стр. 1
(общее количество: 4)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Курс лекций по избирательному праву и избирательному процессу Российской Федерации
ОГЛАВЛЕНИЕ
Глава 1. Избирательное право в правовой системе Российской Федерации
Глава 1. §2. Принципы избирательного права Российской Федерации
Глава 1. §3. Источники избирательного права Российской Федерации
Глава 2. Система субъектов современного избирательного права Российской Федерации
Глава 2. §2. Правовой статус избирателя
Глава 2. §3. Правовой статус избирательных объединений (блоков)
Глава 2. §4. Правовой статус кандидата, зарегистрированного кандидата и его представителей
Глава 2. §5. Избирательные комиссии: система, правовой статус, порядок формирования, расформирования, компетенция
Глава 2. §6. Наблюдатели, представители средств массовой информации и иные субъекты избирательного процесса
Глава 3. Избирательный процесс.
Глава 4. Правовая охрана избирательных прав граждан Российской Федерации
Глава 4. §2. Ответственность за нарушение избирательного законодательства
Глава 5. Правовое регулирование избирательных отношений в межвыборный период



Глава 1. Избирательное право в правовой системе Российской Федерации
§1. Понятие, предмет и система избирательного права
Российской Федерации
Д.ю.н., проф. С. Князев
Существенным условием становления и развития демократического правового государства в Российской Федерации является юридическое обеспечение обязательного (императивного) проведения выборов как единственного допустимого легитимного способа делегирования власти народа представительным государственным органам и органам местного самоуправления.
Свободные, периодические, справедливые и нефальсифицированные выборы становятся обязательным атрибутом современной российской государственности, что объективно способствует повышению роли и значения опосредующего их избирательного права, образующего юридический фундамент формирования и функционирования всех институтов системы представительной демократии.
Избирательное право и сопутствующее ему законодательство без всякого преувеличения приобретает особый социально-политический статус и, как следствие, вполне обоснованно претендуют на самостоятельное предназначение в публично-правовой системе России. Все это объясняет повышенный интерес, который привлекает к себе избирательная проблематика в юридической научной литературе.
Вместе с тем, несмотря на значительный объем исследований современного состояния российской избирательной системы до сих пор многие принципиальные вопросы юридической стороны избирательных отношений освещаются и преподносятся фрагментарно и весьма противоречиво. Это касается даже таких отправных начал в уяснении существа избирательного права как объективного правового феномена, которые связаны с его предметом, содержанием и местом в правовой системе Российской Федерации.
Попытки определить понятие объективного избирательного права уже неоднократно предпринимались в отечественной правовой науке. При этом, как правило, они преимущественно ограничивались констатацией того очевидного факта, что российское избирательное право неразрывно связано с осуществлением предусмотренного Конституцией Российской Федерации (ст. 32) права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления. Одни исследователи обозначают его как совокупность правовых норм, регулирующих субъективное избирательное право российских граждан и порядок реализации этого права. Аналогичного мнения придерживаются и другие исследователи, сравнивая избирательное право и законодательство с правовым обеспечением общественных отношений, связанных с осуществлением права граждан избирать и быть избранными в представительные органы государственной и муниципальной власти, а также на выборные исполнительные должности.
В целом, подобная оценка российского избирательного права отражает его содержание, соответствует функциональному назначению предписаний избирательного законодательства в механизме юридической регламентации воспроизводства публичной политической власти посредством федеральных, региональных и муниципальных выборов.
Несомненно, что первооснову избирательного права в качестве относительного автономного юридического образования составляет специфический объект правового регулирования, под которым традиционно принято понимать обособленный комплекс общественных отношений, нуждающихся в системном правовом обеспечении. Под этим углом зрения вполне оправданной в первом приближении выглядит характеристика избирательного права как набора юридических правил, регламентирующих участие граждан в формировании выборных государственных и муниципальных органов, их должностных лиц посредством реализации гарантированных Конституцией России избирательных прав и свобод. Однако, такая интерпретация российского избирательного права не может претендовать на исчерпывающую полноту восприятия объективной юридической действительности, не учитывает сложной внутренней организации общественных отношений, связанных с практической реализацией избирательных стандартов, формул и процедур, абстрагируется от необходимости соотношения процесса организации и проведения выборов с иными, связанными с осуществлением избирательных прав граждан, действиями. Это обстоятельство диктует настоятельную потребность критического осмысления предмета современного российского избирательного права.
Прежде всего следует обратить внимание на то обстоятельство, что далеко не все охватывающие реализацию избирательных прав российских граждан фактические общественные отношения требуют для своего возникновения и развития правового вмешательства. Совершенно очевидно, что выборы, как социально-политический институт, и избирательное право, как совокупность обеспечивающих их проведение юридических норм, выступают в качестве взаимозависимых, но не рядоположенных понятий и явлений.
Первое относится к фактической стороне организации публичной власти, точнее, осуществления принципов политической свободы в области организации и функционирования представительной демократии.
Второе связано с ее конституционно-правовыми проявлениями, включающими в себя юридические характеристики субъекта и объекта политического избирательного права, содержания и структуры политических избирательных отношений, обретающих вследствие этого форму правоотношений. Между фактическими избирательными отношениями и предметом избирательного права нет и не может быть жесткой корреляции. Как следствие, при определении роли избирательного права в регулировании складывающихся в ходе выборов разнообразных общественных отношений необходимо исходить из того, что его юридический эффект рассчитан только на те из них, которые объективно не могут существовать вне правового состояния.
Поэтому утверждение о том, что избирательное право рассчитано на регламентацию отношений, составляющих процесс организации и проведения выборов, нуждается в существенном уточнении.
Несомненно, что большая их часть действительно вызывается к жизни избирательным законодательством и без него немыслима. Особенно это касается таких отношений, которые непосредственно связаны с реализацией права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления.
В частности, только по юридическим правилам допускается выдвижение кандидатов, сбор подписей в их поддержку, регистрация кандидатов, предвыборная агитация, образование и использование избирательных фондов и т.п.
Вместе с тем, значительная часть социальных связей, сопутствующих выборам, вполне могут обойтись без правовой регламентации, не ориентированы на юридические координаты и характеризуются наличием явных нейтральных качеств по отношению к избирательному законодательству. К ним вполне могут быть отнесены общественные отношения, связанные с поиском партнеров для политической коалиции и объединения в избирательные блоки, выявлением неформальных лидеров избирательных кампаний и предварительной социологической апробацией их выборного рейтинга и др.
В этой связи целесообразно при оценке предмета российского избирательного права помнить об объективных пределах правового регулирования порядка и условий осуществления права граждан избирать и быть избранными в представительные органы государственной и муниципальной власти и не отождествлять его со всеми отношениями, охватывающими (опосредующими) организацию и проведение выборов в Российской Федерации.
Говоря о предмете избирательного права нельзя не отметить также следующее обстоятельство. Действующее избирательное законодательство не содержит исчерпывающего перечня видов выборов в Российской Федерации и тем самым оставляет открытым вопрос о возможных масштабах использования данного демократического института в конституциировании субъектов политической власти.
В соответствии со ст. 2 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" понятием выборов в российских условиях охватываются выборы Президента Российской Федерации, депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, в органы государственной власти субъектов Российской Федерации, иные федеральные государственные органы и государственные органы субъектов Российской Федерации, предусмотренные Конституцией России, конституциями, уставами субъектов Федерации и избираемые непосредственно гражданами Российской Федерации, а также выборы в органы местного самоуправления, проводимые на основе законов, соответствующих уровню выборов.
Избирательное право является их универсальным регулятором, распространяется на проведение выборов любого вида и уровня и имеет предметом своего специфически юридического воздействия весь спектр избирательных отношений, опосредующих любые избирательные кампании, в той мере, в какой это объективно необходимо в интересах обеспечения гражданского доверия выборным политическим институтам, придания легитимного (законного) характера механизму их формирования и функционирования.
Для объективного избирательного права характерна естественная связь с субъективными избирательными правами российских граждан, которые являются главными их обладателями. Но в современных условиях важно учитывать, что наряду с гражданами Российской Федерации правом избирать и быть избранными в органы местного самоуправления в предусмотренных законом случаях наделяются и иностранные граждане (иностранцы).
Так, Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (ст. 18) устанавливает, что в списки избирателей на выборах в органы местного самоуправления в соответствии с международными договорами Российской Федерации и соответствующими им федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации включаются иностранные граждане, достигшие возраста 18 лет и постоянно или преимущественно проживающие на территории муниципального образования, в котором проводятся указанные выборы. Наделение иностранцев активным избирательным правом на муниципальных выборах, хотя и сопровождаемое рядом юридических ограничений, расширяет сферу действия российского избирательного законодательства, вовлекая его в орбиту новых участников избирательного процесса, что, в свою очередь, оказывает заметное влияние на круг общественных отношений, образующих предмет избирательного права.
Немаловажное значение для понимания природы российского избирательного права имеет его правообеспечительная роль по отношению к конституционным избирательным правам граждан. При этом важно учитывать специфику конституционных прав, которые вытекают непосредственно из Основного Закона. Будучи реализованными в конкретном правоотношении, они не прекращаются и не возникают вновь, а существуют постоянно; имеют одинаковый объем и содержание для всех граждан; обладают особым механизмом обеспечения. Соответственно и право граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления и его правовое обеспечение не могут быть ограничены только рамками выборов.
Являясь важнейшим гарантом осуществления избирательных прав граждан, современное российское избирательное право ориентировано на создание надлежащих юридических предпосылок реализации и защиты их избирательных (электоральных) возможностей не только во время организации и проведения выборов, но и в межвыборный период. Поэтому ограничение предмета избирательного права исключительно рамками общественных отношений, опосредующих организацию и проведение выборов, не учитывает то обстоятельство, что вне временных интервалов избирательного процесса также обнаруживаются отношения, имеющие важное, с юридической точки зрения, значение для обеспечения практического осуществления избирательных прав граждан Российской Федерации.
В первую очередь среди них можно назвать отношения, связанные с организацией постоянного учета избирателей, внедрением и функционированием автоматизированных систем накопления, хранения и обработки данных об избирателях и результатах их волеизъявления, созданием постоянно действующей государственной системы правового обучения избирателей и организаторов выборов основам избирательных технологий, обеспечением непрерывного характера деятельности избирательных комиссий в межвыборный период.
Конечно, складывающиеся в период между выборами общественные отношения по поводу реализации избирательных прав граждан имеют вспомогательный характер в системе социальных институтов, замыкающихся на механизм их осуществления. Однако, это не дает оснований для исключения их из сферы интересов избирательного права. Более того поступательное развитие законодательства о выборах свидетельствует, что в современных условиях оно все активнее распространяет свое влияние на отношения, прямо не задействованные на опосредование организации и проведения выборов, но являющиеся необходимой составной частью единой системы социальных связей, обеспечивающих стабильный, устойчивый характер функционирования режима поддержания и осуществления избирательных прав граждан.
Вследствие этого игнорирование общественных отношений, связанных с обеспечением в межвыборный период соблюдения и защиты конституционного права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления при определении предмета российского избирательного права выглядит серьезным упущением и не позволяет в полном объеме охватить весь комплекс вопросов, имеющих юридическое значение для эффективного использования института выборов в качестве отправной формы народовластия, обеспечивающей цивилизованное сосуществование гражданского общества и государства.
Вместе с тем, расширенный подход к определению сферы действия норм избирательного права и законодательства может иметь место только в тех случаях, когда включаемые в предмет их правового регулирования отношения в той или иной степени обусловлены потребностями реализации и защиты избирательных прав граждан и имеют прямо или косвенно свей целью формирование выборных органов и должностных лиц. Это обстоятельство заставляет усомниться в правомерности отнесения к числу отношений, составляющих предмет избирательного права, и таких, которые возникают в процессе осуществления взаимодействия граждан с уже избранными депутатами и иными выборными должностными лицами, хотя подобного рода взгляды и получили определенное обоснование и поддержку в научной литературе. В частности, А.В. Зиновьев полагает, что избирательные права граждан должны гарантироваться не только под углом зрения обеспечения реальной возможности их фактического использования, но и посредством ответственности законно избранных депутатов перед своими избирателями. Исходя из этого он определяет избирательное право как совокупность юридических норм, закрепляющих права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти, а также право отзыва избирателями избранных лиц, не оправдавших их доверия. Представляется, что такой подход к определению контуров избирательного права размывает объект его регулирования, поскольку без достаточных на то оснований относит к нему и вопросы отзыва депутатов и выборных должностных лиц.
Выборы и отзыв являются самостоятельными институтами народовластия в Российской Федерации. Поэтому несмотря на то, что они обладают определенным сходством, обусловленным их принадлежностью к правовым формам непосредственной демократии, их нельзя сводить воедино, в том числе и с точки зрения механизма юридической регламентации.
Нельзя не видеть принципиальной разницы между двумя этими явлениями. Во-первых, выборы являются безусловным (императивным) институтом народовластия, необходимость свободного и периодического использования которого прямо предусмотрена Конституцией России (ст. 3) и Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", в то время как отзыв депутата (выборного должностного лица) не рассматривается ни Конституцией, ни федеральными законами в качестве обязательного условия их статуса. Так, Федеральный закон "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" устанавливает, что депутат является избранным представителем народа (ст.1), вследствие чего возможность его отзыва избирателями не фигурирует в качестве оснований для досрочного прекращения депутатских полномочий (ст. 4).
Конечно, нельзя не согласиться с тем, что отзыв может быть предусмотрен законами субъектов Российской Федерации и уставами муниципальных образований. Не случайно Конституционный Суд Российской Федерации в своем постановлении от 24 декабря 1996 г. по делу о проверке конституционности Закона Московской области от 28 апреля 1995 г. "О порядке отзыва депутата Московской областной Думы" в связи с запросом Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации подтвердил законность установления отзыва депутата на уровне субъекта Российской Федерации, хотя и отметил при этом, что институтом отзыва депутата избирательные права граждан не ограничиваются, поскольку их содержанием охватывается только процесс избрания, а не последующие отношения между депутатами и избирателями.
Что же касается отзыва выборных представителей муниципальной власти, то согласно ст. 18 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" он может быть предусмотрен уставами муниципальных образований в соответствии с законами субъектов Российской Федерации.
Во-вторых, если выборы являются необходимым атрибутом народовластия, регулярно востребуемым государством и обществом в строго фиксированные избирательным законодательством сроки, обеспечивающие реальную их периодичность, то институт отзыва, даже будучи закрепленным в законодательстве, выступает в качестве факультативного инструмента демократической организации государственной и муниципальной власти, вследствие чего его фактическое применение не является обязательным. Более того, бывший советский опыт государственного строительства и зарубежная практика свидетельствуют, что отзыв чаще всего выполняет роль исключительно потенциальной возможности, крайне редко используемой в действительности. Так, в Австрийской Республике институт отзыва Федерального президента был предусмотрен Федеральным конституционным законом еще в 1920 году, но до настоящего времени ни разу не применялся. Этот пример наглядно свидетельствует, что в плане своего практического использования избирательные права граждан и институт отзыва находятся на разных полюсах политической жизни.
В-третьих, оценивая выборы и отзыв с юридической точки зрения, невозможно не увидеть, что основания, технология, сроки и последствия их использования характеризуются серьезными различиями. Думается, именно поэтому Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", определяющий основные гарантии реализации гражданами конституционного права избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, совершенно обходит стороной вопрос об отзыве депутатов и выборных должностных лиц. Поскольку институт отзыва не связан с избирательными правами граждан, а является своеобразной формой ответственности избранных депутатов и должностных лиц, то и в законодательном плане он приурочен к юридическому оформлению их статуса, что не имеет ничего общего с целями и задачами избирательного законодательства.
Изложенное свидетельствует, что как в политическом, так и в юридическом плане институт отзыва является прямой противоположностью выборам. Как следствие, есть все основания полагать, что обслуживающие право отзыва и механизм его реализации отношения нуждаются в самостоятельном правовом регулировании и выходят за рамки избирательного права.
Отдельного внимания заслуживает вопрос о соотношении избирательного права и такого правового института как референдум. Как правило, между ними в юридической литературе проводится четкая разделительная грань, обусловленная прямым указанием Конституции Российской Федерации (ст. 3), согласно которому выборы и референдум являются отдельными формами непосредственной демократии, имеющими различное назначение. Однако можно встретить утверждения и о том, что избирательное право в равной мере имеет своей основой как выборы, так и референдум. В частности, В.И. Лысенко полагает, что власть народа реализуется в избирательном процессе посредством организации и проведения референдума и выборов и является исходной основой для становления избирательного права, приобретающего новые черты правового гаранта общественной и государственной безопасности. С такой позицией трудно согласиться, хотя она базируется на безусловно имеющем место весьма значительном сходстве процедуры организации и проведения выборов и референдума.
Однако, одно лишь сходство "технологических" аспектов этих двух институтов народовластия не может служить убедительным доказательством в пользу объединения выборов и референдума в единый по своей природе объект правового регулирования. Нельзя не замечать того обстоятельства, что выборы и референдум имеют различные основания, цели и юридические последствия.
По нашему мнению, вовсе не случайно Конституция России, определяя выборы как свободные, не содержит аналогичной характеристики по отношению к референдуму. За этим кроется существенное концептуальное различие методов правовой регламентации избирательных прав граждан и их права на участие в референдуме, отражающие специфические особенности данных форм участия обладателей этих конституционных прав в управлении делами общества и государства. Его нетрудно обнаружить при внимательном исследовании порядка назначения, условий подведения итогов и определения результатов выборов и референдума, а также тех юридических ограничений, которые установлены применительно к избирательным правам и праву на участие в референдуме граждан Российской Федерации. Поэтому отнесение референдума к числу институтов избирательного права и процесса выглядит неубедительно, не способствует его восприятию в качестве совершенно самостоятельного, в том числе и в разрезе правового регулирования, проявления народовластия, преследующего совершенно иные, нежели выборы, цели.
Конечно, появление Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" способно породить новые попытки обоснования нераздельного, с точки зрения правового регулирования, сосуществования, выборной и референдумной демократии.
Действительно, этот закон впервые в отечественной истории объединил нормы, посвященные правовому обеспечению соответствующих прав граждан. Но это вовсе не означает, что избирательное право под заявлением федеральных законодателей поглотило собой нормы права, посвященные референдуму.
Во-первых, избирательное право и законодательство о выборах не находятся в отношениях жесткой зависимости и соподчинения, вследствие чего нельзя механически проводить параллели между ними и связывать содержание избирательного права с формой опосредующего его законодательства.
Во-вторых, само избирательное законодательство и законодательство о референдумах непозволительно оценивать только под углом зрения одного, хотя и основополагающего, федерального законодательного акта. Не следует забывать о том, что прежний Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации" от 6 декабря 1994 г. совершенно не затрагивал права граждан на участие в референдуме. Кроме этого, обращает на себя внимание тот факт, что практически во всех субъектах Российской Федерации законодательное регулирование избирательных прав и права на участие в референдуме осуществляется на дифференцированной основе.
Уравнивание законодательства о выборах и референдуме может привести к негативным, с точки зрения развития демократических процессов, последствиям. Поэтому вопросы референдума должны быть содержательно отделены от вопросов избирательного права таким образом, чтобы референдум не мог быть использован в качестве замены для проведения свободных демократических выборов. Все это заставляет усомниться в обоснованности и целесообразности придания референдуму статуса органической составной части избирательного права.
Суммируя изложенное можно предложить следующее определение российского избирательного права. Оно представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения, охватывающие осуществление и защиту права граждан (в установленных законом случаях - иностранцев) избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления и процедуру реализации этого права в процессе организации и проведения выборов и в межвыборный период.
Такой взгляд на избирательное право Российской Федерации идентифицирует его среди иных правовых образований, позволяет охватить рамками его содержания весь комплекс отношений, связанных с избирательными правами граждан, отражает его роль в обеспечении конституционного режима формирования представительных институтов публичной политической власти.
Представляя собой относительно самостоятельное явление юридической действительности, российское избирательное право имеет достаточно сложное внутреннее строение, которое вполне может быть объектом системно-структурного анализа. В этом плане система избирательного права выглядит как совокупность элементов, отражающих объективное рассредоточение образующих его норм по отдельным внутренним "ячейкам", обусловленное различием их служебных функций в реализации и защите избирательных прав граждан.
Система избирательного права включает в себя общую и особенную части. Критерием их разграничения служит масштаб действия образующих их норм. Общая часть объединяет нормы избирательного права, имеющие универсальное значение и распространяющие свое влияние на осуществление и защиту права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, независимо от вида и уровня его реализации. Что же касается особенной части, то она охватывает собой правила, предусматривающие специфические требования, касающиеся организации и проведения различных избирательных кампаний, соблюдение которых имеет обязательное значение только при проведении конкретных видов выборов.
В свою очередь и общая, и особенная части избирательного права включают в себя отдельные правовые институты, под которыми можно понимать совокупность норм избирательного права, регулирующих обособленные в рамках единого предмета правового регулирования группы тяготеющих друг к другу отношений, связанных с реализацией избирательных прав граждан. Набор институтов российского избирательного права обусловлен логикой юридической регламентации механизма осуществления и защиты права граждан избирать и быть избранными в органы государственной и муниципальной власти. В определенной степени он находит отражение в законодательстве о выборах, что объясняется тем, что избирательное право и избирательное законодательство соотносятся как содержание и форма и не могут существовать совершенно изолированно друг от друга. Вместе с тем, изменение системы избирательного законодательства, обусловленное, в ряду иных причин, субъективными взглядами законодателей и потребностями удобства правоприменителей, на внутреннее строение образующих российское избирательное право составных компонентов оправдана далеко не во всех отношениях. Думается, что в основе градации избирательно-правовых норм на отдельные институты должна лежать структура предмета правового регулирования, диктующая необходимость соответствующего интеграла юридического обеспечения электоральных прав российских граждан.
Под этим углом зрения общая часть российского избирательного права включает в себя принципы избирательного права, субъекты избирательного права, финансовое обеспечение выборов, избирательный процесс, обеспечение избирательных прав граждан в межвыборный период, обжалование действий и решений, нарушающих избирательные права граждан, ответственность за нарушение избирательного законодательства.
Особенную же часть образуют институты выборов в федеральные органы государственной власти, в органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления. Каждый из этих институтов характеризуется достаточно сложным составом, представлен, как правило, весьма обширным набором подинститутов и нередко проявляется вовне через правовые предписания различной отраслевой принадлежности. При этом следует учитывать, что система избирательного права еще не устоялась, находится в стадии активного становления, вследствие чего претерпевает заметные изменения, отражающиеся на появлении новых образующих ее элементов и наполнении традиционных разделов содержанием, отвечающим современным потребностям формирования выборных демократических институтов.
В частности, устойчивая тенденция роста числа избирательных споров применительно ко всем видам выборов оказывает существенное влияние на институт обжалования в избирательном праве, что повлекло за собой появление новых субъектов права жалобы (избирательные комиссии, их члены), установление возможности инстанционного обжалования действий и решений любых (за исключением Центральной избирательной комиссии Российской Федерации) избирательных комиссий независимо от уровня проводимых выборов, детальное ограничение сроков рассмотрения жалоб. В этом легко можно убедиться, если сравнить прежнее законодательство о выборах с положениями Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".
Систему избирательного права как объективного юридического феномена нельзя смешивать с системой соответствующей отрасли правовой науки и учебного курса. Естественно, они находятся в известной зависимости, что, однако, не исключает выхода научных воззрений и учебных нормативов за рамки предмета российского избирательного права. Соответственно этому система избирательного права как науки и учебного курса (дисциплины) может быть дополнена такими разделами, как предмет и источники избирательного права России; история проведения выборов и развития избирательного законодательства; избирательно-правовые нормы и отношения; избирательные системы и их виды. Именно благодаря этим своим составляющим научно-теоретические конструкции и категории избирательного права не только объясняют состояние соответствующего комплекса правовых норм, но и являют собой инструментарий возможного обратного воздействия на юридическую базу выборов.
При анализе избирательного права нельзя обойти вниманием вопрос о его месте в российской правовой системе. Заметим сразу, что единство взглядов здесь отсутствует, что вполне объяснимо, поскольку определение статусного значения того или иного автономного нормативно-правового массива не лишено субъективных моментов и имеет в определенной степени оценочный характер. Как правило, избирательное право ассоциируется с институтом, подотраслью или самостоятельной отраслью российского права. Причем практически все указанные вариации на данную тему сопровождаются причислением избирательного права к подсистеме конституционного права, обладающей вместе с тем и нормативными вкраплениями иного отраслевого (административного, трудового, финансового гражданско-процессуального и др.) характера.
Действительно, в основе российского избирательного права лежат отношения, опосредующие реализацию конституционного права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления. В этом смысле истоки законодательства о выборах действительно коренятся в соответствующих нормах Конституции Российской Федерации (ст.ст. 3, 32, 81, 96 и 97). Однако увязывание природы избирательного права с различными формами проявления исключительно российского конституционного права фактически заранее ограничивает его анализ рамками отдельного, хотя и конституционного типа регулирования. И с этой точки зрения более справедливым для характеристики избирательно-правовых норм, представляется использование лексикона отрасли государственного права Российской Федерации. Это не только отвечает российской правовой традиции, но и позволяет в юридико-техническом плане охватить содержанием избирательного права весь комплекс избирательных формул, независимо от уровня их законодательного оформления.
Что же касается места избирательного права в иерархической структуре российской правовой системы, то согласно своеобразной общепринятой "табели о рангах" составляющих ее элементов, на наш взгляд, было бы целесообразно рассматривать его в качестве подотрасли государственного права Российской Федерации. Такой подход дает возможность не разрывать тесное единство избирательного законодательства и законодательства о референдуме, об основных правах и свободах российских граждан, о представительных началах организации государственной и муниципальной власти, в основе которого лежит объединяющая их концепция конституционного регулирования данных важнейших институтов народовластия. Реформирование российской избирательной системы находится в начальной стадии, а развитие и совершенствование избирательного права еще не исчерпало себя в деле создания оптимального правового режима, отвечающего интересам последовательного становления представительных основ народовластия на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, способствующего освоению гражданами России обязательных, своевременных, свободных, периодических, альтернативных, подлинных выборов.


Глава 1. §2. Принципы избирательного права Российской Федерации
Д.ю.н., проф. С.Князев
к.ю.н., доц. А.Яшин
2.1. Понятие и система принципов российского избирательного права. Принципы права обладают универсальностью, высшей императивностью (обязательностью), общезначимостью. Они образуют определенную систему, для которой характерно наличие особых связей, отражающих роль и значение отдельных правовых начал для формирования и развития российского права, составляющих его отраслей и институтов.
Принципы избирательного права представляют собой основополагающие начала, являющиеся фундаментом правового регулирования избирательных отношений.
Принципы избирательного права составляют его главное содержание. Они обеспечивают механизм правового регулирования, служат критерием законности и правомерности действий граждан, их избирательных объединений, (системы) избирательных комиссий, органов государственной власти и органов местного самоуправления, судов общей юрисдикции.
Примечательно, что принципы Конституции РФ, определяющие федеративный характер государственности, с одной стороны, формируют конституционные основы федерализма и его конституционно-правовую модель, а с другой, они непосредственно взаимосвязаны с принципами, устанавливающими общее нормативно-учредительное определение форм и механизма народовластия в контексте конституционного положения о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Данное требование в значительной мере присуще (корреспондирует) принципам избирательного права.
Принципы избирательного права очерчивают основополагающие параметры, в рамках которых складывается правовой механизм регулирования избирательных отношений. Кроме того, эти принципы определяют направление развития избирательного права в качестве подотрасли конституционного права.
Развитие современного избирательного права в условиях углубления и расширения демократических начал в организации и проведении выборов делает весьма актуальной задачу формирования универсального стандарта (критериев) системы (перечня) политико-правовых и организационно-технологических принципов ротации и передачи публичной власти по итогам избирательных кампаний1.
Поэтому рассмотрение системы принципов является одной из базовых характеристик избирательного права Российской Федерации.
Отметим, что реформирование российского избирательного права началось в 1993 году, с момента принятия новой Конституции Российской Федерации. Именно, Основной закон создал базу и условия, во-первых, для динамичного развертывания избирательного законодательства, нормы которого обеспечивают избирательные права граждан России, их избирательных объединений, во-вторых, для становления российского избирательного права в качестве самостоятельной подотрасли конституционного права России, очертил направление развития нынешнего динамично развивающегося избирательного права.
В этой связи принципы, на которых основывается конституционная регламентация, не только определяют параметры всего законодательного регулирования, но и призваны служить критерием оценки действующего законодательства2.
К сожалению, отсутствие в Основном законе главы об избирательной системе не способствовало обозначению предельно четких ориентиров избирательной реформы, приоритетным направлением которой являлось воссоздание на новых принципах избирательного права Российской Федерации3. Поэтому конституционное закрепление принципов избирательного права было минимизировано в ныне действующей Конституции России.
Определяющее значение для избирательного права Российской Федерации приобрел Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", принятый Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 19 сентября 1997 г. (в редакции Федерального закона от 30 марта 1999 г.4).
Напомним, что начавшаяся с принятия Основного закона реформа российского избирательного права была призвана обеспечить и гарантировать демократический и легитимный процесс свободного, равноправного волеизъявления граждан при формировании представительных и исполнительных органов государственной власти и органов местного самоуправления, способствовать построению единой и согласованной, оптимально сбалансированной и непротиворечивой избирательной системы, отражающей федеральную природу государства и гарантирующей стабильность и преемственность в деятельности выборных органов государственной и муниципальной власти5. Поэтому вопрос о принципах избирательного права не может быть сведен только к субъективному праву граждан на участие в выборах и гарантиям его реализации.
Под принципами российского избирательного права следует понимать общепризнанные, базовые, универсальные начала (стандарты), отражающие демократическую природу выборов как конституционной основы народовластия, определяющие фундамент правового регулирования избирательных прав, согласованную систему гарантий, процедур, обеспечивающих императивное, честное (нефальсифицированное) проведение различных видов выборов в Российской Федерации, реализацию и защиту избирательных прав российских граждан6.
Вместе с тем, в юридической литературе не выработана единая классификация принципов избирательного права.
Так, для советского периода развития избирательной системы характерным было отождествление принципов избирательного права применительно к условиям реализации гражданами субъективного права избирать и быть избранными в органы государственной власти. В качестве принципов рассматривалось исключительно участие граждан в выборах на основе общего прямого равного избирательного права при тайном голосовании.
Тем не менее, в Российской Федерации наметилась тенденция расширительного понимания принципов избирательного права, включения в их систему не только концептуальных условий участия граждан в выборах, но и фундаментальных начал избирательного процесса, отражающих демократическую природу выборов как политического института народовластия и обеспечивающих свободное и открытое участие граждан в формировании представительных основ публичной власти.
Сегодня обязательные, периодичные, своевременные (своевременно назначенные), свободные, альтернативные (состязательные), подлинные выборы - единственный законный способ делегирования власти народом, а также оптимальное средство формирования института представительной демократии, который является неразрывной составной частью современной конституционно-правовой модели российской государственности.
На основании изложенного предлагается следующая классификация принципов российского избирательного права, которая основана на их целевом предназначении в организационно-правовом механизме регулирования избирательных отношений, а также непосредственной взаимосвязи, зависимости и дополнения одних принципов другими. По этому критерию принципы избирательного права следует систематизировать по трем основным группам. Это, во-первых, принципы организации и проведения выборов; во-вторых, принципы участия граждан России в выборах; в-третьих, принципы, дополняющие (сопутствующие) две предыдущие группы.
Первую группу принципов образуют исходные (базовые) начала правового обеспечения избирательных отношений, связанные с обязательностью, периодичностью, своевременностью назначения, свободой, альтернативностью, (конкурентностью) состязательностью выборов, допустимостью различных избирательных систем, независимостью органов (избирательных комиссий), обеспечивающих проведение выборов, подлинностью (несфальсифицированностью) выборов, федеративной основой российского избирательного права, разграничением полномочий между субъектами избирательного процесса, запретом одновременного проведения выборов и референдума Российской Федерации.
Ко второй группе принципов участия граждан России в выборах следует отнести: всеобщее, равное, прямое избирательное право, а также добровольность реализации субъективных избирательных прав на основе личного и тайного голосования.
К третьей группе принципов избирательного права относятся: гласность, открытость, территориальная основа выборов, ответственность за нарушение избирательных прав граждан Российской Федерации7.
Взаимосвязь каждого принципа системы избирательного права друг с другом осуществляется также, как и взаимосвязь множества различных по форме и объему сообщающихся сосудов.
2.2. Принципы организации и проведения выборов. Развитие современного российского избирательного законодательства, практика его применения, перспективы развития на рубеже XXI века, базируется на нормах Конституции России, Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", а также иных законах о выборах. Это позволяет сделать вывод, что в основу организации и проведения всех уровней федерального, регионального и муниципального выборов положены следующие базовые (стандарты) начала:
Обязательность выборов. Этот принцип характеризуется тем, что выборы являются обязательным (императивным) и единственным законным (легитимным) способом формирования избираемых гражданами России представительных и исполнительных органов государственной власти и органов местного самоуправления. Любые иные варианты завладения выборными полномочиями противоречат Основному закону и действующему федеральному законодательству и не могут квалифицироваться иначе как нарушение основ конституционного строя Российского государства.
Обязательность выборов означает, что компетентные государственные и муниципальные органы не вправе уклоняться от принятия решения об их и проведении в установленные законодательством сроки, отменять назначенные выборы или переносить их.
Практика показывает, что обязательность назначения выборов не всегда надежно была подкреплена соответствующими юридическими гарантиями, и в особенности на уровне ряда субъектов Российской Федерации. Это нередко приводило к тому, что уклонение от назначения выборов в установленные сроки стало нередким явлением в отдельных регионах. Так, из-за несовершенства регионального избирательного законодательства в вопросах назначения выборов по состоянию на январь 1997 года в 42 субъектах Российской Федерации не были в установленные сроки проведены выборы законодательных (представительных) органов государственной власти8.
Для оптимального решения этого существенного вопроса был определен в Федеральном законе "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" механизм назначения региональных выборов. Согласно ему выборы в обязательном порядке проводятся в сроки, установленные Конституцией России, федеральными законами, конституциями и законами субъектов Российской Федерации и являющиеся обязательными на всей их территории (ст. 9).
В случае, если уполномоченный на то орган не назначит выборы в сроки, установленные уставами и законами субъектов Российской Федерации, они назначаются и проводятся соответствующей избирательной комиссией в первое или второе воскресенье месяца, следующего за месяцем истечения полномочий выборного органа (ст. 10 названного Закона).
В случае, если выборы не будут назначены соответствующей избирательной комиссией или избирательная комиссия отсутствует, тогда выборы по заявлениям избирателей, избирательных объединений, избирательных блоков, органов государственной власти, органов местного самоуправления, прокурора должны назначаться соответствующим судом общей юрисдикции, а проведение их возлагается на избирательную комиссию, формируемую Центральной избирательной комиссией Российской Федерации.
Кроме того, законодатель счел важным дополнить принцип обязательности выборов рядом гарантий. Так, положениями пункта 2 статьи 1 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации"9 было закреплено, что "органы государственной власти субъекта Российской Федерации обеспечивают реализацию прав граждан на участие в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей, в том числе путем законодательного закрепления гарантий своевременного назначения даты выборов в органы государственной власти субъекта Российской Федерации и органы местного самоуправления и гарантии периодического проведения указанных выборов.
Предусмотренные федеральным законодательством судебные гарантии обязательности назначения выборов исключают любые возможности для уклонения от решения вопроса о дате их проведения.
Реализация избирательными комиссиями права назначения и проведения выборов способствует обязательному проведению избирательных кампаний, а также созданию дополнительных гарантий их организации и проведения.
Несомненно, Федеральный закон от 30 марта 1999 г. "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" существенно расширил возможности избирательных комиссий в вопросах назначения выборов, распространив их также на проведение досрочных выборов.
Для решения этого вопроса в Федеральном законе "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (в редакции Федерального закона от 30 марта 1999 г.) предусмотрено, что в случае досрочного прекращения полномочий органа или депутатов выборы должны быть назначены не позднее чем через 14 дней со дня такого прекращения полномочий.
В целях практического применения принципа обязательности выборов важное значение имеет вопрос о возможности сочетания различных видов избирательных кампаний как друг с другом, так и с референдумом. Отметим, что принцип обязательности выборов тесно соприкасается с принципом запрета одновременного проведения выборов с проведением референдума Российской Федерации. Установление законодателем данного принципа не случайно. Тем не менее, данный принцип избирательного права не исключает возможность сочетания выборов любого уровня как с референдумом субъекта Российской Федерации, так и местным референдумом.
Тем не менее, позиция федерального законодательства по вопросу о совмещении различных видов выборов прямо не обозначена. Это порождает ситуацию, когда в зависимости от тех или иных политических условий, данный законодательный пробел восполняется при проведении избирательных кампаний взаимоисключающими друг друга способами10.
Как правило, объединение избирательных кампаний вносит ощутимый позитивный эффект благодаря экономии финансовых, организационных (административных) информационных, материальных и иных ресурсов, вовлекаемых в орбиту избирательного процесса.
В частности, практика организации региональных и муниципальных выборов свидетельствует, что в целом ряде субъектов Федерации их совместное проведение стимулируется региональными законами при наличии определенных гарантий. Так, в соответствии с Законом Омской области от 18 ноября 1997 г. "О выборах в органы местного самоуправления Омской области" (ст. 6 ч. 2) в случае, если выборы в орган местного самоуправления приходятся на срок, близкий к дате проведения выборов в федеральные либо областные органы государственной власти, органы местного самоуправления, выборы в соответствующий орган местного самоуправления могут быть совмещены с этими выборами11.
С принципом обязательности выборов также тесно взаимосвязан принцип подлинности (несфальсифицированности) выборов.
В этой связи можно констатировать, что принцип обязательности выборов находится во взаимодействии с другими обозначенными принципами российского избирательного права.
В соответствии с Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (ст.ст. 21 и 60) и законодательством субъектов Российской Федерации официально установленные соответствующими избирательными комиссиями итоги выборов и принятые на основании их решения обязательны для исполнения государственными органами власти, органами местного самоуправления и их должностными лицами.
Вместе с тем, практике уже известны попытки ревизии со стороны отдельных государственных органов и их должностных лиц решений избирательных комиссий об установлении результатов выборов.
Такая ситуация сложилась в Корякском автономном округе, где губернатор, проиграв на выборах 17 ноября 1996 г. двадцать процентов голосов избирателей независимому конкуренту, отменил свое же постановление о проведении выборов от 12 сентября 1996 г. Аналогичным образом развивалась ситуация и в Магаданской области, где действующий губернатор на выборах потерпел поражение, но потребовал признать результаты голосования недействительными, ссылаясь на "противоречивость" законодательства о выборах12.
Периодичность выборов. Данный принцип непосредственно связан с временными рамками полномочий представительных и исполнительных органов государственной власти и органов местного самоуправления и означает, что очередные выборы должны проводиться через определенные интервалы времени. При этом промежутки между выборами напрямую зависят от предусмотренных законодательством сроков полномочий соответствующих органов, которые в оптимальном варианте должны быть такими, чтобы, с одной стороны, обеспечивать стабильность работы выборных органов и должностных лиц, а, с другой, - гарантировать их сменяемость и предотвращать неоправданно длительное обладание выборными полномочиями одних и тех же лиц.
Принцип периодичности проведения выборов является одним из необходимых и обязательных условий их демократичности и законности. В нормах международного права закреплено, что проводимые через различные промежутки времени свободные выборы относятся к числу элементов справедливости, которые существенно необходимы для полного выражения достоинства, присущего человеческой личности, равных и неотъемлемых прав всех людей13.
Периодичность выборов является одновременно и важной гарантией, препятствующей нелегитимному продлению срока обладания властными полномочиями на федеральном, региональном и муниципальном уровнях.
Поэтому в Федеральном законе "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (ст. 8) прямо зафиксировано, что максимальный срок полномочий выборных региональных и муниципальных органов устанавливается законами субъектов Российской Федерации, но не должен превышать пяти лет. Эта норма совместно с указанием законодательства на фиксированные сроки назначения как очередных, так и внеочередных выборов способствует созданию надлежащего правового обеспечения периодичности выборов.
Вместе с тем, не учитывая принцип федеративной основы избирательного права, поступательно восполняя недостатки федерального законодательства в этом аспекте, нельзя лишать субъекты Российской Федерации определенной самостоятельности в регулировании, в том числе, временных параметров деятельности выборных институтов публичной власти.
Свобода выборов. Значение этого принципа организации и проведения избирательных кампаний является универсальным. Поэтому Конституция Российской Федерации (ст. 3) прямо закрепляет данный принцип на уровне Основного закона. Свобода выборов означает, что при их организации и проведении абсолютно исключается какое-либо принуждение относительно как участия в выборах, так и непосредственно голосования.
Реализация принципа свободы выборов устанавливает, что при определении их результатов не следует принимать во внимание, какой процент избирателей проголосовал. Если хотя бы один избиратель проголосовал, то выборы состоялись. Реализация принципа свободы выборов и определению результатов голосования закреплена в законодательстве ряда субъектов Российской Федерации. Так, в Хабаровском крае, в Ленинградской и Волгоградской областях предусматривается, что выборы признаются состоявшимися независимо от числа избирателей, принявших в них участие.
Однако в большинстве субъектов Российской Федерации законодательство ориентировано на установление обязательного критерия явки избирателей на голосование в силу того, что в Федеральном законе "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (ст. 58) предусматривается необходимость определения минимального порога явки избирателей на всех видах выборов, проводимых в Российской Федерации.
Альтернативность выборов. Этот принцип закреплен в ст. 32 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". В соответствии с этой статьей в случае, если ко дню голосования в избирательном округе не останется ни одного кандидата, либо число зарегистрированных кандидатов останется меньше установленного числа мандатов или равным ему, либо будет зарегистрирован только один список кандидатов, выборы в данном избирательном округе по решению соответствующей избирательной комиссии откладываются на срок не более шести месяцев для дополнительного выдвижения кандидатов (списков кандидатов) и осуществления последующих избирательных действий.
Вместе с тем, в порядке исключения закон допускает проведение голосования по одной кандидатуре на выборах депутатов органов местного самоуправления (ст. 32), а также предусматривает такую возможность при повторном голосовании на федеральных и региональных выборах (ст. 59).
Такой подход к правовому регулированию выдвижения и регистрации кандидатов призван обеспечить благоприятные предпосылки для реальной состязательности граждан на выборах.
Введение в современную модель российской избирательной системы принципа альтернативности (состязательности) способствовало нарастанию демократических процессов, отвечало зарождению действительного гражданского общества, послужило катализатором развития российского парламентаризма14. Благодаря состязательности альтернативных кандидатов и партийных списков волеизъявление избирателей - граждан России - приобретает наиболее объективное выражение, учитывающее реальный характер соотношения различных сил в общественно-политической жизни страны.
К сожалению, Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" не содержит исчерпывающего ответа на вопрос, можно ли и при каких условиях проводить выборы на безальтернативной основе15, тем самым допускается голосование в условиях отсутствия в избирательных бюллетенях альтернативных кандидатур как на общих выборах, так и при повторном голосовании не только на муниципальном, но и на федеральном и региональном уровнях.
В частности, безальтернативная основа выборов установлена и признается законодательством отдельных субъектов Российской Федерации (Республики Кабардино-Балкария, Калмыкия, Татарстан, Курганская, Ленинградская области и др.).
Тем не менее, заслуживает внимания закрепление в Уставе Читинской области (ст. 66) альтернативной основы выборов как обязательного условия правомерности их организации и проведения.
Допустимость различных избирательных систем. Основной закон и федеральное законодательство не содержат ограничений в использовании при проведении федеральных, региональных и местных выборов различных избирательных систем.
Законодательством признается правомерной организация выборов на основе и мажоритарной, и пропорциональной избирательных систем, их модификации (мажоритарно-пропорциональной) либо иных их вариантов. Вместе с тем, в зависимости от мнения законодателя как на федеральном, так и региональном уровнях вполне могут применяться различные варианты и пропорциональной, и мажоритарной систем. Регламентация конкретных условий организации и проведения выборов в соответствии с требованиями норм Конституции Российской Федерации остается непосредственно за Федеральным Собранием и представительными (законодательными) органами государственной власти субъектов Российской Федерации.
Наиболее распространенными из избирательных систем являются мажоритарная, пропорциональная, смешанная, преференциальная, система отдельно (единственно) передаваемого голоса, избирательная система перебаллотировочного голосования16. Как правило, на выбор той или иной избирательной системы оказывают влияние характер, социально-экономическое развитие определенной страны, конституционные принципы организации структуры и полномочий представительных органов власти, национальные, исторические и местные особенности, которые, в свою очередь, могут придавать избранной системе (системам) особую специфику.
Российское избирательное законодательство закрепляет проведение выборов федерального парламента на основе смешанной мажоритарно-пропорциональной избирательной системы и допускает использование различных видов избирательных систем как на региональном, так и муниципальном уровнях.
Высказываются мнения об отказе от пропорциональной составляющей избирательной системы при выборах федерального парламента либо максимального ограничения масштабов ее использования.
Как правило, в подавляющем большинстве субъектов Российской Федерации наиболее востребованной на выборах представительных органов является мажоритарная избирательная система.
Предпочтение мажоритарной системе обусловлено тем, что на региональном и муниципальном уровнях реально не сложились политические партии и общественные движения, вследствие чего проведение выборов с элементами пропорциональной системы представляется несколько искусственным и по меньшей мере преждевременным17. Кроме этого, не следует забывать о том, что и при мажоритарной системе избирательные объединения, пользующиеся поддержкой избирателей, вполне могут рассчитывать на значительную долю мест в представительном органе власти. Применение смешанной мажоритарно-пропорциональной избирательной системы закреплено избирательным законодательством в отдельных субъектах Российской Федерации (Красноярский край, Свердловская область и др.).
При проведении выборов глав исполнительной власти субъектов Российской Федерации также используются различные способы правовой организации избирательных кампаний. Основное различие между ними сводится к наличию или отсутствию второго тура голосования, а также к условиям подведения итогов голосования и определения результатов выборов.
Кроме того, практика выборов в отдельных субъектах Российской Федерации показывает, что применяемая на региональном уровне модель избирательной системы страдает очевидным несовершенством. Так, законодательство Агинского Бурятского автономного округа устанавливает, что выборы главы администрации округа признаются несостоявшимися, если ни один из кандидатов не получит более пятидесяти процентов голосов. При этом второй тур голосования на выборах главы администрации изначально не предусмотрен, что превращает вопрос о результативности подобных выборов в практически неразрешимую проблему18.
Характерно, что принцип допустимости различных избирательных систем, во-первых, предусматривает поиск наиболее оптимальных вариантов проведения различных выборов, во-вторых, дополняет принцип свободы выборов.
Независимость органов, осуществляющих организацию и проведение выборов. Данный принцип устанавливает, что для обеспечения реализации и защиты избирательных прав граждан образуются специальные органы - избирательные комиссии. При подготовке и проведении выборов избирательные комиссии в пределах своей компетенции независимы от государственных органов и органов местного самоуправления.
В этой связи важно отметить положения норм ст. 21 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", устанавливающие, что Центральная избирательная комиссия Российской Федерации и избирательные комиссии субъектов Российской Федерации впервые на законодательном уровне закреплены в качестве государственных органов, не входящих в ни систему органов законодательной (представительной), ни исполнительной, ни судебной власти.
Тем не менее следует напомнить, что принцип формирования Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, а также избирательных комиссий субъектов Российской Федерации является вторичным по отношению к принципу федеральной основы избирательного права.
Система избирательных комиссий обеспечивает в максимальной степени фактическое осуществление организации и проведения выборов на всех уровнях власти и местного самоуправления.
Кроме того, избирательные комиссии осуществляют контроль за соблюдением избирательных прав граждан России, распределяют средства, выделенные на финансовое обеспечение выборов, и контролируют их целевое использование, осуществляют составление списков избирателей, регистрируют кандидатов и их доверенных лиц, контролируют соблюдение равных правовых условий участия избирателей и кандидатов в предвыборной агитации, устанавливают итоги выборов, а также осуществляют иные полномочия в соответствии с действующим законодательством. При этом решения избирательных комиссий, принятые в пределах их компетенции, обязательны для исполнения всеми государственными и негосударственными организациями, их должностными лицами и гражданами.
Вместе с тем, на государственные органы, органы местного самоуправления, учреждения, организации, предприятия с государственным участием, а также их должностные лица согласно ст. 21 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" возложена обязанность оказывать содействие избирательным комиссиям в реализации их полномочий, в частности, предоставлять необходимые помещения, транспорт, средства связи, техническое оборудование, сведения и материалы, давать ответы на обращения избирательных комиссий в срок, установленный федеральными конституционными законами, федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации.
Формирование избирательных комиссий реализуется на основе предложений избирательных объединений (блоков), общественных объединений, органов местного самоуправления, собраний избирателей по месту работы, службы, учебы и жительства в соответствии с федеральными законами, законами и иными нормативными правовыми актами законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации, уставами (положениями) о местном самоуправлении.
Отметим, что при формировании избирательных комиссий субъектов Российской Федерации и окружных избирательных комиссий по выборам в федеральные органы власти правом предлагать кандидатуры наделены также соответствующие избирательные комиссии предыдущего созыва. Данное положение Федерального закона (ст. 23) создает условия как для формирования избирательных комиссий, так и обеспечения преемственности их эффективной деятельности.
Срок полномочий избирательных комиссий соответственно уровню выборов, как правило, определяется федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.
Центральная избирательная комиссия Российской Федерации действует на постоянной основе и срок ее полномочий составляет четыре года. Также на постоянной основе действуют избирательные комиссии субъектов Российской Федерации, а срок их полномочий устанавливается законами субъектов Российской Федерации, но не может быть более пяти лет и менее срока полномочий соответствующего законодательного (представительного) органа государственной власти.
Законом субъекта Российской Федерации или уставом муниципального образования может быть предусмотрена постоянная основа деятельности и территориальных избирательных комиссий, срок полномочий которых в этом случае также не может быть более пяти лет и менее срока полномочий соответствующего представительного органа местного самоуправления.
Окружные избирательные комиссии обладают своими полномочиями до назначения даты новых выборов.
Сроки полномочий участковых избирательных комиссий истекают, как правило, после официального опубликования итогов выборов.
К тому же, в федеральном и региональном законодательстве установлены положения о досрочном прекращении полномочий избирательных комиссий. В частности, Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (ст. 25) предусматривает, что в случае нарушения избирательных прав граждан избирательные комиссии любого уровня, за исключением Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, могут быть расформированы по решению соответствующего суда общей юрисдикции. Более подробно вопросы, касающиеся системы, правового статуса, порядка формирования, компетенции избирательных комиссий рассмотрены в §5 главы 2 данного лекционного курса.
2.3. Принципы участия российских граждан в выборах. Принципы реализации гражданами права избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, непосредственно закрепленные федеральным законодательством, имеют универсальное значение для всех видов выборов в Российской Федерации. В этой связи, исчерпывающе четкое и непротиворечивое содержательное определение форм участия граждан во всех видах выборов, проводимых в Российской Федерации, является одним из основополагающих направлений правового обеспечения представительных основ государственной и муниципальной демократии.
Ныне, гарантируя право граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, Конституция Российской Федерации в статье 32 прямо не оговаривает основных принципов его реализации, обязательных на всех выборах, проводимых в Российской Федерации. Примечательно, что исключение в Конституции России (ст. 81) сделано в отношении выборов Президента Российской Федерации, которые проводятся на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании.
В соответствии с подпунктом "в" ст. 25 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., принятого Генеральной Ассамблеей ООН, каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации и без необоснованных ограничений право и возможность голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, производимых на основе всеобщего, равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей19. Рассмотрение этого и иных ратифицированных Российской Федерацией пактов и конвенций о правах человека позволяет сделать вывод, что хотя принципы участия граждан в выборах воспроизводятся на конституционном уровне применительно только к выборам Президента России, тем не менее они, являясь неотрывной частью общепринятых международных избирательных стандартов, в равной степени обязательных для всех выборов в Российской Федерации20.
Принципы участия граждан России в выборах (избирательном процессе), обязательные для всех видов выборов, закреплены в Федеральном законе "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", принятом Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 5 сентября 1997 г. (в ред. Федерального закона от 30 марта 1999 г.).
Согласно ст. 3 указанного Федерального закона участие гражданина в выборах является свободным, добровольным и реализуется на основе всеобщего, равного и прямого волеизъявления при тайном голосовании. Это положение универсально и относится ко всем видам выборов и регламентируется в иных федеральных законах, законах субъектов Российской Федерации.
Всеобщее избирательное право граждан означает, что гражданин России, достигший возраста 18 лет, вправе избирать, участвовать в предусмотренных законом и проводимых законными методами иных избирательных действиях, а по достижении возраста, установленного Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, федеральными законами, конституциями, уставами, законами субъектов Российской Федерации - быть избранным в органы государственной власти и органы местного самоуправления. Кроме того, реализация избирательных прав не зависит от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств21.
Особое значение для обеспечения всеобщности избирательных прав граждан и гарантируемых законом пределов их реализации имеет вопрос об избирательных цензах, представляющих собой установленные законодательством ограничения активного и пассивного избирательного права, обусловленные теми или иными обстоятельствами. Избирательное законодательство Российской Федерации закрепляет существование лишь возрастного ценза и ценза оседлости (ст. 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации"). Поэтому в тех случаях, когда законы субъектов Российской Федерации и уставы муниципальных образований предусматривают в качестве обязательных условий обладания избирательным правом на региональных и муниципальных выборах языковые, образовательные и иные избирательные цензы, подобные нормы противоречат положениям федерального законодательства. Эти ограничения всеобщего избирательного права на выборах в органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления не должны подлежать применению.
Выделим некоторые составляющие возрастного избирательного ценза граждан России.
Во-первых, дополнительные возрастные ограничения участия граждан России в выборах могут устанавливаться только в отношении пассивного избирательного права.
Во-вторых, устанавливаемый минимальный возраст кандидата не может превышать 21 год на выборах в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации, 30 лет - на выборах главы исполнительной власти субъекта Российской Федерации и 21 год - на выборах в органы местного самоуправления.
В-третьих, установление максимального возраста кандидата, по достижению которого он утрачивает право быть избранным в государственные органы субъекта Российской Федерации, либо в органы муниципального уровня, не допускается. При этом не исключается подобная возможность применительно к федеральным выборам.
В-четвертых, закрепление возрастного ценза на выборах в органы местного самоуправления допускается лишь законами субъектов Российской Федерации в соответствии с условиями, предусмотренными федеральным законом.
Кроме того, установление дополнительных условий реализации пассивного избирательного права, связанных с достижением гражданином определенного возраста, является правом, а не обязанностью представительных (законодательных) органов субъектов Российской Федерации.
Избирательным законодательством как в отношении пассивного, так и активного избирательного права закреплен ценз оседлости. Согласно требованиям норм Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (ст. 4) федеральными конституционными законами и федеральными законами могут устанавливаться дополнительные условия приобретения гражданином активного избирательного права, связанные с постоянным или преимущественным проживанием на определенной территории. Тем не менее, данные условия не могут содержать какие-либо требования относительно продолжительности и сроков такого проживания, а законы субъектов Российской Федерации должны предусматривать предоставление активного избирательного права на выборах в органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления всем гражданам, постоянно или преимущественно проживающим на территории соответствующего субъекта Федерации или муниципального образования. Таким образом, действующее законодательство в решении вопроса об обладании гражданином активным избирательным правом исходит из самого факта постоянного или преимущественного проживания на определенной территории, не указывая иных условий.
Установление ценза оседлости в отношении пассивного избирательного права согласно федеральному законодательству может осуществляться Конституцией Российской Федерации. Реализуя эту норму статья 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" закрепляет, что установление федеральным законом, законом субъекта Российской Федерации продолжительности и срока постоянного или преимущественного проживания гражданина на территории субъекта Российской Федерации, муниципального образования в качестве основания для приобретения пассивного избирательного права, не допускается. И хотя в законе отсутствует прямое упоминание о невозможности закрепления аналогичных ограничений в федеральных конституционных законах и уставах муниципальных образований, видно, что Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" исходит из того, что ценз оседлости в отношении пассивного избирательного права может являться следствием исключительно конституционных положений. Исходя из этого правом быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления обладают все граждане Российской Федерации, независимо от места их проживания, если иное прямо не предусмотрено Конституцией России. На конституционном уровне какие-либо ограничения пассивного избирательного права граждан России, за исключением президентских выборов, не допускаются.
Характерно, что с всеобщим избирательным правом граждан России взаимосвязан вопрос о предоставлении возможности участия в муниципальных выборах иностранным гражданам. Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации (ст. 18) впервые в российской истории предусмотрел, что в списки избирателей на выборах в органы местного самоуправления в соответствии с международными договорами Российской Федерации и соответствующими федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации включаются иностранные граждане, достигшие возраста 18 лет и постоянно или преимущественно проживающие на территории муниципального образования, в котором проводятся указанные выборы. Признание за иностранцами права голосования на муниципальных выборах вполне согласуется с провозглашением Конституции Российской Федерации (ст. 2) в качестве высшей ценности человека, его прав и свобод, отвечает негосударственной природе муниципальной деятельности и учитывает опыт целого ряда стран, в которых самоуправление не считается прерогативой граждан и распространяется на проживающих на территории муниципальных образований иностранцев и лиц без гражданства22.
Равное избирательное право означает, что граждане участвуют в выборах на равных основаниях, и обеспечивается тем, что все избиратели обладают одинаковыми с юридической точки зрения возможностями для выдвижения кандидатов, имеют равные условия для голосования, на одних и тех же правовых основаниях участвуют в предвыборной агитации. Равенство на выборах достигается прежде всего тем, что избиратель может быть включен в списки только по одному избирательному участку и участвовать в голосовании только один раз. Каждому гражданину России выдается одинаковое количество бюллетеней, а его волеизъявление имеет такое же значение, как и волеизъявления других граждан Российской Федерации.
Существенное значение для обеспечения равенства избирательных прав граждан имеет и указание законодательства на то, что образуемые для проведения выборов избирательные округа должны быть примерно равными по численности избирателей.
До принятия Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" законодательство не содержало запрета на одновременное выдвижение одного и того же гражданина кандидатом по нескольким избирательным округам. Однако в настоящее время это принципиально невозможно, так как ст. 32 данного закона прямо предусматривает, что кандидат может быть зарегистрирован только по одному избирательному округу. Единственное исключение допускается в отношении регистрации кандидата, одновременно выдвинутого избирательным объединением (блоком) на одних и тех же выборах в одномандатном избирательном округе и в списке кандидатов. Представляется, что закрепленная федеральным законом возможность однократной регистрации кандидата отвечает принципу равного избирательного права и препятствует злоупотреблению правом избирать и быть избранными в органы местного самоуправления в ущерб избирательным правам других граждан Российской Федерации.
Прямое избирательное право подразумевает, что граждане России голосуют на выборах в органы государственной власти и местного самоуправления за или против кандидатов непосредственно. Любые формы косвенных выборов противоречат федеральному законодательству и не могут иметь место при формировании представительных основ государственной и муниципальной власти. Не допускается также проведение многостепенных выборов, при которых граждане избирают лишь нижнюю ступень органов местного самоуправления, а члены вышестоящих муниципальных и государственных органов избираются нижестоящими органами власти.
Проведение многостепенных выборов противоречит не только прямому избирательному праву граждан России, но и расходится с тем, что в соответствии с Федеральным законом "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" подчиненность одного муниципального образования другому не допускается.
Говоря о принципе прямого избирательного права нельзя не отметить, что нередко он отождествляется не только с непосредственным, но и личным участием каждого гражданина в выборах23. Действительно, ст. 52 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" предписывает, что каждый избиратель голосует лично, а голосование за других избирателей не допускается.
Тайное голосование исключает возможность какого-либо контроля со стороны любых органов или должностных лиц, а также общественных объединений и граждан за волеизъявлением избирателей. Поэтому законодательство рассматривает соблюдение тайны голосования как одну из первостепенных обязанностей избирательных комиссий, в том числе при досрочном голосовании и при голосовании вне помещений избирательных участков. Этим целям отвечает целый ряд организационных правил и гарантий их обеспечения, содержащихся в Федеральном законе "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", иных федеральных и региональных законах. За нарушение тайны голосования предусматривается административная (ст. 401 КоАП РСФСР) либо уголовная (ст. 141 УК РФ) ответственность. Вместе с тем, следует заметить, что только данными традиционными видами юридической ответственности законодательство не ограничивается. Нельзя забывать и о собственных санкциях избирательного законодательства, которые предусматривают возможность отмены результатов выборов по решению суда в случае нарушений избирательных прав граждан России, в том числе касающихся соблюдения тайны волеизъявления избирателей при всех видах голосования.
Добровольность участия в выборах предполагает право избирателя самому решить вопрос о целесообразности и необходимости голосования, исключает какую-либо обязательность избирательных действий. В соответствии со ст. 3 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" участие гражданина в выборах является свободным и добровольным. Значение этого принципа для организации и проведения различных избирательных кампаний имеет существенное значение. Не случайно Конституция Российской Федерации (ст. 3) в настоящее время закрепляет в качестве основополагающего универсального принципа реализации избирательных прав граждан исключительно свободу выборов.
Свобода выборов подразумевает, что при их организации и проведении абсолютно исключается какое-либо воздействие на гражданина с целью принудить его к участию или неучастию в выборах, а также оказать давление на результаты его волеизъявления. Свободное избирательное право и добровольность участия в выборах являются в современных условиях одним из краеугольных камней российской избирательной политики и практики.
Оценивая всю совокупность принципов, положенных в основу современного российского избирательного права, нельзя не признать, что они отражают демократическую природу выборов как одного из главных конституционных институтов народовластия и, как следствие, призваны служить безусловными ориентирами в организации и проведении федеральных, региональных и муниципальных выборов в Российской Федерации. Только приоритетное следование им со стороны избирателей, кандидатов, избирательных объединений, государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, судов общей юрисдикции и других участников избирательного процесса способно предотвратить при проведении избирательных кампаний возникновение неразрешимых юридических коллизий и сделать процесс передачи государственной и муниципальной власти посредством выборов легитимным, гармоничным, последовательным, нефальсифицированным и необратимым.

1 Избирательное право и избирательный процесс в Российской Федерации. Отв. ред. - А.В. Иванченко. - М., 1999. С. 16.
2 См.: Ковачев Д. А. Конституционный принцип: его понятие, реальность и фиктивность // Журнал российского права. - М., 1997. N9. С.77; Златопольский Д. Л. О сущности Конституции // Журнал российского права. - М., 1997. N10. С. 64.
3 Яшин А. А. Конституционно-правовые основы участия молодежи в голосовании (выборах и референдумах). Диссертация на соискание ученой степени канд.юрид.наук. - М., 1997. С.21; Постников А. Е. Система избирательного законодательства в Российской Федерации. Диссертация в форме научного доклада на соискание ученой степени докт.юрид.наук. - М., 1997. С. 4.
4 Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N14. Ст. 1653.
5 Веденеев Ю. А. Новое избирательное право Российской Федерации: проблемы развития и механизм реформирования. // Вестник Центральной избирательной комиссии Российской Федерации. 1997. N2. С. 78-79.
6 Князев С. Д. Принципы российского избирательного права // Правоведение. 1998. N2. С. 21-22; Яшин А. А. Выборы и партии в регионах России: Сб.учебных материалов по курсу Политическая регионалистика. - М., СПб, 2000. С. 44.
7 Яшин А. А. Конституционно-правовые основы участия молодежи в голосовании (выборах и референдумах). Диссертация на соискание ученой степени канд.юр.наук. - М., 1997. С. 61; Матейкович М. С. Правовое регулирование выборов в органы государственной власти субъектов Российской Федерации. Монография. - Тюмень, 1999. С. 63. Третья группа принципов избирательного права нами рассматриваться не будет, т.к. она достаточно полно раскрыта в юридической литературе.
8 Вешняков А.А. Избирательные стандарты в международном праве и их реализация в законодательстве Российской Федерации. - М., 1997. С. 75.
9 Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N42. Ст. 5005.
10 Петров Г.М. О гарантиях прав участников избирательного процесса при совмещении выборов // Вестник Центральной избирательной комиссии Российской Федерации. - М., 1997. N3. С. 89-91.
11 Муниципальное право Омской области. Сборник нормативных правовых актов и документов. Составитель А.Н. Костюков. - Омск, 1998. С. 149-173.
12 Шатилов А., Нечаев В. Региональные выборы. Особенности технологии и характер предпочтений // Свободная мысль. - М., 1997. N6. С. 62.
13 Статья 5.1 Документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 29 июня 1990 г. Международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы. Вып. 2. - М., 1993. С. 296.
14 Кабышев В.Т. Конституционная система власти в современной России // Вестник Саратовской государственной академии права. - Саратов, 1998. N3. С. 7-8.
15 Шергин В. П. О законодательных особенностях установления результатов выборов глав исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации // Вестник Центральной избирательной комиссии Российской Федерации. - М., 1997. N2. С. 106.
16 Подробнее об этом см.: Маклаков В. В. Избирательное право стран - членов Европейских сообществ. Справочник. - М., 1992; Шишкина Н. Э. Избирательные системы (практика зарубежных стран). - Иркутск, 1993; Постников А. Е. Избирательное право России. - М., 1996. С. 39-49; Арановский К. В. Курс лекций по государственному праву зарубежных стран. Сравнительное государствоведение. - Владивосток, 1996. С. 269-277; Лысенко В. И. Представительные начала и избирательные системы в контексте правового регулирования избирательного процесса // Вестник Центральной избирательной комиссии Российской Федерации. - М., 1997. N3. С. 76-88.
17 Штань С. И. Правовой статус города - административного центра субъекта Российской Федерации (по материалам городов Сибири и Урала). Автореф. канд. дисс. - Томск, 1999. С. 18.
18 Шатилов А., Нечаев В. Региональные выборы. Особенности технологии и характер предпочтений // Свободная мысль. - М., 1997. N6. С. 62.
19 СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. - М., 1989. С. 310-311.
20 Гаврилов В. В. Принятие ООН актов о правах человека и международный механизм их имплементации. Автореф. канд. дисс. - Казань, 1994. С. 3-4; Вешняков А.А. Избирательные стандарты в международном праве и их реализация в законодательстве Российской Федерации. - М., 1997. С. 61; Тихомиров Ю. А. О коллизионном праве // Журнал российского права. - М., 1997. N2. С. 52; Пшеничнов М. А. Конституция России и международное право: проблемы взаимодействия. Автореф. канд. дисс. - Н. Новгород, 1998. С. 19.
21 Яшин А.А. Всеобщее избирательное право. Юридический справочно-информационный сборник. Календарь избирателя. - М., 1998. С. 95-96.
22 Арановский К.В. Курс лекций по государственному праву зарубежных стран. Сравнительное государствоведение. - Владивосток, 1996. - C. 408; Яшин А. А. Равное избирательное право. Юридический справочно-информационный сборник. Календарь выборов. - М., 1998. С. 97-99.
23 Устав Иркутской области. Научно-практический комментарий. - Иркутск, 1995. C. 16; Игнатенко В. В., Штурнев А. Е. Законодательство о выборах и референдуме. Основные понятия и термины. - Иркутск, 1998. С. 68.



Глава 1. §3. Источники избирательного права Российской Федерации
Д.ю.н., проф. С.Князев
Заслуженный деятель науки РФ, д.ю.н. проф. Н.Михалева
Источники избирательного права - это формы его внешнего выражения. Следует заметить, что общепринятое понятие источника права в юридической науке отсутствует. С позиции общей правовой теории понятие "источник права" рассматривается в двух аспектах: широком - как причины и закономерности правообразования или генезиса права и узком - как способ закрепления и существования норм права или как внешняя форма установления и выражения правовых предписаний. Нередко грань между источниками права в материальном смысле и юридическими источниками (источниками права в формальном смысле) стирается, что в принципе отражает существующее единство взглядов на источник права и его юридическом значении как на нечто, относящееся к форме права. Не ставя своей целью анализ всех имеющихся воззрений на понятие источника права и его соотношение с формой права, заметим все же, что для исследования механизма правового правового регулирования политических электоральных отношений они вполне могут быть использованы как торжественные.
Источниками национального избирательного права Российской Федерации признаются действующие нормативно-правовые акты федерального и регионального уровня, закрепляющие принципы избирательного права и избирательный процесс.
В современной юридической литературе вопрос об источниках избирательного права традиционно принято увязывать с избирательным законодательством. Так, В.И. Наумов считает, что источниками избирательного права является вся совокупность федеральных законов, указов и распоряжений Президента Российской Федерации, актов руководителей исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации по вопросам организации, проведения и определения результатов выборов, а также документы Центральной избирательной комиссии Российской Федерации. Конечно, такая постановка вопроса в целом соответствует объективной действительности, отражает сложившуюся избирательную практику, акцентирует внимание на главном носителе действующих в сфере избирательных отношений предписаний.
Естественно, такое огромное количество актов, которые в совокупности составляют институт избирательного права, можно и нужно классифицировать, т.е. определить их соподчиненность по территории действия и юридической силе.
Зададим себе вопрос: правомерно ли говорить об источниках правового института? Ведь избирательное право это ни самостоятельная отрасль права, ни подотрасль конституционного права. Думается, правомерно, ибо источники правового института и отрасли в целом соотносятся как часть и целое. Это означает, что все источники избирательного права являются источниками конституционного права, но не все источники конституционного права являются источниками избирательного права.
Характеризуя систему источников любой отрасли права или правового института следует выделять две их группы. Это, во-первых, общепризнанные принципы и нормы международного права, равно как и международные договоры Российской Федерации, а, во-вторых, нормативные правовые акты национального законодательства.
I. Отнесение общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации к источникам национальной системы права напрямую вытекает из текста Конституции Российской Федерации, которая предусматривает, что эти акты являются составной частью правовой системы Российской Федерации (ст. 15). Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.
Признание приоритета норм международного права и международных договоров над нормами внутреннего права имело огромное значение для правовой системы Российской Федерации, в особенности в отношении законодательства о правах и свободах человека и гражданина. При этом приоритет международного права, в том числе в вопросах регулирования избирательных прав, не умаляет роли и значения внутригосударственного права. Как справедливо отмечает американский исследователь прав человека Л. Хенкин, "международное право прав человека направляет и дополняет внутригосударственное право, способствуя исправлению недостатков конституций и законов отдельных государств, но оно не заменяет, и в действительности не может заменить, соответствующее национальное законодательство".
Роль источника избирательного права России выполняет и Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных обязанностях человека от 25 мая 1995 г. Статья 29 этой Конвенции гласит, что каждый человек в соответствии с национальным законодательством имеет право и возможность в государстве, гражданином которого он является:
а) принимать участие в управлении и ведении государственных дел как непосредственно, так и через свободно избранных представителей;
б) голосовать и быть избранным на выборах, проводимых на основе всеобщего и равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей;
в) допускается в своей стране на общих условиях равенства к государственной службе.
К источникам этого ряда можно отнести Всеобщую декларацию прав человека, принятую Генеральной ассамблеей ООН в 1948 году; Международный пакт о гражданских и политических правах 1996 года; Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. с протоколами к ней; Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ 1990 года; Европейскую хартию местного самоуправления от 15 ноября 1985 г.; Декларацию о критериях свободных и справедливых выборов, принятую на 154-й сессии Совета Межпарламентского союза 26 марта 1994 г. и др.
Международный пакт о гражданских и политических правах и Европейская конвенция о защите прав человека и фундаментальных свобод от 1950 года ратифицированы российским парламентом.
Статья 21 Всеобщей декларации прав человека провозглашает:
"1. Каждый человек имеет право принимать участие в управлении своей страной непосредственно или через свободно избранных представителей.
2. Каждый человек имеет право равного доступа к государственной службе в своей стране.
3. Воля народа должна быть основой власти правительства; эта воля должна находить себе выражение в периодических и нефальсифицированных выборах, которые должны проводиться при всеобщем и равном избирательном праве, путем тайного голосования или же посредством других равнозначных форм, обеспечивающих свободу голосования".
Международное право в большей степени, чем национальное, отражает идеи гуманизма, справедливости. Процесс имплементации гуманистических норм и принципов международного права в правовую систему России осуществляется по-разному, в зависимости от уровня развития конституционного законодательства, темпов его модернизации, реформирования институтов власти, состояния правовой культуры народа.
В Международном пакте о гражданских и политических правах человека провозглашается, что полномочия на власть должны основываться на волеизъявлении народа, выраженном на регулярных и подлинных выборах.
Нормы документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ 1990 года не только углубили содержание избирательных прав и свобод, закрепленных ранее в различных международных соглашениях, но и определили параметры общества, в котором действительно возможна полная реализация прав человека, признанных на международном уровне. Среди них: необходимость проведения периодических выборов, обеспечивающих на практике свободное выражение мнения избирателей; разумность временных промежутков между выборами; наличие представительной по своему характеру формы правления; обязанность государственных властей действовать способами, совместимыми с соблюдением конституции и законов; четкое разделение между государством и политическими партиями и т.д.
Международные договоры в качестве источников российского избирательного права закрепляют обязательства Российской Федерации не только предоставлять лицам, находящимся под ее юрисдикцией, какие-либо определенные права и свободы на участие в проведении подлинных, справедливых и свободных выборов, но и не посягать на такие права и свободы и принимать соответствующие меры к их осуществлению. Их роль трудно переоценить, поскольку свой регулятивный потенциал они осуществляют как преломляясь через предписания избирательного законодательства, так и действуя напрямую, если законодательство о выборах расходится с принятыми Российской Федерацией международными обязательствами.
Значение международных договоров в качестве источников российского избирательного права состоит в том, что они закрепляют общепризнанные стандарты подлинных, демократических, свободных, периодических и нефальсифицированных выборов, ориентируют национальное законодательство на безусловное следование соответствующим предписаниям, предполагают возможность применения положений международных обязательств Российской Федерации в случае возникновения коллизий между нормами международных договоров и положениями избирательного законодательства.
Тем самым российское избирательное право получило целостную, признанную международным сообществом систему координат, которые являются существенными для обеспечения демократической реализации избирательных прав граждан.
II. Основную часть источников избирательного права составляет национальное избирательное законодательство Российской Федерации, под которым понимается совокупность нормативных правовых актов, регулирующих отношения, связанные с осуществлением права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления. Избирательное законодательство включает в себя основную информацию о правилах, которым должны следовать участники электоральных отношений при реализации конституционных политических прав и граждан России. Для характеристики сущности и значения избирательного законодательства представляется важным остановиться на следующих его свойствах (качествах).
Во-первых, по своему содержанию избирательное законодательство не ограничивается воздействием только на отношения, связанные с организацией и проведением выборов в Российской Федерации. Нормативные правовые акты, содержащие нормы избирательного права, нередко выходят за рамки избирательных кампаний различного вида и уровня, затрагивая имеющие юридическое значение аспекты реализации и защиты избирательных прав граждан, в том числе и в межвыборный период. Поэтому с правовой точки зрения не вполне корректным представляется тождественное использование понятий "избирательное законодательство" и "законодательство о выборах". Законодательство о выборах образует лишь часть (хотя и наиболее значительную) избирательного законодательства и не охватывает норм, посвященных регламентации избирательных отношений, не связанных с организацией и проведением выборов. При такой постановке вопроса для всеобъемлющей характеристики нормативно-правовых актов, регулирующих предмет российского избирательного права, юридически безупречным представляется обозначение их только как избирательного законодательства.
Во-вторых, избирательное законодательство охватывает своими рамками нормативные правовые акты как законодательного, так и подзаконного характера. В этой связи нельзя не отметить, что такого мнения придерживаются не все исследователи источников современного российского избирательного права. В частности, А.Е. Постников полагает, что структуру избирательного законодательства Российской Федерации составляют только федеральные и региональные законы, так как регулирование порядка проведения выборов может осуществляться только законодательными актами. И на первый взгляд подобное утверждение не лишено оснований. Так, ст. 2 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" действительно предписывает проведение всех выборов в России на основе законов, соответствующих уровню выборов. Но это вовсе не исключает возможности регулирования избирательных отношений на подзаконном уровне. Ведь законодательство не указывает категорически на необходимость проведения выборов только на основе законов, что вполне допускает принятие подзаконных нормативных правовых актов в соответствии с Конституцией Российской Федерации, избирательными законами и во исполнение этих актов. Кроме этого, нельзя не учитывать, что законодательная форма регулирования избирательных отношений привязывается исключительно к проведению выборов, не распространяя свое влияние на отношения, сопутствующие реализации избирательных прав граждан в период между выборами.
В-третьих, избирательное законодательство охватывает собой законы и подзаконные акты различной отраслевой принадлежности. Основная их часть имеет государственно-правовую природу и прямо посвящена регулированию избирательных отношений. Вместе с тем, отдельные нормы, относящиеся к реализации избирательных прав российских граждан, содержатся в правовых актах, не имеющих своей непосредственной целью упорядочение именно избирательных отношений и являющихся структурными элементами финансового, административного, гражданско-процессуального и иных отраслей российского законодательства.
В-четвертых, для избирательного законодательства Российской Федерации характерно, что оно объединяет законодательные и подзаконные акты, рассчитанные на единое материально-процессуальное регулирование избирательных отношений. Несмотря на то, что особенностью избирательного законодательства является преобладание среди содержащихся в нем предписаний норм процессуального характера, дифференцированная форма существования законодательных источников материального и процессуального избирательного права не представляется возможной и реально достижимой. Учитывая, что процессуальные правила избирательного законодательства в отличие от традиционных видов юридического процесса не ограничиваются только юрисдикционными рамками, а пронизывают собой всю деятельность участников избирательных отношений по реализации электоральных прав и обязанностей, нельзя не согласиться с выводом о том, что попытки создать законодательные акты, раздельно группирующие материальные и процессуальные нормы, способны привести к разрыву системности правового регулирования выборов.
В-пятых, избирательное законодательство имеет свою особую структуру, отражающую состав образующих его институтов и характер существующих между ними связей. Для структуры избирательного законодательства, как и любой другой структуры внешней формы правового явления, характерно, что, во-первых, все ее элементы едины по содержанию и, во-вторых, их число не регулируется самой структурой, а определяется факторами, лежащими вне ее. Такое представление о структуре избирательного законодательства позволяет акцентировать внимание на том, что она может пониматься и как строение (состав) интересующего объекта, и как закон связи, система устойчивых отношений между образующими его элементами, и как регулирующая структура, т.н. результат взаимодействия между ними. Тем самым структура избирательного законодательства может рассматриваться не только в статическом (строение законодательства), но и в динамическом состоянии (изменение состава законодательства под влиянием внешних факторов).
На иерархическое внутреннее строение избирательного законодательства оказывают влияние различные факторы. А.Е. Постников полагает возможным структурировать систему избирательного законодательства Российской Федерации в зависимости от уровня нормативного регулирования. Исходя из этого он предлагает различать в иерархической (вертикальной) структуре избирательного законодательства:
- законодательство о выборах в федеральные органы государственной власти;
- законодательство о выборах в органы государственной власти субъектов Российской Федерации;
- законодательство о выборах в органы местного самоуправления.
Представляется, что подобный взгляд на структуру не способствует целостному восприятию избирательного законодательства, ориентирован не на характер связей, объективно существующих между различными образующими его нормативными правовыми актами, а на предмет их правового регулирования, к тому же в усеченной форме, оставляющей за рамками внимание избирательные отношения, не связанные с различными видами выборов. Думается, что предложенная структура в большей степени отвечает потребностям систематизации российского избирательного законодательства. Тем не менее, очевидная взаимосвязь избирательного законодательства и права как формы и содержания механизма правового регулирования избирательных отношений отнюдь не предполагает зеркального соотношения образующих их системно-структурных элементов. Обладая известной автономностью избирательное законодательство претерпевает на себе действие целого ряда факторов, оказывающих влияние на его внутреннее иерархическое строение, и не может под этим углом зрения выстраиваться по аналогии только с системой избирательного права.
Анализ состояния избирательного законодательства свидетельствует, что оно испытывает на себе воздействие многочисленных факторов, влияющих на развитие всего российского законодательства. Основными из них, по мнению Ю.А. Тихомирова, являются: удовлетворение общественных потребностей с помощью закона на основе научных исследований и прогнозов; законодательное обеспечение государственных реформ и важнейших экономических и социально-культурных программ в качестве их составного элемента; децентрализация правового регулирования на основе федеративных начал и самоуправления; укрепление системных связей между законами и подзаконными актами, законами и договорами (соглашениями). Влияние этих факторов применительно к внутреннему строению избирательного законодательства позволяет выделить в качестве образующих его структуру следующие элементы:
- федеральное избирательное законодательство;
- избирательное законодательство субъектов Российской Федерации;
- нормотворческие акты местного самоуправления по вопросам избирательного права.
Федеральное избирательное законодательство охватывает комплекс нормативных правовых актов различной юридической силы, в той или иной степени связанных с регулированием общественных отношений, опосредующих осуществление электоральных прав российских граждан при проведении выборов в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также в межвыборный период. К главным функциям федерального избирательного законодательства относится регулирование избирательных прав граждан Российской Федерации, закрепление основных гарантий избирательных прав российских граждан, исчерпывающая регламентация правового режима федеральных выборов, определение общих принципов проведения выборов в органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления.
Регулирование избирательных прав граждан составляет прерогативу федерального законодательства. Это полностью соответствует ст. 71 п. "в" Конституции Российской Федерации, которая относит регулирование и защиту прав и свобод человека и гражданина к ведению Российской Федерации, что предполагает необходимость регламентации объема и содержания избирательных прав граждан только на федеральном уровне.
Однако современная федеральная законодательная практика в вопросах регулирования избирательных прав не вполне соответствует требованиям Конституции. В частности, это проявляется в том, что Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" делегирует законодательным органам государственной власти субъектов Российской Федерации право регулирования избирательных прав граждан и установления по отношению к ним избирательных ограничений (ст. 4), хотя и в строго определенных пределах. В юридической литературе нет однозначного отношения к подобного рода передаче законодательных полномочий с федерального уровня на региональный, тем не менее представляется, что она недопустима ни в виде федерального закона, ни в виде договоров, заключаемых между Российской Федерацией и ее субъектами. В этой связи нельзя не согласиться с тем, что передача вопросов ведения Российской Федерации ее субъектам допускается Конституцией России только в том случае, когда разграничение предметов ведения и полномочий осуществляется путем внесения изменений и дополнений в Конституцию. Соответственно этому федеральное законодательство должно взять на себя весь объем правового регулирования избирательных прав граждан, не допуская неконституционной по своему характеру передачи законодательного регулирования на региональный уровень.
Важнейшей задачей федерального законодательства является закрепление основных гарантий избирательных прав граждан. Так как защита прав и свобод человека и гражданина рассматривается Конституцией России (ст. 72 п. "б") в качестве предмета совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, гарантирование избирательных прав не может быть сосредоточено только в федеральных законах. Тем не менее, на федеральное законодательство ложится обязанность закрепления основных гарантий избирательных прав и свобод, обеспечивающих на всей территории Российской Федерации соблюдение единых демократических избирательных стандартов и их реализацию при проведении различных видов выборов. Федеральные (основные) гарантии избирательных прав имеют универсальный характер. Они могут быть изменены или отменены только посредством внесения изменений в федеральные законы. Вместе с тем, федеральное законодательство не обладает в этой сфере монополией, поскольку в соответствии с Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (ст. 1 ч. 3) законами субъектов Российской Федерации могут устанавливаться гарантии избирательных прав, дополняющие федеральные гарантии.
Определение правового режима федеральных выборов составляет прерогативу федеральных избирательных законов. Их организация и проведение в настоящее время могут осуществляться только в соответствии с требованиями Конституции России и федеральных законов. Правовому регулированию федеральных выборов посвящены два специальных закона: Федеральный закон "О выборах Президента Российской Федерации" и Федеральный закон "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации". Вместе с тем, нельзя не учитывать, что ряд вопросов, связанных с выборами в федеральные органы государственной власти, решаются непосредственно в Конституции России, а также в других федеральных законах. Однако, это обстоятельство отнюдь не отрицает тотального характера регулирования федеральных избирательных кампаний посредством федеральных законодательных актов. Это, конечно, не отвергает возможность применения при проведении выборов в федеральные органы власти норм международного права и международных договоров при соблюдении требований ст. 15 Конституции Российской Федерации.
Федеральное избирательное законодательство одним из наиболее существенных направлений своего воздействия на электоральные отношения имеет также установление общих принципов проведения выборов в органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления. В современных условиях это достигается за счет рамочного регулирования Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" избирательных процедур, учет которых является обязательным при принятии региональных законодательных актов, а также посредством разработки модельных законов о региональных и муниципальных выборах, одобрение которых Центральной избирательной комиссией Российской Федерации имеет рекомендательный характер при осуществлении избирательного правотворчества в субъектах Российской Федерации. Вместе с тем, общие принципы проведения региональных и муниципальных выборов помимо этого могут закрепляться и федеральными законами, посвященными регулированию основ организации региональной и муниципальной власти. Так, Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" содержат целый ряд норм, которые устанавливают принципиальные правила региональных и муниципальных выборов, имеющие абсолютно оригинальный характер и совершенно не дублирующие положений иных актов избирательного законодательства.
Помимо этого федеральное законодательство устанавливает административную и уголовную ответственность за нарушение избирательных прав граждан, регламентирует создание и функционирование Государственной автоматизированной системы Российской Федерации "Выборы", федеральную целевую программу повышения правовой культуры избирателей и организаторов выборов в Российской Федерации, организацию системы учета (регистрации) российских граждан, обладающих активным избирательным правом.
А. Главенствующую позицию в системе федеральных источников избирательного права занимает Конституция Российской Федерации. В ней находит закрепление республиканская форма правления (ст. 1), основополагающие принципы избирательного права, признание свободных выборов как непосредственного выражения власти народа (ст. 3). В Конституции закрепляется право граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления (ст. 32); регулируются принципиальные вопросы проведения выборов Президента Российской Федерации (ст. 81) и депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации (ст.ст.95-97); оговаривается необходимость муниципальных выборов в системе местного самоуправления в России (ст. 130). Эти положения Конституции оказывают прямое воздействие на формирование избирательного права, являются базисными элементами законодательства о выборах.
Вопросы организации выборов всегда присутствовали во всех российских конституциях. Конституция РСФСР 1918 года посвящала этой проблеме Раздел IV - "Активное и пассивное избирательное право". Конституция включала главы "О производстве выборов", "О проверке и отмене выборов и об отзыве депутатов". Устанавливались ограничения в избирательных правах для лиц, прибегающих к наемному труду в целях извлечения прибылей; лишались избирательных прав лица, живущие на нетрудовой доход, частные торговцы, монахи и духовные служители церквей и религиозных культов; служащие и агенты бывшей полиции, особого корпуса жандармов и охранных отделений; члены царствовавшего в России дома.
Конституция (Основной Закон) РСфср 1925 года лишала отдельных лиц и отдельные социальные группы избирательных прав. Раздел IV - "О выборах в Советы" включал три подраздела: А. Об активном и пассивном избирательном праве; Б. О производстве выборов; В. О проверке и отмене выборов и отзыве депутатов.
Конституция (Основной Закон) РСФСР 1937 года содержала главу "Избирательная система". Устанавливалось всеобщее, равное, прямое избирательное право при тайном голосовании, на основе мажоритарной системы выборов.
Конституция (Основной Закон) РСФСР 1978 года регламентировала принципы и организацию выборов в главе 11 - "Избирательная система".
Аналогично решались вопросы в конституциях автономных республик.
К сожалению, ныне действующая Конституция Российской Федерации не сохранила эту традицию. Нормы, касающиеся принципов избирательного права и процедуры организации выборов, сведены к минимуму и разбросаны по различным главам (ст. ст. 3, 32, 60, 81, 84, 96, 97, 102, 109, 111, 117, 130, а также п.п. 3, 5, 7 и 8 второго раздела Конституции). В то же время именно Конституция Российской Федерации императивно указывает на необходимость проведения регулярных выборов Президента Российской Федерации на основе всеобщего, равного, прямого избирательного права при тайном голосовании. Это требование распространяется и на формирование представительных органов власти федерального, регионального и муниципального уровней.
Расширена конституционная регламентация принципов избирательного права.
Наряду с традиционными принципами всеобщего, равного, прямого избирательного права при тайном голосовании закрепляется свобода выборов; участие общественности в организации и проведении выборов; сочетание мажоритарной и пропорциональной избирательной системы; гласность выборов; состязательность кандидатов и блоков; равные возможности кандидатов; общественный контроль за соблюдением избирательных процедур; юридическая защищенность избирателей и кандидатов; отказ от императивного мандата.
Особое место среди региональных источников избирательного права занимают конституции (уставы) субъектов Российской Федерации. Применительно к избирательному праву их значение преломляется в том, что они закрепляют правовые основы построения органов государственной власти и местного самоуправления соответствующих регионов, а также устанавливают исходные положения реализации гражданами права избирать и быть избранными на региональных и муниципальных выборах.
В конституциях и уставах некоторых субъектов Федерации имеются главы, посвященные выборам и референдуму (гл. Х Конституции Республики Башкортостан; уставы Приморского края, Псковской, Тамбовской областей и др.).
В правовой науке высказываются мнения о необходимости введения в действующую Конституцию Российской Федерации главы "Избирательная система" или закреплении системы принципов избирательного права в главе
1-й Конституции Российской Федерации.
Вместе с тем, оценивая конституционные основы избирательного законодательства, нельзя не признать, что они страдают очевидной недостаточностью и даже "скупостью". Прежде всего это проявляется в том, что в Конституции не получили прямого закрепления принципы избирательного права, так как речь о них идет лишь применительно к президентским выборам. Кроме того, непосредственно в тексте Конституции могло бы найти отражение указание на формирование населением посредством прямых выборов обеих палат Федерального Собрания Российской Федерации и Конституционного Собрания. Отнюдь не повредило бы эффективному функционированию избирательной системы и прямое закрепление в федеральной Конституции статуса Центральной избирательной комиссии России и всей системы избирательных комиссий. Решение этих и других вопросов позволило бы не только устранить пробелы конституционного регулирования, но и придать дополнительное юридическое значение основным институтам современного российского избирательного права за счет возведения их на конституционный уровень.
Учитывая центральное место конституций (уставов) в правовой системе субъектов Российской Федерации и их воздействие на формирование регионального права, нельзя не признать, что придание основополагающим нормам избирательного права конституционного (уставного) статуса значительно повышает их регулятивный потенциал.
Б. Основной "несущей конструкцией" избирательного законодательства являются федеральные законы Российской Федерации. Именно в них воплощаются главные элементы механизма правового обеспечения избирательных отношений. Особое место среди федеральных законодательных актов занимает Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 19 сентября 1997 г. с изменениями и дополнениями от 30 марта 1999 г. Этот закон интересен тем, что касается процедуры выборов во все звенья органов государственной власти. Нормы этого акта регламентируют механизм правового, организационного, финансового и информационного обеспечения выборов, а именно: порядок образования избирательных округов и избирательных участков; регистрации (учета) избирателей; составления списков избирателей; формирования системы избирательных комиссий; процедуру выдвижения кандидатов; порядок сбора подписей в поддержку выдвинутых кандидатов; статус их доверенных лиц; принципы организации и проведения предвыборной агитации, процедуру голосования и подведения итогов выборов; осуществления контроля за подсчетом голосов; механизм финансирования выборов; гарантии юридической защиты субъектов электоральных отношений; порядок обжалования решений и действий избирательных комиссий; ответственность за нарушение избирательного законодательства. Этот закон существенно расширяет границы открытости и гласности, регулярности выборов. Он не только учел и обобщил опыт регламентации выборов, накопленный после принятия Конституции России 1993 года, но и существенным образом способствовал поступательному развитию демократических начал российской избирательной системы. В современных условиях данный закон по существу взял на себя роль федерального избирательного кодекса, фактически составляющего системообразующий центр избирательного законодательства и комплексно регулирующего весь блок вопросов, связанных с организацией и проведением различных видов выборов и возможностями участия в них не только граждан Российской Федерации, но и иностранцев. Заслуживает быть отмеченным и тот факт, что впервые на уровне федерального закона признается в качестве обязанности государства гарантирование свободного волеизъявления граждан на выборах, а также защита демократических принципов и норм избирательного права. Кроме этого, в соответствии со ст. 1 ч. 7 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" принимаемые в Российской Федерации федеральные законы, законы субъектов Федерации, иные нормативные правовые акты о выборах не должны противоречить данному Федеральному закону. В случае же возникновения противоречий применению подлежат нормы Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".
Вместе с тем, приоритет данного закона над положениями иных законодательных актов федерального масштаба вовсе не выглядит бесспорным, так как в случае возникновения коллизий юридическая сила всех федеральных законов является равнозначной. Поэтому было бы целесообразно "перевести" Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в разряд федеральных конституционных законов, одновременно разгрузив его от множества мелких процедурных вопросов. В этом случае рассматриваемый закон действительно мог бы стать правообразующим для избирательного права и системообразующим для избирательного законодательства.
К источникам избирательного права следует отнести такие исключительно важные федеральные законы, как "О выборах Президента Российской Федерации" от 31 декабря 1999 г., "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" от 24 июня 1999 г., "Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления" от 26 ноября 1996 г. с изменениями и дополнениями от 22 июня 1998 г., "Об административной ответственности юридических лиц за нарушение законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах" от 6 декабря 1999 г. Первые два из них регулируют порядок федеральных выборов, а третий устанавливает правовые нормы, обеспечивающие реализацию избирательных прав граждан на уровне местного самоуправления в случаях нарушения этих прав.
Этими актами определяются требования к кандидатам на должность Президента Российской Федерации, в депутаты Государственной Думы, региональных парламентов и выборных органов местного самоуправления. Закрепляется сочетание мажоритарной и пропорциональной системы выборов в Государственную Думу; определяется порядок проведения всех стадий избирательного процесса. Новейшие избирательные законы ставят заслон "грязным технологиям", проникновению криминальных элементов во власть, позволяют контролировать финансовые потоки, проходящие через избирательные фонды кандидатов.
Если регулирование федеральными законами выборов в федеральные органы власти не вызывает никаких сомнений, то в отношении возможности федерального регулирования муниципальных выборов при нарушениях избирательных прав граждан нет единства мнений. В частности, А.Е. Постников полагает, что федеральный законодатель осуществил не вполне обоснованное вмешательство в сферу собственного ведения субъектов Российской Федерации, приняв Федеральный закон "Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления". Основанием для подобного утверждения служит, по его мнению, то, что регламентация порядка проведения выборов в органы местного самоуправления входит в компетенцию субъектов Российской Федерации. В первом приближении федеральный законодатель действительно выходит за пределы предметов ведения Российской Федерации. Но это не так.
Здесь следует учитывать, что регулирование муниципальных выборов затрагивает одновременно и права граждан, и вопросы организации местного самоуправления. При этом приоритетом обладают именно права граждан, что прямо подтверждено указанием Конституции Российской Федерации (ст. 2) на признание высшей ценностью человека его прав и свобод. Исходя из этого, федеральный законодатель не только мог, но и был обязан урегулировать вопросы реализации и защиты избирательных прав в случае их нарушения на выборах в органы местного самоуправления, так как регулирование прав и свобод человека и гражданина составляет предметы его исключительного ведения (ст. 71 п. "в" Конституции Российской Федерации). Иначе он бы просто уклонился от выполнения конституционной установки о том, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Кроме этого, данный Федеральный закон вовсе не лишил субъекты Российской Федерации их законодательных полномочий в вопросах регулирования муниципальных выборов, а лишь установил дополнительные федеральные гарантии избирательных прав граждан при проведении выборов в органы местного самоуправления.
Если исходить из того, что избирательное право это комплексный межотраслевой институт, то правомерно включить в число источников конституционного права Российской Федерации еще два кодификационных закона: Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Уголовный кодекс Российской Федерации. Эти кодексы обеспечивают гарантии демократического избирательного процесса. Хотя они не имеют прямой целевой направленности на регулирование избирательных отношений, тем не менее их влияние на систему избирательного законодательства нельзя отрицать. В них затрагиваются отдельные институты избирательного права, уточняются имеющиеся для правового обеспечения выборов категории, регулируются смежные с избирательными правами граждан социальные явления, оказывающие воздействие на процесс их осуществления.
К административным правонарушениям относятся: нарушение права граждан на ознакомление со списком избирателей; вмешательство в работу избирательных комиссий; неисполнение решения избирательной комиссии; нарушение порядка предоставления сведений об избирателях; нарушение установленного порядка опубликования документов, связанных с подготовкой и проведением выборов; нарушение прав члена избирательной комиссии, наблюдателя, иностранного (международного) наблюдателя, доверенного лица зарегистрированного кандидата, избирательного объединения (блока), представителя средств массовой информации; нарушение правил предвыборной агитации; подкуп избирателей; непредоставление или неопубликование отчета, сведений о поступлении и расходовании средств на подготовку и проведение выборов.
Меры уголовной ответственности предусмотрены за такие правонарушения, как: воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий (ст. 141 УК РФ); фальсификация избирательных документов или неправильный подсчет голосов (ст. 142 УК РФ).
Эффективное функционирование института ответственности в избирательном праве возможно только на основе сочетания санкций, установленных избирательным законодательством, с мерами административных взысканий и уголовных наказаний, за нарушение избирательных прав граждан и процедуры выборов. Иногда состав действующего федерального избирательного законодательства оценивается в литературе и с более широких позиций. Так, М.В. Баглай полагает, что к числу законодательных источников федерального избирательного права необходимо относить федеральные конституционные законы и, в частности, Федеральный конституционный закон "О референдуме Российской Федерации". В принципе исключать возможность регулирования избирательных отношений посредством федерального конституционного закона полностью нельзя. Так, нельзя категорически утверждать, что при принятии Федерального конституционного закона о Конституционном Собрании (ст. 135 Конституции Российской Федерации) будет приемлем выборный порядок его формирования (созыва). Кроме этого, следует учитывать, что Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (ст. 2) прямо допускает осуществление отдельных избирательных действий (например, выдвижение кандидатов) в соответствии с федеральными конституционными законами.
Однако сама по себе возможность регулирования избирательных отношений федеральными конституционными законами не является достаточным основанием для включения их в число источников избирательного права, так как на сегодняшний день они практически отсутствуют. Что же касается Федерального конституционного закона "О референдуме Российской Федерации", то он не может рассматриваться в качестве такового, поскольку рассчитан на регулирование иных, нежели избирательные, отношений.
Источниками избирательного права являются также такие федеральные законы, как Закон Российской Федерации "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижение, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и другие законодательные акты федерального уровня.
Законы также являются наиболее многочисленными источниками избирательного права и в субъектах Российской Федерации. В настоящее время сложилось три основных формы законотворческой деятельности в сфере регулирования избирательных отношений на региональном уровне. Во-первых, принятие отдельных законов, посвященных различным видам региональных и муниципальных выборов. Этот способ законодательного регулирования электоральных отношений характерен для большинства субъектов Федерации. Во-вторых, объединение региональными законами регламентации различных видов выборов. Так, например, Закон Камчатской области от 24 июня 1996 г. "О выборах депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти Камчатской области и губернатора Камчатской области" содержит одновременно нормы, касающиеся и "парламентских" и губернаторских выборов. Аналогичные нормативные акты характерны в той или иной степени для Республики Коми, Вологодской, Ярославской областей, Хабаровского края и других регионов. В-третьих, принятие избирательных кодексов, комплексно регулирующих круг вопросов, относящихся ко всем видам региональных и муниципальных выборов на территории соответствующего субъекта Российской Федерации. Именно по такому пути пошло избирательное законодательство Республики Башкортостан, Белгородской, Воронежской, Свердловской, Тюменской областей; ряда иных субъектов Российской Федерации. И несмотря на малочисленность этой группы субъектов Федерации, объединение нормативного регулирования выборов в рамках избирательного кодекса - несомненно наиболее привлекательный и перспективный путь развития регионального избирательного законодательства.
Независимо от избранной различными регионами формы избирательного законодательства законы субъектов Российской Федерации, действующие в данной области, объединяет то, что они должны быть основаны на федеральных законах и не противоречить им. Это, конечно, отнюдь не означает, что они выполняют по отношению к федеральному избирательному законодательству роль актов - копий. Законы субъектов Российской Федерации могут не только дополнять и конкретизировать положения федерального законодательства, но и осуществлять самостоятельное регулирование различных аспектов избирательных отношений на региональном уровне. При этом, как справедливо отмечает М.М. Яковлев, избирательное законодательство субъектов Федерации по темпам своего развития и реформирования может в отдельные моменты обгонять развитие федерального законодательства, оказывать на него опережающее воздействие. Здесь только важно обеспечить легитимность этих процессов, не допустить того, чтобы они послужили основанием появления "правонарушающего" избирательного законодательства в регионах России, которое сегодня не является большой редкостью и в той или иной степени охватило своим влиянием практически все субъекты Федерации. Что же касается достаточно распространенного мнения о том, что федеральное законодательство узурпировало полномочия по регуляции всех видов выборов и полностью лишило субъекты Федерации возможностей для собственного законотворчества, то следует согласиться с В. Кривцовым в том, что, скорее всего, подобными упреками прикрывается отсутствие способностей к поиску и адекватному заполнению зарезервированных за региональным законодательством "окон" либо нежелание приводить избирательное законодательство субъектов Федерации в соответствие с Конституцией России и федеральными законами.
Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" особо оговаривает, что образование, формирование и деятельность органов государственной власти на региональном уровне осуществляется в строгом соответствии с Конституцией России, федеральными законами, а также конституциями (уставами), законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации. Согласно ст. ст. 4, 10 и 18 данного Закона субъекты Федерации сами определяют число депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти, порядок выборов в органы местного самоуправления в соответствии с Федеральным законом "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" могут предусматривать избрание на должность руководителя высшего исполнительного органа государственной власти одного и того же лица более двух сроков подряд; обязаны обеспечить проведение региональных выборов на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Как предусмотрено статьями 15 и 16 данного Закона, представительный орган местного самоуправления, глава муниципального образования, иные выборные должностные лица избираются гражданами в соответствии с федеральными законами и законами субъектов Федерации. При регулировании муниципальных выборов региональным законодательством необходимо исходить из положений федеральных законов, а также учитывать, что обязательность прямых выборов населением главы муниципального образования и иных выборных должностных лиц местного самоуправления, равно как и само существование этих выборных должностей, может вытекать только из устава муниципального образования. Как следствие, практика назначения выборов глав администраций городов и районов при отсутствии уставов муниципальных образований, повсеместно сложившаяся в российских регионах, не может быть признана соответствующей основополагающим принципам федерального законодательства о местном самоуправлении. Это послужило основанием для того, что Избирательная комиссия Приморского края не поддержала назначения выборов в органы местного самоуправления в районах г. Владивостока решением Приморского краевого суда на январь 1999 года в части выборов глав муниципальных образований, поскольку в отсутствии уставов муниципальных образований проведение таких выборов недопустимо Эта позиция была подкреплена и определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 1998 г., прямо указавшим на то, что "ни субъект Российской Федерации в своем законе, ни суд в решении о назначении даты выборов в органы местного самоуправления не вправе обязывать население муниципальных образований проводить выборы главы местного самоуправления и назначать проведение таких выборов до того, как население муниципального образования сформирует представительный орган местного самоуправления и примет устав муниципального образования". Таким образом, избирательное законодательство субъектов Российской Федерации не вправе при регламентации муниципальных выборов посягать на те вопросы, которые федеральным законодательством зарезервированы за уставами муниципальных образований.
Анализ федеральных избирательных законов показывает наличие в них множества тождественных процессуальных норм, связанных с процедурами формирования избирательных комиссий, их полномочиями, выдвижения кандидатов и сбора подписей в их поддержку, регистрации кандидатов, проведения предвыборной агитации, обеспечения тайны голосования и т.п. Полагаем, что кодификация федерального избирательного законодательства неизбежна.
Вероятно, с принятием федерального закона о политических партиях все федеральные избирательные законы подвергнутся существенной переработке, ибо предполагается убрать с избирательного поля такого субъекта, как избирательный блок, а статус избирательного объединения смогут получить политические партии, имеющие общее число членов не менее 10 тысяч и территориальные подразделения не менее чем в половине субъектов Федерации.
В. К источникам избирательного права Российской Федерации относятся также подзаконные нормативно-правовые акты.
1) Это, во-первых, нормативные указы по вопросам организации и проведения выборов Президента Российской Федерации, аналогичные акты президентов республик в составе Российской Федерации, глав администрации. Примером могут служить утвержденная Указом Президента Российской Федерации Федеральная целевая программа повышения правовой культуры избирателей и организаторов выборов в Российской Федерации от 28 февраля 1995 г.; Положение о федеральном центре информации при Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 18 августа 1995 г.; Указы Президента Российской Федерации "Об обеспечении избирательных прав военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, федеральных органов налоговой полиции и работников органов прокуратуры Российской Федерации" от 30 мая 1997 г.; "Об обеспечении создания, функционирования и развития Государственной автоматизированной системы Российской Федерации "Выборы" от 28 февраля 1995 г. Реформа российского избирательного законодательства началась с Указа Президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 г. "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации", которым приостанавливалась законодательная, распорядительная и контрольная деятельность Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации, и Положения о федеральных органах власти на переходный период, утвержденного этим Указом, с изменениями от 1 и 11 октября 1993 г. Этими актами предусматривалось образование нового российского парламента - Федерального Собрания. Следует назвать также Указы Президента Российской Федерации от 20 декабря 1993 г. "О мерах по совершенствованию избирательной системы в Российской Федерации"; от 9 октября 1993 г. "О реорганизации представительных органов власти и органов местного самоуправления в Российской Федерации" и от 22 октября 1993 г. "Об основных началах организации государственной власти в субъектах Российской Федерации". Указами Президента Российской Федерации были также утверждены Основные положения о выборах в представительные органы государственной власти края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа от 27 октября 1993 г. с изменениями и дополнениями от 6 ноября 1993 г.; от 24 октября 1993 г. "Положение о выборах в Московскую городскую Думу 12 декабря 1993 года"; Основные положения о выборах в органы местного самоуправления от 29 октября 1993 г..
Как видно из этих примеров, на начальном этапе перестройки избирательный процесс в России регламентировался указным правом. Конечно, практику регламентации выборов актами Президента, который к тому же до 1993 года был главой исполнительной власти, можно объяснить издержками переходного периода, ибо традиционно во всех демократических государствах нормы избирательного права "вводятся в оборот" парламентскими актами. В одном из своих постановлений Конституционный Суд Российской Федерации разъяснил, что издание Президентом Российской Федерации указов, восполняющих пробелы в правовом регулировании по вопросам, требующим законодательного решения, вытекает из его конституционных полномочий по обеспечению исполнения конституционных предписаний и согласованного функционирования органов государственной власти. Эта практика не нарушает установленного Конституцией Российской Федерации разграничения компетенции между органами государственной власти на федеральном уровне (по горизонтали) при условии, что такие указы не противоречат Конституции Российской Федерации и федеральным законам. Их действие во времени ограничивается периодом до принятия соответствующих актов законодателем.
В настоящее время в связи с завершением переходного периода все Указы Президента Российской Федерации по вопросам организации выборов в Федерации и ее субъектах, изданные до принятия Конституции Российской Федерации 12 декабря 1993 г., утратили свою юридическую силу. Соответственно расширился предмет конституционного (уставного) законодательства субъектов Российской Федерации. Фактически имела место прямая регламентация президентскими указами электоральных отношений в 1993-1994 годах. В этот период необходимость издания президентских актов в качестве источников норм о выборах обосновывалась крайней политической необходимостью, потребностью осуществления радикальной демократической реформы конституционного характера. Представляется, однако, что даже эти (равно как и любые иные) соображения не могут служить оправданием существования "указного избирательного права" в качестве первичного регулятора права граждан избирать и быть избранными в органы государственной и муниципальной власти. Поэтому несмотря на имевший место в недавней истории российского избирательного законодательства прецедент, нельзя не только смириться с ним, но и допустить возможность рецидива нелегитимного вмешательства Президента России в систему избирательного законодательства. Указами Президента Российской Федерации могут регулироваться отдельные аспекты организационного, информационного, технического и иного обеспечения деятельности избирательных комиссий и органов исполнительной власти по реализации избирательных прав граждан. Примером такого рода актов может служить Указ Президента Российской Федерации от 18 августа 1995 г. "Об обеспечении деятельности Государственной автоматизированной системы Российской Федерации "Выборы". Представляется, что подобные указы вполне легитимны по своему содержанию и могут рассматриваться как продиктованное потребностями практики средство подзаконного регулирования избирательных отношений, напрямую не сопряженных в вторжением в электоральные права и обязанности граждан и иных участников избирательного процесса. Что же касается прецедента, который имел место в 1993-1994 годах, когда проведение выборов в представительные (законодательные) органы государственной власти и органы местного самоуправления в субъектах Российской Федерации осуществлялось по прямому поручению Президента России в соответствии с положениями о выборах, принятыми главами администраций краев и областей, то это законодательство имело исключительный и временный характер. Единственным объяснением подобного "допуска" глав исполнительной власти субъектов Федерации к избирательному правотворчеству мог служить вакуум законодательной власти, возникший вследствие прекращения в тот период деятельности представительных органов государственной власти на федеральном и региональном уровнях. Вместе с тем, полностью исключать участие глав администраций (губернаторов) субъектов Российской Федерации в формировании правового режима избирательных отношений нельзя. Представляется, что они вполне могут на подзаконном уровне регламентировать отдельные аспекты электоральных связей на соответствующей территории в целях создания дополнительных гарантий реализации избирательных прав граждан. Так, постановлением губернатора Приморского края от 15 января 1998 г. "О мерах по реализации Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в части обеспечения работы по регистрации (учету) избирателей, участников референдума" (ст. 2) главам муниципальных образований края было рекомендовано установить сроки, периодичность и источники получения сведений об избирателях и определить порядок взаимодействия с учреждениями и организациями, осуществляющими учет населения.
Указы Президента Российской Федерации являются заметной составной частью федерального избирательного законодательства.
2) В системе подзаконных нормативных актов роль источников избирательного права играют постановления Правительства Российской Федерации и аналогичные акты правительств субъектов Российской Федерации. Это, в частности, постановление Правительства Российской Федерации "О содействии избирательным комиссиям в организации подготовки и проведения выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" от 25 августа 1999 г. Этим постановлением Центральному банку Российской Федерации было рекомендовано обеспечить своевременное открытие счетов избирательных комиссий, а Сберегательному банку - счетов кандидатов, зарегистрированных кандидатов, избирательных объединений (блоков), избирательных комиссий, включая счета для учета избирательного залога. На Министерство внутренних дел Российской Федерации возлагалась охрана общественного порядка и общественной безопасности в период подготовки и проведения выборов, охрана помещений избирательных комиссий, сопровождение транспортных средств, переводящих избирательные документы.
На МВД РФ возлагалась обязанность предоставлять по запросам избирательных комиссий сведения о наличии у кандидатов, зарегистрированных кандидатов в депутаты неснятых или непогашенных судимостей, в том числе судимости по уголовному закону иностранного государства за деяние, признаваемое преступлением в соответствии с Уголовным кодексом РФ. На Министерство иностранных дел РФ возлагалась обязанность давать ответы на запросы избирательных комиссий о наличии у кандидатов, зарегистрированных кандидатов в депутаты гражданства иностранного государства.
3) В системе подзаконных нормативных актов источниками избирательного права являются инструктивные материалы Центральной избирательной комиссии Российской Федерации и территориальных комиссий субъектов Федерации. Они оказывают существенное влияние на формирование федерального избирательного законодательства, которое может выражаться как в прямой, так и в косвенной форме. Нормативные акты Центральной избирательной комиссии Российской Федерации содержат правила, определяющие внутреннюю организацию его работы в рамках, установленных федеральными законами. С этой целью издаются ее регламент, положения об отделах и иных структурных подразделениях, другие акты. Для них характерно то, что они имеют, как правило, обязательный характер, но их действие ограничивается рамками отношений, складывающихся в Центральной избирательной комиссии Российской Федерации и ее аппарате.
Это, например, "Разъяснение порядка формирования территориальных и участковых избирательных комиссий по выборам Президента Российской Федерации", утвержденные постановлением ЦИК России от 14 января 2000 г.; "Разъяснения порядка реализации избирательных прав военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов в период подготовки и проведения выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации третьего созыва", утвержденные постановлением ЦИК России от 21 сентября 1999 г.; постановление ЦИК РФ "О некоторых вопросах проведения предвыборной агитации через средства массовой информации в ходе выборов глав исполнительной власти субъектов Российской Федерации в 2000 году" от 29 ноября 2000 г.; Инструкция о порядке формирования и расходования денежных средств избирательных фондов кандидатов, зарегистрированных кандидатов при проведении выборов Президента Российской Федерации, утвержденная постановлением ЦИК России от 14 января 2000 г.; постановление ЦИК России от 6 декабря 1999 г. "О результатах рассмотрения жалоб и заявлений о нарушении некоторыми участниками избирательного процесса порядка и правил поведения предвыборной агитации в ходе выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации третьего созыва". Эти акты затрагивают различные аспекты организации федеральных, региональных и муниципальных выборов: процедуру составления списков избирателей; образования избирательных участков на территории воинских частей, расположенных в обособленных, удаленных от населенных пунктов местностях; порядок проведения предвыборной агитации через средства массовой информации; финансирование выборов; рассмотрение жалоб на нарушения избирательного законодательства; порядок распределения депутатских мандатов.
Акты Центральной избирательной комиссии Российской Федерации обеспечивают единообразное применение федеральных избирательных законов; оказывают правовую, методическую и организационно-техническую помощь территориальным избирательным комиссиям.
В правовой литературе высказывается мнение о необходимости наделения Центральной избирательной комиссии полномочиями по официальному толкованию избирательного законодательства.
Помимо этого, Центризбирком РФ наделен правом издавать акты, разъясняющие положения федеральных законов о выборах, а также рекомендующие определенные модели правового регулирования избирательных отношений на региональном и муниципальном уровнях их реализации. Так, по инициативе Центральной избирательной комиссии Российской Федерации подготовлено девять модельных законов, на базе которых представительные органы государственной власти субъектов Федерации получили возможность разработать и принять законы, соответствующие современному уровню демократических представлений об организации и проведении выборов. Причем особенностью модельных законов, как справедливо отмечает Б.С. Крылов, является их комплексный характер, который обеспечивает практически полное и, что очень важно, внутренне согласованное правовое регулирование. Несмотря на то, что они не имеют императивного значения, следует отметить их заметную вспомогательно-интеллектуальную роль в нормативном регулировании избирательных правил и процедур.
Что же касается косвенного влияния на систему федерального законодательства, то здесь нельзя не сказать об огромной инициативной законопроектной работе Центральной избирательной комиссии Российской Федерации.
Самостоятельным подзаконным источником регионального избирательного права являются акты избирательных комиссий субъектов Российской Федерации. Они могут быть посвящены как регламентации внутриорганизационной деятельности избирательных комиссий, так и разъяснению порядка применения региональных законов о выборах Несмотря на то, что нормативным актам избирательных комиссий субъектов Федерации присущ, как правило, рекомендательный характер, их значение нельзя недооценивать, поскольку они обладают существенным информационным зарядом и способны оказывать серьезное воздействие на поведение участников избирательных отношений.
Совершенствование избирательного законодательства субъектов Российской Федерации является одним из важнейших условий поступательного развития российской избирательной системы. Его основными направлениями должны стать: приведение законов субъектов Федерации в соответствие с федеральным избирательным законодательством; восполнение пробелов регионального законодательства о выборах и устранение содержащихся в нем внутренних противоречий; установление эффективного организационно-правового механизма согласования правотворчества субъектов Российской Федерации с федеральным избирательным законодательством; систематизация законов субъектов Российской Федерации об избирательных правах граждан, включая осуществление кодификационных разработок; исчерпывающее разграничение предметов регулирования муниципальных выборов со стороны регионального избирательного законодательства и нормотворческих актов местного самоуправления.
4) Самостоятельным источником избирательного права являются нормативные акты органов местного самоуправления. Это полностью соответствует назначению муниципального нормотворчества, одновременно преследующего цели создания (изменения, отмены) правовой нормы и решения вопросов местного значения. Под таким углом зрения акты нормотворчества местного самоуправления по вопросам избирательного права могут иметь место только в случаях, когда они в соответствии с федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации направлены на регулирование конкретных аспектов муниципальных избирательных отношений.
Центральное место среди нормотворческих актов местного самоуправления занимают уставы муниципальных образований. Как справедливо отмечается в юридической литературе, уставы являются центральным звеном системы муниципальных актов, конституирующих местное самоуправление на определенной территории, которые, в свою очередь, должны соответствовать уставу, заложенной в нем концепции, принципам и нормам, предопределяющим, какие ответвления муниципального права должны отходить от него, как от главного ствола "правового древа" местного самоуправления на его первичном уровне. Применительно к регулированию выборов федеральное законодательство и законодательство субъектов Российской Федерации содержат не одну норму, отсылающую за решением отдельных вопросов выборов в органы местного самоуправления к уставам муниципальных образований. Это прежде всего относится к срокам и порядку назначения муниципальных выборов, срокам полномочий представительных органов и выборных должностных лиц местного самоуправления, полномочиям и порядку деятельности территориальных (муниципальных) избирательных комиссий. Кроме этого, законы субъектов Российской Федерации в некоторых случаях предоставляют муниципальным образованиям дополнительные возможности в области нормативного регулирования своими уставами избирательных отношений. Так, Законом Приморского края от 9 февраля 1996 г. "О местном самоуправлении в Приморском крае" (ст. 26 ч. 5) предусмотрено, что в сельских и других поселениях края с населением свыше 5 тысяч человек, входящих в состав муниципальных образований, должностным лицом является глава администрации, порядок избрания или назначения которого определяется уставом муниципального образования.
Значение уставов муниципальных образований в качестве источников избирательного права на уровне местного самоуправления обусловливает повышенное внимание к ним как со стороны федерального, так и регионального законодательства. Причем это относится не только к закреплению особой процедуры принятия и регистрации уставов, но и к апробированию отдельными субъектами Российской Федерации легитимных каналов воздействия на содержательную составляющую избирательной компоненты муниципальных уставов. Так, Законом об Избирательной комиссии Ульяновской области определено, что она должна давать заключение о соответствии уставов муниципальных образований требованиям федеральных и областных законов в части, касающейся соблюдения установленных ими гарантий избирательных прав. Такой порядок позволяет на стадии разработки проектов уставов (внесения в них изменений и дополнений) обеспечить необходимые условия для предотвращения ограничений избирательных прав граждан муниципальным нормотворчеством.
Нормотворчество муниципальных образований в сфере избирательного права может проявляться и в форме актов соответствующих избирательных комиссий. Конечно, в сравнении с аналогичной деятельностью Центральной избирательной комиссии Российской Федерации и избирательных комиссий субъектов Российской Федерации, правотворчество муниципальных избирательных комиссий характеризуется более узкими рамками. Однако полностью исключать его из числа источников избирательного права нет веских оснований. При этом акты муниципальных избирательных комиссий могут затрагивать достаточно серьезные вопросы. Так, в 1997 году по инициативе городской избирательной комиссии г. Владивостока предпринималась попытка создания собственной муниципальной автоматизированной системы обработки и хранения выборной информации, не являющейся составной частью ГАС "Выборы".
5) К источникам избирательного права следует также отнести постановления Конституционного Суда Российской Федерации, конституционных (уставных) судов субъектов Федерации по проблемам реализации избирательного права. Это, в частности: постановления Конституционного Суда Российской Федерации: 1) от 10 июня 1998 г. по делу о проверке конституционности положений пункта 6 статьи 4, подпункта "а" пункта 3 и пункта 4 статьи 13, пункта 3 статьи 19 и пункта 2 статьи 58 Федерального закона от 19 сентября 1997 г. "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации"; 2) от 2 февраля 1998 г. по делу о проверке конституционности пунктов 10, 12 и 21 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 г.; 3) от 21 июня 1996 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 20 Закона Республики Башкортостан "О выборах депутатов Государственного Собрания Республики Башкортостан" в связи с запросом Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан"; 4) от 10 июля 1995 г. по делу о проверке конституционности части второй статьи 42 Закона Чувашской Республики "О выборах депутатов Государственного Совета Чувашской Республики" в редакции от 26 августа 1994 г.; от 24 ноября 1995 г. по делу о проверке конституционности части второй статьи 10 Закона Республики Северная Осетия от 22 декабря 1994 г. "О выборах в Парламент Республики Северная Осетия - Алания"; 5) от 3 ноября 1997 г. по делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 26 ноября 1996 г. "Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления" в связи с запросом Тульского областного суда" и др.
Во всех постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации подняты и решены интересные теоретические вопросы. Так, в связи с вопросом о правомерности голосования "против всех кандидатов" Конституционный Суд РФ разъяснил, что свободные выборы предполагают право избирателей выражать свою волю в любой из юридически возможных форм голосования. Воля избирателя может быть выражена не только голосованием "за" или "против" отдельных кандидатов, но и в форме голосования "против всех" внесенных в избирательный бюллетень кандидатов. Такое волеизъявление в условиях свободных выборов означает не безразличное, а негативное отношение избирателей ко всем зарегистрированным и внесенным в избирательный бюллетень по данному избирательному округу кандидатам. Вставал вопрос, не является ли требование примерного равенства избирательных округов по числу избирателей и установление пределов допустимых ограничений от этого равенства нарушением конституционных правомочий субъектов Российской Федерации самостоятельно определять принципы установления границ избирательных округов при выборах в законодательные (представительные) органы субъекта Российской Федерации.
Конституционный Суд Российской Федерации пояснил, что регулирование федеральным законом избирательных прав на выборах в субъектах Российской Федерации и пределы федеральных полномочий в этой области обусловлены вытекающей из федеральной Конституции необходимостью обеспечения принципа равных выборов, гарантируемых в том числе и установлением в федеральном законе требований к примерному равенству избирательных прав по числу избирателей. Тем самым обеспечивается соответствующее конституционному принципу народовластия в демократическом правовом государстве представительство народа в выборных органах государственной власти и местного самоуправления.
Интересное разъяснение Конституционный Суд Российской Федерации дал по вопросу о допустимости установления субъектом Федерации требований о возрастном пороге; сроках постоянного проживания на территории субъекта в течение определенного времени; знания национального языка республики наряду с русским языком как условие избрания депутатом парламента или выборным должностным лицом. Конституционный Суд Российской Федерации пояснил, что пассивное избирательное право относится к основным правам и свободам и является индивидуальным правом гражданина, важнейшим элементом его конституционного статуса в демократическом правовом государстве. А так как регулирование прав и свобод человека и гражданина находится в ведении Российской Федерации, принимаемые по этим вопросам федеральные конституционные законы и федеральные законы имеют прямое действие на всей территории России. А поскольку законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации ни при каких условиях не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации, а также по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, Конституционный Суд Российской Федерации пояснил, что субъект Федерации не вправе устанавливать ограничения пассивного избирательного права.
В то же время требование знания национального языка наряду с русским кандидатом на должность Президента республики не связано с национальной принадлежностью главы республики. Оно необходимо для выполнения возлагаемых на Президента республики конституционных обязанностей.
Конституционный Суд Российской Федерации рассматривал вопрос о конституционности использования смешанной избирательной системы (пропорциональной и мажоритарной) при выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и установление 5% избирательного барьера для избирательных объединений (блоков) при распределении депутатских мандатов. Конституционный Суд Российской Федерации пояснил, что лишь от законодательного органа зависит, будет ли избирательная система мажоритарной, пропорциональной или смешанной, будет ли введен определенный процент голосов избирателей в поддержку списка избирательного объединения (блока) с тем, чтобы оно имело право участвовать в распределении депутатских мандатов. Конституция Российской Федерации не закрепляет ни определенной избирательной системы, ни конкретных избирательных процедур применительно к выборам в субъектах Российской Федерации. Это предмет регионального избирательного законодательства. Отсюда вытекает, что представительные органы в субъектах Российской Федерации формируются на основе их собственных избирательных законов при условии соответствия общих принципов формирования представительных органов субъектов федеральной Конституции и федеральным законам.
Однако вопрос о том, могут ли постановления и определения Конституционного Суда Российской Федерации быть отнесены к источникам (формам) права, является в настоящее время достаточно дискуссионным. Нельзя не признать, что ни Конституцией России, ни Федеральным конституционным законом от 24 июня 1994 г. "О Конституционном Суде Российской Федерации" данному судебному органу не предоставлено право издавать какие-либо акты, имеющие нормативное правовое значение. Не отрицая того очевидного факта, что решения Конституционного Суда Российской Федерации оказывают существенное влияние на формирование избирательного законодательства, конкретизируют конституционно-правовое пространство, в котором складываются электоральные отношения, нельзя не видеть, что сами по себе они не создают новых правил поведения, а лишь известными способами способствуют уяснению и единообразному практическому применению предписаний избирательного законодательства. Их нормативное значение проявляется в установлении запретов на применение антиконституционных норм текущего законодательства.
Все основные проблемы избирательного права, по которым найдены мотивированные правовые решения Конституционного Суда Российской Федерации, в большинстве случаев получили в дальнейшем законодательные решения. И хотя число ученых, признающих постановления Конституционного Суда Российской Федерации источником конституционного права увеличивается, вопрос этот все еще относится к числу дискуссионных.
6) Некоторые ученые относят к числу источников избирательного права нормативные договоры внутригосударственного характера.
Что касается нормативных договоров (соглашений) внутригосударственного характера, то они стали в последнее время общепризнанными источниками российского права. Это касается не только Федеративного договора, но и договоров, заключаемых между органами государственной власти различного уровня, а также органами местного самоуправления. Действующая правовая система Российской Федерации не исключает возможности существования таких договоров и по вопросам реализации избирательных прав граждан.
Особую актуальность договорные формы источников избирательного права приобретают применительно к "сложносоставным субъектам" Российской Федерации, существование которых обусловлено вхождением в состав некоторых краев (областей) автономных округов в качестве равноправных субъектов. Такое существование "субъекта в субъекте" порождает ряд актуальных проблем российской государственности и, в частности, актуализирует вопросы правовой регуляции выборов в органы государственной власти соответствующих субъектов Российской Федерации. Как свидетельствует анализ электоральной практики эффективным средством снятия избирательных разногласий в этом случае выступает либо заключение специальных "договоров о выборах", либо включение соответствующих положений в "общие" договоры, заключаемые между субъектами Российской Федерации. Примером специального договора может служить Соглашение между органами государственной власти Тюменской области, Ханты-Мансийского автономного округа, Ямало-Ненецкого автономного округа от 8 сентября 1997 г. "О порядке и условиях проведения выборов депутатов Тюменской областной Думы". Что же касается включения электоральных вопросов в "общие" или "программные" договоры, то такой вариант регуляции содержится в Договоре от 3 июня 1997 г. "Об основах взаимоотношений органов государственной власти Красноярского края и Эвенкийского автономного округа".
Серьезные возможности для договорного регулирования электоральных отношений имеются и на муниципальном уровне. Так, в соответствии со ст. 9 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" от 28 августа 1995 г. с последующими изменениями и дополнениями на федеральные органы государственной власти и органы государственной власти субъектов Российской Федерации возлагается обязанность государственной поддержки местного самоуправления посредством создания необходимых правовых, организационных, материально-финансовых условий для становления и развития местного самоуправления. Некоторые субъекты Российской Федерации дополняют данную федеральную норму своим законодательством, предусматривая, что в целях обеспечения государственной поддержки местного самоуправления государственные и муниципальные органы могут заключать договоры и соглашения. В частности, ст. 74 Устава Приморского края устанавливает, что краевые органы государственной власти и органы местного самоуправления вправе заключать договоры, основанные на принципах сотрудничества и самостоятельности в решении вопросов собственной компетенции.
Руководствуясь данной статьей Устава Дума Приморского края и представительные органы местного самоуправления (муниципалитеты) городов и районов края заключили в сентябре 1998 года соглашение о создании Совета руководителей муниципалитетов городов и районов при Думе Приморского края. В соответствии с Положением о Совете он призван координировать деятельность представительных органов местного самоуправления на территории края, разрабатывать рекомендации, направленные на совершенствование практики формирования представительных основ местного самоуправления и осуществления муниципалитетами принадлежащей им компетенции. Исходя из этого, в целях обеспечения согласованного проведения муниципальных выборов, учитывая необходимость внесения изменений и дополнений в избирательное законодательство края, Совет рекомендовал провести выборы в представительные органы местного самоуправления в городах и районах Приморского края в марте 1999 года. Этот пример свидетельствует, что при нормативно-правовом регулировании избирательных отношений вполне могут быть использованы договорные формы. Более того, в перспективе нельзя исключать активизации договорной деятельности в качестве источника российского избирательного права. Появление новых видов договоров, выполняющих функцию нормативного регулирования избирательных кампаний, может быть обусловлено не только федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации, но и уставами муниципальных образований.
7) Нельзя обойти вниманием и вопрос об обычаях и избирательных обыкновениях, представляющих собой общепризнанные ориентиры деятельности участников избирательных отношений в неурегулированных законодательством исключительных обстоятельствах, как возможных источниках российского избирательного права на современном этапе. Идея о необходимости выделения в качестве источников государственного права обычаев нашла достаточно широкое распространение в юридической науке. Более того, истории отечественного конституционного регулирования известен прецедент прямой отсылки к обычаю как источнику норм государственного, а точнее избирательного права. Так, Конституция РСФСР 1918 года (ст. 66) непосредственно предписывала, что "выборы производятся согласно установившимся обычаям в дни, устанавливаемые местными Советами". Однако, нельзя не согласиться с А.А. Белкиным, в том, что этот случай останется и по сей день единственным для российского (советского) государствоведения примером, когда государственно-правовые нормы как-то выводились именно из правового обычая. При этом надеяться на регенерацию этой формы права как источника избирательных норм не приходится, так как даже для тех правовых систем, которые традиционно рассматривали обычай в качестве естественной формы права, в настоящее время прослеживается тенденция к уменьшению роли правового обычая как источника права. Все это позволяет утверждать, что обычай как форма существования норм избирательного права неизвестен современной российской избирательной системе и вряд ли может претендовать на появление в будущем, так как для нормативно-правового обеспечения избирательных отношений характерно стремление к "опережающему" законодательному конструированию моделей правового регулирования избирательных прав граждан и их гарантий, практически не оставляющему места и времени для формирования правовых обычаев.
Иначе обстоит дело с обыкновениями как источниками норм избирательного права. Принимая во внимание то обстоятельство, что традиционная склонность российской юридической традиции к доминированию законодательной регламентации "нисколько не исключает своего рода перманентного порождения обыкновений государственной практики, процесса, который в сегодняшней России стимулируется еще и тем, что очень интенсивно протекает реорганизация государственного механизма, а разработка соответствующих правовых положений, как правило, отстает", исключать обыкновения из арсенала средств нормативного правового обслуживания избирательных отношений полностью нельзя. В особенности они проявляют себя при возникновении в ходе избирательных кампаний так называемых "нештатных" ситуаций. В частности, это может быть оборудование и использование мобильных избирательных участков в случае заминирования или угрозы взрыва стационарных участков для голосования. Очевидно, что в этом и аналогичных случаях предвидеть в законодательстве все нюансы действий избирательных комиссий, кандидатов, избирателей, наблюдателей и иных участников избирательного процесса попросту невозможно, что оставляет в механизме правового регулирования электоральных отношений определенный "допуск" для складывания обыкновений как общепринятых ориентиров (параметров), влияющих на нормативную регламентацию избирательных кампаний.
Избирательное право Российской Федерации как конституционно-правовой институт в современный период находится в процессе становления и развития. Об этом свидетельствует превалирование в системе источников избирательного права законов и расширении объема конституционно-правового регулирования электоральных отношений.
Совершенствование избирательного законодательства связано со спецификой реализации норм избирательного права. Этот процесс предполагает приведение материальных и процессуальных норм в соответствие с новыми социально-политическими условиями общества, устранение противоречий и пробелов в законодательстве, систематизацию и кодификацию на федеральном и региональном уровнях.
Сложность совершенствования избирательного законодательства проявляется в обеспечении свободы реализации избирательных прав граждан, с одной стороны, и необходимости федеральной регламентации избирательных процедур, с другой.
Совершенствование избирательного законодательства является одним из приоритетных направлений развития российской избирательной системы. Представляется, что наиболее перспективным в этом отношении может быть осуществление следующих мер. Во-первых, повышение уровня законодательного регулирования основных принципов и категорий избирательного права посредством придания им конституционной формы и значения, выделение в структуре Основного Закона специальной главы, посвященной избирательной системе, возведение Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в ранг федерального конституционного закона. Во-вторых, устранение противоречий и пробелов в действующих федеральных законах, связанных с регулированием избирательных отношений, адекватное отражение в них потребностей поступательного развертывания демократического потенциала избирательных стандартов, формул и процедур. В-третьих, разработка и принятие новых законодательных актов, посвященных регулированию отдельных, наиболее значимых элементов (сторон) избирательных отношений. Среди реальных претендентов на первоочередное принятие в юридической литературе выделяются федеральные законы о финансовом обеспечении выборов, о Государственной автоматизированной системе "Выборы", об агитации при проведении выборов, об общественном контроле за проведением выборов. Представляется, что совершенствование избирательного законодательства является одним из наиболее трудоемких и энергозатратных, но вместе с тем и социально значимых. Однако его роль не следует преувеличивать, поскольку чрезмерное увлечение принятием новых специальных законов способно породить опасные тенденции декодификации избирательного законодательства, вызвать дезорганизующие последствия для системы федерального избирательного законодательства, нарушить (усложнить) структуру внутренних связей образующих его актов, а также спровоцировать искусственное разрастание объемов законодательного регулирования избирательных отношений в тех случаях, когда отсутствуют объективные потребности правовой формы их существования или они вполне могут быть удовлетворены на подзаконном уровне. Нельзя забывать, что характерной чертой закона как особого правового акта является его нацеленность на регулирование наиболее важных, основных, принципиальных отношений, вследствие чего он не может быть использован для решения сиюминутных и частных проблем, какими бы важными они не казались в данный конкретный момент. В-четвертых, ограничение президентской активности в сфере избирательного права исключительно основанным на Конституции России и федеральных законах нормотворчеством, не допускающим первичного по своему характеру и содержанию регулирования электоральных прав и обязанностей граждан и иных участников избирательного процесса. В-пятых, обогащение законотворческого потенциала Центральной избирательной комиссии Российской Федерации за счет наделения правом законодательной инициативы по вопросам ее ведения, а также усиление роли Центризбиркома России в качестве своеобразного научно-методического центра совершенствования электорального законодательства.
Однако ресурсы совершенствования и унификации избирательного законодательства в Российской Федерации не исчерпаны. В настоящее время в планах Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Содружества Независимых Государств разработка модельного избирательного кодекса. Для подготовки этого акта исключительно важное значение имеют не только избирательные кодексы Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, но и российские модельные законодательные акты, одобренные на заседании Научно-методического совета при Центральной избирательной комиссии Российской Федерации 31 октября 1997 г.: "О выборах депутатов (членов) законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации"; "О выборах главы исполнительного органа государственной власти (Президента) субъекта Российской Федерации"; "О выборах депутатов представительного органа местного самоуправления"; "О выборах главы муниципального образования и других должностных лиц местного самоуправления"; от 20 января 1998 г. "Об избирательной комиссии субъекта Российской Федерации"; от 15 апреля 1998 г. "О порядке отзыва депутата (члена) законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации". В ближайшем будущем в Российской Федерации планируется принять модельный закон "Об избирательном кодексе субъекта Российской Федерации" и др. Эти рекомендательные акты будут иметь важное значение в унификации и систематизации избирательного законодательства Российской Федерации.

Глава 2. Система субъектов современного избирательного права Российской Федерации
§1. Субъекты избирательного права
Д.ю.н., проф. С.Князев
к.ю.н., доц. А.Яшин
Вопрос о субъектах права является одним из основополагающих для любой отрасли (подотрасли) права, поскольку с ним связано не только определение круга потенциальных участников соответствующих правоотношений, но и предметное закрепление перечня субъективных прав и юридических обязанностей, составляющих наиболее содержательную характеристику правового режима любого относительно самостоятельного юридического феномена объективного порядка. Как справедливо отмечает В.Н. Протасов, отношения, нуждающиеся в правовом обеспечении, не могут возникать, существовать и развиваться без определенных участников, которые, выступая в качестве субъектов права, представляют собой потенциальные элементы правоотношений и становятся реальными участниками правовых связей с появлением у них дополнительных целесообразных свойств юридического характера - субъективных юридических прав и обязанностей. Именно определение круга лиц, являющихся субъектами права, представляет собой отправную ступень в процессе воплощения юридических норм в социальную жизнь. Уже здесь нормы права в какой-то мере реализуются: реально определяется круг адресатов, которые могут быть носителями юридических прав и обязанностей. Соответственно этому и современное российское избирательное право одним из самых существенных своих идентификационных признаков имеет специфический круг собственных субъектов, особенности правового статуса которых во многом предопределяют механизм юридического обеспечения выборов в Российской Федерации.
Попытки очертить круг субъектов избирательного права уже предпринимались в литературе. Однако до настоящего времени целостная непротиворечивая система взглядов по данному вопросу не могла быть предложена юридической наукой, поскольку единство мнений отсутствует как в отношении перечня потенциальных участников избирательных кампаний, особенностей правового положения каждого из них, так и в отношении реестра их избирательных полномочий. Представляется, что подобная картина в значительной мере обусловлена тем, что в литературе по избирательному праву субъектная проблематика данной подотрасли публичного права освещается, как правило, посредством комментирования отдельных фрагментов избирательного законодательства, вследствие чего методологические координаты определения субъектов избирательного права до сих пор не выстроены.
Важнейшим условием обладания статусом субъекта избирательного права является наличие у лица особого юридического свойства - избирательной правосубъектности, которая выступает в качестве непременного условия наделения участников политических отношений избирательными правами и обязанностями. Правосубъектность является предпосылкой правового статуса, поскольку она представляет собой категорию возможности, тогда как правовой статус - категорию действительности. Содержанием правосубъектности по существу служит сообщаемая юридическими нормами участникам общественных отношений информация о возможности обладания правами и обязанностями, предусмотренными законодательством о выборах, и способности осуществления их своими личными действиями. Избирательная правосубъектность является разновидностью государственно-правовой правосубъектности, ориентирована на механизм реализации законодательства о выборах, выступает в качестве предпосылки участия граждан и иных лиц в юридических отношениях, опосредующих осуществление конституционного права избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления.
По своему внутреннему строению избирательная правосубъектность неоднородна и охватывает собой относительно обособленные структурные элементы: правоспособность, дееспособность и деликтоспособность. Хотя нередко автономное значение деликтоспособности отвергается на том основании, что она является элементом дееспособности, касающимся специфической правовой сферы - неправомерного поведения и реакции на него со стороны государственных и иных органов. Думается, однако, что выделение деликтоспособности в качестве самостоятельного элемента структуры правосубъектности опирается на определенные различия нормативного регулирования разных видов электорального поведения: правомерного и неправомерного.
Под избирательной правоспособностью понимают предусмотренную законодательством потенциальную возможность лица (физического или юридического) быть участником избирательных правоотношений, иметь права и нести обязанности в юридически значимой сфере организации и проведения выборов. Как справедливо отмечает Н.А. Богданова, правоспособность является основанием для включения того или иного субъекта, выступающего в соответствующем юридическом качестве, в правовые отношения, вследствие чего в ней раскрываются правовые связи субъектов, содержание которых служит предпосылкой обладания правами и обязанностями. Избирательная дееспособность означает способность участников избирательных отношений своими действиями реализовывать принадлежащие им права и возложенные на них обязанности по формированию выборных органов и должностных лиц публичной власти. Что же касается избирательной деликтоспособности, то это такой элемент правосубъектности, который свидетельствует о наличии предусмотренной законодательством способности лица отвечать за свои противоправные действия (бездействие) и нести перед компетентными органами ответственность, установленную нормами законодательства о выборах.
Необходимость выделения элементов, образующих полный состав правосубъектности, ощущается применительно не ко всем участникам избирательных правоотношений. Так, если в отношении граждан законодательство о выборах в полной мере различает условия и порядок обладания правоспособностью, дееспособностью и деликтоспособностью, то применительно к таким субъектам, как избирательные комиссии, государственные органы и органы местного самоуправления, избирательная правосубъектность объективируется в законодательстве в едином неразрывном качестве и фактически представляет собой их компетенцию как участников избирательных отношений, наделенных властными полномочиями публичного характера. В отличие от граждан, являющихся главными обладателями избирательных прав, непосредственная реализация которых сопряжена с достижением определенного возраста, отсутствием юридических запретов на участие отдельных категорий граждан в выборах, иными упомянутыми в законодательстве обстоятельствами, органы и должностные лица государственной и муниципальной власти имеют в роли участников избирательных правоотношений четко обозначенные функции, конкретизированные в рамках их компетенции, которая предполагает активную линию их поведения в качестве субъектов избирательного права, несовместимую даже с условным расчленением правосубъектности на правоспособность и дееспособность. Несомненно, это объясняется еще и тем, что само появление таких субъектов, как избирательные комиссии, государственные и муниципальные органы на орбите правового регулирования выборов, в отличие от граждан, не может быть таким, которое допускало бы только их потенциальную возможность обладания полномочиями в сфере избирательного права (правоспособность), исключающую, пусть даже чисто теоретически, способность реализовывать свою компетенцию (дееспособность).
Правосубъектность в сфере избирательных отношений является во всех случаях следствием законодательства о выборах, динамика развития которого оказывает определяющее воздействие на круг лиц, признаваемых субъектами избирательного права. Так, по историческим меркам, еще совсем недавно законодательство о выборах, действовавшее в нашей стране, относило к числу субъектов избирательного права трудовые коллективы предприятий, учреждений, организаций; коллективы учащихся и студентов средних специальных и высших учебных заведений дневной формы обучения; общественные организации; собрания избирателей по месту жительства; собрания военнослужащих по воинским частям. После принятия 26 октября 1994 г. Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации", заложившего концептуальные основы современной модели правового регулирования выборов, все они канули в лету. Однако на смену им впервые на законодательном уровне в числе субъектов российского избирательного права были названы избирательные объединения, избирательные блоки, члены избирательных комиссий с правом совещательного голоса, наблюдатели.
Существенные коррективы в систему субъектов избирательного права внес Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в новой редакции. С его принятием появились такие новые участники избирательных правоотношений, ранее не известные отечественному законодательству, как иностранные граждане, зарегистрированные кандидаты и временные избирательные комиссии. Хотя справедливости ради следует оговориться, что участие иностранных граждан в выборах принципиально допускалось и прежним законодательством, но только в тех случаях, когда они являлись обладателями двойного гражданства, одно из которых было российским.
Все многообразие субъектов современного российского избирательного права, опираясь на выводы общей теории права и отраслевых юридических наук, можно подразделить на две группы: индивидуальные и коллективные субъекты. Вместе с тем, отдельные исследователи считают необходимым дополнительное выделение в качестве самостоятельного вида субъектов права так называемых общественно-территориальных или социально-политических образований, к числу которых относят государство, субъекты Федерации, административно-территориальные единицы, муниципальные образования, избирательные округа и др. Представляется, что с такой постановкой вопроса вряд ли можно согласиться. Как справедливо было подмечено Л.С. Явичем, субъектами права могут быть признаны только такие образования, которые обладают определенной структурой и внешней обособленностью, способностью вырабатывать единую волю и определять цели единой деятельности, выступать вовне в виде одного лица и нести ответственность за результаты своей деятельности. Несомненно, что ни избирательные округа, ни муниципальные образования, ни иные "претендующие" на статус самостоятельных субъектов права социально-политические или территориально-общественные образования не обладают подобными признаками (свойствами). Более того, ни федеральное, ни региональное законодательство о выборах не упоминает о них, как о самостоятельных адресатах избирательных прав и обязанностей, вследствие чего обособление этих образований в самостоятельную группу субъектов избирательного права Российской Федерации выглядит умозрительным, лишенным юридического оформления и не имеющим практического значения.


Глава 2. §2. Правовой статус избирателя
Член-корреспондент РАН, заслуженный деятель науки РФ, д.ю.н., проф. О.Кутафин
2.1. Понятие правового статуса. Согласно Федеральному закону от 19 сентября 1997 г. "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" с изменениями и дополнениями от 30 марта 1999 г. (ст. 2) избирателем признается каждый гражданин Российской Федерации, обладающий активным избирательным правом. А в соответствии с Конституцией Российской Федерации и избирательным законодательством таким правом обладают - и, следовательно, являются избирателями - все граждане Российской Федерации, достигшие возраста 18 лет, за исключением тех из них, которые признаны судом недееспособными или содержатся в местах лишения свободы по приговору суда.
Следует подчеркнуть, что избирателями в Российской Федерации могут быть не только российские граждане, но и (в определенных законодательством случаях) иностранные граждане. Так, согласно Федеральному закону "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (п. 4 ст. 18) избирателями на выборах в органы местного самоуправления в соответствии с международными договорами Российской Федерации и соответствующими им федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации могут быть иностранные граждане, достигшие возраста 18 лет, не признанные судом недееспособными и не содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда, постоянно или преимущественно проживающие на территории муниципального образования, в котором проводятся выборы.
Правовой статус избирателя представляет собой совокупность его прав и обязанностей, связанных с участием избирателя в голосовании и в иных избирательных действиях, предусмотренных законом и проводимых законными методами.
Основу правового статуса избирателя составляют его права и обязанности, связанные с реализацией установленных законодательством принципов проведения в Российской Федерации выборов.
В Российской Федерации избиратель участвует в выбора на основе всеобщего, равного и прямого избирательного прав при тайном голосовании.
Всеобщность избирательного права обеспечивает гражданам Российской Федерации возможность приобретения активного избирательного права независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Тем самым возможность стать избирателями обеспечивается максимально широкому кругу граждан России.
Правда, федеральными законами могут устанавливаться дополнительные условия приобретения гражданином Российской Федерации активного избирательного права, связанные с постоянным или преимущественным проживанием гражданина на определенной территории Российской Федерации. Однако такие условия не могут содержать какие-либо требования относительно продолжительности и срока такого проживания. Законы субъектов Российской Федерации должны предусматривать предоставление активного избирательного права на выборах в органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления всем гражданам Российской Федерации, постоянно или преимущественно проживающим на территории соответствующего субъекта Российской Федерации либо муниципального образования. Пребывание гражданина вне места его постоянного или преимущественного проживания во время проведения на этой территории выборов не может служить основанием для лишения eго права на участие в выборах в органы государственной влacти соответствующего субъекта Российской Федерации или органы местного самоуправления.
Избиратель, проживающий за пределами Российской Федерации, обладает всей полнотой избирательных прав при проведении выборов в федеральные органы государственной власти Российской Федерации. Дипломатические представительства и консульские учреждения Российской Федерации обязаны оказывать ему содействие в реализации установленных законодательством избирательных прав при проведении выборов в федеральные органы государственной власти.
Таким образом, все избиратели нашей страны обладают активным избирательным правом фактически лишь при проведении выборов в федеральные органы государственной власти, а при проведении выборов в органы государственной власти субъектов Федерации или в муниципальные образования этим правом фактически пользуются только избиратели, проживающие или временно находящиеся на соответствующих территориях, хотя потенциально его имеют и все другие избиратели.
Избиратели обладают равным избирательным правом. Равное избирательное право состоит из двух элементов: наличие у каждого избирателя только одного голоса и участие всех избирателей в выборах на равных основаниях.
Первый элемент равенства обеспечивается следующими правилами: избиратель не может быть включен более чем в один список избирателей; голосует лично; для получения избирательного бюллетеня обязательно нужно предъявить документ, удостоверяющий личность избирателя; в списке избирателей делается отметка о выдаче избирательного бюллетеня.
Второй элемент равенства избирательного права обеспечивается созданием примерно равных по количеству населения избирательных округов в соответствии с нормами представительства.
В Российской Федерации избирательное право является прямым. Поэтому избиратели голосуют на выборах за или против кандидата (списка кандидатов) непосредственно. Этим прямое избирательное право отличается от непрямого (косвенного или многостепенного). При косвенном избирательном праве избиратели выбирают выборщиков, которые в свою очередь избирают представителей или каких-либо иных лиц. Многостепенное избирательное право подразумевает выборы представителей в вышестоящие выборные органы нижестоящими.
Голосование на выборах является тайным, что исключает возможность какого-либо контроля за волеизъявлением избирателя. Для обеспечения тайны голосования избирателю предоставляется возможность зайти в особую комнату или отдельную закрытую кабину и заполнить избирательный бюллетень. В этих комнатах или кабинах во время заполнения избирательных бюллетеней запрещается присутствие кого бы то ни было, в том числе и членов избирательной комиссии. Бюллетень опускается в избирательный ящик лично.
В Российской Федерации участие избирателя в выборах является свободным. Поэтому никто не может оказывать какое-либо воздействие на его свободное волеизъявление.
Свободные выборы обеспечиваются государством, которое защищает демократические принципы и нормы избирательного права и устанавливает ответственность должностных и иных лиц, препятствующих выражению гражданами своего волеизъявления в ходе подготовки и проведения выборов.
В Российской Федерации участие избирателя в выборах является добровольным. Это означает, что никто не вправе оказывать воздействие на избирателя с целью принудить его к участию или неучастию в выборах.
Добровольность участия избирателей в выборах обычно порождает абсентеизм (неучастие избирателей в голосовании), являющийся следствием низкой политической и правовой культуры части населения или результатом отказа от участия в выборах по политическим мотивам (например, отрицательное отношение ко всем кандидатам на выборах). На уровне абсентеизма может сказаться также плохая организация избирательной кампании.
Право избирателя самому решать вопрос об участии в выборах внешне носит бесспорно демократический характер. Однако провозглашение его в Российской Федерации в современных условиях привело к крайне негативным последствиям, ставящим под сомнение как фактическую легитимность многих наших органов власти, избираемых явным меньшинством зарегистрированных избирателей, так и разумность всей нашей избирательной системы. Думается, что введение добровольности участия в выборах избирателей в конечном счете приведет к таким же последствиям, к каким привела бы добровольность уплаты налогов гражданами или, скажем, добровольность службы в Вооруженных Силах страны.
Выборы органов или депутатов являются обязательными и проводятся в сроки, установленные Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, конституциями, уставами, законами субъектов Российской Федерации, уставами муниципальных образований. В случаях, если уполномоченный на то орган или должностное лицо либо соответствующая избирательная комиссия не назначили в установленный срок выборы органов или депутатов, а также если соответствующая избирательная комиссия отсутствует и не может быть сформирована в установленном законодательством порядке, избиратели в соответствии с Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (ст. 10) имеют право обратиться с заявлением в соответствующий суд общей юрисдикции о назначении предусмотренных законом выборов.
2.2. Содержание правового статуса. В соответствии с Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" избиратели имеют следующие полномочия, связанные с регистрацией (учетом) избирателей, составлением списков избирателей, образованием избирательных комиссий. Согласно статье 17 в Российской Федерации все избиратели подлежат регистрации (учету). Избиратель имеет право на беспрепятственный доступ к документированной информации (персональным данным) о себе, в том числе находящейся на машиночитаемых носителях, на уточнение этой информации в целях обеспечения ее полноты и достоверности, а также имеет право знать, кто и в каких целях использует эту информацию.
Сведения, полученные с использованием государственной системы регистрации (учета) избирателей, служат основанием для подготовки списков избирателей, которые составляются соответствующими избирательными комиссиями при проведении выборов в целях реализации прав избирателей, ознакомления избирателей с данными о себе, а также в целях проведения голосования.
Каждый избиратель имеет право на включение его в список избирателей на конкретном избирательном участке по месту его постоянного или преимущественного, а в случаях, предусмотренных законом, - и временного проживания на территории этого участка. Избиратель включается в список избирателей только на одном избирательном участке.
Каждый избиратель вправе заявить в участковую избирательную комиссию о невключении его в список избирателей, о любой ошибке или неточности в списке избирателей. В течение 24 часов, а в день голосования - 2 часов с момента обращения, но не позднее момента окончания голосования участковая избирательная комиссия обязана проверить заявление, а также представленные документы и либо устранить ошибку или неточность, либо дать заявителю письменный ответ с указанием причин отклонения заявления. Исключение избирателя из списка избирателей после его подписания председателем и секретарем территориальной избирательной комиссии производится только на основании сведений, полученных от соответствующих органов, осуществляющих регистрацию (учет) избирателей. При этом в списке избирателей указывается дата исключения избирателя из списка и причина такого исключения. Решение участковой избирательной комиссии может быть обжаловано в вышестоящую избирательную комиссию (соответственно уровню выборов) или в суд (по месту нахождения участковой избирательной комиссии), которые обязаны рассмотреть жалобу в трехдневный срок, а в день голосования - немедленно.
Реализацию и защиту прав избирателей обеспечивают избирательные комиссии, которые осуществляют подготовку и проведение выборов в Российской Федерации. Решения и акты избирательных комиссий, принятые в пределах их компетенции, обязательны для избирателей.
Избиратели вправе участвовать в формировании избирательных комиссий. Так, формирование территориальных избирательных комиссий, а также окружных избирательных комиссий по выборам в органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления осуществляется, в частности, на основе собраний избирателей по месту жительства, работы, службы, учебы, а участковых избирательных комиссий - также на основе предложения собраний избирателей по месту жительства, работы, службы или учебы.
Избиратели имеют право участвовать в деятельности избирательных комиссий в качестве наблюдателей. Так, законом субъекта Российской Федерации, регулирующим порядок проведения выборов в органы местного самоуправления, может быть предусмотрено направление наблюдателей от группы избирателей. В этом случае наблюдатель от группы избирателей по прибытии в участковую или территориальную избирательную комиссию должен представить подписной лист (листы) с подписями избирателей, имеющих право на голосование на соответствующем участке, территории, в количестве, установленном законом субъекта Российской Федерации, но не превышающем 50 подписей.
В соответствии с Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" избиратели имеют следующие полномочия, связанные с выдвижением и регистрацией кандидатов, агитацией при проведении выборов, финансированием выборов. Согласно статье 28 избиратели соответствующего избирательного округа имеют право выдвижения кандидатов. Выдвижение кандидатов непосредственно избирателями проводится путем самовыдвижения, а также по инициативе избирателя или группы избирателей, обладающих активным избирательным правом при голосовании за данного кандидата, с уведомлением об этом избирательных комиссий, в которых будет осуществляться регистрация кандидатов, и последующим сбором подписей в поддержку кандидатов. Следует подчеркнуть, что законы субъектов Российской Федерации не могут содержать такое требование к выдвижению кандидата (кандидатов) непосредственно избирателями, как необходимость проведения собрания избирателей с определенным числом его участников.
Избиратели имеют право создавать избирательные объединения и избирательные блоки. Избирательное объединение является политическим общественным объединением (политическая партия, политическая организация, политическое движение), основными, закрепленными в уставе целями которого являются: участие в политической жизни общества посредством влияния на формирование политической воли граждан, участие в выборах в органы государственной власти и органы местного самоуправления посредством выдвижения кандидатов и организации их предвыборной агитации, участие в организации и деятельности этих органов. Избирательное объединение должно быть создано и зарегистрировано на уровне, соответствующем уровню выборов, или более высоком уровне в порядке, установленном федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации, а его действующий устав зарегистрирован не позднее чем за год до дня голосования.
Избирательный блок - добровольное объединение двух и более избирательных объединений для совместного участия в выборах. Избирательный блок обладает правами избирательного объединения.
Избиратели соответствующего избирательного округа, выдвинувшие своего кандидата, обязаны организовать сбор подписей избирателей в поддержку кандидата. Максимальное количество подписей, необходимых для регистрации кандидатов (списков кандидатов), не может превышать 2 процента от числа избирателей, зарегистрированных на территории избирательного округа. При проведении выборов в органы местного самоуправления в муниципальных образованиях с числом зарегистрированных избирателей менее 10 тысяч человек сбор подписей избирателей в поддержку кандидатов может не производиться, если законом субъекта Российской Федерации предусмотрен иной порядок выдвижения кандидата.
Федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации может устанавливаться предельное количество представляемых подписей избирателей, собранных в поддержку кандидатов (списков кандидатов), которое не должно превышать установленное законом необходимое для регистрации количество подписей более чем на 15 процентов.
Подписи могут собираться только среди избирателей, обладающих активным избирательным правом в том избирательном округе, в котором кандидат дает согласие на выдвижение. Участие администраций предприятий всех форм собственности, учреждений и организаций в сборе подписей, равно как и принуждение в процессе сбора подписей и вознаграждение избирателей за внесение подписи, не допускается. Сбор подписей в процессе и в местах выдачи заработной платы запрещается. Грубое или неоднократное нарушение этих запретов может быть основанием для признания соответствующей избирательной комиссией либо судом недействительности собранных подписей и (или) отмены регистрации кандидата (списка кандидатов).
Право сбора подписей избирателей принадлежит совершеннолетнему дееспособному гражданину Российской Федерации. Кандидат может заключать с лицом, собирающим подписи избирателей, договор о сборе подписей. Оплата работы в таких случаях осуществляется только через избирательный фонд кандидата.
Избиратель, ставя подпись в подписном листе, собственноручно указывает в ней свои данные: фамилию, имя, отчество, адрес места жительства, серию и номер паспорта или заменяющего его документа, дату внесения подписи.
Федеральным законодательством, законом субъекта Российской Федерации предусматривается процедура проверки достоверности подписей избирателей, собранных в поддержу кандидатов (списков кандидатов). Представители избирателей, осуществивших инициативу выдвижения кандидата, вправе присутствовать при проведении проверки подписей, представленных этим кандидатом.
В случае отказа зарегистрировать кандидата (список кандидатов) соответствующая избирательная комиссия обязана в течение суток выдать группе избирателей, избирателю, осуществивших инициативу выдвижения кандидата, копию решения избирательной комиссии с изложением оснований отказа.
Государство обеспечивает избирателям при проведении выборов свободное проведение агитации в соответствии с федеральным законодательством и законами субъектов Российской Федерации. Избиратели вправе в допускаемых законом формах и законными методами вести агитацию за участие в выборах, за или против любого зарегистрированного кандидата (за список кандидатов или против него). Избирателям гарантируются равные условия доступа к средствам массовой информации.
Агитация при проведении выборов может осуществляться через средства массовой информации, путем проведения массовых мероприятий (собраний и встреч с избирателями, публичных дебатов и дискуссий, митингов, демонстраций, шествий), выпуска и распространения агитационных печатных материалов, в иных установленных законом формах. Избиратели в лице своих объединений вправе самостоятельно определять форму и характер своей агитации через средства массовой информации.
В агитации при проведении выборов не может участвовать часть избирателей - члены избирательных комиссий, благотворительных организаций и региональных объединений граждан, а также лица, занимающие государственные и муниципальные должности, государственные и муниципальные служащие, военнослужащие при исполнении своих должностных или служебных обязанностей.
Государственные органы, органы местного самоуправления обязаны оказывать содействие группам избирателей и их объединениям в организации собраний и встреч с избирателями, публичных дебатов и дискуссий, митингов, демонстраций и шествий, обеспечивать безопасность при проведении массовых мероприятий.
При проведении встреч кандидатов и представителей объединений избирателей с избирателями-военнослужащими за пределами воинской части всем кандидатам, объединениям избирателей обеспечиваются равные условия.
Кандидатам, объединениям избирателей, а также иным организациям, прямо или косвенно участвующим в предвыборной агитации, запрещается осуществлять подкуп избирателей: вручать им денежные средства, подарки и иные материальные ценности иначе как за выполнение организационной работы (дежурство на избирательных участках, сбор подписей и другую агитационную работу), проводить льготную распродажу товаров, бесплатно распространять любые товары, за исключением специально изготовленных для избирательной кампании печатных, в том числе иллюстративных, материалов и значков, а также предоставлять услуги безвозмездно или на льготных условиях. Кандидаты, объединения избирателей и иные лица и организации не вправе при проведении агитации воздействовать на избирателей обещаниями передачи им денежных средств, ценных бумаг (в том числе по итогам голосования) и других материальных благ, а также предоставления услуг на иных условиях, чем это предусмотрено законом.
Зарегистрированные кандидаты, объединения избирателей, доверенные лица с момента их регистрации и до опубликования результатов выборов не вправе заниматься благотворительной деятельностью, в том числе и за пределами избирательного округа, в котором выдвинут кандидат (список кандидатов).
Избиратели имеют право участвовать в создании избирательных фондов кандидатов, избирательных объединений и избирательных блоков посредством добровольных пожертвований. Не допускаются добровольные пожертвования в избирательные фонды со стороны иностранных граждан, лиц без гражданства, граждан Российской Федерации, не достигших 18 лет, а также анонимные пожертвования. Законодательством Российской Федерации и ее субъектов устанавливаются предельные размеры перечисляемых в избирательные фонды добровольных пожертвований граждан.
Средства избирательных фондов могут использоваться на установленные законодательством цели, включая оплату труда граждан Российской Федерации за выполненные (оказанные) ими работы (услуги), непосредственно связанные с проведением избирательной кампании.
Избиратели вправе оказывать финансовую (материальную) поддержку деятельности, способствующей избранию кандидата (списка кандидатов), только через соответствующие избирательные фонды. Запрещается выполнять бесплатно или по необоснованно заниженным расценкам работы, оказывать услуги, реализовывать товары, прямо или косвенно связанные с выборами. Допускается добровольное бесплатное личное выполнение гражданином работ, оказание им услуг по подготовке и проведению выборов без привлечения третьих лиц.
Остатки неизрасходованных денежных средств, находящихся на специальном счете, кандидат, избирательное объединение, избирательный блок обязаны перечислить пропорционально вложенным средствам на счета организаций и лицам, осуществившим пожертвования.
Порядок налогообложения средств избирательных фондов, добровольных пожертвований и перечислений в указанные фонды, а также расходов из средств указанных фондов устанавливается федеральными законами.
В соответствии с Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" избиратель имеет следующие полномочия, связанные с организацией и порядком голосования, подсчетом голосов избирателей, установлением результатов выборов и их опубликованием.
Согласно статье 50 избиратель, который не будет иметь возможности прибыть в помещение для голосования того избирательного участка, где он включен в список избирателей, за 15 дней до дня голосования и в день голосования, вправе получить в участковой избирательной комиссии своего избирательного участка открепительное удостоверение для голосования на выборах и принять участие в голосовании на том избирательном участке, на котором он будет находиться в день голосования, в пределах избирательного округа, где этот избиратель обладает активным избирательным правом.
Для проведения выборов каждый избиратель, включенный в список избирателей, вправе получить избирательный бюллетень. Избирательные бюллетени обычно печатаются на русском языке. Однако по решению соответствующей избирательной комиссии бюллетени могут печататься на русском и на государственном языке соответствующего субъекта Российской Федерации, а в необходимых случаях - и на языках народов Российской Федерации на территориях их компактного проживания. Если для избирательного участка бюллетени печатаются на двух и более языках, избиратель вправе выбрать бюллетень, напечатанный на любом языке.
Избиратели вправе требовать оповещения их о времени и месте голосования не позднее чем за 20 дней до дня голосования через средства массовой информации или иным способом, а при проведении досрочного и повторного голосования - в порядке и сроки, предусмотренные федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации, но не позднее чем за 5 дней до дня голосования.
Каждый избиратель обязан голосовать лично. Голосование за других избирателей не допускается. Для получения избирательного бюллетеня избиратель обязан предъявить паспорт или заменяющий его документ, а в случае если он голосует по открепительному удостоверению - также и это удостоверение.
При получении избирательного бюллетеня избиратель обязан проставить в списке избирателей серию и номер своего паспорта или заменяющего его документа.

стр. 1
(общее количество: 4)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>