стр. 1
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Андрей Владимирович Курпатов
27 верных способов получить то, что хочется




«27 верных способов получить то, что хочется»: Нева; 2005
ISBN 5-7654-4151-3
Аннотация

Удивительная — живая и практичная — книга о том, как решить две главные проблемы человека. Из нее вы узнаете, как обрести счастье и спокойствие дома, а также — как получать удовольствие от работы и добиваться успеха.
Народная мудрость гласит, что счастье — это, когда ты с удовольствием идешь на работу и с желанием возвращаешься домой. Иными словами, для достижения счастья необходимо быть в курсе секретов личного и профессионального успеха. Об этих секретах, причем на конкретных жизненных примерах, и идет речь в этой книге.

Андрей КУРПАТОВ
27 ВЕРНЫХ СПОСОБОВ ПОЛУЧИТЬ ТО, ЧТО ХОЧЕТСЯ

ОТ АВТОРА

В свое время я назвал эту книгу «Настоящая жизнь: работа как флирт и флирт как работа». И рассказал в ней, как добиться успеха в личной жизни и в профессиональной деятельности. Как, не рассчитывая на удачу, на случай, сделать эти сферы своей жизни успешными собственными руками. Ведь секрет здесь прост — нужно с легкостью, с озорным блеском в глазах подойти к работе и вдумчиво, серьезно, обстоятельно к личной жизни. А дальше детали, которым, собственно, и посвящена книга, — много-много «верных способов».
Но мою «Настоящую жизнь» (в смысле — название книги) в издательстве забраковали. Мол, не понятно, о чем, что значит «настоящая»? А что, бывает «ненастоящая»? В общем, не стало моей «Настоящей жизни», а получился «Флирт глазами эксперта». Поскольку я являюсь экспертом по вопросам психологической культуры и психического здоровья разных государственных служб и учреждений, к «флирту» добавился «эксперт». Не буду скрывать, я с некоторым ужасом смотрел на обложку и думал — кому придет в голову это купить?
И, однако же, несмотря на все мои опасения, читатели нашли эту книгу. Обычно книги ищут читателей, но здесь явно читатель проявил находчивость и сообразительность — отыскал книжку! Сейчас, когда «Флирт глазами эксперта» стал уже бестселлером и переживает свое переиздание в одноименной серии, его название в очередной раз поменялось. Теперь на обложке значится определенно именно то, что содержится внутри — без особенной выдумки и образности. Что ж, возможно, кому-то так легче будет отыскать эту книгу на пестрых книжных развалах.
Я очень надеюсь, что Вы получите то, что Вам хочется. В конце концов, все мы заслуживаем «настоящей жизни», и если есть «верные способы» получить заслуженное, то почему бы не воспользоваться ими побыстрее?
Успехов Вам и всего доброго!
Искренне Ваш, Андрей Курпатов.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Счастье — это, когда ты с удовольствием идешь на работу и с желанием возвращаешься домой.
Народная мудрость


Ваш покорный слуга собрался написать книжку о том, как начать жить «настоящей жизнью», т. е. такой жизнью, которую можно было бы назвать Жизнью, а не «существованием» и не «выживанием». И тут же, как вы могли заметить, подзаголовок: «работа как флирт и флирт как работа». Не странно ли это? Давайте порассуждаем. Из чего состоит наша с вами жизнь? Она состоит из «жизни личной» и «жизни общественной». Если будет только одна из них, то жизни не будет вовсе.
Еще совсем недавно у всех нас, жителей страны, в которой много «лесов, полей и рек», была только одна единственная жизнь — «общественная», а «личной жизни» ни у кого не было. По крайней мере, определенные лица сделали для этого все возможное и невозможное. Чуть ли не с рождения на шею ребенку повязывался лоскут красной ткани, далее все происходило исключительно на «пионерском расстоянии». Позже решение о разводе принималось на партсобрании, а похороны помпезно организовывались за государственный счет. Какая уж тут «личная жизнь»?!
Потом «общественную жизнь» в одночасье отменили и взамен предложили «личную». Но что с Iней делать, никому поначалу не было известно — навык утратился. Кроме того, «личную жизнь», как известно, в рот не положишь, а сытый голодному не товарищ. Потом все начали «крутиться», «выживать», и жизни снова не стало никакой. Одни принялись приторговывать «икрой заморской баклажанной» (наиболее успешные — газом и нефтью), остальные перебивались как придется. «А кому сейчас легко?!» Короче говоря, мы перешли в эпоху товарно-денежных отношений, где никакой жизни отродясь не было — только товар, только деньги.
В результате, и это я заявляю официально, в головах россиян воцарилось сущее безумие, порожденное стрессом, неопределенностью и ощущением бессмысленности всяких «смыслов». Это состояние, дорогие мои, называется депрессией с элементами тревожных расстройств. Данный диагноз, господа-товарищи россияне, стал нашим с вами жизненным кредо — и это, как ни печально, научный факт. Если кто-то думает, что он составил счастливое исключение — семь футов ему под килем в ближайшую психиатрическую лечебницу. Остальные придержите в руках эту книжку — она может вам очень пригодиться.
Как организовывать, создавать, пестовать свою жизнь — этому, по идее, нужно в школе учить. Таблица умножения, конечно, дело хорошее, «жи, ши пиши через букву и» — несомненно, вещь чрезвычайно полезная. Но жизнь, согласитесь, куда важнее и сложнее. Если не учить человека правильно (то бишь эффективно и с толком) жить, то ни арифметика, ни чистописание ему не помогут — он будет страдать и мучиться. Что ж, если не выучили, придется учиться самостоятельно и, так сказать, на колесах. Нам жизненно необходимо прекратить эту порочную практику по разрушению собственной жизни и наладить, наконец, обе ее стороны — и «личную», и «общественную».
Жить надо проще, жить надо веселее! Но как этого достичь?! — вот в чем вопрос. Если работа — это общественная жизнь, т. е. нервное, изматывающее и ненавистное мероприятие, то данная часть жизни будет для нас просто мучительной! Если же к флирту, т. е. к организации своей «личной жизни», подходить спустя рукава, как к чему-то малозначимому, посредственному, то и результат будет соответствующим. Серьезность при организации личной жизни и легкость в отно шении к карьерному росту — вещи необы чайно важные. Впротивном случае мы «сгорим на работе», а «личную жизнь» заполучим такую, со всеми ее дрязгами, ссорами, страданиями и вулканическими взрывами, что лучше бы ее у нас и вовсе не было.
Вы только подумайте, сколько сил и здоровья отнимает у нормального, среднестатистического человека его не пойми как устроенная «личная жизнь»! А сколько нервов уходит на терзания (самого разного вида и качества), связанные с работой, карьерой, одним словом — «общественной жизнью»! Если не изменить положение дел в корне, то в конце концов мы окажемся между молотом и наковальней со всеми вытекающими отсюда последствиями!
И ведь мы стараемся изменить! Что там говорить, мы из кожи вон лезем, чтобы хоть как-то избавить себя от всех этих каждодневных стрессов, хронической неудовлетворенности по поводу трудовой деятельности и, с позволения сказать, личной жизни! Но в результате с поразительной настойчивостью возвращаемся на круги неудач и страданий. Только начинает казаться, что во всем мы разобрались, что все встало на свои места, наконец начинается счастливая жизнь, как вдруг, глядь, снова все не слава богу!
Причем впечатление такое, что ответ на вопрос «как жить проще и веселее» лежит где-то на поверхности, что заплутали-то мы в трех соснах. Ведь не может же такого быть, чтобы нам дана была жизнь, а мы так не смогли ее устроить удобным и привлекательным образом! Но по какому закону организуется настоящая жизнь? Как добиться того, чтобы и в личной жизни, и в общественной было бы у нас все в порядке — пользительно и приятно? Вот об этом — об устройстве «настоящей жизни» — и пойдет речь. В сущности, задача не из сложных — добейся того, чтобы работа воспринималась тобой как флирт, а флирт не был бы легкомысленной аферой, и все будет у тебя успешно.

Вместо введения
ТРИ ВАЖНЕЙШИХ ПАРАДОКСА

Прежде чем перейти к наиболее актуальным в рамках нашей темы секретам мастерства в деле успешной организации жизни, разберемся в трех важнейших парадоксах. Если человек понимает суть этих парадоксов, то можно считать, что удача у него в кармане, а жизнь наладится скоро и неотвратимо. Собственно, вся эта книга посвящена тому, как реализовывать эти парадоксы на практике, но прежде о самих парадоксах.


Парадокс карьеры

Начнем мы с парадокса карьеры, того, что мы называем «общественной жизнью» или работой, делом жизни и т. п. Традиционно считается, что карьера — дело мужское, по крайней мере, «не женское». Но этот взгляд вряд ли можно считать оправданным. Каждый человек — существо очень разностороннее, у него много жизненной энергии, которую надлежит со смыслом ис пользовать. Если кто-то думает, что можно с успехом ограничиться, к примеру, только семьей, он глубоко заблуждается. Как же быть в таком случае с потребностью в общении, в познании нового, в создании чего-то, что радовало бы ум и сердце?
Если один из супругов (чаще жена) постановил, что делом его жизни является семья, то все указанные выше потребности (и не только эти) он будет пытаться удовлетворить внутри семьи. В этом случае второй из супругов (в нашем обществе это чаще всего муж) будет вынужден целиком и полностью заняться работой, чтобы обеспечить семью. Разумеется, ни сил, ни времени, ни энтузиазма на общение внутри семьи у него не останется, а потому соответствующие ожидания его «второй половины» окажутся тщетными. Более того, вторая половина будет чувствовать себя обделенной: «Он там общается, встречается, развлекается, а на меня, видите ли, у него времени не хватает!» Возникают претензии, обиды, потом ссоры и скандалы, а в финале — разбитое корыто «семейного счастья». И какой от этого прок? Кому хорошо от того, что «обязанности были распределены»?
Конечно, распределить обязанности мож но, но нельзя забывать о том, что кроме обя занностей у людей, существ живых и чувствующих, есть еще и потребности. Вот почему так важно, чтобы и обязанности были распределены, и потребности находили себе достойное удовлетворение. В противном случае на одного из супругов ложатся обязанности не только по обеспечению семьи, но и по развлечению второго супруга, который скучает и тоскует, находясь в четырех стенах, пока первый вкалывает. Разумеется, подобную нагрузку немногие смогут выдержать.
Работа и карьера — это не только один из способов самореализации для человека (вне зависимости от пола), но прежде всего это средство повышения самоуважения. Если у тебя есть и семья, и работа — ты стоишь на двух ногах, а если только что-то одно — на одной. Согласитесь, последнее состояние вызывает чувство неуверенности в прямом и переносном смысле, причем сомнения в этом случае будут касаться прежде всего собственной персоны. Например, если женщина состоит в браке, но не имеет какого-то своего дела, своего занятия, то ей начинает казаться, что она полностью зависит от мужа, а поэтому ничего из себя (по крайней мере, сама по себе) не представляет. Если же она, напротив, удачлива в карьерных делах, но в личной жизни у нее хоть шаром покати, то опять-таки ситуация не лучше. Впрочем, если взять в качестве примера мужчину, вы мигом убедитесь, что ситуация и здесь мало чем отличается: с работой лады, но нет душевной отрады — беда, есть душевная отрада, а работы нет — и вовсе катастрофа.
Короче говоря, когда мы употребляем слово «карьера» или произносим слово «работа», речь идет и о мужчинах, и о женщинах, причем и о состоящих в браке. Прошло то время, когда кто-то должен был сидеть у пещерного очага, пока другой бегает за мамонтом, а кто-то должен был бегать за мамонтом, пока другой сидит у очага. Но с другой стороны, если все одновременно кинутся за мамонтом, то они могут, чего доброго, и друг друга в этом походе покалечить. Иными слова ми, на все в жизни должно быть время — часть на карьеру и работу, часть — на личную жизнь (семейную или несемейную — на самом деле большого значения не имеет).
Вот после этой затянувшейся преамбулы мы и переходим к парадоксу карьеры. В чем же он состоит? Принято думать, что для достижения карьерного успеха нужно быть «ломовой лошадью», готовой положить на алтарь профессии всю себя. В этом, разумеется, есть доля истины — без увлеченности в профессии нечего делать. Но должна быть именно увлеченность, а это дело чувственное. Поэтому относиться к работе как к работе — значит обречь себя на неудачу. Какого-то прогресса при таком подходе достичь, наверное, можно, но, во-первых, он будет не столь эмоционально приятным, а во-вторых, однозначно не настолько внушительным, как хотелось бы.
Здесь-то и возникает шальная мысль: а не попробовать ли относиться к своей работе как к флирту? Речь, конечно, не о легкомысленности флирта, а о его чувственности. На этом расшифровка формулы не заканчивается. Флирт характеризуется еще и следующим: во-первых, это способ входить в близкий контакт с другим человеком; во-вторых, здесь присутствует игровой момент; в-третьих, это определенная настроенность нашего психического аппарата, когда он представляет собой не какую-то аморфную, недееспособную структуру, а деятельную машину, нацеленную свернуть горы. Наконец, если вы флиртуете, вы относитесь к делу легко, без напряжения, без болезненной тревоги и озабоченности (как, например, в случае страсти). Подобное отношение к своему профессиональному поприщу оказывается, как мы увидим в дальнейшем, наиболее результативным.
Остановимся на наиболее значимых определениях флирта и на его использовании в качестве инструмента по организации своего профессионального роста.
Относиться к своей работе (карьере, профессии) как к флирту — это значит:
* быть увлеченным своим делом;
* уметь налаживать эффективный контакт с теми людьми, с которыми вам приходится взаимодействовать по работе;
* реализовывать в своем деле «игровой момент», начиная от общей настроенности и заканчивая использованием возможностей нестандартных, оригинальных ходов и решений;
* естественным образом привлекать на свою сторону все возможности, потенциалы и энергию собственного психического аппарата;
* испытывать неподдельную радость от того, что у тебя есть эта работа.
Остается только узнать, как всего этого добиться, чему, собственно, и посвящена эта книга.
Большинство профессий предполагает не обходимость взаимодействия с другими людь ми. Этот контакт может быть непосредственным, как, например, у распространителя того или иного товара, услуги, а может быть и опосредованным, как, например, у производителя этих товаров и, в меньшей степени, услуг. Если вы проявляете искреннюю заинтересованность в другом человеке, то он с высокой долей вероятности ответит вам тем же, а следовательно, распространит эту заинтересованность и на то, что вы делаете. В бизнесе это вопрос исключительной важности! Если вы сумели заинтересовать и увлечь человека, то будьте уверены — успех вам гарантирован.
Наконец, всякая деятельность, осуществляемая в коллективе, предполагает взаимодействие и с начальствующими лицами, и с подчиненными. Если не наладить с ними эффективного контакта, не привлечь их на свою сторону, то дело не пойдет. Только в том случае, если вы умеете найти подход к людям, с которыми вам приходится работать, они будут работать на вас. Если же вы не способны к подобному продуктивному конформизму, как говорится, дороги не будет. Вот почему так важно относиться к работе как к флирту.
Всякое дело является игрой, и не понимать этого нельзя. Вместе с тем игра не должна превращаться в борьбу, но обязана служить креативному подходу к решению проблем. Наверное, вы не раз встречали людей, которые настолько серьезно относятся к своей работе, что при общении с ними испытываешь настоящее замешательство. Эти персонажи ведут себя так, словно на том, чем они занимаются, свет клином сошелся, а потому все — и стар и млад — обязаны немедленно мобилизоваться в их действующую армию в качестве пушечного мяса под названием «ополченцы». Разумеется, сотрудничать с такими людьми и хотелось бы, да больно жутко, а без сотрудничества далеко не уедешь. Кроме того, подобный подход просто скучен и не воодушевляет никого, кроме организатора рассматриваемого процесса. Если же вы относитесь к работе с ощущением игры, действа, то данный процесс неизменно обретает и динамику, и насыщенность, что сказывается на эффективности предприятия самым существенным образом.
С другой стороны, здесь кроется подвох. Дело в том, что игра предполагает некоторую борьбу между выигравшими и проигравшими. Вы рискуете заполучить себе врагов там, где вам жизненно необходимо сотрудничество и содействие (об этом мы будем подробно говорить отдельно). Вот почему понятие «флирт» подходит сюда больше, чем понятие «игра», ведь флирт — это не борьба, а такое взаимодействие, при котором участники игры стимулируют друг друга.
Наконец, если воспринимать работу как работу, то средства решения проблем неизбежно будут стандартными, а на стандартных решениях в условиях современного бизнеса много не заработаешь. Психологи уже достаточно давно ввели в обиход слово «креативность», которое обозначает нестандартность в постановке задач, оригинальность подходов и решений. Именно это и может обеспечить нам игровой момент, скрытый в самой сути флирта.
Нашу психику, наш мозг можно заставлять работать, но лучше, если он сам начнет моти вировать нас на осуществление той или иной деятельности. Обычно наша психика и наш мозг замечательным образом подсказывают нам, как ничего не делать или же как делать то, что вовсе не нужно делать. Вот почему большинство людей пребывают в состоянии хронической борьбы с собственным психическим аппаратом.
В каком-то смысле мы напоминаем в этом случае барона Мюнхгаузена, который пытается вытащить себя за волосы из болотной трясины. Задача эта, безусловно, креативная, но из тех, которые и не могут быть решены должным образом, и вряд ли вообще должны рассматриваться. Да и вообще бороться с самим собой — дело в высшей степени неблагодарное! Желающие быть успешными должны думать не о том, как понукать и пришпоривать свой психический аппарат, а о том, как привлечь его и его возможности на свою сторону.
В случае, когда мы переживаем состояние, близкое по сути к состоянию увлеченности, свойственной флирту, мозг оказывается не в оппозиции к нашим целям и задачам, а в содружестве с ними. Вы, наверное, и сами знаете, на что способен человек, находящийся в состоянии флирта. Звезду с неба достать, землю с орбиты сместить, цветы под снегом отыскать — это не проблема. Почему? Потому что флирт создает в головном мозгу человека доминанту.
Доминанта — это такое состояние психического аппарата, когда все его потенциальные возможности направлены на решение одной основной задачи. Если мы сможем возбудить в себе необходимую доминанту, то всякая задача будет решена нами быстро и качественно. Вот почему, если мы относимся к работе как к флирту, успех нам гарантирован. Ну и в довершение всего я бы хотел еще раз подчеркнуть: если вы относитесь к работе как к флирту, она перестает быть для вас проблемой, мукой, повинностью, напротив, развлекает и увлекает, вы совершенно естественным образом перестраиваетесь на рабочий лад, а потому имеете все шансы на быстрый успех. Если же вы относитесь к работе как к работе, то чего-то тоже добьетесь, но ни сам этот процесс, ни его результат не будут вас радовать должным образом.
В советские времена была такая присказка: «Помните: каждая выкуренная сигарета убивает одну минуту вашей жизни, каждая выпитая вами бутылка водки убивает 10 минут вашей жизни, а каждый рабочий день — 8 часов жизни!» Если кого-то такой вариант устраивает, возражений нет, если же есть желание вернуть 8 часов жизни на каждый рабочий день, то придется научиться относиться к работе как к флирту. В этом парадокс, хотя и не очень-то парадоксальный.

Зарисовка из психотерапевтической практики:
«С боем взяли город Брест, по городу прошли…»
Ему еще нет 30 лет, но он уже руководит мощным полиграфическим бизнесом. Состояние его дел — исключительное! Прекрасная семья! Любимая красавица-жена родила ему двоих детей (очаровательную девочку и любознательного мальчика) и создает все условия, чтобы обеспечить их впечатляющий быт. Высшее образование, друзья, связи, где надо и не надо, бизнес на всех парах идет вверх, конкуренты кусают локти, сотрудники молятся на него, как на Бога. А впереди радужные перспективы — только работай! И ведь, что удивительно, он без этой работы, как рыба без воды, но вот сидит у меня в кабинете и жалуется.
Не могу, устал, сил нет, не могу больше! — он говорит эмоционально и серьезно, так, словно речь идет о каких-то катастрофах мирового масштаба. — Голова совершенно не работает. Понимаете, доктор, мне на деловых встречах все сразу становится понятно, я излагаю сухой остаток, а потом вынужден сидеть и полчаса слушать, пока мои партнеры рассуждают о том о сем. Потом они со мной соглашаются… Но эти полчаса, доктор, это ужас какой-то! У меня мозги кипят! Я совершенно не понимаю, что они дальше обсуждают!
— И какой предлагается выход? — с подвохом спрашиваю я.
— Да бросить все это к черту! Уехать куда-нибудь…
— Куда, например? — мне становится интересно.
— Да хоть куда! В Брест! — восклицает он.
— Блестяще! — восклицаю я. — И что ты там будешь делать? — мне, правда, интересно, что он будет делать в Бресте.
— Да что угодно! Бочки таскать! Да, грузчиком! Бочки! — эта идея ему явно понравилась. Когда он получал свое экономическое образование, то так именно и подрабатывал — грузчиком.
— Очень хорошо! Переезжаем в Брест, устраиваемся грузчиком. На вокзал?
— Да, на вокзал, — с легкостью соглашается он.
— И начинаем таскать бочки, — продолжаю я. — И вот мы таскаем бочки. День таскаем бочки, два дня таскаем бочки, три дня таскаем бочки… Другие люди рядом таскают бочки, и мы таскаем. Таскаем?.. — я просто интересуюсь.
— Таскаем… — теперь он соглашается со мной без особого энтузиазма.
— Очень хорошо. Никакие в голову идеи не приходят? — я просто интересуюсь!
— Тут надо продумать, чтобы как-то все это организовать… — он задумался.
— Организовать таскание бочек? — теперь я интересуюсь уже с предвзятостью.
— Да. Ведь не дело же…
— И чем все это, я прошу прощения, отличается от организации твоих нынешних сотрудников, твоих партнеров и бизнеса в целом? Поменяли канцтовары на бочки? Шило, так сказать, на мыло?.. А потом, я думаю, надо еще найти инвесторов, пойти к начальнику вокзала и предложить ему перестроить подъездные пути. А потом выйти на мэра города Бреста с предложением…
Еще секунду назад он был сконфужен, а теперь стал так задорно смеяться, что я просто не мог продолжить свою мысль. Почему он смеется? Потому что теперь ясно, что любимая работа просто превращена в проблему, а на деле она вовсе таковой не является. Она, и это совершенно очевидно, приносит ему удовольствие, в противном случае он вряд ли бы желал заняться тем же самым, поменяв лишь формальную сторону дела. Но, бог мой, это ведь до какого отчаяния он себя довел, относясь к работе, в которую он, кстати, влюблен, как к работе, а не как к флирту. Право, если бы он начал флиртовать (что он по прошествии нашего разговора и сделал), то дело пошло бы иначе.
И оно пошло иначе!


Парадокс любви

«Личная жизнь» — вероятно, понимание этого словосочетания у разных людей разное. Одним кажется, что под «личной жизнью» подразумевается семья, другим, напротив, все то, что находится за пределами семьи. Третьи, и таких немало, думают, что «личная жизнь» — это их переживания по поводу того, чего у них нет. И первые, и вторые, и третьи правы, потому что «личная жизнь» каждой отдельно взятой личности — это то, что она сама про это думает. Мы же, поскольку эта книга предназначена для «широкого круга читателей», введем собственное определение «личной жизни», чтобы дальше было понятно то, о чем идет речь.
«Личная жизнь» — понятие очень важное для западной цивилизации и, к сожалению, абсолютно чуждое нашим соотечественникам, каждому из нас в отдельности. Для обозначения этого феномена там даже используется специальный термин — « privacy » (французского происхождения — «приватный»).
Однажды мне довелось давать интервью для знаменитого американского журнала «TIME». Корреспондент этого журнала Эндрю Мейер, изумительный, надо признать, знаток русского языка, спросил меня: «А как вы переведете слово " privacy ")» Я ответил, что прямого перевода этого слова на русский язык, наверное, нет, хотя оно и близко по смыслу к понятию личной жизни или личностного пространства. Под privacy следует понимать определенное психологическое состояние человека, когда он находится в своем личном пространстве, которое является его суверенной и святой собственностью. А потому всякие претензии кого-либо на право входить в это его пространство (с добрыми ли намерениями, или с плохими) остаются за пределами этого пространства.
Эндрю выслушал меня очень внимательно и сказал: «Я спросил это только потому, что хотел таким образом продемонстрировать — у вас даже слова такого нет!» На этом незамысловатом примере Эндрю очень, надо признать, изящно и вместе с тем емко показал то гигантское отличие, которое, несмотря на всю схожесть, наличествует между нами и ними. Мне неоднократно приходилось оказывать психотерапевтическую помощь представителям самых разных культур, и я могу подтвердить — мы отличаемся от представителей западной цивилизации отсутствием этого privacy . Мы не умеем испытывать подлинного уважения друг к другу, считаем уместным давать другому человеку советы, для нас в порядке вещей выносить вердикты на предмет того, прав он или нет.
В психологии человека западного общества, по крайней мере за последние 100 лет, произошли в этом смысле кардинальные изменения. Здесь укоренилось понимание «суверенности» другого человека, а также своеобразная психологическая «презумпция невиновности»: я уважаю тебя за то, что ты такой, какой ты есть, а взамен, будь любезен, уважай меня за то, что я такой, какой я есть. Все это мы понимаем не хуже американцев с англичанами, только вот чувствуем мы по-другому. Впрочем, это становится очевидным только при глубоком и всестороннем анализе проблемы.
Так вот, когда я говорю здесь «личная жизнь», я вкладываю в это выражение другой смысл, нежели представитель западной цивилизации в понятие privacy . О том, что такое privacy и как начать испытывать это изумительное состояние, способствующее сохранению подлинного внутреннего психологического комфорта, согласия с самим собой, я рассказал в другой своей книге «Пособие для эгоиста (или как быть полезным для себя и других)».
В этой же книге речь пойдет о личной жизни как о той части жизни человека, где он удовлетворяет свою потребность в человеческой близости и тепле, в эмоциональной поддержке, в «общении по душам». Разумеется, это недурно бы смотрелось и в браке, но возможно и вне брака, и в однополых, и в разнополых отношениях. Нетрудно догадаться, что понятие «флирт» толкуется здесь весьма широко.
Так в чем же состоит парадокс любви? Мы привыкли относиться к ней в высшей степени легкомысленно. Подсознательно нам представляется, что это так естественно, так нормально, что кругом все и вся должны быть от нас без ума (и в этом правиле, поверьте мне, нет исключений). Мы буквально автоматически рассчитываем на полное понимание и сердечную поддержку со стороны тех
людей, которых мы избрали в качестве «значимых близких». А потому не считаем нужным прикладывать силы для формирования и развития отношений с этими нашими «значимыми близкими». Нам кажется, что это должно происходить само собой, «по щучьему веленью, по моему хотенью».
Мы не считаем нужным осуществлять инвестиции в эти отношения, мы рассчитываем только на извлечение из них прибыли, не вложив ни копейки. И это самое опрометчивое, самое неоправданное ожидание из всех возможных! На самом деле, отношения с близкими людьми — это насто ящая, долгая и кропотливая работа, требую щая больших душевных, физических и бог знает еще каких затрат. То, что эти отношения важны для нас, еще не означает, что они состоятся с легкостью и магическим образом, напротив, их значимость только лишний раз подчеркивает: дело это затратное, серьезное и непростое.
Выстраивая отношения с другим (значимым для нас) человеком, мы рассчитываем на скорый успех своего предприятия, но это вряд ли оправданно, они потребуют от нас больших усилий. Вспомните замечательные русские сказки, где в разнообразных метафорах и аллегориях скрыта подлинная народная мудрость. Вспомните, сколько самых разнообразных препятствий предстоит преодолеть младшему из братьев — Ивану, чтобы воссоединиться со своей возлюбленной. Вспомните, какие испытания должна пережить Настенька, брошенная своим отцом по приказу злой мачехи замерзать в холодном лесу: «Тепло ли тебе, девица, тепло ли тебе, красная?» — спрашивает ее Морозко. Разумеется, это метафора, конечно, речь в этих сказках идет не о механическом достижении цели, а о кропотливой работе души, сердца и разума, работе, которую необходимо проделать, чтобы завоевать доверие и любовь другого, значимого для тебя человека.
Старшие братья Ивана, сводная сестра Настеньки Марфуша пытаются решить задачку создания «погоды в доме» в один ход, «раз, два и готово». Что ж, последствия подобной политики, как известно, плачевны. Даже Иван-Царевич из сказки «Царевна-Лягушка» поддается искушению, не выдерживает испытания и сжигает лягушачью кожу. Результат оказывается трагичным, поскольку задачи обретения «личного счастья» подобными простыми способами решены быть не могут. Они требуют большой и серьезной внутренней работы, способности идти на компромиссы, жертвовать своими амбициями и претензиями, готовности последовательно доказывать свою надежность, бескорыстность и преданность.
Мы же, как правило, надеемся управиться самыми простыми средствами: «Я тебя люблю, и баста! Выходи за меня замуж!», «Ты мне нравишься, так что давай, влюбляйся!» Разумеется, так эти дела не делаются. Если нам кажется, что мы для кого-то «подарок», это еще не значит, что этот кто-то рассматривает нас подобным же образом. Вполне возможно, что он-то как раз считает нас обузой, а потому никакого восторга от нашей расположенности к нему не испытывает. Короче говоря, хотите личного счастья — закатывайте рукава, предстоит большая работа! Вот почему относиться к флирту как к флирту — значит преследовать тактические цели и ничего не приобрести стратегически; ничего, кроме, разве что, опыта — так делать не нужно.
Флирт — это работа, причем многотрудная и серьезная, но способная закончиться самым дорогим, о чем только и способен мечтать человек, — ощущением душевной близости с другим человеком, победой над одиночеством, обретением личного счастья. И в этой части у автора есть предложение: давайте не будем учиться на собственных ошибках, давайте сразу же поступать так, как нужно поступать, чтобы получить в результате то, что хочется получить. Иными словами, давайте сразу относиться к флирту как к работе, поступим наконец по-умному.
Относиться к флирту (личной жизни, любви, форми рованию искренних отношении) как к работе это значит:
* понимать важность, значимость для себя этих отно шений;
* помнить, что другой человек — это другой человек, а потому выстраивать с ним отношения нужно бережно, уважая и признавая его индивидуальность;
* отдавать себе отчет в том, что скорых результатов не будет, что всякая такая работа предполагает серьезное вложение сил и средств;
* наконец, необходимо любить эту работу, без этого ничего не получится.
Что ж, остается только узнать, как пройти этот путь от начала и до конца, чему, собственно, и посвящена эта книга.
Определимся с тем, что значит относиться к флирту как к работе. Работа — это, во-первых, то, что заведомо требует от нас серьезных вложений сил и энергии; во-вторых, она требует энтузиазма, поскольку результаты труда редко бывают немедленными, а потому без энтузиазма здесь далеко не уедешь; в-третьих, работа — это то, что должно восприниматься как нечто самоценное, согласно хрестоматийной формуле — «человек должен работать». Разъясним эти позиции.
Наши отношения с другим человеком, кото рые мы хотим сделать искренними и прочны ми, а главное — качественными, требуют значительных усилий с нашей стороны. Каким должен быть человек, чтобы вы были готовы доверять ему на все сто? С кем вы готовы быть искренними? Разумеется, человек, добивающийся вашего внимания, должен доказать вам свою искренность, расположенность к вам, в его отношении к вам не должно быть своекорыстных намерений.
Его надежность, прежде чем вы этой его надежности действительно поверите, вы будете проверять, и хотите вы того или нет, подсознательно начнете его испытывать. Прежде чем открыться другому человеку, вам необходимо увериться, что он именно тот, кому вы готовы открыться и довериться. Конечно, на пьяную голову и черту лысому можно довериться, но подобные неконструктивные тактики мы в расчет не берем. Во всех иных случаях указанные условия обязательны!
Но если мы сами таким образом относимся к тем, кто желает добиться нашего расположения, разве не естественным будет, что в обратной ситуации, когда не они, а мы желаем добиться чьего-то расположения, нам не должно рассчитывать на скорую реализацию своих надежд? Нам самим придется порядком потрудиться, проявляя соответствующие личностные качества и выдерживая всяческие испытания, которым этот другой человек нас подвергнет. Нам придется умерить свои амбиции и рассматривать этого, значимого для нас человека как действительно значимого. Мы должны будем научиться уважать его индивидуальность, его особенности, которые, может быть, и не кажутся нам существенными. Однако они существенны для него, а потому они должны стать таковыми и для нас.
Короче говоря, затраты сил, которые необходимы для осуществления этого предприятия, огромны. И даже если поначалу кажется, что все сложится само собой, не нужно тешить себя иллюзией, лучше сразу начать относиться к нашему флирту как к работе.
Когда мы начинаем выстраивать эмоционально-значимые отношения с другим чело веком, мы должны быть готовы к тому, что не все пойдет сразу так, как бы нам того хо телось, а потому без энтузиазма, способного поддержать нас на первых порах, никак не обойтись. В ряде случаев отношения с другим человеком чуть ли не с первой минуты их возникновения выстраиваются самым, как кажется, изумительным образом. Мы уверены, что знаем его «сто лет», что мы с ним «родственные души», что это именно тот человек, которого мы «всю жизнь искали». Однако не нужно обольщаться. Подобные иллюзии — дело частое в делах любовных, и связано это с психологическим механизмом проекции, когда мы, зная о человеке слишком мало, подсознательно достраиваем недостающие детали его образа в своем сознании. Поскольку мы хотим найти «родственную душу», которую «сто лет» и «всю жизнь искали», то понятно, что готовы погрешить в своей «достройке» против истины и выдать желаемое за действительное, но потом, как ни крути, нам придется столкнуться с этим действительным.
И если мы не готовы к подобному столкновению, то неизбежно разочаруемся в этом человеке и оттолкнем его от себя. Возможно, это и правильно, возможно, этот человек действительно нам не подходит, хотя часто несоответствие его нашим ожиданиям еще не является свидетельством того, что он плох, неинтересен или чужд нам. Если же дело с самого начала пошло именно таким образом — с идеализациями и фантазиями, мы не сможем пережить разочарования в человеке, а потому откажемся от него. На самом же деле, в подобных обстоятельствах мы разочаровываемся не в этом человеке, а в своих неоправдавшихся ожиданиях, что, впрочем, очень непросто заметить.
Вот почему так важно с самого начала отказаться от всяких ожиданий и идеализации. Вот почему нужно с самого начала признать, что этот человек — совсем не то, что мы о нем думаем (просто потому, что мы еще мало его знаем). Нужно допустить, что он не таков, каким мы хотим его видеть. Нам предстоит многое узнать о нем, а ему предстоит многое узнать о нас; сможем ли мы после этого создать по-настоящему ценные отношения — это вопрос, который пока не имеет ответа.
И прежде чем мы успеем получить искомый ответ, прежде чем мы успеем удостовериться в том, что этот человек — как раз тот, кого мы так долго искали, нам нужно запастись терпением и энтузиазмом. Этот своеобразный «рабочий энтузиазм» нужен для того, чтобы не зацикливаться на мелочах, чтобы игнорировать какие-то частные моменты, дабы выиграть в большом, в главном. Да, наш друг будет отличаться от того образа, который мы сами себе нарисовали, зато он будет не нарисованный, а настоящий. И ведь жить с изваянием, согласитесь, куда горестнее, нежели с живым и подлинным человеком. У нарисованного очага, как известно, не согреешься, а для любви нужно живое сердце и искреннее общение.
Наконец, выстраивая близкие и искренние отношения с другим человеком, нам не обойтись без энтузиазма еще по одной причине. Прежде чем наши усилия, затраченные на формирование отношений с этим человеком, дадут свои плоды, пройдет немало времени. Здесь, как это ни странно, уместна «сельскохозяйственная» метафора: нам предстоит вспахать землю и засеять зерно, мы должны будем удабривать и поливать свои посевы, а далее дожидаться, пока это зерно прорастет и заколосится на солнце.
И только потом мы будем собирать выращенный нами урожай, молоть зерно, превращая его в муку. Теперь лишь и настанет пора, когда мы испечем свой хлеб. А все время от момента, когда мы вспахивали сырую землю, до момента, когда мы приготовим хлеб, пройдет «на голодный желудок», и этот «желудок» наполнится только в том случае, если в нас будет достаточно терпения и энтузиазма выдержать все эти, крайне непростые, этапы развития отношений.
Главное правило отношений звучит просто: хотите хороших отношений, потрудитесь над созданием хороших отношений. Разумеется, подобное заявление выглядит как банальность. Однако об этой банальности, как правило, вспоминают уже после того, как набьют себе всяческих шишек и «нарубят дров» разнообразных. А в этом случае подобная банальность звучит уже даже не как банальность, а как глупость. Нам всем кажется, что мы в два счета, в два прихлопа добьемся взаимности заинтересовавшего нас лица и все пойдет, как по маслу.
Разумеется, при подобной тактике ничто ни по какому маслу идти не собирается, и вот тут-то все и спохватываются: «Давайте работать над отношениями! Давайте строить отношения!» Ага, дудки! Теперь подходящий момент только хоронить отношения, а потому речь может идти только о сооружении соответствующего надгробия. И ведь это случается с каждым из нас из раза в раз! Почему? Потому что мы относимся к флирту как к флирту вместо того чтобы относиться к нему как к работе. И снова я задаюсь вопросом: ну почему этому в школе не учат?!
Но как относиться к работе?.. И ведь мы уже знаем ответ: к работе нужно относиться как к флирту. Да-да, я не оговорился, тактика именно такова: сначала подходите к флирту как к работе, а потом к этой работе как к флирту. И тогда у вас все действительно получится. Впрочем, тех, кто хочет только флирта (в узком и традиционном понимании этого слова), никто не неволит — пожалуйста! Относитесь к флирту как к флирту, если вас это устраивает. Единственное, о чем нужно помнить, что рано или поздно возникающие в этом случае «оскомина» и «душевная пустота» — дело ваших собственных рук, так что ни на кого не пеняйте.
Зарисовка из психотерапевтической практики: «Принцесса на горошине»
Она еще достаточно юная дама — 24 года не срок. Высока, стройна, привлекательна, что и позволило ей сделать неплохую карьеру модели. Но, к сожалению, она ужасно капризна, что не преминула продемонстрировать уже на первой нашей встрече, причем прямо при входе в мой кабинет:
— Вы доктор Курпатов? До вас ужасно тяжело добираться! — Пока никто не жаловался, — ответил доктор Курпатов.
— Но моя машина застряла в пробке! — продолжала настаивать эта замечательная особа, вертя в руках солнцезащитные очки от г-на Ферре.
— Что ж, губернатор, я думаю, с удовольствием выслушает ваши замечания по поводу организации дорожного хозяйства.
Мы здесь этих вопросов не решаем. У вас есть какие-то другие вопросы? — у доктора, как вы, наверное, догадываетесь, вопросов к этому моменту уже не было никаких.
Конечно, у моей новой подопечной вопросы были, и касались они животрепещущей темы флирта. Всем своим видом она демонстрировала мужчинам готовность к подобной системе отношений, причем в самом прямом значении этого слова. И мужчины, которые, конечно, могли себе это позволить (то ли по эстетическим, то ли по финансовым соображениям), оказывались очень отзывчивыми на этот счет. Как реагировала на это наша героиня? Пылкими, но мимолетными влюбленностями. Она быстро очаровывалась очередным поклонником и буквально мгновенно начинала страдать.
Почему? Очень просто: согласно ее житейской мудрости, если она влюбилась, то мужчина должен немедленно ответить взаимностью. Мужчины и отвечали ей взаимностью, однако взаимность эта ограничивалась весьма приземленными намерениями, за которые ее кавалеры даже готовы были заплатить… Но не того ждала от них эта милая девушка, она ждала «большой и светлой любви», и это можно понять — а кто ж ее не хочет? Но о какой любви можно вести речь, если осуществляемый нашей героиней подход был столь недальновидным? Относиться к флирту как к флирту — значит обречь себя на краткосрочный контакт.
Если же ты ищешь серьезных и искренних отношений, то к флирту нужно относиться как к работе (не в уголовно-наказуемом плане, конечно, а в принципиально ином). Ожидать, что человек, позитивно среагировавший на твою внешность, полюбил тебя как человека, мягко говоря, опрометчиво. Но она ожидала именно этого, не приложив к тому никаких усилий. Если у тебя есть личность (а она, безусловно, есть у каждого) и если ты хочешь, чтобы она была востребована, необходимо потрудиться над тем, чтобы продемонстрировать соответствующему лицу лучшие стороны этой личности, которые по контурам тела, разумеется, угадать непросто. Именно в этой части наша героиня и, как говорится, «не дорабатывала».
— Вы считаете, — спросила она, — что я неправильно строю свои отношения с мужчинами? Но я в них так сразу влюбляюсь… Что я могу с собой поделать?!
— Вы уверены, что влюбляетесь именно в этих мужчин? — ответил я вопросом на вопрос.
— В каком смысле? — последовало ее искреннее удивление.
— В самом прямом. Что вы знаете о человеке, которого, как вам кажется, полюбили с первого взгляда? По всей видимости, ваши представления о нем на этот момент весьма ограничены. Так что ваша, с позволения сказать, «любовь» — не более чем банальная очарованность, которая, как правило, проходит так же быстро, как и возникает. Он же видит вашу готовность к легкому и незамысловатому флирту, а потому настраивается соответствующим образом. К флирту он оказывается готов, а вот узнавать вас как человека у него на этот момент и мысли не возникнет. Вам же хочется, как я понимаю, именно этого. Но вы же сами и сделали все от себя зависящее, чтобы это произошло именно таким образом, каким обычно и происходит.
— Я так прежде не думала… — в ее голосе прозвучало нескрываемое огорчение.
— Что ж, подумаем. После того как вы «влюбились», вам автоматически начинает казаться, что он должен вас понимать и чувствовать. Но этого, по понятным причинам, не происходит. Все его действия свидетельствуют о том, что ни пониманием, ни чувствительностью здесь и не пахнет. Вы, конечно, начинаете сердиться и, я думаю, закатываете ему сцены. Закатываете?
— Закатываю…
— И как он должен на это реагировать?
— Он должен рассердиться, — догадывается моя собеседница.
— Совершенно верно, должен. И я думаю, что сердится… —я смотрю на нее вопросительно.
— Да, сердится…
— И что вы чувствуете?..
— Мне начинает казаться, что он мною пользуется. Я бешусь, мне становится плохо…
— Вот и приехали. По-моему, все происходит самым что ни на есть естественным образом. Кто виноват, и что делать?.. — я перевожу наш разговор в конструктивное русло.
— Ну, надо показать себя как личность… — рассуждает она.
— То есть начать все с тех же самых «сцен»? — я просто предлагаю вариант развития событий, надо признать, самый традиционный, ведь многие женщины думают, что именно таким образом они проявляют свою личность, хотя на деле они проявляют так свою «вздорность», с точки зрения мужчин, и свою обеспокоенность, с точки зрения психотерапевта.
—А как иначе, если он так реагирует?! — моя собеседница изображает возмущение.
—Стоп, стоп, стоп! Вернемся к тому, что вы в него «влюбились». Вы действительно его полюбили? — я задаю этот вопрос самым серьезным образом.
—Ну, судя по вашим словам, я им очарована…
—Оставим мои слова. Вы-то сами что думаете? — повторение моих фраз кем бы то ни было мне не нужно, я и сам их часто слушаю.
— Ну, я… Я не знаю… Мне кажется…
— Пусть вам кажется, что вы любите этого человека искренне, но посмотрите на это дело шире. Вы же будете разочарованы в нем уже через несколько часов или, в крайнем случае, дней. Так?
— Так, — она утвердительно кивает головой.
— Если бы вы хорошо его знали (это необходимо, чтобы иметь право утверждать, что вы действительно любите именно его, а не свои думы о нем), разве вы бы могли так быстро и так отчетливо в нем разочароваться? Поставлю вопрос еще проще: если вы действительно знаете человека (какой он, что собой представляет и т. д.), вы можете в нем разочароваться? — я задаю очень серьезный вопрос.
— Если знаю?.. Наверное, нет.
— Очень хорошо. Значит, если вы так быстро и с такой завидной регулярностью разочаровываетесь в своих возлюбленных, значит, их самих вы не знали, когда влюблялись. Значит, в них самих, собственно, вы не влюблялись. И я снова повторяю вопрос: что вам следует делать?
— Мне следует их узнать?
— О-хо-хо… Вам следует их поначалу узнать, а уж потом, если объект исследования окажется достоин вашей любви, тогда только это чувство само собой и возникнет. По-моему, это ясно как белый день!
— Да, тогда все будет иначе, — в этой ремарке звучит понимание, чему доктор рад несказанно.
— У вас еще есть ко мне вопросы?
— Мне надо попробовать? — спрашивает она.
— «Надо» — не то слово! Обязательно! — восклицаю я и рекомендую моей очаровательной собеседнице обсудить эту тему после того, как она «попробует».
Случай этот заурядный, он встречается в психотерапевтической практике довольно часто. Влюбиться в собственную фантазию о другом человеке, а потом расстраиваться из-за того, что «возлюбленный» (или «возлюбленная») не отвечает твоим ожиданиям — это наша любимая народная забава. И все потому, что мы слишком легкомысленно относимся к флирту, который на самом деле требует от нас большой работы.
Возвращаясь к описанному случаю, могу добавить только то, что «проба» этой моей пациентки прошла успешно. Впрочем, в этом и не было никаких сомнений. Когда она стала проявлять искреннюю заинтересованность в отношении понравившихся ей мужчин, она, с одной стороны, сделала им большую любезность (это ведь приятно, когда тобой искренне интересуются), а с другой стороны, она сама стала им интересна как личность. В результате такой взаимной заинтересованности и возникают серьезные отношения. В данном случае, как и во множестве ему подобных, это и произошло. Так и только так открывается возможность для настоящей любви, а вот разочарованиям в подобном случае двери, напротив, затворяются.


Парадокс успеха

Наконец, третий парадокс, который необходимо для себя уяснить, чтобы превратить свою жизнь в «настоящую жизнь», и это парадокс успеха. Успех — это не просто какая-то удача или фантастические достижения. Мы говорим: «Ему повезло!», «Он должен быть счастлив, ведь он состоялся!» Но счастлив ли он? Спросите его, и вы узнаете, что «успешность» и «счастье» — далеко не одно и то же. Настоящий успех — это, когда вы ощущаете себя успешным человеком, когда вы чувствуете свой успех.
Вкачестве психотерапевта я консультировал исключительно состоятельных людей — преуспевающих бизнесменов (включая и тех, которые именуются у нас «олигархами»), политиков, крупных государственных чиновников, актеров и именитых деятелей науки. Их финансовые достижения, социальное положение, состояние личной жизни и т. д., и т. п. без всякого преувеличения были успешными, но я практически не встречал тех, кто бы чувствовал себя успешным. Иметь все и не дорожить ничем из этого по-настоящему — худшее из наказаний.
В этом парадокс. Есть люди, которые формально достигают немногого, гораздо меньшего, нежели упомянутые «счастливчики», но ощущают себя куда более успешными. В конечном счете, счас тье — это психологическое состояние, а не деньги, не звания, не слава и не пресловутое пассивное благополучие. Впрочем, об этом узнают, только достигнув желаемого, которое, как оказывается, совсем не то, чего по-настоящему хотелось бы достичь. Вот почему стремиться к успеху только для того, чтобы чего-нибудь добиться, — это бессмысленная цель и пустая трата времени.
Об этом парадоксе должен помнить всякий, кто хочет быть по-настоящему счастливым, а потому и успешным. Хорошо толь-до то, что радует, а если хорошо и не мило, то грош этому цена. Представьте себе Сизифа, который катал, катал по склону горы свой злополучный камень, а потом все-таки загнал его на недосягаемую прежде вершину. Что ж, успешный вояж, предприятие удалось! Теперь он смотрит сверху вниз. И если раньше ему хотя бы казалось, что счастье может быть достигнуто где-то там на вершине горы, теперь он расстался и с этой иллюзией. «Его грядущее и пусто, и темно…»
Успех должен наполнять собою жизнь че ловека, делать ее яркой, насыщенной, пол нокровной. В противном случае он — этот с позволения сказать «успех» — просто не сто ит того, чтобы тратить на него время и силы, которые, как известно, ограничены. Впрочем, и об этом узнаешь слишком поздно, когда уже растрачены возможности и потенциал на ту бессмыслицу, которая прежде казалась «верхом блаженства», «вершиной успеха» и макушкой еще бог знает чего.
Так ли трудно быть успешным человеком? Значительно проще, чем это может показаться на первый взгляд. Просто не нужно путать стремление достичь некий «идеал», который, кстати, может статься, не оправдает возложенных на него ожиданий, с нашими реальными достижениями, оценить которые по достоинству у нас не хватает ни ума, ни сердца. Тот факт, что объективно очень успешные люди не ощущают себя вполне успешными, что им, несмотря на все их достижения, продолжает казаться, что «вершина» еще не достигнута, свидетельствует только об одном — успех вы носите у себя внутри. Ощущение успеха возможно испытать, приготовив суп или сдав квартальный отчет, но можно и не почувствовать, даже став президентом достаточно крупной мировой державы. Хрестоматийная фраза «Ай да Пушкин, аи да сукин сын!» — это лучший пример того, как можно ощущать успех. И она должна быть лейтмотивом жизни, в противном случае, как бы ни велики были ваши свершения, вы о своей успешности никогда не узнаете.
Впрочем, есть и еще одна существенная деталь, о которой я не могу не упомянуть, рассказывая о парадоксе успеха. Желание добиться успеха — лучший способ лишить себя какой-либо успешности. Всякое желание свидетельствует о том, что желаемое не достигнуто, не получено, не имеется в наличии, а следовательно, до тех пор пока мы гоняемся за успехом, он убегает от нас. Но как только мы перестаем гоняться за успехом, как только мы переключаемся с мечтаний и грез на осуществление необходимых действий, результат немедленно дает о себе знать. Знаменитый датский философ Серен Кьеркегор писал: «Двери счастья отворяются, к сожалению, не вовнутрь — тогда их можно было бы растворить бурным напором, — а изнутри, и потому ничего не доделаешь!»
Но парадоксально то, что, переставая ломиться в эти двери, за которыми томится наше счастье, мы вдруг обнаруживаем, что они сами — эти двери — с готовностью спешат отвориться. И то, что мы в них ломились, было на самом деле не способом достичь счастья, а действием по его удержанию. Мы подпирали двери всеми силами, не позволяя счастью выйти нам навстречу. Переставая удерживать счастье в зоне его вынужденного заточения, мы обнаруживаем, что оно спит и видит, чтобы оказаться в нашем милом обществе! Иными словами, всякий раз, когда мы перестаем гоняться за удачей, за «птицей счастья завтрашнего дня», она сама благополучно заявляется к нам в качестве непрошеной гостьи!
Конечно, у успеха есть свои секреты. И если вы попросите раскрыть их, я готов. Моя формула успеха в личной жизни и карьере содержит всего пять пунктов.

ФОРМУЛА УСПЕХА
1.Относитесь к работе как к флирту, а к флирту как к работе.
2.Пользуйтесь предоставляемыми жизнью возможностями как безразмерным кредитом, как тотальной инвестицией.
3.Навсегда избавьтесь от страха поражения, от чувства неминуемой скорой катастрофы.
4.Взаимодействуйте с людьми так, чтобы быть им по-настоящему интересными и нужными.
5.Умейте владеть собой даже в самых трудных ситуациях.

Согласитесь, правила несложные, а главное, выполнимые. Нам осталось только раскрыть их, рассмотреть заключенные в них подробности и нюансы. Собственно этим мы сейчас и займемся, памятуя о том, что флирт и работа — это то, что следует поменять местами. Итак, введение закончено, мы переходим к сути дела!
Зарисовка из психотерапевтической практики: «Все познается в сравнении…»
С этим замечательным человеком я познакомился не как с пациентом, а как с руководителем фирмы, где консультировал отдел маркетинга и проводил психологические тренинги с персоналом. Мне кажется, история этого человека (я буду называть его Алексеем) очень поучительна для любого из нас. Лихие перестроечные годы канули в Лету, и сейчас уже даже трудно вспомнить, какими они были. А были они действительно лихими. Для людей, чей потенциал не был востребован советским застоем, наконец, пришло время.
До перестройки мой герой бог знает где учился и бог знает чем занимался. Кажется, везде и всем. Когда же легендарный Михаил Сергеевич затеял в стране советской свой великий эксперимент, жизнь Алексея круто переменилась. Начинали, как и положено, с малого, но в течение всего нескольких лет его с компаньоном небольшая фирма превратилась в одно из крупнейших предприятий, поставлявших в Россию продовольствие. Очень это тогда было нужное и важное дело, а потому и финансовые средства это предприятие аккумулировало гигантские.
Большинству людей трудно даже представить, что значит тратить сотни тысяч долларов, не считая эти траты существенными. Такое способно вскружить голову любому. Но Алексею, прямо скажем, было не до этого. Он работал по 24 часа в сутки — встречи, переговоры, контракты, соглашения. Плюс к этому инспектирующие органы, инвесторы, кредиторы, партнеры, конкуренты, банки и т. д. И наконец, огромные риски, колоссальная ответственность, а также люди, причем самые разные — те, о ком надо беспокоиться, и те, кто всегда готов доставить дополнительное беспокойство.
Сложные перипетии становления молодого российского бизнеса и, мягко говоря, не самые честные правила игры привели к тому, что Алексей в какой-то момент был вынужден, ни много ни мало, бежать из страны, оставив здесь жену и ребенка. Какое-то время он пытался уладить дела со своими злопыхателями из-за границы, но дело оказалось неподъемным, а жить так дальше было невыносимо. И тогда Алексей принял самое рискованное в своей жизни решение: он решил вернуться в Россию, а там — будь что будет, «Бог не выдаст, свинья не съест».
Тот вечер, а Алексей до сих пор помнит его дату, хотя прошло уже почти десять лет, был самым счастливым вечером в его жизни. Просто, вот так «просто» найти себя дома, рядом со своей любимой женой и ребенком — вот, что оказалось настоящим счастьем. «Многие спрашивают, — рассказывал мне Алексей, — что такое счастье? Они не знают, а я знаю. Тогда, в тот самый вечер, я ощутил, понял, что такое настоя щее счастье».
Алексею пришлось оставить свой бизнес на растерзание организаторам этой вакханалии. И они его растерзали, оставив ни с чем. Все пришлось начинать сначала. «Это я только потом понял, что упал с двадцатого этажа на пятый, но тогда казалось, что упал совсем». Да, все случившееся было поражением, но если бы у Алексея не хватило ума и мужества признать поражение, если бы он продолжал биться со своими недругами, то, верно, потерял бы и те позиции, на которые пришлось откатиться, — тот условный «пятый этаж». Возможно, пришлось бы заплатить еще большую цену — жизнь.
Впрочем, пересказываю я эту историю ради всего одной произнесенной Алексеем фразы: «В пору расвета моего бизнеса мне все время казалось, что счастье где-то уже рядом, уже даже должно быть. Уже пора… Но я все бежал, бежал, бежал. Целыми днями одна работа — бесконечные звонки, встречи, переговоры. Жизни-то на самом деле не было. Было все, а жизни не было. И только потом, когда я уже почти все потерял, оказалось, что за счастьем вообще никуда не нужно было бежать».
Теперь бизнес Алексея не сопоставим по масштабам с его прежними «оборотами», и, наверное, кто-то скажет, что это большая неудача. Но Алексей стоит на своем: это удача, а то, что он имеет, — большое счастье. И глядя на этого человека, ему нельзя не поверить. Счастье — это то, что ты чувствуешь, а не то, о чем рассказывают, не то, о чем гласят мифы о счастье. Удача — это то, что ты делаешь с удовольствием и радостью, а не то, что вдруг падает тебе на голову по стечению каких-то неведомых обстоятельств.

Глава первая
УСЛОВИЯ УСПЕХА

В этой книге нам предстоит рассмотреть два совершенно разных «успеха»: с одной стороны — «профессиональный успех», с другой стороны — «успех в личной жизни». Между ними много общего, но различий все-таки больше. Поэтому прежде чем обратиться к специфике каждого из них, усвоим универсальные правила успеха, главное из которых гласит: мы должны оценить свою жизнь по достоинству и научиться использовать да руемые ею возможности. Если разобраться, жизнь предоставляет нам массу возможностей, которые мы не всегда используем должным образом. Мы игнорируем золото, которое в буквальном смысле слова лежит у нас под ногами, вместо того чтобы взять его и распорядиться по собственному усмотрению. Одна из основных ошибок состоит в том, что мы не рачительны в отношении своей жизни. Мы должны научиться использовать свою жизнь, поскольку жизнь и предостав ляемые ею возможности — это безразмерный кредит, тотальная инвестиция, безвозмездно ссуженная нам.
Оставьте свое страдание позади
«Что такое жизнь?» — это вопрос, на который, как ни старайся, исчерпывающего ответа не найти. На кафедре биохимии Военно-медицинской академии, где мне довелось проходить обучение, в свое время (не знаю, как сейчас) был вывешен огромный плакат со словами Фридриха I Энгельса: «Жизнь — есть способ существования белковых тел». Марксисту и биохимику, возможно, такое определение и кажется полноценным, но, согласитесь, в этом только часть правды. Жизнь это то, что мы есть. Это наши достижения и утраты, это наши мечты и свершения, это наши несбывшиеся надежды и разочарования. Короче говоря, жизнь есть жизнь…
Стоп! Что-то вследствие этих рассуждений становится тоскливо. Так дело не пойдет! Первое правило: свято помните, что наша жизнь один в один соответствует тому, что мы о ней думаем. Это может показаться странным и на первый взгляд даже примитивным, но, если вы думаете, что ваша жизнь замечательная, она действительно становится замечательной. Если же вы думаете, что ваша жизнь никуда не годится, то она, аккурат, никуда не годится.
Не верите?! Это потому, что мы пытаемся убеждать себя в том, что у нас все хорошо, тогда как думаем совсем обратное. Если бы мы в действительности думали, что у нас все хорошо, то у нас и было бы все хорошо. Это как с верой в бога — или веришь, или нет. Убедить с помощью каких-то аргументов, доказать здесь ничего невозможно.
Мы все (по крайней мере, в своем подавляющем большинстве) убеждены в том, что жизнь наша — это страдание, причем самое настоящее, «всамделишное» страдание.
И это сидит в каждом из нас! Испытывая трудности, мы принимаем «страдальческую позу» и ждем, что нас пожалеют и поддержат. Для нас нормально жаловаться окружающим на свою «тяжелую долю», на то, «как нам плохо». В западной цивилизации подобное поведение — признак дурного тона, а в восточной его и вовсе не поймут. Но русичи сделаны из особого теста: сострадание у нас — это способ единения! Впрочем, есть в этом «цементирующем» наше общество материале серьезный изъян. Ведь принимаемая нами «страдальческая поза» — это не какое-то там актерство, а естественное для нас поведение. Но что будет чувствовать человек, искренне уверенный в том, что он страдает? Разумеется, он будет страдать, и ему будет плохо. Кроме того, он будет сидеть сиднем и пальцем не пошевелит, чтобы избавиться от своего страдания, потому что страдание — это эмоция пассивная и бездеятельная, в том и основной ее недостаток.
Что такое иллюзия страдания и как с ней бороться, я рассказал в своей книжке «Самые дорогие иллюзии». Сейчас же я хочу сконцентрировать внимание моего уважаемого читателя на том, что он сам не верит в свою успешность. Мы не верим в то, что наша жизнь — это бесконечная, неисчер паемая инвестиция, а потому мы и не можем этой инвестицией воспользоваться. Убедить вас в обратном мне не удастся, даже если я буду очень убедителен. Единственный человек, которому вы сможете поверить, — вы сами. А потому моей задачей является не убеждать вас в тех или иных истинах, а предложить попробовать жить иначе и рассказать, как это сделать. Если вы начнете жить иначе, то сможете убедиться во всем сами. Но прежде вам нужно будет заучить то, как следует думать, чтобы действия, которые вы совершаете, были успешными.
Запомните: вам категорически запрещается думать, что вы, мол, никуда не годитесь, что вам хронически не везет, а жизнь создана только для того, чтобы заставить вас страдать. Всякие подобные измышления программи руют человека на неудачи. Если вы думаете подобным образом, то вам придется приложить в сто крат больше усилий, чтобы добиться того, что при ином раскладе досталось бы вам практически даром. Прекратите думать так, как вы думали по этому поводу прежде, а потом наблюдайте за тем, что будет происходить.
Помните: вы везунчик
Начните с того, что всем нам, живущим, самым категорическим образом повезло. Мы, правда, склонны восклицать: «Мама, роди меня обратно!», но все это чистой воды капризы и сущая неблагодарность. Подумать только: из миллионов сперматозоидов нашего досточтимого отца и из сотен яйцеклеток нашей благословенной матери в качестве счастливых делегатов в жизнь судьба выбрала по одной-единственной кандидатуре. Она свела этих кандидатов воедино в определенной точке времени и пространства, чтобы мы с вами, т. е. каждый из нас, имели возможность благополучно появиться на свет божий. Это неслыханная удача! Согласно теории вероятности, выиграть Джек Пот на российском телевидении значительно легче. А ведь мы даже не догадываемся, насколько в действительности нам повезло!
Но на этом везение не прекратилось. Родись мы какими-нибудь жучками-паучками, вероятность нашего выживания была бы мизерной. Даже будучи любым другим млекопитающим, человек не имел бы высоких шансов на выживание. Однако же мы не только выжили, но еще и получили какое-никакое образование. О нашем здоровье пеклись и пекутся медработники, нашу защищенность худо-бедно гарантируют самые разнообразные государственные органы. Наконец, мы (по большей части) трудоустроены, завели семью, имеем детей, прочих родственников, друзей и знакомых. И ведь нам не нужно, как нашим предкам, бегать по саванне в поисках пропитания, ютиться в пещерах, кутаться в шкуры диких животных и в ужасе содрогаться от ударов грома. Как ни крути, обстоятельства нашей жизни — поистине удивительная удача и великое счастье.
Да и доставшуюся нам жизнь нельзя рассматри вать как одноразовое «финансовое вливание» — она продолжает вливаться в нас ежедневно.
Каждый из нас хорошо знает, что такое минуты усталости. Иногда нам начинает казаться, что «все, сил больше нет, конец, финита ля комедия!» И сколько раз эта «финита» с нами случалась?… Десятки, сотни, а то и тысячи раз! Однако мы не только не преставились, но даже, напротив, закалились во всех этих баталиях и перипетиях.
После всякого утомления и переутомления, после всех пережитых нами кризисов и падений мы неизменно восстаем из пепла, словно бы возрождаемся заново и снова готовы двигаться дальше. Мы постоянно изнутри подпитываемся энергией, и даже если она в какой-то момент кажется нам уже исчерпанной, некоторая пауза в делах и полноценный отдых позволяют нам восстановить свои жизненные силы и пополнить их резервы.
Эти силы отнюдь не лежат на нас тяжким грузом, они работают. Мы их вкладываем, инвестируем в себя, в других, в свою профессиональную деятельность. Короче говоря, ведем активную «финансовую политику»; к сожалению, далеко не всегда удачно, но важно то, что мы вообще имеем такую возможность. Теперь остается лишь одно — понять, как этим богатством правильно рас порядиться, понять, что наша жизнь — это капитал, который должен иметь рачительного и предприимчивого управленца. Этому, как ни прискорбно, в школе не учат, а сами мы дойти до всех тонкостей этого дела не всегда можем. Начнем же с простой инвентаризации собственных сил и средств.
Если вы хотите быть успешными, то, просыпаясь ут ром и отходя ко сну вечером, вспоминайте о том, что вам невероятно повезло: вы получили в безвозмездное пользо вание самую большую из возможных инвестиций — вам вверена ваша жизнь. Ну и коли все так хорошо началось, то грех думать, что дальше будет хуже, просто нельзя останавливаться на достигнутом.
Зарисовка из психотерапевтической практики:
«Не было бы счастья, да несчастье помогло»
Прежде чем перейти к очередной истории, давайте обратимся к материалам одного специального исследования. Ученые поставили задачу определить, каким образом относятся к «жизненным неприятностям» люди, которые больны раком и знают о том, что они больны. Как обычно в таких случаях, было выбрано две группы людей. Первую группу составляли люди, которые страдали онкологическими заболеваниями (основная группа). Вторую — те, кто от этой доли, по крайней мере пока, избавлен (контрольная группа). Все они: и те, кто составлял «основную группу», и те, кто входил в «контрольную», — исследовались психологами на предмет того, как они будут вести себя в различных конфликтных и стрессовых ситуациях.
Когда ученые только приступили к анализу результатов этого исследования, они испытали настоящий шок. Они, как им показалось, выяснили, что раком заболевают те из нас, кто меньше всего подвержен стрессам, кто менее конфликтен, кто, иными словами, менее невротичен! Оказалось, что испытуемые из «основной группы» не раздражались, когда их ругали, не пугались, когда на них давили, не отчаивались в обстоятельствах, в которых лица из «контрольной группы» впадали в настоящую депрессию! Впрочем, исследователи достаточно быстро пришли в себя, осознав, что они просто перепутали причину со следствием.
Люди, страдающие раком, потому так спокойно и так здраво реагировали на предлагаемые им стрессовые обстоятельства, что им казалось просто глупым расстраиваться и переживать из-за мелочей. Когда ты понимаешь, в чем состоит настоящее несчастье, когда ты понимаешь, что тебе осталось, может быть, всего несколько дней жизни, ты ни за что не будешь впадать в депрессию из-за какой-нибудь ерунды (например, из-за того, что тебя незаслуженно обругали). Но кто из нас знает, когда за ним придет смерть? Почему мы так свято уверены в том, что «мы умрем, но не скоро»? Быть может, это последний день нашей жизни, а мы переживаем из-за того, что нас, например, кто-то проигнорировал! Да и черт с ним, не портить же из-за него оставшееся у тебя время!
Ничего сверхъестественного эти исследования не открыли, а лишь подтвердили давно известную всем нам народную мудрость: что имеем — не храним, потерявши — плачем. Иногда нам кажется, что у нас «ничего нет» и что «все пропало». Но я вспоминаю своих пациентов — 20-летних мальчишек, вернувшихся с чеченской войны без рук или без ног, лишившихся там зрения или слуха. Спросите их: «Что самое ценное в жизни?» И они ответят вам: «Самое ценное — это иметь возможность самостоятельно передвигаться» или: «Самое дорогое, что есть у человека, — это возможность видеть, без зрения мир словно бы умирает». К сожалению, это понимание пришло к инвалидам чеченской войны только после того, как возможность передвигаться самостоятельно, возможность видеть и слышать была у них отобрана.
Да, мы чудовищно неблагодарны, из-за того и страдаем. Если бы мы испытывали чувство искренней благодарности за все, что у нас есть (хотя нам может казаться, что у нас «ничего нет»), если бы мы берегли это и наслаждались этим, то, поверьте, мы бы не стали раздражаться и переживать из-за мелочей, мы бы не стали разменивать свою жизнь на всякую ерунду. Но, к сожалению, понимание степени своего богатства чаще всего приходит лишь в момент его утраты. Если бы мы научились действовать в обратном порядке, то по-настоящему радовались тому, что у нас есть, а потеряв, радовались бы тому, что у нас осталось, ведь с этим тоже когда-то придется расстаться.
А теперь небольшая зарисовка из психотерапевтической практики… Виталий уже через полгода службы оказался на фронтах первой чеченской войны. Он служил в «элитном подразделении», которое командование использовало в хвост и в гриву. «Только на войне понимаешь, что такое настоящая дружба», — рассказывал мне Виталий. Я вспоминаю сейчас эту фразу, потому что Виталию довелось потерять практически всех своих друзей. Меняя дислокацию, подразделение Виталия попало в засаду, устроенную чеченскими боевиками. В считанные минуты под перекрестным огнем погибло 25 из 28 человек. Сам Виталий находился «на броне», а потому, когда его бронетранспортер подорвался, взрывной волной его отбросило в сторону, что, видимо, и спасло ему жизнь.
Когда мы встретились, с того момента прошло уже более года, но у Виталия все так же перед глазами стояла эта картина: взрывы, выстрелы, горящий бронетранспортер, крики его друзей, кровь, дорожная грязь… Виталий отстреливался, потом был тяжело ранен и потерял сознание. К счастью, боевики были вынуждены отступить при подходе другой колонны наших войск. Виталия нашли и отправили в госпиталь, где он и оставил обе свои ноги. Взамен государство предложило ему орден, пенсию по инвалидности и бесплатное лечение. Сначала лечение, потом реабилитация — долгий период заживления ран, подбора протезов и, наконец, обучение ходьбе на этих протезах.
Первое время Виталий благодарил судьбу за то, что она оставила ему жизнь. Но впоследствии счастье спасения сменилось тоской и чувством безысходности. О профессии водителя и автомеханика, которую он получил на гражданке, можно было забыть. Вернуться в село Краснодарского края, откуда он был призван, означало для него полную беспросветность — ведь инвалиду там просто нечего делать. Его ожидало иждивенческое существование, возможно, алкоголизация и смерть опустившегося человека. Его девушка сначала поддерживала Виталия, а потом уехала в Ростов-на-Дону, поступила там в институт и через несколько месяцев вышла замуж за однокурсника. Виталию осталось лишь вспоминать о своем боевом прошлом и погибших друзьях.
Бороться с депрессией в таких обстоятельствах — дело неблагодарное. Но у нас не было другого выбора, нужно было принять случившееся, понять, что потеряно далеко не все, и начать новую жизнь. И этому мальчишке, а Виталий был практически мальчишкой, это удалось. Сначала он, конечно, не верил, что жизнь его может измениться к лучшему, а поверить в это было важнее всего. Потом, осваиваясь параллельно со своими протезами, Виталий стал готовиться к поступлению в вуз. Мы нашли благотворительную организацию, которая на первых порах помогла с финансированием обучения, институт с трудом, но предоставил общежитие. И деревенский паренек, бывший когда-то простым автомехаником, стал «компьютерщиком».
Желание использовать оставшиеся у него возможности, а жизнь все-таки оставила ему многое, сделало из Виталия высококлассного специалиста. И все время, когда он вспоминал своих погибших друзей, я спрашивал у него: «Сколько шансов жизнь оставила им?» «Она ничего им не оставила», — с горечью отвечал Виталий. «А сколько возможностей она оставила тебе?» — спрашивал я, надеясь на понимание. Человек должен понимать, что жизнь, пока она есть, дает человеку множество возможностей. И дело лишь за тем, чтобы их использовать. Теперь он говорит, что даже рад, что «так обернулось»: «Иначе бы я остался в своем селе, мне бы и в голову не пришло поступать в вуз. Что бы я делал в своем селе? Куролесил бы с пацанами, а потом спился бы, может быть. Мама всегда говорила, что главное — это уметь работать руками. Впрочем, я сейчас и работаю руками, только на клавиатуре». Конечно, сейчас он работает головой, он заставил свою голову работать. Он извлек те возможности, которые всегда есть в загашнике жизни, но которые далеко не всегда очевидны, которые иногда кажутся недостижимыми. В словах Виталия есть сермяжная правда: если бы не случившееся, то, верно, он никогда бы и не подумал, что можно учиться, получить хорошую профессию и хорошо зарабатывать. Теперь все это стало явью: он работает в солидной компании, зарабатывает, купил квартиру, помогает матери, у которой мог сидеть на иждивении. А еще у него есть теперь и своя семья — люди, которые умеют преодолевать отчаяние и не сдаваться перед лицом выпадающих на их долю трудностей.

Проведите инвентаризацию своих жизненных сил
Какой же жизненной энергией мы обладаем? Оказывается, что у нас два источника энергии — один внешний, другой внутренний. Все, конечно, начинается со «стартового капитала», которым является сама наша жизнь, благополучно с щедрого плеча судьбы нам выданная. Но дело этим не закончилось, дальше нас, что называется, «посадили на зарплату». В нас постоянно вырабаты вается физическая и психическая энергия, которая позволяет нам жить дальше, т. е. под держивать в себе жизнь и организовывать ее. Желающие могут этим и ограничиться — это действительно очень неплохой куш. Тот же, кто воспринимает как угрозу сакраментальное советское проклятье: «Что б тебе всю жизнь жить на одну зарплату!», должен обратиться за «внешними источниками финансирования».
Что включают в себя эти «источники»? В самом общем смысле — это все то, что нас окружает, но если быть более конкретными — это, во-первых, другие люди, а во-вторых, дела и проекты, в которых мы участвуем. Но здесь нужно всегда помнить об одной детали: оба указанных «источника внешнего финансирования» сами по себе являются инвестиционными проектами, т. е. это то, во что мы должны вложиться, чтобы получить прибыль. Иными словами, все ваши отно шения с другими людь ми, все, что связано с вашей профессиональной деятельностью, мо жет быть, образно выражаясь, очень прибыль ным мероприятием, при условии соответствующего подхода к делу. Прежде чем к этому перейти, рассмотрим небольшую схему.
Из этой схемы вытекают, по крайней мере, два очень важных вывода. Во-первых, если мы ничего не будем делать, это не катастрофа. Пусть и кривая дорога, но куда-то, да выведет. Это очень важный вывод, поскольку позволяет нам перейти ко второму без ужаса и тревоги. Чаще всего мы постоянно «боремся» за свою жизнь, воспроизводя в сознании доисторический уже лозунг: «Вся наша жизнь — борьба!» Подобный подход, как мы уже говорили, сам по себе неконструктивен, ведь к работе нужно относиться с легкостью, как к флирту, и только тогда она начнет спориться и приносить удовольствие; а к флирту надо относиться как к работе, но вовсе не как к тяжелому труду, а просто как к объемному мероприятию.

Если же от тревоги и предчувствия неми нуемой катастрофы мы избавлены, то эффек тивность нашей «инвестиционной политики» (когда мы вкладываем себя и свои силы в других людей и в какие-то важные для нас дела) оказы вается существенно выше, нежели при невро тических формах «борьбы за выживание».
Второй вывод, логично вытекающий из этой схемы, состоит в оправданности «инвестиционной политики». Мы можем, конечно, тупо просадить весь свой «жизненный капитал» вместе с «пожизненной рентой» — беды не будет. Но мы можем и целенаправленно заняться управлением своим «имуществом» и «активами», т. е. жизненными возможностями и энергетическими ресурсами.
Большинству из нас, конечно, кажется, что мы и так управляем своими ресурсами, что мы и так в полной мере используем свои воз можности, просто того и другого нам недоста точно. Однако поверьте мне, все это не более чем серьезное заблуждение. В действительности же мы чрезвычайно консервативны и все время катаемся, как заведенные, по одним и тем же рельсам, будучи не в силах вырваться из круга обыденности. Кроме того, мы, в лучшем случае, снабжены некими целями, т. е. отдаем себе отчет в том, чего именно хотим достичь (впрочем, и это редкость), но многие ли из нас понимают зачем?
То, что мы считаем обычной и нормальной жизнью, на деле оказывается хождением по кругу. С одной сто роны, мы недостаточно мобильны, т. е. не готовы изме нять свою жизнь, отступать от привычных стереотипов. С другой стороны, мы заняты погоней за некими целями, не осознавая при этом смысла производимых нами дей ствий, не задумываясь над оправданностью собственных вложений и трат. Если эти ошибки не будут устранены, мы окажемся заложниками своей жизни, а вовсе не ее устроителями.
Замените «цели» на «задачи» и «смыслы»
Если вы помните знаменитые советские фильмы, то, верно, вам знакома пафосная фраза, которая вкладывалась в уста «положительных героев»: «А у тебя есть цель в жизни?» или «А ты знаешь, какая у тебя цель?» Вспомнили? Теперь аккуратно запишите эти вопросы на листочке бумаги с тем, чтобы потом нещадно его разорвать и выбросить в мусорную корзину. Жизнь — это крайне переменчивая штука, а потому мы со своими «целями» походим на рыбака, который пытается снарядить свои снасти в девятибалльный шторм. У всех нас, кто вошел в пору сознательности к моменту начала «перестройки», были цели. И где они теперь? Иных уж нет, а те далече…
Разумеется, жить без «цели» нельзя. У нас всегда есть «цели», правда, получается с ними странная штука. Вот вспомните сейчас свои цели, которые были у вас, скажем, десять лет назад. Впрочем, это мое предложение содержит в себе некоторую закавыку. Вы сможете вспомнить те «цели», которые более или менее осуществились, а вот те, которые не осуществились, благополучно и безвозвратно вами забыты. На самом деле этих — забытых — «целей» было в несколько раз больше. Они существенно влияли на нашу жизнь, определяли направление наших действий, но все это оказалось пустой тратой времени и сил. «Цель» бестелесна, ее трудно взять в производство, она всегда манит, но очень редко пригревает.
Если мы хотим быть успешными, нужно отказаться от этого «идеологического релик та», разделив его на два конструктивных, зна чительно более удобных в использовании по нятия — «смысл» и «задачи». Да, на жизнь надо смотреть как на набор «задач». Перед нами всегда стоят какие-то задачи, которые требуют своего решения. Причем, отмечаю это особо, не «проблемы», а «задачи».
Но «задачи» эти надо различать и решать исходя из понимания «смысла» того, что вы делаете, проще говоря, с пониманием того, ради чего вы это делаете. Если вы ощущаете: то, что вы делаете, — важно, то в этом случае зада чи будут решаться пра ктически сами собой, поскольку процесс про дуктивного инвести рования ваших сил и возможностей будет происходить автомати чески.
Очень важно понимать «смысл» собственных решений и поступков, в этом случае мы всегда можем пожертвовать собственными амбициями, переступить через собственные эмоции и сделать то, что нам, нам самим, нужно. Не нашим эмоциям и амбициям, не нашей лени и нашим страхам, а нам, лично нам. Ощущая «смысл» своих действий, вы становитесь виртуозным игроком на пространстве жизни, игроком, который всегда готов пожертвовать тактической победой, отдав ее кому и чему угодно ради достижения стратегического выигрыша, который, поверьте, при подобной тактике не заставит себя ждать.
Если вы хотите быть успешными, помните, что перед вами всегда стоят «задачи», решение которых имеет для вас определенный «смысл». Не делайте ничего, в чем бы вы не ощущали присутствие этого «смысла». Даже самое маленькое действие, даже самые никчемные, на первый взгляд, поступки и события могут быть исполнены ощущением «смысла». А это ощущение способно сделать вас счастливыми.
Каковы эти «смыслы»? Хотите чувствовать себя счастливыми? Хотите быть востребованными, нужными? Хотите быть активными и деятельными? Хотите разнообразить свою жизнь? Хотите узнавать новое, интересное, важное? Хотите быть созидательными? Хотите ощущать себя любимыми? Хотите любить? Хотите жить? Хотите хотеть жить? — все это наши истинные, глубокие, подлинные «смыслы», заручившись которыми нам вполне по плечу любая жизненная «задачка».

Зарисовка из психотерапевтической практики: «Что может быть нужно, если все есть?»
То, что можно без всяких натяжек назвать «смыслом жизни», всегда лежит на поверхности. Искать его, этот смысл — значит совершать исключительную глупость. Мне кажется это вполне очевидным, ведь любой найденный таким образом «смысл» обязательно будет надуманным, неестественным, а потому ошибочным.
У нас есть истинные желания, которые зародились еще в нашем детстве. Мы хотим быть востребованными, только по-настоящему, и мы хотим восхищаться, только искренне, всей душой, т. е., проще говоря, мы хотим любить и быть любимыми. К сожалению, часто эту простую мысль очень трудно донести до сознания определенных «трудящихся».
Эти «трудящиеся» не вложили своих сил, своего труда в это «дело», а потому потерпели фиаско и разочаровались в возможности такого простого человеческого счастья. Нас не будут любить просто так, «просто так» в нас могут только влюбиться, а вот любить просто так нас не будут. Любовь, сколь бы прискорбно это ни звучало, нужно заслужить. Любовь — это восхищение, но восхищаться можно лишь чем-то, нельзя восхищаться «ничем». Кто-то, конечно, может восхититься нашей внешностью, но в этом случае и любить он будет именно нашу внешность, а не нас самих
Вот почему Поступок (именно с большой буквы!) — это то, чем мы можем заслужить настоящее восхищение, а проще говоря, любовь. Если мы хотим быть любимыми, мы должны совершать Поступки, а если мы хотим любить, мы должны замечать Поступки других людей. Все достаточно просто, но, как оказывается, у кого-то все получается куда сложнее…
Максиму на момент нашей встречи было 37 лет — роковой по российским меркам возраст. К этому времени он уже успел жениться и развестись, родить ребенка (если подобное выражение может быть применено в отношении представителя «сильного пола»), но наиболее существенные достижения Максима лежали в плоскости профессиональной деятельности. На заре появления в России Интернета он окунулся в эту деятельность с головой, создал свою фирму, которая занималась обеспечением этого «спрута» и быстро завоевала свою нишу на рынке. Посредством своего бизнеса Максим на свое же несчастье заработал достаточное количество денег, чтобы не думать о хлебе насущном, и начал думать бог знает о чем.
В какой-то момент Максим задался вопросом: зачем он живет, какой смысл его жизни? К решению этого вопроса, как и ко всем подобным проектам в своей жизни, он подошел с исключительной серьезностью: накупил книг по философии и психологии, стал ходить на разнообразные курсы, заниматься по различным «системам» — йогой, парапсихологией, голоданием и т. д. Количество свалившейся на него информации было огромным, авторы книг и методов обещали ему «просветление», «познание смысла бытия» и т. п. В голове Максима воцарился настоящий хаос, ему стало казаться, что «просветление» где-то рядом, надо только «ухитриться ощутить это».
Тем временем его бизнес стал приходить в упадок. Это было связано и с «субъективными», и с «объективными» факторами. С одной стороны, он сам отошел от дел, его флирт с работой закончился. С другой стороны, на рынке изменилась конъюнктура, надо было приспосабливаться, менять тактику; но, не «флиртуя» со своей работой, быть эффективным управленцем невозможно. И чем менее успешным был бизнес Максима, тем с большей настойчивостью он пытался проникнуть в мир «непознаваемого». Казалось, он нашел смысл жизни — ему надлежало «познать истину» и приобщиться к сонму «святых». С точки зрения буддизма, в этом нет ничего богохульного, даже напротив; однако стратегию своего личностного роста Максим избрал «прозападную», а никак не восточную: «пришел, увидел, победил». Так буддийское «просветление» днем с огнем не найдешь.
Что же на личном фронте? Женщина, с которой он сошелся во время строительства своего бизнеса, теперь перестала его интересовать. Их дороги разошлись, и хотя Марина (ее звали Мариной) из кожи вон вылезала, чтобы вернуть Максима в прежнюю колею — и личную, и профессиональную, — результативность ее потуг была минимальной. Максим тем временем познакомился с другой девушкой, которая была значительно моложе его и с юношеским простодушием слушала излагаемые им «теории». Близость их была очень условной, и хотя они жили как муж и жена, понимание на деле было лишь поверхностным. Ей было интересно, а он искал «единомышленника», «соратника», чего эта юная особа, воспитанная в другой жизни (как и все те, кто взрослел вместе с «перестройкой»), конечно, дать ему не могла.
В результате Максим превратился в настоящую «философскую развалину», свалку теорий и мировоззрений, являя собой пример человека, который знает «что», «где» и «как», но не знает «зачем». И действительно, ради чего он предпринимал все эти свои поиски? Зачем он осваивал эти теории, мировоззренческие системы, техники и практики? Именно на этот вопрос Максим и не мог мне ответить. Он пытался отвечать, но его ответы выглядели странными и нелепыми. Он говорил, что хочет «обрести покой», «узнать истину», «стать просветленным». И я снова спрашивал его: «Зачем?» «Ну как… — терялся Максим, — чтобы было».
«Но что ты будешь делать со своей просветленностью? Зачем она тебе нужна?» — повторял я из раза в раз, стараясь продемонстрировать ему одну простейшую вещь. Какую? На самом деле таким странным образом Максим искал возможность почувствовать себя счастливым, ему хотелось, чтобы то, чем он занимался, приносило ему удовольствие, чтобы люди, с которыми он общался, были близки ему, дорожили им, чтобы, наконец, он мог любить их. При этом все его действия, все, что он делал, не приближало его к искомому, а, напротив, лишь удаляло от этого. Любое занятие, в свете его мировоззрения, казалось Максиму бессмысленным и неинтересным, отношения с другими людьми не складывались, поскольку вместо подлинной заинтересованности в них он требовал от них понимания некой «истины», которую сам он искал и найти не мог.
Вот, собственно, на этом мы и сосредоточили свои усилия. Максиму нужно было сформулировать свои подлинные «смыслы», то, ради чего стоит жить, то, во что стоит инвестировать жизнь. И только когда Максим смог признаться себе в том, что главным для него является не некое «абстрактное счастье», дарованное ему «абстрактной истиной», а живые, по-настоящему ценные отношения с другими людьми, возможность ощутить себя в деятельности, только тогда этот порочный круг и был преодолен.
Всю жизнь он работал, боясь оказаться вторым, боясь обвинений в неполноценности, несостоятельности, а не потому, что его работа ему нравилась. Именно поэтому, достигнув хороших результатов, он потерял к ней всякий интерес. Всю жизнь он строил свои отношения с другими людьми, не рискуя им доверять, боясь открыться им и положиться на них. Именно поэтому эти отношения с окружающими никогда не приносили ему действительной сердечной радости.
Что ж, оказывается, вопрос — «Что может быть нужно человеку, если у него все есть?» — отнюдь не лишен смысла. Это «все есть» — достижение «целей», но далеко не все достигнутые нами «цели» служат тому, что насыщает нашу жизнь «смыслом». Иногда, напротив, наши достижения оказываются препятствием к тому, чтобы чувствовать, что ты знаешь, зачем и ради чего ты живешь.
Жить ради достижений — значит мучиться. Жить, ощущая радость от того, что ты делаешь, и радуясь тому, что ты любим и любишь, — вот тот «смысл» жизни, от которого ни один нормальный человек в ясном уме и твердой памяти не откажется. Но чтобы быть в этом ясном уме и твердой памяти, нужно, как оказывается, проделать непростой путь.

Умейте сосредоточиться на «задаче»
Не знаю, как вам, но лично мне неоднократно приходилось встречать людей, которые были чрезвычайно одарены от природы, но, к сожалению, так и не смогли реализовать свой потенциал. С другой стороны, я встречал и таких людей, которые в прямом смысле этого слова всего добились сами. Природа, родители, воспитание, условия жизни, казалось, не были на их стороне, но, несмотря на это, они смогли не только выстоять, но и состояться как в личной, так и в профессиональной жизни. Когда сталкиваешься с подобным парадоксом, всегда хочется спросить: «Как?!» Ответ, который сразу же приходит на ум в этом случае, достаточно прост: чем больше препятствий тебе приходится преодолевать, тем больше сил тебе при ходится тратить, а чем больше ты тратишь, тем больше к тебе возвращается, и ты стано вишься богаче.
Впрочем, как я уже сказал, это лишь один ответ. Другой ответ заключен в психологической особенности, свойственной второй группе людей и недостающей первой: они умели сосредоточиться на «задаче». Когда ты сосредоточиваешься на какой-то «задаче», то все прочее уходит в тень, и ты занят только тем, что решаешь эту задачу. Следовательно, все твои силы сосредоточены, а все твои знания работают сообща и целенаправленно.
Просто «цель» — это что-то неопределенное, -что маячит на горизонте, что-то, к чему никогда не знаешь, как подступиться. А «задача» должна решаться, значит, нужно думать о вариантах решения. Когда ты думаешь о вариантах решения «задачи», то пересматриваешь свой взгляд на мир, думаешь о том, как то, что ты имеешь, можно приспособить к тому, чего ты хочешь добиться.
Ситуация очень напоминает знаменитую сказку про «кашу из топора». Солдат поступает в этой сказке просто, он перестает преследовать цель — наесться, и предлагает своим спутникам решить задачу: «как приготовить кашу из топора?». Ну, очень просто: разводишь костер, ставишь на него котелок, потом заливаешь его водой, воду кипятишь, потом кладешь в воду топор, потом этот «бульон» нужно посолить, потом добавить в него маслица, потом немножко крупы… И, глядь, каша из «топора» готова!
После того как вы начинаете видеть перед собой задачу, то оказывается, что в жизни есть масса разнообразных средств, позволяю щих вам эту задачу решить. Но до тех пор, пока вы намереваетесь удовлетворить собственное желание, т. е. достичь какой-то «цели», ваши действия будут натыкаться на «непреодолимые обстоятельства ».
Необходимо заставить себя думать «специальным образом». Если вы решаете задачу своего трудоустройства, нужно думать не о том, что вы можете, и не о том, какую работу вам предлагают, нужно думать о том, что такое «работа», какой она вообще бывает, где ее «дают», кто и какой «работой» занимается, в какой «работе» испытывают потребность. Иными словами, нужно разбирать варианты, прокручивать варианты, пробовать варианты. В этом случае вы используете все ваши знания и весь ваш опыт. И если раньше вы думали только о том, что непосредственно вы в своей жизни делали, то теперь начинаете думать о том, что другие люди вообще в подобных случаях делают. В этом случае вероятность того, что вы наткнетесь теперь на подходящее решение, оказывается куда более существенной.
Умейте сосредоточиться на задаче. Для этого нужно не фиксироваться на «цели» (на том, чего вы хотите достичь), а нужно понять, какая перед вами стоит «задача» (т. е. то, что вы должны сделать). Дальше проду майте последовательность шагов, т. е. то, с чего нужно начать, далее собирайте информацию и произвольно ее компонуйте — складывайте элементы этой картинки так и иначе, добавляйте в нее новые элементы. Это дело затянет вас по-настоящему, поскольку в жизни масса вещей, которые так или иначе приложимы к решению этой вашей «задачи». Теперь вы начинаете думать об этом не абстрактно, а так, словно бы все вокруг вас об этом думают, и ваша задача заключена только в одном: не пропустить правильного решения.
Зарисовка из психотерапевтической практики: «Я б в рабочие пошел, пусть меня научат!»
Надо сказать, что умение сосредоточиться на задаче — это общий биологический принцип, принцип, получивший, с легкой руки великого русского физиолога А. А. Ухтомского, название «доминанты». Вкратце суть этого принципа состоит в следующем. Мы сталкиваемся с огромным количеством самых разнообразных жизненных ситуаций, вовлечены во множество процессов, заняты бездной дел, и если в нас нет сосредоточенности, если мы не способы отделить главное от второстепенного, то никогда не сделаем ничего существенного. Мы будем плыть по течению, нас будут толкать волны, мы будем натыкаться на препятствия, садиться на мели, но не добьемся желаемого. И только в том случае, если мы сможем сосредоточить все свои силы на чем-то одном, то выплывем туда, куда хотим, а не туда, куда нас вынесет.
Итак, первая черта принципа «доминанты» заключена в целенаправленности деятельности.
Вторая черта этого принципа состоит в концентрации сил и средств. Приведу простой пример. Многие родители не могут заставить ребенка думать о своем будущем. Они приводят ему самые разнообразные аргументы, они пытаются добиться своих целей путем поощрений и наказаний, но ребенок совершенно не понимает, «чего они хотят». Здесь, конечно, необходим авторитет, причем настоящий, в противном случае ребенок к вам никогда не прислушается. С другой стороны, даже если вы с вашим ребенком совместными усилиями нашли некую «цель» — это еще отнюдь не гарантирует того, что он на ней сосредоточится. Иными словами, найти цель это еще не значит ею загореться. А «зажечь» целью, «увлечь» ею современного подростка практически невозможно — не из того они теста, что мы, бывшие пионеры и комсомольцы. Вот почему я говорю таким подросткам:
— Перестаньте думать об избранной вами профессии как о цели. Давайте будем рассматривать всю эту ситуацию как задачку, обычную задачку по математике. Что нужно для того, чтобы решить задачу?
— Предложить варианты решений, — говорят дети.
— О'кей! Допустим, вы хотите стать юристом. Что для этого нужно?
— Нужно поступить в вуз, — дети начинают рассуждать.
— Стоп! Для того чтобы поступить в вуз, нужно подготовиться к поступлению, ведь так? — я хочу, чтобы дети рассматривали поступление в вуз не как обрушившееся на них несчастье, а как просто один из этапов решения задачи. Кроме того, если мы хотим, чтобы задача была решена успешно, то пропускать этапы, конечно,
нельзя, а подготовка в вуз — это этап.
— Да, надо подготовиться к сдаче экзаменов в вуз, — ребята соглашаются.
— Но по каким дисциплинам вы будете готовиться, чтобы поступить на юридический факультет?
— Литература, история…
— Но разве юрист — это литератор или историк? — я задаю провокационный вопрос.
— Нет, юрист — он юридические дела решает, — говорят дети.
— А вы сталкиваетесь с юридическими делами в своей повседневной жизни?
— Нет, мы еще не сталкиваемся…
— «Неправда ваша!» Все мы живем по общему закону — по Конституции, которая, например, дает вам право на образование. Вы же в школу ходите? Ходите. А по какому праву? По праву, которое вам дано Конституцией. Вы живете в своих квартирах, как вы думаете, вы это по праву делаете?
— По праву! — догадываются дети.
— Правильно, эти вопросы регламентируются жилищным законодательством. И так все в нашей жизни — на все есть какие-то законы. Вы смотрите рекламу по телевизору — на тот случай есть закон о рекламе, который запрещает вас обманывать. Если изготовитель рекламы вас обманет, он нарушит закон и его можно привлечь к ответственности. Вы заходите в магазин и сразу попадаете под защиту закона о правах потребителя. Причем этот магазин арендует помещение, что тоже делается по определенным законам. Лицензию на работу он тоже получает по закону, который реализуется специальным органом, — лицензионной палатой. Владелец магазина нанимает работников — это тоже происходит по закону, который определяет права и обязанности работника и работодателя. Все работающие платят налоги — это определяет Налоговый кодекс.
И дальше я рассказываю еще множество вещей такого рода, о которых дети даже не задумываются. Кажется, что ничего сверхъестественного в моей «лекции» нет, но на самом деле я пытаюсь перестроить все мировосприятие ребенка таким образом, что он начинает видеть мир, условно говоря, под юридическим углом зрения. Все, на что ребенок смотрел прежде без всякого энтузиазма, теперь преображается, ему становится интересно. Одна большая задача распадается на множество взаимосвязанных друг с другом задач, ребенок начинает думать над ними, а в результате думает о решении основной, главной задачи. Так у нас и получается «доминанта».
Потом родители приводят своих «непослушных» и «ленивых» детей на следующую консультацию, и эти «непослушные» и «ленивые» дети спрашивают меня, какой закон регулирует мою деятельность? А в следующий раз они рассказывают мне о том, как они придумали законы, которые регулируют работу транспорта или милиции. Теперь уже наступает очередь спрашивать родителей, и они спрашивают: «Что вы ему такое сказали, что он стал заниматься?!» А я ничего не говорил ему о том, что «он должен» заниматься, я просто научил его видеть задачи и концентрироваться на них. Задачи увлекают сами по себе, на них нужно просто сконцентрироваться, а дальше все решается само собой — один ход тянет за собой другой.

Противопоставьте своей растерянности конструктивность
Итак, перед нами большие, можно сказать, гигантские задачи: нам предстоит освоить фантастические средства и, даст бог, реализовывать умопомрачительные возможности. Что ж, учитывая это, введем «законы военного времени». Вот первый из них: мы не имеем права чувствовать себя растерянными, в противном случае у нас ничего не получится.
Всякий раз, когда мы испытываем чувство растерянности, нам кажется, что единственным средством спасения является бегство. Если же мы поддадимся этому искушению и сбежим, то в следующий раз в подобной ситуации иного способа реагирования у нас уже не будет. Наше подсознание, очень довольное нашим прежним бегством, спасшим его от необходимости идти вопреки собственному страху, станет уверять нас, что иного выбора у нас просто нет. Потворствуя своим страхам, мы делаем их сильнее, а себя слабее. И только научившись преодолевать собственные страхи и собственную растерянность, мы обретаем подлинные силы.
Как же справиться со своей растерянностью? Здесь есть только один способ: мы должны заменить ее на конструктивность. Растерянность — это чувство, переживание, а конструктивность, напротив, продукт здравого смысла и сознательного рассуждения. Впрочем, если нами овладело чувство страха, то здравый смысл вполне может нас подвести; в подобных ситуациях он склонен подчиниться и даже сыграть на стороне чувства. Вот почему здесь категорически нельзя терять инициативу! В первые же мгновения, когда вы сталкиваетесь с тем, что вам приходится принимать решение, взять на себя ответственность, встретить что-то новое и необычное в своей жизни, необходимо включить механизм конструктивного решения задач. Этот механизм заключен в трех вопросах: «что?», «где?», «как?»
Вам необходимо ответить себе на вопрос, что представляет собой предмет задачи или ситуация, с которой вы столкнулись, что требуют от вас обстоятельства. Если вам удастся сепарировать данную задачу от всего прочего, вы непременно убедитесь в том, что она отнюдь не так тяжела и тягостна, как может показаться на первый, слишком эмоциональный взгляд. К сожалению, мы очень редко даем себе труд определить содержание ситуации прежде, нежели бросимся в бой или наутек. Если же делать это заблаговременно, то перед вами будет даже не «задача», а «задачка», с которой грех не справиться.
Далее вы определяете где, в какой плоскости лежат средства решения этой задачи. Поскольку безвыходных ситуаций не бывает в принципе, то вам абсолютно не нужно паниковать. Нужно лишь выяснить, где лежит, располагается этот выход. Возможно, для решения стоящей перед вами задачи необходимо привлечь какие-то дополнительные силы, знания, возможно, понадобится чье-то участие. Наконец, в ряде случаев необходимо банальное изменение тактики, например с наступательной на примиренческую или с оценивающей на исследовательскую. Так или иначе, после того как вы определили то, где сокрыто решение стоящей перед вами задачи, где расположились средства ее решения, можно считать, что полдела сделано. Остался третий вопрос: «как?» Вы должны ответить себе, как добиться вовлечения в решение задачи тех средств, ресурсов или возможностей, которые были выявлены вами при ответе на вопрос «где?» В ряде случаев мы находим средства решения задачи, однако не задумываемся над тем, как «подтащить» эти средства к этой задаче. Получается совершенно дурацкая и нелепая ситуация: решение есть, а задача не решается.
Мы не задумываемся, что на этом этапе также может потребоваться привлечение каких-то новых элементов, введение в действие каких-то дополнительных сил и возможностей. Мы говорим себе: «Я знаю, что нужно делать, но как?» Вот над этим «как?» и нужно покумекать, а не разводить руками, поскольку, как уже было сказано, безвыходных ситуаций не бывает, решение всегда отыщется. Зачастую же мы отчаиваемся, только приступив к делу, полагая, видимо, что оно должно решаться лишь оттого, что мы соизволили за него взяться. Разумеется, подобная тактика редко оказывается продуктивной.
Если же не робеть, если не позволить себе растеряться, а взять себя за грудки и последовательно ответить себе на три указанных вопроса — «что?», «где?» и «как?» — оказывается, что задача эта лишь дело техники!
Алгоритм решения любой задачи достаточно прост: необходимо ответить себе на вопрос, «что?» представля ет собой эта задача, потом определиться с тем, «где?» находятся средства ее решения. И наконец, определить ся, «как?» свести одно с другим, добившись тем самым желаемого результата. Для абсолютного облегчения про цесса поучитесь сначала отвечать на эти вопросы при решении конкретных задач письменно — это замечатель но дисциплинирует и оттачивает мысль.

Победите своего главного врага — «драматизацию»
Еще один злейший наш враг — это «драматизация». Мы склонны преувеличивать тяжесть наших «проблем», кстати, именно поэтому мы называем стоящие перед нами задачи этим словом — «проблемы». Мы склонны впадать в отчаяние, в страдание, начинаем заламывать руки, кусать локти и параллельно выть на луну. Как часты в нашем репертуаре восклицания: «Это ужасно!», «Это катастрофа!», «Как жить дальше?!», «Все пропало!» По сути же, это самые настоящие инструкции, буквально вменяющие нам пассивность и бездеятельность. Но при подобной жизненной политике далеко не уедешь. Мы любим искать виноватых, рассказывать о том, почему что-то невозможно, определять и пестовать «причины» наших бед и несчастий. Разумеется, после того как мы на все 100% объясним себе, почему «все плохо», почему «жизнь кончилась», почему «трагедия неизбежна», жизнь, и вправду, оказывается такой. Впрочем, и в этом случае «трагедия» — это только название. В действительности, трагедия — это театральное действо, в котором, впрочем, все мы преуспели, причем очень и очень профессионально.
Но что значит это «все плохо»?.. Уж прямо так и все! А что значит «жизнь кончилась»? Знаете, когда она кончится, то вы этого даже и не заметите, а уж восклицать что-либо точно не будете. Да и «неизбежность трагедии» или «катастрофы» — это чистой воды иллюзия. Конечно, не приятности в нашей жизни встречаются, ник то этого отрицать не будет, но называть или не называть эти неприятности «трагедиями» и «катастрофами» — это сугубо личное дело. Назовете «катастрофой» — будет катастрофа, а назовете «жизненным обстоятельством» — будет жизненное обстоятельство, причем ря довое, в числе других.
То, что мы называем «несчастьями», «трагедиями» и «катастрофами», — это просто события, которые разрушают нашу картинку будущего, наше представление о нем, но вовсе не само наше будущее. Разрушить будущее невозможно, потому что его еще нет. Некоторые события способны существенно изменить наши планы, возможно, нам придется скорректировать траекторию своего жизненного пути, но, может статься, это и к лучшему! Быть может, засиделись мы в своем нынешнем состоянии, вот судьба и дает нам пинка, чтобы начали двигаться. Зачастую других средств преодолеть нашу нерешительность у нее просто нет.
Впрочем, драматизироваться можно и совершенно на пустом месте. Кто-то драматизирует вопрос собственной несостоятельности; кто-то переживает из-за высказанных кем-то на его счет оценок; кто-то недоволен собственным образованием и клянет судьбу; кто-то болезненно обеспокоен своей внешностью, стройностью, фигурой и т. п.; кто-то полагает себя неизлечимо больным, тогда как на самом деле действительных причин для беспокойства нет никаких.
Короче говоря, у каждого, как говорится, свои «тараканы», но все они откормлены самым выдающимся образом, причем нами же самими и откормлены. Мы взращиваем собственные проблемы так, словно бы они наши близкие и дорогие родственники. Мы их пестуем, вместо того чтобы гнать поганой метлой.
Помните, если вы хотите быть успешными, то делать из мухи слона категорически запрещается! Мы, как пра вило, существенно преувеличиваем тяжесть тех или иных трудностей и неприятностей, что лишает нас конструк тивности, что делает нас неэффективными управленцами собственных психологических ресурсов. Просто уберите от греха подальше из своего словарного запаса такие слова: «трагедия», «проблема», «катастрофа», «ужас», и вы даже не заметите, как вам сразу станет легче жить.
Корней Иванович Чуковский даже написал по этому поводу сказочку. В ней рассказывается о том, как «рыжий и усатый та-ра-кан» одним своим появлением «задраматизировал» всю уважаемую звериную общественность. Слоны и носороги — и те «по канавам, по полям разбежалися» и тряслись в указанных местах, готовые пойти на все, даже самые чудовищные требования террориста. А тот восклицал: «Принесите мне своих детушек, я их за ужином скушаю!» То, что проблема (в смысле — этот таракан) и выеденного яйца не стоит, мы узнаем лишь при появлении воробья, который «вот и клюнул таракана, вот и нету великана, даже усов от него не осталося». Но для этого необходимо отказаться от драматизации, перестать преувеличивать тяжесть «обрушившихся» на вас проблем.
Как это сделать? Просто перестать драматизировать! Никаких катастроф не происходит, а трудности — это только трудности. И на то они и трудности, чтобы с ними справляться, а впадать в эмоциональный паралич — дело и глупое, и бессмысленное. Сам этот эмоциональный паралич и создаст нам настоящую проблему!
Зарисовка из психотерапевтической практики: «Происшествия на дорогах»
Служители закона достаточно часто оказываются на приеме у психотерапевта. Работа у этих людей непростая, кому-то приходится участвовать в «локальных боевых действиях», а кто-то воюет с «внутренним врагом». Постоянные стрессы сказываются на психологическом состоянии людей не лучшим образом, вот, собственно, и предмет для нашей встречи. Так или иначе, но я не сильно удивился, когда в мой кабинет вошел молодой человек, представившийся, если мне не изменяет память, оперуполномоченным в делах борьбы с «организованной экономической преступностью». Он с ходу поведал мне цель своего визита: «Доктор, я испытываю чувство тревоги, когда сажусь за руль». Что ж, в этом симптоме нет ничего особенного, он часто возникает у людей, которые оказались однажды в аварии. Воспоминания о пережитой тобой аварии могут сильно испортить удовольствие от езды на автомобиле.
— Вы были в аварии? — спросил я у своего нового пациента.
— В какой аварии? — искренне удивился он.
— А вы не были в аварии? — теперь настала моя очередь удивляться.
— Нет, не был… — протянул оперуполномоченный.
— Я вас правильно понял, вы испытываете тревогу, когда ведете машину?
— Да, испытываю, — сообщил он без доли сомнения.
— И не были в аварии? — я подумал, может быть, он не правильно меня понял.
—Нет.
— Но вы боитесь попасть в аварию? — я блеснул «догадкой».
— Нет, аварии не боюсь. С чего вы взяли?
— А чего вы тогда боитесь? — правда, это становилось интересным.
— Я… ну как вам сказать… — оперуполномоченный смутился.
— Говорите, как есть, там разберемся.
— Ну… в общем… — мялся он, а потом вдруг выпалил:— Я боюсь, что меня изобьют.
— Изобьют?! — мои брови совершили странный танец, изогнувшись от состояния изумления к состоянию недоумения.
— Ну… в общем, да, — мой собеседник решился не менять признательных показаний.
— А почему вас должны избить?
— Ну… понимаете, на дороге подрезают… — казалось, он думает, что я знаю, о чем идет речь. Он ошибался.
— Подрезают, и что?

— Ну… что. Я потом еду за ним… -И?
— Прижимаю его к обочине…
— Дальше?
— Он выходит из машины…
— Тот, который вас подрезал, а вы его догнали и прижали к обочине?
— Совершенно верно! А комплекция-то у меня… — оперуполномоченный замялся. — Я всего 56 килограммов вешу при росте 175! Он может меня избить…
— А зачем вы его тогда догоняете? — я совершенно запутался.
— Ну, а как? — вспылил мой собеседник. — Это что же получается? Я — офицер милиции, я работаю сутками, понимаете вы? А эти барыги меня подрезают!
Да, понять эту логику сразу мне не удалось, хотя, как оказалось, она была совсем несложной. Молодой человек, напитавшийся «милицейской» или, я уж не знаю, какой там романтики, разделивший мир на «наших» и «ненаших» — на «борцов с экономическими преступлениями» и «экономических преступников», ощутивший свою «униженность и оскорбленность», хотел заставить окружающих, в особенности этих «преступников», его «уважать». Да вот только одна проблема, неувязочка вышла: габаритами он не вышел. Он очень стесняется своей астенической комплекции (даже в баню из-за этого не ходит — «неловко перед товарищами таким показываться») и, по сути, драматизировал этот вопрос. Ничего сверхъестественного в такой комплекции нет, у его психотерапевта вес даже меньший, но это нисколько его не беспокоит, даже напротив.
Впрочем, возможно, это обстоятельство — астеническая конституция — не было бы для этого молодого человека столь серьезной проблемой, если бы в дело не затесалась еще одна, вторая драматизация, а именно: недовольство собственным положением при явном преувеличении своей социальной роли, «места под солнцем». Оперуполномоченный полагал, что его статус должен быть признан всеми, и в особенности теми, с кем он собрался бороться. Разумеется, рассчитывать на это в высшей степени странно. А вынуждать других людей уважать себя такими методами — «погонями» и «разборками» — это уже настоящее безумие.
Конечно, можно самозабвенно гипнотизировать себя таким образом: «Я санитар общества!», «Я страдаю за общее благо!», «Я великий и могучий, а вынужден жить на одну зарплату!» Но что это изменит? Не нравится зарплата — устраивайся на другую работу, где
платят больше, сам, в конце концов, зарабатывай. Хочешь быть «санитаром» — ну, будь, только не нужно грести всех под одну гребенку, помни о презумпции невиновности, ведь заповедь «Не навреди» еще никто не отменял. Хочешь, чтобы тебя уважали, — сделай так, чтобы тебя было за что уважать, а уважение к «милицейским погонам» в нашем обществе подорвано самими же этими «погонами». Что на зеркало пенять? Да и кто знает о том, кого он подрезает?! Это наша общая, российская культура автовождения, как говорится, «ничего личного».
Итак, молодой человек драматизирует по следующим пунктам: во-первых, «меня не уважают», «я заслуживаю уважения», «я не потерплю унижения»; во-вторых, «я выгляжу хилым», «я не произвожу грозного впечатления», «я хочу, чтобы все меня боялись». И что получается? Получается, что сам он садится за руль и начинает бояться, причем самого же себя! Своих собственных абсолютно бессмысленных, безрассудных и некультурных поступков, которые порождены его невротическими драматизациями!
Этот пример, быть может, кажется необычным, но все мы имеем в своем арсенале подобные драматизации. Мы рассматриваем как «трагедию», «проблему», «драму» то или иное обстоятельство, а в результате сам подобный подход к данному обстоятельству и создает «трагедию», «проблему» и «драму»!

Настройтесь на «позитив»
«Вбеде не растеряться — вот главная задача!» — пел барон Мюнхгаузен в замечательном мультфильме прежних времен. Впрочем, «беда» — понятие относительное. Мы иногда способны впадать в настоящую депрессию из-за сущих мелочей, что, конечно, никуда не годится. Жизнь так устроена, что о своей расточительности ты понимаешь только в момент финансового краха. То, что ты был когда-то счастлив, осознаешь, лишь переживая тяжелые душевные потрясения. Наше счастье всегда где-то впереди, в будущем, или где-то позади, в прошлом. И днем с огнем его не сыскать в настоящем, тогда как это настоящее и есть единственное место его пребывания.
Народная мудрость гласит: что имеем — не храним, потерявши — плачем. Воистину так! По этому поводу есть даже психотерапевтический анекдот. Приходит пациент к психотерапевту и говорит: «Тяжело и мучительно стало мне жить, доктор!» «Такова жизнь, — отвечает ему врач, — полоса белая, полоса черная». Через полгода на пороге психотерапевтического кабинета снова появляется этот же пациент: «Господи, доктор, как вы были правы! Только почему вы не сказали, что та полоса была белой?!»
Что ж, нужно срочно менять тактику! Продолжать в том же духе — значит обрекать себя на постоянную тревогу и, в итоге, на хроническую депрессию. Психика наша устроена в каком-то смысле очень примитивно, она занята проблемой выживания, постоянно нацелена на поиск потенциальной угрозы и на попытки от нее предохраниться.,
Получается, что мы по самой природе своей как бы нацелены на негатив, именно он для нас актуален. А позитивное, напротив, наше внимание к себе не приковывает. Что ж, если так, придется приковать насильственными мерами.
Задумаемся о том, что у нас хорошо. Руки, ноги есть? Хорошо! Глаза видят, уши слышат, сердце стучит? Замечательно! Семья есть, друзья есть, работа есть (какая-никакая)? Прекрасно! Впрочем, это мы по большому счету, а если еще и мелочи к этому присовокупить… Вот вы читаете книгу — это возможность получить информацию. Скажете плохо? Неправда, хорошо. Вот вы сидите сейчас, лежите или стоите — это что, тоже плохо? Отнюдь! У вас еще сегодня дела есть? Хорошо. Нет дел, можете отдыхать? Еще лучше! Иными словами, если провести инвентаризацию всего, что есть в вашей жизни, то получится, что вы просто наисчастливейший человек! Вы этого не замечаете? В том и беда, что не считаете это существенным? Что ж, когда отнимется это «несущественное», тогда узнается, что способность ходить, видеть, слышать и т. п. — это самое существенное, что вообще может у человека быть. Хотите проверить? Завяжите себе глаза, посидите так с часок-другой, а потом представьте, что это навсегда…
Мы хронически игнорируем позитивные моменты в своей жизни, следовательно, нам нужно изменить эту тактику на противоположную. В то же время, мы не только сосредоточены на поисках негатива, но, кроме прочего, постоянно заглядываем в свое собственное будущее. Если же мы нашли негатив, позитивные моменты своей жизни проигнорировали, а после этого заглянули в будущее, то, понятное дело, ничего хорошего мы там увидеть уже не сможем. Следовательно, нужно и на этот счет подстраховаться. Если сейчас все хорошо, если сейчас все у нас благополучно, то с какой стати дальше должно быть плохо? Нет такого закона, чтобы плодородная почва зерна не родила! А потому примем за аксиому, что дальше будет лучше.
Итак, результирующая нехитрая формула приобретает следующий вид: «У меня все хо рошо, а дальше будет лучше». Насколько это соответствует действительности? Ну, не меньше, чем формула: «У меня все плохо, а дальше будет хуже». Но какая из них перспективней? С какой жить легче? Какая из этих двух установок позволяет эффективнее справляться с жизненными трудностями? Разумеется, первая. Помните: «Как вы лодку назовете, так она и поплывет»? Ну, так что, «Победа» или «Беда»?
Если вы хотите быть успешными, не позволяйте себе рассматривать какую-либо ситуацию как негативную или убыточную. Помните, какими бы ни были обстоятель ства, вы всегда сможете извлечь из них прибыль, если займетесь не бегством от ситуации, а ее освоением. Всякая ситуация — это кладезь опыта и информации, а ничего дороже этого в современном мире просто не существует. Если вы хотите, что называется, «быть в цене», вы должны обладать опытом и информацией, причем разным и разной. Подходя к жизненным обстоятельствам таким образом, вы всегда можете извлекать из жизни прибыль или, по крайней мере, повышать собственную «рыночную стоимость».

Глава вторая
РАБОТА КАК ФЛИРТ

Относиться к работе как к флирту — это, с одной стороны, настоящее искусство, с другой стороны, в этом нет ничего трудного — от нас требуется лишь соблюдение нескольких элементарных правил. Помните, если вы воспринимаете ситуацию тяжеловесно, т. е. вам кажется, что она «сложна» и «мучительна», то именно таковой она и окажется. Если же вы воспринимаете «задачу» как обычную задачку, то средства решения находятся быстро. Теперь нам остается выяснить только одно — понять, какие общие принципы работают в «профессиональной сфере».

Убейте в себе «великих консерваторов»
Современная экономика — это то, у чего нам всем следовало бы поучиться. Каков же главный урок, который она способна нам преподнести? Она доказывает неконкурентоспособность крупных профильных компаний. Да-да, если раньше гиганты теснили маленькие и средней величины компании, то теперь ситуация кардинально переменилась (речь идет, разумеется, о нормальной, т. е. капиталистической и посткапиталистической , экономике ). Теперь «мальки» бизнеса дают фору крупным и неповоротливым гигантам рынка. С чем это связано? С изобилием интересов и переменчивостью вкусов потребителей.
Когда в стране одна газета, одно мыло и один автомобиль, промышленным гигантам, конечно, раздолье. С ними практически невозможно конкурировать. Но теперь потребитель разбалован, ему постоянно хочется нового, необычного, оригинального. Неповоротливые промышленные гиганты неспособны быстро перестраиваться и подстраиваться под нужды столь искушенного потребителя. Кроме того, большие партии однообразного товара теперь никому не нужны, лучше поменьше, да поразнообразнее. Разумеется, небольшие компании, обладающие высокой мобильностью, начинают обходить конкурентов. Прежние фавориты в меру сил сопротивляются этому давлению, но, согласно прогнозам ученых, дни их все равно сочтены.
Короче говоря, если мы хотим быть успешными, мы должны быть мобильными, готовыми изменяться, реконструировать свои тактики и стратегии, приноравливаться к меняющейся с бешеной скоростью действительности. Всякая косность — залог скорого фиаско, жизнь даже не спросит нас, что мы по этому поводу думаем, а просто вытолкнет на обочину. Мы должны в корне поменять свою жизненную политику. Еще каких-то двадцать-тридцать лет назад мы могли позволить себе некоторую консервативность, архаичность взглядов, быть, как это называлось, — «чуть-чуточку старомодным». Теперь подобные формы жизни с жизнью несовместимы.
Сейчас необходимо постоянно быть в курсе, держать руку на пульсе событий, ориентироваться, подобно самому чувствительному флюгеру, на новое и перспективное. Образование становится не одноразовым предметом с бесконечным сроком годности, а, напротив, очень проходящей штукой. А потому, чтобы не отставать, не запазды вать, не выпадать из обоймы, нужно постоян но учиться, осваивать новую информацию, навыки, специализации. И это действительно для любого возраста, а всякая формулировка наподобие «Мне уже поздно, я не в том возрасте, пусть молодые…» должна быть забыта раз и навсегда. Для профессии модели, может быть, мы и не годимся, но это абсолютно не значит, что мы стары для профессии модельера.
Темп времени, в которое нам выпало жить, отнюдь не такой же размеренный, как, например, сто лет тому назад. Теперь информация гуляет по миру, не зная препон и задержек, причем ее объемы постоянно растут, и этот рост не безотносителен. Подобная информационная экспансия свидетельствует буквально о следующем: то, чем мы пользуемся сейчас, включая навыки, технологии, продукты, услуги, — это всегда «уже устаревшее», «уже не конкурентоспособное». И чем раньше мы это поймем, тем больше у нас шансов на собственную успешность.
Вот почему мы про сто обязаны относиться к своей работе лег че, проще и веселее. Впрочем, иначе к ней теперь просто нельзя относиться: пока раскочегаришься, твой поезд уже исчезнет за поворотом. Сейчас, если вы хотите поспеть, нужно, образно выражаясь, садиться в поезд уже на этапе его проектировки.
Запомните, если мы хотим быть успешными: у нас нет времени на раскачку, нет права на отговорки, нет извинений, способных компенсировать нашу неосведом ленность. С другой стороны, «тяжкий труд» отменяется. К делу надо относиться проще, легче, без драматизации, и, конечно, веселее, как к развлечению, в противном слу чае выдержать задаваемые темпы и нагрузки просто не возможно.

Учитесь видеть новые возможности
«Вот тут автор постоянно рассказывает нам о каких-то там „возможностях“, которые якобы сыплются на каждого человека. А где они сыплются?! Что-то мы новыми „возможностями“ не сильно перегружены!» Думаю, что я не очень ошибаюсь, приписывая эту реплику своему потенциальному читателю. Действительно, большинству из нас кажется, что зерна возможностей с завидной регулярностью засеваются где-то на других территориях, а нас соответствующий «сеятель» постоянно обходит. На самом деле, это совсем не так, и даже не совсем так. Все упирается в один психологический трюк.
Представим себе обычного среднестатистического человека. Давайте-ка спросим у него, чего бы ему хотелось. Пораздумав, он, конечно, представит нам целый список того, чего бы ему хотелось. О'кей! Кажется, что у него есть цель, а значит, все у него получится. Но, как мы уже говорили, цели — это самая опасная и каверзная штука. Что будет делать этот наш выдуманный герой после того, как его желания сформулированы, а цели, соответственно, определены?
В худшем случае, который, впрочем, встречается чаще лучшего, он сядет у околицы и будет ждать. Многого он дождется? В лучшем случае, выйдет за околицу и двинется в данном направлении. Найдет ли он то, что ищет? Не уверен. Почему не уверен? Жизнь предлагает нам то, что она предлагает, а вовсе не то, что мы пыта емся у нее выторговать. Если же мы все-таки начинаем торговаться, то шансы наши отнюдь не возрастают, а, напротив, только снижаются. Закон прост: бери, что дают, а если не возьмешь, то отберут и то, что есть.
Собственно в этом весь психологический фокус и состоит. Предъявляя требования к жизни, мы упорствуем в том, чтобы реализовывался наш план, наш проект, наша картинка будущего. Но жизнь — это особа слишком серьезная и значимая, чтобы спрашивать нас, как и что ей делать. Впрочем, и в щедрости ей не откажешь, однако же, глупо настаивая на своем, мы лишаемся возможности эти щедроты хотя бы просто увидеть, не говоря уже о том, чтобы рассмотреть, опробовать и использовать.
Все самые замечательные жизненные предложения, которые мы имели счастье заполучить от этой богини, всегда были неожиданны и, как нам казалось, случайны. Это говорит вовсе не о том, что Фортуна слепа, а о том, что мы слепы. В действительности, если мы отказываемся от своих требований и притязаний и вместо этого даем себе труд вглядеться в ситуацию, в «предлагаемые обстоятельства», будучи беспристрастными и лишенными тенденциозности, мы обнаруживаем, что перед нами открыта целая бездна самых разнообразных возможностей.
Если вы хотите быть успешными, откажитесь от сво их мечтаний. Помните: вы должны мечтать о том, что возможно, только в этом случае вас не постигнут разочарования. А возможно очень многое, и чтобы заметить это, нужно лишь быть внимательным, искать не то, что ты ищешь, а то, что можно найти. Жизнь не обязана соответствовать нашим ожиданиям, однако она щедра и предлагает массу возможностей, которые мы игнорируем, наивно рассчитывая на исполнение наших неоправданных ожиданий.
Ксожалению, все мы ограничены какими-то собственными, совершенно субъективными рамками. Мы всегда чего-то ищем, вместо того чтобы определить, что в тех или иных обстоятельствах предлагается. Вы, наверное, и по себе замечали: когда тебе ничего не нужно в магазине, то оказывается, что прилавки ломятся от самых разнообразных, весьма подходящих нам товаров. Когда
же мы идем искать что-то прицельно, то, как назло, ничего достойного найти просто нельзя! Вот в этом магазине была замечательная обувь, мы это даже специально отметили! А теперь, когда обувь понадобилась, тот же самый магазин представляется нам выжженной пустыней…
Почему так? Да очень просто! Жизнь предлагает только то, что предлагает, а вовсе не то, что мы ищем. А потому главное правило звучит следующим образом: откажись от своих ожиданий и претензий, а потом просто исследуй ситуа цию, исследуй скрытые в ней возможности так, словно тебе ничего не нужно, смотри на нее в общем, как будто бы просто составля ешь некий кадастр имеющихся элементов. Если нужно вскрыть какие-то «запечатанные» в ситуации возможности и нюансы — пробуй, примеряйся, используй так и сяк. А когда закончишь с этой процедурой, спроси себя: а к чему это добро можно приспособить?
Сначала так ее приложи к своей жизни, потом иначе попробуй, выясни, что получается. Тогда-то и окажется, что перед тобой не какая-то там «ситуация», а целая бездна самых разнообразных возможностей, от которых ты сам отказывался по той простой причине, что не позволил себе быть беспристрастным. Да, пристрастность — наш самый главный враг. Наша иллюзия, что мы, мол, знаем, как лучше, — враг получше худшего начнет немедленно искать какое-то новое для себя дело, то, скорее всего, потерпит фиаско, поскольку «сейчас у нас форма не та». Вместе с тем ее жизнь и раньше вовсе не ограничивалась мужем и работой, были у нее еще и другие ценности и занятия, но в пылу последних переживаний она совсем о них позабыла. Теперь Валентине надлежало инвентаризировать свое «жизненное имущество», найти какое-то, пусть и небольшое, занятие, а потом выяснить, какие возможности это занятие скрывает.
Собственно на этом мы с Валентиной и расстались. Она выписалась из клиники и появилась в моем кабинете ровно через год. Признаться, я не сразу ее узнал. От прежней подавленной Валентины не осталось и следа, передо мной красовалась помолодевшая лет на 10, активная и жизнерадостная женщина!
— Я пришла просто так, — начала Валентина, — хотя, конечно, не просто так, а с благодарностью!
И она поведала о том, как ею было выполнено «выданное задание». Прислушавшись к моим словам, она пригляделась к собственной жизни и не могла не заметить свою страсть к терьерам (я уж не помню, каким именно) и к собственному терьеру. Она пошла в клуб любителей таких терьеров и обнаружила, что ее собственный — весьма родовитое и подающее надежды существо. Купив еще одного, она стала «собакозаводчицей». Своих щенков она не хотела отдавать кому попало, но если видела, что человек действительно достойный, предпринимала все от нее зависящее, чтобы осчастливить его щенком от своих любимцев.
Однажды на смотрины выводка пришел мужчина средних лет, который хотел купить собаку для своей дочки. Валентине показалось, что такой хозяин для ее щенка подходит, и потому проявила себя заправским менеджером: рассказывала о щенке подробно, увлекательно и вдохновенно. «Если бы у меня работали такие менеджеры в компании, я бы горя не знал!» — воскликнул начинающий «собачник». «Так берите меня в свои менеджеры!» — подхватила Валентина эту мысль. «А что, возьму!» — сказал ее будущий начальник.
Уже через месяц Валентина отмечала свое первое повышение «по службе» в фирме, которая занимается поставками на российский рынок «несинтетических витаминных комплексов». Тут Валентине пригодились и ее медицинские знания, а главное — она нашла для себя занятие, получила возможность знакомиться и общаться с множеством новых людей. Еще через несколько месяцев, благодаря этой работе, она познакомилась с мужчиной, который проникся к ней самыми нежными чувствами. Вот, собственно, и вся история.
В чем здесь мораль? А мораль в том, что Валентина могла зафиксироваться на своей проблеме, точнее говоря, на своем желании-требовании — вернуть мужа. Муж ее вряд ли бы вернулся, а потому все силы, выделенные Валентиной на это «предприятие», пошли бы коту под хвост. Финал ее жизни был бы в этом случае плачевным. Валентина не стала строить замков на песке, а прежде всего обратилась к тому, что в ее жизни уже было. Она делала свое дело с любовью и самоотдачей, и в результате работа сама ей и подвернулась. Дальше Валентина не стала капризничать, а сразу схватилась за предоставленную возможность, причем пошла на это легко и непринужденно.
К работе своей Валентина относилась как к флирту — с искренней заинтересованностью, инициативно, будучи очаровательной и очаровывая. Конечно, успех ее деятельности был гарантирован. В результате — продвижение, новые возможности и, наконец, возникшая романтическая связь. Мне оставалось лишь проинструктировать Валентину насчет последней, впрочем, мои читатели этот рецепт уже знают: «Относитесь к флирту как к работе, тогда у вас все получится».

Засучите рукава и начинайте учиться
Все это, наверное, кому-то покажется слишком трудным. Заблуждение! Во-первых, труда в этом никакого нет, нужно просто живо реагировать на жизненные изменения и постоянно смотреть, куда бы еще вы могли приложить свои силы. Если вы находите хотя бы одно место для эффективного приложения своих сил, то будьте уверены, что дальше они посыплются, как из рога изобилия. Если, конечно, вы не станете воротить нос от предлагаемых возможностей.

стр. 1
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>