<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 51)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

соответствующие элементы марксистской теории, раскрыто влияние
религиозного менталитета, в частности протестантизма, на формиро­
вание положительно-ценностного отношения и восприятия деловой
деятельности в сфере накопления, предпринимательства, финансо­
вых операций и пр., на которых выросла современная западная циви­
лизация. Таким образом, культурология оказывает существенное вли­
яние на философию истории, особенно на ее современные концепции,
во многом предопределяя результаты интерпретаций сущности и
направленности исторического процесса.
Максимально обобщенное, целостное и всеохватывающее пони­
мание истории, составляющее специфику философии истории, дос­
тигается наличием в ее теоретических основаниях философских
предпосылок. Они черпаются из общих философских систем, рели­
гиозных представлений, социальной философии, а также нередко из
философии культуры и общей культурологии. Философия истории
немецкого мыслителя И. Г. Гердера исходит из его представлений о
решающей роли гуманности, составляющей ядро и содержание куль­
туры. Гуманность есть и наиболее полное выражение сущности
человека. Достижение гуманности составляет конечную цель со­
вершенствования человеческой природы. Поэтому развитие и со­
вершенствование культуры — это одновременно развитие ее чело­
веческого содержания. Согласно представлениям эпохи Просвеще­
ния, с которыми Гердер был тесно связан, он сводил Гуманность к
двум главным принципам жизни: разуму и справедливости. Пост­
роить жизнь на их началах означает достичь счастья. Таким обра­
зом, исторический процесс после сотворения человека становится
историей человеческого рода, проходящего различные культурные
ступени на пути к совершенному и неизменному гуманному состо­
янию: Философия истории, культурология и философия человека
соединены у Гердера в одно неразделимое целое1.
Совершенно иначе представлена философия истории у Гегеля.
Но и она обнаруживает свою зависимость от свойственных ее ав­
тору представлений о культуре, хотя и в менее явном виде. Соглас­
но Гегелю, «всемирная история представляет собой ход развития
принципа, содержание которого есть сознание свободы»2. Свобода
1
Гердер И. Г. Идеи к философии истории человечества. М., 1977.
2
Гегель Г. Соч. Т. 17. Философия истории.


X
52 Глава 3. Культурология и ее междисциплинарные связи


духа должна стать действительностью. «Эта конечная цель есть то,
к чему направлялась работа, совершавшаяся во всемирной истории;
ради нее приносились в течение долгого времени всевозможные
жертвы на обширном алтаре земли»3.
В отличие, например, от Ж.-Ж. Руссо и его последователей, кото­
рые полагали, что человек от природы свободен и только общество
лишает его этого состояния, Гегель исходил из того, что «естествен­
ное состояние скорее оказывается состоянием бесправия, насилия,
вызываемых необузданными естественными влечениями» и только
«общество и государство являются такими состояниями, в которых
осуществляется свобода»4. Развитие последних, по Гегелю, в реша­
ющей степени является духовным культурным процессом, центром
которого становится свободная личность. Таким образом, и у него
просматривается взаимосвязь идей философии истории с учением о
культуре.
Содержание философских предпосылок, на которых строится
историческая панорама развития человечества, раскрывается в по­
нимании содержания и смысла истории и ее конечных целей. Оно
определяется мировоззренческими и идеологическими пристрасти­
ями мыслителей. Различия между ними приводят к тому, что под
названием философии истории скрывается множество учений, раз­
личных по своей направленности и содержанию. В этом она сходна
с философией культуры. Указанное внешнее сходство не раз до­
полнялось и содержательной общностью, нередко доходившей до
полного совпадения предметов двух наук. Между общей теорией
культуры, философией культуры и философией истории не всегда
можно провести различия.
Это характерно, например, для трудов тех мыслителей, которые
признают сущностью исторического процесса развитие органиче­
ской целостности культурной реальности, реализующейся у разных
народов или в разные исторические периоды в конкретных куль­
турно-исторических формах или типах. Так, уже упоминавшийся
итальянский мыслитель XVIII в. Дж. Вико создал философию исто­
рий как учение о культурных циклах, структурно единых у всех
народов. История является по своему содержанию последователь­
ной сменой стадий возникновения, совершенствования, расцвета и
упадка культуры, после которого она воспроизводится вновь в жиз­
ни других народов. При этом Дж. Вико трактовал культуру пре­
дельно широко, включив в нее, По существу, все известные ему

3
Гегель Г. Соч. Т. 17. Философия истории. С. 19.
4
Там же. С. 40.
3.2. Культурология и философия истории 53


конкретные культурные формы и виды: язык, право, науку, искус­
ства, религию, государственную и социальную жизнь. Они внутрен­
не согласованны, чем обусловливается целостность культуры на
каждой стадии ее развития.
Еще более разительное совпадение теории и философии культу­
ры и философии истории мы находим, у теоретиков, развивавщих
представления об истории как о процессе последовательной смены
культурных или культурно-исторических типов. К ним следует от­
нести таких отечественных и зарубежных историков и культуро­
логов, как Н.Я. Данилевский, О. Шпенглер, А. Тойнби, П.А. Сорокин,
Ф. Конечны. В последнее время широкое распространение получа­
ет так называемый «цивилизационный подход» в понимании исто­
рического процесса. Суть его заключается в интерпретации обще­
человеческой истории как совокупности цивилизаций, сменя­
ющих друг друга в исторической перспективе и сосуществующих
одновременно в процессе сложного и противоречивого взаимодей­
ствия. Каждая из цивилизаций — это сложнейшее культурно-соци­
альное образование, система различающихся между собой в опре­
деленных отношениях культур, обществ и этно-культурных регио­
нов. Находясь в специфических условиях жизни, они объединены
на основе общего для них принципа. Таковым чаще всего выступа­
ет религия. Поэтому принято говорить о христианской цивилиза­
ции или, например, об исламской. Развитие цивилизационного под­
хода к истории говорит о развивающемся влиянии культурологии
на историческую мысль, непосредственно выразившемся в совре­
менной философии истории.
Но было бы неверно видеть взаимоотношения между культуро­
логией и философией истории только в свете влияния теорий куль­
туры на историческое мышление. Обратное воздействие не менее
сильно, и именно оно содействовало становлению культурологии
как науки. В рамках философии истории, возникшей ранее культу­
рологии, были сделаны два принципиальных открытия. Во-первых,
обобщенный взгляд на историю человечества позволил сформули­
ровать принцип историзма. Он состоит в понимании действитель­
ности как находящейся в процессе непрерывного изменения, транс­
формации и развития. Все явления социально-исторической реаль­
ности находятся во взаимосвязи и взаимодействии и испытывают
взаимовлияние. Освоение этого принципа в учении о культуре по­
зволило понять ее не как застывшее, существующее везде и всюду
в одинаковых и неизменных формах образование, а как динамич­
ную систему культур, находящихся на стадиях внутреннего разви­
тия и сменяющих друг друга. На этой основе возник методологи-
54 Глава 3. Культурология и ее междисциплинарные связи


ческий подход конкретно-исторического изучения культуры. Разви­
тие принципа историзма с неизбежностью вело к признанию вто­
рого положения, которым культурология также обязана философии
истории. Подобно тому, как всемирно-исторический процесс обна­
руживает себя в конкретных формах исторической жизни наро­
дов и государств, находящихся в специфических условиях разви­
тия,, единство культурной жизни человечества выражается через
конкретные культуры. Каждая из них, определяемая по этническо­
му, религиозному, технологическому или историко-хронологическо-
му принципу, представляет собой относительно самостоятельное
целое. Все они имеют свою оригинальную историю, обусловлен­
ную широким набором своеобразных условий существования куль­
тур. Но каждая обладает непреходящей ценностью, не препятству­
ющей вхождению ее во взаимодействие и диалог с другими культу­
рами. Изучение же культуры возможно только на основе
сравнительного изучения ее реально существующих исторических
форм* Сравнительно-исторический подход в культурологии позво­
лил получить объективные, научно обоснованные выводы о сущно­
сти культуры и законах ее функционирования и развития. Наряду с
этим он способствовал возникновению и особой отрасли культуро-
ведения — культурной компаративистики.


3.3. Культурология и культурная антропология
В XIX столетии возникло научное направление, изучающее че­
ловека как субъекта культуры. Оно получило название «культур­
ная антропология». Этому факту предшествовали разные процессы,
изменившие отношение европейских стран к остальному миру. Один
из них — усиленная колонизация обширных пространств африкан­
ского и австралийского континентов, проникновение европейцев в
глубинные районы Азии, Южной Америки, освоение бесчисленных
островов и архипелагов Индийского и Тихого океанов. Перед Ев­
ропой открылся необозримый в своем многообразии мир культуры,
совершенно необычный образ жизни человека в условиях, которые
европейцам либо никогда не были ведомы, либо были известны
очень давно и лишь слабые отзвуки о них дошли из глубин тысяче­
летий в мифах, легендах, сказаниях и фольклоре. Казалось, что вре­
мя, столь быстро менявшее тот мир, который европейцу казался
единственно приемлемым и достойным человеческого существова­
ния, пошло вспять, и он увидел свое далекое прошлое. Появилось
расхожее представление о примитивном человеке и столь же при-
3.3. Культурология и культурная антропология 55


митивной — первобытной — культуре, законсервировавшей чело­
века на начальных фазах его духовного развития.
Однако в ходе бесчисленных научных экспедиций открывалось
все больше фактов, которые ломали старые научные представления
о том, что европейская культура (и цивилизация) — единственно
возможное выражение человеческой природы. Напротив, они убеж­
дали, что многообразному культурному и социальному опыту чело­
века соответствует многообразный культурный мир, своеобразный
культурный «космос», распадающийся на множество различных куль­
тур. Каждая из них концентрирует в себе и отражает духовную
практику людей, мыслящих и живущих по совершенно иным пред­
ставлениям и имеющих иные ценности, чем люди других культур.
И европейская культура, возможно, только одна из них. Ученые вы­
нуждены были постепенно отказаться от традиционных предубеж­
дений и обратиться к непредвзятому тщательному описанию куль­
турных феноменов, их систематизации и сравнительному анализу.
По сути, это было изучение человека в аспекте выражения его
необычайно сложной природы и внутреннего мира в фактах куль­
турной деятельности. Описание ритуалов, обычаев, многообразных
религиозных культов, быта, фольклора; изучение социальных струк­
тур, семейной организации, других кровно-родственных отношений
и пр. стало превалировать над умозрительными конструкциями.
Возник антропологический подход в культурологии, на основе ко­
торого появился ряд частных наук о человеке. Таковы этнология,
этнография, лингвистика, археология, палеоантропология, культур­
ная экология, структурная антропология, социальная антропология и
ряд других. Различие между ними всегда условно, и предметные
границы весьма зыбки иНеопределёённы. Большая их часть продол­
жает сохранять описательный характер. Представители описатель­
ного подхода к изучению культурных явлений, каким был один из
родоначальников культурной антропологии американский ученый
Ф. Боас (1858—1942), полагают, что главной задачей этой науки
является тщательное описание и детальное этнографическое об­
следование всего культурного пространства Земли с помощью дли­
тельных и регулярных экспедиций. Особое значение, согласно про­
грамме Боаса, имело описание исчезающих культур. Наиболее из­
вестные исследования в этой области принадлежат таким
выдающимся ученым XIX—XX вв., как Э. Тайлор, Л. Морган, вне­
сшим решающий вклад в эволюционное изучение культуры и об­
щества; Дж. Смит, В. Перри, развившим представление о культурной
диффузии как механизме распространения культур из немногих ос­
новных Центров ее возникновения; Б. Малиновский, А. Бадклифф-
56 Глава 3. Культурология и ее междисциплинарные связи


Браун, создавшим основы функционального истолкования сущности
культурной жизни; К. Леви-Стросс, основавший структурную ан­
тропологию, в которой культура рассматривается как система ус­
тойчивых структур, выраженных различными знаковыми средства­
ми и закрепляющих устойчивые ментальные и иные характеристи­
ки коллективной жизни; Л. Фробениус, развивавший идеи о
культурных центрах, которые распространяют культурное влияние.
Однако описательное направление в культурной антрополо­
гии не получило господствующего значения. Наряду с ним воз­
никло направление, выдвигавшее объяснительную задачу изуче­
ния культуры. Оно было связано с так называемой «поведенчес­
кой установкой» в понимании взаимодействия культуры и
человека. Культура есть система правил, норм, определяющих по­
ведение человека. Через нее выясняются значения отдельных эле­
ментов культуры в аспекте функционального отношения к ним
человека. Принимая на себя значимые в данной культуре нормы
поведения и группового участия, индивид тем самым включается
в данный культурный мир, становится активным участником куль­
турного процесса, осваивает его специфические артефакты. Имен­
но объяснительная установка дает возможность расширить пред­
ставление о динамичных и функциональных процессах культур:
аккультурации, культурных контактах и взаимодействиях, диффу­
зии, традиции и пр.
Для представителей культурной антропологии всегда было ха­
рактерно стремление обращать внимание на так называемые «тра­
диционные культуры». Особенностью последних является то, что
они, как правило, представляют собой весьма слабо эволюциониру­
ющие, малодинамичные, следовательно, стагнированные культурные
системы. В них слабо развиты не только внутренние динамические
процессы, но и межкультурные взаимодействия. Это позволяет до­
вольно четко определить их границы, провести кодификацию свой­
ственных им артефактов, функциональных отношений и семиоти­
ческих систем. Поэтому данные и выводы культурной антрополо­
гии, весьма ценные относительно вышеуказанных культурных систем,
имеют ограниченное значение применительно к современным, ди­
намичным, сложноорганизованным взаимодействиям культур. Та­
ким образом, неправомерно отождествлять культурную антрополо­
гию с культурологией в целом. Последняя значительно шире в
предметном и теоретическом отношениях. Она использует новые
современные методы исследования культур, возникшие не только
в недрах собственно культуроведения, но и в целом в общество­
ведении и гуманистике. , '''...
3.4. Культурология и социология культуры 57


3.4. Культурология и социология культуры
Перечень областей знания, которые изучают культуру, довольно
широк. Часть их включена в культурологию', часть имеет к ней
отношение своими выводами или некоторыми данными и результа­
тами. В последнем случае они существуют как отдельные науки,
применяя свойственные им методы к изучению предметов, непо­
средственно не составляющих сферу их познания. Такова социоло­
гия — наука, исследующая общество. Социологический подход к
культуре можно было бы обозначить как социологию культуры.
Этот подход, состоящий в применении методов и понятий, разрабо­
танных в социологии, к явлениям, хотя и возникшим в процессе
общественной жизни человека, но имеющим свою специфику, на­
пример к политике, правовой сфере, искусству, экономике и др., при­
вел к возникновению отдельных научных областей: социологии
политики, социологии права, социологии искусства и т.д. В их ряду
находится и социология культуры.
Культура тесно связана с обществом. Она является порождени­
ем общественной жизни человека и вне ее невозможна. Не случай­
но на протяжении длительного времени культуру не могли выде­
лить из массы других элементов общественной жизни и изучали
в ряде других социальных явлений. Даже после осознания культу­
ры как автономной сферы жизни и выделения ее в особую сферу
познания она долго не рассматривалась как нечто самостоятельное,
живущее и развивающееся по своим собственным, отличным от
социальных законам. Утвердилось, в частности в марксистском об­
ществоведении, представление о «вторичном» характере культуры,
порождаемой «первичными», т.е. базовыми, более важными, сфера­
ми общества. К последним причислялись экономика, социальные
отношения, политика. Культура же расценивалась как обрамление,
дающее им духовные и идеологические выражения, обслуживающее
их. Такое понимание статуса культуры сказывалось и на отноше­
нии к ней как к явлению второстепенному. Эта точка зрения нашла
выражение в известном принципе «остаточного» финансирования
культуры и ее учреждений, свидетельствующем о недооценке ее и
в массовом, и в профессиональном сознании.
В последние десятилетия прошлого века у нас и за рубежом
произошел своего рода культурологический переворот. Проблемы
культуры не только приобрели статус самодостаточности и в на­
учном отношении стали предметом изучения вполне самостоятель­
ной науки — культурологии, но постепенно вышли на первое мес­
то. Получил признание тот факт, что проблемы культуры, политика
в .области культурных отношений имеют не менее важное значе-
58 Глава 3. Культурология и ее междисциплинарные связи


ние, чем проблемы хозяйственной или политической жизни, а в
ряде случаев они являются приоритетными. Культурология вполне
отделилась от социологии и даже стала развиваться более дина­
мично, чем последняя. Однако, как бы ни росла дистанция между
обеими науками, социологические аспекты культуры продолжают
быть важными, и социология культуры, применяющая к культуре
социологические принципы изучения общества (в таком смысле
термин «социология культуры» был введен в начале прошлого века
немецким социологом А. Вебером), представляет существенные
данные для понимания ее характера.
Иначе говоря, социология культуры, с одной стороны, опираясь на
понимание культуры и культурных процессов, выработанное куль­
турологией, а с другой — исходя из законов и понятий социологии,
рассматривает «строение и функционирование культуры в связи с-
социальными структурами и институтами и применительно к кон­
кретно историческим,ситуациям»1.
Несомненно, если мы отвлечемся от абстрактных представлений
о культуре как о чисто духовных процессах, протекающих исключи­
тельно в своих собственных формах, то обнаружим, что функциони­
рование культуры, само ее существование обеспечивается постоянно
действующими социальными институтами, такими, например, как се­
мья, устойчивые социальные группы, сплоченные общностью профес­
сиональных или деловых интересов и увлечениями, учреждения об­
разования и воспитания, государство, религиозные структуры, бизнес,
рынок и др.2 Все эти общественные институты не только поддержи­
вают культурный процесс, но и воздействуют на его содержание и
другие характеристики культуры. Вопросы воздействия социально­
сти на культуру составляют конкретный предмет социологии культу­
ры. Так, например, выдающийся немецкий социолог Т. Адорно, изучая
музыку как культурную форму, показал, что самые специфические
характеристики и способы организации музыкального творчества —
оркестр, дирижер, камерные ансамбли, музыкальные сценки и др. —
испытывают на себе воздействие социальных отношений, свойствен­
ных определенному типу общества. Таким образом было продемон­
стрировано что то, что при поверхностном взгляде на музыку отно­
сили к ее собственным закономерностям и проявлениям, на самом
деле имеет социальные корни и содержание3. То же самое можно
сказать о культуре вообще: динамика социальных организмов влия-

1
Ионин Л.Г. Социология культуры. М., 1996. С. 16.
2
Ерасов Б.С. Социальная культурология. М., 1996. С. 9.
3
См.: Адорно Т. Введение в социологию музыки / Т. Адорно. Избранное:
Социология музыки. М. — СПб., 1999.
3.4. Культурология и социология культуры 59


ет, и иногда существенно, на культуру. Наиболее ярким примером
является судьба культуры в условиях рынка, когда она должна под­
чиняться общим законам рыночных отношений и потребления. Пре­
вращение культуры в разновидность товара издавна вызывает, тре­
вогу у гуманистов и интеллектуалов.
Социальные институты в свою очередь не являются чем-то не­
изменным, напротив, они находятся в процессе постоянных измене­
ний и трансформаций. Семья^государство и пр. в разные истори­
ческие времена существуют в различных формах, имеют разные
функции и содержание. Более того, одни социальные институты,
изменяясь, существуют в разных, сменяющих друг друга типах об­
щества, другие — только в пределах конкретной социальной реаль­
ности; новая социальная ситуация рождает новые социальные
институты. Таким образом, определенный вид культурной деятель­
ности в разных конкретно-исторических условиях может осуществ­
ляться в различных социальных формах. Чтобы получить подтверж­
дение сказанному, достаточно обратить внимание на историю науки,
образования и воспитания. То многообразие социальных структур и
институтов, в которых они существуют в современном, необычайно
сложном и развитом обществе, не сопоставимо не только с количе­
ством социальных институтов в античные или средневековые вре­
мена, но даже с теми, которые были еще сто лет тому назад. Таким
образом, социология культуры изучает не только соотношение куль­
туры и социальных институтов, но и культуру в контексте опреде­
ленных конкретно-исторических социальных систем и организмов.
Так, классическое средневековое общество, представлявшее собой
систему четко разграниченных сословий и корпораций, имело такую
же иерархию строго разделенных культур, развитых в каждом из
сословий или корпораций. Именно для средневекового общества было
характерно разделение на «высшую» культуру феодальных верхов и
«низовую» культуру№, свойственную всему остальному обществу. В
первой выделялись утонченная придворная культура и культура ры­
царства1. Во второй четко разграничивались крестьянская и город­
ская культуры. Подобного рода разделение было упразднено в сме­
нившем феодализм буржуазном обществе с его массовыми процес­
сами производства, товарного обмена и обращения. Именно они,
особенно на базе постиндустриальных обществ массового потребле­
ния, привели к возникновению феномена массовой культуры с раз­
личными ее субкультурами.и поп-культурами.

1
См!: Гуревич А.Я. Культура и общество средневековой Европы глазами со­
временников. М., 1989; он же. Средневековый мир: культура безмолвствующего
большинства. М., 1990; Дюби Ж. Трехчастная модель или представления средне­
векового общества о самом себе. М., 2000.

<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 51)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>