стр. 1
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

http://www.cfin.ru/press/black/2001-1/03_01_kurbatoff.shtml


Теоретические основы сочетания частных и публичных интересов при правовом регулировании предпринимательской деятельности
Курбатов А.Я.
Оглавление журнала

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6

1. КАТЕГОРИЯ “ИНТЕРЕС” В ПРАВЕ
1.1. Интерес как объективная и субъективная категория, его выражение в праве
Слово “интерес” происходит от латинского “interest”, что означает “иметь значение”.
На уровне обыденного сознания в это понятие вкладываются следующие значения :
1). особое внимание к чему-нибудь, желание вникнуть в суть, узнать, понять;
2). занимательность, значительность;
3). нужды, потребности;
4). выгода, корысть (разг.).
Однако, столь широкое его понимание в научных исследованиях нельзя признать правомерным. Возражение вызывает, в частности, отождествление интереса с потребностью, нуждой, выгодой.
Категория “интерес” является предметом исследования многих наук: философии, психологии, экономической теории, социологии, что доказывает ее значимость.
Например, в философии под интересом понимается то, что характеризуется как нечто объективно значимое, нужное для индивида, коллектива, общества и т. д.
Психология изучает интерес как явление человеческого сознания, т. е. явление субъективного характера, связанное разумеется, с общественным бытием человека. Выводы психологии широко используются в уголовном праве и криминологии.
В экономических науках большинством авторов интересы рассматриваются как категория общественного бытия.
С точки зрения отечественной социологической науки интерес - это объективное отношение социальных субъектов (индивида, групп индивидов, общества) к явлениям и предметам окружающей действительности, обусловленное положением этих субъектов и включающее в себя их объективно существующие социальные потребности, пути и средства их удовлетворения.
Тем самым, термин “интерес” употребляется для обозначения двух различных, хотя и взаимосвязанных явлений : интереса как явления общественного бытия людей (“объективный интерес”) и интереса как явления их сознания (“субъективный интерес”).
Интерес как объективная категория (“объективный интерес”) выражает то, что объективно способствует упрочению и позитивному изменению социального положения субъекта общественных отношений. Иными словами, объективный интерес всегда соответствует определенным потребностям. Но если потребность выражает объективную необходимость тех или иных действий, направленных на обеспечение существования субъекта, то объективный интерес фиксирует те меры, осуществление которых ведет к удовлетворению потребностей и тем самым к реализации данной необходимости.
Использование понятия “интерес” для обозначения объективного явления подтверждается анализом законодательства. Это происходит в тех случаях, когда закон признает интерес объектом правовой охраны и критерием правомерности действий субъектов. Так, в соответствии с ч.3 ст.55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты в том числе прав и законных интересов других лиц.
Но и даже без таких примеров нужно признать, что охрана интересов общества, коллективов (групп) и граждан не может быть поставлена в зависимость от правильности и степени их осознания либо носителем интереса, либо субъектом, ущемляющим эти интересы.
Тем самым интерес как явление сознания людей (“субъективный интерес”) не является и не может быть объектом правовой охраны. Однако, имеются правовые нормы, придающие существенное значение осознанности или неосознанности того, что действия одного субъекта противоречат интересам другого субъекта.
В частности, осознанность проявляется в умысле, наличие которого говорит об умышленном характере административно или уголовно наказуемого правонарушения (преступления). Кроме того, понятие “умысел” употребляется и в гражданском праве. Так, ст.169 Гражданского кодекса РФ при установлении последствий недействительности сделок, совершенных с целью, противной интересам государства и общества, ставит эти последствия в зависимость от того, обе стороны или только одна действовали с умыслом, т. е. осознанно нарушали общественные и государственные интересы. Следовательно, субъективные интересы также играют исключительно важную роль в формировании воли и соответственно волеизъявления субъекта.
Интерес как явление сознания выражается в состоянии сознания субъекта, характеризующемся избирательностью и волевой направленностью на социальное самоутверждение, т. е. на обеспечение условий сохранения, развития и укрепления социального положения субъекта. Избирательность в этом случае означает выбор целесообразных с точки зрения субъекта путей и способов его сознательного самоутверждения, а волевая направленность - стремление и решимость субъекта реализовать, использовать их.
Интерес в сознании отражает с большей или меньшей адекватностью существующие общественные отношения - объективно данные интересы. Прежде чем существовать в сознании, интерес существует в социальной действительности. Соответствие интереса в сознании интересу в действительности зависит от уровня осознания последнего и может от него отличаться (например, ложные, иллюзорные интересы). При этом возникающие в сознании интересы обладают относительной самостоятельностью, что проявляется, в частности, в их активности, направленной в конечном счете на реализацию объективно данных интересов. Для краткости обозначения этих интересов условно можно использовать термин “субъективные интересы”, не забывая о том, что они предопределены объективными интересами.
Формирование субъективных интересов является сложным процессом, в котором на осознание объективно данных интересов определенное влияние оказывают политика, право, мораль, уровень культуры, обычаи и прочие факторы.
Однако, связь между объективными и субъективными интересами не означает, что они сливаются во что-то единое. Объективные интересы существуют независимо от их осознания и их можно выявить лишь в области общественного бытия людей. Субъективные интересы существуют в другой сфере - в сфере сознания. Характеризуя субъективный интерес, можно отметить его объективность лишь в том смысле, “что он возникает в сознании как отражение объективно данных интересов”.
Что касается организаций, то формирование условий их деятельности, потребностей и, соответственно, интересов происходит под воздействием как объективных, так и субъективных факторов. Именно в этом смысле можно говорить об интересах организаций как объективно - субъективной категории.
Указанные обстоятельства представляются важными в связи с тем, что некоторые авторы, особенно в работах по экономике, считают интерес категорией объективно-субъективной. Обозначение одним термином явления объективного и соответствующего ему явления сознания, в принципе, допустимо, хотя в этом случае возникает постоянная необходимость в уточнении, что имеется в виду: интерес как объективная или как субъективная категория.
Таким образом, термин “интерес” может употребляться для обозначения двух различных, хотя и взаимосвязанных явлений: интереса как явления общественного бытия людей (“объективного интереса”) и интереса как явления их сознания (“субъективного интереса”), формирование которого происходит под влиянием как объективных, так и субъективных факторов. При этом объективный интерес фиксирует меры (средства), способствующие упрочению и позитивному изменению социального положения субъекта общественных отношений, а субъективный интерес представляет собой отношение данного субъекта к путям и способам достижения этой цели.
1.2. Связь потребности и интереса. Классификация интересов через потребности
Как уже отмечалось, возникновение объективных интересов, а через них и субъективных обусловлено определенными потребностями.
Потребности - это то, в чем объективно нуждается субъект. Они определяются не столько жизнедеятельностью человека в физиологическом значении, сколько его деятельностью как члена общества. Например, физические потребности в пище, одежде, обуви и т. д. в конечном итоге выступают как фактор развития производства.
Тем самым можно утверждать, что указанные интересы порождаются потребностями, имеющими социальное значение. Содержание этих потребностей зависит от целого ряда условий: от уровня развития производительных сил, от сложившихся производственных отношений, от состояния науки, техники, культуры и т. д.
В свою очередь развитие производства порождает все новые и новые потребности.
Учитывая, что каждый субъект является носителем множества потребностей, интересы, по существу, являются результатом взаимодействия различных потребностей.
Некоторые авторы различия между потребностями и интересами усматривают в том, что категория потребности применима ко всему живому, а категория интереса - только к общественной жизни. В связи с этим интерес рассматривается тоже как потребность, но “особого вида социальная потребность или потребность, обусловленная социальными условиями жизни”.
Однако, представляется, что понятия “потребность” и “интерес” отождествлять не следует. Суть различий между этими понятиями, как отмечалось выше, сводится к тому, что потребность отражает нужды субъекта, а интерес - меры (способы) их удовлетворения, например, путем приобретения или сохранения за собой определенного блага.
Потребности, а через них и интересы весьма разнообразны и могут быть классифицированы по различным основаниям.
По содержанию потребности и интересы делят прежде всего на материальные, политические и духовные. С понятием “материальные потребности и интересы” тесно связаны понятия “экономические потребности и интересы”, которое рассматривается в экономических науках, и “имущественные потребности и интересы”, используемое в правовых науках. Политические потребности и интересы лежат в сфере государственной власти, а духовные связаны с наукой, искусством, нравственностью.
По отношению к непосредственному обеспечению воспроизводства и развития производительных сил материальные потребности и интересы, в свою очередь, подразделяются на производительные и непроизводительные (потребительские).
Носителями (субъектами) потребностей и интересов могут быть любые формирования, выступающие в общественных отношениях, т. е. так называемые социальные субъекты (личность, группа лиц, общество). Соответственно по носителям (субъектам) потребности и интересы можно разделить на индивидуальные (личные), присущие конкретным лицам, групповые (коллективные), присущие социальным группам и выражающие общие потребности лиц, их составляющих, и общественные, представляющие собой некую усредненность индивидуальных и групповых интересов, присущих данному обществу, которая приобретает качественно новое состояние и не сводится к простой совокупности интересов.
Наиболее наглядный пример по поводу выделения и соотношения этих видов потребностей и интересов - это пример с предприятием.
Предприятие немыслимо без трудового коллектива, который является носителем групповых потребностей и интересов. Кроме того, существуют индивидуальные потребности и интересы конкретных работников. Реализация групповых и индивидуальных потребностей и интересов в этом случае зависит как от результатов деятельности предприятия, так и от результатов экономической и иной деятельности государства в целом. При этом то, что предприятие является юридическим лицом, т. е. является самостоятельным субъектом, означает, что у данного формирования возникают свои самостоятельные (индивидуальные) потребности и интересы, относительно обособленные как от общественных, так и от групповых, а также индивидуальных потребностей и интересов его работников.
В то же время каждый субъект, например, предприятие, будучи составной частью общества, представляет как свои непосредственные потребности и интересы, так и потребности и интересы всего общества, своего трудового коллектива, а также его членов. С этой точки зрения потребности и интересы можно разделить на совокупные или общие (т. е. присущие нескольким разным субъектам, не образующим социальную группу) и особые (т. е. присущие одному конкретному субъекту).
Для исследования возможностей правового воздействия на объективные интересы важное значение имеет разграничение потребностей и интересов на коренные и текущие. Коренные потребности и интересы субъекта касаются основных условий его существования и самоутверждения в обществе. Текущие потребности и интересы субъекта выражают отдельные стороны его социального самоутверждения. Чаще всего в текущих потребностях и интересах выражаются отдельные этапы, пути и средства реализации коренных потребностей и интересов.
По соответствию объективным интересам субъективные классифицируются на истинные и ложные (иллюзорные). Ложные субъективные интересы и их реализация рано или поздно приносят вред самоутверждению конкретного субъекта.
Таким образом, различие в потребностях субъектов общественных отношений (деятельности) предопределяет и различие их интересов. Интересы каждого из субъектов занимают свое определенное место в общей системе интересов. Между ними могут существовать определенные различия и противоречия.
Признаки, используемые при проведении указанных классификаций, используются также для характеристики интересов.
1.3. Формирование интересов через правовое регулирование
Правильное понимание соотношения интересов с потребностями имеет важное значение при выяснении роли права как инструмента правового воздействия в формировании интересов.
Интересы общества в целом формируются исключительно общественно - экономическими условиями и соответствующими им потребностями. Интересы организаций формируются не только под воздействием этих объективных факторов, но и под воздействием субъективных факторов: воли законодателя и деятельности государственных органов в экономической области. Для формирования объективных и субъективных интересов организаций существенное значение имеют те материальные условия, в которые их ставит государство в целях реализации общественных интересов. Разумеется, при этом следует учитывать, что в любом государстве действуют объективные экономические законы, однако, государство своей деятельностью может способствовать или препятствовать их проявлению.
Рассматривая вопрос, что регулирует право, необходимо выделить два подхода к определению понятия предмета (объекта) правового регулирования и соответственно понятия самого правового регулирования: общефилософский (теория “объекта-действия”) и специально-юридический (теория “объекта-отношения”).
Сторонники общефилософского подхода основывают свою позицию на анализе философской категории “отношение”, которая является родовой по отношению к категории “общественное отношение”. С этой точки зрения общественные отношения представляют собой “частный случай специфического проявления всеобщей связи между явлениями объективной действительности”.
Правовые отношения являются, в свою очередь, разновидностью общественных отношений. Поэтому правоотношение как и любое общественное отношение (и отношение вообще) не должно содержать внутри себя никаких компонентов (имеются ввиду элементы правоотношения, выделяемые при специально-юридическом подходе).
При этом понятия “поведение” и “общественные отношения” четко разграничиваются.
Согласно данному подходу суть правового регулирования заключается в установлении целесообразных отношений между субъектами в определенной социальной сфере через предоставление им субъективных юридических прав и возложение субъективных юридических обязанностей с тем, чтобы вызвать нужное поведение.
Необходимо обратить внимание на то, что в философии и психологии деятельность человека понимается достаточно широко и охватывает в том числе и внутреннюю, мыслительную деятельность. В юриспруденции понятие “поведения” ограничивается деяниями, выраженными вовне (действиями, бездействием, вербальным поведением, т. е. словесно).
Следовательно, правоотношение при таком подходе - это не общественное отношение, урегулированное нормами права (как это чаще всего определяется при специально-юридическом подходе), а самостоятельное общественное отношение, субъектов которого связывают или ставят в правовую зависимость юридические права и обязанности и которое оказывает регулирующее воздействие на поведение людей отдельно или во взаимодействии с иной общественной структурой.
Тем самым правоотношение лишь взаимодействует с другими общественными отношениями в процессе регулирования поведения людей. Взаимодействие это может быть различным. Правовое отношение может противостоять иной социальной структуре, вытеснять ее или, наоборот, поддерживать, “подкреплять”, стабилизировать. При этом правоотношение и иное отношение действуют параллельно, противоборствуя по поводу осуществления варианта поведения, предлагаемого правовой нормой, или действуя в одном направлении, формируя сообща данный вариант поведения.
Согласно описанному подходу, право вообще не регулирует общественных отношений: оно регулирует поведение. И делается это через внедрение правовых отношений в определенную сферу человеческой деятельности, через наполнение последней правовыми связями и зависимостями, где правовая структура действует наряду с иной социальной структурой, имеющейся в данной сфере, совместно влияя на поведение людей. Право не может превращать общественные отношения в правовые, делать их правоотношениями: правовые связи лишь подключаются к иным общественным отношениям в обоюдном воздействии на регулируемое поведение.
Суть господствующего в настоящее время специально-юридического подхода заключается в том, что предметом (объектом) правового регулирования, признаются общественные отношения, акты волевого поведения людей - участников общественных отношений, на которые воздействует право.
При этом общественные отношения как вид отношений отличают следующие моменты: 1). это отношения между людьми; 2). это отношения, тесно связанные с поведением (деятельностью) людей.
Существенная особенность регулируемых правом общественных отношений заключается в том, что они могут быть предметом (объектом) правового регулирования лишь постольку, поскольку выступают в качестве волевых отношений. При этом обнаруживается важная закономерность: воздействие права на общественную жизнь тем значительнее, чем сильнее правовые формы оказывают стимулирующее или “обязывающее” влияние на волю и сознание людей.
Таким образом, в качестве непосредственного объекта правового регулирования выступает волевое поведение участников общественных отношений, через которое только и можно осуществлять стимулирование или принуждение.
Право при этом способно воздействовать на различные уровни поведения людей и их коллективов. Можно выделить следующие три уровня поведения: 1). действия, 2). операции, 3). деятельность. Причем с каждым из указанных уровней поведения, как правило, сопряжен соответствующий элемент системы права: действие - предмет регулирования отдельных норм; операция как определенная последовательность действий - предмет регулирования совокупности норм, выделяемых только по целевому признаку; деятельность как система постоянных, целенаправленных действий - предмет регулирования уже целой системы норм, характеризующейся внутренним единством, т. к. эти нормы охватывают определенный вид социальной деятельности и все возникающие при этом отношения.
Соответственно в рамках специально-юридического подхода правовое регулирование определяется как осуществляемое при помощи системы правовых средств (юридических норм, правоотношений, индивидуальных предписаний и др.) результативное, нормативно - организационное воздействие на общественные отношения в целях их упорядочения, охраны, развития в соответствии с общественными потребностями.
Исходя из этого можно выделить два отличительных признака правового регулирования.
Во-первых, оно представляет собой целенаправленное, нормативно-организационное опосредствование общественных отношений государством.
Во-вторых, оно осуществляется при помощи целостной системы средств, обеспечивающих достижение необходимых целей (результатов), которые ставил законодатель, издавая юридические нормы.
Однако при этом, сторонники и общефилософского, и специально-юридического подхода сходятся в том, что правоотношение и реальное (фактическое) отношение представляют собой различные явления. Правоотношение является средством правового воздействия, а фактическое отношение - предметом регулирования. Основное различие между указанными подходами заключается в том, что при анализе правоотношения необходимо либо ограничится определением поведения людей в качестве его объекта (общефилософский подход), либо, причислив поведение к материальному содержанию правоотношения, определять как объект правоотношения различные материальные и нематериальные блага (специально-юридический подход).
Учитывая это, а также то, что общественное отношение всегда тесно связано с поведением (деятельностью) людей, при определении предмета (объекта) правового регулирования в прикладном значении понятие “общественные отношения” и понятие “деятельность” в смысле поведения (системы действий) в определенной сфере этих отношений можно рассматривать как тождественные.
Содержание правового регулирования (т. е. выбор способов, типов, методов правового регулирования) зависит прежде всего от вида (характера) предмета (объекта) правового регулирования. Те или иные виды общественных отношений (виды деятельности) способны “принимать” правовое регулирование не вообще, а только в определенном наборе приемов воздействия. Именно это обстоятельство предопределяет построение системы права.
Правовое регулирование не способно менять потребности субъектов общественных отношений (деятельности) коренным образом. Однако, эти потребности напрямую зависят от условий деятельности данных субъектов, которые определяются с помощью правового регулирования. Тем самым право оказывает воздействие на формирование потребностей и соответствующих интересов не прямыми предписаниями об их возникновении, а опосредствовано - через воздействие на материальные условия существования и деятельности.
С помощью формирования определенных условий деятельности субъектов общественных отношений (деятельности) возможно также способствовать возникновению и закреплению у них таких интересов, которые соответствуют интересам всего общества. В частности, установление понятной, экономически обоснованной системы налогообложения, с жестким порядком контроля за правильностью и своевременностью уплаты налогов и строгой ответственностью создает ситуацию, что налоги выгоднее платить в полном объеме и своевременно.
Понятно, что в силу действия объективных законов развития общества возможности воздействовать на коренные интересы весьма ограничены, но полностью их отрицать нельзя. Гораздо более обширной является возможность воздействия на текущие интересы, приводящие к реализации коренных интересов. В частности, установление юридических санкций оказывает на участников общественных отношений (деятельности) стимулирующее воздействие и создает у них интерес надлежащего исполнения обязательств, например, договорных.
1.4. Благо как объект интереса в правоотношении
Вопрос об определении понятия “правоотношение” остается в юридической литературе дискуссионным.
В частности, правоотношение может рассматриваться как посредствующее звено между нормой права и теми общественными отношениями, на которые норм права воздействует как на свой объект.
При ранее рассмотренном общефилософском подходе под правоотношением понимается самостоятельное общественное отношение, субъектов которого связывают или ставят в правовую зависимость юридические права и обязанности и которое оказывает регулирующее воздействие на поведение людей отдельно или во взаимодействии с иной общественной структурой.
Наиболее распространенным является определение, согласно которому под правоотношением понимается возникающая на основе норм права индивидуализированная общественная взаимосвязь между лицами, характеризуемая наличием субъективных юридических прав и обязанностей, а также поддерживаемая (гарантируемая) принудительной силой государства.
В этом смысле правоотношения в механизме правового регулирования выполняют три основные функции. Во-первых, фиксируют круг лиц, на которых в тот или иной момент распространяется действие данных юридических норм, во-вторых, закрепляют конкретное поведение, которому должны или могут следовать эти лица, в-третьих, являются условием для возможного приведения в действие специальных юридических средств обеспечения реализации субъективных прав и исполнения обязанностей.
Однако, в правоведении принято с точки зрения строения анализировать отдельно взятое, единичное правоотношение и именно в нем выделять различные элементы. Отсюда можно сделать вывод, что под правоотношением в юриспруденции понимается на самом деле не отношение в его собственном, структурном смысле, не правовая связь, а единство этой связи и тех явлений, которые предполагаются в качестве элементов правоотношений. Другими словами, правоотношение рассматривается юридической наукой как некая целостность, имеющая свой состав и свою структуру.
К элементам, образующим состав правоотношения, традиционно относят: субъектов, их права и обязанности (составляющие его юридическое содержание), поведение (составляющее его фактическое содержание), а также объект правоотношения. Под структурой правоотношения понимается способ связи субъектов через их права и обязанности.
Субъектами конкретного правоотношения являются управомоченное и обязанное лицо (лица). Однако, круг этих лиц определяется по-разному в различных отраслях права. Например, в гражданском праве субъектами являются физические лица, юридические лица и публично-правовые образования. Причем физические лица - вне зависимости от возраста, поскольку их правоспособность возникает с момента рождения (п.2 ст.17 Гражданского кодекса РФ).
Субъективное юридическое право можно определить как предоставленную конкретному субъекту юридическими нормами в целях удовлетворения его интересов меру возможного (дозволенного) поведения в правоотношении, обеспеченную корреспондирующей обязанностью другого субъекта правоотношения и гарантированную государством.
Субъективная юридическая обязанность - это возложенная на конкретного субъекта юридическими нормами в целях удовлетворения интересов управомоченного субъекта мера должного поведения в правоотношении, реализация которой обеспечена возможностью государственного принуждения.
Под объектом правоотношения в рамках господствующего в настоящее время специально-юридического подхода понимаются те явления (предметы) окружающего нас мира, на которые направлены субъективные юридические права и обязанности. Иными словами, объект правоотношения - это разнообразные материальные и нематериальные блага, способные удовлетворять потребности субъектов.
При этом в качестве объектов правоотношений выступают явления (предметы), которые признаны таковыми государством в лице законодателя.
В рамках общефилософского подхода, как уже отмечалось, в качестве объекта правоотношения рассматривается поведение людей.
Одна из важнейших классификаций правоотношений - это деление их на регулятивные и охранительные. Данное деление соответствует аналогичному подразделению специально-юридических функций права и юридических норм.
Регулятивные правоотношения возникают на основе правомерного поведения и образуют естественную, нормальную ткань правопорядка. Охранительные правоотношения возникают на основании противоправных действий. В рамках этих отношений применяются меры юридической ответственности и осуществляется защита субъективных прав.
Регулятивные правоотношения в свою очередь можно разделить на правоотношения активного и пассивного типа.
Правоотношения активного типа - это отношения, складывающиеся на основании обязывающих норм. Правоотношения данного типа возлагают на лицо обязанность совершить определенные действия, т. е. активный центр правоотношения находится в юридической обязанности
Правоотношения пассивного типа складываются на основании управомочивающих и запрещающих норм. Здесь положительные действия совершаются управомоченным лицом, а обязанное лицо должно воздержаться от определенных действий, т. е. активный центр правоотношения находится в субъективном праве.
Выделяются также процессуальные отношения, складывающиеся на основе материальных отношений и опосредствующие порядок установления фактов, имеющих юридическое значение, процедуру защиты прав и законных интересов, а также применение мер государственного правового принуждения судебными органами. Являются составной частью как регулятивных, так и охранительных отношений.
При осуществлении правового регулирования необходимо четкое понимание того, на что направлен интерес участников данного общественного отношения (вида деятельности). В этом случае опять необходимо возвращаться к понятию “объекта правоотношения”.
Как уже отмечалось, объект правоотношения - это разнообразные материальные и нематериальные блага, способные удовлетворять потребности субъектов (и соответственно их интересы). Иными словами, именно круг объектов правоотношения очерчивается законодателем через интерес управомоченного. Тем самым характеристика объекта согласуется с понятием субъективного права, важным моментом которого является интерес. Одновременно правоотношение привязывается к системе реальных жизненных отношений, к материальным и духовным ценностям общества. Различные блага, способные удовлетворять потребности людей, общества вовлекаются в юридический анализ.
При этом в правоотношениях активного и пассивного типов объекты имеют существенные различия.
Объектом правоотношения активного типа является материальное или нематериальное благо, на которое направлено активное поведение обязанного лица. В данном случае оно всегда выступает как результат действий обязанного лица.
Объектом правоотношения пассивного типа является материальное или нематериальное благо, на которые направлены положительные действия управомоченного. Это благо является реально обособленным от действий управомоченного.
Однако данный подход порождает достаточно много сложностей. Что, например, следует отнести к объектам в правоотношениях по перевозке грузов или по доставке предприятиями почтовой связи посылки? Здесь имеются и предметы деятельности, и ее результаты, причем и те, и другие в каком то отношении являются благами. Если объектом правоотношения считать результат деятельности, то как охарактеризовать правовое положение груза или посылки? Также можно вспомнить классический спор цивилистов о том, что является объектом правоотношения по договору о натирке пола: сам пол, его чистота или что-то еще. Мнение Р. О. Халфиной, что материальные предметы, к которым прилагается труд, имеют значение лишь в качестве пункта приложения труда, но не объекта данного правоотношения, не дает исчерпывающего ответа на эти вопросы.
В связи с этим возникла точка зрения, что вместо объекта правоотношения в правоотношении необходимо выделять объекты правовой деятельности и объекты интереса.
Объекты правовой деятельности - это предметы, явления духовного и материального мира, выступающие объектом правового поведения и имеющие для правоотношения юридическое значение.
Объекты интереса - это те блага, ради которых субъекты вступают в правоотношение и которые отражают его целевое назначение, результативность (которое в общем рассматривается как удовлетворение потребностей). Самостоятельным объектом интереса может быть правоотношение в целом (например, по осуществлению предпринимательской деятельности), субъективное право (на приобретение конкретного объекта приватизации), правовое поведение (своевременное исполнение обязательств), объекты правового поведения (груз) и его результаты (доставка груза) и т. д.
Одно правоотношение способно иметь несколько объектов правовой деятельности и несколько объектов интереса. У правоотношения может отсутствовать юридически значимый объект правовой деятельности и в этом случае правоотношение можно назвать безобъектным. Однако, не существует (во всяком случае, не должно существовать) правоотношений бесцельных, не ориентированных на достижение какого-либо социально полезного результата, т. е. не содержащих или не создающих объекта интереса.
Тем самым в приведенных примерах груз, посылка и пол являются объектами деятельности. Причем юридически значимыми, от характеристик которых напрямую зависит объем обязанностей и величина вознаграждения обязанных лиц. А соответственно доставка груза, посылки, чистота и блеск пола - это уже объекты интереса, характеризующие целевое назначение правоотношения.
Представляется, что в прикладном аспекте оба обозначенных подхода к анализу категории “интерес” в правоотношении в настоящее время могут существовать параллельно.
При этом необходимо учитывать, что при рассмотрении чего-либо в качестве блага и выявлении закономерностей его достижения необходимо учитывать как свойства явления, так и отношение в котором оно должно использоваться. Вещи, предметы, явления материального и духовного мира не есть абсолютные блага, блага вообще. В качестве таковых они выступают лишь в том правоотношении, в котором они оказываются полезными применительно к конкретным потребностям (и соответственно интересам). Благом может выступить и само правоотношение как полезная социальная связь, и те явления, предметы, на которые обращено поведение участников, т. е. объекты деятельности, и правомерное поведение, и та цель, ради которой оно осуществляется.
1.5. Виды интересов по степени выражения в нормах права
В ходе анализа проявления интересов при правовом регулировании необходимо четко различать понятия “предмет (объект) правового регулирования” и “объект правовой охраны”.
Интерес не является отношением между двумя или несколькими субъектами. Поэтому интерес может быть лишь объектом правовой охраны, находящимся за пределами самого права, подобно тому как окружающая природная среда является объектом правовой охраны, но не может быть предметом (объектом) правового регулирования.
Имущественный интерес для субъекта как явление его сознания существует независимо от того, охраняется он законом или нет. Вопросы правового регулирования оказывают влияние лишь на реализуемость этого интереса.
Юридическая норма может быть определена как исходящее от государства и охраняемое им общеобязательное (общее) правило поведения, которое предоставляет участникам общественного отношения данного вида (лицам, осуществляющим определенную деятельность) юридические права и налагает на них юридические обязанности.
Норма права представляет собой исходную юридическую базу для правового регулирования, так как в ней заложена модель нужного поведения. От вида нормы права зависит характер поведения субъекта права.
Среди огромного количества классификаций юридических норм для рассмотрения вопросов правового регулирования основное значение имеют: 1). деление норм по функциональному назначению на регулятивные и охранительные (можно объединить их термином “представительно - обязывающие”), а также специализированные; 2). деление норм в зависимости от привлечения судебных органов к охране (в том числе к защите) прав и законных интересов на материальные и процессуальные.
Регулятивные нормы непосредственно направлены на регулирование общественных отношений (деятельности) путем предоставления участникам прав и возложения обязанностей. Охранительные нормы направлены на регламентацию мер юридической ответственности, а также государственно-принудительных мер защиты субъективных прав.
В зависимости от характера устанавливаемых субъективных прав и обязанностей регулятивные нормы в свою очередь подразделяются на три вида:
1). обязывающие - юридические нормы, устанавливающие обязанность лица совершать определенные юридические действия;
2). запрещающие - юридические нормы, устанавливающие обязанность лица воздерживаться от определенных действий;
3). управомочивающие - юридические нормы, устанавливающие субъективные права на совершение тех или иных активных действий.
Это деление органически связано со способами правового регулирования.
Специализированные нормы - предписания имеют дополнительный характер и в плане правового регулирования как бы присоединяются к регулятивным и охранительным нормам. И хотя в них не устанавливаются конкретные правила поведения, они подлежат обязательному учету при применении соответствующих им регулятивных и охранительных норм, действуя с ними в нерасторжимом единстве (в этом и заключается общеобязательность их применения).
Выделяют следующие виды специализированных норм: 1). общие (общезакрепительные) - которые фиксируют в обобщенном виде определенные элементы регулируемых отношений; 2). дефинитивные - которые закрепляют в обобщенном виде признаки определенной правовой категории; 3). декларативные (нормы-принципы) - формулируют правовые принципы, а также задачи данной совокупности правовых норм; 4). оперативные - отменяют нормы права, распространяют их на новый круг общественных отношений (вид деятельности), пролонгируют действие норм на новый срок; 5). коллизионные - указывают на нормы (закон, правовую систему), которые должны быть применены в данном случае.
Что касается разделения норм на материальные и процессуальные, то как отмечает М. С. Шакарян, “предметом регулирования материального права является поведение сторон в соответствующих областях отношений - имущественных, личных, неимущественных, трудовых, семейных и пр. Предметом же регулирования гражданского процессуального права служат отношения, возникающие в сфере правосудия по гражданским делам (деятельность суда и участников гражданского процесса)”. Данное разграничение отмечалось применительно к гражданскому процессу. Однако, точно такой же подход применим ко всем процессуальным нормам. Иными словами, процессуальные нормы регулируют отношения, складывающиеся, когда для охраны (в том числе защиты) прав и законных интересов (как частных, так и публичных) привлекаются судебные органы (а в уголовном процессе - еще и следственные органы).
Охраняются правом объективные интересы и именно в тех пределах, в которых законодатель признал их общественно значимыми. При этом по степени выражения в нормах права можно выделить две группы интересов:
1). интересы, которые опосредствуются субъективными правами;
2). интересы, не опосредствованные субъективными правами.
Опосредствованный субъективным правом интерес - это такой интерес, реализация которого обеспечивается действиями (бездействием), соответствующими субъективному праву как мере дозволенного поведения. Эта мера дозволенного поведения предоставляется управомоченному лицу именно для удовлетворения его интересов. И хотя интерес не входит в содержание субъективного права, он необходим для самого существования этого права. Обязанное лицо тоже имеет известную меру поведения. Однако, в отличие от управомоченного лица обязанное лицо строит свое поведение не в своих интересах, а в интересах носителя субъективного права.
Защита нарушенного субъективного права (в смысле реакции управомоченного лица либо компетентного государственного органа на правонарушение, которая преследует восстановительные задачи) по существу означает защиту связанных с этим правом интересов.
Однако, по степени юридической гарантированности интересы, опосредствованные субъективным правом, отличаются от таких интересов, которые являются законными в том смысле, что они не противоречат закону. Если степень охраны опосредствованного субъективным правом интереса характеризуется правом требования должного поведения (или воздержания) от соответствующих обязанных субъектов, то не опосредствованные субъективным правом интересы в такой мере не гарантированы. Правовое признание таких интересов проявляется в предоставлении субъекту прав действовать по своему усмотрению для их реализации, но в пределах, не нарушающих интересы других субъектов.
Н. М. Коркунов писал по этому поводу, что дозволить одному не значит обязать другого. Дозволенное действие может стать правом только тогда, когда будет запрещено совершение всего мешающего дозволенным действиям, потому что только при этом условии будет установлена соответствующая обязанность. Если нет соответствующей обязанности, будет простое дозволение, а не правомочие.
Иными словами, в данном случае речь идет о действиях носителя интереса в рамках общедозволительного типа правового регулирования.
Прежде чем рассматривать вопрос о типах правового регулирования необходимо поговорить определится с понятием способа правового регулирования.
Способы правового регулирования можно определить как систему действий, применяемых при осуществлении юридического воздействия на общественные отношения (деятельность их участников).
Конкретные способы правового регулирования находят выражение в юридических нормах.
Выделяют три способа правового регулирования.
1. Дозволение - предоставление права на собственные активные действия.
2. Обязывание - возложение обязанности к активному поведению.
3. Запрещение - возложение обязанности воздерживаться от совершения действий определенного рода.
Эти три способа при определении содержания правоотношения используются в двух сочетаниях: дозволение одному лицу - обязывание другого (правоотношения активного типа) и дозволение одному лицу - запрет для другого (правоотношения пассивного типа).
При правовом регулировании вне правоотношения через установление правосубъектности (т. е. возможности вступить в конкретное правоотношение и за счет этого реализовать свои права) используются только два способа: либо общее дозволение с более конкретными запретами (общедозволительный тип правового регулирования), либо общий запрет с конкретными дозволениями (разрешительный тип правового регулирования). При этом более конкретные запреты и дозволения могут, в свою очередь, устанавливаться либо также в виде общего запрета и общего дозволения, либо уже как субъективные права и обязанности в рамках конкретных правоотношений. Например, устанавливается общее дозволение в виде права на осуществление предпринимательской деятельности и общий запрет осуществлять эту деятельность без государственной регистрации.
Соответственно тип правового регулирования представляет собой общую характеристику воздействия на общественные отношения (деятельность их участников) в зависимости от того, что лежит в основе регулирования - общее дозволение или общий запрет.
В отличие от способов правового регулирования здесь речь идет не о формально-определенных нормах права, а об общем дозволении или общем запрете как исходных нормативных регулирующих началах, которые закрепляются через весь комплекс норм, регулирующих данную сферу общественных отношений (вид деятельности). Сама норма права, в которой закрепляется общее дозволение или общий запрет содержит лишь “общую установку”, которая, с одной стороны, определяет весь порядок правового регулирования данных отношений (вида деятельности), а с другой стороны, может предусматривать возможность установления исключений.
Примером общего дозволения (для субъектов гражданского права) и одновременно общего запрета (для контролирующих органов) могут служить положения, содержащиеся в п.2 ст.1 Гражданского кодекса РФ :
“Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.
Гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства”.
Еще одним примером общего запрета является положение п.1 ст.4 Закона РФ “О валютном регулировании и валютном контроле”, в соответствии с которым резиденты имеют право покупать иностранную валюту на внутреннем валютном рынке Российской Федерации в порядке и на цели, определяемые Центральным банком РФ. То, что это именно норма, содержащая общий запрет, а не специализированная (коллизионная) норма, доказывается закреплением в ней не простой отсылки к иным нормам права, а установлением возможности действовать только на основании конкретных предписаний.
Общие дозволения и общие запреты можно рассматривать как разновидность принципов права. Содержащие их нормы могут быть не только материальными, но и процессуальными. В обоих случаях они должны рассматриваться как декларативные нормы (нормы-принципы). Существует точка зрения, что общие дозволения являются особыми субъективными правами, которым соответствуют общие запреты в виде обязанностей воздерживаться от нарушения этих прав. Однако, с таким подходом следует не согласится, поскольку для конкретного субъекта общие дозволения существуют абстрактно и для их реализации все - равно необходимо возникновение правоотношения и составляющих его содержание субъективных прав.
Различается два типа правового регулирования.
1. Общедозволительный - в основе которого лежит общее дозволение “дозволено все, кроме того, что прямо запрещено”.
2. Разрешительный - в основе которого лежит общий запрет “запрещено все, кроме прямо разрешенного”.
И если законный интерес как объективный фиксирует в общественном сознании меры (средства), способствующие упрочению и позитивному изменению социального положения субъекта общественных отношений, то дозволение представляет собой закрепленную в праве возможность этот интерес реализовать и защитить.
Кроме того, охрана определенных интересов возможна через осуществление их страхования. В частности, согласно ст.4 Закона РФ “Об организации страхового дела в РФ” имущественные интересы признаются объектами страхования.
В отличие интересов, которые опосредствуются субъективными правами, защита интересов, лежащих в основе общих дозволений, по инициативе их носителей возможна лишь строго определенными способами. Поскольку эти интересы не опосредствованы субъективными правами, то нет и стороны, которая обязана совершить какие-либо конкретные действия (воздержаться от них) в пользу носителя интереса и которую можно к этому понудить. Защита здесь может осуществляться, во-первых, по инициативе уполномоченных государственных органов применительно к совокупности этих интересов, т. е. когда они рассматриваются как общественные (см., например, п.2 ст.4 Арбитражного процессуального кодекса РФ). В данном случае задача защиты будет заключаться в устранении препятствий к реализации этих интересов (чаще всего это отмена акта государственного органа). Во-вторых, сами лица, чьи законные интересы затронуты путем издания нормативных актов, вправе их обжаловать в установленном порядке, либо требовать признания неконституционными. При издании акта ненормативного характера, адресованного этим лицам, либо при совершении в отношении них действий должностным лицом возникает правоотношение. Поэтому при обжаловании этого акта или действий речь уже, по сути, будет идти об отказе от исполнения незаконно возложенных обязанностей, либо об устранении препятствий к осуществлению субъективных прав. Например, можно защищать интерес на осуществление предпринимательской деятельности, оспаривая законность (конституционность) нормативного акта, который ограничивает этот интерес, а можно обратится в регистрирующий орган и уже обжаловать отказ в регистрации, поскольку он основан на норме права, противоречащей нормам более высокой юридической силы.
Тем самым можно сделать вывод, что, издавая норму права, законодатель всегда имеет в виду охрану определенных интересов. Соответственно интерес, отраженный в праве, приобретает характер объекта правовой охраны.
С этой точки зрения лоббирование интересов представляет собой осуществление влияния на процесс выявления и закрепления в праве общественно (социально) значимых интересов. Разделение лоббирования интересов на законное и незаконное зависит от того, какому субъективному интересу пытаются придать общественную значимость: соответствующему объективным интересам общества или нет. Закрепление в праве интересов, не соответствующих объективным интересам общества, влечет нарушение баланса интересов
1.6. Правовой механизм и пределы удовлетворения интересов
Вопрос об удовлетворении интересов, опосредствованных субъективными правами необходимо рассматривать с учетом того, что необходимым условием существования любого субъективного юридического права является наличие корреспондирующей ему субъективной юридической обязанности, которая представляет собой вторую часть содержания правоотношения.
Как бы ни различались правоотношения, обязанности во всех случаях опосредствуют меру должного поведения одного лица перед другими лицами, в интересах которых устанавливаются данные правоотношения. Кроме того, обязанности - тот участок механизма юридического воздействия, через который правовой инструментарий, в том числе правоотношение, связывается с государственным принуждением, с юридическими санкциями, поскольку реально государственное принуждение в области права применяется за неисполнение той или иной обязанности. Потому-то и невозможно рассматривать субъективное право вне его связи с обязанностями: именно эта связь и раскрывает юридический, государственно-властный характер субъективного права.
В то же время обязанности имеют неодинаковое содержание и в соответствии с этим выполняют различные функции в зависимости от вида правоотношений (регулятивные активного типа, регулятивные пассивного типа, охранительные).
В правоотношениях активного типа (например, обязательственных) совершение положительных действий обязанным лицом непосредственно приводит к удовлетворению интересов управомоченного.
В правоотношениях пассивного типа (например, вещных) юридические обязанности играют оградительную роль. На лиц возлагается обязанность воздерживаться от определенных действий и это создает необходимые условия для того, чтобы управомоченное лицо могло совершать дозволенные ему положительные действия и тем самым удовлетворять свои интересы.
В охранительных правоотношениях претерпевание правонарушителем применяемых к нему мер государственно-принудительного воздействия (санкций), которое по сути рассматривается как обязанность, выражает тот непосредственный юридический эффект, который в данной области отношений соответствует интересам общества и государства в обеспечении исполнения своих обязанностей всеми лицами.
В процессуальных правоотношениях, в которых, как будет сказано ниже, реализуется публичный интерес и которые строятся на разрешительном типе правового регулирования, удовлетворение общественных и государственных (публичных) интересов осуществляется за счет исполнения обязанностей участниками процесса.
Удовлетворение интересов, не опосредствованных субъективными правами, при общедозволительном типе правового регулирования производится за счет положительных действий в рамках общих дозволений.
Наиболее интересным с этой точки зрения является вопрос о страховании имущественного интереса. Страховой интерес прежде всего существует как явление сознания страхователя, которое характеризуется избирательностью и волевой направленностью на получение определенного блага. Однако, застраховать можно только тот интерес, который соответствует интересам, признанным законодателем социально значимыми через выражение в нормах права. Поэтому как объект страхования и соответственно как объект правовой охраны рассматривается уже объективный интерес. Тем самым вряд ли можно согласится с мнением, что в данном случае страховая защита предоставляется субъективным интересам конкретных лиц.
Помимо этого необходимо отметить, что через законы государство стимулирует не только осознание интересов, которые признаны им общественно важными, и устанавливает механизм их удовлетворения, но и вводит пределы для такого удовлетворения, а также для проявления таких субъективных интересов, которые противоречат объективным интересам общества.
При общедозволительном типе правового регулирования пределы для удовлетворения интересов вводятся за счет установления запретов. Запрет, препятствуя удовлетворению интересов управомоченного лица, направлен на охрану интересов иных лиц. Например, ст. 575 Гражданского кодекса РФ запрещает дарение между коммерческими организациями, ст.928 Гражданского кодекса РФ определяет круг интересов, страхование которых не допускается.
При разрешительном типе правового регулирования этот запрет носит общий характер, пределы удовлетворения интересов здесь задаются через объем прав управомоченного лица.
В целях придания стабильности отношениям могут также вводится временные границы осуществления и защиты прав за счет установления различных сроков.
Пределы проявления субъективных интересов, которые противоречат объективным интересам общества, вводятся за счет установления оснований для применения мер ответственности, для признания сделок недействительными и некоторых других мер, которые будут рассмотрены позднее применительно к предпринимательской деятельности.
Так, совершаемая предприятием противозаконная сделка субъективно может расцениваться этим предприятием как благоприятствующая укреплению его имущественного положения. Объективно такая сделка нарушает общественные интересы и поэтому рассматривается как не порождающая правовых последствий (ст. ст. 168 и 169 Гражданского кодекса РФ).
Кроме того, например, в случае совершения должностными лицами государственных органов действий противоречащих объективным интересам отдельных лиц, общества и государства, это является незаконным проявлением их субъективных интересов, за что они могут привлекаться к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности. При этом охрана интересов предпринимателей осуществляется также через признание социально значимым их интереса на возмещение ущерба, причиненного подобными действиями.
Во всех перечисленных случаях основным критерием для установления пределов удовлетворения интересов определенного лица служат интересы других лиц, в том числе общественные и государственные.
Учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод, что право как институционный нормативный регулятор выступает и как средство (инструмент) согласования интересов. Не случайно, известный германский юрист Р. Иеринг в книгах “Интерес и право” и “Борьба и право”, вышедших еще в конце XIX века, доказывал, что цель права заключается в уравновешивании интересов в обществе, в нахождении компромисса между ними. Именно поэтому в настоящей работе вопросы сочетания интересов рассматриваются в рамках осуществления правового регулирования, через которое оно и обеспечивается.
1.7. Законный и незаконный интерес. Проблема выбора термина
Установленные законодательством пределы удовлетворения интересов позволяют отграничить интересы незаконные, т. е. выходящие за эти пределы и противоречащие охраняемым законом интересам других лиц, как опосредованным, так и не опосредованным субъективными правами, в том числе общественным и государственным интересам.
Этот же критерий позволяет дать оценку с точки зрения правомерности или неправомерности любому действию (бездействию) конкретного лица. Всякое действие (бездействие) неправомерно настолько, насколько им нарушаются охраняемые законом интересы других лиц. Например, в соответствии с п.1 ст.928 Гражданского кодекса РФ страхование противоправных интересов не допускается. Соответственно нельзя застраховаться на случай кражи оружия, если лицо владеет оружием незаконно (нарушает общественные интересы), нельзя страховать упущенную выгоду от незаконной деятельности (при осуществлении которой также нарушаются общественные интересы).
Проявление незаконных интересов влечет за собой применение ответственности, признание сделок недействительными или иные неблагоприятные последствия.
Тем самым по соответствию праву интересы можно разделить на две группы :
1). законные интересы, к которым относятся интересы, опосредствованные субъективными правами, и интересы, законность которых вытекает из общих положений законодательства;
2). незаконные (противоправные) интересы, к которым относятся интересы, проявление которых прямо запрещено (ограничено) законом, и интересы, незаконность которых вытекает из общих положений законодательства.
Указанные интересы могут переходить из одной группы в другую через правотворчество.
В юридической литературе нет единства мнений по поводу использования понятий “законный интерес” и “охраняемый законом интерес”.
В частности, высказана точка зрения, что термины “законный интерес” и “охраняемый законом интерес” целесообразно использовать для разграничения двух групп интересов : первый - для обозначения более широкой группы интересов, не противоречащих конкретным правовым нормам или общему смыслу законодательства, второй - для обозначения более узкой группы интересов, входящих в категорию законных, но опосредствованных субъективными правами и гарантированных государством в форме возможности их принудительной реализации.
С таким подходом вряд ли можно согласится.
Во-первых, анализ статей федеральных законов показывает, что законодатель не проводит разграничения между этими понятиями (например, в п.2 ст.1 и п.3 ст.209 Гражданского кодекса РФ употребляется понятие “законный интерес”, а в ст.13 и п.3 ст.152 - “охраняемые законом интересы”).
Во-вторых, как было указано выше, охраняются законом оба вида интересов: и опосредствованные субъективными правами, и не опосредствованные.
В связи с этим следует сделать вывод, что термины “охраняемый законом интерес” и “законный интерес” могут использоваться как равнозначные.
Однако, чтобы различать интересы, опосредствованные субъективными правами и не опосредствованные следует согласится с предложением рассматривать интересы в широком (оба этих вида интересов) и в узком смысле (только интересы, не опосредствованные субъективными правами).
В то же время вряд ли можно признать обоснованными попытки закрепить в научной литературе понятия “юридический интерес” или “правовой интерес” (в отношении интересов, реализация которых обеспечена субъективными правами).
Интерес - категория весьма важная для права и правовой науки, но это вовсе не означает, что ко всему, имеющему отношение к правовой науке и самому праву, необходимо присоединять слова “юридический” или “правовой”. Во-первых, роль права в охране интересов достаточно четко характеризуется понятиями “законный интерес (охраняемый законом интерес)”. Во-вторых, использование словосочетаний “юридический интерес” и “правовой интерес” противоречит основной классификации интересов на материальные и духовные, при которой имеются в виду интересы как отношение к материальным или духовным благам. Получается, что под “юридическим или правовым интересом” следует понимать интерес в получении прав или удовлетворении каких-то юридических потребностей.
1.8. Частные и публичные интересы, их соотношение
Как уже не раз отмечалось, интересы напрямую связаны с потребностями участников общественных отношений. В связи с этим наиболее важное деление охраняемых правом интересов - это их деление по носителям (субъектам) на частные и публичные.
Ранее было указано, что по носителям (субъектам) интересы можно разделить на индивидуальные (личные), присущие конкретным лицам, групповые (коллективные), присущие социальным группам и выражающие общие потребности лиц, их составляющих, и общественные, представляющие собой некую усредненность индивидуальных и групповых интересов, присущих данному обществу. При этом интересы предприятий (юридических лиц) относятся к числу индивидуальных.
Кроме того, необходимо отметить, что помимо общественных отдельно выделяются государственные интересы, которые представляют собой общественные интересы, переломленные через деятельность государства.
В связи с этим существует точка зрения, что данное понятие не имеет самостоятельного значения, поскольку у государства нет собственных потребностей и интересов. Однако, представляется, что выделение государственных интересов оправдано. Полное соответствие общественных и государственных интересов - это никогда не достижимая цель, а лишь некий идеал, поскольку отношения “государство - общество” всегда заключают в себе определенные противоречия. И это связано с тем, что на формирование государственных интересов всегда оказывают влияние интересы определенных групп или отдельных лиц (партии, имеющей большинство в парламенте, государственных чиновников, представителей крупного бизнеса, международных институтов и т. д.). Смысл правового демократического государства свести эти влияния к минимуму. Различные теории возникновения государства по сути сводятся именно к различиям с механизме формирования государственных интересов.
Кроме того, появилось понятие “национальные интересы России”, под которыми понимается совокупность сбалансированных интересов личности, общества и государства в определенных сферах. Они носят долгосрочный характер и определяют основные цели, стратегические и текущие задачи внешней и внутренней политики государства. Национальные интересы России по сути являются разновидностью государственных интересов и здесь явно прослеживается попытка привлечь для их формирования правовые инструменты.
Таким образом, частные интересы можно определить как охраняемые правом интересы, присущие конкретным лицам и социальным группам. Не случайно, именно через субъектов дано определение частного интереса в ст.3 Градостроительного кодекса РФ.
Публичные интересы можно определить как охраняемые правом общественные и государственные интересы.
Носителями публичных интересов являются общество и государство в целом, субъекты РФ, муниципальные образования, а их выразителями либо лицами, охраняющими эти интересы, - компетентные государственные и иные органы.
В связи с этим необходимо отметить следующие моменты.
Во-первых, граница между сферами частного и публичного интереса подвижна и определяется законодателем. Примером может служить деятельность кредитных организаций, которая в результате принятия ФЗ “О банках и банковской деятельности” и Гражданского кодекса РФ переместилась из сферы публичного интереса в сферу частного интереса. Определение этой границы, наряду с формированием интересов через правовое регулирование, и составляет проблему сочетания (обеспечения баланса) публичных и частных интересов.
Во-вторых, и частные, и публичные интересы, неоднородны. В связи с этим могут возникать противоречия не только между частными и публичными интересами, но и между отдельными их разновидностями. Применительно к частным интересам это, как правило, выражается в спорах между двумя субъектами, например, по договору гражданско-правового характера. Применительно к публичным интересам примером может быть противоречие между федерацией и ее субъектом. Например, выделение в Конституции РФ предметов совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ обусловлено тем, что по этим вопросам обязательно проведение процедуры учета и согласования их интересов.
Причем следует отметить, что при возникновении каких-либо противоречий между интересами различных субъектов во многих случаях речь идет не о проявлениях ярко выраженных незаконных интересов, а о ложном понимании объективных интересов одним из субъектов в силу объективных либо субъективных причин. В тех случаях, когда действующие законы не позволяют однозначно отнести проявления этих интересов к незаконным, можно говорить о “конфликте законных интересов”.
Кроме того, о конфликте законных интересов можно говорить в следующих ситуациях: 1). когда интересы двух сторон в сделке представляет один и тот же коммерческий представитель (п.2 ст.184 Гражданского кодекса РФ); 2). когда речь идет об интересах юридического лица и интересах лиц, имеющих влияние на физическое лицо, представляющее это юридическое лицо, т. е. “заинтересованных лиц” (см., например, ст.27 ФЗ “О некоммерческих организациях”, ст.81 ФЗ “Об акционерных обществах”), “аффилированных лиц” (ст.4 ФЗ “Об акционерных обществах”), взаимозависимых лиц (ст.20 Налогового кодекса РФ).
В тех случаях, когда речь идет о совпадении различных интересов без их слияния в совокупный (общий) интерес можно говорить о “солидарности интересов”.
В-третьих, учитывая необходимость установления пределов удовлетворения как частных, так и публичных интересов, нормы, устанавливающие такие пределы в пользу соответственно выразителей публичного интереса и носителя частного интереса, могут содержаться в различных отраслях права.
1.9. Интерес как критерий деления права на частное и публичное
Деление права на частное и публичное рассматривается как основополагающее во всех государствах, относящихся к романо-германской правовой семье. Данное деление берет свое начало еще в Дигестах Юстиниана, представляющих собой главную часть Собрания законов византийского императора Юстиниана, где собраны воедино извлечения из сочинений виднейших древнеримских юристов.
Однако, до сих пор вопрос о критериях и необходимости такого деления остается дискуссионным.
Основные подходы по вопросу определения критериев деления права на частное и публичное можно обозначить следующим образом.
1. Критерий интереса. Данный подход был выработан еще римскими юристами (в частности, Ульпианом) и суть его сводилась к тому, что публичное право относится к положению римского государства, а частное - к пользе отдельных лиц. Иными словами, публичное право - это то право, которое имеет в виду интересы государства как целого, а частное право - то право, которое имеет в виду интересы индивида как такового.
Однако, впоследствии помимо характера интереса был добавлен и субъектный критерий. Например, Г. Ф. Шершеневич отмечал, что область гражданского (как частного) права определяется двумя данными:
1). частные лица как субъекты отношений;
2). частный интерес как содержание отношения.
Это явилось следствием попыток полностью отождествить частное право и гражданское. К сожалению, это увело в сторону от сути проблемы и предопределило появления точки зрения, согласно которой таким критерием выступает метод правового регулирования.
2. Критерий защиты интереса. Этот подход является модернизацией первого. Суть его сводится к тому, что если нарушенное право защищается только по инициативе государства, в том числе и помимо воли потерпевшего лица, то перед нами область публичного права. Если защита осуществляется по требованию лица, чье право нарушено, то это право установлено нормами частного права. Однако, в рамках действующего российского законодательства этот критерий неприменим, поскольку существует целый ряд ситуаций, по которым инициатива в защите прав может исходить как от государственного органа, так и от лиц, чьи права нарушены. Например, возбуждение дел о несостоятельности (банкротстве), предъявление требований о признании оспоримых сделок недействительными, обжалование законов в Конституционный Суд РФ. Нормы права не могут быть частными или публичными в зависимости от ситуации.
3. Критерий метода. Суть данного подхода заключается в том, что основную сущность публичного права составляет прием юридической централизации (метод субординации), а сущность гражданского (как частного) права - прием юридической децентрализации (метод координации). Сущность этих методов будет рассмотрена ниже.
Однако с таким подходом согласится достаточно трудно. И главный аргумент против этого критерия заключается в том, что, как уже отмечалось, именно выбор метода правового регулирования как одного из приемов правового воздействия определяется предметом, а не наоборот. Соответственно при обозначенном подходе получается лишнее звено в логической цепи рассуждений: мы применяем метод координации, поскольку речь идет об отношениях с участием свободных субъектов, деятельность которых основана на собственном интересе, а затем относим эти отношения к регулируемым частным правом, поскольку применили метод координации. А ведь здесь все предопределяется именно тем, что эти субъекты действуют в своем интересе. Иного метода правового регулирования эта деятельность не воспримет, поскольку его использование будет означать, что эти субъекты действуют не в своем интересе, а в интересах иных лиц, в чью пользу установлены их обязанности, возникающие вне зависимости от их воли. Можно привести наиболее простой и яркий пример. Возможность применения гражданско-правовых способов защиты прав зависит не от метода регулирования данных конкретных отношений, а от того чей интерес затронут.
Не случайно в настоящее время сторонники этого критерия рассматривают его лишь в качестве дополнительного к другому (основному) критерию - предмету (объекту) правового регулирования, т. е. фактически сводят проблему разделения права на частное и публичное к проблеме разграничения профилирующих (фундаментальных) отраслей. Такой подход, как отождествляющий частное и гражданское право, также является принципиально неверным. К тому же в чисто практическом плане он порождает серьезные проблемы. Получается, что субъективное право, принадлежащее конкретному субъекту как собственнику, является частным, а как налогоплательщику - публичным, хотя может касаться той же защиты собственности от необоснованного изъятия. Кроме того, при таком подходе достаточно тяжело понять, какими нормами (частными или публичными) являются нормы: Конституции РФ, закрепляющие права собственников и их гарантии; процессуальные нормы; нормы Гражданского кодекса РФ, устанавливающие обязанности субъектов гражданско-правовых отношений перед государством, например, по регистрации прав на недвижимость; запрещающие нормы Гражданского кодекса РФ; нормы Гражданского кодекса РФ, устанавливающие основания и последствия признания сделок недействительными, нормы указов Президента РФ, устанавливающие обязанности субъектов гражданско-правовых отношений в целях повышения, например, собираемости налогов и т. п.
Ошибка всех критиков подхода, согласно которому критерием разграничения между частным и публичным правом выступает интерес, заключается в том, что они не учитывали при этом устанавливаемый правом механизм удовлетворения интересов, а также пытались отождествить частное и гражданское право.
Как говорилось ранее, издавая норму права, законодатель всегда имеет в виду охрану определенных интересов. Механизм реализации этого интереса зависит от способа правового регулирования. В правоотношениях активного типа (складываются на основании обязывающих норм) совершение положительных действий обязанным лицом непосредственно приводит к удовлетворению интересов управомоченного. В правоотношениях пассивного типа (складываются на основании управомочивающих и запрещающих норм) на лиц возлагается обязанность воздерживаться от определенных действий и это создает необходимые условия для того, чтобы управомоченное лицо могло совершать дозволенные ему положительные действия и тем самым удовлетворять свои интересы. В охранительных правоотношениях (складываются на основании охранительных норм) претерпевание правонарушителем применяемых к нему мер государственно-принудительного воздействия (санкций) рассматривается как определенного рода обязанность. Тем самым, чтобы определить, чей интерес выражает конкретная норма права, необходимо отталкиваться от вида правоотношения и соответствующего ему способа правового регулирования, выражающегося, в свою очередь, в конкретном виде норм.
Обязывающие нормы направлены на удовлетворение интересов того, в чью пользу установлена обязанность, запрещающие - в чью пользу установлен запрет, управомочивающие - кому предоставлено право. Материальные охранительные нормы защищают того, чьи права и законные интересы нарушены и соответственно в чью пользу применяется ответственность. Специализированные нормы не имеют самостоятельного значения при правовом регулировании и поэтому их отнесение к нормам частного или публичного права зависит от норм, которые они дополняют.
Тем самым нормы, направленные на удовлетворение частного интереса, относятся к нормам частного права, а направленные на удовлетворение публичного интереса - к нормам публичного права. Субсидиарное применение норм в силу прямой к ним отсылки (например, в Налоговом кодексе РФ или Бюджетном кодексе РФ к гражданскому законодательству) их природы не меняет.
Применять здесь субъектный критерий нельзя. Во-первых, материальные нормы, устанавливающие обязанности и ответственность государства перед конкретными лицами по своей направленности вне зависимости от метода правового регулирования охраняют частный интерес и именно в этом их смысл, во-вторых, государственные органы и иные субъекты управления могут действовать и в своих собственных интересах, например, при совершении сделок, направленных на обеспечение их деятельности, а не в рамках возложенных на них законами задач. В этом случае они выступают как носители частного интереса. В то же время, наоборот, существуют юридические лица, выполняющие публичные функции (например, сделки по продаже государственного и муниципального имущества на территории г. Москвы осуществляет специализированное государственное унитарное предприятие).
Иными словами, одни и те же нормы права могут регулировать отношения как с участием обычных юридических лиц, так и государственных органов. Однако это говорит о двойственном характере не норм права, а некоторых субъектов права (могут выступать и как носители частного, и как носители публичного интереса).
Особняком стоят процессуальные нормы. Поскольку они складываются на основе материальных отношений и опосредствуют порядок охраны (защиты) прав и законных интересов, а также применения мер государственного правового принуждения, то они выражают интересы всех тех, чьи права и законные интересы могут быть нарушены, т. е. общественные и государственные интересы в обеспечении исполнения своих обязанностей всеми лицами (а в конечном итоге - обеспечение правопорядка). Следовательно, эти нормы являются публичными вне зависимости от вида материальных норм, лежащих в их основе.
Иными словами, за процессом (деятельностью судебных органов) всегда стоят общественные и государственные интересы. И даже те нормы, которые устанавливают процессуальные права и обязанности сторон в процессе также являются публичными, поскольку эти права и обязанности устанавливаются для любой из сторон, в том числе и когда в ее качестве выступает государственный орган, участвующий в процессе в рамках выполнения своих законодательно закрепленных функций. И если на стадии реализации конкретным лицом охранительных материальных норм (т. е. при решении вопроса стоит ли обращаться за защитой к компетентному органу или нет, при выборе формы защиты и способа защиты) в качестве принципа действует общее дозволение (используется общедозволительный тип правового регулирования), то в рамках процесса действует разрешительный тип правового регулирования (стороны вправе делать только то, что предусмотрено процессуальными нормами и только в определенном порядке, а диспозитивность означает лишь выбор среди дозволенного).
Также являются публичными нормы Конституции РФ. Это связано с тем, что они всегда выражают те интересы, которые характерны для общества в целом. Например, нормы Гражданского кодекса РФ, закрепляющие права собственников - физических и юридических лиц, являются нормами частного права. Однако, нормы, содержащиеся в Конституции РФ и закрепляющие гарантии для частных собственников, являются нормами публичного права, поскольку выражают общественный интерес в стабильности и защищенности отношений собственности. Так, применительно к содержанию конкретного вещного правоотношения в п.1 ст.242 Гражданского кодекса РФ установлено, что при реквизиции имущество может быть изъято у собственника только с выплатой ему стоимости этого имущества. Это норма частного права (устанавливает обязанности в пользу носителей частного интереса). В то же время такое же по сути положение содержится в п.3 ст.35 Конституции РФ и является уже общим запретом (принципом), выраженном в норме публичного права и касающемся правосубъектности всех собственников - физических и юридических лиц.
Таким образом, частное право можно определить как совокупность норм, регулирующих общественные отношения (деятельность), в которых реализуется частный интерес либо возникает необходимость его охраны.
Публичное право - это совокупность норм, регулирующих общественные отношения (деятельность), в которых реализуется публичный интерес либо возникает необходимость его охраны.
К частному и публичному праву также применимы те моменты, которые отмечались применительно к частному и публичному интересу.
Во-первых, граница между частным и публичным правом подвижна и определяется законодателем.
Во-вторых, конфликт законных интересов применительно к нормам права, в том числе частным и публичным, находит выражение в коллизиях (противоречиях) норм.
В-третьих, поскольку охрана частного интереса требуется во всех сферах общественных отношений, то нормы частного права содержатся во всех отраслях права. Иными словами, деление права на профилирующие (фундаментальные) и комплексные отрасли не совпадает с делением права на частное и публичное. Отнесение этих отраслей к отраслям частного или публичного права носит условный характер и производится по преобладанию в них соответственно частноправовых или публично-правовых начал.
В связи с этим необходимо отметить следующее.
При всей близости понятий “частное право” и “гражданское право” (так же как и близости понятий “публичное право” и “административное право”) между ними нельзя ставить знак равенства.
В качестве примера несовпадения гражданского права с частным можно привести публичные договоры, которые коммерческая организация по характеру своей деятельности обязана заключить на одинаковых условиях с каждым, кто к ней обратится (ст.426 Гражданского кодекса РФ). С точки зрения деления права на частное и публичное - это норма частного права (устанавливает обязанность в пользу носителя частного интереса). А по методу правового регулирования эти отношения гражданско-правовыми не являются (коммерческая организация обязана вступить в эти отношения вне зависимости от своей воли и интереса).
И еще примеры. В частности, налоговым законодательством установлена возможность заключения с налоговым органом договоров залога или поручительства в обеспечение исполнения налоговых обязательств налогоплательщика (ст. ст. 73 и 74 Налогового кодекса РФ). С точки зрения интересов эти отношения публичные, а по методу правового регулирования - гражданско-правовые. То же самое можно сказать и применительно к отношениям по поставке или подряду для государственных нужд, которые регулируются нормами Гражданского кодекса РФ (ст. ст. 525 - 534 и 763 - 768).
В остальных приведенных выше примерах характер норм определяется следующим образом.
Нормы Гражданского кодекса РФ, устанавливающие обязанности субъектов гражданско-правовых отношений перед государством, например, по регистрации прав на недвижимость, запрещающие нормы Гражданского кодекса РФ, а также нормы указов Президента РФ, устанавливающие обязанности данных субъектов в целях повышения, например, собираемости налогов, являются публично-правовыми как направленные на реализацию публичного интереса. Нормы, устанавливающие основания и последствия признания сделок недействительными, также являются публично-правовыми, поскольку препятствуют проявлению субъективных интересов конкретных лиц в интересах всего общества (охраняют общественные интересы). Эти нормы выражают публичный интерес в сфере гражданско-правовых отношений.
Указанные различия между частным и гражданским правом обусловлены тем, что предмет частного права составляют отношения, в которых реализуется и охраняется частный интерес, но которые регулируются с помощью разных приемов. Предмет гражданского права составляют отношения, в которых реализуется и охраняется как частный, так и публичный интерес, но которые регулируются с помощью юридически однородных приемов воздействия (прежде всего метода правового регулирования).
Усиление публичных начал в гражданском праве Р. Саватье обозначал как процесс “публицизации” частного права.
1.10. Значение деления права на частное и публичное. Характеристика частноправового и публично-правового режимов
Основное значение данного деления заключается в том, что с его помощью оказывается возможным представить общую картину всей правовой действительности, ее общие очертания, увидеть укрупненную группировку тех частей, из которых складывается правовая система данной страны, право в целом. Тем самым по сути это деление концептуального порядка. Оно касается самих основ права, его места и роли в жизни людей, его определяющих ценностей. Частное и публичное право представляют собой качественно разные области правового регулирования.
Если говорить о назначении, то частное право - это право, нацеленное на организацию и регулирование существования и деятельности частных лиц, индивидов и групп индивидов, рассматриваемых с точки зрения их личной независимости. Таким образом, оно отражает развитие индивидуализма и либерализма в рамках конкретного политического общества. Чем более развито частное право, тем в большей степени данное общество проникнуто либеральной политической философией. Посредством частного права государство определяет и вводит в действие общую юридическую схему осуществления всех видов частной социальной деятельности, организует общество, проводит упорядочение законодательства, стремясь к установлению некоторого равновесия между слабым и сильным. В тоже время в пределах этой схемы каждый в равной мере свободен при условии строгого соблюдения законов, обычаев и всех остальных норм права. Под свободой здесь понимается свобода действий, представляющихся целесообразными и предпринимаемых для защиты своих интересов. При наличии частного права каждый должен соблюдать “правила игры”, в противном случае против него применяются юридические санкции. Так или иначе выигрывает сильнейший.
Публичное право - это право, лишенное индивидуалистического наполнения. Его назначение связано не с индивидом, а с обществом в целом. В политическом обществе индивид имеет собственную ценность, поскольку является важнейшим элементом базы общества, главным условием его жизнеспособности и развития. С другой стороны, политическое общество проявляет заботу об индивидах. Оно должно обеспечивать взаимодействие всех составляющих его членов, определять для себя общие функции и задачи, намечать виды деятельности и цели общественного значения, гарантирующие эффективность общества. Таким образом, общество в целом как государственный коллектив имеет свои собственные интересы, отличные от интересов частных лиц или даже противоречащие им.
Публичное право включает нормы нацеленные на организацию политического общества и налаживание его отношений с частными лицами.
В отличие от частного права, являющегося преимущественно индивидуалистическим правом, публичное право имеет коллективистскую сущность. Его цель - отстаивание общественных интересов в отношениях с частными лицами. Это право, которое основано на принудительной власти политического общества, а также на превосходстве общих интересов над частными интересами (в смысле закладываемой на стадии правотворчества обязательной необходимости их учитывать вне зависимости от воли субъекта).
Государство зиждется на противоречии между общественной и частной жизнью, между общими и частными интересами. И пока существует это противоречие, останется обоснованным деление права на частное и публичное.
В связи с этим можно выделить следующие основные принципы частноправового регулирования: 1). свобода действий субъектов собственной волей; 2). действие субъектов в собственном интересе; 3). недопустимость произвольного установления пределов реализации их прав и законных интересов.
Соответственно частноправовое регулирование характеризуется преобладанием использования такого способа как дозволение, метода координации и общедозволительного типа правового регулирования.
Основными принципами публично-правового регулирования являются: 1). действие субъектов строго в рамках предписаний, независимо от их воли; 2). действие субъектов в чужом интересе; 3). установление пределов реализации интересов одной стороны через объем обязанностей другой.
Соответственно публично-правовое регулирование осуществляется с преобладанием использования способа обязывания, метода субординации и разрешительного типа правового регулирования.
Следовательно, частноправовой подход в правовом регулировании связан с инициативой и самостоятельностью субъектов, реализующих свои собственные (частные) интересы. В публично-правовом подходе преобладают властно-организационные, принудительные начала, связанных с осуществлением общественных и государственных (публичных) интересов.
Необходимо еще раз подчеркнуть, что именно характер реализуемого или охраняемого интереса предопределяет возможность применения того или иного режима правового регулирования. Например, при осуществлении государственным органом контроля за деятельностью хозяйствующего субъекта речь идет о реализации публичного интереса. Соответственно эти правоотношения возникают для этих субъектов вне зависимости от их воли и подпадают под публично-правовой режим. Однако в случае нарушения прав этого субъекта речь будет идти о защите его частных интересов, опосредствованных этими правами. Поэтому в данном случае субъект подпадает под частноправовой режим, основанный на свободе выбора своего поведения, и соответственно здесь могут быть применены частноправовые способы защиты.
Тем самым четкое уяснение критериев и сути деления права на частное и публичное необходимо прежде всего нормотворческим органам, чтобы иметь возможность определить характер интереса, подлежащего правовой охране, и выработать под него соответствующий правовой режим.
Для субъектов правоприменительной деятельности это деление помогает уяснить существо отношений и с учетом этого правильно толковать и применять конкретные нормы права.
Таким образом, можно сделать вывод, что потребность выделения частного права в противовес публичному обусловлена прежде всего необходимостью охраны частных интересов во всех сферах общественной жизни, а не только в тех, которые подпадают под регулирование гражданским правом.
2. ЮРИДИЧЕСКИЙ РЕЖИМ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА)
2.1. Общая характеристика понятия “юридический режим правового регулирования” (“правовой режим”)
Понятие “правовой режим”, по мнению С. С. Алексеева, является одной из важнейших категорий в юридической науке и его можно определить как порядок регулирования, который выражен в комплексе правовых средств, характеризующих особое сочетание взаимодействующих между собой дозволений, запретов, а также позитивных обязываний и создающих особую направленность регулирования.
В связи с этим в качестве юридических оснований правовых режимов рассматриваются способы и типы правового регулирования и соответственно выделяются правовой режим общедозволительного профиля, построенный на диспозитивных началах, правовой режим разрешительного профиля, построенный на императивных началах, юридические режимы, основанные на позитивных обязываниях, а также режим исключения как технико-юридический прием, с помощью которого устанавливаются изъятия из общего правила.
Кроме того, по мнению С. С. Алексеева, правовые режимы подразделяются на первичные (общие) и вторичные (представляющие собой модификацию первичных режимов за счет определенных специфических моментов).
Хотя большинство правовых режимов, складывающихся внутри отраслей (основных и комплексных), по своим исходным началам являются режимами либо общедозволительного, либо разрешительного профиля, в целом тот или иной правовой режим нередко включает на последующих слоях регулирования или по отношению к другим субъектам элементы, построенные на ином типе регулирования. Более того, во многих случаях правовой режим выражает сочетание обоих типов регулирования, да плюс к этому еще и системы позитивных обязываний. В этом своеобразном, противоречивом сочетании типов правового регулирования (когда, например, поведение первого субъекта подчиняется одному порядку, а поведение второго, причем в сочетании, - другому) и состоит существенная черта правовых режимов, способных обеспечивать многогранное, комплексное воздействие на общественные отношения (деятельность).
Обращает на себя внимание, что указанное понятие “правовой режим” как и понятия “тип” и “метод”, отражают лишь специфику закрепления и сочетания способов правового регулирования.
Поэтому, более актуальным в практическом плане является ранее обозначенный подход применительно к режимам отраслей права. В этом случае С. С. Алексеев использовал термин “юридический режим правового регулирования” и рассматривал его более широко как особую целостную систему регулятивного воздействия, которая характеризуется специфическими приемами регулирования - особым порядком возникновения и формирования содержания прав и обязанностей, их осуществления, спецификой санкций, способов их реализации, а также действием единых принципов, общих дозволений, распространяющуюся на данную совокупность норм.
Следует обратить внимание, что по сути в данном определении речь идет о трех основных составляющих понятия “правовое регулирование”: о средствах (юридических нормах, правоотношении, актах реализации прав и обязанностей и актах применения права), о способах (приемах) их применения (в том числе и об их совокупности, которые образуют метод) и о принципах (в том числе и об образующих тип правового регулирования).
В связи с данным подходом необходимо отметить следующие моменты.
Во-первых, именно указанное понятие “юридический режим правового регулирования” объединяет в себе в качестве целостной системы все рассмотренные выше признаки, характеризующие понятие “правовое регулирование” (принципы, инструментарий и способы его применения) применительно к конкретной совокупности норм. Данный набор признаков позволяет индивидуализировать правовое регулирование любого вида общественных отношений (вида деятельности). Именно в этом ценность данного понятия.
Во-вторых, термин “юридический режим” правильней употреблять именно в отношении правового регулирования конкретного вида общественных отношений (вида деятельности). Однако, необходимо учитывать, что существует потребность характеристики правовых режимов не только применительно к определенным типам социальной деятельности (правовой режим предпринимательства), но и к определенным субъектам (правовой режим предпринимательства некоммерческих организаций), к определенным объектам (правовой режим недвижимости), к содержанию определенных операций (правовой режим выпуска и обращения ценных бумаг). В данном случае необходимо учитывать, что это лишь сокращенное словесное обозначение порядка регулирования соответствующей сферы общественных отношений (вида деятельности), выделенных по указанным признакам.
В-третьих, характеристика юридического режима правового регулирования дается на основании юридических норм, выделенных по каким-либо из указанных в предыдущем абзаце признакам и в связи с этим обладающих особой целостностью. Причем в подавляющем большинстве случаев эта совокупность норм не относится к какой-либо одной профилирующей (фундаментальной) отрасли права и состоит из институтов, относящихся к различным отраслям права. Например, и порядок осуществления предпринимательской деятельности, и порядок оборота объектов недвижимости, и порядок выпуска и обращения ценных бумаг регулируются нормами и частного права, и нормами публичного права.
В-четвертых, исходя из того, что, как уже отмечалось, именно специфика общественных отношений (видов деятельности) предопределяют особенности их правового регулирования, можно сделать вывод, что каждой сфере человеческой деятельности соответствует свой режим правового регулирования.
Тем самым можно также выделять юридические режимы правового регулирования соответствующие системе права и принципам правового регулирования (частноправовые и публично-правовые, отраслевые, специальные, режимы подотраслей и институциональные).
Термин “правовой режим” может использоваться как сокращенное обозначения понятия “юридический режим правового регулирования”.
На стадии правотворчества субъект правотворческой инициативы, а впоследствии законодатель прежде всего должны определить под какие уже существующие правовые режимы подвести правовое регулирование определенного вида общественного отношения (конкретного вида деятельности), а уже в рамках этих режимов выработать специфику его регулирования.
2.2. Понятие предпринимательской деятельности, ее признаки
Легальное (законодательное) определение предпринимательской деятельности содержится в п.1 ст.2 Гражданского кодекса РФ, согласно которому предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.
Данное определение является крайне неудачным, в частности потому, что не позволяет разграничить активную экономическую деятельность (например, по производству и реализации товаров, работ, услуг) и пассивную (например, по размещению денежных средств в кредитные организации, по передаче имущества в аренду и т. п.). Данные виды деятельности требуют установления разных режимов их правового регулирования. К тому же можно говорить о том, что такой подход противоречит положениям Конституции РФ, которая рассматривает экономическую деятельность как более широкую по отношению к предпринимательской (см. п.1 ст.34). Хотя вполне возможно, что в случаях, прямо предусмотренных законом, к пассивной экономической деятельности могут применяться правила о предпринимательской (хозяйственной) деятельности.
Исходя из этого, понятие предпринимательства лучше рассматривать через признаки, выделяемые в юридической литературе специалистами по предпринимательскому (хозяйственному) праву.
1. Предпринимательство является деятельностью, т. е. системой постоянно и целенаправленно осуществляемых действий по производству товаров, выполнению работ или оказанию услуг.
2. Эта деятельность осуществляется на профессиональной основе, т. е. людьми, имеющими определенную квалификацию или информацию, необходимую для принятия и реализации решений; по определенным правилам и методикам; с соблюдением определенных требований к результатам; под контролем государственных органов и при наличии государственных гарантий. Например, даже самую примитивную торговую операцию невозможно осуществить без информации о том, как осуществляется данная деятельность (пользуется ли данный товар спросом, как найти покупателя, как определить цену, какие требования необходимо соблюсти, чтобы эта операция не повлекла санкций со стороны государства и т. д.)
Данный признак в легальном определении отсутствует. Его отсутствие и создает предпосылки для отнесения к предпринимательской деятельности пассивной экономической деятельности (см., например, п.2 ст.24 ФЗ “О некоммерческих организациях”, п.2 ст.47 Закон РФ “Об образовании”). Однако, указанные нормы могут означать лишь то, что к перечисленным в них видам деятельности, осуществляемым некоммерческими (образовательными) организациями, применяются правила о предпринимательской (хозяйственной) деятельности.
3. Самостоятельность этой деятельности, т. е. ее осуществление своей волей и в своем интересе.
4. Это деятельность, осуществляемая на свой риск, т. е. с вероятностью неполучения запланированного или ожидаемого результата. Кроме того, предприниматель “обязан нести неблагоприятные последствия, состоящие в лишении его имущества без какой-либо компенсации, применяемом в установленном порядке в виде санкции за допущенное правонарушение”.
5. Это деятельность, направленная на систематическое получение прибыли, т. е. на неоднократное получение выручки, позволяющей покрыть издержки и получить выгоду.
Помимо этого, в указанном выше законодательном определении предпринимательской деятельности закреплен такой признак как легализованный характер этой деятельности, т е. возможность ее осуществления только после регистрации в уполномоченном государственном органе. Однако, следует отметить, что включение данного признака в легальное определение предпринимательской деятельности является принципиальной ошибкой законодателя. Это не сущностный признак понятия “предпринимательская деятельность”, а требование к ее осуществлению. Отсутствие у явления одного из признаков, составляющих определение какого-либо понятия, означает что данное явление под это определение не подпадает. В связи с этим получается, что с формальной точки зрения понятия “незаконная предпринимательская деятельность, осуществляемая без государственной регистрации” вообще не существует, поскольку без такой регистрации любая деятельность не может быть признана предпринимательской.
Содержательный анализ понятия “предпринимательская деятельность” предполагает определение его места среди других близких понятий, таких как “экономическая деятельность”, “хозяйственная деятельность”, “коммерческая деятельность”, “торговая деятельность”.
Экономическая деятельность - один из видов экономической активности человека, форма участия индивида в общественном производстве и способ получения средств для обеспечения жизнедеятельности его самого и членов его семьи. По наличию признака профессионализма она делится на активную экономическую деятельность (по производству и реализации товаров, работ, услуг) и пассивную (размещение денежных средств в кредитные организации, передача имущества в аренду, доверительное управление, распоряжение собственным имуществом, в том числе путем внесения в уставные (складочные) капиталы организаций, и т. п.). К сожалению, Конституция РФ оперирует этим понятием то в широком смысле (имея в виду и активную и пассивную экономическую деятельность), то в узком (имея в виду только активную экономическую деятельность). Определить это можно только исходя из контекста.
Понятие “хозяйственная деятельность” по сути тождественно понятию “активная экономическая деятельность”, т. е. это профессиональная, самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, связанная с пользованием имуществом, продажей товаров, выполнением работ или оказанием услуг. Причем как направленная на систематическое получение прибыли, так и не имеющая такой цели. В настоящее время именно хозяйственную, а не предпринимательскую деятельность осуществляют, например, биржи (см. ст.3 Закона РФ “О товарных биржах и биржевой торговле”, ст.11 ФЗ “О рынке ценных бумаг”). По содержанию эта деятельность может быть охарактеризована как содействующая осуществлению предпринимательской.
Отказ от использования понятия “хозяйственная деятельность” в законодательстве и юридической литературе обусловлен больше идеологическими штампами, чем его сущностью.
Понятие “предпринимательская деятельность” является более узким и означает разновидность хозяйственной деятельности, направленной на систематическое получение прибыли.
Исходя того, что Конституция РФ оперирует понятием экономическая деятельность, правовое регулирование хозяйственной и предпринимательской деятельности строится на одинаковых принципах, т. е. то, что установлено законодательством в отношении предпринимательской деятельности распространяется и на хозяйственную.
Поскольку пассивная экономическая деятельность не может быть отнесена к хозяйственной, она не может признаваться и предпринимательской. Отсутствие четкого понимания этого разграничения привело к еще одной принципиальной ошибке законодателя в виде наделения некоммерческих организаций правом осуществлять предпринимательскую деятельность (зачастую понимая под ней пассивную экономическую деятельность). Исходя из целей и задач деятельности этих организаций, в экономической сфере они должны иметь возможность осуществлять пассивную экономическую деятельность и необходимую для обеспечения их функционирования хозяйственную деятельность, а не заниматься экспортом сырья, импортом алкогольной и табачной продукции и т. п.
Термин “коммерческая деятельность”, исходя из положений Гражданского кодекса РФ (например, п.1 ст.50), в настоящее время можно рассматривать только как обозначающий деятельность коммерческих организаций, т. е. организаций, преследующих извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности. Поскольку предпринимательскую деятельность могут осуществлять не только коммерческие организации, понятие “коммерческая деятельность” является по сравнению с понятием “предпринимательская деятельность” еще более узким.
Понятием “торговая деятельность” может обозначаться только такая разновидность предпринимательской и коммерческой деятельности как непосредственное осуществление торговли, т. е. систематическое осуществление продажи вещей (товаров) с целью получения прибыли. Каких-либо законодательных оснований либо предпосылок в развитии правового регулирования для более широкой его трактовки в настоящее время не имеется.
2.3. Государственное регулирование экономики как форма охраны публичных интересов
Осуществление предпринимательства является сферой частного интереса, а право на осуществление предпринимательской деятельности - элементом правоспособности частного лица. Поэтому эта деятельность регулируется прежде всего нормами частного права. Однако, при этом частноправовое регулирование неизбежно подвергается достаточно обширному публично-правовому воздействию и связано это с необходимостью установления пределов реализации частных интересов предпринимателей в целях охраны интересов общества и государства.
При переходе к рыночной экономике ее главным регулятором становится рынок, который экономически, законами спроса и предложения, определяет развитие общественно-необходимого производства, цену товара, его качество, потребительские свойства, дает импульс развитию научно-технического прогресса и в то же время “гасит” ненужное, нерентабельное, неконкурентноспособное производство. Рынок воздействует тем самым на формирование частных интересов предпринимателей, заставляет их улучшать производство, качество товара. Конкуренция предпринимателей понуждает их снижать затраты на производство и соответственно цены. В этом смысле воздействие на экономику через интересы оказывается более существенным, нежели в условиях административно-командной системы, где главным способом воздействия выступали директивные команды государственного руководства хозяйством на основе планов, а экономические меры находились на втором месте.
Однако при любой рыночной модели возникают вопросы о роли государства в экономике, необходимости его воздействия на деятельность предпринимателей, основаниях и пределах допустимого государственного вмешательства в нее. Эйфория первого периода перехода к рынку в порыве резкого отрицания планового воздействия на экономику привела к переоценке возможностей рынка. Выяснилось, что многие общественно значимые задачи, например, удержание рыночной свободы в конкурентных рамках, невозможно решать без государственного воздействия.
Причем активная роль государства в этой области не умаляет значения рыночной инициативы в обеспечении структурной перестройки экономики, перехода к стабильному устойчивому росту. Государство должно не подменять предпринимательскую инициативу, а создавать соответствующие условия для усиления частной инвестиционной активности и экономического подъема путем широкого освоения новых перспективных технологий на началах самоорганизации и конкуренции.
Необходимость такого государственного воздействия определяется, как минимум, следующими задачами:
1). обеспечения государственных и общественных нужд, приоритетов в экономическом и социальном развитии;
2). формирования государственного бюджета;
3). защиты окружающей среды и пользования природными ресурсами;
4). обеспечения занятости населения;
5). обеспечения общественной безопасности и обороноспособности страны; 6). реализации свободы предпринимательства и конкуренции, защиты от монополизма; 7). защиты прав потребителей; 8). соблюдения правопорядка во внешнеэкономической деятельности российских предпринимателей, а также со стороны иностранных инвесторов.
Как видно из этого перечня задач, все основания для государственного воздействия лежат в сфере публичных интересов (интересов, присущих всему обществу). К ним же относится и стимулирование развития предпринимательства (см. ФЗ “О государственной поддержке малого предпринимательства в РФ”), а также ограничение прав иностранцев в целях поддержки отечественного производителя (п.3 ст.62 Конституции РФ).
Указанное воздействие может осуществляться за счет нормотворческой, а также властной и индивидуально-определенной (т. е. правоприменительной) деятельности компетентных органов. Такая деятельность подпадает под понятие “государственное регулирование экономики”. Тем самым государственное регулирование экономики с правовой точки зрения представляет собой правовое воздействие, в том числе в виде правового регулирования, в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности в целях обеспечения публичных интересов (интересов общества и государства). Причем это касается и использования экономических рычагов (например, в виде повышения или снижения экспортных пошлин). Данное регулирование является составной частью единого государственного управления.
Как показывает история, любой позитивный процесс необходимо поддерживать и направлять. В противном случае он превращается в свою противоположность. Негативные же процессы развиваются без всякой поддержки.
Необходимость осуществления государственного регулирования экономики предопределяет особенности правового регулирования предпринимательской (хозяйственной) деятельности, которые прежде всего проявляются в наличии специальных принципов правового регулирования, в видах используемых правоотношений, в использовании приемов правового регулирования.
Именно объем государственного регулирования экономики, закладываемый через приемы правового регулирования, предопределяет выделение в рамках правового режима предпринимательской (хозяйственной) деятельности правовых режимов отдельных видов этой деятельности. Например, по объему государственного регулирования достаточно сильно различается правовое регулирование таких видов деятельности как нефтедобыча, нефтепереработка и торговля продуктами этой переработки.
В советский период государственное воздействие на экономику обозначалось термином “хозяйственное руководство”..
Не следует забывать, что управление присуще и собственно предпринимательской (хозяйственной) деятельности, но здесь оно проявляет себя как самоуправление (саморегулирование) предпринимателя. Управленческая деятельность, осуществляемая органами управления предприятия, образует необходимый элемент самого производства, так как проявляет себя в рамках предприятия и непосредственно в процессе осуществления им предпринимательской (хозяйственной) деятельности. Иными словами, данная деятельность составляет управленческий аспект содержания самой предпринимательской (хозяйственной) деятельности.
2.4. Принципы правового регулирования предпринимательской (хозяйственной) деятельности
В силу того, что правовое регулирование является основной формой реализации функций права, то понятия “принципы правового регулирования”, “принципы права” и “правовые принципы” по сути являются синонимами.
Согласно общепринятому подходу под правовыми принципами понимаются выраженные в праве исходные нормативно-руководящие начала, характеризующие его содержание, его основы, закрепленные в нем закономерности общественной жизни.
Таким образом, действующая теория правовых принципов сводится к двум моментам: 1). принцип права - это основополагающая идея, исходное (определяющее) начало; 2). это идея (начало), тем или иным образом выраженные в праве.
Однако, не следует придавать абсолютное значение формуле, согласно которой все правовые принципы не существуют вне конкретных правовых норм.
Понятие “правового принципа” не перекрывается понятием “нормы права”. Особое положение принципов в структуре права заключается в том, что они представляют собой основополагающие регулятивные элементы этой структуры. Как глубинные элементы они способны направлять развитие и функционирование всей правовой системы, определять судебную и иную юридическую практику, способствовать устранению пробелов в праве, отмене устаревших и принятию новых юридических норм. Иными словами, они выступают в качестве исходных ориентиров в правовом поведении, при применении и толковании права.
В процессе формирования правовых принципов из правовых идей и их реализации прослеживается определенная последовательность. Представляется возможным выделить в нем три основные стадии: 1). правовая теория; 2). система правовых норм; 3). правопорядок. Это связано с тем, что построить систему норм права, не определившись с принципами, на которых она строится и функционирует, невозможно. Чтобы выработать эти принципы необходимы научные познания.
На стадии правовой теории происходит первоначальная объективизация и разработка правовых идей и формирование их как принципов правового регулирования. В правовой теории данные принципы раскрываются в понятиях и категориях, обосновываются и доказываются. При этом необходимо учитывать, что отдельные понятия и категории не отражают тот или иной принцип целиком. Представление о нем дает только некоторая система понятий, которая основывается на данном принципе и выражает ее.
Далее правовые принципы получают общезначимое выражение либо прямое закрепление в системе правовых норм.
На стадиях реализации норм права и их применения (в смысле правоприменительной деятельности) правовые принципы преломляются и находят выражение в правопорядке как итоговом состоянии действия права.
Таким образом, не следует выводить правовые принципы из содержания норм права. Ведь в этом случае получается, что нормы права предопределяют принципы. На самом деле зависимость обратная.
Например, Конституционный Суд РФ при обосновании своих решений широко использует понятие “общие принципы права”. В частности, к их числу Конституционный Суд РФ относит такие принципы как справедливость и соразмерность. Причем эти принципы применяются вне зависимости от того закреплены ли они в конкретных нормах права, которые регулируют рассматриваемые правоотношения, или нет. А самое главное, при их применении Конституционный Суд РФ исходит из того, что эти общие (общеправовые) принципы обладают высшей степенью нормативной обобщенности, предопределяют содержание конституционных прав человека, отраслевых прав граждан, носят универсальный характер и в связи с этим оказывают регулирующее воздействие на все сферы общественных отношений. Общеобязательность таких принципов состоит как в приоритетности перед иными правовыми установлениями, так и в распространении их действия на все субъекты права.
Правовая позиция Конституционного Суда РФ (правовая позиция судей Конституционного Суда РФ, выраженная в его решениях), является обязательной на всей территории России на основании ст.6, ч.3 ст.29, ст.71 и ст.75 ФКЗ “О Конституционном Суде РФ”. По сути Конституционный Суд РФ в своих решениях дает официальное нормативное делегированное или правоприменительное (в зависимости от категории дела) толкование Конституции РФ.
Следовательно, по степени выражения в праве необходимо говорить о двух видах правовых принципов:
1). принципы-идеи;
2). принципы, прямо закрепленные в нормах права.
Первый вид принципов - это принципы, выработанные в процессе формирования системы права, реализации права и его применения. Они не закреплены прямо в нормах права, но на них основывается ряд норм. Поэтому их можно обозначить еще как принципы, предопределяющие правовые нормы. Данные принципы могут быть только общими (общеправовыми). Реализуются они через акты применения права (индивидуальные акты).
В зависимости от сферы действия правовые принципы можно разделить на виды в соответствии с правовыми образованьями, составляющими систему права:
1). общие (общеправовые), которые распространяются на всю систему права;
2). принципы частного и публичного права;
3). межотраслевые принципы, которые распространяются на несколько отраслей права;
4). отраслевые, которые распространяются на одну профилирующую (фундаментальную, основную) отрасль права;
5). специальные, которые характерны для комплексных отраслей права;
6). специфические подотраслевые принципы (например, принципы налогового или авторского права);
7). институционные принципы, характерные для институтов права как профилирующих (фундаментальных, основных), так и комплексных отраслей права (например, принципы расчетных правоотношений ).
Принципы международного права, являющиеся составной частью правовой системы РФ (п.4 ст.15 Конституции РФ) могут относится к любой из разновидностей в зависимости от сферы своего распространения.
Соответственно в основе правового регулирования определенного общественного отношения (конкретного вида деятельности) всегда лежит иерархия принципов.
На стадии правотворчества субъект правотворческой инициативы, а впоследствии законодатель прежде всего должны определить на основании каких из уже выработанных принципов из указанной иерархии будет осуществляться правовое регулирование определенного вида общественного отношения (конкретного вида деятельности), а уже в рамках этих принципов общего характера выработать новые принципы.
Кроме того, заслуживает внимания еще одна классификация принципов по тем целям, которым они служат: 1). принципы построения нормативной базы (например, принцип единства права); 2). принципы регламентации поведения субъектов (например, презумпция невиновности, принцип недопустимости злоупотребления правом); 3). принципы применения норм (например, что приоритет имеет норма, принятая позднее).
Значение необходимости строгого соблюдения принципов права трудно переоценить. В частности, именно за счет этого обеспечивается баланс (сочетание) интересов, заложенный через правотворческую деятельность.
Основная отличительная особенность принципов правового регулирования предпринимательской (хозяйственной) деятельности, заключается в том, что они одновременно составляют закрепленные в главе 1 Конституции РФ основы конституционного строя Российской Федерации, т. е. являются конституционно закрепленными принципами (не путать с принципами конституционного права). В соответствии с п.2 ст.16 Конституции РФ основам конституционного строя не могут противоречить никакие другие ее положения (а уж тем более положения, содержащиеся в других нормативных актах). Соответственно эти положения предопределяют основные субъективные права и обязанности предпринимателей и обязанности государства по их обеспечению, закрепленные в иных главах Конституции РФ и законах.
Согласно п.1 ст.8 Конституции РФ в Российской Федерации гарантируются: 1). единство экономического пространства; 2). свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств; 3). поддержка конкуренции.
Рассматривать эти положения как общие (общеправовые) принципы, как принципы частного или публичного права, либо как отраслевые принципы не представляется возможным.
С одной стороны, на них строится правовое регулирование только экономических, а не всех общественных отношений.
С другой стороны, эти отношения составляют предмет правового регулирования как частного, так и публичного права, отраслей как гражданского, так и административного (в том числе финансового и налогового) права. Например, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств является принципом, закрепленным и в Гражданском кодексе РФ (п.3 ст.1), и в Налоговом кодексе РФ (п.4 ст.3). Однако, несмотря на закрепление этого принципа в Гражданском кодексе РФ, он не может быть отнесен к отраслевому принципу гражданского права, поскольку понятие “гражданский оборот” является более широким, чем понятие “экономический оборот”, так как включает в свое содержание действия безвозмездные (дарение, завещание и др.), по самой природе несовместимые с экономическим оборотом (обменом).
Тем самым перечисленные принципы следует отнести к специальным принципам правового регулирования предпринимательской (хозяйственной) деятельности.
Из принципа единства экономического пространства вытекает обязанность государства обеспечить создание таких предпосылок экономической (активной) деятельности как единая денежная система, единая система банков, свободное перемещение товаров и услуг, защита капиталов на любой территории, защита конкуренции.
Принцип свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств порождает обязанность государства не устанавливать и не допускать установления на территории Российской Федерации таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств. Ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться только в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей (ст.74 Конституции РФ). К обязанностям государства в этой области следует также отнести обеспечения единства денежной системы и единства налоговой системы (ст.75 Конституции РФ).
На принципе поддержки конкуренции основывается запрет, содержащийся в п.2 ст.34 Конституции РФ, согласно которому не допускается экономическая (активная) деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию. Из этой нормы вытекает обязанность законодателя принять законы, определяющие антимонопольную политику государства и устанавливающие критерии определения недобросовестной конкуренции.
Строгое соблюдение этих принципов позволяет придать правовому регулированию предпринимательской (хозяйственной) деятельности стабильность и предсказуемость, что является необходимым условием развития предпринимательства.
Принципы свободы экономической деятельности (п.1 ст.8 Конституции РФ), а также признания и защиты равным образом всех форм собственности (п.2 ст.8 Конституции РФ) являются межотраслевыми, поскольку определяют правовое регулирование экономической деятельности в широком смысле.
Принцип свободы экономической деятельности лежит в основе таких прав как право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (п.1 ст.34 Конституции РФ), право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (п.1 ст.37 Конституции РФ), право (свобода) литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания (п.1 ст.44 Конституции РФ).
Принцип признания и защиты равным образом всех форм собственности предопределяет правовой статус всех субъектов права собственности (граждан, юридических лиц, Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований) и применяется как в гражданско-правовой, так и публично-правовой сфере.
Конституционные принципы государственного регулирования экономики, устанавливающие пределы осуществления прав предпринимателей и соответственно пределы государственного вмешательства в экономику, составляют конституционный экономический публичный порядок.
2.5. Правоотношения в механизме правового регулирования предпринимательской (хозяйственной) деятельности
Правовое регулирование представляет собой длящийся процесс, распадающийся на четыре стадии. Наиболее предпочтительной является точка зрения, согласно которой процесс правового регулирования состоит из следующих четырех взаимосвязанных стадий.
1. Регламентация (урегулирование) общественных отношений (деятельности их участников), то есть разработка и принятие юридических норм, что по сути и представляет собой правотворчество.
2. Возникновение субъективных прав и юридических обязанностей (возникновение правоотношений). Смысл данной стадии - переход от общих предписаний норм к определенной модели поведения конкретных лиц.
3. Реализация норм права (юридический результат регулирования). Она заключается в фактической реализации лицами своих прав и исполнении обязанностей.
4. Применение права (в смысле правоприменительной деятельности).
Применение права является факультативной стадией правового регулирования. Эта стадия правового регулирования может существовать между первой и второй стадиями (в ситуациях, когда для возникновения прав и обязанностей необходим акт компетентного органа), либо между второй и третьей стадиями (в ситуациях, когда требуется применение мер государственного принуждения), либо вообще отсутствовать. Именно поэтому применение права лучше рассматривать как факультативную стадию правового регулирования, а не особую форму реализации права.
Кроме того, разделение понятий “реализация норм права” и “применение права” (в смысле правоприменительной деятельности) обусловлено тем, что реализация норм права - инициативна (добровольна), а применение права - принудительно. Соответственно это предопределяет различия в характере деятельности, осуществляемых на этих стадиях правового регулирования. Применение права (в смысле правоприменительной деятельности) всегда связано с применением мер государственного принуждения и выражается в индивидуальных предписаниях (актах применения права).
В соответствии с этими стадиями и выделяется четыре основополагающих элемента механизма правового регулирования:
1). юридические нормы;
2). правоотношения;
3). акты реализации прав и обязанностей;
4). акты применения права (индивидуальные предписания).
Данные элементы и составляют систему правовых средств (правовой инструментарий) воздействия на общественные отношения (деятельность их участников) и объединяются термином “механизм правового регулирования”.
Тем самым механизм правового регулирования определяется как взятая в единстве система правовых средств, при помощи которой обеспечивается результативное правовое воздействие на общественные отношения (деятельность их участников).
Разделение юридических норм и правоотношений в данном случае обусловлено тем, что правовое регулирование осуществляется либо через установление субъективных прав и обязанностей сторон в конкретном правоотношении, либо через установление правосубъектности (применительно к гражданским правоотношениям - правоспособности), т. е. возможности вступить в конкретное правоотношение и за счет этого реализовать свои права. Например, право на обладание собственностью - это элемент правосубъектности (правоспособности). Однако, для того, чтобы его реализовать необходимо вступить в конкретное правоотношение. Иными словами, в первом случае правовое регулирование осуществляется на макроэкономическом уровне, а во втором - на уровне индивидуального поведения.
Тем самым, по существу механизм правового регулирования характеризует принцип действия права. Это обстоятельство крайне важно для разграничения понятий “механизм правового регулирования” и “правовая система”. Понятие “правовая система” собирательное и отражает всю правовую организацию общества. Данное понятие охватывается понятием “механизм правового регулирования” с точки зрения функционирования правовой системы. Именно в раскрытии динамического функционального аспекта правовой системы в целом и заключается основная смысловая и целевая нагрузка понятия “механизм правового регулирования”.
Ранее отмечалось, что к элементам, образующим состав правоотношения, относятся: субъекты, их права и обязанности (составляющие его юридическое содержание), поведение (составляющее его фактическое содержание), а также объект правоотношения либо выделяемые вместо него объекты правовой деятельности и объекты интереса.
Правовое регулирование предпринимательской (хозяйственной) деятельности производится с помощью двух видов правоотношений.
Первый вид правоотношений представляет собой правоотношения активного типа, в которых совершение положительных действий обязанными лицами (субъектами предпринимательской (хозяйственной) деятельности) непосредственно приводит к удовлетворению публичных интересов, выражаемых государственными органами. С помощью этих правоотношений в основном регулируются отношения, связанные с государственным регулированием экономики. В качестве примеров здесь можно привести обеспечение публичных интересов за счет уплаты страховых взносов в Пенсионный фонд РФ, за счет установления Правительством РФ платы за перевозку тяжеловесных грузов по федеральным автомобильным дорогам, за счет установления обязанности по применению контрольно-кассовых машин предпринимателями при осуществлении денежных расчетов с населением и т. д. С помощью этого вида правоотношений регулируются и обязательственные отношения, например, договорные.
Второй вид правоотношений представляет собой правоотношения пассивного типа, в которых на лиц возлагается обязанность воздерживаться от определенных действий для того, чтобы управомоченные лица (контрагенты) могли совершать дозволенные им положительные действия и тем самым удовлетворять свои интересы.
Субъектами предпринимательской (хозяйственной) деятельности являются граждане, юридические лица, а также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования в лице уполномоченных государственных и иных органов (далее - предприниматели). Основное отличие граждан - предпринимателей от иных субъектов заключается в том, что они используют свое имущество не только для занятия предпринимательской деятельностью, но и в качестве собственно личного имущества, необходимого для осуществления неотчуждаемых прав и свобод. Имущество гражданина в этом случае юридически не разграничено.
Граждане могут выступать в качестве субъектов предпринимательской (хозяйственной) деятельности с письменного согласия родителей, усыновителя или попечителя по достижении возраста четырнадцати лет (ст.26 Гражданского кодекса РФ). При этом по достижении возраста шестнадцати лет они могут быть объявлены полностью дееспособными в порядке эмансипации (ст.27 Гражданского кодекса РФ). Для отдельных категорий граждан, например, находящихся на государственной службе, могут вводится запреты на осуществление предпринимательской деятельности (ст.11 ФЗ “Об основах государственной службы РФ). Однако, поскольку в силу п.3 ст.56 Конституции РФ право на осуществление предпринимательской деятельности ограничению не подлежит, подобные запреты следует рассматривать как неконституционные. В приведенном примере законодателю следовало ограничивать не право на осуществление предпринимательской деятельности, а право на занятие государственной должности в случае ее осуществления.
Юридические лица могут выступать в качестве субъектов предпринимательской (хозяйственной) деятельности с момента государственной регистрации, а по лицензируемым видам деятельности - с момента получения соответствующей лицензии.
Кроме того, могут выделяться еще такие субъекты как трудовые коллективы и подразделения юридических лиц - предприятий. Однако, следует признать, что они не осуществляют предпринимательскую (хозяйственную) деятельность своей волей и в своем интересе, а также на свой риск и соответственно не могут признаваться субъектами этой деятельности. Они являются лишь элементами самоуправления (саморегулирования), которое входит в качестве управленческого аспекта в содержание самой предпринимательской (хозяйственной) деятельности, и выступают в ней по преимуществу в качестве объектов (управляемой системы).
Формой осуществления предпринимательской (хозяйственной) деятельности для граждан является их деятельность в качестве индивидуальных предпринимателей. Это касается и случаев их участия в договорных формах осуществления предпринимательской (хозяйственной) деятельности, например, в договорах простого товарищества (см. п.2 ст.1041 Гражданского кодекса РФ). Для юридических лиц, такими формами являются либо непосредственное осуществление этой деятельности, либо участие в договорных формах объединения (например, в финансово-промышленных группах). Участие граждан в уставном (складочном) капитале юридических лиц является пассивной экономической деятельностью, не относящейся к предпринимательской.
Объектами правовой деятельности в правоотношениях, связанных с государственным регулированием экономики, являются действия обязанных лиц, а в правоотношениях, связанных с непосредственным осуществлением предпринимательской (хозяйственной) деятельности, - любые предметы, явления духовного и материального мира, выступающие объектом правового поведения и имеющие для правоотношения юридическое значение (сами правоотношения, вещи, действия).
Самостоятельными объектами интереса в первом виде правоотношений являются результаты действий обязанных лиц, а в правоотношениях второго вида - любое благо как результат. Это может быть правоотношение в целом (например, установление договорных отношений), субъективное право (на приобретение конкретного объекта), правовое поведение (своевременное исполнение обязательств), объекты правового поведения (груз) и его результаты (доставка груза) и т. д.
2.6. Выражение интересов юридических лиц при осуществлении предпринимательской (хозяйственной) деятельности
Понятие “юридическое лицо” шире, чем понятие “предприятие”, которое употребляется не только в смысле имущественного комплекса, но и в отношении коммерческих организаций как субъектов права (но только действующих в производственной сфере). По отношению к понятию “юридическое лицо” более широким является понятие “хозяйствующий субъект”, употребляемое в отношении всех лиц, осуществляющих хозяйственную деятельность, в том числе и граждан - предпринимателей (см., например, ст.4 Закона РФ “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках”).
Юридическое лицо - это понятие гражданского права, смысл которого сводится к обособлению имущества, выделенного учредителями этому юридическому лицу для осуществления предпринимательской (хозяйственной) деятельности (ст.48 Гражданского кодекса РФ). В то же время статусом юридического лица могут наделяться государственные органы и иные субъекты управления, например, Центральный банк РФ. Это необходимо в тех случаях, когда они являются участниками гражданского оборота (заключают сделки, необходимые для материального обеспечения своей основной деятельности, несут ответственность по своим долгам за счет закрепленного за ними имущества). Наделение их этим статусом означает, что они при участии в гражданском обороте выступают не только как носители публичного, но и как носители частного интереса, присущего им как юридическому лицу. Когда они выступают в основной своей роли как властвующие субъекты, то наличие у них статуса юридического лица уже никакого значения не имеет, поскольку они в этом случае они являются субъектами публичного права, выражающими общественный и государственный интерес. Кроме того, по мнению Конституционного Суда РФ, Конституция РФ не запрещает государству передавать отдельные полномочия исполнительных органов власти негосударственным организациям, участвующим в выполнении функций публичной власти.
Интересы юридического лица, как было установлено ранее, формируются экономическими обстоятельствами. Реализация этих интересов (как опосредованных субъективными правами, так и не опосредованных) зависит от воли юридического лица. Соответственно в этом случае существенное значение имеет то, чье понимание интересов юридического лица определяет выбор того или иного варианта действий, кто уполномочен выражать волю юридического лица.
В соответствии с п. п. 1 и 2 ст.53 Гражданского кодекса РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. В предусмотренных законом случаях юридическое лицо может приобретать гражданские права и принимать на себя гражданские обязанности через своих участников. Кроме того, на основании ст. ст. 182 и 184 Гражданского кодекса РФ юридическое лицо может действовать через представителей.
В этих случаях первостепенное значение приобретает подход лица, управомоченного выражать волю юридического лица, к оценке объективных интересов юридического лица. С учетом того, что объективные интересы юридического лица в сознании лица, управомоченного выражать его волю, могут быть осознаны неправильно или сознательно искажены (в том числе и под воздействием субъективных интересов) законом установлены пределы, в которых указанные лица вправе действовать по своему усмотрению, т. е. исходя из своего понимания интересов юридического лица.
Такие пределы проявления субъективных интересов лица, управомоченного выражать волю юридического лица, вводятся за счет установления оснований для признания совершенных им сделок недействительными, а также для его привлечения к ответственности.
В соответствии со ст. 173 Гражданского кодекса РФ сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, либо юридическим лицом, не имеющим лицензию на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана судом недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности.
Согласно ст.174 Гражданского кодекса РФ, если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором либо полномочия органа юридического лица - его учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или орган вышли за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях.

стр. 1
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>