<< Пред. стр.

стр. 8
(общее количество: 51)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

художественную, техническую; политическую и общественно-эко­
номическую, причем разные исторические типы культуры характе­
ризуются доминированием одной или нескольких из выделенных
деятельностных основ. В XX столетии, прежде всего в связи с по­
явлением холистской трактовки целостности системного под­
хода, а затем синергетического мышления, становилось все более
очевидным: культуру неправомерно понимать как простой конгло­
мерат, механическую сумму неких видов и плодов деятельности
людей. Во всех своих масштабных модификациях — от культуры
человечества до культуры личности, включая культуру нации, со­
словия, страны, города, семьи, — она является целостным и самоор­
ганизованным образованием, т.е. системой, причем системой функ­
циональной и исторически развивающейся в силу ее связей с
природой, с обществом.
Таким образом, культура противостоит природе — как все ис­
кусственное, рукотворное и мыслетворное полярно естественному,
«девственному», нетронутому рукой человека. Культура соотно­
сится с обществом как способом совместного бытия людей, созда­
ющих культуру. Отношения культуры и общества не являются их
противостоянием, подобно отношению «культура — натура (при­
рода)», ибо они в равной мере являются формами внебиологичес-
кого и сверхбиологического бытия, у них общее происхождение и
неразрывная история — друг без друга культура и общество не
существуют (отчего ученые часто прибегают к выражению «соци­
окультурные формы»). Вместе с тем культура и общество не
тождественны — они различны, причем несходство определяется
не объемом, а модальностью. Если воспользоваться известным
представлением онтологии, что существует три модуса бытия —
вещи, свойства и отно'шения, то человеческое общество есть си­
стема социальных отношений, а культура — единство
взаимопревращающихся друг в друга вещей, свойств и отно­
шений: действительно, она является нам, прежде всего, как свой­
ство человека — его ненаследуемая, прижизненно вырабатывае­
мая способность преобразовывать мир, а вместе с ним и самого
себя; затем оказывается отношением — духовным, практичес­
ким и практически-духовным отношением человека к преобразу­
емому им миру и к другим людям,.во взаимодействии с которыми
и проявляется его активность; и наконец, культура воплощается в
плодах этой деятельности — «второй — очеловеченной — приро­
де», т.е. в мире вещей.
72 Глава 4. Культура и цивилизация


Схематически эта полимодальная структура культуры может быть
представлена в виде треугольника с несмыкающимися сторонами,
обозначающими интенционалъностъ каждого модуса бытия куль­
туры — его направленность на переход в другой (рис. 2.1).




Человеческая модальность

Рис. 2.1. Полимодальная структура культуры
Предметный мир — создаваемая людьми искусственная среда
обитания — выполняет одновременно две функции: с одной стороны,
он удовлетворяет сформировавшиеся человеческие потребности —
окультуренные биологические (потребность в еде, в воспроизвод­
стве рода) и чисто культурные по своему происхождению и сущно­
сти (духовные потребности), ас другой стороны, он служит внегене-
тической передаче из поколения в поколение аккумулированных в
вещах, «опредмеченных» в них знаний, ценностей, идеалов, умений,
социального опыта, самих культурных потребностей, накопленных
историей человечества. Тем самым предметная модальность культу­
ры — мир вещей — превращается в исходную модальность — куль­
туру как совокупность не врожденных, а сформированных свойств
человека. При этом образуется не замкнутый круг — возвращение к
исходной модальности, а. спираль, потому что поколение, осваивающее
опыт предков, умножает его На свой собственный опыт и обогащает,
совершенствует, развивает его своей деятельностью.
Для достижения этой цели культура выработала в ходе своей на­
считывающей многие тысячелетия истории особый, неизвестный при­
роде механизм — духовную мотивацию поведения человека. Биоло­
гический регулятивный механизм поведения животного преобразо­
вался во внебиологическую, специфически-человеческую, т.е. культурную,
духовную энергию как выражение потребности индивида передавать
свои знания, ценности и умения другим людям, причем, что наиболее
важно, передавать всем — не только детям и внукам, близким по
4,1. Культура 73


родству,.но людям вообще, неизвестным современникам и потомкам, а
это значит — передавать бескорыстно, подчас и жертвенно.
Культура в своем реальном существовании оказывается дина­
мичной, исторической системой. При этом возможности ее про­
грессивного развития зависят не от нее самой, а от общественной
организации — «традиционные» общества всемерно препятствуют
развитию культуры, какому-либо изменению ее состояния, а обще­
ства «личностно-креативные», заинтересованные в непрерывном про­
грессивном развитии культуры и освобождающие для этого твор­
ческий потенциал личности (креативность означает силу творче­
ства, т.е. создания нового), обеспечивают все более энергичный и
быстрый рост новаторства в культуре — это происходило в Евро­
пе начиная с эпохи Возрождения, позднее во всем западном мире, а
с XVIII столетия — в России.
Вышесказанное проливает свет на взаимоотношения культуры и
человека: человек является творцом культуры, а она в свою очередь
творит человека. Культура делает это совместно с обществом. Про­
цессы инкультурации и социализации тесно переплетаются, однако
имеют разную сущность: ребенок овладевает культурой с первых
дней жизни, приобретая уменье ходить на двух ногах, разговаривать,
есть ложкой, рисовать и т.д., тогда как освоение общественных отно­
шений происходит значительно позже и имеет иные механизмы. Оно
начинается с включения ребенка в ролевые игры:* исполняя опреде­
ленные социальные роли — командира или солдата, разбойника или
полицейского, продавца или покупателя, — он делает первые, пока
только иллюзорные, шаги в систему общественных отношений. По­
зднее, в период школьного обучения, ребенок вступает в эту систе­
му реально. Полноценное же ее освоение с осмыслением и выработ­
кой определенной общественной позиции происходит только тогда,
когда молодой человек покидает школу как институт культуры, начи­
нает самостоятельную и практическую жизнь в социальной среде,
где он независимо от своего желания должен не проигрывать, узна­
вать понаслышке или наблюдать по телевизору, а действительно ис­
полнять некую социальную функцию. Вместе с тем если овладение
культурой распространяется на весь накопленный человечеством в
его-истории опыт — умение лепить из глины, считать и писать, на
античную философию, сложившиеся в Средние века религиозные
воззрения, музыку Бетховена, живопись Рембрандта, поэзию Пушки­
на и т.д., то социализация выражается во включении индивида в
современную ему систему общественных отношений, предшеству­
ющие же — рабовладельческую, феодальную и пр. — он может толь­
ко изучать как нечто стороннее, уже не существующее.
74 Глава 4. Культура и цивилизация

Таким образом, современный подход к осмыслению культуры
требует понимания ее как системно самоорганизованного целого,
которое исторически сформировалось в ходе развития неизвест­
ной животному миру формы деятельности, порождавшей сеть от­
ношений культуры к природе, к обществу и к человеку. Извест­
ный биогенетический закон «онтогенез повторяет филогенез» —
«развитие индивида повторяет развитие вида» — с известными по­
правками относится и к культуре, поскольку роль культуры в жиз­
ни ребенка, которого она превращает из «кандидата в человека» в
подлинного, полноценного, «действительного» человека, подобна роли,
которую она сыграла в становлении человечества, превратив чело­
векообразную обезьяну в Человека разумного, или культурного.
Пройдет много тысячелетий, и Человек культурный станет Челове­
ком цивилизованным. Эта историческая метаморфоза ставит перед
нами проблему соотнесения понятий «культура» и «цивилизация».


4.2. Цивилизация
Слово «цивилизация» происходит от лат. civitas, что означает
«государство, сосредоточенное в городе». Прилагательное «цивили­
зованный» изначально имело смысл «городской», «образованный»,
«воспитанный» в противоположность «необразованному», «грубо­
му», «дикому», «варварскому». В дальнейшем такая оппозиция не
только сохранилась, но и приобрела историко-теоретическое обос­
нование: в XVIII—XIX вв. широкое распространение получил взгляд
на цивилизацию как на третье^звено в цепочке исторических форм
жизни человечества: «дикость — варварство — цивилизация». В
дальнейшем появилась другая трактовка этого понятия — она при­
обрела особенную популярность после опубликования книги
О. Шпенглера «Закат Европы»: цивилизацией стали называть по­
следнюю стадию развития каждого типа культуры, выражающую ее
омертвление, вытеснение одухотворенности прозаическими матери­
ально-техническими интересами.
Изменение отношения к цивилизации и ее противопоставление
культуре было не случайным — оно отражало реальные противо­
речия процесса развития западного мира. С развитием научно-тех­
нического прогресса — появлением железных дорог, электричества,
телефона и радио, фотографии, кинематографии и т.д. — стреми­
тельно изменялась повседневная жизнь людей, все более высокую
ценность приобретали материальные удобства, комфорт, а следова­
тельно, и деньги, позволявшие делать жизнь легкой и приятной.
4.2. Цивилизация 75


Бескорыстные, духовные, нравственно-высокие интересы и стрем­
ления оттеснялись на задний план, а подчас попросту вытеснялись.
Так развивался, углублялся, обострялся конфликт между научно-
техническим прогрессом, неразрывно связанным с экономикой, и
духовно-нравственным, религиозным, художественным потенци­
алами культуры. Его драматизм особенно проявился в использо­
вании научных достижений в области химии для массового унич­
тожения людей в Первой мировой войне; в атомной бомбардиров­
ке японских городов в конце Второй мировой войны; неодолимо
развивающемся экологическом кризисе, породившем все более мощ­
ное движение «зеленых», а в наши дни и консервативный антигло­
бализм, наконец, в опасных для сохранения человеком своих чело­
веческих качеств экспериментах генной инженерии, которая сдела­
ла возможным вторжение соответствующих технологий в генофонд
человека. Таким образом, разведение понятий «культура» и «циви­
лизация» является не прихотью теоретиков, а попыткой теоретичес­
ки описать фундаментальные противоречия жизни человечества в
эпоху капитализма, индустриализма, тотальной технизации бытия,
реальной угрозы превращения человека в «киборга» — кибернети­
ческий организм, утративший обретенное им в ходе истории ду­
ховное содержание.
В советское время такое понимание цивилизации не получило
распространения в нашей философии потому, что господство при­
митивно трактовавшегося марксизма утверждало ценностный при­
мат материального над духовным, а высокая ценность духовной
жизни казалась скомпрометированной ее связью с религией, пото­
му что бедность, нищета, техническая неразвитость быта порожда­
ли стремление «догнать и перегнать Америку». Однако с круше­
нием ленинско-сталинскои примитивной версии марксизма как
«единственной подлиннонаучной идеологии» и переориентацией
общественного бытия на рыночные отношения в отечественной
культурологии сложился так называемый «цивилизационный под­
ход», понимающий под «цивилизацией» единство определенного
типа общества и соответствующего ему типа культуры.
Учитывая то обстоятельство, что доцивилизационный период су­
ществования культуры был во много раз более длительным, чем ци­
вилизационный (последний длится не более четырех тысячелетий,
тогда как культурогенез, соответствующий времени антропогенеза,
по последним археологическим данным, насчитывает более четырех
миллионов лет!), исследователи вынуждены отказаться от научного
освоения гигантского доцивилизационного периода истории челове­
чества. Кроме того, цивилизационный подход ставит перед необхо-
76 Глава 4. Культура и цивилизация


димостью исключить из сферы изучения фольклор (в широком по­
нимании данного термина, всю крестьянскую культуру, а не только
то словесно-музыкальное творчество, которое признается фольклори­
стами), который по всем признакам является доцивилизационным
типом культуры, родственным ее синкретическому первобытному со­
стоянию. Наконец, поскольку онтогенез, как известно, изоморфен фи­
логенезу, «цивилизационный подход» выводит за рамки интересов
науки весь доцивилизационный процесс формирования культуры ре­
бенка, который к культуре начинает приобщаться с первых лет своей
жизни, а цивилизованным человеком становится — или не становит­
ся! — лишь спустя многие годы учения.
Итак, что же такое цивилизация? Подойдя этому вопросу с пози­
ции истории, можно обнаружить, что понятия «культура» и «циви­
лизация» имеют разный исторический масштаб: культура сопро­
вождает всю историю существования людского рода начиная с
момента зарождения человеческого сознания, тогда как термин «ци­
вилизация» определяет особое состояние культуры, характерное для
ее развития на протяжении нескольких- последних тысячелетий.
Примечательно, что уже в египетской мифологии была осмыслена-
радикальная новизна достигнутого обществом уровня культуры. Это
нашло отражение в представлении о боге Осирисе, который «от­
учил людей от дикого образа жизни и людоедства, научил сеять
злаки (ячмень и полбу), сажать виноградники, выпекать хлеб, изго­
товлять пиво и вино, а также добывать и обрабатывать медную и
золотую руды. Он обучил людей врачебному искусству, строитель­
ству городов... Независимо от того, какие дары египетского бога
современная наука согласилась бы считать действительно важны­
ми признаками цивилизации, их перечень являет собой результаты
грандиозной, культурной революции, которые, несомненно, уклады­
ваются в рамки рассматриваемого понятия.
Культуроведческий подход в его современном, системно-си-
нергетическом преломлении приводит к пониманию исторических
изменений во взаимоотношениях между цивилизацией и культу­
рой,, В этом процессе можно выделить четыре основных этапа.
Для начала истории человечества был характерен материаль­
но-духовный синкретизм, выражавшийся в нераздельности мате­
риальной и духовной форм активности людей, в одухотворенности
всех их сколько-нибудь значимых в общественном отношении дей­
ствий: магические обряды сопровождали совершеннолетие ребен­
ка и погребение умершего, охоту и воину, посев и сбор урожая;
«освящались» рождение нового человека и создание нового орудия
(так зарождались сохранившиеся по сей день христианские обря-
4.2. Цивилизация 77


ды крещения ребенка и освящения нового социально значимого
здания, корабля, военной акции...). На данном этапе еще не возник­
ла расчлененность деятельности на «бездуховную» практику физи­
ческого труда и отвлеченные от нее явления духовной жизни: само­
углубленную медитацию, «чистое» теоретизирование, интеллекту­
альные игры. Действия и предметы, материальные по своей сути,
одухотворялись людьми, которые еще не знали принципиальных
различий между трудом и заклинанием, охотой и предварявшим ее
танцем, оберегом и украшением. Неудивительно, что Э. Тайлор в
описании первобытного бытия использовал понятия «культура» и
«цивилизация» как синонимы — у этнографа, оперировавшего ма­
териалом, даже более поздним, чем собственно первобытный, не было
оснований дифференцировать разные «слои» и сферы деятельнос­
ти наших далеких предков.
Радикальные изменения в бытии человеческих популяций — ис­
торики нередко определяют их значение понятием «революция» —
были связаны с «городской революцией», по терминологии Л. Уай­
та, т.е. с рождением города.
Показательные признаки цивилизации определяются по-разному.
Наиболее полным представляется перечень основных «цивилиза-
ционных механизмов» в недавно опубликованной статье В. Ж. Кел-
ле. Автор выделяет общественное разделение труда и порожден­
ный им рынок; политико-правовой способ организации обществен­
ной жизни — государство; различные духовные силы — нормы,
традиции, верования и способы трансляции культуры, прежде всего
письменность. Однако и этот перечень можно было бы продол­
жить, дополняя его другими приметами городской жизни, поэтому
необходимо прежде всего выявить определяющую, системообразу­
ющую силу цивилизованного процесса, ;— и такой силой было, оче­
видно, радикальное изменение отношения человека к природе, отно­
шения практического и духовного.
Земледелие и скотоводство сохраняли биологически обуслов­
ленную зависимость людей от природных стихий, что вело к их
обожествлению, основанному на образном, правополушарном, мифо­
логическом — «бессознательно-художественном» (К. Маркс) —
восприятии и осмыслении мира (изменяясь по формам, мифологи­
чески-религиозное сознание по сей день господствует в мировоз­
зрении земледельческих народов). Только ремесло, когда оно выш­
ло за рамки исключительного обслуживания обработки земли и
военных действий и развилось в профессионализированную дея­
тельность с массовым производством вещей и торговлей на ос­
нове абстрактно-количественного денежного посредника товарообме-
78 Глава 4. Культура и цивилизация

на, стимулировало радикальные изменения в образе жизни людей и
в структуре их мышления. Все более активным становилось левое |
полушарие, вырабатывавшее необходимые ремеслу понятийные, аб-1
страктно-логические, а не конкретно-образные формы отражения и
осмысления мира, из которых вырастали уже не мифологически-1
религиозные фантазии, а научное знание преобразовавшегося ре­
меслом материального мира, и прежде всего самая абстрактная из >,
наук — математика. Это было началом грандиозной «культурной
революций», которая потребовала изобретения нового способа пере-1
дачи накапливавшихся знаний другим поколениям — письменно- '
сти — и, соответственно, школы для обучения письму и чтению,
социального института образования. Началось отделение от рели-;
гии науки, образования, а также искусства, которое, сохраняя свою i
служебную роль в культе, уже обособлялось от него, обретая и 1
светски-политические, и нравственно-воспитательные, и гедонисти­
ческие функции. Город стал поселением людей, которое концентри-
ровало в себе правителей нарождавшейся государственности и ее
идеологического освящения — жречества; ремесленников и тор^
говцев, учителей и ученых, представителей разных областей искус-1
ства, профессионализированную армию, необходимую для защиты
городского населения, и обслуживавших его земледельцев. В ре­
зультате город стал носителем нового исторического типа культу- ;
ры, который впоследствии был назван цивилизацией.
Из приведенного анализа следует, что взаимоотношения цивили- ?
зации и культуры двуплановы. В диахронической плоскости их со- ;i
отнесения цивилизация является уровнем развития культуры, кото- ! '|
рый пока остается высшим, хотя в будущем может быть превзой- I
ден более развитым ее состоянием (некоей постцивилизацией, или
суперцивилизацией). В структурно-синхроническом рассмотрении j
цивилизация является тем слоем культуры, в котором сосредото­
чены все способы организации общественной жизни: структура
производственной деятельности и ее технико-технологическое ос- ;]
нащение, социально-управленческая деятельность и обслуживающие j
ее формы социологических исследований, репрессивная деятельность
юридических учреждений, защищающая каждый тип организации •
общественной жизни, деятельность церкви и других религиозных
учреждений, научно-познавательная, образовательно-коммуникатив­
ная, военная, медицинская деятельности, спортивная, организация
досуга. Это означает, что цивилизация находится не вне культуры, ]
а внутри нее, представляя собой систему обслуживающих культу- I
ру механизмов. Данное понимание взаимоотношений культуры и
цивилизации можно изобразить схематически (рис. 2.2).
4.2. Цивилизация 79


Социальная среда (общество)


Телеологически-аксиологический • Цивилизационные механизмы
потенциал культуры 4- культуры


Космическая среда(природа) ,

Рис. 2.2. Система культуры
в структурно-синхроническом рассмотрении

Схема показывает, что;
а) рассмотренная в структурно-синхронической плоскости, куль­
тура образуется взаимосвязью двух ее составляющих, необходи­
мых в том или ином конкретном виде во всякой саморегулиру­
ющейся и саморазвивающейся системе;
б) среда, в которой существует рассматриваемая система, тоже
имеет две сферы — космическую и социальную, непосредственно
представленные в их взаимодействии с природой и обществом;
их симметричное расположение слева и справа от центра подчер­
кивает непосредственную связь одного потенциала культуры с
обществом, а другого — с природой;
в) взаимоотношения данных потенциалов культуры подвижны —
их общая плоскость может быть большей и меньшей, что открывает
путь к диахроническому анализу культуры.
Приведенная схема, как всякое графическое отражение простран­
ственно-временных отношений материально-духовного бытия, не
позволяет передать архитектонику и хроноструктуру системы од­
новременно. Поэтому ее следует дополнить таблицей, наглядно
демонстрирующей направленность исторических изменений «ве­
сового» и «энергетического» соотношения обоих полюсов культу­
ры (табл. 2.1).

Таблица 2.1
Историческая динамика соотношения культуры
и цивилизации

Первобытное Традиционная Индустриальная Постиндустриальное
состояние цивилизация
культура • общество
(в тенденции)

Доцивилизацион- Цивилизация Культура Отождествление
ный тип культуры в Культуре Культуры и
в Цивилизации
Цивилизации
80 ' Глава 4. Культура и цивилизация


Современное состояние взаимоотношений между культурой и
цивилизацией имеет существенную особенность. Речь идет о хоро­
шо известном явлении — раздвоении культуры на пике научно-
технического прогресса на «элитарную» и «массовую». Подобное
расслоение проходило через всю историю культуры в социально-
дифференцированном обществе. Знаменитый лозунг древнеримской
элиты «хлеба и зрелищ!» выразительно говорит о различии, более
того, противостоянии утонченного искусства Горация и Вергилия,
Апулея и Плавта, с одной стороны, и кровопролитных боев гладиа­
торов друг с другом и с животными — с другой. Веками сохраня­
лось противостояние фольклора — сначала крестьянского, а затем
и городского — и аристократической культуры. Однако драмати­

<< Пред. стр.

стр. 8
(общее количество: 51)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>