<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 8)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

На условно освобожденного распространяются все правила, относящиеся к выполнению специальных обязанностей и указаний, которые предусмотрены при предоставлении отсрочки исполнения наказания. Это касается и назначения испытательного срока от двух до пяти лет, и помещения освобожденного под надзор специального помощника.
В Германии УДО возможно и при пожизненном лишении свободы. Основаниями такого освобождения служат отбытие пятнадцати лет лишения свободы, вывод суда о том, что дальнейшее отбывание наказания не является необходимым, существование иных предпосылок, требуемых для УДО (согласие осужденного и др.).
Согласно УК Австрии*(432) для назначения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания в виде лишения свободы необходимо наличие следующих предпосылок: 1) отбытие заключенным половины срока наказания в виде лишения свободы, назначенного в приговоре суда или установленного в порядке помилования, но не менее трех месяцев; 2) наличие убежденности суда в том, что для предотвращения совершения данным лицом преступных деяний в будущем не требуется исполнения неотбытой части наказания. При принятии решения об УДО от отбывания наказания учитываются и иные обстоятельства, такие, например, как личность правонарушителя, его предыдущая жизнь, его поведение во время отбывания наказания и др. УДО от отбывания наказания в виде пожизненного лишения свободы может быть предоставлено только в том случае, если осужденным фактически отбыто не менее пятнадцати лет лишения свободы и существуют рассмотренные выше предпосылки.
При принятии решения об освобождении от отбывания наказания устанавливается испытательный срок продолжительностью от одного года до трех лет. Если неотбытая часть наказания, от отбывания которой осужденный условно освобождается, составляет более трех лет, то испытательный срок равен пяти годам. При УДО от отбывания пожизненного лишения свободы испытательный срок составляет десять лет.
При УДО от отбывания наказания осужденному даются определенные указания и на период испытательного срока назначается "помощник" (ст. 50-51). Эти правовые институты регулируются теми же нормами УК Австрии, что и при условном осуждении, рассмотренном выше.
Если УДО не отменяется, то оно считается окончательным.
По УК Швейцарии условное освобождение от отбывания наказания может быть назначено тогда, когда заключенный отбыл не менее двух третей наказания в виде каторжной тюрьмы или тюремного заключения, причем в тюрьме не менее трех месяцев. Предпосылками условного освобождения являются также хорошее поведение осужденного во время отбывания наказания и предположение о том, что лицо будет хорошо себя вести на свободе после освобождения.
В том случае, если осужденный отбывает пожизненное лишение свободы в каторжной тюрьме, то он может быть условно освобожден только по отбытии пятнадцати лет. При принятии решения об условном освобождении от отбывания наказания назначается испытательный срок продолжительностью от одного года до пяти лет, во время которого условно освобожденный находится под охранительным надзором. Условно освобожденному даются указания по поводу его поведения в период испытательного срока, которые могут касаться его профессионального образования, места пребывания, врачебного наблюдения и др. Могут быть установлены запрет употреблять алкогольные напитки и обязанность возместить причиненный преступным деянием вред.
Условное освобождение от отбывания наказания, как правило, отменяется, если: 1) во время испытательного срока осужденный совершает преступное деяние, за которое он осуждается к лишению свободы на срок свыше трех месяцев и которое не назначается условно; либо 2) условно освобожденный "не выполняет хотя бы одно из полученных указаний, несмотря на официальное предупреждение компетентных органов, упорно уклоняется от охранительного надзора или иным образом пренебрегает оказанным доверием". В остальных же случаях, если условно освобожденному за совершение нового преступного деяния назначается более мягкое наказание или если оно назначается условно, условное освобождение от отбывания наказания может и не отменяться. В этом случае компетентный орган может предупредить условно освобожденного, дать ему новые указания и продлить испытательный срок не более, чем на половину первоначально установленного срока.
В том случае, если условно освобожденный до истечения испытательного срока хорошо себя ведет, то он освобождается от наказания окончательно.
По УК Швеции УДО от отбывания лишения свободы возможно после отбытия осужденным 2/3 срока тюремного заключения, в любом случае - не менее одного месяца.
УДО не применяется в тех случаях, когда краткосрочное лишение свободы сопровождает пробацию, и тогда, когда тюремное заключение назначено в порядке замены невыплаченного штрафа.
УДО может быть отложено на более поздний срок по просьбе самого осужденного либо тогда, когда заключенный "серьезно нарушает условия отбывания наказания". В последнем случае срок, на который откладывается УДО, не может превышать пятнадцати дней.
В течение срока, соответствующего неотбытой части наказания в виде лишения свободы, освобожденный подвергается пробации, при этом продолжительность последней не может быть менее одного года. УК Швеции допускает установление над освобожденным специального надзора, аналогичного тому, что устанавливается над лицами, которым пробация назначается вместо наказания в качестве уголовно-правовой санкции за совершенное преступление. В зависимости от поведения освобожденного решается вопрос о сохранении или прекращении надзора, при этом надзор, как правило, прекращается автоматически по истечении одного года.
В целях ресоциализации освобожденного предусмотрена возможность возложения на такое лицо дополнительных обязанностей и предъявления определенных требований к его поведению. Так, при необходимости прохождения курса лечения от алкоголизма освобожденному может быть предписано пройти полный курс такого лечения и при этом его могут обязать предоставлять образцы "крови, мочи, дыхательных испарений" для осуществления "контроля того, что он не находится под воздействием вещества, вызывающего зависимость". Для того, чтобы освобожденный получил возможность возместить имущественный вред, причиненный совершением преступления, ему могут быть созданы необходимые условия для работы, занятия предпринимательством или образования.
Следует отметить, что "набор" требований и обязанностей, сопровождающих УДО, суд может варьировать. Изменение условий досрочного освобождения зависит от поведения освобожденного лица. С одной стороны, перечень обязанностей может быть увеличен, с другой - сокращен. В наиболее серьезных случаях невыполнения обязанностей возможно приостановление УДО на срок не более пятнадцати дней.
В случае же совершения нового преступления в течение срока, соответствующего неотбытой части наказания, "условно предоставленная свобода" или ее часть могут быть объявлены утраченными. При решении вопроса об отмене УДО суду надлежит учесть такие обстоятельства, как тяжесть вновь совершенного преступления, время, прошедшее с момента совершения прежнего преступления, и др. К примеру, если новое преступление является менее тяжким по сравнению с первым, то возможно сохранение "условной свободы" (см. ст. 4 гл. 34 УК Швеции).
Если "условно предоставленная свобода" не объявляется утраченной, то по истечении испытательного срока наказание считается полностью отбытым.
УК Швеции не знает УДО от пожизненного лишения свободы. В Японии условное освобождение из тюрьмы допускается тогда, когда лицо, осужденное к лишению свободы с принудительным трудом или без него, "проявляет подлинное исправление" и отбыло треть срока при лишении свободы, назначенном на определенный срок, или десять лет - при бессрочном лишении свободы (ст. 28 УК Японии). Условное освобождение по японскому УК предоставляется не судом, а административными властями.
УК КНР также предусматривает возможность условно-досрочного освобождения от наказания. Оно возможно после фактического отбытия осужденным определенного срока наказания: половины и более срока при срочном лишении свободы, десять и более лет при бессрочном лишении свободы. Еще одной предпосылкой для УДО является то, что осужденный раскаялся и исправился. Причем УДО допускается только в том случае, если лицо не представляет опасности для общества. К определенным категориям осужденных (рецидивистам, лицам, осужденным за преступления, приведшие к смерти людей, взрыву, ограбление, изнасилование, похищение людей и другие насильственные действия, если они осуждены к наказаниям в виде срочного лишения свободы на срок более 10 лет или к бессрочному лишению свободы) условно-досрочное освобождение не применяется.
При условно-досрочном освобождении устанавливается испытательный срок. Его продолжительность различна и зависит от вида наказания: десять лет для осужденных к бессрочному лишению свободы, до окончания общего срока наказания для лиц, осужденных к срочному лишению свободы. Испытательный срок исчисляется со дня условно-досрочного освобождения. На условно-досрочно освобожденного возлагается соблюдение определенных правил, перечень которых установлен ст. 84. Условно-досрочное освобождение может быть отменено в тех же случаях, что и условное осуждение.
Таким образом, законодательству зарубежных стран известен институт досрочного освобождения от отбывания наказания. При этом существуют как условные, так и безусловные виды освобождения. Правом предоставления УДО наделяются не только судебные (Франция), но и уголовно-исполнительные органы (Англия, США, Япония). В ряде стран, например, во Франции и США, наметились тенденции к сокращению оснований УДО и сужению сферы применения этого института. Это связано с продолжающимся ростом преступности, с определенными изменениями в уголовной политике названных государств, с ориентацией последних на ужесточение ответственности.

§ 6. Основные направления и школы в уголовном праве

В истории уголовного права российские и зарубежные юристы выделяют, как правило, ряд направлений, характеризующихся разными подходами к пониманию основных уголовно-правовых институтов. Выделяются три основных направления: просветительно-гуманистическое, классическое, антропологосоциологическое*(433). Внутри уголовно-правовых направлений существуют самостоятельные школы (теории, доктрины). Например, в рамках классического направления образовались неоклассическое направление французского уголовного права сизо (Ортолан, Шаво-Эли), германская нормативная школа (Биндинг, Белинг, Франк, Биркмайер) и русская классическая школа (Таганцев, Сергеевский, Кистяковский).
Исторически первым сформировалось просветительно-гуманистическое направление в уголовном праве. Оно возникло как реакция на средневековое беззаконие. Заслугой представителей просветительно-гуманистического движения было то, что они выдвинули требование замены системы правосудия, основанной на жестокости и произволе, новой системой, строящейся на принципах справедливости, гуманизма, равенства всех перед законом. Видные представители этого направления, просветители-гуманисты Монтескье, Руссо, Вольтер, Беккариа предложили конкретную программу реформы уголовного права и судоустройства, которая впоследствии послужила основой преобразований правовых систем многих государств.
Одним из наиболее ярких представителей данного направления был Шарль Луи Монтескье (1689-1755), французский писатель, философ, юрист, социолог, государственный деятель. Его перу принадлежит широко известный труд "О духе законов" (1748), над созданием которого он работал двадцать лет. Им впервые были высказаны идеи о законности привлечения к уголовной ответственности, о соответствии наказания преступлению, об экономии уголовной репрессии и неотвратимости ответственности. Эти идеи были впоследствии развиты Ч.Беккариа, другими философами и юристами. Как отмечал Ф.М.Решетников, Монтескье "сыграл исключительно важную роль в истории уголовного права: он первым приступил к разработке программы уголовно-правовых реформ, которые должна была осуществить грядущая антифеодальная революция"*(434).
Несмотря на всю значимость идей Монтескье, он все же не ставил перед собой цели глубокого и всестороннего исследования уголовно-правовых проблем и институтов. Вопросы уголовного права и уголовной политики рассматривались им наряду с другими проблемами государства и права. Первым же значительным трудом, в котором непосредственно исследовались уголовно-правовые явления и понятия, стала книга "О преступлениях и наказаниях" (1764) итальянского юриста Чезаре Беккариа (1738-1794). Его книгу Н.С.Таганцев назвал "бессмертным вкладом в гуманистическую литературу"*(435). Ч.Беккариа не ограничился критикой общественных порядков, системы правосудия и действующего законодательства, а предложил позитивную программу уголовно-правовых реформ, которая опиралась на два исходных принципа: гуманизма и законности. Первый нашел свое выражение в предложениях автора ограничить круг деяний, рассматриваемых в качестве преступлений, уменьшить карательность уголовных наказаний, сократить, насколько это возможно, число случаев применения смертной казни. Второй - в положениях, согласно которым преступление и наказание могут быть установлены только законом, а издавать и толковать законы вправе только сам законодатель, а не судья.
В книге Беккариа можно найти весьма важные для уголовного права положения, актуальность которых сохраняется и сегодня. Например, о социальной направленности и антисоциальности любого преступления. "Настоящим мерилом преступлений, - писал Беккариа, - является вред, причиненный им обществу. Это одна из тех очевидных истин, для познания которой не требуется ни квадрантов, ни телескопов и которая доступна любому заурядному уму"*(436).
Беккариа одним из первых четко сформулировал основные цели наказания: "Цель наказания: заключается не в чем ином, как в предупреждении новых деяний преступника, наносящих вред его согражданам, и в удержании других от подобных действий. Поэтому следует применять такие наказания и такие способы их использования, которые, будучи адекватны совершенному преступлению, производили бы наиболее сильное и наиболее длительное впечатление на души людей и не причиняли бы преступнику значительных физических страданий"*(437). Мыслитель выступал за неотвратимость и незамедлительность уголовных наказаний. Он привел весомые аргументы в пользу отмены смертной казни.
Идеи Ч.Беккариа были положены в основу французского УК 1791 г.*(438) В частности, члены Учредительного собрания решили отказаться от квалифицированных видов смертной казни (сожжения, колесования и т.п.), пожизненного лишения свободы и членовредительских наказаний. Они решились также на декриминализацию религиозных преступлений: ереси, колдовства, магии и ряда других. Главные теоретические положения, сформулированные Беккариа, стали отправной точкой в последующей разработке основных начал уголовного законодательства и уголовно-правовых институтов не только в континентальной Европе, но и в других частях света. По справедливой оценке Ф.М.Решетникова, "история уголовного права не знает книги, равной произведению Чезаре Беккариа "О преступлениях и наказаниях" по силе своего воздействия на современников и последующие поколения"*(439).
Просветительно-гуманистическое движение в уголовном праве заложило основы для разработки уголовно-правовых проблем представителями классического направления, которое возникло в конце XVIII - начале XIX в. Их философской основой послужили самые разные школы, теории, доктрины, в частности, учения Канта и Гегеля. "Классики" придерживались принципа формального равенства всех перед законом. Этот принцип, заимствованный у просветителей, устранял сословные и т.п. суды, что было выгодно молодому классу буржуа, поскольку ставило его на одну ступень с представителями феодального сословия. "Классики" горячо ратовали за принцип законности, который нашел свое закрепление в виде запрета наказывать за действия, не объявленные законом преступными. Большая часть представителей классического направления анализирует уголовно-правовые проблемы в их отрыве от сущности и причин преступности, личности самого преступника. Они, в отличие от просветителей, главное внимание уделяли абстрактно-доктринальной разработке отдельных институтов уголовного права.
Так, философские постулаты И.Канта в области уголовного права были подхвачены и развиты Паулем Иоганном Ансельмом Фейербахом (1775-1833), наиболее видным представителем классического направления. Он создал собственную уголовно-правовую теорию, которую сумел отразить в проекте баварского УК 1813 г.
Бесспорной заслугой Фейербаха отечественные и зарубежные юристы признают формулирование основных принципов уголовного права: "nulla poena sine lege", "nulla poena sine crimen", "nullum crimen sine poena legali". Впоследствии эти формулы были сведены в одну: "nullum crimen, nulla poena sine lege". Она легла в основу создания уголовных кодексов многих стран и в настоящее время рассматривается как составная часть принципа законности.
Исходя из этих принципов Фейербах дал формальное определение преступления как такого деяния, которое запрещено законом. Это означало на практике запрет привлечения к уголовной ответственности за деяние, признаки которого не определены в уголовном законе, а определялись, к примеру, в нормах обычного права. Фейербах считал также обязательным установление уголовной ответственности за конкретные, объективно совершенные действия, а не мысли, убеждения, взгляды.
Целью наказания составитель баварского УК считал предупреждение преступлений путем устрашения населения. При этом акцент делался на общую превенцию. Видный юрист считал, что заключенная в уголовном законе угроза наказанием должна психологически воздействовать на потенциального преступника, устрашить его грозящим суровым наказанием и тем самым предотвратить совершение им преступления. Фейербах настаивал на установлении в УК определенных санкций, поскольку возможный преступник должен иметь четкое представление о том, что его ожидает в случае нарушения уголовно-правового запрета. Наказания он делил на две группы: наказания угрожаемые и наказания причиняемые. Цель первых - отвращение страхом, цель вторых - демонстрация действенности закона.
Главной заслугой Фейербаха является то, что он создал теоретическую основу для разработки таких важнейших институтов уголовного права, как вина, покушение, состав преступления, соучастие и др. Именно он указал на необходимость различать объективное (преступное деяние, запрещенное уголовным законом) и субъективное основание уголовной ответственности. Он разграничивал умысел и неосторожность как основные формы вины, которые в свою очередь делятся на различные виды.
Собственную теорию наказания разработал английский ученый Иеремия Бентам (1748-1832). В своих многочисленных работах Бентам развил идеи Монтескье и Беккариа о необходимости соразмерности наказания, попытавшись найти конкретный способ определения такой соразмерности. Исследователь создал модель преступника и процесса принятия им решения перед совершением преступления. По мысли Бентама, человек, прежде чем совершить преступление, оценивает положительные и отрицательные последствия нарушения правовой нормы. В зависимости от того, чего преступление принесет больше: хорошего или плохого, человек решает, совершить преступление или нет. Эти взгляды Бентама перекликаются с теорией Фейербаха о превентивной функции наказания.
Бентам составил "таблицу удовольствий и страданий", на основе которой ему удалось вывести ряд принципов назначения наказания преступникам: 1) "зло наказания" должно превосходить выгоду от преступления; 2) чем менее неминуемость наказания, тем более должна быть строгость его; 3) чем важнее преступление, тем более можно решиться на наказание жестокое для вящей надежды предупредить преступление; 4) одинаковые наказания за одинаковые преступления не долженствуют быть налагаемыми на всех преступников без изъятия (следует учитывать обстоятельства, влияющие на чувствительность)*(440).
Вместе с тем он был противником смертной казни. Бентам писал, что наказание не может применяться в тех случаях, когда оно безосновательно (отсутствует вред, который оно способно предотвратить), неэффективно (не способно воздействовать таким образом, чтобы предупредить вред), неприбыльно или слишком дорого (вред, причиняемый наказанием, больше того вреда, который оно должно предотвратить) и, наконец, когда наказание нецелесообразно (вред может быть предотвращен и другим способом, не связанным с наказанием, т.е. более дешевым путем). Таким образом, Бентам выступал за проведение "экономной" уголовной политики. Эти взгляды Бентама, несмотря на их очевидный прагматизм, современными зарубежными государствами признаются весьма актуальными, поскольку на содержание пенитенциарной системы они расходуют огромные бюджетные средства. В США, например, даже вынесение смертных приговоров и их исполнение - чрезвычайно дорогостоящее мероприятие в силу существующих процессуальных и технических моментов.
По словам видного современного французского юриста, профессора Жана Праделя, УК Франции 1810 г. преимущественно вдохновлялся идеями утилитарной теории Бентама. При установлении ответственности составители УК руководствовались главным принципом этой теории: в качестве наказания должно быть выбрано такое средство, чтобы для преступника выгоднее было бы воздержаться от совершения преступления, чем действовать. Именно этими идеями, по мнению Праделя, было продиктовано включение в УК положений, в которых покушение приравнивалось по своим последствиям к оконченному деянию, действия соучастника - к действиям главного исполнителя, в которых было значительно увеличено число преступлений по природе (по сравнению с проступками и нарушениями) и случаев смертной казни, предусматривалось клеймение, выставление в железном ошейнике у столба, калечение*(441).
Классическое направление получило поддержку в России. Однако особенности взглядов и концепций русских "классиков" позволяют рассматривать их как представителей самостоятельной школы, сложившейся в рамках классического направления в уголовном праве. Среди русских "классиков" видное место занимают В.Д.Спасович, взгляды которого во многом основывались на концепциях гегельянца Бернера, А.В.Лохвицкий, издавший Курс русского уголовного права (1867), Н.А.Неклюдов, создатель книги "Общая часть уголовного права" (1875), А.Ф.Кистяковский, автор "Элементарного учебника общего уголовного права" (1875), Н.Д.Сергеевский, написавший пособие к лекциям "Русское уголовное право" (1887), В.В.Есипов, автор "Очерков русского уголовного права" (1894).
Особое место в когорте русских "классиков" занимает Н.С.Таганцев (1843-1923), доктор права, профессор императорского училища правоведения и Санкт-Петербургского университета, государственный и общественный деятель, автор проекта общей части Уголовного уложения России, большого количества трудов по уголовному праву, в том числе одного из лучших в отечественной науке курсов уголовного права.
Таганцев считал для себя неприемлемым анализировать уголовно-правовые институты и категории только лишь на основе абстрактного метода, ограничиваться комментированием правовых норм без учета судебной практики, что было свойственно западным "классикам". Уже в своей магистерской диссертации "О повторении преступлений" (1867) автор широко использует социологический, сравнительно-правовой методы исследования, опирается на материалы судебной практики. В своих работах ученый дал анализ понятиям гражданской и уголовной "неправды", сформулировал цели наказания. По мнению Таганцева, наказание, с одной стороны, должно устранять нарушения общественного порядка, а с другой - содействовать обществу в достижении материального и духовного благосостояния. При этом исследователь делал акцент на предупреждении преступлений и предлагал целый ряд экономических преобразований. При выборе вида и определении размера наказания, по мысли ученого, следует учитывать, во-первых, удовлетворение чувства справедливости в обществе, а во-вторых, уничтожение, подавление в преступнике тех причин и мотивов, которые поставили его в разлад с общественным строем, и развитие тех, которые могут примирить его с обществом*(442). Таганцев выступал за отмену смертной казни, считая этот вид наказания юридически и нравственно несостоятельным.
По словам Ф.М.Решетникова, русскую классическую школу всегда отличало стремление учитывать при анализе правовых проблем практические потребности законодательной и судебной деятельности.
В 70-80-х гг. XIX в. в зарубежном уголовном праве появилось новое направление, названное позитивистским, которое в российской юридической литературе обычно именуется антрополого-социологическим. Появление этого направления было связано с ростом преступности и неспособностью классической школы предложить необходимые меры для борьбы с ней. Название этого направления связано с использованием исследователями "позитивного" метода, сущность которого хорошо определил Э.Ферри: ":применение экспериментальных исследований при изучении преступлений и наказаний в целях оживления абстрактной юридической техники свежими наблюдениями, проводимыми антропологией, статистикой, психологией и социологией"*(443).
Антропологическая школа уголовного права (именно ее чаще всего в зарубежной литературе и называют позитивистской) первоначально возникла в Италии. Основоположником данной школы считается итальянский тюремный врач-психиатр Чезаре Ломброзо (1836-1909), автор работы "Преступный человек" (1876).
Ломброзо предпринял попытку основать новую науку - уголовную антропологию*(444). Стремясь доказать, что преступность имеет, в первую очередь, биологические причины, Ломброзо осуществил огромные по своему объему исследования. Как отмечает российский юрист С.М.Иншаков: "Слава этого ученого вполне заслужена - его научные выводы основываются на изучении 383 черепов умерших, 3839 черепов живых людей, всего им обследованы и опрошены 26 886 преступников, которые сравнивались с 25 447 студентами, солдатами и другими добропорядочными гражданами. Причем Ломброзо изучал не только современников, но и исследовал черепа средневековых преступников, вскрывая их захоронения. Не каждый исследователь имеет такой научный багаж"*(445).
Таким образом, в центре исследований Ломброзо находится не норма права, не какой-либо уголовно-правовой институт или принцип, что было свойственно классическому направлению, а человек-преступник. "Изучайте личность этого преступника, - призывал Ломброзо на страницах своей книги, - изучайте не отвлеченно, не абстрактно, не в тиши вашего кабинета, не по книгам и теориям, а в самой жизни: в тюрьмах, больницах, в полицейских участках, в ночлежных домах, среди преступных обществ и шаек, в кругу бродяг и проституток, алкоголиков и душевнобольных, в обстановке их жизни, в условиях их материального существования. Тогда вы поймете, что преступление есть не случайное явление и не продукт "злой воли", а вполне естественный и наказанием не предотвратимый акт. Преступник - существо особенное, отличающееся от других людей. Это своеобразный антропологический тип, который побуждается к преступлению в силу множественных свойств и особенностей своей организации. Поэтому и преступление в человеческом обществе также естественно, как во всем органическом мире"*(446).
"Своеобразный антропологический тип", о котором первоначально говорил Ломброзо, наделен, по мнению этого ученого, от природы совокупностью свойств (стигматов), делающих его легко узнаваемым. К таким стигматам Ломброзо отнес особенности черепа (глубокие лобные пазухи, объемистые скулы, большие глазные орбиты, многочисленные затылочные углубления, птицевидный тип носового отверстия и т.п.), лица (отвислые уши, косые глаза, кривой нос, скошенный лоб, узкие губы и т.п.). Ломброзо создал типологию преступников (убийцы, воры, изнасилователи, мошенники), в которой отдельные типы различаются строго определенными стигматами*(447).
В более поздних работах понятие "преступный человек" было заменено им на "прирожденный преступник". Он также отказался от признания всех преступников без исключения прирожденными, согласившись с Ферри, который делил их на пять типов: душевнобольные, прирожденные, привычные, случайные и преступники по страсти. Ломброзо был вынужден также признать, что даже не все диагностированные "прирожденные преступники" впоследствии совершают преступления. При благоприятных внешних, социальных, семейных и прочих факторах преступные склонности человека могут и не проявиться.
Меры воздействия на преступность, предложенные Ломброзо, были аналогичны мерам, применяемым к больным.
Активным сторонником использования позитивного метода в науке уголовного права был Энрико Ферри (1856-1928). Для взглядов Ферри характерно рассмотрение преступления как результата взаимодействия трех групп факторов: физических, антропологических и социальных. Физические факторы, к которым ученый относил климат, погодные условия, время года, географическое расположение местности, по его мнению, влияют на всех преступников в равной мере. Антропологические факторы доминируют в деятельности преступников прирожденных, помешанных или по страсти. Что касается социальных факторов, их роль велика в поведении случайных и привычных преступников.
Разработанная им концепция о факторах преступности позволила Ферри выдвинуть идею о качественном пересмотре уголовного права. Уголовное право, по его мнению, следует из права, карающего за моральную вину, преобразовать в право социальной защиты. С этой целью общество должно разработать ряд мер для нейтрализации лиц, находящихся в "опасном состоянии". Такие уголовно-правовые меры, как лишение свободы и ссылка, по мнению Ферри, должны сохраниться, но их цель - не устрашение или перевоспитание, а изоляция опасного лица и лишение его возможности причинять вред обществу. При этом срок применения таких мер не должен определяться судом точно, их фактическая продолжительность будет зависеть от психоантропологического изучения арестанта руководством заведения, в которое он направлен.
Объяснение преступности с позиций откровенного антропологизма итальянцами Ломброзо, Гарофало и их последователями привело к появлению социологической школы уголовного права, представители которой попытались дать иное объяснение причин преступности и предложить свое видение принципов и задач уголовного права.
Взгляды "социологов" бельгийца А.Принса, немца Ф.фон Листа и голландца Ван Гамеля в вопросах о факторах преступности были весьма схожи с идеями Ферри. Эти ученые также выделяли несколько групп факторов, влияющих на совершение преступления. Как правило, к таким факторам относились индивидуальные, физические и социальные факторы.
А.Принс основное внимание уделял анализу влияния на преступность различных социальных явлений, как-то: нищета, бродяжничество, урбанизация и т.д. При этом автор использовал социологический подход. В книге "Преступность и репрессия" (1886) Принс подчеркнул, что преступность есть явление не индивидуальное, а социальное. В более поздних работах к этому определению он добавил и указание на то, что преступность - вечное явление, изначально присущее человеческому обществу.
Принс обосновал необходимость проведения широкомасштабных социальных реформ. При этом ученый определил три основных направления преобразований: общесоциальные мероприятия, судебные и пенитенциарные. При разработке пенитенциарных мер основное внимание уделялось организации такой системы, которая учитывала бы категорию преступника - исправимый или неисправимый.
В последующем Принс вынужден был констатировать, что предложенные им мягкие и гуманные меры социальных реформ не привели к сокращению уровня преступности, и пришел к выводу о том, что в "основе материальной нищеты лежит нищета физиологическая, умственная и нравственная"*(448). Он обратился к идее Гарофало о приговорах с неопределенным сроком и его концепции "опасного состояния" личности, согласился он и с теорией Ферри о социальной защите.
Другой известный "социолог" Ф.фон Лист выразил несогласие с идеей замены уголовного права уголовной антропологией (Ломброзо) или уголовной социологией (Ферри). Он настаивал на сохранении уголовно-правовой доктрины и системы уголовного правосудия. Более того, он выдвинул идею о существовании единой науки уголовного права, которая включает помимо уголовно-правовой догматики криминологию и уголовную политику.
К наиболее значимым положениям учения Листа относится его теория о целях наказания. По мысли Листа, главная цель наказания - предупреждение преступлений посредством применения репрессии. Всех преступников Лист делил на две категории: случайных и постоянных. Постоянные, в свою очередь, делились на ряд подгрупп: способные к исправлению, неисправимые, прирожденные. Меры, предложенные Листом, ориентированы на тот или иной тип преступника.
Цели общей и специальной превенции, по Листу, реализуются по-разному к представителям той или иной выделенной им группы. Для случайных преступников приоритетной должна стать цель устрашения, для постоянных - обезвреживание. При этом под обезвреживанием Лист понимал их надежную изоляцию, которая лишит их возможности совершения нового преступления.
"Антропологи" и "социологи" сходились в своем критическом отношении к классическому направлению. В частности, и те, и другие считали бесполезным существование в уголовном праве понятий преступления, наказания, вины, вменяемости и др. По мнению представителей этих школ, определение сущности преступлений и их дифференциация на виды, с принятием их уголовно-правовых взглядов, утрачивает смысл, поскольку факт совершения какого-либо преступления является лишь симптомом "опасного состояния" лица. В данном случае становится неважным, какое именно преступление совершил человек. Отрицая принцип индивидуальной вины, эти ученые считали несущественными и различия преступлений по формам вины. Основанием уголовной ответственности, таким образом, по мнению этих исследователей, должно служить не совершение преступления, а констатируемое специальной комиссией состояние опасности лица. При этом пределы "социальной" ответственности будут зависеть не от тяжести совершенного, а от степени исходящей от лица опасности. Вместо классификации преступлений, которая при таком подходе становится излишней, они предложили различные классификации (типологии) преступников. Концепции "антропологов" и "социологов" фактически вели к разрушению основных понятий и институтов уголовного права, разработанных классиками.
Представители антропологической и социологической школ предложили новую систему мер воздействия на преступность, включая меры социальной защиты (или меры безопасности). Именно они впервые высказались за вынесение приговоров с неопределенным сроком, что стало широко практиковаться в США с 70-х гг. XIX в.
К заслугам социологической школы следует отнести их предложение о введении системы специальных судов для несовершеннолетних, что получило поддержку во многих странах, о разработке мер, дающих возможность индивидуализировать уголовную ответственность, в частности, условного осуждения и условно-досрочного освобождения. Вызывает поддержку и критическое отношение этих ученых к краткосрочному лишению свободы.
После Второй мировой войны в науке уголовного права возникает новое направление, получившее название движения новой социальной защиты, которое в зарубежном уголовном праве обычно представляется в виде двух школ: итальянской (Ф.Граматика) и французской (М.Ансель).
Движение новой социальной защиты, названное М.Анселем "гуманистическим"*(449), поставило целью пересмотреть основные положения уголовного права и процесса с тем, чтобы выработать рациональную уголовную политику. При этом представители новой социальной защиты в принципе отказались от большого числа теоретических конструкций антропологического, социологического и неоклассического направлений. Вместе с тем сторонники нового движения признали концепцию социологов о социальной защите и согласились с их отказом от классического понимания наказания как ответственности за "нравственную" вину. Однако они не уставали подчеркивать существенное различие между первым вариантом "социальной защиты" и "новой социальной защитой". Последняя пытается, по выражению Анселя, найти равновесие между обществом и личностью.
Почему же движение получило название "новой" социальной защиты? Это связано с тем, что сторонники нового движения наряду с защитой общества, о чем заявляли еще представители социологической школы в уголовном праве, настаивали на защите прав преступника.
Классики и неоклассики обвиняются представителями новой школы в том, что дают преступлению формальное, чисто юридическое определение, не учитывая при этом личности исполнителя преступного деяния, а наказание считают единственно возможным и справедливым видом реакции со стороны государства. Сторонники нового направления не согласны с пониманием преступника как некой абстрактной личности, имеющей чисто юридический характер. Вместе с тем они отрицают и сформулированное антропологами понятие о "преступном типе".
Основным лозунгом новой социальной защиты стала "деюридизация". В отличие от позитивистов Ломброзо, Ферри и других, требовавших полного отказа от уголовного права, сторонники нового движения согласны с сохранением уголовного права, но при определенных условиях. В вопросе о том, какие положения должны быть сохранены, а какие нет, мнения сторонников новой социальной защиты разошлись. Самые радикальные ее участники, возглавляемые итальянцем Ф.Граматикой (итальянская школа), предложили заменить уголовное право правом социальной защиты, а не модифицировать первое путем внесения в него идей второго, на чем настаивали представители второй группы ученых, руководимой М.Анселем (французская школа). Граматика и его сторонники отвергали такие понятия, как "вина", "ответственность", "наказание", "преступник", считая их принадлежностью традиционного уголовного права. Взамен ими были предложены новые понятия. К примеру, не "субъект преступления", а "лицо, отклоняющееся от нормы", не "уголовная ответственность", а "ресоциализация" и т.д. Основанием для вмешательства государства должна служить обнаруженная "антисоциальность" лица. Что касается санкции, то она является мерой социальной защиты, которая должна определяться в каждом конкретном случае, а не на будущее. Отсюда следует необходимость установления санкций с неопределенным сроком.
В своей книге "Принципы социальной защиты" (1961) Граматика писал о том, что государство не имеет права наказывать преступника, оно должно его "социализировать", другими словами - устранить его "антисоциальность" посредством превентивных, воспитательных или лечебных мер.
М.Ансель и его сторонники возражали против замены уголовного права правом социальной защиты, отмечая при этом, что концепция Граматики об "антисоциальности" мало чем отличается от теории "опасного состояния" социологов конца XIX в.
Центральное место в теориях как итальянской, так и французской школ новой социальной защиты занимала идея ресоциализации преступника. Процесс ресоциализации, по мнению приверженцев этих школ, является процессом новой, вторичной социализации лица, совершившего преступление. Это процесс возвращения его в общество "нормальных" людей.
Для успешной ресоциализации, согласно данным теориям, требуется всестороннее изучение личности преступника. Исходя из этого сторонники нового движения предложили оформлять на каждого человека, совершившего преступное деяние, специальное досье. Эта идея, высказанная Граматикой, была поддержана и Анселем. В такое досье, по их мнению, должны были заноситься все сведения о лице, совершившем преступное деяние, которые могут повлиять на ресоциализацию преступника, включая данные о биологической конституции, психических реакциях, социальном положении и т.д.
Участники движения новой социальной защиты предложили включить в систему наказаний систему мер безопасности, предложенных еще "социологами". Однако поскольку законодательство не выработало точных критериев "опасного состояния", меры безопасности следует применять только к некоторым "предделиктным" видам поведения: попрошайничеству, бродяжничеству, проституции и т.п. - при соблюдении прав личности.
Судья, по мысли французских сторонников новой социальной защиты, должен быть наделен большим объемом прав по индивидуализации уголовно-правовых мер, в частности, в сторону их смягчения при назначении наказания. Большие задачи возлагались на французского судью по исполнению наказания. Он должен был получить право корректировать процесс ресоциализации преступника в ходе отбывания им наказания, а также приобрести право на применение самых различных мер индивидуализации, таких, как условно-досрочное освобождение, изменение режима содержания, разрешение покидать пенитенциарное учреждение и др.
Против основных положений теории новой социальной защиты выступили представители современной французской неоклассической школы (Левассер, Мерль, Сойе, Расса и др.). Полемизируя с теоретиками новой социальной защиты, эти юристы не могли согласиться с необоснованным, на их взгляд, расширением льгот для преступников, со сложившейся системой санкций, которая по сути стала неограниченной с той лишь оговоркой, что судья не мог назначить наказание выше предусмотренного законом максимума. Более того, современные неоклассики сделали вывод о крахе концепции новой социальной защиты на практике. По словам Расса, практический эксперимент, проводимый под эгидой новой социальной защиты, закончился полным провалом. Претворение в жизнь этой концепции, базирующейся на приоритете превенции, не смогло, по ее словам, воспрепятствовать ни значительному росту преступности, ставшей во Франции массовой, начиная с 1960-х гг., ни, в частности, росту рецидивной преступности, достигшей стабильного уровня 55%. Не менее значительный "провал", по мнению французских неоклассиков, был отмечен и в области исполнения наказания. Они полагали, что вследствие уголовной политики, проводимой под воздействием идей новой социальной защиты, наказания утратили свою "остроту", желание "понять" преступника и отказ от вынесения ему "морального осуждения" (другими словами - отказ от ответственности за "нравственную вину") привели к непростительному пренебрежению основами уголовного права.
Следует отметить, что новый УК Франции, введенный в действие в марте 1994 г., является результатом компромисса между сторонниками новой социальной защиты и неоклассиками. С одной стороны, УК широко опирается на понятия и институты, выработанные классическим направлением. Это касается традиционной для французского права классификации преступных деяний, вопросов вины, невменяемости, акцессорной природы соучастия, покушения, существования в системе наказаний таких видов, как пожизненное лишение свободы и многомиллионные штрафы. С другой стороны, УК учитывает и предложения сторонников новой социальной защиты. Обращают на себя внимание институты, позволяющие максимально учесть личность виновного: различные виды отсрочек исполнения и назначения наказания, режим полусвободы, возможность исполнения наказания по частям, разрешение покидать пенитенциарное учреждение для выполнения определенных обязанностей или лечения, условно-досрочное освобождение (даже для приговоренных к пожизненному лишению свободы) и т.д. При назначении наказания судья фактически связан лишь его верхним пределом. Даже при установленной кодексом санкции в виде пожизненного лишения свободы судья вправе с учетом личности и обстоятельств совершения преступления назначить лишение свободы на определенный срок, который, правда, не может быть ниже двух лет. Предусмотрена возможность назначения альтернативных наказаний вместо тех, что установлены в санкции статьи, наказывающей совершение данного преступления. Таким образом, французский законодатель попытался учесть все, что, по его мнению, является лучшим и прогрессивным как в классическом (неоклассическом), так и в социологическом (в теории новой социальной защиты) направлениях уголовного права.

------------------------------
*(1) Законодательство Древней Руси. Т. 1. М., 1984.
*(2) См.: Артемов В.Ю. Мусульманское уголовное право - пережиток средневековья//Российская юстиция. 1977. N 11.
*(3) См. подробнее: Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. Уголовное право современных зарубежных государств. М., 1997; Преступление и наказание в Великобритании, Франции, ФРГ, США и Японии. Общая часть. М., 1989; Малиновский А.А. Уголовное право зарубежных государств. М., 1998.
*(4) См.: Митфорд Дж. Тюремный бизнес. М., 1978.
*(5) См. подробнее: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. В 2-х т. Т. 1. М., 1994. С. 19-36.; Шаргородский М.Д. Наказание по советскому уголовному праву. Ч. 1-2. Л., 1958.
*(6) См. подробнее: Соломон П. Советская юстиция при Сталине. М., 1998.
*(7) См.: Уголовное наказание в вопросах и ответах. М., 1998.
*(8) Иная позиция высказана А.С. Молодцовым. См.: Уголовное наказание: понятие, признаки, правовые последствия//Юридические записки Ярославского государственного университета. Вып. 2. С. 256-260.
*(9) См.: Уголовное наказание в вопросах и ответах. М., 1998.
*(10) См.: Тарбагаев А.Н. Понятие цели уголовной ответственности. Красноярск, 1989. С. 36-40; см. также: Похмелкин В.В. Социальная справедливость и уголовная ответственность. Красноярск, 1990.
*(11) См. подробнее: Хачатуров Р.Л., Ягутян Р.Г. Юридическая ответственность. Тольятти, 1995.
*(12) В § 6 гл. VI тома 1 настоящего учебного курса изложено иное понимание уголовной ответственности.
*(13) Щедрин Н.В. Введение в правовую теорию мер безопасности. Красноярск, 2000.
*(14) Михеев Р.И., Беловодский А.В., Воробей В.А., Михеев О.Р. Принудительные меры медицинского характера в уголовном праве: социально-правовые и медико-реабилитационные меры безопасности. Владивосток, 2000.
*(15) См.: Жижиленко А.О. Наказание. Его понятие и отличие от других правоохранительных средств. Петроград, 1914; Принс А. Защита общества и преобразование уголовного права. Москва, 1915.
*(16) См. критику в книге: Кузнецова Н.Ф., Вельцель Л. Современное уголовное право ФРГ. М., 1980.
*(17) Михеев Р.И. и др. Указ. соч. С. 24.
*(18) Цит. по: Никифоров А.С., Решетников Ф.М. Современное американское право. М., 1990. С. 72.
*(19) Aнсель М.М. Новая социальная защита (гуманистическое движение в уголовной политике). М., 1970. С. 506-508.
*(20) См. подробнее: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. В 2-х т. Т. 1. М., 1994; Шаргородский Н.Д. Указ. соч.; Пионтковский А.А. Курс советского уголовного права. Т. 3. Наказание. М., 1970; Полубинская С.В. К вопросу о целях наказания//Проблемы совершенствования уголовного закона. М., 1984.
*(21) Никифоров А.С., Решетников Ф.М. Указ. соч. С. 71-74; Tapio Lappi Seppala. Regulating the Prison Population. Helsinki, 1998.
*(22) Дуюнов В.К. Проблемы наказания в новом уголовном праве России. Белгород, 1998. С. 11.
*(23) Там же.
*(24) Дуюнов В.К. Проблемы уголовного наказания в теории, законодательстве и судебной практике. Курск, 2000. С. 66-67.
*(25) Козлов А.П. Механизмы построения уголовно-правовых санкций. Красноярск, 1998. С. 252.
*(26) См.: Уголовное право. Общая часть. М., 1997. С. 413; Уголовное право России. Т. 1. Общая часть. 1998. С. 376.
*(27) См. подробнее: Козлов А.П. Указ. соч. С. 241.
*(28) Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации. М., 1997. С. 19.
*(29) См.: Уголовное право России. Т. 1. Общая часть. М., 1998. С. 375-376.
*(30) Правомерно считать их самостоятельными целями наказания. Тогда целей наказания оказывается четыре.
*(31) См.: Записки криминалистов. Вып. 1. М., 1993. С. 220.
*(32) Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 1.
*(33) Дуюнов В.К. Указ соч. С. 48-50.
*(34) См. подробнее: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. В 2-х т. Т. 2. М., 1994. С. 268-270.
*(35) История советского уголовного права (1917-1947 гг.)/Научный ред. А.А.Герцензон. М., 1948. С. 132.
*(36) См.: Преступность и правонарушения. Статистический сборник. М., 2000. С. 160.
*(37) Вряд ли можно согласиться с учеными, полагающими, что при назначении штрафа невозможно достижение такой цели наказания, как исправление осужденного. Применение штрафа как вида наказания в практике судов свидетельствует о том, что правильное применение штрафа способно оказывать серьезное психологическое воздействие на осужденного.
*(38) Уголовное право. Общая часть. М., 1997. С. 327.
*(39) См.: Уголовно-исполнительный кодекс РФ 1996 г., установивший "Перечень имущества, не подлежащего конфискации по приговору суда".
*(40) См.: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 2. М., 1994. С. 150-152.
*(41) См.: Дуюнов В.К. Проблемы уголовного наказания в теории, законодательстве и судебной практике. Курск, 2000. С. 188.
*(42) См.: СЗ РФ. 1998. N 13. Ст. 1475.
*(43) См.: Положение о почетных званиях, утвержденное Указом Президента РФ от 30 декабря 1995 г.//СЗ РФ. 1996. N 2. Ст. 64.
*(44) См.: СЗ РФ. 1995. N 31. Ст. 2990.
*(45) См.: СЗ РФ. 1999. N 2. Ст. 269.
*(46) Применение этого вида наказания в настоящее время отсрочено.
*(47) См. например, инструкцию НКЮ от 19 декабря 1917 г. "О революционном трибунале, его составе, делах, подлежащих его ведению, налагаемых им наказаниях и о порядке проведения его заседаний".
*(48) См.: Преступность и правонарушения. Статистический сборник. М., 1999. С. 163.
*(49) Исаев М.М. Основы пенитенциарной политики. М., 1927. С. 165.
*(50) Меньшагин В.Д. О принудительных работах по месту работы//Социалистическая законность. 1938. N 12.
*(51) Минимальный размер удержаний из денежного содержания военнослужащего законом не определен.
*(52) Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 2. М., 1994. С. 159-163.
*(53) Применение этого вида наказания в настоящее время отсрочено.
*(54) См.: Человек и тюрьма. Сб. информационных материалов/Сост. В.Абрамкин. М., 1998. С. 44.
*(55) Применение этого наказания в настоящее время отсрочено.
*(56) См.: Положение о дисциплинарной воинской части, утвержденное постановлением Правительства РФ от 4 июня 1997 г. N 669//Российская газета. 1997. 18 июня.
*(57) Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 2. М., 1994. С. 103 и далее.
*(58) Более подробно см. § 9.
*(59) См.: Преступность и правонарушения. М., 2000. С. 160.
*(60) См.: Законность. 1997. N 1. С. 49.
*(61) См.: Дуюнов В.К. Проблемы уголовного наказания в теории, законодательстве и судебной практике. С. 265.
*(62) См.: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 апреля 2000 г. "О практике назначения судами видов исправительных учреждений"//Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 6. С. 1-4.
*(63) Уголовное уложение не включало ссылку в систему наказаний.
*(64) Преступность и правонарушения. Статистический сборник. М., 2000. С. 160.
*(65) О жизни и деятельности Ч.Беккариа см.: Решетников Ф.М. Беккариа. М., 1987.
*(66) Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1939. С. 314.
*(67) Исторический анализ назначения смертной казни см.: Шишов О.Ф. Смертная казнь в истории России//Смертная казнь: за и против/Под ред. С.Г.Келиной. М., 1989. С. 10-96.
*(68) См.: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 2. М., 1994. С. 105.
*(69) Там же. С. 107.
*(70) О "лестнице наказаний" см. подробнее: Таганцев Н.С. Лекции по русскому уголовному праву. Часть Общая. СПб., 1892. С. 1223-1234.
*(71) См. подробнее: Шишов О.Ф. Смертная казнь в истории Советского государства//Смертная казнь: за и против/Под ред. С.Г.Келиной. М., 1989. С. 97-130.
*(72) Так же, как и в Основных началах 1924 г. и Основах уголовного законодательства 1958 г.
*(73) Михлин А.С. Смертная казнь вчера, сегодня, завтра. М., 1997. С. 53.
*(74) См.: Человек и тюрьма Сб. информационных материалов/Сост. В.Абрамкин. М., 1998. С 26; Преступность и правонарушения. М., 2000. С. 160.
*(75) См.: Когда убивает государство: Смертная казнь против прав человека/Под ред. С.Г.Келиной. М., 1989. С. 411.
*(76) Квашис В.Е. Смертная казнь и общественное мнение//Право и политика. 2000. N 1.
*(77) Российская газета. 1997. 4 марта.
*(78) Российская газета. 1999. 10 февр.
*(79) Дуюнов В.К. Указ. соч. С. 323.
*(80) Кистяковский А.Ф. Исследование о смертной казни. Тула, 2000. С. 270.
*(81) См.: Российское уголовное право. Курс лекций. Т. 2. Наказание. Владивосток, 1999. С. 129-132.
*(82) Таганцев Н.С. Лекции по русскому уголовному праву. Часть Общая. СПб., 1892. С 1422.
*(83) Беккариа Ч. Указ. соч. С. 310, 373.
*(84) Уголовное уложение 1903 г. СПб., 1903.
*(85) Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996. С. 398.
*(86) См.: Келина С.Г., Кудрявцев В.Н. Принципы советского уголовного права, М., 1988. С. 87; Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. 1999.
*(87) Осипов П.П. Теоретические основы построения и применения уголовно-правовых санкций. Л., 1976. С. 99.
*(88) См.: Сахаров А.В. О принципах социалистического уголовного права//Правоведение. 1969. N 4. С. 57; Ковалев М.И. Введение в уголовное право. Курс лекций. Свердловск, 1971. С. 134; Якуб М.Л. О понятии принципа уголовного права и уголовного процесса//Правоведение. 1976. N 1. С. 62.
*(89) См.: Брайнин Я.М. Уголовный закон и его применение. М., 1967. С 193; Малков В.П. Совокупность преступлений. Казань, 1974. С. 222-223; Гаверов Г.С. Общие начала назначения наказания по советскому уголовному праву. Иркутск, 1976. С. 7.
*(90) Люблинский П.И. Техника, толкование и казуистика уголовного кодекса. Пг., 1917. С. 42.
*(91) Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. 1917-1952 гг. М., 1953. С. 20, 23, 28, 31 и др.
*(92) Отказ от термина "наказание" не отражал каких-либо принципиальных изменений во взглядах на задачи уголовного права; он был чисто терминологическим, словесным, и содержание института наказания в уголовном праве от этого не изменилось, на что указывали исследователи, называя отказ недостатком Основных начал, ошибкой и т.д. Например: Исаев М.М. Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик. М.-Л.: Госиздат, 1927; Дурманов Н.Д. Обзор изменений Основных начал//Социалистическая законность. 1938. N 4; Герцензон А.А. О проблеме наказания//Сов. государство и право. 1960. N 1.
*(93) Более подробно понятие этих категорий рассмотрено в главе "Понятие преступления и виды преступлений"//Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. 1999.
*(94) Пункт 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. "О практике назначения судами уголовного наказания"//Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 8. С. 2.
*(95) Карпец И.И. Индивидуализация наказания в советском уголовном праве. М., 1971. С. 12.
*(96) Пункт 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. "О практике назначения судами уголовного наказания".
*(97) Более подробно о криминологической характеристике личности преступника см.: Криминология. М., 1986. С. 187-193.
*(98) См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 3. С. 5.
*(99) См., например: пункт 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм"//Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 3. С. 2; п. 16 постановления от 4 июля 1997 г. "О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов"//Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 9. С. 3.
*(100) Свод законов США. Раздел 18. Ч. 1. Гл. 1 § 3553 (b).
*(101) Курс советского уголовного права. Т. 3. М., 1970. С. 136.
*(102) Кузнецова Н.Ф., Куринов Б.А. Отягчающие и смягчающие обстоятельства, учитываемые при определении меры наказания//Применение наказания по уголовному праву. М., 1958. С. 101.
*(103) Карпец И.И. Наказание: социальные, правовые и криминологические проблемы. М., 1973. С. 159. Кругликов Л.Л. Смягчающие и отягчающие обстоятельства в советском уголовном праве. Ярославль, 1979. С. 68-69.
*(104) Бюллетень Верховного Суда СССР. 1984. N 4.
*(105) Герцензон А.А. Уголовное право. 1958. С. 458; Карпец И.И. Отягчающие и смягчающие обстоятельства в уголовном праве. М., 1979. С. 38-103.
*(106) В литературе иногда дается неправильная оценка этого смягчающего обстоятельства, предлагается учитывать его при назначении наказания лишь женщинам. Закон не делает каких-либо ограничений в его применении как в отношении женщин, так и в отношении мужчин. См.: Российское уголовное право. Учебник. Общая часть. М., 1977. С. 312.
*(107) Сострадание - жалость, сочувствие, вызываемое чьим-нибудь несчастьем, горем. См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1973. С. 691.
*(108) Внимание к эвтаназии российское уголовное законодательство проявляло еще в первые годы Советской власти. В примечании к ст. 143 УК РСФСР 1922 г. было сказано: "Убийство, совершенное по настоянию убитого из чувства сострадания, не наказывается". Однако через три месяца после вступления в действие УК это примечание было исключено ввиду недопустимости нарушения принципа неприкосновенности личности.
*(109) Условия правомерности и понятие превышения необходимой обороны даются в ст. 37 УК РФ.
*(110) Условия правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, и понятие превышения этих мер даются в ст. 38 УК РФ.
*(111) Условия правомерности и понятие превышения пределов крайней необходимости даются в ст. 38 УК РФ.
*(112) Условия причинения вреда при исполнении приказа или распоряжения даются в ст. 42 УК РФ.
*(113) В учебной литературе по этому вопросу продолжает высказываться мнение, которое отражает старые установки уголовного законодательства 1960 г., что "противоправное или аморальное поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления, связано, как правило, с состоянием аффекта виновного лица. Внезапно возникшее сильное душевное волнение может быть вызвано насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего:" и т.д. См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть/Под ред. Ю.И.Скуратова и В.М.Лебедева. М., 1996. С. 162.
*(114) Так, согласно ст. 62 УК РФ, при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. "и" и "к" ч. 1 ст. 61 УК, и при отсутствии отягчающих - срок и размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК.
*(115) В некоторых случаях неоказание помощи признается самостоятельным преступлением (ст. 128, 265 УК).
*(116) Пункт 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. "О практике назначения судами уголовного наказания"//Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 8.
*(117) Понятие неоднократности дано в ст. 16 УК РФ.
*(118) См.: Определение N 25-099-24 по делу Ночевнова и Паниота//Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 7. С. 14-15.
*(119) Понятие рецидива преступлений и его виды даны в ст. 18 УК РФ.
*(120) Более подробно см.: Курс уголовного права. Общая часть Т. 1. 2001.
*(121) В специальной литературе понятие выполнения потерпевшим своего служебного или общественного долга относят применительно лишь к делам об убийстве, что не в полной мере отражает судебную практику См., например: Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому уголовному праву. М., 1994. С. 72-74.
*(122) В русском языке слово "садизм" употребляется в двух значениях. Первое - как половое извращение, при котором половое чувство удовлетворяется причинением физической боли другому лицу; второе - как извращенная и изощренная жестокость. См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1973. С. 637.
*(123) См.: СЗ РФ. 1996. N 51. Ст. 5681.
*(124) См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 10.
*(125) См.: Закон РСФСР "Об охране окружающей природной среды" от 19 декабря 1991 г.; Закон РФ "Об использовании атомной энергии" от 21 ноября 1995 г.; Закон РФ "О радиационной безопасности населения" от 9 января 1996 г.
*(126) См.: ВВС РФ. 1991. N 23. Ст. 923.
*(127) Ответственность за массовые беспорядки предусмотрена ст. 212 УК РФ.
*(128) Пункт 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. "О практике назначения судами уголовного наказания".
*(129) Уголовный кодекс. Практический комментарий. Общая часть. М., 1925. С. 75.
*(130) Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. 1917-1952 гг. М., 1953. С. 35, 41.
*(131) Швеков Г.В. Первый советский Уголовный кодекс. М., 1970. С. 181.
*(132) Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. М., 1953. С. 15.
*(133) Брайнин Я.М. Принципы применения наказания по советскому уголовному праву. Киев, 1953. С. 227.
*(134) Карпец И.И. Отягчающие и смягчающие обстоятельства в уголовном праве. М., 1959. С. 111-112; Шаргородский М.Д. Курс советского уголовного права. Часть Общая. Т. 2. 1970. С. 359-361.
*(135) Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования. М., 1987. С. 171.
*(136) Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 4. С. 23.
*(137) В России до революции 1917 г. существовал суд присяжных, он был введен в результате судебной реформы 1864 г. Присяжные заседатели всегда подбирались или назначались с соблюдением определенных цензовых условий, например, высокий имущественный ценз, их благонамеренность, образование. Присяжным заседателям предоставлялось право облегчать положение виновного при выборе наказания, ограничивая тем самым судейское усмотрение.
*(138) См.: Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1993. N 33. Ст. 1313.
*(139) С января 1997 г. вступил в действие УК РФ.
*(140) Порядок формирования и производства в суде присяжных по-прежнему регулируется уголовно-процессуальным законодательством.
*(141) Опр. СК ВС РФ по делу Л.//Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1991. N 9. С. 7; Опр. СК ВС РФ по делу К.//Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 11. С. 12 и т.п.
*(142) См.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. 1917-1952 гг. М., 1953. С. 20, 27, 29, 31, 35 и т.д.
*(143) Карпец И.И. Наказание. Социальные, правовые и криминологические проблемы. М., 1973. С. 159-163.
*(144) См.: Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. 2001.
*(145) См.: Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. 2001.
*(146) См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 7. С. 14.
*(147) Более подробно о понятии совокупности, ее видах излагается в главе "Множественность преступлений". См.: Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. 2001.
*(148) В теории уголовного права есть и другое мнение - с момента избрания меры пресечения по первому делу, с момента вступления приговора в законную силу. См., например: Курс советского уголовного права. М., 1970. Т. 3. С. 171-173. Однако с таким мнением согласиться нельзя. Так, если осужденному в связи с совершением нового преступления была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, то этот срок, а также срок после осуждения до вступления приговора в законную силу не будет засчитываться в срок наказания, что влечет нарушение принципа законности.
*(149) См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 11.
*(150) См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 5. С. 11; 1999. N 8. С. 7.
*(151) Международные акты о правах человека. Сборник документов. М., 1998. С. 694-719.
*(152) Условное осуждение (ст. 73), вопросы отмены условного осуждения или продления испытательного срока (ст. 74 УК) рассматриваются в гл. 12 "Освобождение от наказания".
*(153) Принцип неотвратимости уголовной ответственности и наказания не был закреплен в УК РФ 1996 г. Однако Модельный УК 1996 г., разработанный для государств-членов СНГ, включил его в ряд других важнейших уголовно-правовых принципов. Статья 7 названного УК "Принцип неотвратимости ответственности" гласит:
"(1) Лицо, совершившее преступление, подлежит наказанию или иным мерам воздействия, предусмотренным УК.
(2) Освобождение от уголовной ответственности и наказания возможно только при наличии оснований и условий, предусмотренных законом".
*(154) См.: Кузнецова Н.Ф. Профилактическая функция уголовного закона//Уголовное право. 1998. N 1. С. 11-20.
*(155) См: Астемиров З.А. Проблемы теории уголовной ответственности и наказания. Махачкала, 1987; Звечаровский И.Э. Уголовная ответственность. Иркутск, 1992; Козаченко И.Я. Уголовная ответственность: мера и форма выражения. Свердловск, 1987; Огурцов Н.А. Правоотношения и ответственность в уголовном праве. Рязань, 1975; Таргабаев А.Н. Ответственность в уголовном праве. Красноярск, 1994.
*(156) Наумов А.В. Указ. соч. С. 244-245.
*(157) Цит. по: Головко Л.В. Современная практика освобождения от уголовного преследования в Шотландии//Вестник Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1998. N 2. С. 74.
*(158) Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 2. М., 1994. С. 67-68.
*(159) Там же. С. 4-15.
*(160) Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 2. М., 1994. С. 336.
*(161) См.: Головко Л.В. Новые основания освобождения от уголовной ответственности и проблемы их процессуального применения//Государство и право. 1997. N 8 С. 77-83.
*(162) Там же. С. 79-80.
*(163) См.: Вестник Верховного Суда СССР. 1991. N 1. С. 45-46.
*(164) Прямо противоположная позиция существует во французском уголовном праве по вопросу об освобождении от уголовной ответственности в связи с актом амнистии. Считается, что такой акт устраняет саму преступность совершенного лицом деяния. В связи с этим освобожденному возвращаются даже те суммы, что были им уплачены в порядке возмещения судебных издержек, и аннулируются все сведения о том, что лицо привлекалось к уголовной ответственности (См.: Pradel J.Droit. Т. 1. Editons Cujas. Paris, 1997).
*(165) Малков В.П. Квалификация повторных преступлений, совершенных освобожденными от уголовной ответственности//Советская юстиция. 1967. N 20. С. 5-33.
*(166) Наумов А.В. Указ. соч. С. 441.
*(167) См.: Аликперов X.Д. Преступность и компромисс. Баку, 1992.
*(168) См.: Келина С.Г. Освобождение от уголовной ответственности как правовое последствие совершения преступления//Уголовное право: новые идеи. М., 1994. С. 68 и далее; Наумов А.В. Указ. соч. С. 442 и далее.
*(169) Наумов А.В. Указ. соч. С. 448-449.
*(170) Там же. С. 449.
*(171) Чувилев А. Указ. соч. С. 12.
*(172) Там же. С. 15.
*(173) См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. М., 1995. С. 168.
*(174) См.: Гальперин И.М. Взаимодействие государственных органов и общественности по борьбе с преступностью. М., 1972; Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. М., 1974.
*(175) Наумов А.В. Указ. соч. С. 447.
*(176) В теории уголовного права о деятельном раскаянии говорилось как об обстоятельстве, смягчающем ответственность. В перечне смягчающих обстоятельств, предусмотренном в ст. 38 УК РСФСР, в частности, назывались: предотвращение виновным вредных последствий совершенного преступления, добровольное возмещение нанесенного ущерба, устранение причиненного вреда (п. 1); чистосердечное раскаяние или явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления (п. 9).
*(177) Головко Л.В. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием//Законодательство. 1999. N 1. С. 74.
*(178) Лобанова Л.В. К вопросу о соответствии наименования и содержания ст. 75 УК РФ//Вопросы юридической техники в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве. Ярославль, 1997. С. 32.
*(179) В теории уголовного права о деятельном раскаянии говорилось как об обстоятельстве, смягчающем ответственность. В перечне смягчающих обстоятельств, предусмотренном в ст. 38 УК РСФСР, в частности, назывались: предотвращение виновным вредных последствий совершенного преступления, добровольное возмещение нанесенного ущерба, устранение причиненного вреда (п. 1); чистосердечное раскаяние или явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления (п. 9).
*(180) Головко Л.В. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием//Законодательство. 1999. N 1. С. 74.
*(181) Лобанова Л.В. К вопросу о соответствии наименования и содержания ст. 75 УК РФ//Вопросы юридической техники в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве. Ярославль, 1997. С. 32.
*(182) Щерба С.П., Савкин А.В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении. Практическое пособие/Под общей ред. С.П.Щерба. М., 1997. С. 17.
*(183) Головко Л.В. Указ. соч. С. 74.
*(184) См.: Щерба С.П., Савкин А.В. Указ. соч. С. 19.
*(185) Наумов А.В. Указ. соч. С. 449; Щерба С.П., Савкин А.В. Указ. соч. С. 22.
*(186) См.: Преступление и наказание. Комментарий к проекту УК России/Под ред. Н.Ф.Кузнецовой, А.В.Наумова. М., 1993.
*(187) Цит. по: Головко Л.В. Указ. соч. С. 75.
*(188) Там же. С. 76.
*(189) Чувилев А. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием//Уголовное право. 1998. N 2. С. 12-15.
*(190) Там же. С. 13.
*(191) Чувилев А. Указ. соч. С. 15.
*(192) См.: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 2. М., 1994. С. 338.
*(193) Наумов А.В. Указ. соч. С. 452.
*(194) См., например: Головко Л.В. Новейшие течения во французской уголовной политике//Журнал российского права. 1997. N 9. С. 140-147.
*(195) См.: Головко Л.В. Новые основания освобождения от уголовной ответственности и проблемы их процессуального применения//Государство и право. 1997. N 8. С. 82.
*(196) См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 5. С. 15.
*(197) См.: Трайнин А.Н. Уголовное право. Часть Общая. М., 1929. С. 488; Фефелов П.А. Критерии установления уголовной наказуемости деяний//Сов. государство и право. 1970. N 11. С. 105.
*(198) См.: Фефелов П.А. Понятие и система принципов советского уголовного права. Свердловск, 1970. С. 40-47.
*(199) См.: Филимонов Д.О. О давности уголовного преследования по уголовному праву//Ученые записки Томского университета. 1957. N 33. С. 108; Никифоров Б.С. Освобождение от уголовной ответственности и наказания//Социалистическая законность. 1960. N 6.
*(200) См.: Дурманов Н.Д. Давность и погашение судимости. М., 1939. С. 8.
*(201) Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М., 1960. С. 94.
*(202) Здесь и далее имеется в виду рекомендательный законодательный акт для Содружества Независимых Государств, принятый 17 февраля 1996 г.
*(203) См, например: Мшвениерадзе П.Я. Давность в советском уголовном праве. Тбилиси, 1970. С. 196; Ткачевский Ю.М. Давность в советском уголовном праве. М., 1978. С. 79.
*(204) Отметим, что в юридической литературе обычно замену лишения свободы другим, более мягким наказанием, включают в раздел об освобождении от отбывания наказания. См., например: Уголовное право. Общая часть. М., 1997. С. 437.
*(205) Баландин В.Н. Эффективность освобождения от отбывания наказания при условном осуждении и отсрочке исполнения приговора. Свердловск, 1998. С. 13.
*(206) См., например: Гельфер М. Условное осуждение в СССР//Проблемы социалистического права. 1939. N 2. С. 42; Карпец И.И. Индивидуализация наказания. М., 1961. С. 27; Ривман Д. В. О юридической природе условного осуждения и участии общественности в перевоспитании условно осужденных//Вестник Ленинградского университета. 1965. N 23. Сер. 4. С. 142.
*(207) О самом раннем по времени решении рассматриваемой проблемы Верховным Судом РФ см.: Справочник по вопросам судебной практики в 1937 г. М., 1938. С. 255.
*(208) См.: Сб. постановлений Пленумов Верховного Суда РСФСР и определений судебных коллегий. 1964-1972. М., 1973. С. 122.
*(209) См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 1. С. 22.
*(210) См., например: Российское уголовное право. Общая часть. М., 1997. С. 330.
*(211) См., например: Уголовное право. Общая часть. М., 1997. С. 445.
*(212) См., например: Ефимов М.А. Условное осуждение и условно-досрочное освобождение от наказания. М., 1963. С. 6.
*(213) См., например: Уголовное право. Общая часть. М., 1997. С. 445.
*(214) См., например: Советское уголовное право. Часть Общая. М., 1962. С. 384-395.
*(215) Кадари X. Условное осуждение в советском уголовном праве. Ученые записки Тартуского университета. Вып. 44. Таллин, 1966. С. 193.
*(216) Саввин Ф.С. Условное осуждение как мера воспитания осужденных в современный период//XXII съезд КПСС и вопросы государства. Свердловск, 1962. С. 351.
*(217) См.: Баландин В.Н. Указ. соч. С. 7.
*(218) Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда СССР. 1924-1986. С. 489.
*(219) Саркисова Э. О воспитательной работе с условно осужденными//Социалистическая законность. 1963. N 12. С. 48.
*(220) Баландин В.Н. Указ. соч. С. 4.
*(221) Уголовное право. Общая часть. М., 1997. С. 448.
*(222) См.: Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда СССР. 1924-1986. М., 1987. С. 489.
*(223) См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1989. N 5. С. 10.
*(224) Уголовное право. Общая часть. М., 1997. С. 447.
*(225) См: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. N 6. С. 14.
*(226) Некоторые юристы считают, что испытательный срок необходимо исчислять с момента вынесения приговора.
*(227) Михлин А.С. Общая характеристика осужденных. М., 1991. С. 58.
*(228) См., например: Беляев Н.А. Цели наказания и средства их достижения в исправительно-трудовых учреждениях. Л., 1983. С. 141.
*(229) См., например: Андреев В. Как исполняется приговор//Известия. 1987. 3 янв.
*(230) См., например: Улицкий С.Я. Некоторое теории юридической природы условно-досрочного освобождения в советском праве. Ученые записки ДВГУ. Владивосток, 1968. Т. 14. С. 89.
*(231) См., например: Михлин А.С. Проблемы досрочного освобождения от наказания. М., 1982. С. 26.
*(232) См.: Куцева Э.Ф. Исполнение приговора. М., 1960. С. 18.
*(233) Напомним, что в ст. 53 УК РСФСР было предусмотрено условно-досрочное освобождение лиц, доказавших свое исправление, но при этом не исключалась возможность частичного или полного реального отбывания дополнительного наказания. Налицо противоречие: если лицо исправилось, зачем подвергать его карательно-воспитательному воздействию?
*(234) Михлин А.С. Досрочное освобождение от отбывания наказания. М., 1982.
*(235) Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 9 С. 14. Аналогичное решение приняла Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ и по делу Нарова//Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 12. С. 14-15.
*(236) Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. М.: БЕК, 1999. С. 471.
*(237) Такая же неточность допущена и в ч. 1 ст. 21 УК РФ, регламентирующей невменяемость.
*(238) Рыбкин П.М. Вопросы применения статьи 362 УПК РСФСР//Материалы конференции (20-22 декабря 1971) ЦоТКЗНИИ судебной психиатрии им. проф. В.П.Сербского. М., 1971. С. 96.
*(239) Михлин А.С. Общая характеристика осужденных. М., 1991. С. 38-39.
*(240) См., например: Уголовное право. Общая часть. М.: Инфра-М-НОРМА. 1997. С. 445; Иногамова-Хегай Л.В. Конкуренция норм уголовного права. М., 1999. С. 238.
*(241) СЗ РФ. 1995. N 19. Ст. 1758; N 45. Ст. 4334; 1997. N 51. Ст. 5803; 1998. N 44. Ст. 5464.
*(242) СЗ РФ. 1998. N 13. Ст. 1475.
*(243) См., например: Курс уголовного права. Общая часть. Т. 2. М.: Зерцало, 1999. С. 47.
*(244) Петрухин И. Освобождение от отбывания наказания по болезни//Соц. законность.
*(245) См.: Преступление и наказание. 1999. N 7. С. 9.
*(246) Санников А. Медико-социальные проблемы в уголовно-исполнительных системах различных стран//Преступление и наказание. 1999. N 3. С. 66.
*(247) Коновец А. Необходима полнокровная медицинская служба//Преступление и наказание. 1999. N 7 С. 10-11.
*(248) См.: Уголовное право. Общая часть. М., 1997. С. 458.
*(249) Встречается и иное мнение. Так, авторы учебника по уголовному праву России (Часть Общая. М., 1989. С. 429) полагают, что рассматриваемая отсрочка применима и от отбывания исправительных работ.
*(250) См.: Российское уголовное право. Общая часть. М., 1997. С. 374.
*(251) См.: Российское уголовное право. Общая часть. М., 1997. С. 375.
*(252) Оценка характера и степени общественной опасности преступления является исключительной прерогативой суда.
*(253) Применение которого в настоящее время отсрочено.
*(254) См.: Ткачевский Ю.М. Замена уголовного наказания в процессе исполнения. М., 1982. С. 44; Михлин А.С. Проблемы досрочного освобождения от отбывания наказания. М., 1982. С. 93; Ткачевский Ю.М. Замена одного уголовного наказания другим в процессе их исполнения//Вестник. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1996. N 6. С. 5.
*(255) См.: Михлин А.С. Осужденные. Кто они такие? М., 1996. С. 100.
*(256) Михлин А.С. Указ. соч. С. 96.
*(257) См.: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. В 2-х т. Т. 2. М., 1994. С. 385.
*(258) Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 2. М., 1994. С. 358.
*(259) Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1995. С. 243-244.
*(260) Там же.
*(261) Цит. по: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 2. М., 1994. С. 363.
*(262) Сабанин С.Н. Амнистия и помилование в уголовном законодательстве России//Государство и право. 1995. N 11. С. 81.
*(263) См.: Амнистия: благо или зло?//Юрид. вестник. 1992. N 5. С. 12-13.
*(264) Цит. по: Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996. С. 478-479.
*(265) См.: Марогулова И. Амнистия и помилование: актуальные проблемы//Уголовное право. 1997. N 4. С. 55-58.
*(266) Марогулова И. Указ. соч. С. 57.
*(267) Ведомости уголовно-исполнительной системы. 2001. N 1. С. 46.
*(268) Зубков А.И. Карательная политика в России на рубеже тысячелетий. М., 2000. С. 38.
*(269) Конституционный Суд РФ 5 июля 2001 года вынес постановление с таким заключением: "Постановление Государственной Думы от 26 мая 2000 года в связи с неадекватностью отдельных его положений целям объявленной амнистии изменено постановлением Государственной Думы от 26 июня 2000 года и в этой части не может рассматриваться соответствующим Конституции Российской федерации, а его положения в новой редакции, как противоречащие Конституции Российской Федерации, не имеют юридической силы в отношении законно не освобожденных от уголовной ответственности и наказания, указанных в подпунктах "б" и "д" пункта 2 акта об амнистии, которым вменяется совершение в его пункте 12 деяний, восстанавливается действие уголовного закона". (Прим. ред.)
*(270) Государственная Дума РФ 30 ноября 2001 года приняла постановление "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин". Освобождению подлежат несовершеннолетние в возрасте до 16 лет, осужденные к лишению свободы до шести лет, молодые преступники от 16 до 18 лет, также осужденные до шести лет лишения свободы, если прежде они не отбывали наказание в воспитательных колониях.
*(271) См.: Известия. 1992. 6 марта.
*(272) См.: Михлин А.С. Смертная казнь. Вчера, сегодня, завтра. М., 1997. С 114.
*(273) В январе 1998 г. в США был приведен в исполнение приговор к смертной казни Джеки Таккер через 13 лет после его вынесения.
*(274) См., например: Российское уголовное право. Общая часть. М.: СПАРК, 1997. С. 378.
*(275) Канарский С. Уголовный кодекс советских республик. Текст и постатейные материалы. Государственное издательство Украины, 1924. С. 338.
*(276) В редакцию этой статьи Основ были внесены некоторые изменения Законом от 11 июля 1969 г., Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 г. (Ведомости Верховного Совета СССР. 1969. N 29. Ст. 249; 1977. N 7. Ст. 116; 1977. N 8. Ст. 137).
*(277) Виттенберг Г.Б. Некоторые вопросы практики применений Указа Президиума Верховного Совета СССР от 27 апреля 1953 г. "Об амнистии". Иркутск: Изд-во Иркутского ун-та, 1955. С. 127-139.
*(278) Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. М.: БЕК, 1996. С. 481-482.
*(279) Голина В.В. Погашение и снятие судимости по советскому уголовному праву. Харьков: Вища школа, 1979. С. 7.
*(280) В некоторых работах наказание и судимость ошибочно рассматриваются как обязательные элементы уголовной ответственности. См., например: Уголовное право. Общая часть. М.: НОРМА, 1997. С. 466.
*(281) Зельдов С.И. О понятии судимости//Правоведение. 1974. N 2. С. 66.
*(282) См., например: Уголовное право. Общая часть. М.: НОРМА, 1997. С. 460.
*(283) Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. М.: БЕК, 1996. С. 483. См. также: Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования. М., 1987. С. 203-204.
*(284) См., например: Иногамова-Хегай Л.В. Конкуренция норм уголовного права. М., 1999. С. 254. Отметим, что в дальнейшем автор правильно решает вопрос о судимости условно осужденных.
*(285) См., например: Российское уголовное право. Общая часть. М.: СПАРК, 1997. С. 382.
*(286) См., например: Иногамова-Хегай Л.В. Указ. соч. С. 255.
*(287) Иногамова-Хегай Л.В. Указ. соч. С. 256-257.
*(288) Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 4. С. 8.
*(289) См., например: бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 8. С. 16; 1999. N 8. С. 4.
*(290) Уголовное право. Общая часть. М.: НОРМА, 1997. С. 466.
*(291) Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 6. Верховным Судом РФ допущена неточность: опасный рецидив не влияет на выбор вида исправительной колонии (см. ст. 58 УК РФ).
*(292) См.: Российское законодательство Х-XX веков. Законодательство первой половины XIX века. Т. 6. М., 1988. С. 203.
*(293) См.: Российское законодательство Х-XX веков. Судебная реформа. Т. 8. М., 1991. С. 395.
*(294) См.: Российское законодательство Х-XX веков. Законодательство эпохи буржуазно-демократической революции. Т. 9. М., 1994. С. 284.
*(295) см.: СЗ РСФСР. 1918. N 16. Ст. 227.
*(296) См.: СЗ СССР. 1935. N 19.
*(297) См.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. 1917-1952 гг. N 7. М., 1953. С. 383, 384.
*(298) См.: СП СССР. 1942. N 2. Ст. 26.
*(299) См.: Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда СССР. 1924-1952 гг. С. 17.
*(300) См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1977. N 8. Ст. 137. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 марта 1977 г. в УК РСФСР была включена соответственно ст. 46.1//Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1977. N 12. Ст. 255.
*(301) Отсрочка исполнения приговора оказалась достаточно эффективным средством в борьбе с преступностью, и поэтому Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1982 г. этот институт был распространен и на совершеннолетних//Ведомости Верховного Совета СССР. 1982. N 30. Ст. 572; см. также: Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г.//Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1982. N 49. Ст. 1821.
*(302) Еще в 1927 г. М.М.Исаев отметил в качестве недостатка Основных начал 1924 г. отсутствие такого раздела (см: Исаев М.М. Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик с приложением текста "Основных начал и материалов". М., Л., 1927. С. 94).
*(303) См.: Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), приняты на 96-м пленарном заседании ООН в 1985 г.//Советская юстиция. 1991. N 12. С. 23.
*(304) См.: Преступность и правонарушения. 1991. Статистический сборник. М., 1992. С. 36, 39.
*(305) См.: Преступность и правонарушения. 1998. Статистический сборник. М., 1999. С. 50, 54.
*(306) См.: преступность несовершеннолетних в России (1993-1997 гг.) М., 1998. С. 2.
*(307) См.: Кон И.С. Психология ранней юности. М., 1989. С. 240-241.
*(308) Забрянский Г.И. Социология преступности несовершеннолетних. Минск, 1997. С. 9.
*(309) Преступность несовершеннолетних в России (1993-1997 гг.). С. 14.
*(310) Меркушов А.Е. О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях несовершеннолетних//Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 6. С. 19.
*(311) Преступность несовершеннолетних в России (1993-1997 гг.). С. 18-19.
*(312) Минимальные стандартные правила ООН//Советская юстиция. 1991. N 14. С. 23.
*(313) См.: Преступность и правонарушения. 1998. Статистический сборник. С. 166.
*(314) См.: Федеральный закон "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации" от 13 июня 1996 г.//Российская газета. 1996. 18 июня.
*(315) См.: Преступность и правонарушения. 1998. Статистический сборник. С. 166.
*(316) Нам представляется, что арест по своим негативным последствиям (ослабление социально полезных и приобретение социально вредных связей, утрата страха перед наказанием, связанным с изоляцией от общества, невозможность в краткий срок оказать существенное воспитательное воздействие на несовершеннолетнего и т.д.) мало чем будет отличаться от кратких сроков лишения свободы. А повышенный элемент кары в сравнении с лишением свободы ничего, кроме дополнительной озлобленности у несовершеннолетнего, вызвать не может.
*(317) "Правила Организации Объединенных Наций, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы" (приняты Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1990 г.); Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации с приложениями, указателем судебной практики с сопоставительной таблицей/Сост. В.Л.Коняхин, И.В.Феоктистов. М., 1997. С. 236.
*(318) См.: Миньковский Г.М., Магомедов А.А., Ревин В.П. Уголовное право россии. М., 1998. С. 149.
*(319) См.: Преступность и правонарушения. 1998. Статистический сборник. С. 166.
*(320) См. там же.
*(321) Г.С.Гаверов предлагает разработать общие начала назначения наказания несовершеннолетним. См.: Гаверов Г.С. Проблемы назначения наказания несовершеннолетним//Проблемы борьбы с преступностью. Омск, 1978. С. 30-31.
*(322) На это ориентирует также постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 7 "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних", согласно пункту 12 которого "суд вправе принять решение о назначении несовершеннолетнему наказания в виде лишения свободы лишь тогда, когда исправление его невозможно без изоляции от общества". (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4. С. 11.)
*(323) Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 8. С. 2-3.
*(324) Не случайно в УК РФ, в отличие от УК РСФСР, исключена ответственность за неосторожные преступления несовершеннолетних, не достигших шестнадцатилетнего возраста. Вопрос о том, не следует ли в связи с акселерацией понизить возраст, по достижении которого возможна уголовная ответственность, был решен отрицательно. Как отмечается в литературе, темпы развития научно-технического прогресса более высокие, чем процессы совершенствования психофизических качеств личности. (По вопросу об акселерации и возрасте наступления уголовной ответственности несовершеннолетних см.: Примаченок А.А. Проблемы борьбы с преступностью несовершеннолетних. М., 1980. С. 64-70.)
*(325) Миньковский Г.М., Тузов А.П. Профилактика правонарушений среди несовершеннолетних. Киев, 1987. С. 41, 43.
*(326) См.: Рыбальская В.Я. Проблемы борьбы с преступностью несовершеннолетних. Иркутск, 1994. С. 26.
*(327) См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 8. С. 13.

<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 8)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>