<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 14)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

близости». Самка должна предаваться «сексуальному подвигу» до тех пор, пока не почувствует,
что внутри нее, в ее чреве, что-то есть. Прекращать половую активность до тех пор, пока ее
цель (беременность) не достигнута — весьма и весьма опрометчиво! А потому до тех пор —
никаких передышек! Так что оргазм, свидетельствующий о завершении эпизода половой
активности, ей просто не нужен (с эволюционной точки зрения, конечно). С самцом же дело
обстоит совсем по-другому — он должен получить хорошее вознаграждение за проделанную
им работу, причем сразу, «не отходя от кассы». В противном случае у него просто не будет
достаточных стимулов к тому, чтобы заниматься «этим», одновременно рискуя, кстати сказать,
многим другим. Таким вознаграждением и служит самцу его — мужской — оргазм. Оргазм
самца (мужской оргазм), таким образом, выполняет роль как бы своеобразного сигнала: мавр
сделал свое дело, мавр может уходить... к другой самке.
Мужской оргазм тесным образом связан с процессом эякуляции (выбросом семени). Когда
семя оказалось там, где оно должно было оказаться (т. е. во влагалище), можно считать, что
дело сделано. О чем мужской оргазм и информирует конкретного представителя мужского
пола; поскольку же самка не выбрасывает семени, то и оргазм ей не нужен. Так, видимо, и
рассудила природа-матушка — это в-третьих. И, наконец, в-четвертых, в момент оргазма
мышцы женских половых органов принимают положение, препятствующее попаданию
заветных сперматозоидов в матку, а это уже напрямую препятствует продолжению рода!
Поскольку в животном мире другой цели, кроме продолжения рода, у «секса» просто нет, то и
женский оргазм для природы в полном смысле этого слова — непозволительная роскошь.
Подумайте об этом, и вы не удивитесь, когда узнаете, что всего каких-то лет сто тому
назад (!) фригидность и неспособность женщин к оргазму считались абсолютно нормальными.
31

Теперь же мы говорим об обратном... И тут сам собою встает вопрос: насколько оправданна
наша нынешняя позиция? Целесообразность женского оргазма объясняется вовсе не его
репродуктивной функцией, а достижением женщиной психологического благополучия.
Современные исследования показывают, что только 20% женщин не испытывают оргазма
вовсе. И надо признать, психотерапевтическая помощь таким пациенткам, а они в ней
нуждаются чаще других, требует немалых усилий

Половое сношение никогда не приносило добра человеку, и счастлив он, если эти
сношения не принесли ему вреда.
Эпикур

Психологический этюд:
«А секса-то и не было!»

Наконец, еще один научный факт. Для мужчины вся пре лесть сексуальных отношений
сосредоточена в моменте оргазма. Вся головокружительная (в прямом и переносном смысле
этого слова) деятельность, осуществляемая им для «покорения» женщины, служит этой
одной-единственной, весьма незамысловатой цели — испытать краткий миг «пикового
удовольствия», т. е. оргазм. Если у мужчины в процессе сексуальных взаимодействий с
партнером оргазма не было, то все происшедшее он сексуальным контактом даже и не назовет,
это для него — так, баловство. Оргазм — вот, что для мужчины подлинный критерий,
свидетельствующий о факте сексуальных отношений (именно по этой причине многие
мужчины страдают неврозом под названием: «А испытала ли моя партнерша оргазм?», —
перенося собственное восприятие оргазма на совершенно отличную от мужской женскую
натуру).
С женщиной же все иначе. Как уже было сказано, около 20% женщин, имевших
сексуальный опыт и даже получавших от него выраженное удовольствие, никогда в жизни не
испытывали оргазма (этот феномен получил название «аноргазмия»). Многие женщины
переживают оргазм только иногда, и большинство стали испытывать оргазм, только получив
некоторый, зачастую весьма продолжительный, сексуальный опыт. Как такое вообще может
быть, мужчине непонятно. Он и мужчиной-то начинает себя считать лишь с того момента,
когда впервые пережил оргазм в условиях полового контакта.
Некоторые женщины испытывают оргазм только при определенных обстоятельствах,
например, занимаясь сексом с каким-то определенным партнером, а при взаимодействии с
другим сексуальным партнером оргазма у них не наступает. Кроме того, достаточно часто
встречается и такая особенность: женщина способна испытывать оргазм, занимаясь
мастурбацией или вообще в ходе какого-нибудь, по сути несексуального действия (например,
поднимая тяжести, испытывая выраженное желание помочиться и т. п.), но не испытывает
оргазма во время традиционных половых сношений с партнером.

...Неиспорченной женщине присуще не половое влечение, а исключительно
любовь, эта любовь — естественное влечение женщины удовлетворить мужчину.
Правда, это влечение, настоятельно требующее удовлетворения: но удовлетворение
его есть чувственное; удовлетворение не женщины, а мужчины, для женщины это есть
только удовлетворение сердца.
Иоганн Готплиб Фихте

При этом женщина, которая никогда не испытывает оргаз ма или испытывает его только
иногда, может чувствовать себя вполне удовлетворенной сексуальными отношениями,
довольной тем удовольствием, которое она получает от секса. Что за удовольствие от
сексуальной жизни, лишенное оргазма, мужчине не понять никогда! А представить себе
мужчину, который ведет регулярную половую жизнь с какой-нибудь партнершей и вполне ими
(партнершей и этой своей сексуальной жизнью) доволен, но при этом не испытывает оргазма,
вообще невозможно. Надо ли после этого говорить, что мужской и женский оргазм — это не
32

одно и то же?!

Мы — как «да» и «нет», и только!

Но если мужской и женский оргазм имеют совершенно разную природу, разве могут они
быть одинаковыми по сути? Наверное, нет. И это правда: мужской и женский оргазмы — это «
две большие разницы». Оргазмы различаются не только своим происхождением, но и по
качеству. Они, так сказать, чувствуются иначе. Глубокоуважаемые мужчины, вы знаете, каков
женский оргазм? Дорогие женщины, вы догадываетесь, что испытывает мужчина в момент
оргазма? Смутно?.. Что ж, внесем ясность. Конечно, чтобы понять оргазм, его нужно
почувствовать. Тут как на американских горках: пока сам не прокатишься — не поймешь.
Поэтому всякие объяснения здесь, по большому счету, бессмысленны, но разницу между
мужским и женским оргазмом показать все-таки можно. Вот представьте...
Мужской оргазм. Мужчина совершает фрикционные движения, трудится, пыхтит,
потеет... Все это очень напоминает парилку, так что и воспользуемся этой метафорой. Вот он
сидит в душной парилке на верхней полке, ему жарко до дурноты, но он терпит. Терпит и
думает: «Пора или не пора? Пора или не пора? Нет, еще не пора... еще чуть-чуть...» Но вот он
не выдерживает жара раскаленной печи и пулей вылетает из парилки на улицу. Пара заветных
прыжков — и со всего маху он прыгает в прорубь, испытывая при этом потрясающий экстаз. В
этом переходе из одной среды в другую, из горячего воздуха в холодную воду, и состоит
сущность мужского оргазма. ^Острые ощущения. Как лезвие бритвы! Муж ской оргазм — это
одномоментная разрядка высокого напряжения. Напряжения, если так можно выразиться,
заработанного собственным тяжелым и кропотливым трудом. После этого, соответственно, —
заслуженный покой, расслабленность и удовлетворенность. Именно так выглядит человек,
вылезающий из проруби.
Ну а женский оргазм?.. Это вовсе не «контрастность сред», как в случае мужского
оргазма. Если мужской оргазм — это цель всей предшествующей активности, нечто,
приходящее само собой, по велению госпожи физиологии, то женский оргазм — это
количество, переходящее в качество. Она не меняет одной среды на другую, она в течение всего
полового акта погружена в океан наслаждения. Волны возбуждения набегают на нее одна за
одной — сначала едва заметно, потом сильнее, еще сильнее! Они бьют и толкают, они кружат,
поднимают и бросают вниз... Этот шторм и есть, если пользоваться аналогиями, женский
оргазм. Чувствуете разницу? Шторм успокаивается не сразу, а постепенно. Он не имеет цели,
он не служит потребности, он не продиктован целесообразностью. Шторм не возникает сам по
себе, его провоцируют — таков женский оргазм.
Женский оргазм длится до 15—20 секунд, а у мужчины — всего какое-то мгновение,
короткий миг. Мужчина ощущает свой оргазм как вспышку, мощный толчок, удар, это
переживание короче, но интенсивнее. А женщина испытывает оргазм как парение, пребывание
«в нигде», что-то такое очень неопределенное. И если бы мужчины испытывали то, что они
испытывают, столько же времени, сколько и женщины, — это, вероятнее всего, можно было бы
уподобить некой экзекуции на электрическом стуле... В конечном счете мужской оргазм звучит,
как сакраментальное: «Расходитесь, все билеты проданы»; а женский оргазм, напротив,
нашептывает: «Подождите, может быть, еще что-нибудь будет».
Поэтому сопоставлять оргазм у женщины и у мужчины можно лишь с достаточной долей
условности — это нечто другое не просто по ощущениям, но и по сути. Мужчина всегда
сознательно или подсознательно понимает, чего он хочет от секса. И в этом смысле можно без
преувеличения говорить о том, что муж чина — раб своего оргазма. С женщиной же все
обстоит иначе, ее оргазм не служит ей физиологической доминантой, безапелляционно
требующей: секса, секса и еще секса! Стоит над этим призадуматься, не правда ли?..

Подстеречь на охоте красивую и свежую крестьянку, убегающую в лес. Всем
знакома любовь, основанная на удовольствиях такого рода; какой бы сухой и
несчастный характер ни был у человека, в шестнадцать лет он начинает с этого.
Стендаль
33


Чтобы повесить картину, нужно вбить гвоздь, а не просто стучать по стене молотком. В
случае с нашим мозгом ситуация аналогична. Великий русский физиолог Алексей Алексеевич
Ухтомский описал «принцип доминанты», тот самый нейрофизиологический гвоздь, который
суммирует все возбуждения и ясно вырисовывает значимость производимого нами действия.
Пережитый мужчиной оргазм — это хороший пятимиллиметровый гвоздь, плотно забитый ему
в голову, и в следующий раз обладатель этого гвоздя «знает», и чего он хочет, и чем все должно
закончиться. Причем именно желание закончить — «кончить» — ведет мужчину по
сексуальной жизни подобно волшебной флейте Нильса из известной детской сказки. С
женщиной все иначе...

Мужчина очень похож на свои, мужской, оргазм, а жен щина — слепок со своего,
женского, оргазма. Мужчина дви гается по жизни рывками, удовлетворяется ненадолго и толь
ко после того, как достигает поставленной цели. Для него каждое событие — это отдельное
явление, которое рассмат ривается и оценивается им в отрыве от других жизненных событий.
Женщина, напротив, не знает, что такое «граница»: в ее мире все взаимосвязано, здесь одно
перетекает в другое. Она искусна в оттенках, но не любит контраста. Если она сформировала
какое-то мнение или отношение, то перед ва ми—не логическая конструкция, а ощущение, с
которым, как известно, трудно спорить.

Блистательный психотерапевт, автор гештальтте-рапии Фредерик Пёрлз любил
говаривать: «Всякая ситуация должна быть жестко завершена, в ней все должно произойти, а
после она должна кануть в Лету, иначе мир будет кишмя кишеть полоумными невротиками».
Для мужчины его оргазм — это такое завершение ситуации, и неслучайна поэтому его
способность менять множество партнерш и всту пать в половую связь с женщиной, к которой
он не испытывает никаких чувств. Каждая такая история — это отдельная история. Для
женщины же ее сексуальные переживания — это всегда своего рода недописанный роман или
недоигранная пьеса, где нет конца, а есть лишь одно продолжение. Если предложение
закончено хорошей точкой, нам бы хотелось начать новое. Ну а если многоточием?..

Авторство оргазма:
«Сексуальная революция в исполнении Вильгельма Раиха»
Вильгельм Райх родился 24 марта 1897 года в немецко-украин-ской части Австрии. Когда
мальчику было четырнадцать, его мать покончила жизнь самоубийством. Еще через три года
умер отец. Единственный брат Вильгельма умер в 26 лет от туберкулеза. Так началась полная
трагедий жизнь человека, которому суждено было стать провозвестником «сексуальной
революции», легендарным исследователем «функции оргазма», автором одной из самых
эффективных психотерапевтических школ — «телесно ориентированной психотерапии» — и
первооткрывателем универсальной биологической энергии — «оргона».
Райх был первым клиническим ассистентом Фрейда и вице-директором его клиники. Он
возглавлял первый учебный институт психоанализа, создал первые клиники сексуальной
гигиены для малоимущих. Он сделал еще немало других дел, достаточных для того, чтобы без
труда войти в историю, но... Он пытался соединить несоединимое — учение Маркса с теорией
Фрейда. Райх настаивал: достижение истинных человеческих ценностей невозможно до тех
пор, пока общество больно неврозом, а человек находится не в ладах со своей сексуальностью,
т. е., по словам самого Райха, «до тех пор, пока он не способен к полноценному переживанию
оргазма». Вследствие этой своей убежденности Райх и был со скандалом исключен как из
коммунистической партии Германии, в которой находился какое-то время на высших,
руководящих постах, так и из Международного психоаналитического движения.
Задолго до Второй мировой войны, работая со своими пациентами, Райх выясняет, что
если человек научится испытывать полноценный оргазм (а оргазм по Райху — это о-го-го!), то
улучшится не только его душевное состояние, но и наладится работа всего организма, а кроме
того, человек станет более открытым, честным, порядочным и добросердечным. Это ли не
идеал?.. Но сколько на пути его достижения стоит препятствий! И прежде всего, мораль,
34

ханжеская сексуальная культура, брак, отсутствующее половое воспитание подрастающего
поколения. Как вы, наверное, догадываетесь, с подобными утверждениями не могли
согласиться ни поверхностные марксисты, ни слишком щепетильные психоаналитики.
В 1933 году, задолго до того, как сексуальная революция захлестнет Запад, Райх пишет
книгу, которая так и называется: «Сексуальная революция». Он разоблачает в ней все
социальные институты, включая и принудительный брак, регулируемый церковью и
государством. Принудительный брак, по мнению Райха, особливо препятствует естественному
функционированию человеческой сексуальности, являясь, таким образом, главным
препятствием к открытости, честности, порядочности и добросердечности конкретного
человека. Именно эти человеческие качества должны были стать итогом «сексуальной
революции по Райху». И не его вина в том, что этого не произошло, ведь он не был
революционером — он был ученым, врачом и в каком-то смысле слегка сумасшедшим
проповедником. ' Тогда же, в ЗО-е годы, Райх открывает некую энергию, которую называет
«энергией органа». По мнению Райха, оргон является частью универсальной природной
энергии, которая управляет человеческим организмом и его эмоциями. Райх (так ему, по
крайней мере, казалось) научился высвобождать энергию органа посредством своей терапии.
Проще говоря, Райх лечил неврозы, обучая человека полноценному оргазму, в момент которого
энергия органа, если верить этому великому бунтарю, и дает себя знать. Райхом были созданы
даже специальные аккумуляторы органной энергии. Кстати, он показал их, вы не поверите,
Альберту Эйнштейну! И судя по всему, тот одобрил его работу. Но у Райха всегда было больше
завистников и врагов, нежели сподвижников и доброжелателей, поэтому контакты с
Эйнштейном оказались прерваны.
С 1939 года Райх жил в США. В 1954 году он вошел в конфликт с лекарственно-пищевым
управлением этой сверхдержавы из-за своего «аккумулятора органной энергии». Органные
аккумуляторы, а также большинство книг и журналов Райха были запрещены. Но Райх, следуя
своему духу исследователя и ученого, разумеется, игнорировал наложенные на его
деятельность ограничения. В конце концов он был обвинен в неуважении к суду и заключен в
тюрьму. Кроме того, были сожжены всего его работы, относящиеся к аккумулятору оргонной
энергии.
Райх умер от сердечного приступа в 1957 году в федеральной тюрьме США. В литературе
вы найдете самую разнузданную критику его работ по энергии органа. Но ни в одной научной
публикации нет опровержения его поистине фантастических экспериментов. Кто знает, может
быть, в загадочном приборе Вильгельма Райха, который нам никогда не суждено испытать,
таилось нечто, что могло принести человечеству счастье? Кто знает?..

То берег левый нужен им, то берег правый...

Различие мужского и женского оргазма, таким образом, имеет самое непосредственное
отношение к тому различию, которое лежит в переживании мужчинами и женщинами чувства
любви. Да, да! Мужская любовь и любовь женская — явления разные и сопоставимые лишь
отчасти. Впрочем, есть еще любовь романтическая, когда сексуальное влечение стоит на заднем
плане, где все бы, знаете ли, стихи, звезды и мечты, мечты... В такой любви половых различий
не отмечается, а мужчины и женщины здесь не представители пола, а лица, играющие роль
ангелов в спектакле самодеятельного театра. Иногда даже мило выходит. Наконец, можно еще
«играть в любовь» (примерно так же, как маленькие дети играют в «дочки-матери»), подобные
актеры часто принимают свою игру за реальность, однако это возможно только в том случае,
если главного любовного безумия в своей жизни они еще не пережили. Сейчас же мы будем
говорить именно о самом настоящем любовном чувстве, о любви фактической — так, чтобы с
пылом, с жаром, так, чтобы до утраты сознания и здравого смысла, так чтобы если уж любовь,
то — ЛЮБОВЬ!

Не лучше ли очутиться в руках убийцы, чем в мечтах страстной женщины? И
посмотрите на этих мужчин: глаза их говорят, что они не знают ничего лучшего на
земле, как лежать около женщины. На дне их душ — грязь, если грязь их обладает
35

еще и духом. Пусть бы вы были, по крайней мере, совершенными зверями! Но зверю
свойственна невинность.
Фридрих Ницше.

Как мы уже выяснили, мужская сексуальность выступает в виде своего рода
биологической потребности, имея соответствующие безусловные подкрепления (в виде
мужского оргазма). У женщины если и есть какая-то биологическая потребнбсть, то это
потребность в продолжении рода; именно здесь и лежит ее безусловное подкрепление (это, как
вы догадываетесь, не женский оргазм, а «благополучное разрешение от бремени» — сие есть
неописуемый восторг, мужчинам никогда не понять). Сексуальное удовлетворение, иными
словами, не является биологической потребностью женщины (если такая потребность и есть, то
это потребность психологическая), а потому и любовь — у мужчины, как от печки, пляшет от
вещей биологических — оргазма и сексуального возбуждения, а у женщины — от психологиче
ского состояния завороженности возлюбленным субъектом.

Женщина знает, что наш брат все врет о высоких чувствах, — ему нужно только
тело, и потому простит все гадости, а уродливого, безвкусного, дурного тона костюма
не простит.
Л. Н. Толстой

Вот тут-то собака и зарыта: получается, что у мужчины любовь функционирует по
биологическим механизмам, а у женщин — по механизмам психологическим. И те и другие,
впрочем, здесь описываются небезызвестным принципом доминанты, который был открыт А.
А. Ухтомским. Об этом психическом механизме я уже неоднократно рассказывал в других
своих книгах 2 , а потому здесь мы остановимся на нем лишь вкратце. Принцип доминанты —
это механизм работы мозга, благодаря которому в нем господствует единственный очаг
возбуждения, а все прочие возбуждения, которых, понятное дело, тьма-тьмущая, не только не
принимаются в расчет, не только не рассматриваются и не реализуются, но, напротив,
тормозятся и переориентируются, можно сказать, перекладываются на рельсы
господствующего возбуждения, переходят в его полновластное и безграничное пользование.
Передавая свое возбуждение господствующему центру (в нашем случае — доминанте
любви), они, эти прочие центры, ускоряют его работу, поторапливают и усиливают его.
Головной мозг — это целая вселенная, но порядок в ней поразительный! Бесчисленные
возбуждения благодаря способности мозга к образованию доминанты сводятся,
концентрируются, оптимизируются и направляются на служение единой цели, для достижения
одного результата. Замечательно, любо-дорого смотреть! Однако человек обладает
удивительной способностью использовать себе же во вред то, что, казалось бы, создано
природой ему в помощь! Доминанта — это как раз тот случай...
Но мы отвлеклись. Итак, в основе любой страст ной любви — и мужской, и женской —
лежит ме ханизм доминанты, но вот эпицентр, закладной ка мень этой доминанты у мужчин и
женщин разный.
У мужчин, поскольку сексуальность здесь — потребность биологическая, эпицентр
любовного взрыва располагается в сфере физиологического возбуждения. У женщин,
поскольку сексуальность здесь — это лишь то, что следует за ощущением восхищения
(восторга), эпицентр любовной доминанты лежит в сфере психологического возбуждения. Если
совсем грубо: мужчина начинает свою любовь со слов: «О, я хочу эту женщину!» А первое
слово женщины в этом случае: «Боже мой, какой мужчина!» (желающие могут добавить:
«Настоящий полковник!»).

У мужчины в половых отношениях есть цель — это, грубо говоря, оргазм. Именно эта


2 Подробнее о принципе доминанты можно прочесть в моей книге «Как избавиться от тревоги, депрессии и
раздражительности», вышедшей в серии «Карманный психотерапевт».
36

цель, это желание и питает все его чувства, которые, впрочем, будут до неузнаваемости разукра
шены всяческими лирическими отступлениями и романтиче скими пассажами. Ожидание
заветного удовлетворения (т. е. оргазма), питающее мужскую любовь, всегда загримировано
сознанием и культурными традициями, но шила, как известно, в мешке не утаишь. У женщины
же цель половых отношений не определена, женщине здесь, проще говоря, стремиться не к
чему. Все мы понимаем, что «от секса родятся дети», но от нюдь не желание стать матерью
помрачает сознание влюблен ной женщины (хотя, конечно, такая идея к любви, как прави ло,
примешивается).

Нравственность — это всего лишь поза, которую мы принимаем перед теми, кого не
любим.
Оскар Уайльд

Психология агрессии:
«В чем прелесть заботы и одиночества?»

Добропорядочные граждане США, как вы помните по сообщениям СМИ, были
шокированы, когда сразу в нескольких обычных, прежде ничем не примечательных школах
ученики поубивали своих одноклассников. Впрочем, удивляться нечему, статистика
свидетельствует: около трети состоящих в браке американцев подвергаются насилию со
стороны своих супругов, около пяти тысяч детей в США ежегодно умирают в результате
жестокого обращения с ними родителей, а двадцатая часть пожилых американцев становятся
жертвами насилия со стороны членов своих семей. Каковы корни этой агрессии? — вот вопрос,
на который нам следует ответить.
«Добрый» доктор Фрейд вынес нам приговор: природа заперла человека между двумя
инстинктами — сексуальным и агрессивным. Борьба этих инстинктов — и есть человеческое
существование. Так сказал Фрейд, и скандал из этого пассажа, надо вам сказать, вышел
огромный! Последние ученики доктора разбежались, а сам он заработал себе славу великого
метафизика и столь же великого пессимиста.
Фрейд утверждал, что все поведение человека является результатом напряжения между
желанием любить и желанием убивать. Последнее может быть направлено вовне, и мы получим
то, что обычно называется агрессией. Но оно может и застрять, обернуться внутрь самого
человека, и тогда мы займемся саморазрушением. Первое отвратительно, второе ужасно. Как
быть?..
Доктор Лоренц (знаменитый Нобелевский лауреат), изучая поведение людей и животных
с точки зрения эволюционной теории, столкнулся со следующим фактом: агрессия,
направленная на себе подобных, необходима. Зачем? Очень просто. Если бы представители
одного вида жили бы в мире, то в этом случае им бы не пришлось ссориться и искать новые
места обитания. Поскольку же внутривидовая агрессия существует, возникают конфликты,
которые и заставляют нас, как, впрочем, и любых других животных, расселяться по
земле-матушке. Последнее увеличивает шансы вида сохраниться в непростых, прямо скажем,
жизненных обстоятельствах.
Что ж, хорошо, агрессия, направленная на близких — с точки зрения эволюции — явление
положительное. Но что в ней хорошего в рамках отдельно взятой квартиры, служебного
кабинета и школьной парты? Ровным счетом ничего! С самого раннего детства нас учат
подавлять свои агрессивные импульсы, справляться с раздражением и обидчивостью. Цели
воспитателей понятны, но с агрессивным инстинктом ничего не поделаешь, он есть. Если не
дать ему выйти наружу, он пойдет внутрь, а тут и невроз не за горами и самое время
направиться к психотерапевту.
Впрочем, Лоренц, в отличие от Фрейда, признан перворазрядным оптимистом! Что
удалось установить исследователю? Он наблюдал за поведением рыб и пернатых, крыс и
волков, овец и мартышек и всюду находил один и тот же механизм «разрядки» внутривидовой
агрессии. Всякий раз, когда в супружеской паре животных зарождается агрессия, происходит
загадочное явление: суп руги не понарошку «наезжают» друг на друга, но в самый
37

ответственный, кульминационный момент один из них вдруг «сливает» всю свою агрессию на
«третье лицо».
Этот феномен получил название «переориентации агрессии». Однако его можно
использовать как во зло, так и во благо. Все вы хорошо знаете, что можно разозлиться на
супруга, а потом отвесить подзатыльник ребенку — это переориентация агрессии. Там
зарядились, тут выстрелили. Не самый удачный вариант... Но в природе все имеет свой смысл.
Когда животное «сливает» свою агрессию на «третье лицо», этим оно защищает «лицо первое».
Нужно ли защищать супруга от действий отпрыска (если, конечно, сыночек не стал еще
преступником-рецидивистом)? Вряд ли. Но разве его не от чего защищать? От бедности и
болезней, от хандры и усталости, от собственных наших недостатков, в конце концов! Вот они,
«третьи лица», на которых мы можем «сливать» что угодно и в каких угодно количествах!
Заботиться о другом человеке — это не обязанность и не наказание, как мы обычно
думаем, а большая удача, это способ спасти самих себя от разрушительной силы нашей
собственной агрессивности!

Мужчина женится потому, что влюбился. Женщина влюбляется, потому что хочет выйти
замуж.
Анри Девернуа

Все мы очень любим сетовать на собственное одиночество, но беда как раз в том, что
одиночество в этом перенаселенном и буквально запруженном людьми мире нам заказано. Как
тут найти уголок, где окажешься в действительном одиночестве? Задача почти не решаемая! А
одиночество нам нужно. Зачем? Чтобы не вырабатывалась внутривидовая агрессия! Когда мы
одни, совсем и по-настоящему, то агрессия на соплеменников у нас возникнуть не может (по
причине отсутствия таковых); скорее наоборот, в таком состоянии мы воспылаем к ним
страстной любовью. Вот поэтому нам и нужно время от времени находить для себя
возможность уединяться и, главное, уметь насладиться этой уединенностью. Вот несколько
простых правил.
Приходя вечером с работы (особенно, если она у вас связана с общением), не спешите
сразу лобызаться с нежно любимыми родственниками. Дайте себе время (минут двадцать)
отдохнуть от людей в тиши собственного дома, и только потом «выходите в свет» — к
родителям, детям, супругу. В противном случае от ваших «приливов нежности» могут остаться
следы укусов.
Когда вы остаетесь одни, не спешите крутить диск телефона и перемывать все кости
подряд. Походите по пустой квартире, можете попеть, потанцевать, даже покривляться.
Насладитесь тем, что вас никто не видит, а главное — тем, что вы никого не видите. Ищите
возможность побыть с собой наедине. Только в этом со стоянии вы можете почувствовать, как
вам недостает ва ших близких и как они вам дороги. А то может так статься, что подобные
мысли будут приходить вам в голову, «когда уже никто не ждет»...

Конец любви, завяли!

Я надеюсь, что мы уяснили различие любовных доминант у разных полов. Теперь идем
дальше: коли мы с эпицентром любовной доминанты разобрались, то теперь нам следует
разузнать, как она у представителей разных полов заканчивается. А. А. Ухтомский выразился
на этот счет весьма определенно: у доминанты есть внутренний и внешний конец (кстати, И. П.
Павлов говорил в этом случае то же самое, только называл этот феномен внешним и
внутренним «торможением» возбуждения). Внутренний конец доминанты — это «закрытие»
доминанты, которое происходит просто потому, что доминант ная потребность
удовлетворилась. Например, вы проголодались и хотите есть — это пищевая доминанта. Как

<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 14)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>