<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 8)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Во вступившем в силу в России 23 марта 1976 г. Международном пакте о гражданских и политических правах отмечается, что каждое участвующее в данном пакте государство обязано обеспечить любому лицу осуществление его политических прав и свобод*(346).
Политические права и свободы провозглашены Конституцией РФ и гарантированы законодательством. Наиболее опасные посягательства на политические права и свободы влекут уголовную ответственность.
Общественная опасность этой группы преступлений определяется значимостью политических прав и свобод для формирования подлинно демократического государства, граждане которого, свободно реализуя предоставленные им политические права и свободы, принимают, таким образом, участие в дальнейшем развитии своего государства.
Непосредственным объектом рассматриваемой группы преступлений являются, как уже отмечалось, провозглашенные Конституцией РФ политические права и свободы граждан. Применительно к определенным составам данной группы преступлений этот объект может быть конкретизирован.
Нарушение равноправия граждан (ст. 136 УК)*(347). Конституция РФ провозглашает: "Все равны перед законом и судом" (ст. 19). Таким образом, Конституция РФ провозглашает равноправие граждан во всех областях государственной, социальной, общественно-политической, экономической, культурной жизни, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.
Непосредственным объектом рассматриваемого преступления является такая разновидность политических прав и свобод, как равноправие граждан. Нарушение равноправия гражданина может иметь место в различных областях жизни - политической, экономической, социальной. Поэтому представляется не совсем точным отнесение некоторыми авторами этого преступления к группе преступлений против социальных прав и свобод*(348). То обстоятельство, что нарушения равноправия зачастую совершаются в сфере трудовых отношений, не предопределяет тем самым объекта этого преступления, но значительно суживает его. Статья 19 Конституции РФ провозглашает равенство граждан не только в сфере социально-экономических отношений, но и в любой сфере жизни, в том числе и политической.
Потерпевшими при совершении этого преступления могут быть граждане Российской Федерации и лица без гражданства, постоянно проживающие в России. Таковыми могут быть признаны также лица без гражданства, не проживающие постоянно в России, и иностранцы. В ст. 62 Конституции РФ говорится, что "Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации".
Объективная сторона выражается в совершении действий (реже бездействия), направленных на лишение или ограничение одного лица или группы лиц по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 136 УК, какого-либо права, провозглашенного Конституцией РФ, что повлекло причинение вреда правам и законным интересам граждан.
Нарушение или ограничение прав гражданина может выразиться в непредоставлении ему возможности реализовать свое право либо в создании препятствий к реализации последнего. К числу таких форм проявлений относятся, например: необоснованное задержание лиц определенной национальности, отказ в приеме на работу вследствие несогласия с убеждениями поступающего, незаконное увольнение с работы по мотиву принадлежности к определенному общественному объединению, необоснованный отказ в аренде помещения по признакам религиозной принадлежности и пр.
Указанные в ч. 1 ст. 136 УК такие последствия, как вред правам и законным интересам граждан, могут заключаться в ущемлении гражданина в том или ином праве, например, в непредоставлении жилища по мотиву "не той" национальности, "не тех" религиозных убеждений. Причиняемый при совершении рассматриваемого преступления вред может быть материальным (например, вследствие необоснованного увольнения с работы по мотивам несогласия с политическими взглядами, уволенный лишается на какой-то период заработка), моральным (в случаях унижения чести и достоинства лица определенной национальности) и др.
Если нарушение равноправия гражданина совершается с применением насилия, повлекшего причинение вреда его здоровью, содеянное должно квалифицироваться по совокупности с соответствующими статьями гл. 16 "Преступления против жизни и здоровья". В остальных случаях способ совершения этого преступления обычно на квалификацию по ч. 1 ст. 136 УК не влияет.
Для признания преступления оконченным налицо должны быть следующие признаки: нарушение прав граждан (деяние), вред, причиненный правам и законным интересам граждан (общественно опасное последствие), и причинная связь между ними.
С субъективной стороны рассматриваемое деяние совершается только умышленно, при этом умысел может быть как прямым, так и косвенным.
При прямом умысле виновный сознает опасность своих действий, нарушающих равноправие граждан, предвидит неизбежность или возможность причинения в результате этого вреда правам и законным интересам граждан и желает этого. При косвенном умысле субъект, сознавая опасность своих действий, предвидит возможность причинения вреда правам и интересам граждан и относится к этому безразлично, сознательно допускает наступление таких последствий*(349).
Такой вывод следует из того, что законодатель не включает в качестве признаков состава мотив или цель. Таковым могут быть неприязнь, зависть, месть, корысть, неприязнь к национальности или убеждениям лица и пр. Наличие тех или иных мотивов на квалификацию не влияет, но должно учитываться судом при определении наказания в пределах санкции.
Учитывая изложенное, представляется недостаточно обоснованным мнение о том, что "Обязательным признаком этого преступления является мотив - побуждение нарушить равноправие гражданина из-за недоброжелательного отношения к его полу, расе, национальности, языку:"*(350) и т.д. Признание мотива обязательным признаком рассматриваемого деяния без указания на то закона является ограничительным толкованием ст. 136 УК. К тому же эти авторы допускают возможность совершения рассматриваемого преступления с косвенным умыслом, что, как правило, предполагает отсутствие специального мотива.
Субъектом нарушения равноправия граждан может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
В ч. 2 ст. 136 УК предусмотрена ответственность за квалифицированный вид нарушения равноправия граждан. Квалифицирующим признаком этого деяния законодатель называет совершение его лицом с использованием своего служебного положения. Таким лицом может быть должностное лицо, т.е. лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.
Субъектом ч. 2 ст. 136 УК могут быть также лица, занимающие государственные должности Российской Федерации или субъектов федерации, а равно государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц (см. примечание к ст. 285 УК).
Кроме того, субъектом данного преступления может быть лицо, наделенное полномочиями в общественной или иной негосударственной организации (см. примечание к ст. 201 УК).
Следовательно, субъект преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 136 УК, является специальным. Использованием таким лицом своего служебного положения при нарушении равноправия граждан может заключаться как в непосредственном использовании предоставленных ему полномочий, так и в использовании тех возможностей, которые имеются у лица в связи с его служебным положением. Например, декан учебного заведения отказывает в зачислении лицу вследствие того, что оно является членом определенной общественной организации.
В соответствии с категоризацией преступлений нарушение равноправия граждан, предусмотренное в ч. 1 ст. 136 УК, относится к преступлениям небольшой тяжести, а в ч. 2 - к преступлениям средней тяжести.
Посягательства на равноправие граждан предусмотрены в уголовных кодексах большинства зарубежных государств (Франции, Германии, Испании, Италии, Польши и др.). Однако эти статьи расположены в разных главах кодексов. Так, в УК ФРГ разжигание расовой ненависти против части населения или определенной группы, характеризующейся национальными, расовыми, религиозными особенностями (§ 130), рассматривается как одно из деяний, посягающих на общественный порядок. Уголовный кодекс Франции считает дискриминацией любое различие, проводимое между физическими лицами на основании их происхождения, пола, политических взглядов и пр. (ст. 225-1). Это преступление помещено в главу о посягательствах на достоинство лица. В УК Испании ответственность за дискриминацию, ненависть или насилие против групп и объединений по мотивам расы, антисемитизма, идеологии, религии, убеждений, этнической принадлежности и пр. (ст. 510) предусмотрена в гл. IV "О преступлениях, связанных с осуществлением основных прав и публичных свобод и обязанностью исполнения специальных работ" разд. XXI "Преступления против Конституции". Аналогичное положение содержится и в ст. 314.
В уголовных кодексах Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана, Казахстана составы нарушения равноправия граждан помещены в специальную главу о преступлениях против конституционных прав граждан.
Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий (ст. 141 УК). Статья 32 Конституции РФ предоставляет всем гражданам страны право избирать и быть избранным в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме*(351).
Ответственность за воспрепятствование осуществлению избирательных прав была предусмотрена и в прежнем законодательстве*(352). УК 1996 г. значительно расширил, уточнил и дополнил данную норму во исполнение ст. 3 Конституции РФ, согласно которой "высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы" (ч. 3).
Статья 141 УК является гарантией реализации гражданами своих избирательных прав и прав на участие в решении важнейших задач общества путем волеизъявления в референдумах.
Общественная опасность рассматриваемого деяния определяется в значительной степени тем, что лишение либо ограничение прав граждан участвовать в управлении делами государства непосредственно или через своих представителей препятствуют созданию правового демократического государства.
Объектом преступления, предусмотренного ст. 141 УК, являются общественные отношения, обеспечивающие право граждан на беспрепятственную, свободную реализацию своего избирательного права и права на участие в референдумах*(353). Потерпевшими при совершении рассматриваемого преступления являются граждане Российской Федерации, чье избирательное право или право на участие в референдуме нарушено. В случаях воспрепятствования работе избирательных комиссий или комиссий по проведению референдума потерпевшими могут быть члены этих комиссий.
Предметом преступлений в отдельных случаях могут быть избирательные документы и документы референдума, например списки избирателей.
С объективной стороны рассматриваемое преступление совершается путем воспрепятствования: 1) осуществлению гражданином своих избирательных прав; 2) осуществлению права участвовать в референдуме; 3) работе избирательной комиссии или комиссии по проведению референдума.
Воспрепятствование осуществлению избирательного права предполагает совершение таких действий (бездействия), которые либо лишают, либо существенно ограничивают возможности гражданина Российской Федерации участвовать в выборах и реализовать предоставленное Конституцией РФ свое избирательное право (например, отстранение кандидатов от участия в предвыборной кампании, создание трудностей при выдвижении конкретных кандидатов, отказ в выдаче удостоверения на право голосования при перемене избирателем места жительства)*(354).
Воспрепятствование осуществлению права участвовать в референдуме*(355) может выразиться в таких действиях (бездействии), которые лишают или существенно ограничивают возможности гражданина высказать свое мнение по проводимому официально опросу, имеющему большое государственное значение (например, противодействие созданию или деятельности инициативной группы по проведению референдума, незаконное исключение гражданина из списка лиц, намеченных к опросу).
В тех случаях, когда имеет место ограничение права гражданина на участие в выборах или референдуме в зависимости от национальной принадлежности, социального положения, убеждений и пр., содеянное должно квалифицироваться по совокупности ст. 136 УК (при наличии указанного в ч. 1 вреда) и ст. 141 УК, так как данные нормы не являются конкурирующими. В подобных случаях имеет место идеальная совокупность, которая согласно ст. 17 УК предполагает квалификацию каждого совершенного в совокупности преступления как самостоятельного.
Воспрепятствование работе избирательной комиссии может выражаться в создании препятствий работе как комиссии в целом, так и отдельных ее членов, например, лишение избирательной комиссии помещения, запрещение члену избирательной комиссии посещать ее заседания.
Воспрепятствование работе комиссий по проведению референдумов также может выражаться в создании препятствий работе этой комиссии или ее членов, например, необоснованный отказ в регистрации инициативной группы по проведению референдума, уничтожение списка лиц, подлежащих опросу, лишение члена инициативной группы возможности посещать ее заседания.
"В 1995 г., - отмечал заместитель Генерального прокурора РФ, - преступления в сфере реализации избирательных прав носили единичный характер. В минувшие два года органами внутренних дел зафиксировано восемьдесят пять подобных нарушений"*(356).
Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 141 УК, признается оконченным с момента совершения действий (бездействия), являющихся воспрепятствованием осуществлению гражданином своих избирательных прав или права участвовать в референдуме, а равно воспрепятствованием работе избирательных комиссий или комиссий по проведению референдума, независимо от того, удалось или нет осуществить такое воспрепятствование. Возможные последствия воспрепятствования на квалификацию по ч. 1 ст. 141 УК не влияют, но должны учитываться при назначении судом наказания в пределах санкции.
С субъективной стороны данное преступление может иметь место только с прямым умыслом: субъект сознает, что совершает общественно опасные действия (бездействие), препятствуя осуществлению избирательного права, а равно права участвовать в референдуме, либо работе избирательной комиссии, а равно комиссии по проведению референдума, и желает совершить эти действия (бездействие). При этом мотивы совершения им таких действий (бездействия) на квалификацию не влияют. Они могут быть самыми различными: как личными (месть, неприязнь, ревность), так и политическими (нежелание выдвижения кандидатом лица, являющегося членом определенной партии, желание "протолкнуть" в кандидаты "своего" человека и пр.).
Субъектом воспрепятствования осуществлению избирательных прав (ч. 1 ст. 141 УК) может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, за исключением лиц, использовавших при совершении данного преступления свое служебное положение.
Квалифицированным видом рассматриваемого деяния (ч. 2 ст. 141 УК) является воспрепятствование: а) соединенное с подкупом, обманом, применением насилия либо с угрозой его применения*(357); б) совершенное лицом с использованием своего служебного положения; в) совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.
Подкуп - это склонение к выполнению действий, необходимых виновному, в обмен на предоставление денег, материальных ценностей либо услуг, а также каких-либо благ нематериального характера, например, внеочередного продвижения по службе.
В отличие от взятки подкуп при совершении данного преступления может совершаться в отношении любого лица, а не только должностного, являющегося субъектом получения взятки.
Обман - это введение в заблуждение, в результате чего избиратель не смог принять участие в выборах или референдуме. Например, сообщение неверных сведений о сроках или месте голосования, о порядке заполнения бюллетеней.
Применение насилия при воспрепятствовании гражданину осуществлению его избирательных прав предполагает воздействие на телесную неприкосновенность лица, повлекшее причинение легкого вреда здоровью, нанесение ударов, побоев, а также лишение его свободы. В случаях применения более тяжкого насилия (причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью) действия должны квалифицироваться по совокупности ч. 1 ст. 141 и ст. 111 или 112 УК в зависимости от тяжести насилия*(358).
По совокупности с воспрепятствованием (ч. 2 ст. 141 УК) квалифицируются случаи незаконного лишения свободы при наличии хотя бы одного квалифицирующего признака, предусмотренного в ч. 2 ст. 127 УК.
Угроза применения насилия предполагает такое психическое воздействие на потерпевшего, которое способно воспрепятствовать его свободному волеизъявлению или нормальной работе, указанных в диспозиции ст. 141 УК комиссий, например, угроза уволить с работы, не предоставить отпуск, избить.
Угроза убийством либо причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК), отнесенная законодателем к числу преступлений небольшой тяжести, является одним из способов воспрепятствования и по совокупности со ст. 141 УК не квалифицируется.
Использование при воспрепятствовании субъектом своего служебного положения*(359) как квалифицирующий признак рассматриваемого деяния по своей правовой характеристике не отличается от аналогичного признака нарушения равноправия граждан. Вместе с тем факт использования служебного положения предполагает в этих случаях наличие специального субъекта.
Наконец, последним квалифицирующим признаком рассматриваемого состава преступления является воспрепятствование осуществлению избирательных прав группой лиц по предварительному сговору (предварительная договоренность двух или более лиц о совместном совершении преступления) и организованной группой (устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений)*(360). Об устойчивости организованной группы свидетельствуют подготовленные, намечаемые или совершенные преступления.
Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 141 УК, относится к числу преступлений небольшой тяжести, предусмотренное ч. 2 - средней тяжести.
Ответственность за воспрепятствование осуществлению гражданином Российской Федерации своих избирательных прав либо права участвовать в референдуме предусмотрена и ст. 40 КоАП. В ч. 2 и 3 этой статьи предусмотрена также ответственность должностных лиц за воспрепятствование либо вмешательство в работу избирательных комиссий либо комиссий по проведению референдума, а также непредоставление этим комиссиям необходимых материалов или невыполнение их решений. Более детально регламентация данного правонарушения в Кодексе об административных правонарушениях, нежели в Уголовном кодексе, отчасти объясняет отсутствие значительного количества уголовных дел по ст. 141 УК в практике правоприменительных органов. Некоторая информация о такого рода делах время от времени появляется в периодической печати, однако их движение до конца, т.е. вынесения оправдательного или обвинительного приговора, обычно не прослеживается. Отсюда вытекает вывод, что преступления, предусмотренные ст. 141, в значительной степени латентны. Вместе с тем регистрируется довольно большое количество таких правонарушений. Так, по данным Генеральной прокуратуры, в минувшие два года "в судебном порядке рассмотрено более 500 административных дел о нарушении конкретных статей избирательного законодательства. Органами прокуратуры только в минувшем 1999 г. выявлено более двух с половиной тысяч нарушений избирательных прав"*(361).
Разграничение административно наказуемого и уголовно наказуемого воспрепятствования осуществлению избирательных прав граждан должно проводиться по степени общественной опасности этих деяний, а конкретно - с учетом тех последствий, которые имели место или были возможны в каждом конкретном случае.
Ответственность за рассматриваемое преступление предусмотрена в уголовных кодексах ряда зарубежных государств. Так, весьма детально она регламентирована в Уголовном кодексе Польши, вступившем в силу с 1 января 1998 г. В гл. XXXI этого кодекса, озаглавленной "Преступления против выборов и референдума", содержатся четыре статьи, предусматривающие ответственность: за внесение незаконных изменений в списки кандидатов, если лицо использует при этом обман, повреждает, скрывает, переделывает или подделывает избирательные документы, допускает злоупотребления при голосовании или подсчете голосов, а также при составлении списков (ст. 248); за препятствия путем угрозы или обмана проведению собраний, предшествующих голосованию, свободному осуществлению права голосовать; голосованию или подсчету голосов (ст. 249); за оказание путем насилия, угрозы или злоупотребления отношением зависимости влияния на выбор кандидата либо голосование (ст. 250) и за нарушение тайны голосования вопреки воле голосующего (ст. 251).
В Уголовном кодексе Германии содержится раздел четвертый "Преступные деяния против конституционных органов, а также связанные с выборами и голосованием", в статьях которого предусмотрена, в частности, ответственность за воспрепятствование осуществлению избирательного права путем силы или угрозы ее применения (§ 107); за насильственное воспрепятствование осуществлению избирательного права (§ 108); за обман при осуществлении избирательного права (§ 108а); за подкуп при осуществлении избирательного права (§ 108b); за подкуп депутатов (§ 108e) и др.
Весьма подробно сформулирован рассматриваемый состав в УК Узбекистана: "Воспрепятствование путем насилия, угроз, обмана или подкупа свободному осуществлению гражданами права избирать или быть избранными депутатами или Президентом Республики Узбекистан, вести предвыборную агитацию, осуществлению доверенными лицами кандидатов в депутаты или кандидатов в Президенты Республики Узбекистан их полномочий, а равно воспрепятствование свободному участию граждан в референдуме" (ст. 147).
Фальсификация избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчет голосов (ст. 142 УК). Статья 142 УК объединила в одной норме предусмотренные в Уголовном кодексе 1960 г. подлог избирательных документов или неправильный подсчет голосов (ст. 133) и нарушение законодательства о референдуме (ст. 133.1). Новый Кодекс значительно расширил рамки указанных составов преступлений, предусмотрев ответственность за любую фальсификацию как избирательных документов, так и документов референдума*(362).
Общественная опасность этого преступления определяется нарушением конституционной нормы (ст. 32) Конституции РФ, обеспечивающей демократические принципы формирования и функционирования органов государственной власти и местного самоуправления. Статья 142 УК дополняет ст. 141, и обе они в совокупности являются гарантией осуществления гражданами своих избирательных прав и прав на участие в референдуме в соответствии с законом. Кроме того, при совершении преступления, предусмотренного ст. 142 УК, нарушаются демократические принципы формирования и последующего функционирования органов государственной власти и местного самоуправления, в результате чего в этих органах могут оказаться представители криминалитета.
Непосредственным объектом этого преступления являются, как и в предыдущем случае, общественные отношения, обеспечивающие свободное волеизъявление и соблюдение прав избирателей и лиц, участвующих в референдуме, а равно порядок проведения выборов в соответствии с действующим законодательством.
В качестве предмета преступления выступают те документы, которые фальсифицируются, - избирательные документы либо документы референдума*(363).
Избирательные документы - это списки избирателей, удостоверения на право голосования, избирательные бюллетени и др.
К документам референдума относятся протоколы собраний по формированию инициативной группы, итоговый протокол по сбору подписей, бюллетени для голосования, протоколы по итогам голосования и др.
Такие, указанные в ст. 142 УК, действия, как неправильный подсчет голосов либо заведомо неправильное установление результатов выборов, референдума, находят отражение в избирательных документах и документах референдума.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 142 УК, может складываться из следующих альтернативных действий: 1) фальсификация избирательных документов или документов референдума; 2) заведомо неправильный подсчет голосов; 3) заведомо неправильное установление результатов выборов либо референдума; 4) нарушение тайны голосования.
Фальсификация документов означает внесение в них ложных сведений, изменение содержания подлинного документа, исправление части текста, подчистку, изменение дат, а равно изготовление нового документа с поддельным содержанием. Например, внесение в списки избирателей умерших лиц или лиц, не имеющих избирательного права, либо искажение данных кандидата в бюллетенях.
Заведомо неправильный подсчет голосов - это сознательное искажение в процессе подсчета сведений о результатах голосования, как уменьшающее, так и увеличивающее количество голосов, фактически поданных "за" или "против".
Заведомо неправильное установление результатов выборов или референдума*(364) заключается в заведомо ложном объявлении результатов, не соответствующих действительности. Например, вопреки действительности кандидат объявляется неизбранным или результаты референдума - недействительными. В отличие от заведомо неправильного подсчета голосов заведомо неправильное установление результатов выборов или референдума означает искажение их итогов.
Нарушение тайны голосования означает нарушение условий, обеспечивающих тайну голосования, или создание условий, позволяющих контролировать волеизъявление голосующих. Тайна голосования обеспечивается установленным порядком получения избирательных бюллетеней, отведением специальных, оборудованных кабин (или комнат) для заполнения голосующими избирательных документов. В Федеральном законе "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 5 сентября 1997 г. специально подчеркивается, что граждане Российской Федерации участвуют в выборах "на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании", а равно участвуют в референдуме также "... на основе всеобщего равного и прямого волеизъявления при тайном голосовании" (ст. 3)*(365).
По данным Центральной избирательной комиссии РФ, в 1996 г. после выборов Президента России в Саратовской и Ростовской областях, Карачаево-Черкесии, Мордовии и в Ставрополье органами прокуратуры были возбуждены уголовные дела по обвинению в подлоге избирательных документов.
Так, в Грачевском районе Ставропольского края в феврале 1997 г. состоялся суд над управляющей делами администрации района Б. и председателями участковых избирательных комиссий О. и Д. в связи с неправильным подсчетом голосов*(366).
Рассматриваемое преступление признается оконченным с момента совершения хотя бы одного из перечисленных в диспозиции ст. 142 УК действий (бездействия) при условии, что они совершены указанными в статье лицами, независимо от того, наступили или нет в результате этих действий какие-либо последствия, были ли в итоге искажены результаты выборов либо референдума или нет.
С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 142 УК, может быть совершено лишь с прямым умыслом. Лицо сознает общественную опасность своих действий, выразившихся в фальсификации избирательных документов или документов референдума, неправильном подсчете голосов, неправильном установлении результатов выборов, референдума или нарушении тайны голосования, и желает совершить эти действия. Мотив данного преступления на квалификацию не влияет. Он обычно определяется заинтересованностью лица в результатах выборов или референдума (это могут быть личная заинтересованность, корысть, месть и пр.) и должен учитываться судом при определении наказания в пределах санкции.
Субъектами рассматриваемого преступления могут быть только члены избирательной комиссии, инициативной группы или комиссии по проведению референдума, т.е. лица, имеющие дело с избирательными документами и документами референдума, которые принимают непосредственное участие в проведении выборов, референдумов и осуществляют подсчет голосов, объявляют результаты выборов или референдума.
Рассматриваемое преступление относится к категории преступлений средней тяжести.
В уголовных кодексах ряда зарубежных стран также предусмотрена ответственность за фальсификацию избирательных документов.
Так, в Уголовном кодексе Польши содержится специальная гл. XXXI "Преступления против выборов и референдума", в ст. 248 которой предусмотрена ответственность за: 1) внесение незаконных изменений в списки кандидатов или голосующих; 2) использование обмана с целью неправильного составления списков избирателей; 3) повреждение, срывание, переделывание или подделку протоколов или иных избирательных документов и т.п. Однако ответственность за такую фальсификацию не ограничена рамками специального субъекта.
Подробно регламентирована ответственность за рассматриваемые деяния в Уголовном кодексе Германии. В разделе четвертом "Преступные деяния против конституционных органов, а также связанные с выборами и голосованием" в отдельных параграфах предусмотрена ответственность за фальсификацию результатов выборов (§ 107 а), за фальсификацию документов, относящихся к выборам (§ 107 b), и за нарушение тайны выборов (§ 107 c). В литературе отмечалось, что нормы данной главы защищают не только процесс проведения выборов в целом, их результаты и документы от фальсификации либо тайну выборов, но и отдельных граждан от принуждений, связанных с осуществлением ими избирательного права*(367).
Состав фальсификации избирательных документов содержится и в Модельном Уголовном кодексе для стран-участниц СНГ. Он аналогичен составу преступления, предусмотренного ст. 142 УК РФ.
Аналогичные статьи содержатся, например, в уголовных кодексах Таджикистана, Кыргызстана, Казахстана, Литвы. Более подробно и несколько иначе изложен этот состав в ст. 146 УК Узбекистана, озаглавленной "Нарушение законодательства об организации проведения выборов или референдума". В ней предусмотрена ответственность за нарушение тайны голосования, подлог избирательных документов или документов референдума, внесение фиктивных записей в бюллетени или в подписные листы, неправильный подсчет голосов.
Воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них (ст. 149 УК)*(368). Статьей 31 Конституции РФ провозглашается право граждан "... собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование". Воспрепятствование таким действиям без законных на то оснований является уголовно наказуемым.
Общественная опасность этого преступления определяется ограничением предоставленных Конституцией РФ прав граждан на выражение своего мнения по поводу тех или иных событий, происходящих в стране, путем проведения собраний, митингов, демонстраций и т.п.
Непосредственным объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие осуществление таких провозглашенных Конституцией РФ политических прав граждан, как право на проведение собраний, митингов, демонстраций и пр.
Если воспрепятствование проведению таких мероприятий сопровождается применением насилия или угрозой его применения, налицо второй дополнительный объект преступления - личность. Лица, подвергшиеся насилию или угрозе его применения, а равно их близкие могут быть признаны потерпевшими.
С объективной стороны преступление может быть совершено путем одного или нескольких альтернативных действий, перечисленных в диспозиции ст. 149 УК: 1) воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования; 2) воспрепятствование участию в них и 3) принуждение к участию в них.
При этом воспрепятствование проведению или участию в указанных мероприятиях должно быть незаконным; принуждение к участию - в соответствии с этим термином означает противоправность действия (принудить - значит заставить; незаконно принудить - заставить вопреки закону).
Незаконное воспрепятствование указанным мероприятиям имеет место в случаях, когда их участники действуют в соответствии с законом, разрешающим проводить такие мероприятия. Порядок организации, проведения и прекращения названных массовых мероприятий довольно детально регламентирован рядом законодательных актов*(369).
Митинги - массовые собрания граждан для обсуждения политических и других неотложных вопросов текущей жизни, а равно для публичного выражения отношения к действиям лиц и организаций, событиям общественно-политической жизни и пр.
Демонстрация - массовое шествие для публичного выражения группой лиц общественно-политических настроений с использованием во время шествий плакатов, транспарантов и иных наглядных средств.
Шествие - организованное массовое движение людей по пешеходной или проезжей части улицы, проспекта с целью привлечения внимания к каким-либо проблемам.
Пикетирование - наглядная демонстрация группой граждан своих настроений и взглядов без шествия и звукосигналов*(370).
Одним из обязательных условий массовых мероприятий является их мирный характер, отсутствие оружия. Проведение таких мероприятий в соответствии с законом не представляет опасности для общественного порядка и общественной безопасности, и поэтому воспрепятствование им противоправно, так как нарушает предоставленное Конституцией РФ право на организацию и проведение таких мероприятий.
Принуждение к участию в публичных мероприятиях - это незаконные действия, заключающиеся в физическом или психическом воздействии на гражданина с целью заставить его участвовать в массовом мероприятии вопреки его воле.
Обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого преступления выступают: либо совершение его должностным лицом с использованием своего служебного положения, либо с применением насилия или угрозы его применения. Для привлечения к ответственности виновного достаточно наличия одного из этих признаков, являющихся способом совершения преступления.
Понятие должностного лица дано в примечании к ст. 285 УК. Использование таким лицом служебного положения означает использование своих полномочий или своего авторитета должностного лица вопреки закону. В зависимости от характера действий возможна квалификация воспрепятствования или принуждения (ст. 149 УК) по совокупности со ст. 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями) или ст. 286 УК (превышение должностных полномочий) при наличии и иных признаков этих преступлений.
В уголовно-правовой литературе высказывалось мнение о том, что квалификация действий должностных лиц, виновных в совершении преступления, предусмотренного ст. 149 УК, не может быть по совокупности со ст. 285 УК, так как в данном случае имеет место конкуренция норм и, следовательно, применению подлежит только специальная - ст. 149 УК*(371).
Однако считать нормы конкурирующими, исходя лишь из одного признака, не являющегося к тому же обязательным признаком преступления, предусмотренного ст. 149 УК, вряд ли возможно. Во-первых, эти преступления посягают на разные объекты; во-вторых, при совершении данного преступления предполагается отсутствие последствий (кроме легкого вреда здоровью), тогда как обязательным признаком преступления по ст. 285 УК является причинение существенного вреда правам и законным интересам, а ч. 3 этой статьи - тяжких последствий; в-третьих, деяние, предусмотренное ст. 285 (и особенно ч. 3), признано законодателем значительно опаснее деяния, предусмотренного ст. 149 УК. Следовательно, квалификация деяния лишь по ст. 149 УК при наличии признаков ст. 285 УК будет означать необоснованное смягчение ответственности лицам, совершившим весьма опасное преступление.
Другим способом совершения этого преступления является применение насилия или угрозы его применения, что предполагает причинение вреда здоровью (или угрозу).
Причинение при совершении преступления, предусмотренного ст. 149 УК, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью должно квалифицироваться по совокупности ст. 149 и ст. 111 или 112 УК. Причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК) и нанесение побоев (ст. 116 УК) по совокупности не квалифицируются, являясь способом совершения данного преступления.
В литературе высказывалось мнение о возможности квалификации по совокупности ст. 149 и ст. 119 (угрозы)*(372). Однако представляется, что угроза также - один из способов совершения данного преступления и квалификации по совокупности не требуется.
Преступление признается оконченным с момента незаконного воспрепятствования должностным лицом (использующим при этом свое служебное положение) проведению массового мероприятия или участию в нем, либо с момента начала принуждения и применения насилия (угрозы) с намерением воспрепятствовать проведению или участию в таком мероприятии либо, наоборот, принудить к участию в нем, совершенного любым лицом.
С субъективной стороны это преступление совершается только с прямым умыслом. Виновный сознает, что совершает незаконные действия, препятствующие проведению массового мероприятия, и желает совершить их. Мотивы таких действий могут быть различными (от перестраховки до политических) и на квалификацию не влияют, но должны учитываться судом при назначении наказания.
Субъектом может быть любое, достигшее 16 лет, лицо, а также должностное лицо (см. примечание 1 к ст. 285 УК) при условии использования им своего служебного положения.
Данное преступление отнесено законодателем к преступлениям средней тяжести.
Представляется, что ст. 149 УК сформулирована законодателем недостаточно четко. Во-первых, воспрепятствование (не допустить чего-то) и принуждение (заставить что-то сделать) - понятия разноплановые, при этом принуждение уже предполагает насилие и угрозу, тогда как в отношении воспрепятствования эти признаки должны быть оговорены особо. Во-вторых, использование должностным лицом своего служебного положения было бы целесообразно выделить в качестве квалифицирующего признака данного состава, как это сделано во многих других статьях. При теперешней формулировке ст. 149 УК предусмотрена, по существу, ответственность должностного лица, использующего свое служебное положение, за воспрепятствование проведению массового мероприятия или участию в нем без насилия или угроз. Однако такие действия по установившейся практике влекут лишь дисциплинарное или административное взыскание.
Статья 166 КоАП предусматривает ответственность за воспрепятствование организации или проведению перечисленных ранее массовых мероприятий или иных публичных мероприятий, проводимых в соответствии с законом, или участию в них, а также принуждение к участию в них.
Разграничение уголовной и административной ответственности должно проводиться с учетом степени опасности, характера совершенных действий, в частности, способа их совершения, наступивших или возможных последствий.
Определенные сложности при разграничении преступления и административного правонарушения неизбежны и при конструкции рассматриваемого состава, предлагаемой в Модельном Уголовном кодексе для стран СНГ. "Воспрепятствование проведению собраний, митингов, демонстраций, шествий, пикетирования или участию в них..." (ст. 165). Во второй части этой статьи назван такой квалифицирующий признак, как применение насилия и угрозы его применения.
Рассматриваемое преступление в том виде, как оно сформулировано в ст. 149 УК, неизвестно подавляющему большинству уголовных кодексов зарубежных государств. В некоторых кодексах предусмотрена ответственность за любое принуждение к действию или бездействию. Так, в § 240 УК Германии говорится: "Кто с применением насилия или с угрозой причинения значительного вреда противоправно принуждает другого человека к совершению действия, допущению действия или к бездействию, наказывается...". Такое деяние рассматривается как преступление против личной свободы.
Аналогично решается этот вопрос и законодателем Испании (ст. 172 УК).
В уголовных кодексах некоторых стран в один состав преступления объединены преступления, предусмотренные Уголовным кодексом России в разных статьях. Так, в отделе первом главы первой раздела "О посягательствах на осуществление государственной власти" Книги четвертой Уголовного кодекса Франции предусмотрена ответственность за умышленное воспрепятствование осуществлению свободы слова, труда, объединений, собраний и манифестаций, совершенное либо с применением угроз, либо с применением насилия, причинением телесных повреждений, уничтожением или повреждением имущества. "Вместе с тем последующие отделы первой главы не вполне соответствуют провозглашенным идеям защиты основных прав и свобод гражданина"*(373). Так, в этой же главе предусмотрена ответственность за преступное участие в сборище, за организацию манифестации, участие в ней или митинге при определенных условиях.
В Уголовном кодексе Таджикистана предусмотрена ответственность за воспрепятствование деятельности политических партий и общественных объединений (ст. 158).

§ 4. Преступления, посягающие на социально-экономические права и свободы

Защита экономических, социальных и культурных прав гражданина провозглашена многими государствами. В принятом Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 г. Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, вступившем в силу в России 3 января 1976 г., говорится о признании государствами, участвующими в Пакте, права каждого человека на справедливые и благоприятные условия труда, "включая... b) условия работы, отвечающие требованиям безопасности и гигиены..." (ст. 7)*(374).
"Труд свободен, - провозглашает Конституция РФ. - Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию" (ст. 37). Провозглашенное Конституцией РФ право на свободный труд гарантировано комплексом социально-экономических прав и свобод, защищаемых нормами различных отраслей права.
Социально-экономические права и свободы - это возможности личности в сфере производства и распределения материальных благ, призванные обеспечить удовлетворение экономических и тесно связанных с ними духовных потребностей и интересов.
Преступления данной группы посягают на трудовые права граждан, что означает нарушение права на предоставление работы, права на безопасные условия труда, права на выбор рода деятельности, права на защиту нарушаемых трудовых прав граждан.
Общественная опасность рассматриваемых преступлений определяется тем, что их совершение оказывает существенное негативное воздействие на построение демократического правового государства, вызывает недовольство трудящихся, что порой приводит к непредсказуемым последствиям, влекущим как значительный политический, так и существенный материальный вред.
К преступлениям данной группы Уголовный кодекс РФ относит: нарушение правил охраны труда (ст. 143); воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов (ст. 144); необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 145); невыплату заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат (ст. 145.1); нарушение авторских и смежных прав (ст. 146) и нарушение изобретательских и патентных прав (ст. 147)*(375).
Непосредственным объектом этих преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие соблюдение трудовых прав граждан в различных сферах деятельности. В конкретных составах преступлений данной группы непосредственный объект характеризуется и некоторыми дополнительными признаками.
Нарушение правил охраны труда (ст. 143 УК). Общественная опасность этого преступления определяется тем, что посягательство осуществляется на предусмотренное Конституцией РФ право на безопасные условия труда. Степень опасности таких деяний определяется и значительным производственным травматизмом. Так, по данным Департамента охраны труда Минтруда России, только в 1994 г. от травм на производстве пострадали более 300 тыс. человек, из них почти 7 тыс. погибли, а около 13 тыс. стали инвалидами. Если в целом уровень травматизма составил 5,9 на тысячу работающих, то в сельском хозяйстве он возрос до 15. На частных предприятиях он оказался более чем в 2,5 раза выше, чем на государственных*(376).
В информационном обзоре Комитета труда и занятости Правительства Москвы о состоянии условий и охраны труда в организациях г. Москвы отмечалось, что за девять первых месяцев 1997 г. число пострадавших составило 2472 человека, потери рабочего времени - 74,3 тыс. рабочих дней, материальный ущерб - 59,9 млрд рублей. И это только в Москве!
Непосредственным объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие безопасные условия труда. Рассматриваемое преступление является двуобъектным: вторым обязательным объектом являются жизнь и здоровье гражданина, который признается потерпевшим. Нарушение правил охраны труда самим потерпевшим с причинением вреда его здоровью, как правило, ответственности других лиц не влечет*(377).
Так, Солнцевской межрайонной прокуратурой г. Москвы по ч. 2 ст. 143 УК было возбуждено 31 октября 1997 г. уголовное дело по факту несчастного случая на производстве, повлекшего смерть К. Повлекшая смерть травма была причинена К. при разгрузке автомашины со стеклопакетами и оконными рамами в результате падения ящиков с этим грузом. В постановлении о прекращении дела отмечалось, что инструктаж по технике безопасности при проведении разгрузочно-погрузочных работ был проведен. К. получил травму в результате собственной неосторожности. Дело было прекращено по п. 2 ст. 5 УПК РСФСР за отсутствием состава преступления*(378).
"Должностное лицо не может нести ответственность за несчастный случай на производстве, если рабочие нарушили требования инструктажа и допустили грубую небрежность," - отмечалось в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. "О судебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и безопасности горных, строительных и иных работ"*(379). Так же был решен судебной коллегией Верховного Суда РФ этот вопрос по делу Г.*(380)
Подробный перечень лиц, которые могут оказаться потерпевшими, приводится в Положении о расследовании и учете несчастных случаев на производстве, утвержденном постановлением Правительства РФ от 11 марта 1999 г.*(381)
Объективная сторона рассматриваемого преступления заключается в нарушении правил техники безопасности или иных правил охраны труда.
Охрана труда - система сохранения жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности, включающая в себя правовые, социально-экономические, организационно-технические, лечебно-профилактические, реабилитационные и иные мероприятия*(382).
Диспозиция ст. 143 УК бланкетная, и для признания факта нарушения правил техники безопасности или иных правил охраны труда необходимо обратиться к соответствующим правилам с обязательным указанием конкретного пункта.
Так, по одному из дел, возбужденных по ст. 143 УК Кунцевской межрайонной прокуратурой, отмечалось, в частности, нарушение п. 1, 11, 8.48 "Общих правил техники безопасности и производственной санитарии", п. 183 "Правил техники безопасности и производственной санитарии при холодной обработке металлов"*(383).
Правила по технике безопасности и иные правила охраны труда устанавливаются Правительством, министерствами и ведомствами по согласованию с профессиональными союзами и содержат требования, обеспечивающие сохранение жизни и здоровья работников. Как показала практика, наиболее распространенными являются следующие нарушения: отсутствие надлежащего технического руководства и надзора за безопасностью выполнения производственных работ, допуск к работе неинструктированного, необученного или недостаточно обученного работника, отсутствие предохранительных сооружений, оборудования, устройств и других средств защиты.
Правила по технике безопасности и правила охраны труда весьма многообразны и в значительной степени определяются спецификой как отрасли, так и конкретного производства. Они могут быть общими, установленными для любых организаций, и специальными, предусмотренными для конкретных объектов различных отраслей.
Под иными правилами охраны труда, о которых говорится в ч. 1 ст. 143 УК, понимаются правила промышленной санитарии и гигиены.
Ответственность за нарушения правил охраны труда наступает независимо от формы собственности организации.
Преступление признается оконченным с момента наступления указанных в законе последствий, находящихся в причинной связи с допущенным нарушением правил охраны труда.
Такими последствиями являются причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека (ч. 1 ст. 143 УК)*(384) и его смерть (ч. 2 ст. 143 УК). Причинение легкого вреда здоровью при нарушении правил охраны труда уголовной ответственности не влечет, но может рассматриваться как административное или дисциплинарное правонарушение.
Отсутствие причинной связи между допущенными нарушениями правил охраны труда и наступившими, указанными в ст. 143 УК, последствиями также исключает уголовную ответственность. Так, по одному из уголовных дел, возбужденных по ст. 143 УК, в постановлении о прекращении уголовного дела отмечалось: "Установленные нарушения, отмеченные ведомственной комиссией по расследованию причин несчастного случая, не находятся в прямой причинной связи с наступившими вредными последствиями"*(385).
Верховный Суд РФ в упоминавшемся ранее постановлении Пленума "О судебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и безопасности горных, строительных и иных работ" от 23 апреля 1991 г. в редакции постановлений Пленумов от 21 октября 1993 г. и 23 октября 1996 г. отметил, что "особое значение приобретает тщательное и всестороннее исследование причинной связи между этими нарушениями и наступившими вредными последствиями".
С субъективной стороны рассматриваемое преступление возможно лишь с неосторожной формой вины в виде легкомыслия или небрежности. Форму вины определяет законодатель, указывая в ст. 143 УК на неосторожное причинение определенных последствий.
Виновный, нарушающий правила охраны труда, предвидит возможность причинения вреда здоровью или жизни какого-либо лица, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение либо не предвидит возможности таких последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог их предвидеть.
В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. особо отмечается, что "в случае, когда умысел виновного был направлен на достижение преступного результата, а способом реализации такого умысла явилось нарушение правил охраны труда и безопасности работ", содеянное надлежит квалифицировать как умышленное преступление против личности. Если же в результате таких действий наступило и другое последствие, не охватываемое умыслом виновного, содеянное должно квалифицироваться по совокупности статей об умышленном и неосторожном преступлении.
Субъектом преступления, предусмотренного ст. 143 УК, является лицо, на которое были возложены обязанности по соблюдению правил охраны труда. Это могут быть как лица, на которых в силу их служебного положения или по специальному распоряжению были возложены такие обязанности, так и руководители организаций, их заместители, главные инженеры, главные специалисты, если они не приняли мер к устранению заведомо известного им нарушения правил охраны труда, либо дали указания, противоречащие этим правилам, либо, взяв на себя непосредственное руководство определенными видами работ, не обеспечили соблюдение этих правил.
В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. отмечается также, что, если в нарушениях правил охраны труда, повлекших причинение вреда жизни или здоровью человека, виновны иные лица, их ответственность наступает по статьям главы "Преступления против личности" безотносительно к тому, имело или нет это лицо отношение к данному производству.
Преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 143 УК, отнесены законодателем к числу преступлений небольшой тяжести, а ч. 2 - средней тяжести.
В Кодексе РСФСР об административных правонарушениях также предусмотрена ответственность за нарушение должностным лицом организации, независимо от формы ее собственности, законодательства об охране труда. Разграничение преступления и административного проступка при нарушении правил охраны труда должно проводиться в зависимости от наступивших последствий. Отсутствие последствий или причинение легкого вреда здоровью работника являются признаками административно наказуемого нарушения правил охраны труда.
Уголовное законодательство многих зарубежных стран также устанавливает ответственность за нарушение безопасных условий работы. Так, в Уголовном кодексе Испании в разделе XV "О преступлениях против прав трудящихся" предусмотрена ответственность за нарушение "нормы предупреждения производственного риска" и непредоставление средств, необходимых для соблюдения мер безопасности, что ставит в серьезную опасность жизнь, здоровье или физическую целостность работающего лица. Это преступление признается умышленным (ст. 316). Более мягкое наказание предусмотрено за такие нарушения, если они совершены "по грубой неосторожности" (ст. 317). Таким образом, законодатель Испании ввел уголовную ответственность за сам факт поставления в опасность работника.
Аналогичная норма имеется и в Уголовном кодексе Польши: "Кто, являясь ответственным за безопасность и гигиену труда, не выполняет вытекающей из этого обязанности и этим подвергает работника непосредственной опасности утраты жизни либо причинения тяжкого вреда здоровью, подлежит наказанию лишением свободы на срок до трех лет" (§ 1 ст. 220). более мягкое наказание предусмотрено в случаях, когда виновный действует неумышленно (§ 2). В отдельной 221 статье содержится ответственность лиц, которые, вопреки возложенной на них обязанности, не сообщают в срок компетентным органам о несчастном случае на работе.
Нормы об охране труда имеются в уголовных кодексах многих стран ближайшего зарубежья, однако сформулированы они по-разному. Так, если в Кодексе Кыргызстана ст. 142 "Нарушение правил охраны труда" сформулирована так же, как и в УК РФ, то в Кодексе Литвы (ст. 141) предусмотрена ответственность за нарушение нормативных актов о безопасности труда, если такое нарушение могло повлечь определенные последствия.
В Уголовном кодексе Таджикистана законодатель сохранил статью, аналогичную ст. 138 УК 1960 г. "Нарушение законодательства о труде" (ст. 153), и, кроме того, включил ст. 152 "Принуждение к участию в забастовке или отказу от участия в забастовке", а также ст. 163 о заведомо незаконном увольнении с работы, невыполнении решения суда о восстановлении на прежней работе, задержке выплаты заработной платы, а равно об иных умышленных существенных нарушениях законодательства о труде.
Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов (ст. 144 УК). Конституция РФ в ст. 29 провозглашает свободу мысли и слова, гарантирует свободу средств массовой информации. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста ведет, по существу, не только к ограничению трудовых прав журналиста, но и к нарушению свободы печати, чем и определяется опасность этого преступления. Ответственность за рассматриваемое преступление была установлена в 1991 г. (ст. 140.1 УК 1960 г.).
О необходимости установления ответственности за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов говорилось на Европейском семинаре по укреплению независимых и плюралистических средств информации, организованном в Софии (Болгария) с 10 по 13 сентября 1997 г. Департаментом общественной информации ООН (ДОИ ООН) и ООН по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО). На нем, в частности, отмечалось, что журналисты в ряде случаев являются жертвами преследований, физического насилия, угроз, пыток, похищений, убийств и пр. И это несмотря на ст. 19 Всеобщей декларации прав человека и Резолюцию 45/76 А Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1946 г., в которой указывается, что свобода информации является одним из основных прав человека*(386).
Непосредственным объектом этого деяния являются общественные отношения, обеспечивающие свободу печати и других средств массовой информации. Ущемление свободы средств массовой информации, в том числе воспрепятствование законной деятельности журналистов, как отмечается в Законе РФ "О средствах массовой информации" от 27 декабря 1991 г. (с последующими изменениями и дополнениями), должно влечь уголовную, административную, дисциплинарную или иную ответственность*(387).
Потерпевшим при совершении этого преступления является журналист, т.е. лицо, занимающееся сбором, редактированием, созданием или подготовкой материалов для средств массовой информации, связанное с ними трудовыми или иными договорными отношениями либо занимающееся такой деятельностью по их уполномочию. Воспрепятствование деятельности журналиста путем применения к нему насилия или угрозы должно квалифицироваться по совокупности ст. 144 и ст. 111 или 112 УК в зависимости от тяжести насилия либо ст. 119 УК*(388).
В Модельном Уголовном кодексе для стран СНГ насилие, а равно уничтожение или повреждение имущества также указаны в качестве квалифицирующих признаков рассматриваемого преступления (ч. 2 ст. 166).
С объективной стороны преступление, предусмотренное ст. 144, может иметь место в случаях воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналиста путем принуждения: 1) к распространению информации и 2) к отказу от распространения информации.
Воспрепятствование деятельности журналиста предполагает прежде всего воздействие как на самого журналиста, так и на близких ему лиц, с намерением помешать ему осуществить свою законную профессиональную деятельность. В ст. 144 УК законодатель уточняет, что такое воспрепятствование осуществляется путем принуждения.
Принуждение журналиста к распространению информации предполагает насильственное воздействие на него или его близких с целью заставить его обнародовать определенную информацию вопреки его воле.
Принуждение журналиста к отказу от распространения информации также заключается в воздействии на журналиста или близких ему лиц, но с обратной целью - заставить отказаться от обнародования известной ему информации.
Обычно принуждение осуществляется путем физического или психического насилия. Чаще всего это различного рода угрозы. Например, внести журналиста в "черный список", добиться увольнения с работы, поместить в психиатрическую больницу, лишить квартиры и пр.
Дача журналисту советов о целесообразности или нецелесообразности опубликования конкретных материалов при отсутствии принуждения уголовной ответственности не влечет.
Периодически в печати сообщается о фактах, свидетельствующих о воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналистов. Однако уголовные дела такого рода возбуждаются обычно при наступлении тяжких последствий. Таким делом является, например, убийство главного редактора газеты "Советская Калмыкия сегодня" Ларисы Юдиной. Это убийство совершено с целью воспрепятствовать законной профессиональной деятельности журналиста. И квалификация действий виновных должна быть по совокупности ч. 2 ст. 105 и ст. 144 УК*(389).
Оконченным преступление, предусмотренное ст. 144 УК, является с момента воздействия на журналиста с намерением принудить его к совершению определенных действий или бездействию, независимо от того, добился ли виновный желаемого для него изменения профессиональной деятельности журналиста или нет.
С субъективной стороны данное преступление совершается только с прямым умыслом. Виновный сознает, что действия, выразившиеся в воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналиста, являются общественно опасными, и желает их совершить. Цель таких действий - изменить характер деятельности журналиста, при этом мотивы на квалификацию не влияют. Они могут быть личными (корысть, зависть и пр.), но могут носить и политический характер (например, стремление опорочить кандидата в депутаты).
Субъект преступления - любое физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Часть 2 ст. 144 УК предусматривает ответственность за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста лицом, использующим для этого свое служебное положение. Характеристика такого квалифицирующего признака была дана при анализе состава нарушения равноправия граждан (ст. 136 УК)*(390). Вместе с тем наличие этого признака может повлечь квалификацию по совокупности ст. 144 и ст. 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями) или 201 УК (злоупотребление полномочиями) при наличии реальной совокупности.
В зарубежном уголовном законодательстве, как правило, отсутствуют специальные статьи, аналогичные ст. 144 УК РФ.
Такая статья*(391) имеется, например, в УК Кыргызстана (ст. 151), УК Белоруссии (ст. 198), УК Украины (ст. 171).
Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 145 УК). "Материнство и детство, семья находятся под защитой государства", - провозглашает ст. 38 Конституции РФ. Общественная опасность деяния, предусмотренного ст. 145 УК, определяется тем, что при его совершении нарушаются как минимум три конституционных требования: право на труд, равноправие граждан, независимо от пола, и защита материнства и детства.
Уголовный кодекс 1996 г. расширил, по сравнению со ст. 139 УК 1960 г., рамки рассматриваемого преступления, подчеркнув необоснованность отказа в приеме на работу или увольнения. Кроме того, новый Кодекс распространил действие данной нормы не только на кормящих матерей, но и матерей, имеющих детей в возрасте до трех лет.
Непосредственным объектом этого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие право на труд беременных женщин и женщин, имеющих детей до трехлетнего возраста, что означает право на получение работы в соответствии с их специальностью, профессией и квалификацией.
Потерпевшей в таких случаях всегда является беременная женщина или женщина, имеющая детей в возрасте до трех лет.
Необходимость строгого соблюдения трудового законодательства, в частности в отношении беременных женщин и женщин, имеющих грудных детей, подчеркивалась в Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека, заключенной в Минске 26 мая 1995 г. и ратифицированной 4 ноября 1995 г.*(392)
Объективная сторона преступления предполагает необоснованные: 1) отказ в приеме на работу беременной женщины; 2) увольнение беременной женщины; 3) отказ в приеме на работу женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет и 4) увольнение с работы такой женщины.
Отказ в приеме на работу или увольнение с работы являются необоснованными, если они произведены вопреки закону, без достаточных к тому оснований и вопреки желанию женщины.
Оконченным преступление признается с момента отказа в приеме на работу или с момента подписания документов об увольнении, так как до тех пор, пока увольнение не оформлено надлежащим образом, женщина считается работающей.
С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 145 УК, совершается только с прямым умыслом. Виновный сознает, что необоснованно отказывает в приеме на работу или необоснованно увольняет беременную женщину или женщину, имеющую детей в возрасте до трех лет, и желает это сделать.
В статье Кодекса указан и мотив этого преступления - нежелание иметь на работе беременную женщину или женщину, имеющую маленьких детей, так как это связано с необходимостью предоставления таким женщинам определенных льгот, предусмотренных законодательством.
В уголовно-правовой литературе высказывалось мнение, согласно которому отказ в приеме на работу и увольнение с работы беременной женщины, равно как и женщины, имеющей маленьких детей, должны признаваться преступлениями не только при совершении по указанным мотивам, но и во всех иных случаях*(393).
Представляется, что это мнение заслуживает внимания, так как доказывание названного специального мотива представляет серьезную трудность, которая негативно отражается на правоприменительной практике. Поскольку указанной категории трудящихся трудовым законодательством предоставлены дополнительные гарантии их трудовых прав, то при любом необоснованном отказе в приеме их на работу или увольнении, безотносительно к мотивам, налицо существенное нарушение провозглашенного Конституцией РФ права.
Субъектом преступления могут быть только представители администрации, наделенные правом приема и увольнения с работы, независимо от формы собственности организации. К числу таких лиц относятся должностные лица (см. примечание 1 к ст. 285 УК) и лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации (см. примечание 1 к ст. 201 УК).
В судебной практике такого рода дела встречаются крайне редко. Однако наличие в Кодексе ст. 145 является одной из гарантий соблюдения прав женщин и играет определенную профилактическую роль, предупреждая администрацию о возможности уголовной ответственности за ущемление трудовых прав беременных женщин и женщин, имеющих маленьких детей.
Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение женщин в ряде случаев рассматривается как административное правонарушение, предусмотренное ст. 41 КоАП (нарушение законодательства о труде и об охране труда).
Статья 41 КоАП не конкретизирует вид нарушения трудовых прав граждан и не выделяет особо нарушение таких прав именно беременных женщин и женщин, имеющих детей до трехлетнего возраста, как особой категории лиц, пользующихся согласно трудовому законодательству определенными льготами.
Вопрос о привлечении к уголовной или административной ответственности в каждом конкретном случае совершения рассматриваемого деяния должен решаться правоприменительными органами с учетом обстоятельств дела. Ни уголовное, ни административное законодательство таких критериев не предусматривают. Представляется, что уголовную ответственность должны влечь наиболее грубые (злостные) факты необоснованного отказа в приеме на работу или увольнения с работы беременных женщин или женщин, имеющих детей до трехлетнего возраста. О грубости рассматриваемого деяния свидетельствуют степень его опасности, а также возможные последствия нарушения трудового законодательства в каждом конкретном случае.
Норма, аналогичная ст. 145 УК, содержится и в уголовных кодексах некоторых государств, например, ст. 144 УК Кыргызстана. В ч. 2 ст. 148 УК Узбекистана "заведомо незаконный отказ в приеме на работу или увольнение с работы женщины по мотивам ее беременности или ухода за ребенком" рассматривается как один из видов нарушения права на труд. Другим видом нарушения права на труд, согласно ч. 1 этой статьи, является заведомо незаконное увольнение с работы или невыполнение решения суда о восстановлении на работе. В этом случае законодатель предусматривает административную преюдицию.
Однако в уголовных кодексах подавляющего большинства зарубежных стран отсутствуют статьи, ставящие под охрану трудовые права именно беременных женщин или женщин, имеющих малолетних детей. Вместе с тем в этих странах имеются нормы об ответственности за нарушение трудовых прав граждан. Так, в ст. 218 § 1 УК Польши подлежит наказанию лицо, которое, "осуществляя деятельность, относящуюся к сфере трудового права и социального страхования, злостно или упорно нарушает права работника, вытекающие из трудовых отношений:".
Об отмене или ограничении трудовых прав, признанных законами, коллективными договорами или индивидуальными контрактами, говорится в ст. 311 УК Испании.
В некоторых странах, например во Франции, ущемление трудовых прав (в том числе и в зависимости от состояния здоровья, семейного положения) рассматривается как дискриминация*(394).
Невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат (ст. 145.1 УК). Конституция РФ провозглашает право каждого "на вознаграждение за труд " (ст. 37), а равно "социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом" (ст. 39).
Однако в последние годы ХХ столетия в отдельных регионах России участились случаи невыплаты или несвоевременной выплаты заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат, в результате чего сложилась напряженная социальная обстановка. В средствах массовой информации стали появляться публикации, в которых в невыплате обвинялись руководители предприятий, учреждений, организаций, якобы "прокручивающие" эти деньги в корыстных целях либо тратящие их на иные нужды.
Своевременная и в надлежащем размере выплата заработной платы, пенсий, стипендий и пр. предусмотрена и в принятом Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 г. Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, вступившем в силу в России 3 января 1976 г.
Поэтому Федеральным законом от 15 марта 1999 г. Уголовный кодекс был дополнен ст. 145.1, предусматривающей ответственность за невыплату гражданам заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат*(395).
Опасность предусмотренного ст. 145.1 УК преступления заключается в нарушении конституционных принципов - права на труд, согласно которому каждый должен получать за него вознаграждение (ст. 37); права на образование (ст. 43), поскольку неполучение стипендии в ряде случаев вынуждает студентов прервать образование; права на социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности и пр. (ст. 39).
Непосредственным объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие право граждан на труд, социальное обеспечение и образование.
Потерпевшими являются лица, не получающие более двух месяцев без законных к тому оснований заработную плату, пенсию, пособие, стипендию или иные выплаты.
Заработная плата - вознаграждение за труд в соответствии с его количеством и качеством, но не ниже установленного федеральным законодательством минимального размера оплаты труда.
Пенсия - денежное обеспечение за выслугу лет, по инвалидности, нетрудоспособности и пр.
Пособие - денежная помощь нуждающимся в материальном обеспечении лицам, например многодетным и одиноким матерям.
Стипендия - ежемесячная выплата определенных денежных сумм лицам, получающим бесплатное специальное образование.
Под иными выплатами подразумеваются как единовременные выплаты в связи с какими-либо событиями, ставящими человека или семью в бедственное положение (например, при пожаре, железнодорожной катастрофе), так и выплаты в случаях, предусмотренных законом, денежных средств в виде премий за особые достижения в области науки и пр.
С объективной стороны преступление, предусмотренное ст. 145.1 УК, совершается путем невыплаты свыше двух месяцев заработной платы, пенсий и пр.
Невыплата означает неполучение потерпевшим как всей полагающейся ему суммы, так и ее части. Преступление, предусмотренное ч. 1 рассматриваемой статьи, окончено с момента неполучения свыше двух месяцев положенных лицу выплат. Возможные последствия не включены законодателем в состав этого преступления, но должны учитываться судом при назначении наказания.
С субъективной стороны это преступление характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что, вопреки действующему законодательству, не выдает надлежащих сумм лицам, имеющим на них право, и желает не выдавать их, имея на это возможность.
Законодатель ограничивает данный состав определенными мотивами: корыстными и иной личной заинтересованностью.
Под корыстными мотивами понимается желание получить в результате невыплаты материальную выгоду. Оно может быть осуществлено путем как завладения невыплаченными средствами, так и их удержания и пуска в оборот для приобретения материальной выгоды.
Иная личная заинтересованность может выразиться, например, в передаче этих сумм лицам, от которых виновный ожидает каких-либо выгод.
Субъектом преступления может быть только руководитель (т.е. руководящий чем-либо) организации, независимо от формы собственности, например, директор фабрики, декан высшего учебного заведения.
Квалифицирующим признаком невыплаты заработной платы и других выплат законодатель называет наступление тяжких последствий. К числу таких последствий могут быть отнесены как последствия, касающиеся отдельных лиц, поставленных в результате этого в бедственное положение, так и последствия, вызывающие волнения групп населения.
Примером первого вида последствий является описанный в средствах массовой информации случай, когда мать убила своего малолетнего сына и сама покончила жизнь самоубийством, оставив записку о том, что в результате невыплаты заработной платы на протяжении нескольких месяцев ей нечем кормить ребенка.
Примером второго вида служат известные всем выступления и волнения шахтеров в связи с невыплатой заработной платы.
Аналогичный рассматриваемому состав преступления содержится в ст. 151 УК Кыргызстана, предусмотревшей ответственность за "использование должностными лицами предприятий, учреждений, организаций, независимо от форм собственности, не по назначению денежных средств, предназначенных для выплаты заработной платы, пенсий, пособий и иных социальных выплат". Более строгое наказание предусмотрено в этой статье в случаях неоднократного совершения таких действий.
Нарушение авторских и смежных прав (ст. 146 УК). Авторское право и другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в области литературы, искусства, науки и пр., охватываются общим понятием "интеллектуальная собственность". В 1967 г. была подписана Международная конвенция об учреждении Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), членом которой является и Россия. К сфере деятельности этой специализированной организации ООН относятся литературные, художественные произведения и научные труды, исполнительская деятельность артистов, фонограммы, радиопередачи и пр.
На территории России действуют нормы международных договоров в области охраны интеллектуальной собственности. Так, Россия участвует в Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений. Имеются базовые соглашения в области охраны интеллектуальной собственности и в рамках СНГ*(396).
Конституция РФ в ст. 44 провозглашает свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, а равно охрану интеллектуальной собственности. В качестве одной из гарантий провозглашенной свободы творчества является ст. 146 УК.
Общественная опасность этого преступления определяется тем, что при его совершении нарушаются как личные авторские или смежные права, так и имущественные интересы.
Непосредственным объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие соблюдение авторских или смежных прав.
Авторское право регулирует отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, искусства, литературы, независимо от назначения, формы и достоинства. Они могут быть как опубликованными, так и неопубликованными, но обязательно выраженными в объективной форме (например, рукопись, видеозапись, чертеж, нотная запись).
Смежные права регулируют отношения, возникающие в связи с исполнительской деятельностью артистов, использованием фонограмм, передач эфирного или кабельного вещания*(397).
Объекты авторских или смежных прав являются предметом данного преступления. Это могут быть литературные, музыкальные, хореографические произведения, живопись, скульптура, фотографии и т.п., а также производные (например, переводы) и составные (например, антологии) произведения, представляющие собой результаты творческого труда.
Потерпевшими признаются лица, результаты труда которых были незаконно использованы или присвоены.
С объективной стороны эти преступления совершаются путем: 1) незаконного использования объектов авторского права или смежных прав или 2) присвоения авторства.
Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав заключается в воспроизведении и распространении чужого литературного, художественного, музыкального и другого произведения вопреки закону и без согласия на то автора или его наследников*(398).
Воспроизведение чужого произведения предполагает снятие с него копии, изготовление репродукций, публичное исполнение и т.п. Распространение произведения состоит в тиражировании и ознакомлении с ним многих лиц.
Незаконным использованием объектов авторского права или смежных прав являются, например, внесение в произведение изменений, искажение мысли автора, демонстрация на выставке или исполнение на сцене произведения, хотя и под именем автора, но без его согласия, переиздание произведения без согласия автора или его наследников и т.п.
Присвоение авторства (плагиат) - это издание чужого произведения под своим именем, создание произведения в соавторстве и выпуске его без указания имени соавтора и пр.*(399)
Обязательным признаком состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК, является причинение крупного ущерба. Понятие "крупный ущерб" при нарушении авторских и смежных прав законодателем не конкретизировано. Следовательно, определение того, явился ли причиненный ущерб крупным или нет, предоставлено лицам, осуществляющим правоприменительную практику, с учетом объективных (размер ущерба) и субъективных (мнение автора) критериев*(400) ущерб может быть материальным, в виде упущенной выгоды и моральным.
Преступление является оконченным с момента констатации факта причинения ущерба, который должен находиться в причинной связи с нарушением авторских или смежных прав.
Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется умыслом - прямым или косвенным. Виновный сознает, что нарушает авторские или смежные права, предвидит неизбежность или возможность причинения потерпевшему ущерба и желает этого или хотя бы сознательно допускает его причинение либо относится к этому безразлично.
В литературе высказывалось мнение, что данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом*(401). Такое ограничение субъективной стороны преступления, предусмотренного ст. 146 УК, не является оправданным. Так, в настоящее время широкий размах приобрело изготовление "пиратских" копий видеокассет.
Волевой момент умысла в таких случаях характеризуется не желанием причинить ущерб автору, а безразличным к этому отношением. Желание наличествует лишь в отношении самого действия, но не предусмотренного ст. 146 последствия*(402). Виновные руководствуются только корыстными мотивами, относясь безразлично к причинению вреда кому-либо. Если допустить, что рассматриваемое преступление предполагает только прямой умысел, то никого из изготовителей "пиратских" копий видеокассет к ответственности привлечь нельзя. Однако в Москве был возбужден ряд дел по ст. 146 УК за их создание и распространение.
Субъектом преступления может быть любое, достигшее 16 лет, лицо, в том числе и должностное. Однако при наличии признаков должностного преступления такое лицо можно привлечь к ответственности по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 146 и 285 УК (при реальной совокупности).
Квалифицирующими признаками нарушения авторских и смежных прав являются: 1) неоднократность и 2) совершение этого преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.
Неоднократным признается преступление, совершенное во второй или более раз.
Не признается неоднократным совершение ранее такого же преступления, если лицо было за него освобождено в установленном законом порядке от уголовной ответственности, а равно в случаях, когда судимость за такое же преступление была снята или погашена (ст. 16 УК).
Другим квалифицирующим нарушение авторских и смежных прав признаком является совершение его группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Этот признак был рассмотрен при анализе преступления, предусмотренного ст. 141 УК.
Нарушение авторских и смежных прав отнесено законодателем к числу преступлений небольшой тяжести (ч. 1 ст. 146 УК), а при наличии квалифицирующих признаков - к преступлениям средней тяжести (ч. 2 этой статьи).
Во многих уголовных кодексах зарубежных государств отсутствуют статьи, аналогичные ст. 146 УК РФ. Однако в ст. 270 УК Испании установлено наказание тех, "кто с целью наживы и во вред третьим лицам воспроизведет, совершит плагиат, распространит или открыто сообщит полностью или частично литературное, художественное или научное произведение, а также его переработку, интерпретацию или художественное исполнение, закрепленное на любом носителе, или сообщение каким-либо способом, без разрешения владельцев соответствующих прав интеллектуальной собственности или цессионариев".
В ст. 161 Модельного Уголовного кодекса для стран СНГ предусмотрена ответственность за нарушение авторских, смежных прав и прав патентообложения. В примечании к ст. 150 УК Кыргызстана наличие крупного ущерба является квалифицирующим это деяние признаком. Крупный ущерб - это ущерб, в 500 раз превышающий минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Кыргызстана на момент совершения преступления.
Нарушение изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК). Изобретательские и патентные права, являясь объектами интеллектуальной собственности, охраняются патентным правом и правом промышленной собственности.
Опасность данного преступления определяется, как и в предыдущем случае, посягательством на тот же конституционный принцип, провозглашенный ст. 44 Конституции РФ. В Уголовном кодексе 1960 г. ответственность за нарушение авторских и изобретательских прав предусматривалась в одной статье (ст. 141). Однако законодатель в Уголовном кодексе 1996 г. предусмотрел ответственность за эти преступления в разных статьях, учитывая различия в предметах посягательства.
Непосредственным объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие соблюдение провозглашенных Конституцией РФ законных прав изобретателей.
Предметом преступления могут быть: 1) изобретения, которые представляют собой решения технической задачи, характеризующиеся существенной новизной; 2) полезная модель, т.е. конструктивное выполнение средств производства и предметов потребления, а также их составные части; 3) промышленный образец - художественно-конструкторское решение изделия, определяющее его внешний вид.
Более подробная характеристика этих изобретений содержится в Патентном законе РФ от 23 сентября 1992 г.*(403)
Потерпевшим в этих случаях является автор изобретения или заявитель на полезную модель либо промышленный образец.
С объективной стороны нарушение изобретательских и патентных прав выражается: 1) в незаконном использовании изобретения, полезной модели, промышленного образца; 2) в разглашении без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них; 3) в присвоении авторства и принуждении к соавторству.
Незаконное использование перечисленных предметов заключается в их применении без согласия автора или его правопреемников и вопреки закону.
Незаконное разглашение сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца предполагает ознакомление с ними, вопреки закону, одного или нескольких лиц без согласия автора, заявителя или их правопреемников.
Присвоение авторства заключается в получении патента*(404) на чужое изобретение, полезную модель или промышленный образец.
Принуждение к соавторству означает оказание различными способами (обычно путем психического воздействия) давления на изобретателя или заявителя с целью получения его согласия на включение самого себя или какого-либо другого лица в соавторы готового или разрабатываемого изобретения, полезной модели или промышленного образца. В случаях принуждения к соавторству путем насилия, повлекшего причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, содеянное должно квалифицироваться по совокупности ст. 147 и ст. 111 или 112 УК в зависимости от тяжести причиненного вреда.
Обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого преступления является причинение крупного ущерба, находящегося в причинной связи с нарушением изобретательских или патентных прав.
Понятие крупного ущерба аналогично такому же понятию, что и при нарушении авторских и смежных прав (ст. 146 УК).
Субъективная сторона, как и в предыдущем случае, предполагает наличие прямого или косвенного умысла.
Субъектом является любое физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Так же, как при нарушении авторских и смежных прав, им может быть и должностное лицо.
Квалифицирующие признаки нарушения изобретательских и патентных прав такие же, как при нарушении авторских и смежных прав: неоднократность, предварительно договорившаяся группа лиц и организованная группа.
Наличие ряда одинаковых признаков, видимо, оказало влияние и на разработчиков Модельного Уголовного кодекса для стран СНГ, в котором в одной статье (ст. 161) предусмотрена ответственность за "нарушение авторских, смежных прав и прав патентообладателей".
Нарушение изобретательских и патентных прав без квалифицирующих признаков отнесено законодателем к числу преступлений небольшой, а при их наличии - средней тяжести.
Преступления, предусмотренные ст. 146 и 147 УК, в практике правоприменительных органов встречаются крайне редко. Однако совершаются они довольно часто и пополняют латентную преступность. Некоторые такие дела, подпадающие под признаки указанных статей, тем не менее рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства.
В зарубежном уголовном законодательстве нормы об охране изобретательских и патентных прав чаще всего сгруппированы в одной статье с охраной авторских и смежных прав. Обычно ответственность за эти преступления рассматривается как посягательство на интеллектуальную собственность, например, ст. 270 УК Испании, ст. 149 УК Узбекистана.
В ст. 150 УК Кыргызстана, регламентирующей ответственность за рассматриваемые преступления, в числе предметов преступления названы также программы для ЭВМ или базы данных, "если эти деяния умышленно или по неосторожности причинили крупный ущерб". В примечании к этой статье определен крупный размер ущерба - это ущерб, в 500 раз превышающий минимальную месячную заработную плату, установленную законодательством на момент совершения преступления.

§ 5. Преступления, посягающие на личные права и свободы граждан

Конституция РФ кроме политических и социально-экономических прав граждан провозглашает также личные права и свободы граждан. "Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени" - ст. 23.
Личные права и свободы, обеспечивающие существование, своеобразие и автономию личности, должны быть ограждены от незаконного и нежелательного вмешательства в личную жизнь и внутренний мир человека*(405).
Необходимость охраны личных прав и свобод отражена в ряде международных документов - Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., Международном пакте о гражданских, социальных и культурных правах, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и др.
Личная жизнь граждан охраняется законом. К лицам, нарушающим эти установленные ст. 23 Конституции РФ личные права и свободы, могут применяться меры административного и дисциплинарного воздействия, а в особо опасных случаях и наказание, предусмотренное в соответствующих статьях Уголовного кодекса.
Уголовный кодекс 1996 г. расширил, по сравнению с Кодексом 1960 г., уголовно-правовую охрану личных прав и свобод граждан, отнеся к рассматриваемой группе преступлений такие деяния, как нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137) и отказ в предоставлении гражданину информации (ст. 140).
К числу преступлений против личных прав и свобод граждан относятся: нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137); нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138); нарушение неприкосновенности жилища (ст. 139); отказ в предоставлении гражданину информации (ст. 140); воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания (ст. 148).
Все преступления этой группы посягают на личные права и свободы граждан, так как только сам человек должен определять круг сведений, подлежащих оглашению, имеет право на ознакомление с касающейся его информацией, сам решает вопрос о вероисповедании.
Общественная опасность преступлений, посягающих на личные права и свободы граждан, определяется необоснованным вмешательством в их личную жизнь и ограничением, а иногда и лишением их принадлежащих им личных прав и свобод.
Непосредственным объектом этой группы преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие соблюдение личных прав и свобод граждан. Применительно к конкретным составам преступлений он может быть несколько конкретизирован.
Нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК*(406)). Неприкосновенность частной жизни, как уже отмечалось, провозглашена ст. 23 Конституции РФ, а в ч. 1 ст. 24 указано, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.
В упомянутых ранее и других международных актах подчеркивается необходимость обеспечения государствами неприкосновенности частной жизни граждан. Как известно, в период научно-технического прогресса появляются большие возможности для интенсивного проникновения как государства, так и отдельных объединений и лиц в частную жизнь граждан.
Проникновение в личную жизнь человека может негативно повлиять на осуществление потерпевшим профессиональных обязанностей, на его деловую репутацию, семейную жизнь, отношения с близкими и т.п.
Учитывая важность охраны частной жизни от незаконного проникновения в нее, в перечне сведений конфиденциального характера, утвержденном Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г., на первое место поставлены сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина*(407).
Непосредственным объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны.
Личную и семейную тайну составляют сведения, не подлежащие, по мнению лица, которого они касаются, оглашению (ни в передаче другим лицам, ни в какой-либо иной форме). Личную и семейную тайну не могут составлять сведения, ранее опубликованные либо разглашенные иным способом.
Сведения о частной жизни лица могут касаться его здоровья, увлечений, образа жизни, сексуальной ориентации, творческих планов и т.п. Если разглашаемые сведения являются охраняемой законом тайной, ответственность наступает с учетом правила о конкуренции норм по специальной норме. Так, разглашение тайны усыновления (удочерения) считается одновременно и разглашением семейной тайны. Ответственность в этих случаях должна наступать по специальной норме - ст. 155 УК.
Потерпевшими при совершении преступления, предусмотренного ст. 137 УК, являются лица, о частной жизни которых собираются или распространяются сведения, составляющие его личную или семейную тайну.
С объективной стороны рассматриваемое преступление может быть совершено путем: 1) незаконного собирания сведений о частной жизни; 2) незаконного их распространения; 3) незаконного их распространения в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или в средствах массовой информации.
Перечисленные действия являются незаконными, если совершаются без согласия лица, которого касаются, лицом, не управомоченным законом на оглашение этих сведений.
Оглашение сведений, составляющих личную или семейную тайну, является законным в случаях, когда общественные интересы диктуют необходимость вторжения государства в область частной жизни в установленных законом пределах. Такая необходимость возникает: 1) в интересах борьбы с преступностью; 2) в условиях эпидемий или стихийных бедствий; 3) при военном или чрезвычайном положении.
Получение сведений о частной жизни гражданина допускается в уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности.
Оперативно-розыскной порядок ряда действий, ограничивающих право на личную жизнь граждан, был легализован Законом РФ от 13 марта 1992 г. "Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации", 5 июля 1995 г. был принят Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности"*(408), действующий в редакции от 13 июня 1997 г.
Собирание сведений предполагает выискивание любыми путями информации о частной жизни конкретного лица: ознакомление с документами, беседа с соседями, знакомыми, сослуживцами, визуальное наблюдение и т.п.
Распространение предполагает сообщение сведений о частной жизни гражданина другому лицу или лицам.
Одним из способов распространения сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, является их сообщение в публичном выступлении (например, на митинге), в публично демонстрирующемся произведении (например, на видеокассете) или средствах массовой информации (например, радио). Представляется, что выделение такого способа нарушения неприкосновенности частной жизни было бы оправданным лишь при установлении за такое распространение более суровой ответственности. Например, в случае признания такого способа квалифицирующим данный состав признаком.
Иногда собирание либо разглашение сведений, составляющих тайну лица, могут быть способом совершения иного преступления. Например, собирание сведений с целью использования их при последующем вымогательстве (ст. 163 УК) или разглашение сведений о вкладах конкретного лица, что составляет банковскую тайну (ст. 183 УК). В подобных случаях виновные должны привлекаться к ответственности только по специальным статьям без совокупности со ст. 137 УК.
Так же, по нашему мнению, должен решаться вопрос, если собирание сведений осуществляется противоправным способом, например путем кражи.
Обязательными признаками преступления, предусмотренного ст. 137 УК, являются причинная связь и причинение вреда правам и законным интересам граждан. Этот вред может выразиться в подрыве деловой репутации лица, расторжении выгодной сделки, разрыве семейных отношений. Он может быть материальным, моральным*(409) и пр.
Преступление признается оконченным с момента причинения вреда правам и законным интересам личности, неприкосновенность частной жизни которой нарушается. В одном из учебников по уголовному праву рассматриваемое преступление предлагалось отнести к формальным составам и признавать его оконченным с момента совершения действий, поскольку собирание сведений не причиняет еще вреда, и такие действия, если относить рассматриваемый состав к числу материальных, должны рассматриваться как приготовление к распространению*(410).
С таким мнением трудно согласиться, так как законодатель предусмотрел ответственность прежде всего за нарушение неприкосновенности частной жизни, а такое нарушение имеет место не только при распространении, но и при сборе информации о личной и семейной тайне. Тот факт, что сведения о тайне стали известны лицу, осуществляющему их несанкционированный сбор, уже означает причинение вреда личному праву гражданина, которому причинен моральный вред вследствие того, что сведения, составляющие его тайну, стали известны вопреки его на то желанию другому лицу. Конечно, при распространении таких сведений вред, причиняемый правам и интересам гражданина, может быть значительно существенней. Однако степень тяжести вреда законодатель не определяет. Об отсутствии причинения вреда при собирании можно говорить лишь в одном случае, когда сам потерпевший не знает о том, что его тайна стала известна другому лицу. В этих случаях собирание сведений должно влечь ответственность за покушение на неприкосновенность частной жизни, так как отсутствуют предусмотренные законом последствия.
С субъективной стороны нарушение неприкосновенности частной жизни является преступлением умышленным. При этом умысел может быть только прямым, о чем свидетельствует указание законодателя на наличие такого обязательного признака субъективной стороны, как корыстная или иная личная заинтересованность*(411).
Субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 137 УК, может быть любое физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Преступление признается оконченным с момента причинения вреда правам или законным интересам гражданина.
Преступление, предусмотренное ст. 137 УК, отнесено законодателем к числу преступлений небольшой тяжести (ст. 15 УК).
В ч. 2 ст. 137 УК предусмотрен квалифицирующий рассматриваемое деяние признак - использование виновным своего служебного положения. Правовая характеристика этого признака не отличается сколько-нибудь существенными особенностями от аналогичного признака, предусмотренного в ч. 2 ст. 136 УК (нарушение равноправия граждан), рассмотренного в § 3
Ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни предусмотрена и в Модельном Уголовном кодексе для стран СНГ, ст. 151 которого "Незаконное собирание и распространение информации о частной жизни" аналогична ст. 137 УК РФ (за исключением отдельных положений, имеющих чисто редакционный характер). Кроме того, в этом кодексе предусмотрена ответственность и за разглашение врачебной тайны (ст. 152). По отношению к ст. 151 ст. 152 является специальной нормой. В ч. 1 этой статьи предусмотрена ответственность за сам факт разглашения медицинским, фармацевтическим или иным работником без профессиональной или служебной необходимости сведений о заболеваниях, результатах медицинских освидетельствований. В ч. 2 ст. 152 Модельного кодекса речь идет о наступивших по неосторожности последствиях.
Такая норма представляется заслуживающей внимания, так как в периодической печати приводилось много примеров трагедий, имевших место при обнародовании состояния здоровья пациентов медицинскими работниками (например, о ВИЧ-инфицированных).
Не случайно поэтому в уголовных кодексах некоторых стран ближайшего зарубежья в главу о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина были включены статьи, предусматривающие ответственность за разглашение врачебной тайны.
Так, в ст. 145 УК Кыргызстана говорится: "Разглашение медицинским, фармацевтическим или иным работником без профессиональной и служебной необходимости сведений о заболевании или результатах медицинского освидетельствования пациентов:
То же деяние, выразившееся в сообщении, связанном с наличием вируса иммунодефицита человека:
Деяния, предусмотренные ч. 1 и 2, если они по неосторожности повлекли тяжелые последствия:"
Аналогичный состав предусмотрен и в Уголовном кодексе Таджикистана.
В ст. 144 УК Узбекистана разглашение сведений о частной жизни гражданина рассматривается как один из видов нарушения законодательства об обращениях граждан. Другими видами этого нарушения являются неправомерный отказ в рассмотрении обращений, принятие необоснованного, противоречащего закону решения и пр. Имеется такая статья и в УК Украины (ст. 182).
В уголовном законодательстве многих других зарубежных стран также имеются статьи о защите частной жизни.
Так, раздел 15 УК Германии озаглавлен "Преступные деяния, нарушающие неприкосновенность и тайну частной жизни". В § 203, в частности, установлена ответственность за нарушение тайны частной жизни, в § 204 - за использование сведений, составляющих чужую тайну, и др.
В Уголовном кодексе Испании в разделе X "Преступления против неприкосновенности частной жизни, права на собственное изображение и неприкосновенности жилища" в главе первой "Раскрытие и распространение тайных сведений" предусмотрена ответственность за завладение, использование или преобразование во вред другому лицу относительно тайных сведений личного или семейного характера (ст. 197). Отдельно (ст. 199) предусмотрена ответственность за раскрытие чужих тайных сведений, которые виновный узнал в силу своего должностного положения или трудовых отношений. Использование таким лицом своего должностного или служебного положения влечет за собой более суровое наказание с абсолютной дисквалификацией на срок от трех до шести лет.
В Уголовном кодексе Франции в гл. VI "О посягательствах на личность" в отделе первом "О посягательстве на частную жизнь" в ст. 226-1 предусмотрена ответственность за посягательства каким бы то ни было способом на интимность частной жизни другого лица.
Многие зарубежные страны ставят под уголовно-правовую охрану частную жизнь своих граждан, предусматривая уголовную ответственность за различного рода посягательства на ее неприкосновенность.
Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138 УК). "Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений" - провозглашено в ст. 23 Конституции РФ.
Преступление, предусмотренное ст. 138 УК, является одним из видов нарушения неприкосновенности частной жизни. Его опасность определяется тем, что посторонним лицам становится известно содержание писем, телефонных переговоров, телеграфных сообщений без согласия на то лица, которое отправляло или получало такие сообщения, а равно иных лиц, которых касались эти сообщения. О праве на тайну переписки и других сообщений говорится, в частности, в Конституции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека, заключенной в Минске 26 мая 1995 г. и ратифицированной 4 ноября 1995 г.
Непосредственным объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие право граждан на тайну переписки, телефонных переговоров и иных сообщений.
Потерпевшими в этих случаях могут быть лица, передающие или получающие сообщения, содержание которых они хотели бы сохранить в тайне, а равно те, которых эти сообщения касались.
Объективная сторона заключается в незаконном ознакомлении с почтовыми, телеграфными, телефонными и другими сообщениями лиц, которым эти сообщения не предназначались.
Незаконным такое ознакомление является в тех случаях, когда оно производится без согласия отправителя, получателя или лица, которого эти сведения касаются, или без решения суда. Ознакомление с личными сообщениями граждан при определенных условиях допускается на основании Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" от 5 июля 1995 г. в редакции от 13 июля 1997 г.*(412) Согласно этому закону допускается ознакомление с перепиской, телефонными переговорами и пр. управомоченными на то органами, например, в случаях возбуждения уголовного дела, получения известия о подготовке или совершении преступления, о событиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации, и т.п.
Под иными сообщениями имеются в виду сообщения по телефаксу, телетайпу, видео- и аудиозапись, электронной почтой и другие сообщения, отправляемые по техническим каналам связи.
Преступление признается оконченным с момента незаконного ознакомления лица с перепиской, телефонными переговорами, почтовыми отправлениями, телеграфными или иными сообщениями безотносительно к возможным или наступившим последствиям.
С субъективной стороны совершение преступления возможно только с прямым умыслом, когда субъект сознает, что незаконно нарушает право гражданина на тайну его переписки или иных сообщений, и желает это сделать. Ознакомление с такими сообщениями по неосторожности уголовной ответственности не влечет. Однако, если эти сведения впоследствии будут оглашены, возможно привлечение такого лица к ответственности по ст. 137 УК (нарушение неприкосновенности частной жизни) при наличии остальных признаков этого состава.
Мотивы совершения преступления, предусмотренного ст. 138 УК, различны (месть, зависть, желание показать свою осведомленность и пр.) и на квалификацию не влияют, но должны учитываться судом при решении вопроса о наказании.
Субъектом преступления может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Совершение такого преступления должностным лицом влечет квалификацию по ч. 2 ст. 138 УК.
Квалифицирующими это деяние признаками являются: 1) совершение преступления лицом, использующим свое служебное положение, и 2) использование технических средств, предназначенных для негласного получения информации.
Использование лицом своего служебного положения означает наличие дополнительных возможностей, позволяющих ему ознакомиться с перепиской, телефонными переговорами и иными сообщениями граждан (например, телефонисты, почтовые работники, телеграфисты, а равно работники правоприменительных органов).
Использование специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, значительно повышает степень опасности рассматриваемого преступления, так как не только облегчает, но и повышает возможность более полного получения информации. К специальным техническим средствам для негласного получения информации относятся приборы, применяемые с целью снятия и расшифровки информации*(413). Использование таких средств является одним из наиболее опасных способов совершения рассматриваемого преступления.
Незаконное производство, сбыт и приобретение с целью сбыта технических средств, предназначенных для негласного получения информации, влечет за собой уголовную ответственность.
Такая ответственность предусмотрена в ч. 3 ст. 138 УК. Это преступление, неизвестное Кодексу 1960 г., заключается в незаконном производстве (изготовлении), сбыте (реализации) и приобретении (получении в собственность или временное владение) специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Способ приобретения специальных технических средств на квалификацию не влияет*(414).
Незаконное использование специальных технических средств довольно широко осуществляется различными, в том числе и криминальными, структурами, например, в целях промышленного шпионажа. Однако уголовных дел по ч. 3 ст. 138 УК крайне мало.
Один из первых в истории отечественной юриспруденции судебный процесс о нелегальном сбыте подслушивающих устройств происходил осенью 1999 г. в Симоновском суде г. Москвы. К ответственности были привлечены два менеджера одной из московских фирм, которые предлагали покупателям широкий ассортимент сканирующих устройств, с помощью которых можно прослушивать сотовые и радиотелефоны. Менеджеры были задержаны в момент продажи двух японских аппаратов AR-8000 и AR-3000 A стоимостью 10 000 и 25 000 руб. Эти аппараты обладают широким диапазоном перехвата*(415).
Преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 138 УК, признается оконченным с момента изготовления, сбыта или приобретения с целью сбыта специального технического средства.
С субъективной стороны это преступление характеризуется прямым умыслом - виновный сознает, что изготавливает, сбывает или приобретает с целью сбыта специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации, и желает это сделать. На квалификацию содеянного мотивы преступления не влияют. Они могут быть корыстными, личными и др. Специальная цель как обязательный признак состава преступления должна быть лишь при приобретении.
Субъект преступления - общий.
Преступления, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 138 УК, отнесены законодателем к числу преступлений небольшой тяжести, а предусмотренные ч. 3 этой статьи - средней тяжести.
В некоторых случаях при реальной совокупности возможно привлечение к ответственности по ч. 1 или 2 ст. 138 и ч. 3 ст. 138 УК, например, когда лицо незаконно изготавливает специальное техническое средство, а затем незаконно использует его для негласного получения информации.
Согласно уголовно-процессуальному законодательству и Закону об оперативно-розыскной деятельности*(416) в отдельных случаях (в интересах борьбы с преступностью, в условиях эпидемий и стихийных бедствий, при военном или чрезвычайном положении) допускается ограничение прав, провозглашенных ст. 23 Конституции РФ.
Руководствуясь государственными и общественными интересами, надлежащие органы могут производить осмотр и выемку частной почтово-телеграфной корреспонденции, других почтовых отправлений и сообщений, отправляемых по техническим каналам связи, а равно прослушивать телефонные и иные переговоры с использованием современной техники.
Уголовное законодательство многих зарубежных государств также охраняет тайну переписки, телефонных переговоров и пр.
Так, в Уголовном кодексе Польши имеется гл. XXXIII "Преступления против охраны информации", содержащая пять статей. В этой главе предусмотрена ответственность не только за раскрытие, использование (ст. 266) и получение информации (ст. 267), но и за использование подслушивающих, визуальных устройств либо иных специальных устройств (ст. 267 § 2).
В Уголовном кодексе Германии в разделе 15: "Преступные деяния, нарушающие неприкосновенность и тайну частной жизни" предусмотрена ответственность за нарушение конфиденциальности слова (§ 201)*(417), нарушение тайны переписки (§ 202)*(418), нарушение тайны почтовой и телекоммуникационной связи (§ 206). Более строгая ответственность во всех этих случаях установлена, если они сопровождаются использованием специальных технических устройств и при наличии признаков специального субъекта.
Согласно Уголовному кодексу Испании завладение бумагами, письмами, сообщениями по электронной почте или другими документами, либо перехватывание телефонных разговоров, либо использование различных технических средств для прослушивания записей (ст. 197) является посягательством на неприкосновенность частной жизни, ответственность за которое предусмотрена в гл. 1 "Раскрытие и распространение тайных сведений" раздела X "Преступления против неприкосновенности частной жизни, права на собственное изображение и неприкосновенности жилища".
Уголовный кодекс Франции также признает посягательством на частную жизнь ознакомление и передачу без согласия автора его слов, сообщений и документов (ст. 226-1). Этот вид преступлений (отдел 1 "О посягательстве на частную жизнь") рассматривается законодателем в целом как посягательство на личность (гл. VI "О посягательствах на личность").
Статьи, аналогичные ст. 138 УК РФ, содержатся также в УК Кыргызстана (ст. 136), УК Украины (ст. 131), УК Узбекистана (ст. 143) и др. Уголовный кодекс Узбекистана предусмотрел уголовную ответственность за совершение рассматриваемого состава лишь при наличии административной преюдиции.
Нарушение неприкосновенности жилища (ст. 139 УК). В соответствии со ст. 25 Конституции РФ "жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения"*(419).
В ряде международных пактов, ратифицированных Россией, а равно иных международных документах*(420) подчеркивается право каждого человека на неприкосновенность его жилища. "Никто не может подвергаться:, - говорится в ст. 12 Всеобщей декларации прав человека, - произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища:"
Общественная опасность этого преступления определяется незаконным вмешательством в личную жизнь гражданина, ограничением его волеизъявления и нарушением тем самым личных прав и свобод.
Непосредственным объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие неприкосновенность жилища гражданина.
Потерпевшим в этих случаях признается гражданин, в чье жилище было осуществлено незаконное вторжение.
С объективной стороны рассматриваемое преступление осуществляется путем незаконного проникновения в жилище вопреки воле проживающего в нем лица*(421).
Под жилищем понимается индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилыми помещениями независимо от формы собственности, входящими в жилой фонд и пригодными для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилой фонд, но предназначенное для временного проживания*(422) (примечание к ст. 139). Незаконным проникновение признается при отсутствии правовых оснований и при наличии определенно выраженного несогласия гражданина, проживающего в жилище, на нахождение в нем другого, не проживающего там лица.
Под проникновением понимается тайное или открытое, с преодолением или без каких-либо препятствий вторжение в жилище.
Оконченным это преступление является с момента проникновения на территорию жилища.
Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 139 УК, предполагает наличие только прямого умысла - лицо сознает опасность своих действий, заключающихся в незаконном проникновении в жилище, и желает их совершить. Заблуждение лица относительно незаконности своих действий уголовную ответственность за нарушение неприкосновенности жилища исключает. Мотивы рассматриваемого преступления могут быть различными (хулиганскими, личными, ложно понятыми интересами дела и пр.) и на квалификацию не влияют, но должны учитываться при назначении наказания.
Субъект преступления - вменяемое лицо, достигшее 16 лет.
В ч. 2 и 3 ст. 139 УК предусмотрены квалифицирующие признаки: насилие или угроза его применения (ч. 2) и использование при незаконном проникновении лицом своего служебного положения (ч. 3).
Насилие, применяемое субъектом при незаконном проникновении в жилище, может заключаться в причинении вреда здоровью, побоях, истязаниях. Угроза его применения - это психическое воздействие на личность потерпевшего, выражающееся в намерении применить физическое воздействие. Если в результате насилия здоровью потерпевшего причиняется тяжкий или средней тяжести вред либо имеет место истязание, ответственность наступает по совокупности ст. 139 и ст. 111, 112 или 117 УК. Причинение легкого вреда здоровью или побоев по совокупности не квалифицируется.
Использование лицом при проникновении в жилище своего служебного положения как особо квалифицирующий признак характеризуется теми же признаками, что были рассмотрены при анализе ст. 136 УК. При превышении таким лицом служебных полномочий содеянное может квалифицироваться по совокупности ст. 139 и ст. 286 или 203 УК при наличии всех признаков этих двух последних составов преступлений.
На практике дела, возбуждаемые по признакам ст. 139 УК, встречаются крайне редко. Они не возбуждаются и в тех случаях, когда работники правоприменительных органов вторгаются в жилище граждан и производят в нем незаконные обыски. Виновные в этих случаях, как правило, "отделываются" дисциплинарным взысканием.
Преступление, предусмотренное ч. 1 и 2 ст. 139 УК, отнесено законодателем к преступлениям небольшой тяжести, а особо квалифицированный вид этого деяния - к преступлениям средней тяжести.
Уголовное законодательство многих стран ставит под уголовно-правовую защиту право граждан на неприкосновенность жилища.
Так, Уголовный кодекс Германии относит посягательство на неприкосновенность жилища к преступлениям против общественного порядка (раздел седьмой). По сравнению со ст. 139 УК РФ рамки данного состава преступления расширены, так как в § 123 "Нарушение неприкосновенности жилища" говорится о проникновении не только в жилище, но и в торговое или охраняемое помещение, где расположено чужое имущество, или в закрытые помещения, которые предназначены для общественных служб или транспорта. Тяжким нарушением неприкосновенности жилища (§ 124) признаются такие же действия, совершенные сообща несколькими лицами с намерением предпринять насильственные действия.
В Уголовном кодексе Польши нарушение неприкосновенности жилища отнесено к преступлениям против свободы (гл. XXIII). В ст. 193 предусмотрена ответственность того, "кто проникает в чужой дом, квартиру, жилище, помещение либо на огороженную территорию либо вопреки требованию управомоченного лица не оставляет такое место".
В ст. 203 УК Испании предусмотрена ответственность частного лица, вторгшегося "в чужое жилище или находящегося в нем против воли его хозяина". Более сурово такие действия наказываются, если они совершаются путем насилия или запугивания. Статья 203 помещена в гл. III "Нарушение неприкосновенности жилища, помещения юридического лица и открытых учреждений".
Согласно ст. 226-4 УК Франции уголовно наказуемым признается "вторжение или пребывание в жилище другого лица в результате обмана, угроз, насильственных действий или принуждения, за исключением случаев, когда это разрешено законом". Ответственность за это преступление предусмотрена в отделе первом "О посягательстве на частную жизнь" гл. VI "О посягательствах на личность".
В Модельном Уголовном кодексе для стран СНГ ст. 154 "Нарушение неприкосновенности жилища" сконструирована так же, как и ст. 139 УК РФ. Ответственность за рассматриваемое преступление предусмотрена и в кодексах некоторых стран СНГ, например, в ст. 130 УК Украины. Согласно ст. 142 УК Узбекистана незаконное вторжение в жилище против воли проживающего в нем лица влечет уголовную ответственность только в том случае, когда оно сопровождалось насилием.
Отказ в предоставлении гражданину информации (ст. 140 УК). Конституция РФ провозглашает в ст. 29 право каждого гражданина свободно искать и получать информацию. Вместе с тем Конституция РФ обязывает органы государственной власти, органы местного самоуправления и их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом (ст. 24)*(423).
Общественная опасность преступления, предусмотренного ст. 140 УК, определяется невозможностью в определенных случаях гражданами в полной мере реализовать свои права и свободы вследствие отсутствия надлежащей информации о них самих или их родственниках.
Непосредственным объектом являются общественные отношения, обеспечивающие право гражданина на ознакомление с информацией, касающейся его прав и свобод*(424).
Под информацией понимаются сведения, содержащиеся в документах и иных материалах, собранные в установленном законом порядке и интересующие гражданина в силу того, что затрагивают его права и законные интересы. Такие документы и материалы находятся в государственных федеральных органах и в органах местного самоуправления либо у должностных лиц этих органов.
Потерпевшими при совершении рассматриваемого преступления признаются граждане, получившие неправомерный отказ в ознакомлении с документами и материалами, содержащими сведения, касающиеся их прав и свобод, либо получившие неполную или ложную информацию.
С объективной стороны данное преступление может быть совершено путем: 1) неправомерного отказа предоставить интересующую лицо информацию или 2) предоставления неполной или заведомо ложной информации.
Неправомерным является отказ в предоставлении информации вопреки требованию закона или иного нормативного акта. Такой отказ может быть выражен в различной форме - устно, письменно, в отсутствии какой-либо реакции на просьбу или заявление гражданина.
Предоставление неполной информации означает ознакомление гражданина не со всеми интересующими его документами или материалами, касающимися его прав и законных интересов, а только с их частью.
Предоставлением заведомо ложной информации считается сообщение сведений, не соответствующих действительности, должностным лицом, знающим, что сообщаемые сведения являются ложными (например, заведомо ложная информация об очередности на получение жилой площади).
Обязательный признак преступления, предусмотренного ст. 140 УК, - наступление находящихся в причинной связи с отказом в предоставлении информации (предоставление неполных или ложных сведений) таких последствий, как причинение вреда правам и законным интересам граждан, например, материального или морального вреда, выразившегося в неполучении пенсии, каких-либо льгот, жилья и т.д.
Оконченным преступление признается с момента причинения указанного выше вреда.
С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 140 УК, совершается только умышленно, при этом умысел может быть как прямым, так и косвенным.
Виновный сознает, что, отказываясь предоставить заинтересованному лицу необходимую информацию (документы, материалы и пр.), он совершает противозаконное, опасное деяние, предвидит неизбежность или возможность причинения вреда правам и законным интересам гражданина и желает этого или хотя и не желает, но сознательно допускает, относится к этому безразлично. Косвенный умысел чаще встречается при предоставлении гражданам неполной информации. Отказ же в информации и предоставление ложной чаще всего совершаются с прямым умыслом, что дало основание некоторым ученым ограничивать субъективную сторону рассматриваемого состава только прямым умыслом*(425).
Ограничение рассматриваемого состава преступления только прямым умыслом приведет к некоторому сужению рамок этого деяния, так как под признаки ст. 140 УК не подпадут такие, например, случаи, когда должностное лицо выдает гражданину заведомо неполную или ложную информацию только из-за нежелания поднимать архивы и тратить свое время. Такое лицо безразлично относится к факту причинения вреда законным интересам гражданина, запрашивающего информацию*(426).
Мотивы отказа в предоставлении гражданину информации различны (корыстные, личные, ложно понятые интересы дела и пр.) и на квалификацию не влияют, но должны учитываться при назначении наказания.
Субъектом преступления может быть только должностное лицо*(427), которое в силу занимаемого служебного положения располагает или может располагать интересующей гражданина информацией, затрагивающей права и свободы конкретного человека.
Данное преступление отнесено законодателем к преступлениям небольшой тяжести.
На практике этот состав преступления дает значительный процент латентности. При наличии большого количества необоснованных отказов гражданам в предоставлении информации, в судебной практике такие дела отсутствуют.
В уголовном законодательстве многих государств ближайшего зарубежья имеются статьи, аналогичные ст. 140 УК РФ. Такая статья содержится в Модельном Уголовном кодексе для стран СНГ (ст. 155), в Кодексе Кыргызстана (ст. 138) и др. В кодексах некоторых государств рассматриваемый состав преступления сконструирован несколько иначе. Так, ст. 163 УК Таджикистана "Нарушение законодательства об обращении граждан" предусматривает ответственность за нарушения без уважительных причин сроков рассмотрения обращений граждан.
В ст. 144 УК Узбекистана также предусмотрена ответственность за нарушение законодательства об обращениях граждан, в частности, за неправомерный отказ в рассмотрении обращения, нарушение без уважительных причин сроков рассмотрения обращений, принятие необоснованного, противоречащего закону решения и другие нарушения, при наличии существенного вреда, причиненного правам и законным интересам граждан.
Уголовные кодексы других зарубежных государств обеспечивают право граждан на получение достоверной информации.
Так, в Уголовном кодексе Польши в гл. XXXIV "Преступления против достоверности документов" предусмотрена ответственность должностного лица или лица, управомоченного выдавать документ, за удостоверение в официально выдаваемом документе не соответствующих действительности сведений, имеющих юридическое значение (§ 1 ст. 271). Данный состав преступления только частично совпадает с рассматриваемым деянием, а именно лишь в части выдачи ложной информации.
В странах дальнего зарубежья статьи, полностью аналогичные ст. 140 УК РФ, отсутствуют.
Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания (ст. 148 УК)*(428). Конституция РФ в ст. 28 провозглашает свободу совести и свободу вероисповедания. Воспрепятствование осуществлению этого права влечет административную или уголовную ответственность.
Право граждан исповедовать любую религию или не исповедовать никакой гарантировано не только административным и уголовным законодательством, но и Федеральным законом "О свободе совести и религиозных объединениях" от 3 сентября 1997 г.*(429), направленным на расширение религиозной свободы.
Посягательства на свободу вероисповедания ограничивают личные свободы граждан, в частности религиозную свободу, препятствуя свободному выражению религиозных убеждений, что является личным делом каждого человека.
Непосредственный объект преступления, предусмотренного ст. 148 УК, составляют общественные отношения, обеспечивающие свободу совести и вероисповедания.
Потерпевшими могут быть как физические, так и юридические лица: физические лица - в случаях, когда гражданину, например, препятствуют участвовать в религиозных обрядах; юридические - когда на религиозные организации и объединения, действующие с соблюдением законодательства, оказывается давление с целью изменения религиозных убеждений или прекращения деятельности.
В постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" от 31 октября 1995 г. N 8*(430) отмечается, что создание общественных объединений (в том числе и религиозных) запрещено в соответствии со ст. 13 Конституции РФ, если действия таких организаций направлены на изменение конституционного строя, нарушение целостности страны, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни (ст. 11).
Необходимость такого разъяснения Пленума Верховного Суда была в определенной мере обусловлена тем, что упрощенный порядок регистрации религиозных объединений, предусмотренный Законом РСФСР "О свободе вероисповедания" 1990 г., привел к регистрации различных нетрадиционных религиозных объединений (сект), деятельность которых представляет опасность для здоровья их членов*(431).
Так, Останкинский межмуниципальный суд г. Москвы удовлетворил иск прокурора С.Герасимова о признании недействительной регистрации региональной общественной организации "Гуманитарный Центр Хаббарда" и вынес решение о ее ликвидации*(432). В Головинском межмуниципальном суде г. Москвы по представлению прокуратуры Северного административного округа рассматривался иск к религиозному объединению "Свидетели Иеговы" по фактам нарушений Закона РФ "О свободе совести и о религиозных объединениях". Секте инкриминировалось ущемление прав и свобод граждан, разрушение семьи, причинение вреда психическому и физическому здоровью граждан, уничтожение или разрушение личности человека и другие деяния и ставился вопрос перед судом о запрещении деятельности этого религиозного объединения.
С объективной стороны рассматриваемое преступление совершается путем воспрепятствования: 1) деятельности религиозных организаций или 2) совершению религиозных обрядов.
Воспрепятствование деятельности религиозных организаций*(433), т.е. общественных объединений верующих людей любой конфессии, может быть совершено путем как действий (прямой отказ от регистрации организации или отказ в выдаче соответствующего документа, подтверждающего законность деятельности организации), так и бездействия (уклонение от регистрации или уклонение от выдачи указанного документа)*(434). Во всех этих случаях деятельность лица должна быть незаконной.
Воспрепятствование деятельности религиозной организации может осуществляться и иными способами: закрытием церкви, мечети, молебного дома, синагоги и пр. без законных на то оснований, значительным повреждением зданий религиозных организаций (например, путем взрыва), незаконным преследованием их руководителей и тому подобными действиями.
Воспрепятствование совершению религиозных обрядов может заключаться в запрете таких, например, обрядов, как венчание, крещение, в запрете отмечать какой-либо религиозный праздник, в запрете проведения богослужения какой-либо незапрещенной секты (например, пятидесятники, евангелисты, адвентисты седьмого дня).
В уголовно-правовой литературе отмечалось, что "вопреки названию ст. 148 УК ее диспозиция не предусматривает воспрепятствования осуществлению права на свободу совести, в частности, не предусматривает воспрепятствования осуществлению права быть атеистом"; принуждение неверующего к выполнению религиозных обрядов не может быть квалифицировано по данной статье, что является недостатком указанной нормы*(435).
Это мнение обоснованно как теоретически, так и практически. В ст. 28 Конституции РФ провозглашается свобода совести и вероисповедания "каждому", а не только группам людей, создавшим объединение. Кроме того, принуждение отдельных лиц к отказу от исповедания определенной религии и наоборот, что является явным нарушением Конституции, уголовной ответственности по ст. 148 УК не влечет.
Данное преступление является оконченным с момента осуществления факта воспрепятствования деятельности религиозной организации или совершению религиозного обряда, независимо от того, удалось или нет виновному помешать созданию или деятельности религиозной организации либо совершению религиозного обряда.
В тех случаях, когда воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания осуществляются с применением насилия, угроз, уничтожения или повреждения имущества, виновные должны привлекаться к ответственности по совокупности ст. 148 и ст. 111, 112 или 117 УК - в зависимости от характера и тяжести насилия либо ст. 119 или ст. 167 УК.
Провозглашенная Конституцией РФ охрана свободы совести и вероисповедания осуществляется и иными нормами Уголовного кодекса. К таковым относятся ст. 136 "Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина", ст. 282 "Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды"; ст. 357 "Геноцид" и др. Однако эти преступления, кроме предусмотренного ст. 136 УК, посягают на иные объекты и поэтому ответственность за них предусмотрена в других главах Кодекса. Особое место среди них занимает ст. 239 "Организация объединения, посягающего на личность и права граждан", в которой, в частности, предусмотрена ответственность за создание религиозного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью. Это деяние отнесено законодателем к числу преступлений против здоровья населения и общественной нравственности*(436). Разграничение преступлений, предусмотренных ст. 142 и 239 УК, должно проводиться по характеру деятельности объединений и наступившим или возможным последствиям.
С субъективной стороны такие преступления совершаются только с прямым умыслом: виновный сознает опасность своих действий (бездействия), представляющих незаконное противодействие осуществлению гражданами права на свободу совести и вероисповедания, и желает совершить такие действия (бездействие).
Мотивы совершения преступления на квалификацию не влияют. Это могут быть хулиганские, корыстные мотивы, нетерпимость к какой-либо определенной религии или дономинации (секте), которая не запрещена законодательством, и пр. Мотивы преступления должны учитываться судом при решении вопроса о мере и размере наказания. Так, А. и Д., взорвавшие в ночь на 14 мая 1998 г. стену синагоги во Втором Вышеславцевом переулке г. Москвы, действовали по хулиганским мотивам.
Субъектом преступления может быть любое физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. В случае совершения посягательства на свободу совести со стороны должностного лица возможна, при определенных условиях, зависящих от конкретных обстоятельств дела, квалификация таких действий (бездействия) и по ст. 285 или ст. 286 УК.
Рассматриваемое преступление отнесено законодателем к числу преступлений небольшой тяжести.
В судебной практике почти не встречается уголовных дел по одной лишь ст. 148 УК. При совершении посягательств на свободу совести виновные чаще привлекаются к административной ответственности по ст. 193 КоАП, которая предусматривает ответственность за воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания, в том числе принятию религиозных или иных убеждений или отказу от них, вступлению в религиозное объединение или выходу из него, а равно совершению религиозных обрядов, не нарушающих действующее законодательство, если такое воспрепятствование не содержит состава уголовного преступления. В ч. 2 этой статьи предусмотрена ответственность за оскорбление религиозных убеждений граждан, осквернение почитаемых ими предметов, зданий, памятников, захоронений, знаков и эмблем мировоззренческой символики.
Административное законодательство, более детально регламентировав посягательства на свободу совести, оказалось и более эффективным по сравнению с уголовным законодательством. Последнее в части защиты свободы совести и вероисповедания в некоторой степени декларативно.

<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 8)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>