали те,
кто, как считалось, держали в своих руках судьбы народов и госу­
дарств: монархи, полководцы и государственные"мужи. Хотя.опре­
деленный поучительный смысл никогда не исчезал из историче­
ских трудов, поскольку он связан с познавательной сущностью науч­
ной истории и ее этическим смыслом — оценочный аспект
неустраним из ее содержания, какой бы рационалистической и
«объективной» она ни представала перед читателем, — однако не
он является их главной целью. Как писал выдающийся немецкий
философ Гегель в своей «Философии истории», «опыт и история
учат, что народы и правительства никогда ничему не научились из
истории и не действовали согласно поучениям, которые можно было
бы извлечь из нее»1. Современная историческая наука не включает
культуру и ее историю в свою сферу. История культуры стала
частью культурологии.
Развитие исторического знания шло в нескольких направлени­
ях. Постепенно, с эволюцией методов познания, осуществлялся пе­
реход от наблюдательной и описательной истории к истории объяс­
няющей. Научное объяснение основывалось на установлении при­
чинно-следственных отношений между событиями и фактами, на
переходе познания от констатации явлений к выяснению их внут­
ренней природы, т.е. к познанию сущности исторических действий.
Приходя к идее законосообразности исторических процессов, исто­
рия становилась наукой: Наряду с этим формировалась и идея ис­
тории как единого всемирно-исторического процесса, охватывающего
все человечество, в основе которого лежат всеобщие законы исто­
рического развития. Традиционная «всеобщая история», по сути
представлявшая собой внешне формально объединенную совокуп­
ность разрозненных историй отдельных стран и народов, уступила
место новому историческому мышлению.
Значительную роль в этом знаменательном переходе сыграла
наука, получившая название «философия истории». Ее возникнове­
ние относится к XVIII в. и связано с именами выдающихся мысли-

1
Гегель Г. Соч. Т. 17. Философия истории. С. 7—8.
50 Глава 3. Культурология и ее междисциплинарные связи


телей Дж. Вико, Вольтера и И. Г. Гердера. Таким образом, она воз­
никла ранее культурологии, хотя источники обеих наук были в зна­
чительной мере одними и теми же.
Философия истории составляет раздел философии. Не занима­
ясь, следовательно, изучением истории как объективного процесса,
философия истории, используя данные исторических наук и бази­
руясь на определенных философских принципах, ставит своей це­
лью истолковать его в самом общем виде, постичь и объяснить
смысл истории. Поскольку органической частью исторического
процесса является история культуры в ее материальном и духов­
ном выражении, постольку культурология способствует решению
теоретических задач философии истории. Примером может слу­
жить проблема менталитета. Именно в истории духовной культу­
ры это понятие наполняется конкретным содержанием. Оно по­
казывает, что для различных культур и культурных эпох свойствен­
ны особые системы ценностей, идей, мировосприятий, которые,
переплетаясь в целостные духовно-идеологические комплексы,
определяют не только способ мышления людей той или иной куль­
туры или эпохи, но и специфику их культурно-исторического по­
ведения, способ восприятия социальной и природной реальности,
влияют на формирование всего Их жизненного уклада. Изменения
в культуре не столько являются следствием изменений в эконо­
мическом строе жизни, в технологической сфере общества или в
политических отношениях, сколько сами зачастую определяют их.
В основе структуры культурного мира каждой исторической эпо­
хи лежит набор категорий, смысл которых, с одной стороны, кон­
центрирует в себе весь культурно-исторический опыт данного
времени, и, с другой, определяет типичные, массовые, признаваемые
как необходимые способы поведения и действия как отдельных
лиц, так и целых социальных групп в различных сферах обще­
ственной жизни. На примерах античного, средневекового, феодаль­
ного обществ это убедительно раскрыто в исследованиях отече­
ственных и зарубежных историков и культурологов: А.Я. Гуреви-
ча,Т.С. Кнабе, В.П. Даркевича, Ю.Л. Бессмертного, М. Блока, М.
Оссовской, Й. Хейзинги, Н. Элиаса и многих др.1
1
См., напр.: Бессмертный Ю.Л. Жизнь и смерть в средние века. М., 1991;
Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. М., 1984; он же. Культура и
общество средневековой Европы глазами современников. М., 1989; Даркевич В.П.
Народная культура Средневековья. М., 1992; Дюби Ж. Европа в средние века. М.,
1994; Ле Гофф Ж. Другое Средневековье. Время, труд и культура Запада. Екате­
ринбург, 2000; Оссовская М. Рыцарь и буржуа. М., 1983; Хейзинга Й. Осень
Средневековья. М., 1988.
51
3.2. Культурология и философия истории


Следует сказать, что и в марксистском культуроведении ни­
сколько не отрицается, вопреки его вульгарным критикам, так назы­
ваемое «обратное» воздействие культурно-духовных факторов на
хозяйственную и социально-политическую жизнь общества. В ра­
ботах М. Вебера, В. Зомбарта и их последователей, воспринявших

<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 51)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>