<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 8)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Акт амнистии определяет критерии ее применения, которые в основном не учитывают поведение осужденного в процессе исполнения наказания (за исключением злостных нарушений режима). Поэтому под амнистию подпадают нередко и лица, не вставшие на путь исправления. Такой обезличенный порядок применения амнистии является ее недостатком.
Сам по себе акт амнистии не освобождает от уголовной ответственности или наказания, не смягчает наказание и не снимает судимости. Он является нормативным основанием реализации предписаний акта амнистии, распространяясь на индивидуально неопределенный круг лиц.
Освобождение от уголовной ответственности конкретных лиц на основании акта амнистии в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством определяется: на стадии возбуждения уголовного дела - постановлением об отказе в его возбуждении; на стадии расследования либо в отношении дел, по которым закончено расследование, но не вынесен приговор - постановлением о прекращении уголовного дела; на стадии судебного разбирательства - определением суда о прекращении уголовного дела.
Амнистия может быть реализована обвинительным приговором суда с освобождением от наказания и судимости; постановлением начальника исправительного учреждения, санкционированным прокурором, или постановлением специальной комиссии по освобождению из мест лишения свободы*(270).
Подводя итоги, подчеркнем, что акт амнистии может установить:
1) освобождение от уголовной ответственности лиц, совершивших преступление;
2) освобождение от наказания или его отбывания лиц, осужденных за преступление;
3) сокращение срока наказания;
4) замену наказания более мягким наказанием;
5) освобождение от дополнительного наказания;
6) снятие судимости.
Обращает на себя внимание то, что актами амнистии судимость снимается редко. Таким исключением, например, явился акт амнистии от 12 марта 1997 г. "Об объявлении амнистии в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния в связи с вооруженным конфликтом в Чеченской Республике", в соответствии с которым судимость снималась с лиц, освобожденных от отбывания наказания, назначенного за преступления, совершенные в связи с вооруженным конфликтом, и некоторых других категорий лиц, перечень которых приведен в ст. 5 акта амнистии.
В таких случаях, когда актом амнистии не снималась судимость, таковую суды снимали в соответствии со ст. 57 УК РСФСР 1960 г. Такая же возможность предоставлена и ч. 5 ст. 86 УК РФ.
Применение амнистии может носить условный характер. Так, в ст. 4 акта амнистии в связи с 70-летием Великой Октябрьской социалистической революции (18 июня 1987 г.) предписывалось освобождение из мест лишения свободы условно с обязательным привлечением к труду осужденных к лишению свободы на срок до трех лет. Такого рода предписания встречаются относительно редко. В случае совершения таким лицом в течение испытательного срока нового преступления применяются правила назначения наказания по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ).
Амнистия распространяется на женщин, ранее не содержащихся в исправительных учреждениях, имеющих несовершеннолетних детей, детей-инвалидов, беременных, женщин старше 50 лет, инвалидов I и II групп, жен инвалидов, вдов и матерей-одиночек, у которых при защите Отечества погибли мужья и сыновья.
Не амнистируются осужденные за убийство, изнасилование, торговлю несовершеннолетними, терроризм, бандитизм и другие тяжкие и особо тяжкие преступления. В качестве обязательного условия амнистирования предусмотрены осознание вины и положительная характеристика в период отбывания наказания.
Под эту амнистию подпадает около 10 тыс. несовершеннолетних и 14 тыс. женщин. (Прим. ред.)

§ 2. Помилование

В соответствии с п. "в" ст. 89 Конституции РФ Президент РФ наделен компетенцией осуществлять помилование. Нет таких положений уголовного закона, которые могли бы ограничить это право Президента. Вследствие этого помилование не является реализацией уголовного закона. Включение в УК РФ ст. 85 не вводит ее в систему Общей части Уголовного кодекса.
В ч. 2 ст. 85 УК РФ указано, что актом помилования лицо, осужденное за преступление, может быть освобождено от дальнейшего отбывания наказания либо назначенное ему наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания. С лица, отбывшего наказание, актом помилования может быть снята судимость. В приведенной записи воспроизводятся наиболее распространенные варианты актов помилования.
Вместе с тем в анализируемой статье границы акта помилования необоснованно сужаются. На практике актами помилования определялось и освобождение от уголовной ответственности, и условное освобождение от наказания. Так, в 1991 г. из общего числа лиц, к которым было применено помилование, 42,2% из них лишение свободы было заменено условным осуждением.
Акт помилования в отличие от акта амнистии не носит нормативный характер. Он является актом применения права в конкретном случае.
Акт помилования имеет индивидуальный характер, так как в отличие от амнистии применяется к конкретному лицу или конкретным лицам.
Акт помилования является юридическим основанием для освобождения от уголовной ответственности, наказания и т.д.
С просьбой о помиловании к Президенту обращаются сами осужденные, их родные, близкие, администрация учреждений, предприятий, общественные организации и т.д. Если осужденный отбывает лишение свободы, то рассмотрение ходатайства может возбуждаться и администрацией места лишения свободы. Обычно это осуществляется в отношении тех осужденных, которые не имеют нарушений режима исполнения наказания, отбывших при этом более или менее значительную часть срока наказания, совершившим какой-либо значимый общественно полезный поступок и т.д. В одной исправительной колонии во время весеннего паводка осужденный Г. спас заключенного С., не умеющего плавать и тонувшего в реке. Администрация колонии обратилась с ходатайством о помиловании Г., отбывавшего наказание за умышленные тяжкие телесные повреждения. Это ходатайство было удовлетворено, и Г. был освобожден от отбывания оставшегося двухлетнего срока лишения свободы. В основу акта помилования были положены его мужественный поступок и хорошее поведение в процессе отбывания наказания.
Каких-либо ограничений, определяемых тяжестью совершенного преступления или преступлений, для применения помилования не существует. В сентябре 1991 г. Ч. был осужден Военной коллегией по уголовным делам Верховного Суда СССР за измену Родине в форме шпионажа (ст. 64 УК РСФСР) к восьми годам лишения свободы. Он с 1963 г., работая в советском посольстве в Нью-Йорке, передал 3 тысячи снимков секретного характера. Его "стараниями", например, в 70-е гг. была провалена вся наша разведывательная сеть во Франции. Он работал в фотолаборатории посольства, а затем советником по международным делам в ЦК КПСС. Ч. совершил тягчайшее преступление, причинив Родине огромный и невосполнимый вред. Несмотря на это, через пять месяцев после осуждения он был помилован Президентом*(271). Вероятно, он нашел пути заглаживания причиненного им вреда.
Ходатайства о помиловании поступают в Управление по помилованию при администрации Президента, которое подготавливает необходимую документацию для решения вопроса по существу. Для этого могут быть истребованы необходимые документы, например, приговор и определение суда, характеристика осужденного и т.д. Эти материалы направляются в Комиссию по вопросам помилования при Президенте РФ, которая предлагает то или иное решение вопроса. Эта рекомендация не имеет обязательного значения. Через администрацию Президента РФ предложенное решение поступает Президенту РФ, который и принимает окончательное решение о помиловании и его характере.
Особое место занимало в прошлом решение вопроса о помиловании Президентом РФ лиц, осужденных к смертной казни. Напомним - с августа 1997 г. смертная казнь в Российской Федерации не применяется.
Как решался вопрос о помиловании лиц, осужденных к смертной казни, указано в приведенной таблице*(272).
Приведенные данные свидетельствуют об отсутствии четко продуманной политики применения помилования к лицам, осуждавшимся к смертной казни. В 1992 г. был помилован каждый третий из лиц, осужденных к этому наказанию, а приведен в исполнение только один приговор. В 1993 г. число лиц, осужденных к смертной казни и помилованных Президентом, почти выровнялось, а исполнено было только четыре приговора к смертной казни. В 1995 г. к смертной казни было осуждено 143 человека, а помиловано - только 5. Практически помилование было полностью свернуто. Вместе с тем 86 приговоров к смертной казни было приведено в исполнение - резкий скачок по сравнению с 1993 и 1994 гг. В 1996 г. 153 лица были осуждены к смертной казни, а помилование лиц, осужденных к ней, было и вовсе прекращено. В отношении 53 осужденных приговор был приведен в исполнение. Как мы видим, какого-либо четкого соответствия между осуждением к смертной казни, помилованием лиц, к ней осужденных, и исполнением этого наказания практически не было.
Необходимо обратить внимание на то, что в среднем приговор к смертной казни в СССР, а затем и в Российской Федерации приводился в исполнение в среднем через 2-3 года, а в США - через 10 лет*(273). Следовательно, помимо смертной казни осужденные к ней лица отбывали дополнительно длительные сроки лишения свободы. Это свидетельствует о неудовлетворительно действующей системе помилования и исполнения рассматриваемого наказания.
УК РФ по сравнению с УК РСФСР значительно увеличил срок отбывания лишения свободы - до 20, 25 или 30 лет. Отказ от смертной казни расширил применение пожизненного лишения свободы.
В связи с этим возрастает и роль помилования лиц, отбывающих лишение свободы в течение продолжительных сроков или пожизненного лишения свободы. Надежда на помилование - важный стимул в стремлении осужденных к исправлению.
В УК РФ предусмотрен широкий перечень различных видов освобождения от уголовной ответственности и наказания: освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75); в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76); в связи с изменением обстановки (ст. 77); в связи с истечением сроков давности (ст. 78); условное осуждение (ст. 73); условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (ст. 79); замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80); отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82); освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности исполнения наказания (ст. 83). Отсюда следует, что помилование должно применяться в исключительных случаях к лицам, его заслуживающим. Вместе с тем отмечается тенденция необоснованного роста применения помилования. В 1992 г. помилование было применено к 2726 осужденным, отбывающим наказание в местах лишения свободы; в 1995 г. - к 4988; в 1999 г. - 7418; в 2000 г. - 8650. Столь широкое применение помилования не соответствует его исключительному характеру, причем обоснованность некоторых актов амнистии для населения нашей страны непонятна, что подрывает авторитет и Президента, и правосудия. Так, Абасов Г.О. (Рязанская обл.), осужденный за растрату и вымогательство с квалифицирующими обстоятельствами к 9 годам лишения свободы, был помилован через год, 1 месяц и 24 дня. Еще один факт. Малышев М.Я. (Республика Чувашия), осужденный за квалифицированное убийство к лишению свободы на 10-летний срок, был помилован по истечении менее 2 лет. Обращает на себя внимание то, что случаи помилования лиц, осужденных за совершение особо тяжких преступлений, нередки. Так, в 2000 г. было помиловано 2680 лиц, осужденных за умышленные убийства; 2188 - за причинение тяжелого вреда здоровью; 18 - за похищение человека; 14 - за бандитизм.
По мнению многих граждан, такие помилования свидетельствуют о произволе Президента. Совершенно очевидно, что помилование едва ли может применяться к лицам, которые в прошлом отбывали лишение свободы, и тем более к тем, которые в прошлом освобождались от уголовной ответственности или наказания в соответствии с предписанием УК РФ, амнистией и помилованием. К сожалению, факты помилования таких лиц встречаются в практике применения этого института. Не менее очевидно, что применение помилования допустимо только к тем осужденным, которые ведут себя безупречно в процессе отбывания наказания. Однако встречаются случаи помилования лиц, имеющих дисциплинарные взыскания. Нетрудно представить, какое негативное влияние оказывают случаи помилования нарушителей режима на остальных осужденных.
Подводя итоги, следует отметить, что необходимость существования помилования определяется тем, что формальное ограничение различных видов освобождения от уголовной ответственности, наказания и судимости может вступить в противоречие с потребностями жизни, с целесообразностью осуществления нестандартного подхода к личности, совершившей преступление.
С амнистией и помилованием нельзя смешивать реабилитацию. Амнистия и помилование применяются к лицам, совершившим преступления, а реабилитация провозглашает невиновность несправедливо репрессированных лиц. Реабилитация применяется как к отдельным лицам, так и к большим группам лиц.
По сложившейся практике амнистии и помилования в СССР, а затем и в Российской Федерации не касались проблем погашения материального ущерба, причиненного преступлением. Это несомненный пробел в регламентации этих актов. В этом отношении верным представляется закрепление в УК Франции следующего положения: амнистия и помилование не являются препятствием для реализации права потерпевшего на возмещение ущерба, причиненного преступлением (ст. 133-8 и 133-10).
Аналогичное решение дано в примечании к ст. 82 и 83 УК Республики Таджикистан. Приведенные положения прогрессивны, так как обеспечивают охрану имущественных прав лиц, пострадавших от преступлений.

§ 3. Судимость

Широко распространенным является мнение о том, что УК РСФСР 1922 г. не регламентировал судимость, которая впервые в нашей стране была введена Декретом ВЦИК и СНК от 9 февраля 1925 г. "О дополнении статьи 37 Уголовного кодекса"*(274). Этот вывод необоснован. В УК РСФСР 1922 г. содержались отдельные элементы судимости. Так, в п. "е" ст. 24 УК РСФСР 1922 г. предписывалось учитывать при назначении наказания рецидив, который, как известно, возможен только при совершении нового преступления лицом, имеющим судимость. В ст. 37 этого же кодекса было определено, что при совершении условно осужденным в течение испытательного срока нового тождественного или однородного преступления условное осуждение аннулируется. Испытательный срок - это срок судимости.
В ст. 55 УК РСФСР 1922 г. предусматривалось условно-досрочное освобождение от отбывания наказания, испытательным сроком которого являлась неотбытая часть наказания. Этот срок являлся не чем иным, как судимостью.
В Особенной части УК РСФСР 1922 г. судимость являлась квалифицирующим некоторые составы преступления обстоятельством. Так, в п. "б" ст. 142 этого кодекса было установлено, что умышленное убийство является квалифицированным, если оно было совершено лицом, уже отбывшим наказание. Однако срок такой судимости не устанавливался. Как отмечал С.Канарский, в подобных случаях имеет место "рецидив в тесном смысле"*(275).
Как уже отмечалось, Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 9 февраля 1925 г. ст. 37 УК РСФСР 1922 г. была дополнена указанием на то, что осужденные к лишению свободы на срок не свыше шести месяцев или ко всякой другой мере социальной защиты являются судимыми, если они в течение трех лет со дня вступления приговора в законную силу не совершат какого-либо другого преступления. Если же лицо было осуждено к лишению свободы на более продолжительный срок, но не более трех лет - срок судимости устанавливался продолжительностью в шесть лет. Следовательно, лица, осужденные к лишению свободы на срок свыше трех лет, считались пожизненно судимыми.
Обратим внимание на то, что совершение в течение срока судимости любого преступления прерывало судимость, и она становилась пожизненной.
В ст. 55 УК РСФСР 1926 г. была воспроизведена регламентация судимости, установленная ст. 37 УК РСФСР 1922 г.
Проблеме судимости в юридической литературе 1920-40-х гг. внимание почти не уделялось. Так, в учебнике Э.Я.Немировского "Советское уголовное право. Части Общая и Особенная" (Одесса, 1925 г.) не было специального раздела, посвященного анализу судимости. Даже в весьма объемном (36 п. л.) четвертом издании учебника "Уголовное право. Часть Общая" (Москва, 1948 г.) проблеме судимости уделено только две страницы (автор - профессор М.М Исаев).
В ст. 471 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. впервые в уголовном законодательстве СССР была дана развернутая, подробная регламентация института судимости, которая почти дословно была воспроизведена в УК союзных республик*(276).
Как это определено ч. 1 ст. 86 УК РФ, лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления приговора в законную силу до момента погашения или снятия судимости. В юридической литературе встречаются различные определения понятия судимости. Так, по мнению Г.Б.Виттенберга, судимость - это уголовно-правовое состояние, созданное для лица фактом осуждения его судом к какой-либо мере наказания за совершенное преступление*(277).
А.В.Наумов полагает, что обвинительный приговор с применением наказания порождает особое уголовно-правовое последствие - судимость, определяющее особое правовое положение лица, признанного судом виновным в совершении преступления и осужденного к уголовному наказанию*(278).
Судимость, несомненно, является "правовым последствием" осуждения лица за совершенное преступление, что порождает его "особое правовое состояние". Разрыв этих правовых категорий друг от друга недопустим, они органически связаны между собой.
В.В.Голина дает иное определение судимости, полагая, что это опорочивающий факт наличия у лица в прошлом отбытого наказания, дающий основание для признания его рецидивистом*(279). Достоинством рассматриваемого определения судимости является то, что она, по мнению автора, носит опорочивающий осужденного характер. Но это определение не отражает полностью суть судимости. К тому же, неясно, почему судимость относится только к прошлому. Судимость распространяется и на процесс исполнения или отбывания наказания.
В ст. 63 Уголовного закона Литовской Республики определено, что судимостью являются юридические последствия осуждения лица, совершившего преступное деяние, имеющие силу во время отбывания назначенного судом наказания, а также после его отбывания до погашения или снятия судимости в установленном законом порядке.
Если добавить к этому определению указание на то, что судимость сопряжена с определенными правоограничениями, то оно достаточно полно отражает суть судимости.
Анализ УК РФ показывает, что в нем предусмотрено четыре вида уголовной ответственности.
1. Как правило, уголовная ответственность слагается из:
а) осуждения виновного лица судом от имени государства за совершенное им преступление; б) назначенного за содеянное наказания и в) судимости.
2. Уголовная ответственность при условном осуждении (ст. 73 УК РФ) слагается из: а) осуждения судом от имени государства виновного лица за совершенное им преступление; б) назначенного условного наказания, которое при надлежащем поведении осужденного в течение испытательного срока в исполнение не приводится. В соответствии с п. "а" ч. 3 ст. 86 УК РФ испытательный срок является сроком судимости. Следовательно, при условном осуждении уголовная ответственность не включает в себя исполнение наказания.
Однако при условном осуждении возможно назначение безусловно исполняемых дополнительных наказаний, кроме конфискации имущества (см. ч. 4 ст. 73 УК РФ). В подобных случаях уголовная ответственность применительно к дополнительным наказаниям включает в себя все три перечисленные выше ее элемента (составные части).
3. В ст. 92 УК РФ предусмотрена возможность осуждения несовершеннолетних за совершенные ими преступления небольшой или средней тяжести с освобождением их от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия. В соответствии с этой нормой, уголовная ответственность реализуется только через факт вынесения судом обвинительного приговора. Судимость такой приговор не порождает.
Следовательно, судимость является элементом уголовной ответственности, но последняя возможна и без нее*(280).
4. При пожизненном лишении свободы уголовная ответственность слагается из: а) осуждения виновного лица и б) отбывания наказания.
Судимость, по мнению С.И.Зельдова, состоит, как правило, из трех частей: 1) промежутка времени от вступления приговора в законную силу до начала исполнения (отбытия) наказания; 2) периода отбывания наказания; 3) промежутка времени от отбытия (освобождения от отбывания) наказания до момента погашения судимости или снятия ее судом*(281).
Было бы правильнее говорить не о трех составных частях судимости, а о том, что судимость разнородна и реализуется в различных вариантах.
Возможны следующие варианты судимости.
1. Вступивший в законную силу приговор по каким-либо основаниям не приводится в исполнение. При таком варианте течение срока судимости начинается с момента вступления приговора в законную силу и завершается истечением сроков давности исполнения приговора (наказания).
2. Виновные лица осуждены к так называемому срочному наказанию (лишению свободы на определенный срок, исправительным работам и др.). Срок судимости слагается в данном варианте из двух составных частей. Она имеет место в течение срока назначенного наказания и срока судимости после его исполнения (отбывания).
3. Помимо основного определено и дополнительное наказание. В этом случае судимость распространяется на исполнение основного наказания и исполнение дополнительного наказания. Исполнение последнего этапа судимости начинается после завершения исполнения дополнительного наказания.
В ч. 1 ст. 86 УК РФ определено, что судимость "в соответствии с настоящим Кодексом учитывается при рецидиве преступлений и при назначении наказания". Это предписание закона неточно. Судимость может иметь значение и при решении иных уголовно-правовых проблем. Например, при реализации условно-досрочного освобождения от наказания (п. "в" ч. 3 ст. 79 УК РФ).
Обратим внимание и на то, что судимость имеет не только уголовно-правовое значение. Она может изменять порядок и условия исполнения некоторых уголовных наказаний. Эта проблема дифференциации и индивидуализации исполнения уголовных наказаний в связи с судимостью выпала из поля зрения юристов, занимающихся ее анализом, Так, лица, впервые осужденные к лишению свободы, содержатся отдельно от осужденных, ранее отбывавших лишение свободы (ч. 2 ст. 80 УИК РФ).
Судимость может иметь и общеправовое значение, о чем в ч. 1 ст. 86 УК РФ не упоминается.
Поэтому представляется неточным определение судимости как особого правового положения лица, которое выражается только в возможности наступления для него определенных последствий (правоограничений) определенного уголовно-правового характера*(282). Такие последствия не только могут наступить, но иногда и наступают в связи с судимостью. К тому же они могут иметь не только уголовно-правовой, но и уголовно-исполнительный и общеправовой характер.
В УК РФ суть и цели судимости не определяются.
Как уже отмечалось ранее, судимость может входить в уголовную ответственность, но последняя может быть реализована и без судимости. Вместе с тем во всех случаях назначения судом лицу, виновному в совершении преступления, наказания (в том числе и условного) имеет место и судимость.
В чем ее суть?
Прежде всего необходимо выделить судимость, связанную с уголовно-правовыми негативными последствиями, и судимость, влияющую на исполнение наказания. Суть таких видов судимости - в устанавливаемых ею правоограничениях, имеющих карательный характер.
Цели рассматриваемых судимостей те же самые, что и у уголовного наказания: восстановление социальной справедливости, исправление осужденного, общая и частная превенция. Однако несомненно, что приоритет необходимо отдать целям предупреждения преступлений.
Судимость, не связанная с дополнительными правоограничениями, имеет иную суть. Она является как бы разновидностью испытательного срока. Если во время ее течения не будет совершено новое преступление, то она погашается (или снимается) без наступления каких-либо правовых последствий. Такая судимость не сопряжена с покаранием. Ее цель - частная и общая профилактика преступлений.
Необходимо подчеркнуть, что общеправовые последствия судимости в уголовную ответственность не входят. Прав А.В.Наумов, считающий необходимым сокращение подобного рода последствий судимости*(283), ибо они лежат вне сферы уголовного права.
Помимо рассмотренных возможно деление судимости и на следующие виды.
В зависимости от субъективной стороны содеянного существуют судимости за умышленные и неосторожные преступления. Как известно, в ст. 18 УК РФ установлено, что рецидив связан с совершением лицом, судимым за умышленное преступление, нового умышленного преступления.
Закон определяет деление судимостей в зависимости от категории совершенного преступления. В п. "а" ч. 3 ст. 18 УК РФ, например, определено, что рецидив преступлений признается особо опасным при совершении лицом умышленного преступления, за которое оно осуждено к лишению свободы, если ранее это лицо три или более раза было осуждено к лишению свободы за умышленное тяжкое преступление или умышленное преступление средней тяжести.
В ряде статей Особенной части УК РФ в качестве квалифицирующего преступление обстоятельства предусмотрено совершение нового преступления лицом, имеющим судимость за такое же преступление. Так, в соответствии с п. "б" ч. 2 ст. 126 УК РФ похищение человека является квалифицированным, если совершено лицом, ранее судимым за названное преступление.
В соответствии с п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ квалифицированной является кража, совершенная лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство. В этой норме имеется в виду судимость за однородное преступление: кражу, мошенничество, присвоение или растрату, грабеж, разбой и вымогательство.
В п. "а" ч. 1 ст. 63 УК РФ определено, что неоднократность и рецидив являются обстоятельствами, отягчающими наказание. Неоднократность может быть выражена и в судимости (см. ч. 2 ст. 16 УК РФ).
Приведенные данные свидетельствуют о том, что уголовное законодательство определяет различные виды судимости, выполняющие специфические функции при реализации уголовной ответственности. Вместе с тем все они объединяются общими родовыми чертами, свойственными любой разновидности судимости. Они определяются вступившим в законную силу обвинительным приговором суда в отношении лица, виновного в совершении преступления.
Уголовно-правовые последствия судимости. Перечень обстоятельств, отягчающих наказание, приведенный в ст. 63 УК РФ, начинается с неоднократности преступлений и рецидива преступлений.
Как уже указывалось, рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление (ч. 1 ст. 18 УК РФ). При наличии различных комбинаций судимостей за совершение умышленных преступлений возникает опасный и особо опасный рецидив (ч. 2 и 3 ст. 18 УК РФ). Рецидив преступлений признается опасным при совершении лицом умышленного преступления, за которое оно осуждается к лишению свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено за умышленные преступления. Рецидив преступлений признается опасным и тогда, когда лицо умышленно совершило тяжкое преступление, если оно ранее было осуждено за тяжкое преступление (ч. 2 ст. 18 УК РФ). Еще более сложные и многочисленные комбинации судимостей положены в основу признания преступления, совершенного при особо опасном рецидиве (ч. 3 ст. 18 УК РФ).
Как известно, в ст. 68 УК РФ установлены правила назначения наказания при рецидиве преступлений и судимости лица, совершившего преступление, как квалифицирующем признаке. Так, срок наказания при рецидиве преступлений не может быть ниже половины максимального срока наиболее строгого наказания, предусмотренного за совершенное преступление, при опасном рецидиве преступлений - не менее двух третей, а при особо опасном рецидиве - не менее трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.
Ограничение свободы может быть назначено лицам, совершившим умышленное преступление и не имеющим судимости (п. "а" ч. 2 ст. 53 УК РФ).
При совершении некоторых преступлений лицом, имеющим судимость, содеянное приобретает характер квалифицированного преступления. Так, обман покупателя, совершенный лицом, ранее судимым за такое же преступление, становится квалифицированным преступлением, ответственность за которое наступает по п. "а" ч. 2 ст. 200 УК РФ, предусматривающему более тяжкое наказание по сравнению с ч. 1 этой же статьи.
Лицам мужского пола, впервые осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, а также при рецидиве преступлений, если они ранее отбывали лишение свободы, и женщинам при особо опасном рецидиве назначается исполнение этого наказания в исправительной колонии строгого режима (п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ).
При особо опасном рецидиве преступлений, а также лицам, осужденным к пожизненному лишению свободы, определяется отбывание этого наказания в исправительной колонии особого режима (п. "г" ч. 2 ст. 58 УК РФ).
В ч. 2 ст. 58 УК РФ определено, что лицам, осужденным к лишению свободы на срок свыше пяти лет за совершение особо тяжких преступлений, а также при особо опасном рецидиве преступлений может быть назначено отбывание части срока наказания в тюрьме.
В тех случаях, когда лицо, отбывая наказание, совершит новое преступление, то правила назначения наказания по совокупности приговоров ужесточаются. В таком варианте невозможно поглощение наказания, а только его полное или частичное сложение, максимальные размеры которого при лишении свободы увеличиваются до тридцати лет (ст. 70 УК РФ).
Судимость исключает возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ), в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ), в связи с изменением обстановки (ст. 77 УК РФ).
Условно-досрочное освобождение от наказания возможно только после фактического отбытия осужденным не менее трех четвертей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным ч. 7 ст. 79 УК РФ. Испытательный срок при условно-досрочном освобождении от наказания является сроком судимости.
Судимость и амнистия. Как правило, лица, более двух раз осуждавшиеся к лишению свободы, под действие актов амнистии не подпадают. Обычно не подпадают под действие актов амнистии и лица, осужденные в прошлом за ряд тяжких преступлений и вновь осужденные за умышленное преступление (см., например, п. "в" и "г" ст. 10 постановления Государственной Думы РФ от 24 декабря 1997 г. "Об объявлении амнистии").
Уголовно-исполнительные последствия судимости в юридической литературе по уголовному праву не нашли своего отражения. Рассмотрим некоторые из таких последствий судимости, отражающихся на правовом положении осужденного.
1. Осужденные, ранее отбывавшие лишение свободы и имеющие судимость, содержатся отдельно от иных осужденных (ч. 5 ст. 50 УИК РФ).
2. Осужденные к лишению свободы могут быть с их согласия оставлены в следственном изоляторе или тюрьме для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию этих учреждений только в тех случаях, когда они впервые осуждаются к лишению свободы на срок свыше пяти лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
3. Согласно ст. 96 УИК РФ при определенных условиях осужденным, отбывающим лишение свободы в исправительных колониях и оставленным для ведения работ по хозяйственному обслуживанию следственных изоляторов и тюрем, может быть разрешено передвижение без конвоя или сопровождения за пределами исправительных учреждений, если это необходимо по характеру выполняемой ими работы. К ряду категорий осужденных такое "расконвоирование" неприменимо. В их числе лица, осужденные за совершение особо тяжких преступлений, осужденные за умышленные преступления, совершенные в период отбывания наказания.
4. Лица для отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима, как правило, направляются на обычные условия содержания. Однако, если они были осуждены за умышленное преступление, совершенное в процессе отбывания лишения свободы, то они начинают отбывать наказание со строгих условий, в запираемых помещениях (ч. 1 ст. 122 УИК РФ).
5. В воспитательных колониях - местах лишения свободы для несовершеннолетних лиц - осужденные начинают отбывать наказание на обычных условиях, перевод из которых на улучшенные условия возможен по истечении трех месяцев. В отношении несовершеннолетних мужского пола, ранее отбывавших лишение свободы, - по истечении шести месяцев (п. "б" ч. 5 ст. 132 УИК РФ).
6. Осужденные к наказанию в виде ареста, ранее отбывавшие наказание в исправительных учреждениях и имеющие судимость, отбывают наказание отдельно от иных осужденных к этому наказанию (ч. 1 ст. 69 УИК РФ).
Наличие судимости может быть сопряжено с общеправовыми последствиями.
1. Лица, имеющие судимость, не могут выполнять определенные трудовые функции, например, работать судьей, сотрудником милиции, прокурором и т.д.
2. В соответствии с ч. 2 ст. 23 Федерального закона "О военной обязанности и военной службе" от 28 марта 1998 г. не подлежат призыву на военную службу граждане: а) отбывающие наказание в виде обязательных работ, исправительных работ, ограничения свободы, ареста или лишения свободы; б) имеющие неснятую или непогашенную судимость за совершение преступления.
3. Частью 15 ст. 13 Федерального закона "Об оружии" от 13 декабря 1996 г. определено, что лицензия на приобретение оружия не выдается гражданам Российской Федерации, имеющим судимость за совершение умышленного преступления.
4. Над некоторыми категориями лиц, имеющих судимость, устанавливается административный надзор органов внутренних дел.
5. Ряд государств устанавливают ограничения для въезда на их территорию лиц, имеющих судимость за некоторые преступления (например, США).
Законодательство СССР и союзных республик предусматривало значительно более широкий круг общеправовых ограничений судимости. Так, в постановлении СНК РСФСР "Об усилении борьбы с растратчиками и хищением в государственной и кооперативной торговле" от 31 декабря 1940 г. было запрещено принимать на работу, связанную с использованием материальных ценностей, лиц, имевших судимость за хищение и иные имущественные корыстные преступления. В прошлом устанавливались значительные ограничения в выборе места жительства, связанные с наличием судимости за ряд преступлений.
Как уже отмечалось ранее, круг общеправовых ограничений судимости, не входящих в содержание уголовной ответственности, с либерализацией правового статуса гражданина Российской Федерации должен сужаться.
Погашение и снятие судимости. Совершенно очевидно, что несудимыми являются лица, освобожденные от уголовной ответственности вследствие деятельного раскаяния (ст. 75 УК РФ), в связи с примирением сторон (ст. 76 УК РФ), в связи с изменением обстановки (ст. 77 УК РФ) и в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК РФ).
В действующем законодательстве реализация уголовной ответственности при освобождении от наказания осуждаемого лица предусмотрена только в ст. 92 УК РФ. В соответствии с ч. 1 этой статьи несовершеннолетний, осужденный за совершение преступления небольшой или средней тяжести, может быть освобожден судом от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Такой осужденный не считается судимым.
Несудимыми являются также лица, освобожденные от наказания (ч. 2 ст. 86 УК РФ). Нельзя согласиться с мнением тех авторов, которые полагают, что согласно ч. 2 ст. 86 УК РФ несудимыми считаются лица, освобожденные от наказания как безусловно, так и условно*(284). Вопрос о погашении судимости в отношении условно осужденных решен в п. "а" ч. 3 ст. 86 УК РФ, а в отношении условно-досрочно освобожденных - в ч. 4 ст. 86 УК РФ.
В ч. 3 ст. 81 УК РФ установлено, что военнослужащие, освобожденные от дальнейшего отбывания наказания в виде ареста или содержания в дисциплинарной воинской части в связи с заболеванием, делающим их негодными к военной службе, являются несудимыми. Иные лица, освобожденные от наказания по болезни, в случае их выздоровления могут подлежать уголовной ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности (ч. 4 ст. 81 УК РФ). Поэтому представляется ошибочной точка зрения, согласно которой лица, освобожденные от наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК РФ), являются несудимыми*(285).
Как это прямо сказано в п. "а" ч. 3 ст. 86 УК РФ, в отношении лиц, условно осужденных, срок судимости равен продолжительности испытательного срока.
Согласно ч. 3 ст. 73 УК РФ испытательный срок при условном осуждении (от шести месяцев до пяти лет) определяется судом. Следовательно, его продолжительность может превышать сроки судимости, предусмотренные ч. 3 ст. 86 УК РФ. Приоритет при этой коллизии отдается специальной норме - ст. 73 УК РФ.
Особый порядок исчисления сроков судимости предусмотрен в ч. 4 ст. 86 УК РФ, в которой определено, что, если осужденный в установленном законом порядке был досрочно освобожден от отбывания наказания или неотбытая часть наказания была заменена более мягким видом наказания, то срок погашения судимости исчисляется исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от основного и дополнительного видов наказания.
Сравнительный анализ рассматриваемой нормы и ч. 2 ст. 86 УК РФ, в соответствии с которой несудимыми считаются лица, освобожденные от наказания, приводит к выводу о том, что в ч. 4 ст. 86 УК РФ имеются в виду различные виды освобождения осужденных от наказания, применяемые после отбытия ими части срока наказания. Такими видами освобождения от наказания являются: условно-досрочное освобождение от наказания (ст. 79 УК РФ), освобождение от наказания по болезни (ст. 81 УК РФ), отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК РФ - в случаях освобождения их из учреждений, исполняющих наказание).
В ч. 4 ст. 86 УК РФ речь идет и об определении срока судимости при замене неотбытой части срока более мягким наказанием. Некоторые авторы считают такую замену освобождением от отбывания наказания*(286). При любом виде освобождения от наказания (условном и безусловном) его исполнение прекращается. Замена же предполагает исполнение (отбытие) другого наказания. О каком освобождении от наказания в подобном случае может идти речь?
При условно-досрочном освобождении от отбывания наказания судимость слагается из срока отбывания наказания до условно-досрочного освобождения и, помимо этого, реализуется в течение испытательного срока с момента освобождения от отбывания основного и дополнительного наказания (ч. 7 ст. 79 и ч. 4 ст. 86 УК РФ).
Следует обратить внимание на то, что продолжительность сроков судимости при условно-досрочном освобождении от ограничения свободы (максимальный срок этого наказания пять лет) может превышать годичный срок судимости, установленный в п. "б" ч. 3 ст. 86 УК РФ в отношении наказаний более мягких, чем лишение свободы. Условно-досрочное освобождение от рассматриваемого наказания возможно после фактического отбытия осужденным не менее половины назначенного судом срока. Следовательно, испытательный срок при условно-досрочном освобождении, а значит и срок судимости может быть равен двум с половиной годам, т.е. более продолжительным по сравнению со сроком судимости, установленным в п. "б" ч. 3 ст. 86 УК РФ.
Вместе с тем при применении условно-досрочного освобождения при отбывании лишения свободы испытательный срок, являющийся сроком судимости, меньше срока судимости, установленного п. "в", "г" и "д" ч. 3 ст. 86 УК РФ. Так, при условно-досрочном освобождении от лишения свободы лица, осужденного за преступления небольшой и средней тяжести, при назначении судом за содеянное максимального срока этого наказания неотбытый его срок будет равен соответственно одному и двум с половиной годам, а в п. "в" срок судимости за такие преступления более продолжителен - три года.
Условно-досрочное освобождение при осуждении виновного лица к максимальному сроку наказания в виде лишения свободы за тяжкое преступление возможно после фактического отбытия им двух третей наказания - трех лет и четырех месяцев, что меньше срока судимости, предусмотренного п. "г" ч. 3 ст. 86 УК РФ - шести лет.
Аналогичная ситуация складывается и при условно-досрочном освобождении лиц, отбывающих наказание за особо тяжкие преступления. Во всех этих вариантах срок судимости меньше срока судимости, установленного в ч. 3 ст. 86 УК РФ. Эта конкуренция норм разрешается в пользу специальной нормы - ст. 79 УК РФ*(287).
В ст. 82 УК РФ регламентирована отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей. Если суд при рассмотрении уголовного дела о преступлении, совершенном указанными категориями женщин, придет к выводу о нецелесообразности исполнения лишения свободы, то он может принять решение об отсрочке этого наказания - разновидности условного осуждения. В соответствии с п. "а" ч. 3 ст. 86 УК РФ в подобном варианте судимость погашается по истечении срока отсрочки, которая исчисляется до достижения ребенком восьмилетнего возраста.
В тех же случаях, когда решение об отсрочке принимается в отношении женщин, отбывающих наказание, - это разновидность условно-досрочного освобождения от отбывания лишения свободы. Испытательный срок при этом также исчисляется до достижения ребенком восьмилетнего возраста, который и является сроком судимости.
Как видно, сроки судимости при рассматриваемых видах отсрочки более продолжительны, чем сроки судимости, установленные в ст. 86 УК РФ. И эта коллизия решается в пользу специальной нормы - ст. 86 УК РФ.
При условно-досрочном освобождении военнослужащих, отбывающих наказания в виде ограничения по военной службе и содержания в дисциплинарной воинской части за преступления небольшой и средней тяжести, сразу же по отбытии ими половины срока наказания срок судимости (испытательный срок) может быть равен одному году. Именно такой срок судимости предусмотрен в п. "б" ч. 3 ст. 86 УК РФ.
Согласно ч. 5 ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее пожизненное лишение свободы, может быть условно-досрочно освобождено, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее двадцати пяти лет лишения свободы. Испытательный срок при условно-досрочном освобождении от отбывания наказания равен ее неотбытой части (ч. 7 ст. 79 УК РФ). При пожизненном лишении свободы он носит также пожизненный характер и может быть снят с осужденного по истечении какого-то не определенного в законе времени. Было бы целесообразно допустить снятие судимости в подобных случаях не ранее истечения максимального срока судимости, установленного в п. "д" ч. 3 ст. 86 УК РФ - восьми лет, что соответствовало бы принципу справедливости (ст. 6 УК РФ).
При условном освобождении от наказания по болезни судимость слагается из отбытого срока наказания и последующего срока до его истечения срока давности исполнения приговора (наказания) (ч. 4 ст. 81 УК РФ).
Необходимо отметить, что, как правило, сроки судимости менее продолжительны, чем сроки освобождения от наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора (наказания), установленные ст. 83 УК РФ. Так, рассматриваемый срок давности при осуждении лица за тяжкое преступление равен девяти годам (п. "в" ч. 1 ст. 83 УК РФ), а срок судимости за такое преступление - шести годам (п. "г" ч. 3 ст. 86 УК РФ), при осуждении лица за особо тяжкое преступление соответственно: пятнадцать лет (п. "г" ч. 1 ст. 83 УК РФ) и восемь лет (п. "д" ч. 3 ст. 86 УК РФ). И только при осуждении лица за преступления небольшой тяжести срок давности обвинительного приговора меньше, чем срок судимости за такое же преступление: два года (п. "а" ч. 1 ст. 83 УК РФ) и три года (п. "в" ч. 3 ст. 86 УК РФ). Рассматриваемая коллизия решается в пользу специальной нормы - ст. 83 УК РФ.
Если лицу в соответствии со ст. 80 УК РФ неотбытая часть срока наказания заменяется другим, более мягким наказанием, то срок погашения судимости исчисляется "исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от основного и дополнительного вида наказания" (ч. 4 ст. 86 УК РФ). Приведенная формулировка закона непонятна, так как сроки судимости в анализируемой статье не зависят от сроков отбытого наказания. Рассматриваемая проблема может быть решена при сопоставительном анализе ст. 80 и ст. 86 УК РФ. В ст. 80 УК РФ предусмотрена возможность замены лишения свободы более мягким наказанием (замена иных наказаний более мягким не предусматривается). А в соответствии с п. "б" ст. 86 УК РФ срок судимости при осуждении к наказанию более мягкому, чем лишение свободы, равен одному году.
Итак, при замене лишения свободы более мягким наказанием срок судимости не зависит от фактически отбытого срока лишения свободы. Он всегда равен одному году, ибо замененное наказание всегда мягче лишения свободы.
В рассматриваемом варианте судимость имеет место в процессе отбывания лишения свободы, а затем - в течение срока отбывания осужденным наказания, а затем - в период годичного срока судимости.
При злостном уклонении от отбывания ряда наказаний УК РФ предусматривает их замену другим, более тяжким. Так, при злостном уклонении от отбывания исправительных работ они могут быть заменены ограничением свободы, арестом или лишением свободы (ч. 3 ст. 50 УК РФ). Срок судимости при назначении в порядке такой замены более мягкого наказания, чем лишение свободы, будет равен одному году (п. "б" ч. 3 ст. 86 УК РФ).
При замене штрафа более тяжким наказанием сочетание судимостей иное: годичный срок судимости после вступления приговора в законную силу, а за ней судимость в процессе исполнения замены иного наказания плюс судимость после его исполнения. Если же рассматриваемая замена осуществлена лишением свободы, то срок судимости зависит от категории совершенного преступления.
При замене наказания более тяжким судимость слагается из срока отбытия назначенного судом наказания, срока отбытия замененного наказания и собственно срока судимости.
Вполне очевидно, что проблема определения сроков судимости при замене наказания более тяжким должна найти свое решение в законе - в ст. 86 УК РФ.
Как уже отмечалось, при назначении судом осужденному лицу так называемого срочного наказания судимость слагается из срока этого наказания и из установленного ст. 86 УК РФ срока погашения судимости после отбытия осужденным наказания. Однако в двух случаях первая составная часть судимости имеет иную продолжительность. Это имеет место при совершении осужденным побега из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (ст. 313 УК РФ) и уклонения от отбывания лишения свободы (ст. 314 УК РФ). Первая составная часть судимости определяется не сроком назначенного судом наказания, а временем нахождения осужденного в состоянии побега или уклонения от отбывания лишения свободы. Такое решение рассматриваемого вопроса предопределяется длящимся характером упомянутых преступлений, прекращающих исполнение наказания. Фактически в подобных вариантах течение срока судимости приостанавливается. При ином решении данной проблемы по истечении срока назначенного осужденному наказания побег или уклонение от отбывания лишения свободы приобретали бы легальный характер, что стимулировало бы совершение этих преступлений.
Основная масса случаев погашения судимости определяется или видом назначенного судом виновному лицу наказания, а если это лишение свободы, то категорией преступления.
Поэтому в соответствии с п. "б" ч. 3 ст. 86 УК РФ у лиц, осужденных к наказанию более легкому, чем лишение свободы, судимость автоматически погашается через год после отбытия наказания. Категория совершенного преступления при этом не учитывается.
В отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступление небольшой или средней тяжести, судимость погашается по истечении трех лет после исполнения наказания (п. "в" ч. 3 ст. 86 УК РФ). В отношении лиц, осужденных к лишению свободы за совершение тяжкого преступления, - по истечении шести лет после исполнения наказания (п. "г" ч. 3 ст. 86 УК РФ).
В отношении лиц, осужденных к лишению свободы за совершение особо тяжкого преступления, - по истечении восьми лет после отбытия наказания (п. "д" ч. 3 ст. 86 УК РФ). По сравнению с ранее действовавшим УК РСФСР 1960 г. (ст. 57) максимальный срок лишения свободы увеличился, а максимальный срок погашения судимости при этом снизился на два года.
Необходимо отметить, что в некоторых странах сроки судимости менее продолжительны, чем сроки судимости, установленные в ст. 86 УК РФ. Так, в ст. 136 УК Испании минимальный срок судимости равен шести месяцам, а максимальный - пяти годам. В ст. 107 УК Польши минимальный срок судимости равен одному году, а максимальный - десяти годам. Такие же параметры сроков судимости предусмотрены в УК многих стран мира.
Представляется, что установленные в ст. 86 УК РФ сроки судимости обоснованны.
Установление сроков судимости носит характер уголовно-правовой презумпции - обоснованного предположения законодателя о том, что именно эти сроки достаточны для достижения целей, стоящих перед судимостью.
Такая правовая презумпция предполагает учет истории регламентации судимости в УК нашей страны и УК иных стран и анализ практики ее реализации.
В п. 4 и 8 ст. 57 УК РСФСР 1960 г. устанавливалось, что, если лицо в течение срока судимости совершит новое преступление, течение срока судимости прерывается. Срок погашения судимости по первому преступлению исчисляется заново после фактического отбытия наказания (основного и дополнительного) за последнее преступление. В ст. 86 УК РФ прерывание срока судимости необоснованно не предусмотрено.
Судимость, как это неоднократно отмечалось, является завершающим этапом реализации уголовной ответственности. Совершение в ее течение нового преступления свидетельствует о пренебрежении осужденным факта осуждения, о невыполнении судимостью воспитательного, сдерживающего от совершения нового преступления воздействия. Отказ от установления в законе прерывания судимости придает ей формальный характер, снимает ее профилактическое и воспитательное воздействие. Более того, он ведет к фактической ликвидации опасного и, в особенности, особо опасного рецидива (ст. 18 УК РФ).
Как уже отмечалось, опасный и особо опасный виды рецидива предполагают различные комбинации повторов осуждений. Так, п. "а" ч. 3 ст. 18 УК РФ определяет, что особо опасный рецидив преступлений имеет место при совершении лицом умышленного преступления, за которое оно осуждается к лишению свободы, если ранее это лицо три или более раза было осуждено к лишению свободы за умышленное преступление средней тяжести. Вместе с тем совершение осужденным в течение срока судимости нового умышленного преступления не прерывает течения срока судимости. Лицо осуждается вновь и вновь, а судимость автоматически погашается одна за другой. Возможность определения особо опасного рецидива практически исключена.
Вполне обоснованной представляется позиция Модельного УК для стран-участниц СНГ, в ч. 6 ст. 86 которого предусмотрено прерывание срока судимости совершением любого нового преступления.
Прерывание течения срока судимости предусмотрено в УК ряда стран мира (см., например, ч. 1 ст. 136 УК Испании, ч. 3 ст. 81 УК Республики Таджикистан, ч. 6 ст. 63 Уголовного закона Латвийской Республики). Было бы желательно внести порядок прерывания срока судимости и в УК РФ.
В ст. 57 УК РСФСР 1960 г. судимость у особо опасных рецидивистов и лиц, осужденных к лишению свободы на срок свыше десяти лет, не погашалась. Ее можно было лишь снять в судебном порядке по истечении восьмилетнего срока после отбытия наказания. В ст. 86 УК РФ такого ограничения для погашения судимости нет. Представляется, что позиция УК РСФСР 1960 г. по рассматриваемым вопросам предпочтительное. Осуждение к лишению свободы на срок свыше десяти лет и, тем более, совершение преступления при особо опасном рецидиве свидетельствуют о высокой степени общественной опасности как преступления или преступлений, так и лица или лиц, их совершивших. Такие лица должны заслужить снятие с них судимости. В свете сказанного представляется верным решение рассматриваемого вопроса в ст. 84 УК Республики Таджикистан, в которой судимость с лиц, осужденных за совершение особо опасных преступлений, может быть снята судом по истечении восьмилетнего срока с момента окончания исполнения наказания.
При осуждении лица по совокупности преступлений и по совокупности приговоров срок погашения судимости исчисляется за каждое из входящих в совокупность преступлений самостоятельно.
Состояние судимости начинается с момента вступления приговора в законную силу и продолжается до момента автоматического погашения судимости или ее снятия судом.
Судимости при осуждении лица за пределами Российской Федерации при определении рецидива не учитываются. Не являются они и квалифицирующими преступление обстоятельствами*(288). Вместе с тем такие судимости могут быть учтены судом при определении виновному лицу наказания.
Сроки погашения судимости для лиц, совершивших преступления до достижения ими возраста восемнадцати лет, сокращены (ст. 95 УК РФ). Они равны одному году за преступления небольшой и средней тяжести; трем годам после отбытия лишения свободы за тяжкое или особо тяжкое преступление.
Судимости за преступления, совершенные в возрасте до восемнадцати лет, не должны учитываться при признании рецидива преступлений (ч. 4 ст. 18 УК РФ). Однако это обстоятельство иногда игнорируется судами*(289).
Закон предусматривает возможность досрочного снятия судимости по просьбе осужденного, если он вел себя "безупречно" (ч. 5 ст. 86 УК РФ). Причем в законе не указано, после отбытия какой части судимости можно выступить с таким ходатайством перед судом. В ст. 86 УК РФ к осужденному предъявляется явно завышенное требование - безупречное поведение. Допустим, он хорошо работает и даже поступил в вечернюю школу и вполне успевает в классе. Но при этом он курит, иногда на бульваре с друзьями распивает бутылку спиртного. Можно ли такое поведение лица считать безупречным? К тому же осужденный по истечении первого месяца после освобождения от наказания может решить, что он достиг "безупречности" и обратиться в суд с просьбой снять с него судимость. Предположим, суд отказал ему в этом. Однако освобожденный имеет право буквально через неделю вновь обратиться в суд с повторным требованием отмены судимости. И так без конца. Несомненно, что требование, предъявляемое к осужденному в течение срока судимости, надо снизить и установить, по истечении какой части срока судимости можно возбуждать перед судом ходатайство об ее снятии. В Модельном УК такой срок установлен - половина срока судимости.
В ч. 7 ст. 87 УК Республики Таджикистан предусмотрена возможность снятия судом судимости также по истечении не менее половины срока судимости.
Такое же решение следовало бы установить и в ст. 86 УК РФ. Как уже отмечалось, у лиц, условно-досрочно освобожденных от пожизненного лишения свободы, судимость следовало бы снимать не ранее истечения восьмилетнего срока судимости.
З.А.Незнамова пишет: "Судимость всегда носит персонифицированный характер, ибо в уголовном праве нет просто судимости, а есть судимость конкретного лица за совершение конкретного преступления и к конкретной мере наказания"*(290). Этот вывод спорен. Судимость не индивидуализируется, как наказание. Она дифференцируется в зависимости от вида назначенного наказания, а если это лишение свободы, - то от категории совершенного преступления. Следовательно, некие Иванов, Петров, Сидоров и т.д., осужденные за различные преступления к различным срокам лишения свободы за совершение преступлений средней тяжести, будут считаться в одинаковой мере судимыми в течение шести лет после отбытия наказания. О какой индивидуализации судимости при этом может идти речь?
Индивидуализация судимости возможна лишь в процессе ее досрочного снятия согласно предписаниям ч. 5 ст. 86 УК РФ, ибо она приемлема только к лицам, ведущим себя "безупречно". Безупречность - качество, присущее конкретной личности, оно индивидуально.
Своеобразная индивидуализация судимости связана с условным осуждением и условно-досрочным освобождением от наказания. При их реализации определяется индивидуализированный испытательный срок, по истечении которого условно осужденный и условно-досрочно освобожденный от наказания считаются несудимыми.
Для погашения судимости не требуется ни специального решения суда, ни иного документа, удостоверяющего этот факт. Погашение судимости наступает автоматически, при наличии определенных, установленных законом условий.
Судимость может быть снята актом амнистии или помилования. Вопросам судимости в актах амнистии обычно уделяют много внимания. Так, в амнистии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 июня 1999 г. было определено, что при применении рассматриваемого акта амнистии не учитываются судимости за преступления, совершенные по неосторожности, независимо от вида наказания; судимости за умышленные преступления, по которым были назначены наказания, не связанные с лишением свободы; судимости за преступления, за которые наказание назначено условно или с отсрочкой отбывания наказания либо исполнения приговора, если в последующем осужденный не направлялся в места лишения свободы для отбывания назначенного наказания: судимости лиц, отбывающих наказание за пределами территории Российской Федерации и т.д. (ст. 12).
В п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 апреля 2000 г. "О практике назначения судами видов исправительных учреждений" определено: "Если во время отбывания наказания истек срок погашения судимости за одно или несколько преступлений, которая явилась основанием для назначения осужденному исправительной колонии строгого или особого режима по последнему приговору, то назначенный по приговору суда вид колонии не подлежит пересмотру, а лицо не переводится в исправительную колонию другого вида, поскольку в соответствии с частями пятой и шестой статьи 74 УИК РФ в исправительных колониях строгого или особого режима отбывают наказания лица, осужденные за преступления, которые были совершены соответственно при рецидиве, опасном рецидиве или особо опасном рецидиве"*(291). Рассматриваемая проблема решена в анализируемом постановлении Пленума Верховного Суда РФ верно. Но ссылка на ст. 74 УИК РФ необоснованна. Вопрос о выборе вида места лишения свободы и его режиме решается судом в соответствии с предписаниями ст. 58 УК РФ. Следовательно, фактически во время отбывания наказания в виде лишения свободы течение сроков судимости за предшествующие преступления как бы приостанавливается. Это обстоятельство является еще одним основанием для официального введения в ст. 86 УК РФ правила приостановления или прерывания срока судимости осуждением лица за новое преступление к лишению свободы.
Необходимо отметить, что уголовно-исполнительные последствия судимости, сроки которой истекли в процессе исполнения наказания, также не аннулируются до окончания срока исполнения наказания. Поэтому, например, не впервые осужденные к лишению свободы отбывают наказание отдельно от лиц, впервые осужденных к этому наказанию. Такой порядок сохраняется в тех случаях, когда в процессе исполнения этого наказания судимость и ранее совершенное преступление были погашены (ч. 2 ст. 80 УИК РФ).
В свете сказанного представляется неточным предписание ч. 6 ст. 86 УК РФ, в которой определено, что погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью. Последствия судимости аннулируются по истечении сроков судимости только после исполнения или отбытия наказания. Этот вывод следует из сопоставительного анализа ч. 6 ст. 86 УК РФ и ст. 18 УК РФ (рецидив преступлений), ст. 58 УК РФ (назначение осужденному к лишению свободы вида исправительного учреждения), ч. 3 ст. 60 УК РФ (общие начала назначения наказания), п. "а" ч. 1 ст. 63 УК РФ (обстоятельства, отягчающие наказание) и некоторых других норм. В этих нормах предусмотрен учет судимости при решении вопросов, возникающих при назначении наказания виновному лицу. Приговор распространяется на все время исполнения наказания вне зависимости от того, сохранились ли или погашены судимости за предыдущие преступления, учтенные в приговоре.
В ч. 6 ст. 86 УК РФ имеется в виду аннулирование последствий судимости ее погашением или снятием после исполнения или отбытия наказания.

Глава IX. Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних

§ 1. Развитие законодательства об уголовной ответственности несовершеннолетних и характеристика преступности несовершеннолетних

Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних предусматривались еще российским уголовным законодательством XIX в. В Уложении о наказаниях уголовных и исполнительных 1845 г. данной ответственности были посвящены ст. 142-150. В основном в этих статьях предусматривалась замена наказания более мягким в зависимости от возраста несовершеннолетнего. Так, согласно ст. 148, несовершеннолетние в возрасте от 14 до 21 года за преступления, совершенные по неосторожности, подвергались лишь домашнему исправительному наказанию по распоряжению родителей или опекунов*(292).
Статья 6 Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 г., предоставляла право мировым судьям определять несовершеннолетним в возрасте от 10 до 17 лет взамен заключения в тюрьме помещение в исправительные приюты*(293).
Некоторые особенности уголовной ответственности несовершеннолетних были предусмотрены в ст. 41 Уголовного уложения 1903 г. Так, в ч. 1 этой статьи указывалось, что "не вменяется в вину преступное деяние, учиненное несовершеннолетним от 10 до 17 лет, который не мог понимать свойства и значения им совершаемого или руководить своими поступками". Очевидно, положение о возрастной невменяемости, предусмотренное ч. 3 ст. 20 УК РФ, позаимствовано с некоторыми изменениями из ст. 41 Уголовного уложения 1903 г.*(294)
Советская власть вскоре после Октябрьской революции выдвинула лозунг: "Для детей нет суда и тюрьмы", который нашел свое воплощение в Декрете СНК от 14 января 1918 г. Этот декрет провозгласил отмену судов и тюремного заключения для малолетних и несовершеннолетних. Дела о несовершеннолетних в возрасте до 17 лет, совершивших общественно опасное деяние, подлежали рассмотрению комиссией по делам несовершеннолетних, которая должна была либо освобождать их, либо направлять в одно из убежищ Народного комиссариата общественного призрения соответственно характеру деяния*(295).
Хотя до конца 20-х гг. законодательство об уголовной ответственности несовершеннолетних неоднократно изменялось, однако принудительным и воспитательным мерам по-прежнему принадлежал приоритет перед мерами уголовного наказания.
Тенденция к усилению уголовной ответственности несовершеннолетних наметилась в начале 30-х гг. Особенно резко она обозначилась с принятием постановления ЦИК и СНК от 5 апреля 1935 г. "О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних"*(296). Этот закон значительно понизил возраст, по достижении которого стала возможна уголовная ответственность. Так, начиная с 12-летнего возраста, подлежали уголовной ответственности лица, виновные в совершении краж, причинении насилия, телесных повреждений, увечий, убийстве; ст. 8 Основных начал уголовного законодательства СССР и союзных республик, предоставлявшая право применять к несовершеннолетним меры медико-педагогического характера, была отменена. 31 мая 1935 г. было принято постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) "О мерах ликвидации детской беспризорности и безнадзорности", которым были ликвидированы комиссии по делам несовершеннолетних*(297). В указанных актах нашла отражение господствовавшая в то время ошибочная точка зрения о принуждении как универсальном средстве борьбы с преступностью.
Начавшаяся война создала новые проблемы в борьбе с преступностью несовершеннолетних. Несмотря на необходимость напряжения всех сил и сосредоточение всех ресурсов на нужды войны, Советское государство не жалело средств для спасения подрастающего поколения. Так, уже 23 января 1942 г. СНК СССР принял постановление "Об устройстве детей, оставшихся без родителей"*(298), которым предусматривались создание при исполкомах местных Советов комиссий по устройству детей, оставшихся без родителей, расширение детских приемников-распределителей и детских домов, организация Суворовских училищ для детей, пострадавших от войны, и т.д. Все это способствовало тому, что в отличие от периода начала 20-х гг. беспризорность, а отсюда и преступность подростков не получили такого широкого распространения.
В первые послевоенные годы основными криминогенными условиями, как и в годы войны, были все те же беспризорность, безнадзорность подростков, а также тяжелое материальное положение страны. Вследствие этого к несовершеннолетним правонарушителям по-прежнему широко применялись воспитательные меры. Так, постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 17 февраля 1948 г. "О применении Указов от 4 июня 1947 г. в отношении несовершеннолетних" судебным органам предлагалось в случае совершения хищения в незначительных размерах несовершеннолетними в возрасте от 12 до 16 лет ставить на обсуждение вопрос о прекращении дела в уголовном порядке за нецелесообразностью применения мер уголовного наказания и направлении обвиняемых в трудовые воспитательные колонии*(299).
Новым этапом в развитии советского уголовного законодательства об ответственности несовершеннолетних явились Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, принятые Верховным Советом СССР 25 декабря 1958 г., и уголовные кодексы союзных республик, принятые в 1959-1961 гг. Существенным отличием нового законодательства было то, что на 2 года был повышен возраст, по достижении которого наступала уголовная ответственность. По общему правилу уголовной ответственности, согласно ст. 10 Основ, подлежали лица, которым до совершения преступления исполнилось 16 лет. За некоторые преступления ответственность наступала с 14 лет.
Кроме тех изъятий, которые были сделаны для несовершеннолетних при применении к ним положений Общей части уголовного права (неприменение ссылки, высылки; лишения свободы в виде заключения в тюрьме и др.), законодательство ориентировало правоохранительные органы на преимущественное применение мер воспитательного характера, а не уголовного наказания в случаях совершения преступления, не представляющего большой общественной опасности (ч. III и ч. IV ст. 10 УК РСФСР).
Уголовное законодательство 1958-1961 гг. регламентировало широкое привлечение общественности к работе по исправлению и перевоспитанию несовершеннолетних правонарушителей, а также предупреждению совершения ими преступлений. Так, п. 6 ст. 63 УК РСФСР в качестве одной из принудительных мер воспитательного характера предусматривал передачу несовершеннолетнего под наблюдение трудового коллектива, общественной организации или отдельному гражданину либо назначение общественного воспитателя в соответствии с Положением об общественных воспитателях несовершеннолетних.
Проявлением гуманизма уголовного права явилось принятие Указа Президиума Верховного Совета СССР от 15 февраля 1977 г. "О дополнении Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик статьей 39-1", предусмотревшей основания отсрочки исполнения приговора несовершеннолетнему*(300). Согласно этой статье "при назначении наказания несовершеннолетнему, впервые осуждаемому к лишению свободы до 3 лет, судом, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного и иных обстоятельств дела, а также возможности его исправления и перевоспитания без изоляции от общества, исполнение приговора к лишению свободы в отношении такого лица может быть отсрочено на срок от 6 месяцев до 2 лет"*(301).
Завершением развития законодательства об уголовной ответственности несовершеннолетних явилось принятие в 1991 г. Основ уголовного законодательства Союза ССР и республик, которые впервые содержали специальный раздел "Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних". Идея сосредоточить в одном разделе нормы, регулирующие особенности ответственности несовершеннолетних, не нова*(302).
Но ни в Основах 1958 г., ни в уголовных кодексах союзных республик 1959-1961 гг. такой раздел не был предусмотрен. Между тем уголовные кодексы стран Восточной Европы такие разделы предусматривали (например, гл. 6 УК Болгарии). Включение аналогичного раздела в Основы являлось реализацией высказанных в юридической литературе предложений, направленных на совершенствование уголовного законодательства и рекомендаций, изложенных в "Минимальных стандартных правилах Организации Объединенных Наций, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила)". Согласно п. 1.4 этих правил "правосудие в отношении несовершеннолетних должно являться составной частью процесса национального развития каждой страны в рамках всестороннего обеспечения социальной справедливости для всех несовершеннолетних, одновременно содействуя таким образом защите молодежи и поддержанию мирного порядка в обществе"*(303).
Динамика преступности несовершеннолетних в последнее десятилетие характеризуется следующими данными. В 1987 г. несовершеннолетними было совершено 116 149 преступлений, коэффициент преступлений - 1510 (количество преступлений несовершеннолетних на 100 000 несовершеннолетних в возрасте 14-17 лет)*(304). К 1993 г. количество несовершеннолетних, совершивших преступления, увеличилось на 75,5% и составило 203 826 человек (коэффициент преступлений - 2636,6 (+74,6%). В 1996 г. произошло некоторое сокращение количества несовершеннолетних, совершивших преступления: было выявлено 192 199 человек (-5,7%), коэффициент преступлений - 2295,5 (-12,9%). Существенное сокращение числа преступлений отмечено в 1997 г. Было выявлено 161 978 несовершеннолетних, совершивших преступления (-15,7% к 1996 г.), коэффициент преступлений - 2030,2 (-11,6% к 1996 г.), в 1998 г. выявлено 164 787 несовершеннолетних, совершивших преступления (коэффициент - 20,29%)*(305). Сопоставление коэффициента преступлений несовершеннолетних с общим коэффициентом преступлений приводит исследователей к выводу, что "подростки продолжают составлять наиболее криминально активную часть населения"*(306).
Совершаемые подростками преступления характеризуются, как и ранее, корыстно-насильственной направленностью. Как отмечает И.С.Кон, подростковая агрессия - чаще всего следствие общей озлобленности и пониженного самоуважения в результате пережитых жизненных неудач и несправедливостей (бросил отец, плохие отметки в школе, отчислили из спортсекции и т.п.). Изощренную жестокость нередко проявляют также жертвы авторитарного воспитания, физического подавления, не имевшие в детстве возможности свободно экспериментировать и отвечать за свои поступки; жестокость для них - своеобразный сплав мести, самоутверждения и одновременно самопроверки: меня все считают слабым, а я вот что смогу!*(307)
Анализируя направленность преступных посягательств несовершеннолетних в 1990-1996 гг., Г.И.Забрянский отмечает, что по действующему законодательству несовершеннолетние несут уголовную ответственность за совершение более 130 видов правонарушений. Четырнадцать из них составляют основной статистический массив, доля которого равна почти 95%, а доля трех преступлений (кража, грабеж и хулиганство) - свыше 75% реальной совокупности*(308). В 1997 г. структура совершенных подростками преступлений не претерпела существенных изменений и выглядела следующим образом: кража - 59,7%, грабеж - 8,1%, разбой - 2,3%, хулиганство - 6,2%, убийство и покушение на убийство - 0,6%, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью - 0,9%, незаконное изготовление, хранение, перевозка либо сбыт наркотических либо психотропных веществ - 5,6%, вымогательство - 1,9%, иные преступления - 14,7%*(309).
Несовершеннолетние, совершившие преступления в 1997 г., характеризуются следующими данными. Из 161 978 несовершеннолетних, совершивших преступления в 1997 г. (удельный вес 11,8%), к уголовной ответственности было привлечено 144 097 человек (89,0%), освобождено от уголовной ответственности 17 881 человек (11,0%), что в два с лишним раза меньше в сравнении с 1996 г., когда было освобождено 43 775 человек (22,8%). Объясняется такое уменьшение, очевидно, тем, что новый УК не предусмотрел таких, известных прежнему УК институтов освобождения от уголовной ответственности, как передача на поруки (ст. 52 УК РСФСР), передача дела в товарищеский суд (ст. 51), освобождение от уголовной ответственности с привлечением к административной ответственности (ст. 50.1). В 1997 г. в сравнении с 1996 г. уменьшилось на 25,2% количество несовершеннолетних женского пола, совершивших преступления (было - 17 351, стало - 12 970, однако удельный вес уменьшился лишь с 9,0 до 8,0%). Сократилось с 62 569 до 45 916, т.е. на 26,6% (удельный вес соответственно - 32,6% и 28,3%), количество подростков, совершивших преступления в возрасте 14-15 лет. Менее существенно (на 10,5%) уменьшилось количество несовершеннолетних, совершивших преступления в возрасте 16-17 лет: со 129 630 - до 116 062 человек (удельный вес соответственно 67,4% и 71,7%).
Как отмечается в печати, в настоящее время наиболее остро встает проблема совершения общественно опасных деяний детьми, не достигшими 14-летнего возраста. Только по Москве состоят на учете более 14 тысяч малолетних подростков, совершивших серьезные правонарушения*(310).
В 1997 г. среди выявленных несовершеннолетних совершивших преступления, учащиеся и студенты составили 74 994 человека (46,3%), не имеющие постоянного источника дохода несовершеннолетние, достигшие шестнадцатилетнего возраста, - 47 712 человек (41,1% от общего количества лиц, совершивших преступления в возрасте 16-17 лет), 30 511 несовершеннолетних (18,8%), совершивших преступления в 1997 г., ранее также совершали преступления, 103 741 несовершеннолетний (64,0%) совершили преступления в группе. В 1997 г. в сравнении с 1996 г. уменьшилось с 50 423 до 37 237 человек (-26,2%) количество несовершеннолетних, совершивших преступления в состоянии алкогольного опьянения. Одновременно увеличилось с 1121 до 1321, т.е. на 17,8%, количество несовершеннолетних, совершивших преступления в состоянии наркотического и токсического опьянения*(311).

§ 2. Общие положения

Принятый 24 мая 1996 г. УК Российской Федерации знаменует собой новый этап в уголовной политике в отношении несовершеннолетних. При разработке нового УК были учтены опыт применения прежнего законодательства в этой области, достижения советской науки уголовного права, уголовного законодательства других стран. В новом УК получили дальнейшее развитие принципы виновной ответственности, справедливости, гуманизма. Это проявилось в том, что, во-первых, расширены категории преступлений, за совершение которых возможно применение принудительных мер воспитательного воздействия вместо наказания; во-вторых, произошло дальнейшее смягчение некоторых видов наказания, применяемых к несовершеннолетним (в частности, таких наказаний, как исправительные работы, штраф; кроме того, сокращены сроки давности привлечения к уголовной ответственности, исполнения обвинительного приговора и сроки погашения судимости); в-третьих, в УК впервые указано о необходимости при назначении наказания несовершеннолетнему учитывать условия его жизни и воспитания, уровень психического развития, иные особенности личности, а также влияние на него старших по возрасту лиц.
В новый УК впервые включена глава 14 "Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних", воспринявшая в значительной мере положения соответствующего раздела Основ 1991 г. Сосредоточение всех относящихся к несовершеннолетним норм Общей части в одной главе дает возможность показать общие принципы уголовной ответственности этих лиц и привести в систему все нормы, которые регулируют уголовную ответственность несовершеннолетних.
Глава "Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних" содержит общие положения, характеризующие особенности уголовной ответственности несовершеннолетних (ст. 87 УК), характеристику наказаний, применяемых к несовершеннолетним (ст. 88), условия освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности и наказания с применением принудительных мер воспитательного характера и характеристику этих мер (ст. 90-92), основания условно-досрочного освобождения от наказания (ст. 93), сроки давности привлечения к уголовной ответственности, исполнения обвинительного приговора и сроки погашения судимости (ст. 94-95). Заключительная ст. 96 (гл. 14) предоставляет суду право в исключительных случаях применять положения настоящей главы к лицам, совершившим преступления в возрасте от 18 до 20 лет.
В случае, если те или иные вопросы уголовной ответственности и наказания не предусмотрены главой 14 УК, следует руководствоваться положениями Общей части УК (например, ст. 80 УК, предусматривающая замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания).

§ 3. Система и виды наказаний несовершеннолетних

Согласно ст. 88 УК к несовершеннолетним могут применяться следующие виды наказаний:
1) штраф;
2) лишение права заниматься определенной деятельностью;
3) обязательные работы;
4) исправительные работы;
5) арест;
6) лишение свободы на определенный срок.
С учетом того, что в настоящее время обязательные работы и арест не применяются, следует признать весьма ограниченным перечень мер наказания, предусмотренных УК в отношении несовершеннолетних, что противоречит упомянутым Минимальным стандартным правилам ООН, согласно п. 18.1 которых "в целях обеспечения большей гибкости и во избежание по возможности заключения в исправительные учреждения компетентный орган власти должен располагать при решении дела широким комплексом мер воздействия"*(312).
Возрастные особенности несовершеннолетних, специфика совершаемых ими преступлений делают необходимым разработку таких мер наказания, в которых акценты смещаются с карательных на воспитательные и предупредительные аспекты. Невысокая эффективность лишения свободы побуждает избегать в отношении несовершеннолетних наказаний, связанных с изоляцией от общества, и предусматривать в законе наказания, с помощью которых несовершеннолетние отвлекались бы от криминогенной среды и приобщались к общественно полезному труду.
К несовершеннолетним не могут применяться такие наказания, как ограничение свободы, предусмотренное ст. 44 УК, лишение права занимать определенные должности; назначаемые только военнослужащим ограничение по военной службе и содержание в дисциплинарной воинской части. Неприменимы к несовершеннолетним и такие дополнительные наказания, как конфискация имущества и лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина. Как и ранее, к несовершеннолетним не могут применяться исключительная мера наказания - смертная казнь, а также пожизненное лишение свободы и лишение свободы, отбываемое в тюрьме.
Штраф. УК предусмотрены пониженные размеры штрафа в отношении несовершеннолетних Это наказание, являющееся денежным взысканием, налагаемым судом в случаях и пределах, установленных законом, применяется к несовершеннолетним, имеющим самостоятельный заработок или имущество, на которое может быть обращено взыскание, и назначается в размере от десяти до пятисот минимальных размеров оплаты труда или иного дохода несовершеннолетнего осужденного за период от двух недель до шести месяцев. В 1997 г. к штрафу было осуждено 1,8% из общего количества осужденных несовершеннолетних, в 1998 г. - 1,0%*(313).
Лишение права заниматься определенной деятельностью. Глава 14 не содержит каких-либо особенностей при применении этого наказания к несовершеннолетним, вследствие чего на несовершеннолетних распространяются общие правила применения этого наказания. Согласно ст. 47 УК лишение права заниматься определенной деятельностью устанавливается на срок от одного года до 5 лет в качестве основного вида наказания и на срок от 6 месяцев до 3 лет в качестве дополнительного наказания. В качестве дополнительного вида это наказание может назначаться и тогда, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК. Применение этого наказания целесообразно с целью предупреждения совершения новых преступлений в тех случаях, когда совершенное несовершеннолетним преступление связано с выполняемой им деятельностью (например, управление транспортным средством, торговля и пр.).
Обязательные работы. Эта мера наказания в настоящее время не применяется и в соответствии с Федеральным законом от 13 июня 1996 г. положения УК, касающиеся этого наказания, будут введены в действие по мере создания необходимых условий для исполнения этого наказания*(314). Согласно ч. 3 ст. 88 УК обязательные работы заключаются в выполнении работ, посильных для несовершеннолетнего, и исполняются им в свободное от учебы или основной работы время.
Выполнение несовершеннолетним обязательных работ должно исполняться только в районе местожительства несовершеннолетнего и осуществляться с соблюдением норм трудового законодательства, согласно которому запрещается применение труда несовершеннолетних на тяжелых работах и на работах с вредными или опасными условиями труда, на подземных работах, а также на работах, выполнение которых может причинить вред их нравственному развитию (в игорном бизнесе, ночных кабаре и клубах, в производстве, перевозке и торговле спиртными напитками, табачными изделиями, наркотическими и токсическими препаратами), запрещается переноска и передвижение несовершеннолетним тяжестей, превышающих установленные для них предельные нормы (ст. 175 КЗоТ РФ). Несовершеннолетних запрещается также привлекать к ночным и сверхурочным работам и к работам в выходные дни (ст. 177 КЗоТ РФ).
Обязательные работы могут назначаться несовершеннолетним на срок от 40 до 160 часов. Лицам в возрасте до 15 лет продолжительность обязательных работ не должна превышать двух часов в день, а лицам в возрасте от 15 до 16 лет - 3 часов в день.
Исправительные работы. Исправительные работы, применяемые к несовершеннолетним, отличаются от этого наказания в отношении взрослых. Максимальный срок исправительных работ, на который может быть осужден несовершеннолетний, один год, а не два года, как это предусмотрено в отношении взрослого. Минимальный срок исправительных работ для несовершеннолетних такой же, как для взрослых - два месяца.
При применении исправительных работ, так же как при применении штрафа, следует тщательно оценивать материальное положение осужденного, имея в виду, что ухудшение этих условий может оказать отрицательное влияние на перевоспитание подростка. С учетом того, что УК РФ оставил отбывание исправительных работ только по месту работы (ст. 50), а согласно ст. 173 Кодекса законов о труде РФ на работу не могут быть приняты лица моложе 15 лет, к исправительным работам могут быть осуждены лишь подростки, достигшие 15-летнего возраста. При этом в отношении них, естественно, должны соблюдаться все нормы, регулирующие особенности труда несовершеннолетних, предусмотренные КЗоТом (гл. XII "Труд молодежи"). Исправительные работы не применяются к несовершеннолетним учащимся. В последние годы применение исправительных работ к несовершеннолетним уменьшается. Так, если в 1993 г. к исправительным работам было осуждено 3,2% из общего количества осужденных несовершеннолетних, то в 1997 г. - лишь 0,7%, в 1998 г. - 0,3%"*(315).
Арест. УК предусматривает такой новый вид наказания, как арест. Неэффективность кратких сроков лишения свободы (1-2 года) отмечается давно. Наказанием, призванным заменить неэффективное краткосрочное лишение свободы, является арест, который состоит в содержании лица в условиях строгой изоляции и может быть назначен несовершеннолетнему на срок от одного до четырех месяцев*(316). Арест может назначаться только несовершеннолетним, достигшим к моменту вынесения приговора шестнадцатилетнего возраста (ч. 5 ст. 88 УК). Как и обязательные работы, арест в настоящее время как мера наказания не применяется.
Лишение свободы. К несовершеннолетним возможно применение лишения свободы. При осуждении несовершеннолетнего к лишению свободы это наказание не может превышать 10 лет и отбывается в воспитательных колониях (ч. 6 ст. 88). Минимальный срок лишения свободы в отношении несовершеннолетних, как и в отношении взрослых, шесть месяцев. В "Правилах Организации Объединенных Наций, касающихся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы", указывается, что "заключение несовершеннолетнего в исправительное учреждение должно всегда применяться в качестве крайней меры и в течение минимально необходимого периода времени"*(317).
Наказание в виде лишения свободы несовершеннолетние отбывают отдельно от взрослых в воспитательных колониях. В отличие от взрослых лицам, совершившим преступление в несовершеннолетнем возрасте, не может быть назначено отбывание лишения свободы в тюрьме (ч. 2 ст. 58 УК).
В УК РФ впервые включено положение, согласно которому суд может дать указание органу, исполняющему наказание, об учете при проведении воспитательной работы особенностей личности несовершеннолетнего осужденного (ч. 7 ст. 88).
Представляется несостоятельным мнение некоторых комментаторов Уголовного кодекса о том, что предоставленное суду частью 2 ст. 69 право определять меру наказания по совокупности преступлений, если хотя бы одно из них является преступлением средней тяжести, тяжкий или особо тяжким, путем частичного или полного сложения наказаний до 25 лет, а по совокупности приговоров в соответствии с ч. 3 ст. 70 до 30 лет лишения свободы, распространяются также на несовершеннолетних. Такое расширительное толкование закона, во-первых, противоречит тенденции гуманизации ответственности и наказания несовершеннолетних как в сравнении с УК РСФСР, так и в сравнении с ответственностью и наказанием взрослых по УК РФ, и, во-вторых, лишило бы всякого смысла предусмотренное ч. 6 ст. 88 УК ограничение в отношении несовершеннолетних наказания в виде лишения свободы десятью годами, в отличие от взрослых, максимальное наказание в отношении которых по общему правилу предусмотрено в виде 20 лет лишения свободы. Г.М.Миньковский обоснованно предлагал разрешить этот вопрос законодательно*(318).
Осужденные, достигшие возраста 18 лет, по общему правилу, остаются отбывать наказание в воспитательной колонии, но не более чем до достижения ими возраста 21 года (ч. 1 ст. 139 УИК РФ). Лишь отрицательно характеризующиеся осужденные, достигшие 18-летнего возраста, переводятся для дальнейшего отбывания из воспитательной колонии в исправительную колонию общего режима (ч. 1 ст. 140 УИК РФ). При этом если оставление осужденных, достигших возраста 18 лет, в воспитательной колонии производится согласно ч. 3 ст. 139 УИК РФ по постановлению начальника воспитательной колонии, санкционированному прокурором, то перевод в исправительную колонию осужденного, достигшего 18 лет, возможен в соответствии с ч. 2 ст. 140 УИК РФ лишь по решению суда.
В последние годы применение такого строгого наказания, как лишение свободы, снизилось: если в 60-70-е гг. оно применялось в 55-60% случаев, то в 1997 г. это наказание составило в отношении несовершеннолетних - 24,2%, а в 1998 г. - 25,0%*(319).
Как уже отмечалось, в 1977 г. был введен институт отсрочки исполнения приговора несовершеннолетнему (ст. 46.1 УК РСФСР 1960 г.). Несмотря на то, что с 1982 г. отсрочка перестала быть привилегией несовершеннолетних, применение ее к несовершеннолетним получило еще большее распространение, особенно в последние годы перед принятием нового УК. Так, если в 1977 г. она была применена в отношении 18,0% осужденных несовершеннолетних, в 1982 г. - в отношении 32,1%, то в 1996 г. - в отношении 40,5%.
Достаточно широко в судебной практике применяется в отношении несовершеннолетних также условное осуждение - в 1996 г. в 29,9% случаев.
УК РФ предусмотрел лишь условное осуждение, объединив предусмотренные ранее последствия осуждения лица к условному наказанию и применения отсрочки исполнения приговора в один институт. В 1997 г. условное осуждение было применено к 73,3%, а в 1998 г. - 73,8% осужденных несовершеннолетних, что примерно равно доли несовершеннолетних, ранее осуждаемых с отсрочкой исполнения приговора и к условному наказанию*(320).
Отличие применения этого института в отношении несовершеннолетних заключается в том, что условное осуждение возможно только при осуждении несовершеннолетних к применяемым к ним "к лишению свободы и исправительным работам, а также в том, что контроль за поведением осужденного в этих случаях осуществляется наряду с органами внутренних дел также комиссиями по делам несовершеннолетних.

§ 4. Назначение наказания несовершеннолетним

Уголовная ответственность несовершеннолетних основывается на общих принципах борьбы с преступностью: законности, равенства граждан перед законом, виновной ответственности, справедливости и гуманизма. Однако эти принципы применительно к несовершеннолетним имеют специфику, которая определяется тем, что наказание в отношении несовершеннолетних в особой степени должно быть подчинено цели исправления виновных и предупреждения совершения новых преступлений*(321). Это особенно актуально в настоящее время с учетом обнищания значительной части населения и связанного с этим ухудшения условий жизни и воспитания несовершеннолетних, растущей беспризорности подростков, ослабления общественного контроля за поведением несовершеннолетних.
Назначая наказание несовершеннолетнему, суд должен учитывать уровень его психического развития, иные особенности личности несовершеннолетнего, а также влияние на него старших по возрасту лиц (ч. 1 ст. 89 УК). Указанные обстоятельства принимаются во внимание не только при индивидуализации наказания, но и при индивидуализации ответственности. Правильно квалифицировав преступление, что является важнейшей предпосылкой индивидуализации ответственности, необходимо решить, какую форму реагирования следует избрать в качестве правового последствия этого преступления: 1) уголовную ответственность, вид и размер наказания либо принудительные меры воспитательного характера, назначаемые судом взамен наказания (ст. 92 УК), или 2) освобождение от уголовной ответственности с назначением принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90 УК).
Индивидуализируя наказание несовершеннолетних, суды должны отдавать предпочтение наказаниям, не связанным с лишением свободы. К несовершеннолетним имеет преимущественное отношение положение ч. 1 ст. 60 УК РФ о том, что "Более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания"*(322). Между тем все еще имеются случаи назначения несоразмерно строгих мер наказания, прежде всего в виде лишения свободы. Так, суд за участие в угоне автомашины без цели хищения осудил к 3 годам лишения свободы несовершеннолетнего П., который учился в школе, преступление совершил впервые, по месту учебы характеризуется положительно, проживал вместе с родителями.
Как указано в ст. 60 УК, суд, назначая наказание, учитывает характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Положения ст. 60 УК применительно к несовершеннолетним имеют особенность. Согласно п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. N 40 "О практике назначения судами уголовного наказания" характер общественной опасности преступления в первую очередь зависит от объекта преступления, а также от формы вины и отнесения Уголовным кодексом преступного деяния к соответствующей категории преступлений (статья 15 УК РФ)*(323). Однако при совершении преступления несовершеннолетним следует выяснить, насколько подросток осознавал ценность объекта. Несовершеннолетние не всегда могут полно и правильно осознавать многообразные и сложные стороны и элементы общественных отношений, охраняемых законом; нередко, по их представлению, они посягают на менее ценный объект в сравнении с его действительной значимостью.
Касаясь различных форм вины, следует иметь в виду, что даже в умышленных преступлениях умысел может быть различным по степени осознанности виновным своих действий, степени предвидения последствий, времени возникновения умысла (прямой и косвенный, заранее обдуманный и внезапно возникший и т.д.). В преступлениях, совершенных подростками, в большинстве случаев умысел беднее по содержанию, чем у взрослых.
Еще сложнее дать оценку субъективной стороны неосторожного преступления, совершенного подростком*(324). Так, при совершении преступления по легкомыслию несовершеннолетнему бывает затруднительно предвидеть абстрактную возможность наступления общественно опасных последствий, а если он ее и предвидит, то нередко, преувеличивая свои возможности, самонадеянно рассчитывает на то, что ему удастся предотвратить наступление этих последствий, однако расчет оказывается несостоятельным. Аналогично и в преступлениях, совершенных подростками по небрежности, довольно часто слабо бывает выражен субъективный критерий, т.е. способность подростка по своим индивидуальным качествам (незавершенность интеллектуального развития, особенности психики, недостаточность жизненного опыта, незаконченность образования и т.д.) предвидеть наступление общественно опасного последствия.
При определении характера и степени общественной опасности преступления, совершенного подростком, большое значение имеют мотив и цель преступления. В мотивации преступного поведения отражаются, как отмечают Г.М.Миньковский и А.П.Тузов, с одной стороны, условия нравственного формирования личности и ее социально-психологические особенности, а с другой - криминогенные элементы конкретной жизненной ситуации. Изменения, происходящие в сфере мотивации несовершеннолетних, обусловлены прежде всего изменениями условий их образа жизни и деятельности*(325).
В.Я.Рыбальская также отмечает, что преступность несовершеннолетних наиболее остро реагирует на изменения социально-экономических условий в стране, которые произошли в течение последних лет. Они связаны с новыми социальными характеристиками жизни, обучения и трудоустройства подростков, отразились на возможностях получения образования, организации и степени доступности досуга*(326).
Вместе с тем при назначении наказания несовершеннолетним следует иметь в виду, что нередко даже по преступлениям, обязательным признаком которых являются низменные побуждения, доминирующими мотивами поведения подростка являются не низменные, а иные побуждения. Так, кражи, грабежи, разбойные нападения иногда мотивируются у подростков корыстными побуждениями в сочетании с мотивами озорства, стремлением утвердить себя в группе, желанием заполнить свободное время. Хулиганские действия, изнасилование подчас связаны со стремлением не отстать от товарищей, выглядеть взрослым, смелым, самостоятельным и т.д.
Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. N 40 "степень общественной опасности преступления определяется обстоятельствами содеянного (например, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда или тяжестью наступивших последствий, ролью подсудимого при совершении преступления в соучастии)"*(327).
Если совершению преступления несовершеннолетним предшествовало неправомерное или провоцирующее поведение взрослых лиц, в том числе признанных потерпевшими по делу, суд, как указано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г., вправе признать это обстоятельство смягчающим наказание виновному. Кроме того, Пленум обратил внимание также на то, что судам следует учитывать, что согласно п. "е" ч. 1 ст. 61 УК РФ к обстоятельствам, смягчающим наказание, относится совершение преступления в результате физического или психического принуждения, не исключающего преступность деяния, либо в силу материальной, служебной или иной зависимости несовершеннолетнего, в связи с чем при выяснении факта вовлечения его в совершение преступления взрослыми следует решать вопрос о характере примененного в отношении несовершеннолетнего физического или психического принуждения*(328). По данным криминологических исследований, более трети преступлений (около 38%) подростки совершают под непосредственным влиянием взрослых*(329).
Значительно понизить степень общественной опасности совершенного подростком преступления может второстепенная роль виновного в преступлении. Велико значение личностных данных в индивидуализации ответственности и наказания несовершеннолетнего. Основными элементами, характеризующими личность подростка, совершившего преступление, являются возраст, образование, семейное положение; психические особенности; потребности и интересы, отношение к нормам права и морали, отношение к родителям, к учебе или к своим обязанностям по работе, связь с антиобщественными элементами и пр.
Указание на необходимость учета личности виновного, предусмотренное общими началами назначения наказания, применительно к подросткам конкретизируется тем, что несовершеннолетие является обстоятельством, смягчающим наказание (п. "б" ч. 1 ст. 61 УК). Юридическая природа несовершеннолетия в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, заключается как в том, что подросток нередко не представляет себе ни общественной значимости своих действий и их возможных результатов, ни тех последствий, которые могут наступить лично для него вследствие совершения преступления, так и в том, что в силу возрастных особенностей, с одной стороны, несовершеннолетние более чувствительны в сравнении со взрослыми к связанным с наказанием лишениям, ограничениям, а с другой стороны, подростки значительно легче поддаются исправительному воздействию, и потому применять к ним суровые меры наказания в большинстве случаев нецелесообразно. Возрастные и психологические особенности личности несовершеннолетнего правонарушителя, как отмечает Г.С.Гаверов, должны учитываться в связи с характером и степенью общественной опасности совершенного преступления*(330).
Относительно учета смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств необходимо прежде всего иметь в виду, что при уголовно-правовой оценке преступления несовершеннолетнего каждое смягчающее обстоятельство уменьшает наказание виновного больше, а каждое отягчающее обстоятельство повышает наказание меньше, чем это имеет место при аналогичных условиях по делам взрослых. Объясняется это тем, что в каждом деле подростка любое из смягчающих обстоятельств - уже совокупность минимум двух смягчающих факторов, где второй - несовершеннолетие*(331).
По преступлениям, совершаемым подростками, чаще других встречаются такие смягчающие наказание обстоятельства, как чистосердечное раскаяние и активное способствование раскрытию преступления, совершение преступления вследствие стечения тяжелых жизненных обстоятельств; совершение преступления под влиянием угрозы или принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости. Последнее бывает, когда подростка вовлекают в преступную деятельность родители либо лица, их заменяющие, или непосредственные руководители по работе, например, бригадиры. Как и в отношении взрослых, суд вправе признать смягчающими и обстоятельства, не указанные в законе (ст. 61 УК РФ). В приговорах по делам несовершеннолетних нередко делаются ссылки на такие смягчающие обстоятельства, как наличие взрослых подстрекателей, совершение преступления под влиянием других лиц, второстепенная роль в совершенном преступлении и т.п.
При индивидуализации наказания несовершеннолетних следует очень осторожно подходить к оценке отягчающих наказание обстоятельств. Так, относительно совершения подростками преступления в группе, являющейся отягчающим наказание обстоятельством, Г.М.Миньковский и А.П.Тузов обоснованно пишут, что это и понятно, так как совместно совершаемые правонарушения - одна из форм реализации характерного для подростков стремления к общению и подчинению нормам группового поведения. Но преобладающая часть групп несовершеннолетних преступников либо не имеет четких признаков внутренней организации (скорее, речь идет о действии "скопом"), либо организуется для совершения одного преступления*(332). Очевидно, участие несовершеннолетнего в преступлении, совершенном группой лиц по предварительному сговору либо организованной группой, не следует, как правило, рассматривать в качестве отягчающего наказание обстоятельства в случае, когда подросток вовлечен в преступление взрослыми и принял незначительное участие в преступлении*(333).
Суды не должны оставлять без внимания случаи, когда совершивший преступление подросток болен наркоманией или алкоголизмом. Статья 97 УК предоставляет суду право в отношении несовершеннолетнего, больного алкоголизмом или наркоманией, в случае совершения преступления наряду с наказанием применять принудительные меры медицинского характера.
Как уже отмечалось, при назначении наказания несовершеннолетнему необходимо учитывать не только указанные в ст. 61 УК смягчающие наказание обстоятельства, но и условия его жизни и воспитания, уровень психического развития, иные особенности личности, а также влияние на него старших по возрасту лиц (ч. 1 ст. 89 УК). Уголовно-процессуальное законодательство (ст. 392 УПК РСФСР) также предписывает при производстве предварительного следствия и судебного разбирательства обращать особое внимание на выяснение следующих обстоятельств:
1) возраст несовершеннолетнего (число, месяц, год рождения);
2) условия жизни и воспитания;
3) причины и условия, способствовавшие совершению преступления несовершеннолетним;
4) наличие взрослых подстрекателей или иных соучастников.
Возраст 14-17 лет - достаточно длительный период, 14-летний подросток по своему развитию существенно отличается от 17-летнего. В ходе предварительного расследования и в суде должны быть приняты меры для установления точного возраста несовершеннолетнего. Это необходимо как для того, чтобы решить вопрос, отвечает ли несовершеннолетний требованиям субъекта преступления, так и для того, чтобы при индивидуализации ответственности и наказания был учтен не только сам факт несовершеннолетия виновного, но и то, в каком именно возрасте им совершено преступление.
Большое значение имеет установление способности подростка в полной мере осознавать значение своих действий и руководить ими. Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. "при наличии данных, свидетельствующих об умственной отсталости несовершеннолетнего подсудимого, в силу статей 78 и 79 УПК РСФСР назначается судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза для решения вопроса о наличии или отсутствии у несовершеннолетнего отставания в психическом развитии.
Указанные вопросы могут быть поставлены перед экспертом-психологом, при этом в обязательном порядке должен быть поставлен вопрос о степени умственной отсталости несовершеннолетнего, интеллектуальное развитие которого не соответствует его возрасту"*(334).
В УК РФ появилось новое положение, согласно которому если несовершеннолетний достиг возраста, по достижении которого возможна уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности (ч. 3 ст. 20)*(335).
Устанавливая условия жизни и воспитания, следует выяснить обстоятельства, связанные с наличием у подростка родителей, с выполнением родителями или лицами, их заменяющими, обязанностей по воспитанию подростка, его бытовое окружение и пр. Судебная практика показывает, что одним из криминогенных факторов является проживание подростков в неполных семьях. В 1998 г. из общего числа подростков, совершивших преступления, 38,9% проживали в семье с одним родителем, а 5,3% проживали вне семьи*(336). Относительно роли семьи в воспитании детей А.Б.Сахаров обоснованно отмечал, что семья - главная педагогическая арена, а родители - основные воспитатели, призванные внести необходимые педагогические коррективы в жизненные восприятия своих детей, помочь утверждению у них подлинно общественных взглядов и навыков поведения*(337). Наиболее трагично положение беспризорных детей. В настоящее время в России насчитывается два миллиона беспризорных подростков. Такое же их количество было в 1918 г. Но если тогда это стало важной проблемой для молодого государства, то сейчас, как отмечается в печати, детская тема остается в стороне*(338).
Плохие условия жизни и воспитания подростка, беспризорность, так же, как и влияние взрослых, вовлекших подростка в совершение преступления, могут только смягчить его ответственность. Иначе суд решил по делу К., который был признан виновным в совершении кражи по предварительному сговору с другими лицами. Суд в обоснование наказания в виде лишения свободы указал в приговоре, что в семье нет условий для воспитания К.; мать больна, инвалид II группы, имеет кроме К. еще двух малолетних детей, воспитанию К. внимания не уделяет, отец отбывает наказание в виде лишения свободы. К. попал под влияние взрослых, ранее отбывавших наказание, с которыми совершил преступление И, оставаясь на свободе, может опять оказаться в том же окружении и совершить новое преступление. Кассационная инстанция, указав народному суду частным определением на неправильную оценку смягчающего наказание обстоятельства, применил к К. вместо наказания принудительную меру воспитательного воздействия, поместив К. в специальное профессионально-техническое училище.
Наряду с назначением необоснованно суровых мер наказания несовершеннолетним суды допускают назначение и неоправданно мягких мер наказания, не соответствующих тяжести совершенных преступлений и личности виновных, вследствие чего у несовершеннолетних возникает чувство безнаказанности за совершенное преступление.

§ 5. Освобождение несовершеннолетних от уголовной ответственности и наказания

Пленум Верховного Суда РФ в п. 12 постановления от 14 февраля 2000 г. обратил внимание судов на необходимость более тщательно изучать возможности применения к несовершеннолетним различных видов освобождения от уголовной ответственности: ст. 75 УК - в связи с деятельным раскаянием, ст. 76 - в связи с примирением с потерпевшим; ст. 77 - в связи с изменением обстановки. Кроме того, Пленум указал судам на недопустимость случаев применения уголовного наказания к несовершеннолетним, впервые совершившим преступления, не представляющие большой общественной опасности, если их исправление и перевоспитание может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ст. 90 УК (п. 13)*(339).
Новый УК предусматривает освобождение несовершеннолетних как от уголовной ответственности, так и от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия (в дальнейшем - принудительных мер). Согласно ст. 90 УК предпосылками освобождения от уголовной ответственности являются:
1) недостижение лицом 18-летнего возраста;
2) совершение впервые преступления небольшой или средней тяжести;
3) возможность исправления лица путем применения принудительных мер воспитательного воздействия.
Освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности с применением принудительных мер возможно как в ходе предварительного расследования, так и в результате судебного рассмотрения дела. Из предпосылок освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности видно, что новый УК предоставил органам предварительного расследования и суду более широкие права, чем были ранее: несовершеннолетний может быть освобожден не только за преступление небольшой, но и средней тяжести.
Принудительные меры воспитательного воздействия. По своему содержанию эти меры являются воспитательными. Преследуя цель исправления несовершеннолетнего, суд при применении принудительных мер воздействует на подростка прежде всего путем убеждения, доведения до его сознания понимания недопустимости совершения преступлений. Вместе с тем применяемые судом меры носят принудительный характер. Это выражается в том, что принудительные меры назначаются независимо от желания или согласия несовершеннолетнего либо его законного представителя. Исполнение этих мер обеспечивается силой государственной власти. Таким образом, принудительные меры воспитательного воздействия являются воспитательными по своему содержанию и принудительными по характеру исполнения.
Принудительные меры разнообразны по своему содержанию. Каждая мера обладает спецификой воспитательного воздействия на несовершеннолетнего правонарушителя. Статья 90 УК предусматривает следующие принудительные меры воспитательного воздействия:
1. Предупреждение (ч. 1 ст. 91 УК). Эта мера заключается в разъяснении несовершеннолетнему вреда, причиненного его деянием, и последствий повторного совершения преступления. Предупреждение рассчитано на разовое действие и имеет целью помочь несовершеннолетнему правонарушителю осознать неправильность своего поведения и необходимость в дальнейшем добровольно и сознательно соблюдать установленный порядок и правила общежития.
2. Передача несовершеннолетнего под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа (ч. 2 ст. 91 УК). Эта мера заключается в возложении на родителей или лиц, их заменяющих, либо на специализированный государственный орган обязанности по воспитательному воздействию на несовершеннолетнего и контролю за его поведением. Передача под надзор предполагает указание органа, применившего данную меру, лицам или соответствующему государственному органу о необходимости тщательного и систематического контроля за поведением подростка, устранения условий, способствующих антиобщественному поведению и т.д. Эта мера целесообразна, если родители или лица, их заменяющие, способны оказать на несовершеннолетнего положительное воздействие. Несмотря на то, что закон не требует согласия родителей или лиц, их заменяющих, на передачу им несовершеннолетнего под надзор, такое согласие судом все же должно быть получено*(340).
3. Возложение обязанности загладить причиненный вред (ч. 3 ст. 91 УК). Эта мера понуждает подростка к деятельному заглаживанию причиненного вреда. Она заключается в возложении на несовершеннолетнего обязанности компенсации причиненного вреда (денежная компенсация, передача предмета, аналогичного утраченному, устранение вреда своим трудом). Применение этой меры возможно только в отношении подростков, достигших 15-летнего возраста. В случае избрания принудительной меры, заключающейся в заглаживании причиненного вреда своим трудом, необходимо наличие у подростка соответствующих трудовых навыков. При назначении в качестве принудительной меры обязанности возместить причиненный ущерб несовершеннолетний должен иметь самостоятельный заработок либо получать стипендию.
УК РФ, в отличие от ч. 4 ст. 63 УК РСФСР, не ограничивает размер вреда, заглаживание которого можно возложить на несовершеннолетнего. В литературе высказано обоснованное мнение о том, что в этих случаях целесообразно исходить из половины минимального размера оплаты труда, на которую ориентируются комиссии по делам несовершеннолетних, руководствуясь Законом РСФСР от 25 февраля 1993 г. "О внесении изменений в Положение о комиссиях по делам несовершеннолетних"*(341).
4. Ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего. УК наиболее подробно характеризует эту новую принудительную меру. Согласно ч. 4 ст. 91 УК указанная мера может предусматривать запрет посещения определенных мест, использования определенных форм досуга, в том числе связанных с управлением механическим транспортным средством, ограничение пребывания вне дома после определенного времени суток, выезда в другие местности без разрешения специализированного государственного органа. На несовершеннолетнего может быть также возложена обязанность возвратиться в образовательное учреждение либо трудоустроиться с помощью специализированного государственного органа. Этот перечень не является исчерпывающим, и орган, применивший принудительную меру, может возложить на несовершеннолетнего и иные обязанности.
В некоторых случаях целесообразно назначение несовершеннолетнему не одной, а нескольких различных по содержанию принудительных мер (ч. 3 ст. 90 УК). Например, допустимо одновременное назначение таких мер, как предупреждение, возложение обязанности загладить причиненный вред и запрет посещения определенных мест.
Продолжительность применения таких принудительных мер, как передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа, ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего, определяется органом, назначающим эти меры.
В случае, если несовершеннолетний систематически не исполняет принудительную меру воспитательного воздействия, эта мера по представлению специализированного государственного органа может быть отменена и материалы направлены для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности (ч. 4 ст. 90 УК). Под систематическим неисполнением понимается неисполнение несовершеннолетним принудительных мер более двух раз.
Наряду с освобождением несовершеннолетних от уголовной ответственности УК РФ предусматривает возможность освобождения несовершеннолетних от наказания. Такое право при совершении подростком преступления небольшой или средней тяжести предоставлено суду. При этом суд применяет к несовершеннолетнему те же принудительные меры, что и при освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности (п. 1 ст. 92 УК). Кроме того, суду предоставлено право при осуждении за преступление средней тяжести освободить несовершеннолетнего от наказания, если суд придет к выводу, что цели наказания могут быть достигнуты только путем помещения подростка в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних (ч. 2 ст. 92). В отличие от прежнего УК суд устанавливает срок пребывания подростка в указанном учреждении, однако этот срок не может превышать максимального срока наказания, предусмотренного УК РФ за преступление, совершенное несовершеннолетним.
Если по заключению специализированного государственного органа, обеспечивающего исправление, будет признано, что несовершеннолетний для своего исправления не нуждается в дальнейшем пребывании в специальном учреждении, применение данной меры может быть прекращено. Вместе с тем в случае необходимости завершить несовершеннолетним общеобразовательную или профессиональную подготовку возможно продление пребывания несовершеннолетнего в специальном учреждении после истечения срока, установленного судом.
Помещение подростка в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних, связанное с изъятием несовершеннолетнего из семьи и помещением в условия специального режима, является наиболее строгой мерой при освобождении несовершеннолетнего от наказания. Вместе с тем помещение в эти учреждения не является наказанием, так как:
1) применяется в порядке замены наказания;
2) не содержится в системе видов наказания;
3) сроки пребывания в этих учреждениях не определяются судом*(342);
4) не влечет судимости.
Специальными лечебно-воспитательными учреждениями являются специальные (вспомогательные) школы-интернаты и лечебные учреждения для умственно отсталых детей, либо для детей, перенесших тяжелые заболевания, которые отразились на их развитии, либо для детей, страдающих общими физическими или психическими недостатками. Эти своеобразные, свойственные только данной принудительной мере условия должны быть либо очевидны, либо установлены медицинским заключением. При этом обязательными остаются и остальные предпосылки применения ст. 90 УК РФ, в том числе и признание подростка виновным в совершении преступления.
Воспитательными учреждениями для подростков являются детские дома и школы-интернаты. Принудительное помещение в эти учреждения подростка, совершившего преступление небольшой или средней тяжести, применяется, если семейные условия не обеспечивают его правильного развития и воспитания и вместе с тем возможно пребывание несовершеннолетнего в обычном детском коллективе.
Самой строгой принудительной мерой является помещение несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение. Таким учреждением является специальное профессионально-техническое училище, в которое помещаются несовершеннолетние правонарушители, нуждающиеся в особых условиях воспитания и строгом педагогическом режиме. Образовательная, воспитательная и хозяйственно-экономическая деятельность СПТУ регулируется "Типовым положением о специальном учебно-воспитательном учреждении для детей и подростков с девиантным поведением"*(343). Воспитательная работа в СПТУ сочетает общее политехническое обучение с производительным трудом. Несовершеннолетние правонарушители в этих воспитательных учреждениях должны не только повышать свой общеобразовательный и культурный уровень по программе обычных школ, но и приобретать или повышать свою профессиональную квалификацию в объеме училищ системы профессионально-технического обучения. Проведение воспитательной работы в этих училищах предполагает также осуществление целого комплекса трудового, нравственного, эстетического и физического воспитания несовершеннолетних с учетом специфических особенностей отдельных категорий правонарушителей.
В случае, если вследствие систематического неисполнения несовершеннолетним принудительной меры назначенная в соответствии с ч. 2 ст. 92 УК мера отменяется и назначается наказание в виде лишения свободы, срок пребывания подростка в специальном воспитательном или лечебно-воспитательном учреждении не засчитывается в срок отбывания наказания.
В 1999 г. в отношении 22% подростков судами были применены принудительные меры воспитательного воздействия*(344). Вместе с тем в 1995 г. в стране было лишь 15 специальных профессионально-технических училищ и 32 специальные школы, в которые помещались подростки в возрасте до 14 лет, нуждающиеся в особых условиях воспитания. По оценке специалистов, только 9% подростков, нуждающихся в особых условиях воспитания, могут быть направлены в специальные учебно-воспитательные учреждения. Недоступность для данной категории несовершеннолетних таких учреждений способствует повышению их криминальной активности. Только в 1995 и 1996 гг. за период ожидания путевок для направления в специальные учебно-воспитательные учреждения подростками было совершено 2085 преступлений*(345).
Освобождение несовершеннолетнего от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия должно осуществляться таким образом, чтобы у подростка не возникло чувство безнаказанности за совершенное преступление.
Органы правосудия в обоснование решения о применении указанных институтов ссылаются на такие обстоятельства, как совершение подростком преступления впервые, признание себя виновным и чистосердечное раскаяние, положительная характеристика, ненормальные условия в семье, неблагоприятное окружение, второстепенная роль подростка в преступлении и др.

§ 6. Условно-досрочное освобождение несовершеннолетних от отбывания наказания и замена наказания более мягким

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (ст. 93 УК). Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, рекомендуют условное освобождение несовершеннолетних из исправительных учреждений применять в возможно более широких масштабах и в возможно более ранние сроки*(346). При принятии УК РФ 1996 г. в отношении лиц, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте, были предусмотрены более краткие сроки наказания по сравнению со сроками, предусмотренными в отношении взрослых, по отбытии которых возможно условно-досрочное освобождение.
Однако Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-исполнительный кодекс РФ и другие законодательные акты Российской Федерации" от 9 марта 2001 г. в ст. 79 УК, предусматривающую основание условно-досрочного освобождения взрослых, были внесены изменения, в соответствии с которыми условно-досрочное освобождение взрослых стало возможным при фактическом отбытии ими такой же части наказания, что и лицами, совершившими преступление в несовершеннолетнем возрасте: в зависимости от категории преступления - 1/3, 1/2, 2/3 срока наказания.
Представляется, что при таких изменениях оснований условно-досрочного освобождения взрослых было бы справедливо также понизить сроки наказания, по отбытии которых возможно условно-досрочное освобождение лиц, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте.
Согласно ст. 93 УК РФ к лицам, совершившим преступление в несовершеннолетнем возрасте, осужденным к исправительным работам или лишению свободы, условно-досрочное освобождение от отбывания наказания может быть применено после фактического отбытия: а) не менее одной трети срока наказания, назначенного судом за преступление небольшой или средней тяжести; б) не менее половины срока наказания, назначенного судом за тяжкое преступление; в) не менее двух третей срока наказания, назначенного судом за особо тяжкое преступление*(347).
В случае, если несовершеннолетний отбывает наказание за несколько преступлений, срок, по отбытии которого возможно условно-досрочное освобождение, определяется по наиболее тяжкому преступлению.
В отличие от предпосылок условно-досрочного освобождения взрослых (ст. 79 УК) в отношении несовершеннолетних УК не содержит требования, чтобы судом было признано, что несовершеннолетний для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Однако совершенно очевидно, что указанное требование в равной мере относится и к условно-досрочному освобождению несовершеннолетних.
Контроль за поведением несовершеннолетнего, условно-досрочно освобожденного от отбывания наказания, осуществляется специализированным органом социальной защиты несовершеннолетних или профилактики их правонарушений по месту жительства несовершеннолетнего.
В случае совершения условно-досрочно освобожденным несовершеннолетним в течение неотбытой части наказания нового преступления суд назначает наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК, т.е. - по совокупности приговоров. Однако, если новое преступление совершено этим лицом в несовершеннолетнем возрасте, назначенное ему по совокупности приговоров наказание не должно превышать 10 лет лишения свободы.
Глава 14 не предусматривает особенностей замены несовершеннолетнему неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Вследствие этого к несовершеннолетним применяются общие, предусмотренные ст. 80 УК положения о замене наказания более мягким. Такая замена с учетом поведения осужденного может быть применена к лицу, совершившему преступление в несовершеннолетнем возрасте, после фактического отбытия им за преступление небольшой или средней тяжести - не менее 1/3 срока наказания; за тяжкое преступление - не менее половины срока наказания; за особо тяжкое преступление - не менее 2/3 срока наказания.
При замене неотбытой части наказания суд может избрать любой более мягкий вид наказания, указанный в ст. 88 УК. С учетом того, что наказания в виде ареста и обязательных работ до создания необходимых условий для исполнения этих видов наказаний не применяются, лишение свободы может быть заменено штрафом, лишением права заниматься определенной деятельностью или исправительными работами. Размер штрафа и продолжительность исправительных работ при замене наказания более мягким определяется ст. 88 УК. На практике лишение свободы чаще всего заменяется исправительными работами.
Администрация воспитательной колонии, внося представление об условно-досрочном освобождении несовершеннолетнего или о замене наказания более мягким, должна принять меры к выяснению возможности трудоустройства представленных для освобождения из колонии лиц.
К лицам, которым наказание заменено более мягким, может быть применено условно-досрочное освобождение по правилам, предусмотренным ст. 93 УК.

§ 7. Иные особенности уголовной ответственности несовершеннолетних

Глава 14 содержит и иные особенности уголовной ответственности несовершеннолетних.
Сроки давности. В соответствии со ст. 94 УК сроки давности при освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности и от отбывания наказания, назначенного приговором, сокращены наполовину в сравнении с соответствующими сроками, предусмотренными для взрослых (ст. 78, 83 УК), и составляют после совершения преступления или осуждения за преступление: небольшой тяжести - один год; средней тяжести - три года; тяжкое - пять лет; особо тяжкое - семь лет и шесть месяцев.
Положения о порядке исчисления и о приостановлении сроков давности, предусмотренные ч. 2, 3 ст. 78 и ч. 2 ст. 83 УК, распространяются также и на несовершеннолетних.
Погашение судимости. Согласно ст. 95 УК сроки погашения судимости для лиц, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте, в сравнении со сроками погашения судимости, предусмотренными в отношении взрослых, ст. 86 УК сокращены и составляют после отбытия лишения свободы за преступления: небольшой или средней тяжести - один год; тяжкое или особо тяжкое - три года.
Несовершеннолетние, осужденные за преступления небольшой или средней тяжести и освобожденные судом от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия - ст. 92 УК (так же, как, естественно, и несовершеннолетние, освобожденные от уголовной ответственности с применением принудительных мер - ст. 90 УК) считаются несудимыми.
Остальные положения, относящиеся к учету, погашению и снятию судимости, предусмотренные в отношении взрослых (ст. 86 УК), за исключением учета судимостей при рецидиве преступлений, распространяются и на несовершеннолетних. Так, погашение судимости в отношении несовершеннолетних, осужденных условно или к более мягким, чем лишение свободы, наказаниям, определяется п. "а", "б" ч. 3 ст. 86 УК. Судимость в этих случаях погашается соответственно по истечении испытательного срока или одного года после отбытия наказания.
Судимость несовершеннолетнего до истечения срока погашения судимости может быть снята судом не только по ходатайству самого несовершеннолетнего, но и по ходатайству его родителей, законных представителей, а также органов опеки и попечительства.
Статья 96 УК предоставляет суду право в исключительных случаях с учетом характера совершенного деяния и личности виновного применять положения гл. 14 к лицам, совершившим преступления в возрасте от 18 до 20 лет, за исключением помещения их в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних либо воспитательную колонию. Понятие "исключительный случай" оценочное, и суд решает этот вопрос с учетом конкретных обстоятельств совершенного преступления и личности виновного. Такими обстоятельствами могут быть, например, отставание в психическом развитии, не подпадающее под признаки возрастной невменяемости (ч. 3 ст. 20 УК), второстепенная роль в преступлении, совершенном под влиянием других соучастников, совершение преступления при случайных обстоятельствах и т.д.

Глава Х. Принудительные меры медицинского характера

§ 1. Историческая характеристика принудительных мер медицинского характера

Институт освобождения от ответственности лиц, совершивших деяния, предусмотренные уголовным законом, в состоянии душевной болезни, имеет древнюю историю.
Подобная норма существовала еще в англосаксонском праве начала XIV в. и в Уголовном уложении Карла V (1532 г.) - "Каролине".
Тем не менее неприменение уголовного наказания к психически больным лицам было скорее исключением, чем правилом.
Французский Уголовный кодекс 1810 г. содержал положение о том, что нет ни преступления, ни проступка, если во время совершения действия обвиняемый находился в состоянии безумия (demence).
Требование ненаказуемости душевнобольных, совершивших опасные деяния, было одним из прогрессивных положений буржуазного уголовного права.
Большую роль в признании недопустимости подвергать наказанию душевнобольных сыграли работы французского психиатра Ф.Пинеля (1745-1826), учение которого развилось под непосредственным влиянием французских материалистов. В результате распространения его идей во Франции были сняты цепи с душевнобольных и с ними стали обращаться не как с преступниками, а как с больными.
Первые упоминания о душевнобольных в русском законодательстве относятся к XII в. В Судном законе князя Владимира Мономаха в главе "О завещании" содержалось указание об исключении "бесных" из числа свидетелей. Соборное уложение 1649 г. и так называемые "Новоуказные статьи о татьбах, разбойных и убийственных делах" (1669 г.) признавали психически больных не ответственными за убийство, но о лечении таких лиц в законе не упоминалось*(348).
Русская судебная хроника XVIII в. знает целый ряд случаев осуждения заведомо душевнобольных к смертной казни, к пожизненному или длительному тюремному заключению. Однако в России никогда преследования душевнобольных не были так широко распространены, как в Западной Европе, в связи с обвинением их в колдовстве или одержимости бесом, что влекло за собой жестокие пытки и мучительную казнь на костре.
В 1776 г. Екатерина II издала специальный указ, которым предписывалось содержать душевнобольных преступников в Суздальском монастыре не скованными и обращаться с ними "с возможною по человечеству умеренностью". Это не означало, однако, что в действительности обращение с душевнобольными преступниками стало соответствовать требованиям гуманности. Обращение с душевнобольными лицами, даже не совершившими никаких правонарушений, в "сумасшедших домах" царской России еще спустя столетие после этого указа отличалось жестокостью и было направлено не столько на их лечение, сколько на усмирение.
В последующее время правовое положение психически больных лиц, совершивших преступление, получило более определенное законодательное закрепление.
В Своде законов 1832 г. предусматривалось освобождение душевнобольных от наказания уже не только за убийства, но и за любые другие преступления. В этом же документе впервые упоминается о принудительном лечении лиц, совершивших убийство в состоянии безумия или сумасшествия. Этих лиц предлагалось содержать и лечить отдельно от других умалишенных в специальных отделениях домов для сумасшедших.
В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. содержалось достаточно широкое определение понятия невменяемости. В качестве причины, исключающей вменение в вину содеянного, называлось сумасшествие, припадки болезни, приводящей в умоисступление или совершенное беспамятство. Согласно этому закону принудительному лечению - помещению в дом умалишенных - подвергались совершившие убийство, покушение на собственную жизнь и поджог лица, безумные от рождения или сумасшедшие даже в том случае, если родственники согласны были взять на себя обязанность смотреть за ними и лечить их*(349). В приложении к ст. 95 указанного Уложения был определен порядок заключения этих лиц в дома умалишенных, сроки их содержания там и основания освобождения.
Психиатрическое освидетельствование лиц, совершивших указанные преступления, проводилось в соответствии с нормами уголовного судопроизводства. Принудительное водворение лица в дом умалишенных и установление опеки над его имуществом производилось по определению Окружного суда или Судебной палаты. Срок обязательного пребывания лица в доме умалишенных составлял два года, в течение которых не должно быть признаков сумасшествия. Этот срок мог быть сокращен при отсутствии опасности больного. После освобождения лицо по решению суда передавалось на поруки заслуживающим доверие лицам.
Шаг вперед в развитии понятия невменяемости как обстоятельства, исключающего возможность наказуемости лица, совершившего общественно опасное деяние, сделало Уголовное уложение 1903 г. Определение невменяемости в этом законе максимально приближено к современному. "Не вменяется в вину, - гласит Уголовное уложение, - преступное деяние, учиненное лицом, которое во время его учинения не могло понимать свойство и значение им совершенного или руководить своими поступками вследствие болезненного расстройства душевной деятельности, или бессознательного состояния, или умственного неразвития, происшедшего от телесного недостатка или болезни". В случае, когда оставление такого лица без присмотра суд признавал опасным, он отдавал это лицо под ответственный надзор родителей или других лиц, либо помещал его во врачебное заведение. Если же лицо в состоянии невменяемости совершало убийство, весьма тяжкое телесное повреждение, изнасилование, поджог или покушение на одно из этих деяний, оно обязательно помещалось во врачебное заведение.
Уголовное законодательство России советского периода исключало возможность наказания лиц, совершивших общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, и регламентировало принудительное лечение таких лиц.
Так, Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 г. предлагали применять к таким лицам лишь принудительные меры и меры предосторожности.
Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. говорил о принудительном лечении как мере социальной защиты, применяемой по приговору суда.
Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. к мерам защиты медицинского характера относил принудительное лечение и помещение в лечебное заведение, соединенное с изоляцией. В отличие от дореволюционного законодательства принудительное лечение регулировалось инструкциями НКЮ (1935 г.) и Минздрава (1954 г.).
Более подробно принудительные меры медицинского характера были представлены в УК и УПК 1960 г. Здесь впервые указывались виды принудительных мер медицинского характера и условия их применения. Принудительное лечение могло осуществляться в психиатрических больницах общего или специального типа в зависимости от характера заболевания, опасности личности для общества и тяжести совершенных общественно опасных действий. Психиатрические больницы специального типа находились в ведении МВД. В 1988 г. в ст. 58 УК РСФСР 1960 г. были внесены изменения, дифференцирующие виды лечебных учреждений, осуществляющих принудительные меры медицинского характера. К таким лечебным учреждениям стали относиться: психиатрические больницы с обычным, усиленным и строгим наблюдением. Уголовный кодекс устанавливал также порядок назначения, изменения и прекращения принудительного лечения.
При применении принудительных мер медицинского характера суд в резолютивной части определения указывал конкретную принудительную меру медицинского характера, а определение больницы, где лицо должно проходить лечение, входило в компетенцию органов здравоохранения*(350).
Дальнейшее развитие институт принудительных мер медицинского характера получил в разработанной советскими учеными Теоретической модели Общей части Уголовного кодекса*(351). Основные новации в этой области сводились к следующему. Авторы Теоретической модели разъединили принудительные меры медицинского характера и принудительные меры воспитательного характера, которые содержались в одном разделе УК 1960 г., поскольку эти меры отличаются по своей юридической природе, основаниям и целям применения. В Теоретической модели УК более четко, чем в действующем законодательстве, были сформулированы основания применения принудительных мер медицинского характера, к которым относились: факт совершения лицом общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом; наличие у этого лица психического заболевания либо алкоголизма или наркомании; необходимость лечения такого лица вследствие его психического состояния, представляющего опасность причинения им вреда себе или окружающим. Несомненной заслугой авторов Модельного кодекса является то, что они впервые предложили закрепить цели применения принудительных мер медицинского характера в УК. К таким целям были отнесены: излечение или такое изменение психического состояния лица, при котором оно перестает быть опасным для общества, предупреждение новых общественно опасных деяний, охрана прав и законных интересов психически больных.
В Теоретической модели УК впервые упоминалось о возможности применения принудительных мер медицинского характера к лицам, совершившим преступление в состоянии ограниченной вменяемости, включающих их лечение, соединенное с отбыванием наказания в виде лишения свободы, и лечение на общих основаниях в психоневрологическом диспансере по месту жительства при осуждении к мерам наказания, не связанным с лишением свободы.
В отличие от действующего уголовного законодательства Модельный кодекс не предусматривал порядок возбуждения ходатайств о применении принудительного лечения к алкоголикам и наркоманам, совершившим преступление, и не решал вопрос о признании их ограниченно дееспособными с последующим назначением попечительства, так как эти вопросы должны решаться уголовно-процессуальным, гражданско-процессуальным и гражданским законодательством.
С учетом положений Теоретической модели Уголовного кодекса были сформулированы цели и основания применения принудительных мер медицинского характера в Основах уголовного законодательств Союза ССР и республик 1991 г., которые не вступили в силу из-за распада СССР. Определение видов принудительных мер медицинского характера, условий и порядка их применения, а также продления, изменения и прекращения были отнесены Основами к компетенции союзных республик.

§ 2. Основания и цели применения принудительных мер медицинского характера

Принудительные меры медицинского характера выражаются в принудительном психиатрическом наблюдении и лечении. Они предусмотрены уголовным законодательством и применяются судом на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы к лицам, страдающим определенными психическими расстройствами и совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК, а также к алкоголикам и наркоманам, совершившим преступления.
Действующее уголовное законодательство не содержит определения понятия принудительных мер медицинского характера. Поэтому в правовой литературе даются различные его определения, которые с разной степенью полноты раскрывают существенные признаки указанных мер, подчеркивая их юридическое и медицинское содержание*(352).
Представляется неприемлемым определение принудительных мер медицинского характера как мер безопасности. Подобная терминология содержится в УК Республики Беларусь, где раздел IV, посвященный принудительным мерам медицинского характера, получил название "Принудительные меры безопасности и лечения".
Определение принудительных мер медицинского характера как социально-правовых и медико-реабилитационных мер безопасности имеет место и в монографии Р.И.Михеева, А.В.Беловодского и др.*(353)
Подобное определение весьма пространно и нечетко. "Меры безопасности" не являются уголовно-правовым понятием. Применение таких терминов противоречит ч. 2 ст. 2 УК РФ, где в качестве средств осуществления задач Уголовного кодекса РФ наряду с наказанием называются иные меры уголовно-правового характера. Принудительные меры медицинского характера именно к таким мерам и относятся.
Авторы указанной монографии не считают меры безопасности - принудительные меры медицинского характера - мерами государственного принуждения, полагая, что эти понятия принципиально отличаются*(354). Это также нельзя признать правильным, поскольку данные меры применяются принудительно на основании определения суда.
Наконец, название принудительных мер медицинского характера мерами социальной безопасности приводит к расширению круга лиц, к которым возможно их применение, за счет ВИЧ-инфицированных, страдающих венерическими заболеваниями, больных открытой формой туберкулеза и т.д., к которым согласно ст. 18 УИК РФ применяется обязательное лечение. Эта позиция также противоречит уголовному законодательству.
УК РФ 1996 г. достаточно определенно сформулировал основания применения принудительных мер медицинского характера.
Согласно ст. 97 УК РФ такими основаниями являются: а) совершение деяния, предусмотренного Особенной частью УК, и б) определенная категория лиц. К числу таких лиц относятся, во-первых, те, которые признаны невменяемыми. Эти лица в силу болезненного состояния психики не способны осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ст. 21 УК). Применение наказания к лицам, признанным невменяемыми, было бы несправедливым и нецелесообразным, так как своих целей - достижения социальной справедливости, исправления и специального предупреждения - наказание в данном случае не достигает. Судебная практика свидетельствует, что среди лиц, направляемых на принудительное лечение, невменяемые составляют подавляющее большинство*(355).
Во-вторых, принудительные меры медицинского характера применяются к лицам, которые совершили преступление в состоянии вменяемости, а затем до суда, во время судебного разбирательства либо в период исполнения наказания заболели психическим расстройством, делающим невозможным назначение или исполнение в отношении них наказания.
Если у лица после совершения им преступления наступило хроническое (необратимое) расстройство психической деятельности, суд в соответствии со ст. 410 УПК РСФСР выносит определение о прекращении уголовного дела или освобождении этого лица от наказания и о применении к нему принудительной меры медицинского характера с указанием, какой именно. При этом после прекращения принудительного лечения вследствие изменения состояния здоровья вопрос о возобновлении производства по уголовному делу или исполнении неотбытой части наказания не ставится.
В том же случае, когда у лица после совершения им преступления наступило временное психическое расстройство, например, реактивное состояние в связи с расследованием уголовного дела и угрозой наказания, принудительная мера медицинского характера назначается до выхода лица из болезненного состояния, т.е. до восстановления способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими. При выздоровлении лица и прекращении применения принудительного лечения суд возобновляет приостановленное уголовное дело или принимает решение о продолжении исполнения неотбытой части наказания, к которому лицо ранее было приговорено.
В соответствии со ст. 103 УК РФ время, в течение которого к лицу применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в стационаре за один день лишения свободы. К сожалению, вопрос о зачете пребывания в психиатрическом стационаре в срок наказания, не связанного с лишением свободы, в уголовном законодательстве не регламентирован.
В-третьих, принудительные меры медицинского характера применяются к лицам, совершившим преступление в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости (ст. 22 УК РФ). Такие лица подлежат уголовной ответственности и наказанию, однако их психическое состояние учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера. Принудительное наблюдение и лечение применяется к указанным лицам наряду с уголовным наказанием. Осужденным к лишению свободы - в местах лишения свободы, а осужденным к иным видам наказания - в учреждениях органов здравоохранения, где им оказывается амбулаторная психиатрическая помощь*(356).
Применение принудительных мер медицинского характера к лицам, страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемость, и учет психических аномалий при назначении наказания является новацией УК РФ 1996 г. Реализация этого положения на практике позволит существенно повлиять на эффективность уголовного наказания и возможность реабилитирующего воздействия на осужденного.
В-четвертых, категорией лиц, к которым применяются принудительные меры медицинского характера, являются лица, совершившие преступление во вменяемом состоянии, но нуждающиеся в принудительном лечении от алкоголизма или наркомании. Такие лица, безусловно, подлежат уголовной ответственности и наказанию. Принудительное лечение применяется к ним наряду с уголовным наказанием*(357).
Заболевание алкоголизмом или наркоманией устанавливается судебно-психиатрической или судебно-наркологической экспертизой и выражается в наличии физиологического и психического неодолимого влечения к потреблению алкоголя или наркотиков, утрате способности контролировать и ограничивать себя в этом отношении.
Поскольку токсические средства обладают всеми свойствами наркотиков и имеют общие с ними закономерности формирования зависимости*(358), следует подумать о целесообразности распространения принудительных мер медицинского характера и на токсикоманов, совершивших преступление и нуждающихся в лечении. Положение о применении наряду с наказанием принудительных мер медицинского характера в случае совершения преступления лицом, больным токсикоманией, было предусмотрено в Основах уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г.
Принудительные меры медицинского характера четырем указанным категориям лиц назначаются только в случае, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц (ч. 2 ст. 97 УК РФ).
Применение принудительного лечения является правом суда, а не его безоговорочной обязанностью. Оно может применяться только в двух случаях: когда лицо, помимо совершения им общественно опасного деяния в связи с психическим расстройством (алкоголизмом, наркоманией), способно причинить еще и другой существенный вред (например, уничтожить имущество, поджечь дом, лишить жизни) или по своему состоянию и поведению представляет опасность для самого себя или других лиц (вспышки агрессивности, неуправляемость, бредовые состояния, расстройство влечений и т.п.). Таким образом, суды, решая вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, должны исходить не только из оценки психического состояния лица в момент совершения общественно опасного деяния, но и уметь прогнозировать его поведение с точки зрения потенциальной общественной опасности (или отсутствия таковой).
Если перечисленные выше лица по своему психическому состоянию не представляют опасности для себя или других лиц, суд может принять решение о нецелесообразности применения к ним принудительных мер медицинского характера и передать необходимые материалы о состоянии их здоровья в органы здравоохранения для решения вопроса о добровольном лечении таких лиц или помещении их в психоневрологические учреждения социального обеспечения (интернаты) в порядке, установленном законодательством РФ о здравоохранении.
Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала правильным решение районного суда г. Рязани, который прекратил дело без применения принудительной меры медицинского характера в связи с тем, что лицо по характеру совершенного им общественно опасного деяния, предусмотренного ч. 3 ст. 130 УК РСФСР (клевета, соединенная с обвинением в совершении тяжкого преступления), и своему болезненному состоянию (временное расстройство психической деятельности), не представляло опасности для общества и не нуждалось в принудительном лечении*(359).
Принудительные меры медицинского характера содержат в себе два критерия - юридический и медицинский.
К юридическому относятся основания, цели, виды, порядок назначения, исполнения, продления, изменения и прекращения принудительных мер медицинского характера, которые регламентируются уголовным и уголовно-исполнительным законодательством.
Медицинский критерий определяется самим содержанием этих мер, задачами излечения нуждающихся в принудительном лечении лиц или улучшения их психического состояния, а также тем, что выводы о диагнозе психического расстройства, о наличии алкоголизма или наркомании, рекомендации по назначению и проведению лечения, профилактике психических расстройств и необходимых социально-реабилитационных мероприятий дают врачи-психиатры.
Таким образом, хотя юридический аспект в принудительных мерах медицинского характера преобладает, они по своей сути остаются медицинскими и целей уголовного наказания не преследуют.
Несмотря на то, что принудительные меры медицинского характера являются разновидностью мер государственного принуждения и назначаются судом, к мерам уголовного наказания они не относятся, поскольку применяются на основании определения суда, а не приговора, не содержат элемента кары, не выражают отрицательной оценки от имени государства общественно опасных действий лиц, страдающих психическими расстройствами, не направлены на исправление указанных лиц и восстановление социальной справедливости, длительность их применения зависит от состояния больного, они не влекут судимости.
В УК РФ 1996 г. (ст. 98) впервые в уголовном законодательстве нашей страны сформулированы цели применения принудительных мер медицинского характера. К ним относятся, во-первых, излечение лиц, совершивших общественно опасное деяние, или такое улучшение их психического состояния, при котором они перестают представлять общественную опасность; во-вторых, предупреждение совершения такими лицами новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК.
Следовательно, принудительные меры медицинского характера направлены на защиту как интересов лиц, страдающих психическими расстройствами и совершивших преступление или общественно опасное деяние, излечение таких лиц или как программу-минимум - улучшение их психического состояния и социальную адаптацию, так и интересов общества - предупреждение возможных общественно опасных действий с их стороны в будущем.
В отличие от наказания суд, назначив принудительные меры медицинского характера, не устанавливает их продолжительность, так как не в состоянии определить срок, необходимый для излечения или улучшения состояния здоровья лица.
Условия и порядок исполнения принудительных мер медицинского характера определяются уголовно-исполнительным законодательством, Законом РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" от 2 июля 1992 г., ведомственными актами органов здравоохранения, к которым относится, например, Методическое письмо Минздрава России от 23 июля 1999 г. N 2510/8536-99-32 "О порядке применения принудительных мер медицинского характера в отношении лиц с тяжелыми психическими расстройствами, совершивших общественно опасные деяния (ст. 21 и ч. 1 ст. 81 УК РФ)".
Основными принципами оказания психиатрической помощи при применении принудительных мер медицинского характера являются законность, гуманность, соблюдение прав человека и гражданина.
Новое положение в уголовном законе об ограниченной вменяемости, уголовная ответственность за незаконное помещение в психиатрический стационар (ст. 128 УК РФ), Закон о психиатрической помощи, конкретизирующий и развивающий рекомендации ООН об отношении к лицам с психическими расстройствами, введение в России с 1997 г. Международной классификации болезней (МКБ-10), которая принята Всемирной организацией здравоохранения, позволяют гарантировать правовую защищенность лиц, страдающих психическими расстройствами и совершивших общественно опасные деяния, и исключить использование психиатрии в политических целях в качестве орудия борьбы с инакомыслием, что имело место в 1960-70-х гг. в СССР.
Согласно Закону РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" 1992 г. лица, помещенные в психиатрический стационар по решению суда о применении принудительных мер медицинского характера, признаются нетрудоспособными на весь период пребывания в стационаре, имеют право на пособие по государственному социальному страхованию или на пенсию на общих основаниях. Им предоставляются те же права, что и другим пациентам, находящимся там на общих основаниях: обращаться непосредственно к главному врачу или заведующему отделением по вопросам лечения, обследования, выписки и соблюдения их прав; подавать жалобы и заявления без цензуры; встречаться с адвокатом и священнослужителем наедине; исполнять религиозные каноны, иметь религиозную атрибутику и литературу; выписывать газеты и журналы; получать вознаграждение за труд, если они привлекаются к работе, и т.д. Помимо этого пациенты, госпитализированные как добровольно, так и в принудительном порядке, могут быть ограничены в некоторых правах по рекомендации лечащего врача, заведующего отделением или главного врача в интересах их здоровья или безопасности других лиц. К таким правам относятся: переписка без цензуры, получение и отправление посылок, бандеролей и денежных переводов, использование телефона и т.п.
Закон предусматривает также создание специальной службы защиты прав пациентов, находящихся в психиатрических стационарах, которая пока не функционирует.
К сожалению, действующий УК не включил в перечень целей применения принудительных мер медицинского характера указание на охрану прав и законных интересов психических больных, что имело место в Теоретической модели Уголовного кодекса (ст. 100)*(360).
Необходимость включения этого положения в Уголовный кодекс обусловлена еще имеющими место на практике нарушениями прав и законных интересов психически больных лиц, о чем свидетельствуют, в частности, факты, приведенные в докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации О.Миронова "О соблюдении прав граждан, страдающих психическими расстройствами"*(361).
В зарубежном уголовном праве принудительные меры медицинского характера действуют, как правило, под видом мер безопасности. Мера безопасности в отличие от наказания не преследует целей воздаяния или устрашения, а направлена на устранение "опасного состояния" лица, совершившего либо могущего совершить общественно опасное деяние.
Так, в Англии к алкоголикам, совершившим преступление, может быть применена такая мера безопасности, как содержание в специальном заведении для алкоголиков. Суд вправе направить лицо на срок до трех лет в названное заведение в том случае, если:
а) лицо осуждено за преступление, преследуемое по обвинительному акту; б) суд признает, что преступление было совершено под влиянием опьянения и сам преступник или присяжные считают, что он "привычный пьяница". По режиму такое учреждение мало чем отличается от тюремного заключения. Именно поэтому тюремное заключение может заменяться содержанием в заведении для алкоголиков. В отношении душевнобольных в Англии применяется интернирование в специальное учреждение. Применяется только в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния и признанных невменяемыми. Решение о направлении в такое учреждение может быть вынесено: а) до открытия главного производства решением присяжных заседателей о неспособности лица участвовать в процессе и б) в результате главного производства вердиктом "виновен, но невменяем"*(362).
В США применяются аналогичные меры. По Федеральному закону США от 8 октября 1966 г. о социальном восстановлении наркоманов к преступникам-наркоманам и алкоголикам может быть применена такая мера, как принудительная изоляция и лечение. Широкое распространение в США получила и такая мера безопасности, как превентивная изоляция "дефективных правонарушителей". Например, по законодательству штата Мерилэнд таким правонарушителем признается тот, кто склонен к уголовно наказуемой деятельности и признан страдающим умственной недостаточностью либо такой эмоциональной неуравновешенностью, которая свидетельствует о его действительной опасности для общества и требует изоляции лица.
В судебной практике США нередко используется и превентивная изоляция "сексуальных психопатов", к которым относятся вменяемые лица, страдающие таким психическим отклонением, которое сопряжено со склонностью к сексуальному насилию. В этом случае осужденный помещается в специальное медицинское учреждение. В случае излечения сексуальных дефектов до истечения назначенного судом срока наказания оставшийся срок отбывается в тюрьме*(363).
Во Франции также существуют меры медицинского характера, назначаемые лицам, признанным невменяемыми или ограниченно вменяемыми, к "опасным" алкоголикам, наркоманам и токсикоманам.
В УК ФРГ в перечне мер исправления и безопасности, связанных с лишением свободы, существуют и такие, как помещение в психиатрическую больницу и помещение в лечебное заведение для алкоголиков и наркоманов*(364).
Помещение в психиатрическую больницу по германскому праву возможно при наличии ряда условий: а) совершение противоправного деяния (преступления или проступка) в состоянии невменяемости или уменьшенной вменяемости; б) если из общей оценки лица и его деяния следует, что от него, вследствие его состояния, можно ожидать серьезных противоправных деяний и поэтому оно опасно для общества. Таким образом, должна существовать вероятность совершения лицом противоправных деяний в будущем. При помещении в психиатрическую больницу невменяемого лица данная мера назначается без учета виновности лица, так как оно действует без вины, хотя и выполняет состав деяния, предусмотренного в УК, что характерно для германской уголовно-правовой концепции. Если лицо действует в состоянии уменьшенной вменяемости, то наказание ему может быть смягчено, и наряду с наказанием лицу назначается рассматриваемая мера.
Для помещения в лечебное заведение для алкоголиков и наркоманов необходимо наличие следующих условий: а) склонность к чрезмерному употреблению спиртных напитков или других одурманивающих средств; б) осуждение за противоправное деяние (преступление или проступок), совершенное им в таком состоянии или в результате этой склонности, либо отсутствие осуждения только потому, что лицо было в состоянии невменяемости, которая доказана или не исключена; в) имеется опасность, что вследствие такой склонности лицо способно совершить в будущем серьезные противоправные деяния*(365).

<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 8)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>