<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Насилие при совершении этого преступления может выражаться в нанесении побоев, причинении легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью. Насилие при принуждении к совершению сделки или к отказу от ее совершения, сопряженное с убийством, подлежит дополнительной квалификации по ст. 105 УК.
Рассматриваемое преступление необходимо отграничивать от вымогательства (ст. 163 УК). В данном случае (ст. 179 УК), принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения не направлено на обогащение за счет причинения материального ущерба потерпевшему. Вместе с тем, если будет установлено, что в результате принуждения потерпевший совершил сделку, приведшую к причинению ему материального ущерба, то действия виновного следует квалифицировать не по ст. 179 УК, а как вымогательство.
Незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК). Общественная опасность деяния состоит в причинении ущерба деловой репутации субъектов экономической деятельности (производителей товаров и услуг), подрывается их престиж, если товарный знак или знак обслуживания незаконно используется для сокрытия низкого качества товаров или услуг.
Законом РФ от 23 сентября 1992 г. "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров"*(85) регулируются отношения, возникающие в связи с регистрацией, правовой охраной и использованием товарных знаков, знаков обслуживания и наименований мест происхождения товаров.
Товарный знак и знак обслуживания - это обозначения, способные отличать соответственно товары и услуги одних юридических или физических лиц от однородных товаров и услуг других юридических или физических лиц.
Наименование места происхождения товара - название страны, населенного пункта, местности или другого географического объекта, используемое для обозначения товара, особые качества которого исключительно или главным образом определяются характерными для данного географического объекта природными условиями или людскими факторами либо природными условиями и людскими факторами одновременно.
Правовая охрана товарного знака, знака обслуживания и наименования места происхождения товара возникает на основании их государственной регистрации в порядке, установленном законом, или в силу международных договоров Российской Федерации.
Товарный знак и знак обслуживания могут быть зарегистрированы на имя юридического лица, а также физического лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность.
Владелец товарного знака или знака обслуживания имеет исключительное право пользоваться и распоряжаться ими, а также запрещать их использование другими лицами.
Никто не может использовать охраняемый в Российской Федерации товарный знак и знак обслуживания без разрешения его владельца (см. ст. 1, 2, 3, 4, 30, 31, 36 указанного Закона).
Объектом преступления являются интересы потребителей.
С объективной стороны преступление заключается в незаконном использовании чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров.
Использованием товарного знака, знака обслуживания или наименования места происхождения товара считается применение его на товарах и (или) их упаковке, использование в рекламе, печатных изданиях, на вывесках, при демонстрации экспонатов на выставках и ярмарках.
Незаконное использование товарного знака, знака обслуживания или наименования места происхождения товара влечет за собой уголовную ответственность при условии неоднократности совершения действий, указанных в ч. 1 ст. 180 УК, или причинения ими крупного ущерба. Содержание этих условий совпадает с рассмотренными выше соответствующими признаками других преступлений.
С субъективной стороны преступление характеризуется умышленной формой вины. При неоднократном незаконном использовании чужого товарного знака, знака обслуживания или наименования места происхождения товара возможен лишь прямой умысел: лицо сознает, что незаконно использует данные реквизиты во второй и более раз, т.е. неоднократно, и желает этого.
Незаконное использование предметов преступления с причинением крупного ущерба может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Лицо сознает, что незаконно использует чужой товарный знак или иные, указанные в ч. 1 ст. 180 УК, предметы, предвидит возможность или неизбежность причинения крупного ущерба и желает этого, или сознательно допускает причинение крупного ущерба, или относится к нему безразлично.
Мотив не является обязательным признаком состава данного преступления и на квалификацию не влияет. Обычно таким мотивом является стремление виновного обеспечить сбыт своей продукции, которая не пользуется спросом.
Субъектом незаконного использования чужого товарного знака могут быть руководители организаций, принимавших решение о незаконном использовании чужого товарного знака, а также лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью, как зарегистрированной, так и незарегистрированной.
Часть 2 ст. 180 УК выделяет в качестве самостоятельного состава преступления незаконное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированного в Российской Федерации товарного знака или наименования места происхождения товара, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб.
Предметом преступления выступает предупредительная маркировка, которая свидетельствует о том, что применяемое на товаре обозначение является товарным знаком или наименованием места происхождения товара, не зарегистрированным в Российской Федерации.
Остальные признаки рассматриваемого преступления аналогичны признакам состава, содержащегося в ч. 1 ст. 180 УК. Федеральным законом от 17 ноября 2001 г. N 144-ФЗ*(86) ст. 180 УК дополнена частью 3, регламентирующей ответственность за квалифицированный вид преступления, когда предусмотренные ч. 1 или ч. 2 настоящей статьи деяния совершаются группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.
Содержание этих признаков совпадает с рассмотренными соответствующими признаками других преступлений в сфере экономической деятельности.
Нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм (ст. 181 УК). Общественная опасность преступления обусловливается тем, что нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм наносит вред не только законным интересам всех участников экономического оборота изделий из драгоценных металлов, но и установленному порядку государственного контроля за оборотом данных изделий*(87).
В целях защиты прав потребителей ювелирных и других бытовых изделий из драгоценных металлов и драгоценных камней, прав изготовителей этих изделий от недобросовестной конкуренции, а также в целях защиты интересов государства осуществляется федеральный пробирный надзор, который, в частности, включает в себя: опробование, анализ и клеймение государственным пробирным клеймом всех ювелирных и других бытовых изделий из драгоценных металлов отечественного производства, а также указанных изделий, ввезенных на территорию Российской Федерации для продажи; периодический государственный контроль за производством, извлечением, переработкой, использованием, хранением и учетом драгоценных металлов и драгоценных камней во всех организациях, осуществляющих указанную деятельность, и др.*(88).
В соответствии с Положением о пробах и клеймении изделий из драгоценных металлов в Российской Федерации, утвержденным Указом Президента РФ от 2 октября 1992 г. N 1152*(89), клеймение изделий из драгоценных металлов государственным пробирным клеймом производится территориальными государственными инспекциями пробирного надзора.
Объектом преступления являются интересы потребителей.
Объективная сторона преступления включает в себя четыре самостоятельные формы: 1) несанкционированное изготовление государственного пробирного клейма; 2) несанкционированный сбыт государственного пробирного клейма; 3) несанкционированное использование государственного пробирного клейма; 4) подделка государственного пробирного клейма. Несанкционированными признаются изготовление, сбыт или использование государственного пробирного клейма, совершенные с нарушением порядка, установленного нормативными актами Российской Федерации.
Подделка государственного пробирного клейма - фальсификация настоящего (подлинного) клейма путем изменения его реквизитов, например с применением номера пробы другого металла.
Преступление признается оконченным с момента совершения любого действия, образующего незаконное изготовление, сбыт, использование государственного пробирного клейма или его подделку.
С субъективной стороны преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Виновный сознает, что он незаконно изготавливает, сбывает, использует или подделывает государственное пробирное клеймо, и желает совершить эти действия.
Для состава данного преступления требуется наличие корыстной или иной личной заинтересованности.
Корыстная заинтересованность - стремление получить материальную выгоду от совершения данного деяния.
Иная личная заинтересованность может выражаться в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, например, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, причинить неприятности своим оппонентам и т.д.
Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Статья 181 УК предусматривает два вида рассматриваемого преступления: основной (ч. 1) и квалифицированный (ч. 2).
Квалифицированный вид преступления образует совершение его неоднократно или организованной группой. Содержание этих понятий совпадает с рассмотренными выше соответствующими признаками других преступлений.
Несанкционированные изготовление, сбыт или использование, а равно подделка государственного пробирного клейма с последующим обманом потерпевшего и хищением чужого имущества следует квалифицировать по совокупности преступлений как нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм (ст. 181 УК) и мошенничество (ст. 159 УК)*(90).
Заведомо ложная реклама (ст. 182 УК). Федеральным законом от 18 июля 1995 г. "О рекламе"*(91) регулируются отношения, возникающие в процессе производства, размещения и распространения рекламы на рынках товаров, работ и услуг Российской Федерации, включая рынки банковских, страховых и иных услуг, связанных с использованием денежных средств граждан и юридических лиц, а также рынки ценных бумаг.
Под рекламой понимают распространяемую в любой форме, с помощью любых средств информацию о физическом или юридическом лице, товарах, идеях и начинаниях (рекламная информация), предназначенную для неопределенного круга лиц и призванную формировать или поддерживать интерес к этим физическому, юридическому лицу, товарам, идеям и начинаниям и способствовать реализации товаров, идей и начинаний. При этом заведомо ложная реклама не допускается.
Общественная опасность рассматриваемого преступления определяется тем, что использование в рекламе заведомо ложной информации относительно товаров, работ или услуг, а также их изготовителей (исполнителей, продавцов) способствует недобросовестной конкуренции и может причинить существенный вред интересам потребителей - отдельных граждан, а также другим субъектам экономической деятельности.
Объектом преступления являются интересы потребителей.
С объективной стороны данное преступление характеризуется: 1) использованием в рекламе заведомо ложной информации относительно товаров, работ или услуг, а также их изготовителей (исполнителей, продавцов); 2) причинением значительного ущерба потребителям рекламы и 3) наличием причинной связи между использованием в рекламе ложной информации и причинением ущерба.
Под использованием в рекламе заведомо ложной информации следует понимать доведение до сведения заинтересованных лиц через средства массовой информации или иным путем заведомо ложной информации, например, о качестве товара, стоимости услуг и т.п.
Заведомо ложной является реклама, с помощью которой рекламодатель (рекламопроизводитель, рекламораспространитель) умышленно вводит в заблуждение потребителя рекламы (ст. 9 Федерального закона от 18 июля 1995 г.).
Рекламодатель - юридическое или физическое лицо, являющееся источником рекламной информации для производства, размещения, последующего распространения рекламы.
Рекламопроизводитель - юридическое или физическое лицо, осуществляющее полное или частичное приведение рекламной информации к готовой для распространения форме.
Рекламораспространитель - юридическое или физическое лицо, осуществляющее размещение и (или) распространение рекламной информации путем предоставления и (или) использования имущества, в том числе технических средств радиовещания, телевизионного вещания, а также каналов связи, эфирного времени, и иными способами.
Потребители рекламы - юридические или физические лица, до сведения которых доводится или может быть доведена реклама, следствием чего является или может являться соответствующее воздействие рекламы на них.
Обязательным условием наступления уголовной ответственности за заведомо ложную рекламу является причинение значительного ущерба потребителям рекламы. Признание ущерба значительным зависит от обстоятельств конкретного уголовного дела. О значительном ущербе может свидетельствовать, например, причинение тяжкого вреда здоровью в результате приобретения рекламированной продукции.
Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной виной. Лицо сознает, что использует в рекламе заведомо ложную информацию относительно товаров, работ или услуг, а также их изготовителей (исполнителей, продавцов), предвидит возможность или неизбежность причинения значительного ущерба потребителям рекламы и желает этого или не желает причинения такого ущерба, но сознательно его допускает либо относится к нему безразлично.
Обязательным признаком субъективной стороны заведомо ложной рекламы является мотив, определенный в ст. 182 УК как корыстная заинтересованность. Содержание корыстного мотива при заведомо ложной рекламе в основном соответствует содержанию корыстного мотива ранее рассмотренных преступлений.
Субъектами преступления могут быть рекламодатели, рекламопроизводители, рекламораспространители - руководители организаций и индивидуальные предприниматели, являющиеся источником заведомо ложной рекламной информации.
Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183 УК)*(92). Разглашение информации, составляющей коммерческую, налоговую или банковскую тайну, вопреки воле ее владельца образует одну из форм недобросовестной конкуренции, влечет причинение серьезного ущерба экономической деятельности коммерческих и некоммерческих организаций, индивидуальных предпринимателей, нарушает права и законные интересы граждан.
Согласно ст. 139 ГК информация составляет коммерческую тайну в случае, когда она имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. Лица, незаконными методами получившие информацию, которая составляет коммерческую тайну, обязаны возместить причиненные убытки.
В общепринятом понимании конфиденциальность предполагает доверительный, не подлежащий огласке, секретный для лиц, не являющихся их законными обладателями, характер сведений. Их правовая конкретизация дается в ст. 4 Указа Президента РФ от 6 марта 1997 г. N 188 "Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера"*(93). Это - сведения, связанные с профессиональной деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами (врачебная, нотариальная, адвокатская тайна, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных или иных сообщений и т.д.).
В ряде случаев подобное нарушение может влечь ответственность по ст. 138 УК (тайна переписки и др.) или запрещение в силу профессиональных особенностей деятельности, например, нотариусов*(94), адвокатов*(95).
Налоговую тайну составляют полученные налоговым органом сведения о налогоплательщике, за исключением, например, сведений, разглашенных налогоплательщиком самостоятельно или с его согласия; о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения и др. Налоговая тайна не подлежит разглашению налоговыми органами, их должностными лицами и привлекаемыми специалистами, экспертами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом (см. ст. 102 НК).
Банковская тайна представляет собой специфический вид коммерческой тайны.
Банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентом или его представителем. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и в порядке, предусмотренных законом.
В случае разглашения банком сведений, составляющих банковскую тайну, клиент, права которого нарушены, вправе потребовать от банка возмещения причиненных убытков (ст. 857 ГК).
Объектом незаконного получения и разглашения сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, является установленный законом порядок, обеспечивающий сохранение в тайне сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну.
Объективная сторона незаконного получения сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, заключается в собирании таких сведений путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом (ч. 1 ст. 183 УК).
Под собиранием понимается получение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, совершенное путем похищения документов, подкупа или угроз или иным незаконным способом.
Похищение документов, содержащих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, охватывает все формы незаконного изъятия и завладения виновным указанными документами. Оно может быть произведено тайно, открыто, с применением обмана или насилия в отношении лиц, владеющих такой тайной.
Подкуп предполагает получение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем вручения лицу, владеющему этими сведениями, денег, ценных бумаг, иного имущества либо путем оказания ему услуг имущественного характера.
Угроза как способ собирания сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, выражается в угрозе совершения в отношении лиц, владеющих такой тайной, каких-либо действий насильственного характера (например, угроза убийством, причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью).
К иным незаконным способам собирания сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, относится, например, использование подслушивающих устройств.
Преступление считается оконченным с момента, когда виновный совершил какое-либо действие по собиранию сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, независимо от наступления последствий, например, путем кражи завладел документом, в котором содержатся сведения, составляющие эту тайну. С субъективной стороны преступление совершается с прямым умыслом. Виновный сознает, что собираемые им сведения путем, например, похищения соответствующих документов, составляют коммерческую, налоговую или банковскую тайну, и желает это деяние совершить.
Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее 16-летнего возраста, не владеющее коммерческой, налоговой или банковской тайной.
В ч. 2 ст. 183 УК в качестве самостоятельного состава преступления выделяется незаконное разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе.
Объективная сторона преступления заключается в незаконном разглашении или использовании сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца.
Разглашение означает предание огласке сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, которые без согласия их владельца стали известны посторонним лицам. Это могут быть любые лица, по характеру выполняемой работы имеющие доступ к таким сведениям. Форма разглашения сведений не имеет значения для квалификации. Обычно эти сведения предаются огласке посторонним лицам в устной форме. Но возможны и другие формы, например, показ постороннему лицу какого-либо документа, в котором содержатся такие сведения.
Использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, предполагает употребление их для занятия любой экономической деятельностью.
Часть 3 ст. 183 УК в качестве квалифицированного вида регламентирует ответственность за рассматриваемое преступление, причинившее крупный ущерб или совершенное из корыстной заинтересованности.
Критерии определения крупного ущерба в законе не указаны. Вопрос о том, какой ущерб следует считать крупным, решается с учетом всех обстоятельств дела. Следует, в частности, учитывать материальные убытки, причиненные владельцу тайны в результате снижения объема изготовленной продукции, уменьшения числа клиентов коммерческого банка и т.п.
Для состава рассматриваемого преступления необходимо наличие причинной связи между незаконным разглашением или использованием сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну и причинением крупного ущерба.
С субъективной стороны рассматриваемое преступление характеризуется наличием прямого или косвенного умысла.
Виновный сознает, что незаконно разглашает или использует коммерческую, налоговую или банковскую тайну, предвидит возможность или неизбежность причинения крупного ущерба ее владельцу и желает наступления этих последствий либо не желает, но сознательно допускает или относится к этому безразлично.
Обязательным признаком незаконного разглашения или использования сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, является мотив, определенный в ч. 3 ст. 183 УК как корыстная заинтересованность. Корыстная заинтересованность выражается в стремлении виновного получить какую-либо выгоду имущественного характера в результате разглашения или использования сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну.
Субъектом преступления является достигшее 16-летнего возраста лицо, которому в результате профессиональной деятельности стали известны сведения, составляющие коммерческую, налоговую или банковскую тайну.
Особо квалифицированным видом незаконного разглашения или использования сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, является причинение этим деянием тяжких последствий (ч. 4 ст. 183 УК).
Вопрос о наличии или отсутствии тяжких последствий должен решаться в каждом конкретном случае в зависимости от фактических обстоятельств дела. К тяжким последствиям, в частности, может быть отнесено совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, прежде всего, корыстной направленности, поводом к которому явилось разглашение сведений о налоговых платежах или банковских счетах потерпевшего.
Подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК). Общественная опасность этого деяния состоит в нарушении добросовестной конкуренции в сфере профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов, а также прав потребителей (зрителей) соответствующих платных спортивных и иных развлекательных услуг.
Профессиональный спорт - вид физической культуры, участники которого занимаются им как трудовой деятельностью, являющейся основным источником дохода. Коммерческие зрелищные конкурсы также устраиваются для извлечения доходов от соревнований, показов моделей одежды, красавиц и т.д.
Статья 184 УК, устанавливающая ответственность за подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов, состоит из четырех частей.
В первых двух частях этой статьи предусмотрена ответственность за подкуп спортсменов, спортивных судей, тренеров, руководителей команд и других участников или организаторов профессиональных спортивных соревнований, а также организаторов или членов жюри зрелищных коммерческих конкурсов в целях оказания влияния на результаты этих соревнований или конкурсов (основной и квалифицированный виды этого преступления).
Часть 3 ст. 184 УК содержит самостоятельный состав преступления - незаконное получение спортсменами денег, ценных бумаг или иного имущества, переданных им в целях оказания влияния на результаты спортивных соревнований, а равно незаконное пользование спортсменами услугами имущественного характера, предоставленными им в тех же целях.
Самостоятельный состав преступления содержится в ч. 4 ст. 184 УК - незаконное получение денег, ценных бумаг или иного имущества, незаконное пользование услугами имущественного характера спортивными судьями и другими лицами, указанными в ч. 3 этой статьи, в целях оказания влияния на результаты спортивных соревнований или зрелищных конкурсов.
Объектом преступления являются нормальная деятельность организаций, связанных с проведением спортивных соревнований и коммерческих конкурсов, а также интересы участников и зрителей этих соревнований и конкурсов.
Объективная сторона преступления, ответственность за которое установлена в ч. 1 ст. 184 УК, заключается в подкупе спортсменов, спортивных судей, тренеров, руководителей команд и других участников или организаторов профессиональных спортивных соревнований, а равно организаторов или членов жюри зрелищных коммерческих конкурсов.
Подкуп предполагает вручение спортсменам, спортивным судьям, тренерам, руководителям команд и другим участникам или организаторам профессиональных спортивных соревнований, а также организаторам или членам жюри зрелищных коммерческих конкурсов денег, иных материальных ценностей либо предоставление услуг имущественного характера.
Преступление считается оконченным с момента принятия получателем хотя бы части вознаграждения.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что подкупает участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований, организаторов или членов жюри зрелищных коммерческих конкурсов, и желает этого.
Кроме того, обязательным субъективным признаком данного преступления является цель оказания влияния на результаты профессиональных спортивных соревнований или зрелищных коммерческих конкурсов.
Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Квалифицированный вид данного преступления предусмотрен ч. 2 ст. 184 УК, которая устанавливает ответственность за подкуп указанных в ч. 1 ст. 184 УК лиц, совершенный неоднократно или организованной группой.
Содержание этих признаков совпадает с рассмотренными выше соответствующими признаками других преступлений.
Объективная сторона преступления, ответственность за которое установлена в ч. 3 ст. 184 УК, состоит в незаконном получении спортсменами денег, ценных бумаг или иного имущества, а также в незаконном пользовании спортсменами услугами имущественного характера.
Преступление считается оконченным с момента получения спортсменом незаконного вознаграждения.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что незаконно получает от кого-либо материальные ценности или услуги имущественного характера за оказание влияния на результат спортивного соревнования, и желает получить их.
Субъектом преступления может быть только спортсмен, который является участником конкретного спортивного соревнования.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 184 УК, состоит в незаконном получении денег, ценных бумаг или иного имущества, а также в незаконном пользовании услугами имущественного характера спортивными судьями, тренерами, руководителями команд и другими участниками или организаторами профессиональных спортивных соревнований, а равно организаторами или членами жюри зрелищных коммерческих конкурсов.
Преступление считается оконченным с момента получения субъектом незаконного вознаграждения, вне зависимости от того, повлияло ли оно на результат спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса.
Субъективная сторона преступления выражается в прямом умысле. Виновный сознает, что незаконно получает от кого-либо деньги, ценные бумаги или иное имущество, и желает получить их. При этом виновный сознает, что незаконное материальное вознаграждение предоставлено в целях оказания им влияния на результаты спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса.
Субъектом преступления может быть только лицо, прямо указанное в ч. 4 ст. 184 УК, принимающее материальные ценности или услуги имущественного характера с целью повлиять на результаты профессионального спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса: спортивный судья, тренер, руководитель команды и другие участники, например, врач футбольной команды или организаторы профессиональных спортивных соревнований, организаторы или члены жюри зрелищных коммерческих конкурсов.

Глава II. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях

§ 1. Понятие, общая характеристика и виды преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях

Преступления против интересов службы в коммерческих организациях, а также в некоммерческих организациях, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или местными учреждениями, выделены в Уголовном кодексе РФ 1996 г. в самостоятельную группу преступлений. Эта группа преступлений является наглядным следствием осуществляемых политических, социальных и экономических реформ и преобразований. Происходящие в стране экономические и политические реформы вызвали к жизни многочисленные коммерческие и иные (некоммерческие) организации, аппарат которых не участвует в государственном управлении народным хозяйством. В то же время многие служащие аппарата этих организаций наделены управленческими полномочиями в своих структурах и, злоупотребляя данными полномочиями, подчас способны причинить серьезный вред правам и законным интересам граждан, интересам организаций, в которых они работают, или интересам других организаций, а также общественным и государственным интересам, что придает таким деяниям характер общественной опасности. Это обстоятельство обусловило криминализацию деяний, посягающих на наиболее важные интересы деятельности коммерческих и иных (некоммерческих) организаций, и появление в Уголовном кодексе главы о рассматриваемых преступлениях.
Глава 23 УК "О преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных некоммерческих организациях" помещена законодателем в разд. VIII, предусматривающем ответственность за преступления в сфере экономики. В связи с этим сферу экономических общественных отношений можно было бы определить в качестве родового объекта данных преступлений. Однако такой вывод является условным, поскольку само название гл. 23 УК прямо указывает на определенную несогласованность с названием как всего разд. VIII УК "Преступления в сфере экономики", так и входящих в него глав (гл. 21 "Преступления против собственности", гл. 22 "Преступления в сфере экономической деятельности"). Родовой объект преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях не является частью типового объекта преступлений в сфере экономики, поскольку общественные отношения рассматриваемых преступлений не являются родом экономических отношений, т.е. отношений, обеспечивающих владение, пользование и распоряжение имуществом*(96). Кроме того, преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях от других преступлений, предусмотренных в разд. VIII УК, отличаются, по крайней мере, двумя моментами. Они совершаются, во-первых, в связи с управленческой деятельностью указанных организаций и, во-вторых, специальным субъектом, т.е. лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, либо их представителем*(97). Таким образом, помещение гл. 23 в разд. VIII УК, несомненно, носит условный характер. Более правильным решением с точки зрения построения Особенной части Кодекса было бы поместить рассматриваемую группу преступлений в самостоятельный раздел с одноименным названием. В противном случае к числу преступлений в сфере экономики следовало бы отнести и преступления против интересов государственной службы, для которых названные экономические отношения также могут являться факультативным объектом*(98).
В литературе по данному вопросу существуют и иные позиции. Так, Б.В.Волженкиным высказано сомнение в целесообразности наличия самостоятельной главы "Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях". В частности, он указывает, что "вообще самостоятельное существование данной главы ввиду отсутствия особого правоохраняемого объекта сомнительно, а находящиеся в ней четыре состава преступлений вполне могли найти место в других главах Кодекса"*(99).
Свою позицию автор обосновывает отсутствием "особой" ценности охраняемого объекта. Однако представляется, что интересы службы в данном случае заключаются в правильном и четком функционировании аппаратов управления коммерческих организаций, в надлежащем исполнении управленческими работниками своих функций в соответствии с задачами и на благо организаций, но не в ущерб законным интересам граждан, других организаций, общества и государства в целом.
Весьма противоречивое мнение относительно объекта рассматриваемых преступлений высказано С.В.Изосимовым. Он полагает, что у группы преступлений, объединенных в гл. 23 УК, нет единого объекта. Поэтому не должно быть в Уголовном кодексе самостоятельной главы, предусматривающей ответственность за данные преступления. Последние могут как посягать на права и законные интересы граждан и организаций, так и причинять вред другим охраняемым законом интересам общества и государства*(100). С таким мнением трудно согласиться. Основой классификации объектов преступных посягательств является совокупность однородных отличительных признаков и качеств правоохраняемых интересов, взятых под охрану уголовно-правовыми нормами. Законодатель определяет однородные общественные отношения и интересы, нуждающиеся в уголовно-правовой защите, а затем по этим интересам группирует уголовно-правовые нормы и объединяет их в главы и разделы.
Объединяющим признаком рассматриваемой группы преступлений с другими преступлениями, предусмотренными разд. VIII УК, служит то, что они совершаются в связи с экономической и другой предпринимательской деятельностью коммерческих и иных организаций. Анализ составов преступлений, предусмотренных гл. 23 УК, показывает, что установленная в них ответственность может быть возложена только на лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, т.е. осуществляющих в ней постоянно или временно организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности. При выполнении этими лицами деятельности иного рода, причинившей вред организациям, гражданам, государству, ответственность наступает не по признакам составов преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Стало быть, законодатель делает акцент на вред, причиняемый нормальной деятельности коммерческих и иных организаций, а не экономическим отношениям.
Под преступлениями против интересов службы в коммерческих и иных организациях следует понимать такие общественно опасные деяния, которые посягают на нормальную деятельность коммерческих и иных организаций и причиняют либо создают угрозу причинения существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства.
Объектом анализируемых преступлений является нормальная деятельность коммерческих и иных организаций, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или муниципальными учреждениями. Для некоторых преступлений против интересов службы в коммерческих и некоммерческих организациях характерен дополнительный непосредственный объект - права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества и государства (ст. 201 и 202 УК); здоровье человека (ст. 203 УК).
Особенностью рассматриваемых преступлений является их совершение в сфере управленческой деятельности коммерческих и иных организаций, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или муниципальными учреждениями.
Согласно ч. 1 ст. 50 ГК под коммерческими понимаются организации различных форм собственности, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности. Они могут создаваться в форме хозяйственных обществ и товариществ (полное товарищество, товарищество на вере, акционерное общество, общество с ограниченной ответственностью, общество с дополнительной ответственностью); производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий, основанных на праве оперативного управления или хозяйственного ведения. При этом необходимо учитывать, что унитарное предприятие, являясь в силу ст. 113 ГК коммерческой организацией, не наделено правом собственности на закрепленное за ним собственником (учредителем) имущество, в отношении которого оно осуществляет лишь хозяйственное ведение или оперативное управление (ст. 114 и 115 ГК)*(101).
Некоммерческими являются организации, не имеющие в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли и не распределяющие полученную прибыль между участниками*(102). Они могут создаваться в форме потребительских кооперативов, общественных организаций (объединений), финансируемых собственником учреждений, благотворительных и иных фондов.
Некоммерческие организации создаются для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, оказания юридической помощи, а также в целях, направленных на достижение общественных благ. Некоммерческие организации могут осуществлять и предпринимательскую деятельность, но лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы и соответствуют им. Любая коммерческая и некоммерческая организация имеет свои органы управления, установленные законом для каждой из них.
Коммерческие и некоммерческие организации могут объединяться в ассоциации и союзы.
Объективная сторона преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях заключается в общественно опасном деянии (действии или бездействии), совершенном вопреки интересам службы и благодаря занимаемому служебному положению. Такие преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях, как злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК), злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК), могут быть совершены как путем действия, так и путем бездействия. Превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК), а также коммерческий подкуп (ст. 204 УК) совершаются только путем действия.
По законодательной конструкции объективной стороны рассматриваемые преступления имеют как материальные, так и формальные составы. Например, преступления, предусмотренные ст. 201, 202, 203 УК, имеют материальные составы, а коммерческий подкуп (ст. 204 УК) - формальный состав. Коммерческий подкуп признается оконченным преступлением с момента совершения указанных в ст. 204 УК действий, независимо от наступивших последствий.
Совершение преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях сопряжено с причинением вреда не только самим этим организациям, но и правам и законным интересам граждан, охраняемым законом интересам общества и государства. Поэтому, учитывая специфику их вредоносности, закон предусматривает различный порядок осуществления уголовного преследования (примечание к ст. 201 УК).
В соответствии с примечанием п. 2 к ст. 201 УК, если деяние, предусмотренное статьями гл. 23 УК, причинило вред интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия. Если деяние причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то, согласно примечанию п. 3 к ст. 201 УК, уголовное преследование осуществляется на общих основаниях. Например, директор коммерческого банка за вознаграждение выдал какой-либо организации крупный кредит без надлежащего обеспечения. Получатель кредита своевременно деньги не вернул, чем причинил банку ущерб. В действиях директора имеются признаки злоупотребления полномочиями (ст. 201 УК) и незаконного получения коммерческого подкупа (ч. 3 ст. 204 УК). Вопрос о его ответственности должен решаться на основании п. 2 или 3 примечания к ст. 201 УК. Если вред причинен только банку, то привлечение к уголовной ответственности возможно лишь по заявлению банка или с его согласия. Но если из-за невозврата кредита банк не смог выполнить обязательства перед государством, рассчитаться с клиентами (организациями или гражданами), выплатить заработную плату сотрудникам и т.д. и тем самым причинил вред интересам не только своим, но и чужим, то мнение банка значения не имеет, уголовная ответственность наступает на общих основаниях*(103). Следует оговорить, что нормы, установленные законодателем в примечании к ст. 201 УК, носят не уголовно-правовой, а уголовно-процессуальный характер. Основания такого законодательного решения достаточно понятны. Как отмечается в литературе по этому вопросу, государство не должно вмешиваться во внутренние дела такой организации. Она сама должна решить, как поступить с руководителем, причинившим вред ее интересам: простить, принять собственные меры воздействия или же настаивать на привлечении к уголовной ответственности. Однако коммерческие организации взаимодействуют со многими иными организациями и гражданами (партнерами, клиентами и т.д.) и своими неправильными действиями могут причинить вред не только собственнику, но и чужим интересам. Государство не может относиться безразлично к подобным фактам и должно защищать интересы других организаций и граждан, в том числе путем установления уголовной ответственности за причиненный им вред*(104).
Субъективная сторона рассматриваемых преступлений характеризуется только умышленной формой вины. Обязательным признаком таких преступлений, как злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК), злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК), является специальная цель - извлечение выгод для себя или других лиц либо нанесение вреда другим лицам.
Субъектом преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях, по общему правилу, могут быть лица, наделенные специальными признаками, - лица, выполняющие управленческие функции в этих организациях (ст. 201, 204 УК), частные нотариусы и аудиторы (ст. 202 УК), руководители или служащие частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК).
К преступлениям против интересов службы в коммерческих и иных организациях относятся следующие составы:
а) злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК);
б) злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК);
в) превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК);
г) коммерческий подкуп (ст. 204 УК).
Все указанные общественно опасные деяния можно объединить в две подгруппы: первая подгруппа - это преступления, совершаемые лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях (ст. 201, 204 УК); вторая - это преступления, посягающие на служебные интересы отдельных видов деятельности (ст. 202, 203 УК).

§ 2. История развития законодательства о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях

Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (ст. 201-204 УК), в отличие от многих преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом РФ, не получили столь детального и интенсивного развития в законодательстве России ХХ в. Законодательные акты того или иного периода упоминали о схожих по каким-либо признакам составах преступлений, но далеко не в таком содержании и аспекте, в каком эти преступления представлены в гл. 23 УК РФ 1996 г.
Поэтому название настоящего параграфа носит весьма условный характер, ибо исторически рассматриваемые преступления не присутствовали стабильно и постоянно в законодательстве России. Такому положению есть несколько обоснований.
Во-первых, законодательное творчество и техника в начале ХХ в. в России были не столь совершенны, что в какой-то мере отражало политический, экономический и социальный уклад страны, уровень жизни и развития общества того времени. Кроме того, Уголовное уложение 1903 г., будучи объемным и очень казуальным, многие схожие с рассматриваемыми преступлениями деяния не предусматривало в качестве преступлений, т.е. они не были криминализированы.
Во-вторых, социалистическая революция 1917 г. кардинально изменила государственный строй России, ее экономику и социальную сферу. Развитие общества пошло по иному пути. В то же время государство, начиная с 1921 г. и примерно до середины 1930 г., осуществляло в стране новую экономическую политику (нэп), как период перехода от капитализма к социализму. Нэп допускал развитие капиталистических элементов при сохранении регулирования народного хозяйства в руках государства (например, свободная торговля, арендаторство, предпринимательство, скупщики, комиссионеры и др.). При этом государство строго контролировало и регламентировало деятельность нэпманов, усиливало их налоговое обложение и устанавливало ответственность за иные нарушения их служебной деятельности. Безусловно, столь кардинально разное развитие русской государственности не могло не отразиться на законодательстве и на правовой системе в целом.
Уголовное уложение 1903 г. (гл. 37) устанавливало ответственность за совершение преступных деяний по службе государственной и общественной (ст. 636-687). Все составы преступлений, входящие в указанную главу, в большей мере имеют отношение к преступлениям против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (гл. 30 УК РФ 1996 г.), к преступлениям против правосудия (гл. 31 УК), о чем подробно сказано в соответствующих разделах Курса.
Однако, исходя из анализа ст. 639, 640, 641 Уложения 1903 г., следует, что была установлена уголовная ответственность служащего за ненадлежащее выполнение или невыполнение возложенных на него законом, или поручением, или свойством службы обязанностей предупреждать или пресекать вред, угрожающий "порядку управления или казенному, общественному или частному интересу", если "виновный не принял, вопреки своей служебной обязанности, мер или не учинил действия, коими такой вред мог быть предупрежден или пресечен, за сие бездействие власти, если оно учинено умышленно или если оно учинено по небрежности и от него последовал важный вред для порядка управления или для казенного, общественного или частного интереса" (ст. 639). Статьи 640 и 641 предусматривали уголовную ответственность служащего за непринятие, вопреки его служебной обязанности, мер по обнародованию, объявлению и приведению в действие закона или иного Высочайшего повеления, обязательного постановления, если от этого последовал важный вред для порядка управления или для казенного, общественного или частного интереса.
Уложение 1903 г. устанавливало ответственность нотариуса или иного служащего, уполномоченного законом на совершение, свидетельствование или утверждение актов, если они утвердили запрещенный законом акт (ст. 672). Предусматривалась ответственность старших нотариусов и нотариусов за нарушение форм и обрядов при совершении и утверждении актов (ч. 1), а если эти действия были осуществлены по корыстному побуждению, наказание усиливалось (ч. 2 ст. 674).
Специфические проблемы, стоящие перед молодым Советским государством в период, когда его будущее полностью зависело от темпов восстановления народного хозяйства, опустившегося до критического уровня, пожалуй, наиболее ярко отразились в той части Уголовного кодекса 1922 г., которая была посвящена хозяйственным преступлениям (гл. 4). Глава включала много норм, вызванных к жизни конкретной исторической обстановкой первого периода нэпа, которые затем вполне естественно утратили свое значение.
Глава 4 УК 1922 г. предусматривала 25 составов преступлений (ст. 126-141 "а" УК). Однако имеющими по каким-либо признакам сходство с рассматриваемой группой преступлений в определенной мере можно назвать лишь два состава: ст. 127 и 129 УК.
Первая статья предусматривала ответственность за бесхозяйственное использование заведующим учреждения рабочей силы, вторая статья - расточение арендатором государственного достояния, предоставленного ему по договору. Если указанные действия рассматривать как злоупотребление служебными полномочиями, то эти составы имеют сходство со ст. 201 УК 1996 г. Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. в группе хозяйственных преступлений содержал один состав - ст. 130, которая, как и ст. 129 УК 1922 г., предусматривала ответственность за расточение арендатором или уполномоченным юридического лица предоставленного ему по договору государственного или общественного имущества. Других сходных составов преступлениям, предусмотренным гл. 23 УК 1996 г., УК 1926 г. не содержал.
Переход государства к строго централизованной системе управления народным хозяйством с государственной собственностью потребовал иного регулирования должностных и хозяйственных преступлений. Закон установил ответственность за частнопредпринимательскую деятельность и коммерческое посредничество (ст. 153 УК 1960 г.). При этом под частнопредпринимательской деятельностью, влекущей уголовную ответственность, понималась такая деятельность в целях извлечения наживы, которая осуществлялась с использованием либо под прикрытием государственных, кооперативных или иных общественных форм*(105). Уголовная ответственность за коммерческое посредничество могла наступать, когда оно осуществлялось частными лицами в виде промысла или в целях обогащения (ч. 2 ст. 153 УК 1960 г.). В связи с перестройкой в обществе и переходом государства к рыночным отношениям указанная статья была из Уголовного кодекса исключена*(106). В этот период была начата разработка нового уголовного законодательства, закончившаяся принятием в 1996 г. нового Уголовного кодекса Российской Федерации.

§ 3. Преступления, совершаемые лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях

Злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК). Законодатель определил состав этого преступления как использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесение вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства. Уголовный кодекс 1960 г. не предусматривал обособленной, в рамках отдельной статьи Особенной части, ответственности за данное деяние. В связи с этим ответственность за злоупотребление полномочиями должностными лицами таких коммерческих организаций, общественных (а такие организации появились с 1992 г., т.е. за четыре года до принятия Уголовного кодекса 1996 г.)*(107) до 1 января 1997 г. должна была наступать по ст. 170 "Злоупотребление властью или служебными полномочиями" УК 1960 г. Однако, как свидетельствует следственная и судебная практика, лица, работающие в коммерческих организациях и наделенные управленческими функциями, не привлекались к ответственности в случае причинения ими вреда обществу, государству, личности, поскольку правоохранительные органы не признавали их должностными лицами*(108). В связи с чем создалась ситуация, когда за одни и те же действия одни лица, работающие в государственных организациях, могли понести наказание, а другие, занятые в коммерческих организациях, даже при причинении ими тяжкого вреда к такой ответственности не привлекались, поскольку не являлись субъектами должностных преступлений. Кроме этого, нарушался Основной Закон страны, в частности, ст. 19 Конституции РФ, провозгласившая равенство всех перед законом независимо от имущественного и должностного положения и иных различий. Уголовный кодекс 1996 г. устранил эту несправедливость и криминализировал общественно опасные посягательства на интересы службы в коммерческих и иных организациях, предусмотрев за такие деяния ответственность по ст. 201 УК.
Непосредственным объектом этого преступления выступает нормальная управленческая деятельность коммерческих, а также иных некоммерческих организаций, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или муниципальными учреждениями. При совершении злоупотреблений полномочиями причиненный вред может касаться различных областей в деятельности коммерческой или иной организации, в связи с чем от таких деяний могут страдать права и законные интересы граждан или организаций, а также общества и государства. Причинение вреда этим разнообразным по содержанию общественным отношениям позволяет сделать вывод о наличии в данном преступлении дополнительного объекта. В качестве такового могут выступать права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 201 УК, характеризуется тремя обязательными признаками: а) использованием лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным ее интересам; б) причинением общественно опасных последствий в виде существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства; в) причинной связью между злоупотреблением управленческими полномочиями и причиненным вредом.
Использование своих полномочий при совершении рассматриваемого преступления может быть в форме как активных действий, так и бездействия.
Под использованием лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий понимается совершение им деяний по руководству деятельностью этой организации, которые находятся в его служебной компетенции. Полномочия выполняющих управленческие функции служащих коммерческих и иных организаций определяются нормативными актами, уставами (договорами, положениями), учредительскими документами, разрабатываемыми в соответствии с требованиями федеральных законов. Например, в соответствии с Федеральным законом от 8 мая 1996 г. "О производственных кооперативах" председатель кооператива в пределах полномочий, предоставленных ему уставом, действует от имени кооператива без доверенности, представляет кооператив в различных органах власти, органах местного самоуправления, распоряжается имуществом кооператива, заключает договоры, выдает доверенности, открывает счета кооператива в банках и других кредитных организациях, осуществляет прием и увольнение наемных работников, издает приказы и распоряжения, обязательные для исполнения членами кооператива и наемными работниками*(109). Основные полномочия директора (генерального директора, коммерческого директора, исполнительного директора, председателя, управляющего и т.д.) могут определяться в специальном договоре, заключенном им с советом учредителей, правлением или иными органами коммерческой организации. В связи с тем, что полномочия лица, наделенного управленческими функциями, раскрываются в учредительских документах, в литературе справедливо высказано мнение, что диспозицию ст. 201 УК можно отнести к бланкетным*(110).
Для признания факта использования лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой, а также некоммерческой организации, своих полномочий преступлением необходимо установить, что деяние (действие или бездействие) было совершено вопреки законным интересам этой организации. Это означает, что осуществляемые управленческие действия противоречат уставным целям и задачам коммерческой или иной организации. При этом виновный использует права и полномочия, которыми он наделен в связи с осуществлением управленческих функций, во вред законным интересам этой организации. Так, суд обоснованно признал состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ, в действиях директора муниципального коммерческого предприятия, использовавшего не оприходованные средства, полученные им за сдачу в аренду магазинов и земель. Работая директором муниципального торгового коммерческого предприятия, расположенного на территории колхозного рынка, и являясь лицом, выполняющим организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции на этом предприятии, директор злоупотребляла своими полномочиями в корыстных целях, т.е. для получения незаконных доходов для себя сдавала в аренду помещения магазина, входящего в состав ее предприятия, и прилегающую к нему землю без надлежащего оформления этих договоров; полученные от арендаторов деньги она в кассу не сдавала, а присваивала, причинив тем самым существенный вред интересам предприятия и города*(111).
Использование полномочий вопреки законным интересам коммерческих и иных организаций опасно потому, что причиняется существенный вред охраняемым законом интересам этих организаций, а также правам и интересам личности, общества или государства. В случае когда деянием причиняется вред исключительно интересам коммерческой или иной организации, противоречие данного деяния законным интересам этой организации носит относительный характер, т.е. определяется с учетом мнения самой организации. Такой вывод вытекает из п. 2 примечания к ст. 201 УК, где указывается, что уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия. Если же деяние причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное преследование осуществляется в соответствии с п. 3 примечания к ст. 201 УК на общих основаниях.
Обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого преступления являются общественно опасные последствия в виде причинения существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства. Признак существенного вреда относится к числу оценочных. Установление значительности вреда определяется в каждом случае отдельно в зависимости от конкретных обстоятельств дела: размера и характера фактически причиненного потерпевшей стороне ущерба (как реального, так и в виде упущенной выгоды); социальной ценности нарушенных прав и законных интересов, оценки данного вреда как существенного. В последние годы имеют место многочисленные случаи выдачи служащими коммерческих банков необеспеченных кредитов, нецелевого использования коммерческими организациями государственных кредитов, "прокручивание" денег, выделенных на выплату заработной платы, в связи с чем наступает длительная задержка заработной платы и иных выплат (пособий и пенсий), и иные подобные действия, влекущие причинение существенного вреда, а порой наступление тяжких последствий. Таким образом, существенный вред, как категория оценочная, зависит от многих факторов, а потому в каждом случае оценивается органами предварительного следствия и суда сугубо индивидуально*(112).
Состав преступления сконструирован по типу материального. Преступление считается оконченным с момента наступления указанных в законе общественно опасных последствий в виде существенного вреда. Необходимым признаком объективной стороны данного преступления помимо вредных последствий является причинная связь между использованием служебных полномочий вопреки интересам службы и причинением существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства.
Субъективная сторона преступления предполагает наличие вины в форме прямого умысла. Виновный сознает, что использует свои управленческие функции в коммерческой или иной организации вопреки законным интересам этой организации, предвидит возможность или неизбежность наступления в результате такого деяния общественно опасных последствий в виде причинения существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства и желает их наступления.
В литературе высказано и иное мнение, согласно которому злоупотребление полномочиями может совершаться как с прямым, так и косвенным умыслом*(113). Авторы учебника "Уголовное право" под редакцией Л.Д.Гаухмана и С.В.Максимова предложили весьма сложную конструкцию субъективной стороны рассматриваемого преступления - прямой умысел по отношению к деяниям и "альтернативно: а) прямого умысла по отношению к последствию в виде причинения существенного вреда, конкретизированного альтернативной целью нанесения вреда гражданину, организации, обществу или государству либо б) косвенного умысла по отношению к аналогичному последствию, сочетающегося с целью извлечения виновным выгод и преимуществ для себя или других лиц"*(114).
С названными мнениями трудно согласиться, поскольку обязательным признаком субъективной стороны этого преступления является специальная цель - извлечение выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесение вреда другим лицам. Поэтому наличие в законе указания на специальную цель свидетельствует о том, что преступление может совершаться только с прямым умыслом. Мотивы его совершения бывают различными и не имеют значения для квалификации.
Субъект преступления специальный - лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации. В соответствии с примечанием 1 к ст. 201 УК выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации признается лицо, постоянно или временно либо по специальному полномочию выполняющее в них организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением. Законодатель, раскрывая понятие субъекта преступления в ст. 201 УК, в отличие от ст. 285 УК, не употребляет термин "должностные лица", однако характеризует его теми же признаками (кроме представителя власти), через которые раскрывает понятие "должностное лицо" применительно к субъекту, названному в ст. 285 УК.
Под организационно-распорядительными обязанностями понимаются функции по осуществлению руководства трудовым коллективом, участком работы, производственной деятельностью отдельных работников (например, планирование производственной и экономической деятельности; подбор и расстановка кадров; организация труда подчиненных; поддержание трудовой дисциплины и т.п.). Лицами, осуществляющими организационно-распорядительные обязанности в этих организациях, в частности, являются генеральный директор акционерного общества, председатель кооператива, директор фирмы и т.п.
Административно-хозяйственные обязанности - это полномочия по управлению или распоряжению имуществом, установление порядка его хранения, переработки, реализации и т.д. Такие функции обычно выполняют руководители организаций, их заместители по хозяйственной работе (например, коммерческие директора), главные (старшие) бухгалтеры организаций (они же, как правило, руководители финансовых подразделений) и их заместители, руководители (их заместители) иных подразделений, осуществляющих функции обеспечения производства, распределения, обмена и потребления товаров и услуг.
Организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности могут быть возложены на лицо в связи с занимаемой должностью в коммерческой или некоммерческой организации (т.е. постоянно) или временно, либо в силу специальных полномочий (по приказу, распоряжению и т.п.). Степень постоянности выполнения управленческих функций определяется законом, уставом (положением) организации, договором, заключенным с данным лицом, а также приказом (распоряжением), в соответствии с которым соответствующему лицу переданы определенные полномочия либо такие полномочия изменены (ограничены по степени постоянности исполнения).
В соответствии с ч. 2 ст. 201 УК злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия, образует квалифицированный вид рассматриваемого преступления. Признак "тяжкие последствия", так же как и признак "существенный вред", является оценочным, устанавливаемым судом исходя из фактических обстоятельств дела. Тяжкими в российском уголовном праве и правоприменительной практике традиционно признавались последствия в виде причинения тяжкого вреда здоровью одному или нескольким лицам, необратимого экологического ущерба, значительного материального ущерба организации или гражданину. Однако данные последствия, за исключением последнего, являются нетипичными для рассматриваемого преступления.
Тяжкими последствиями в ч. 2 ст. 201 УК могут выступать такие деяния, как: доведение организации до состояния банкротства, влекущее невозможность уплаты долгов в крупных размерах; причинение существенного имущественного или морального вреда многим гражданам или организациям; создание условий для хищений в крупных размерах; вынужденная потеря рабочих мест*(115); ограничение или прекращение оказания услуг, относящихся к жизнеобеспечивающим (подача электроэнергии, газа, воды, тепла, выполнение транспортных перевозок в труднодоступные места, срыв обеспечения хлебом отдаленных населенных пунктов и т.д.).
Причинение в результате злоупотребления полномочиями тяжких последствий в виде лишения жизни, тяжкого вреда здоровью, уничтожения или повреждения чужого имущества с отягчающими обстоятельствами, влекущих более строгое наказание, чем то, которое предусмотрено ч. 2 ст. 201 УК, требует дополнительной квалификации действий по совокупности с соответствующими статьями Особенной части Кодекса.
В некоторых странах ближнего зарубежья также установлена уголовная ответственность за злоупотребления полномочиями в коммерческих организациях.
Уголовный кодекс Литвы в гл. 15 "Преступления против порядка хозяйствования" предусматривает ответственность за злоупотребление доверием в коммерческой организации хозяйственной или финансовой деятельностью при причинении значительного вреда (ст. 321). Кроме того, Уголовный кодекс предусматривает ответственность за халатность в коммерческой, хозяйственной, финансовой или профессиональной деятельности, если в результате ненадлежащего выполнения или вследствие небрежного отношения к ней был причинен значительный вред (ст. 321.1).
Уголовный кодекс Киргизии в гл. 23 "Преступления против интересов службы на негосударственных предприятиях и в организациях" установил ответственность за злоупотребление полномочиями служащими коммерческих или иных организаций (ст. 221). Специфических отличий от ст. 201 УК РФ эта статья не предусматривает, более того, к ст. 221 УК Киргизии есть примечание (аналогичное примечанию к ст. 201 УК РФ), раскрывающее признаки субъекта преступления.
По Уголовному кодексу Республики Таджикистан ответственность за злоупотребление полномочиями служащими коммерческих и других организаций наступает при причинении существенного вреда правам и законным интересам граждан, организаций либо государства (ч. 1 ст. 295) либо тяжких последствий (ч. 2). В примечании к указанной статье раскрываются признаки субъекта преступления. Им признаются лица, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющие распорядительные или иные управленческие функции в коммерческих организациях, независимо от формы собственности, а также в некоммерческих организациях, не являющихся государственными органами власти.
Законодательством развитых стран не предусмотрено обособленной ответственности между должностными лицами государственных предприятий и организаций, а также лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных негосударственных учреждениях и организациях.
Например, Уголовный кодекс Франции в должностные злоупотребления включает три группы преступных деяний: а) злоупотребление властью, посягающее на управление; б) злоупотребление властью, посягающее на права частных лиц; в) нарушение долга порядочности. Должностные злоупотребления по УК Франции могут совершаться публичными должностными лицами, к которым относятся лица: а) обладающие государственной властью (высшие должностные лица Французской Республики); б) состоящие на государственной службе (чиновники четырех иерархических категорий, каждая из которых включает несколько рангов государственных служащих); в) обладающие избирательным мандатом (выборные должностные лица)*(116). В УК Франции отсутствует общее определение публичного должностного лица, такого, например, которое дано в примечании к ст. 201 или 285 УК РФ 1996 г. В то же время перечень должностных лиц, которые могут нести уголовную ответственность за должностные злоупотребления, достаточно широк, и ответственность за эти деяния возлагается на лиц, работающих в сфере государственных отношений.
Злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК). Включение этого преступления в Уголовный кодекс продиктовано потребностями рыночной экономики и возросшей ролью нотариальных действий и аудита в экономических и иных предпринимательских отношениях.
Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что нотариус или аудитор, используя предоставленные им законом широкие полномочия и при злоупотреблении ими вопреки задачам своей деятельности, способны причинить существенный вред правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества и государства.
Непосредственным объектом этого преступления является установленный государством порядок в сфере деятельности частных нотариусов и аудиторов. Статья 202 УК охватывает злоупотребления полномочиями частными нотариусами при совершении любых нотариальных действий, а не только действий, связанных с экономической и иной предпринимательской деятельностью субъектов. Поэтому включение данного преступления в раздел Кодекса "Преступления в сфере экономики" носит несколько условный характер, о чем говорилось ранее применительно к преступлению, предусмотренному ст. 201 УК, и еще раз подтверждает правильность позиции об обособленности всех преступлений гл. 23 УК в самостоятельную главу.
Сфера общественных отношений, в которых осуществляются функции аудитора, а особенно частного нотариуса, чрезвычайно широка. Вред от злоупотребления ими своими полномочиями причиняется не только интересам частного нотариата или аудиторской службы, но и правам и интересам граждан, юридических лиц, а также общества и государства. Поэтому есть все основания говорить о двуобъектности этого преступления. Дополнительным объектом выступают права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства.
Деятельность частного нотариуса регламентируется Основами законодательства Российской Федерации о нотариате, принятыми 11 февраля 1993 г.*(117).
В соответствии с этим законом нотариат призван обеспечивать защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий. Частная нотариальная деятельность является видом нотариальной деятельности и служит тем же задачам. Виды нотариальных действий, составляющих содержание частной нотариальной деятельности в соответствии со ст. 35 Основ, включают:
удостоверение сделок;
выдачу свидетельств о праве собственности на долю в общем имуществе супругов;
наложение и снятие запрещения отчуждения имущества;
свидетельствование подлинности копий документов и выписок из них;
свидетельствование подлинности подписи на документах;
свидетельствование верности перевода документов с одного языка на другой;
удостоверение факта нахождения в живых;
удостоверение факта нахождения гражданина в определенном месте;
удостоверение тождественности гражданина с лицом, изображенным на фотографии;
удостоверение времени предъявления документов;
передача заявления физических и юридических лиц другим физическим и юридическим лицам;
принятие в депозит денежных сумм и ценных бумаг;
совершение исполнительных надписей;
совершение протестов векселей;
предъявление чеков к платежу и удостоверение неоплаты чеков;
принятие на хранение документов;
совершение морских протестов;
обеспечение доказательств.
При отсутствии в нотариальном округе государственной нотариальной конторы в круг полномочий частного нотариуса входит также выдача свидетельств о праве на наследство, принятие мер к охране наследственного имущества, выдача свидетельства о праве собственности в случае смерти одного из супругов. Приведенный перечень не является исчерпывающим. Законодательными актами России могут предусматриваться и другие нотариальные действия.
Как видно из приведенного перечня, нотариус, занимающийся частной практикой, наделен широким объемом прав и полномочий, при осуществлении которых должен строго выполнять возложенные на него обязанности. В случае совершения частным нотариусом действий, противоречащих законодательству, его деятельность может быть прекращена судом по представлению нотариальной палаты или налоговых органов (ст. 17 Основ), а при наличии условий, указанных в ст. 202 УК, он подлежит уголовной ответственности.
Аудиторская деятельность (аудит) представляет собой предпринимательскую деятельность специальных лиц или организаций (аудиторов, аудиторских фирм) по осуществлению независимых вневедомственных проверок бухгалтерской (финансовой) отчетности, платежно-расчетной документации, налоговых деклараций и других финансовых обязательств и требований экономических субъектов, а также оказанию иных аудиторских услуг. Деятельность аудиторов регламентируется Временными правилами аудиторской деятельности в Российской Федерации, утвержденными Указом Президента РФ от 22 декабря 1993 г. N 2263 "Об аудиторской деятельности в Российской Федерации"*(118). Основной целью аудиторской деятельности является установление достоверной бухгалтерской (финансовой) отчетности экономических субъектов и соответствия совершаемых ими финансовых и хозяйственных операций нормативным актам.
Объективная сторона преступления состоит в: а) деянии в форме использования частным нотариусом или аудитором своих полномочий, противоречащем задачам их деятельности; б) наличии последствия данного деяния в виде существенного вреда для прав и законных интересов гражданина или организации или охраняемых законом интересов общества и государства; в) наличии причинно-следственной связи между названными деянием и последствием.
Использование частным нотариусом своих полномочий вопреки задачам своей деятельности как признак объективной стороны преступления означает совершение им таких действий, которые прямо запрещены законом (ст. 14 и 15 Основ о нотариате). Нотариусам прямо запрещено разглашать сведения, которые им стали известны в связи с совершением нотариальных действий, в том числе путем оглашения соответствующих документов или выдачи их лицам, не от имени которых или не по поручению которых совершены соответствующие действия; совершать нотариальные действия, противоречащие законодательству РФ или международным договорам (ч. 3 ст. 16 Основ); уклоняться от совершения нотариальных действий без законных к тому оснований (ч. 1 ст. 16 и ст. 48 Основ); не представлять в налоговый орган справки о стоимости имущества, переходящего в собственность гражданина или представлять ее в искаженном виде (ст. 16 Основ); совершать нотариальные действия с нарушением требований о месте и порядке их совершения (ст. 40 и 42-47 Основ).
Использование частным аудитором своих полномочий вопреки задачам своей деятельности означает совершение им деяний, запрещенных нормативными актами и Временными правилами аудиторской деятельности. Это может быть, например, передача аудитором в процессе аудита сведений третьим лицам для использования их в целях предпринимательской деятельности (п. 8 Временных правил); проведение проверки аудиторами, являющимися собственниками, акционерами, учредителями проверяемого экономического субъекта либо состоящими с указанными лицами в близком родстве; искажение результатов аудиторской проверки (п. 24 Правил); сокрытие от проверяемого экономического субъекта информации о требованиях законодательства о проведении аудиторской проверки, о правах и обязанностях сторон (п. 14 Правил) и др.
Состав преступления является материальным, и его объективная сторона включает в качестве обязательного признака причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства. Содержание этого признака объективной стороны преступления тождественно одноименному признаку, указанному в ч. 1 ст. 201 УК. Применительно к злоупотреблению полномочиями частным нотариусом следует только дополнить, что существенный вред может выразиться в срыве им сделки, от заключения которой зависит платежеспособность организации; в воспрепятствовании оперативному расследованию преступления путем удостоверения не соответствующих действительности фактов и др. При злоупотреблении полномочиями аудитором существенный вред может выразиться в искажении выводов и данных аудиторской проверки с целью завышения объема налоговых платежей, сокрытия факта уклонения от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды и др.
Моментом окончания использования частным нотариусом или аудитором своих полномочий вопреки задачам своей деятельности следует считать момент причинения соответствующим действием существенного вреда. Ненаступление такого вреда по обстоятельствам, не зависящим от виновного, следует рассматривать как покушение на преступление и квалифицировать эти действия по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 202 УК.
Между противоправными деяниями частного нотариуса и частного аудитора и причиненным существенным вредом необходимо установить причинную связь.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и специальной целью, указанной в диспозиции. Виновный сознает, что использует полномочия частного нотариуса и частного аудитора вопреки определенным в законе задачам своей деятельности, и желает использовать их именно таким образом. При этом он преследует цель извлечь личную выгоду или получить материальные либо иные преимущества для себя или для других лиц либо цель нанесения вреда другим лицам. По содержанию эта цель совпадает с одноименным признаком, предусмотренным ст. 201 УК.
Субъект преступления - специальный. Им может быть частный нотариус, т.е. лицо, сдавшее квалификационный экзамен, имеющее лицензию на право нотариальной деятельности и являющееся членом нотариальной палаты; либо частный аудитор, т.е. лицо, имеющее лицензию на занятие аудиторской деятельностью и включенное в государственный реестр аудиторов, которое занимается аудиторской деятельностью самостоятельно, зарегистрировавшись в качестве предпринимателя, либо в составе аудиторской фирмы на основании трудового соглашения (контракта).
Нотариусы, работающие в государственных нотариальных конторах, относятся к служащим государственного учреждения. Они имеют право совершать юридически значимые действия и в связи с этим являются должностными лицами. Поэтому допускаемые ими злоупотребления влекут ответственность по статьям гл. 30 УК, а не по ст. 202 УК.
В ч. 2 ст. 202 УК предусмотрены три квалифицированных вида данного преступления. Это совершение деяния: 1) в отношении заведомо несовершеннолетнего; 2) в отношении заведомо недееспособного лица; 3) неоднократно.
В первых двух случаях необходимо установить, что виновный, злоупотребляя полномочиями частного нотариуса или частного аудитора, сознавал причинение своими противоправными действиями вреда лицу, являющемуся несовершеннолетним или недееспособным*(119).
Неоднократность означает совершение двух или более преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 202 УК, при условии, что за предыдущее преступление лицо не было в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности, либо судимость не снята или не погашена, либо не истекли сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности*(120).
Уголовное законодательство стран ближнего зарубежья также устанавливает ответственность за аналогичные преступления. Например, Уголовный кодекс Республики Таджикистан предусматривает ответственность за аналогичное преступление более широкого круга лиц, в частности, ответственность за злоупотребление полномочиями аудиторами, третейскими судьями, нотариусами, адвокатами (ст. 296).
Уголовное законодательство Киргизии, наоборот, сузило число субъектов за злоупотребление полномочиями, установив в ст. 222 УК ответственность лишь частных аудиторов.
Уголовное законодательство Литвы и Узбекистана вообще за такие деяния уголовной ответственности не предусматривает.

§ 4. Преступления, посягающие на служебные интересы отдельных видов деятельности

Превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК). Деятельность служащих частных охранных или детективных служб осуществляется на основе Закона РФ от 11 марта 1992 г. "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации"*(121).
Статья 1 этого Закона определяет частную детективную и охранную деятельность как оказание на возмездной договорной основе услуг физическим и юридическим лицам предприятиями, имеющими специальное разрешение (лицензию) органов внутренних дел, в целях защиты законных прав и интересов своих клиентов. Установление уголовной ответственности за превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб продиктовано, во-первых, необходимостью обеспечить эффективную защиту от преступных посягательств в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности; во-вторых, установлением правового контроля за законностью действий частных правоохранительных органов (служб).
Для осуществления своих задач служащие частных охранных и детективных служб наделяются соответствующими полномочиями. Так, согласно Закону, частным детективам разрешается:
сбор сведений по гражданским делам на договорной основе с участниками процесса; изучение рынка, сбор информации для деловых переговоров, выявление некредитоспособных или ненадежных деловых партнеров;
установление обстоятельств неправомерного использования в предпринимательской деятельности фирменных знаков и наименований, недобросовестной конкуренции, а также разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну;
выяснение биографических и других характеризующих личность данных об отдельных гражданах (с их письменного согласия) при заключении ими трудовых и иных контрактов;
поиск без вести пропавших граждан;
поиск утраченного гражданами или предприятиями, учреждениями, организациями имущества;
сбор сведений по уголовным делам на договорной основе с участниками процесса, с обязательным условием, что в течение суток с момента заключения контракта на сбор таких сведений частный детектив обязан письменно уведомить об этом лицо, производящее дознание, следователя, прокурора или суд, в чьем производстве находится уголовное дело (ст. 3 Закона).
В функции лиц, занимающихся охранной деятельностью, входят следующие полномочия:
защита жизни и здоровья граждан;
охрана имущества собственников, в том числе при его транспортировке;
проектирование, монтаж и эксплуатационное обслуживание средств охранно-пожарной сигнализации;
обеспечение порядка в местах проведения массовых мероприятий;
консультирование и подготовка рекомендаций клиентам по вопросам правомерной защиты от противоправных посягательств.
В ходе осуществления частной детективной деятельности, сопряженной с опасностью для жизни и здоровья, разрешается применять специальные средства, порядок приобретения, учета, хранения и ношения которых устанавливается Правительством РФ (ст. 5 Закона)*(122).
Закон запрещает частным детективам прибегать к действиям, посягающим на права и свободы граждан, а также совершать действия, ставящие под угрозу жизнь, здоровье, честь, достоинство и имущество граждан.
При осуществлении частной охранной деятельности разрешено применение специальных средств (резиновая палка, наручники и др.) и огнестрельного оружия в случаях и порядке, предусмотренных Законом (ст. 16-18) и в пределах прав, предоставленных лицензией. Закон "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" в ст. 16-18 детально регламентирует условия, порядок и пределы применения специальных средств и огнестрельного оружия. В частности, специальные средства могут применяться для: а) отражения нападения, непосредственно угрожающего жизни и здоровью детектива или охранника; б) пресечения преступления против охраняемой собственности, когда правонарушитель оказывает физическое сопротивление. Закон запрещает применение специальных средств в отношении женщин с видимыми признаками беременности, лиц с явными признаками инвалидности и несовершеннолетних, когда их возраст очевиден или известен частному детективу (охраннику), кроме случаев оказания ими вооруженного сопротивления, совершения группового либо иного нападения, угрожающего жизни и здоровью частного детектива (охранника) или охраняемой собственности. При таких же обстоятельствах Закон запрещает использование огнестрельного оружия, которое, кроме указанных случаев, нельзя применять при значительном скоплении людей, когда от этого оружия могут пострадать посторонние лица.
Орган внутренних дел, выдавший лицензию на занятие частной детективной или охранной деятельностью, вправе ее аннулировать в случае нарушения или неисполнения требований Закона, касающихся этих видов деятельности. Если служащий частной охранной или детективной службы превышает свои полномочия в более грубой форме, то при наличии в его действиях признаков, указанных в ст. 203 УК, он подлежит уголовной ответственности.
Уголовный кодекс (ст. 203) предусматривает ответственность руководителей или служащих частной охранной или детективной службы за превышение полномочий, предоставленных в соответствии с лицензией, вопреки задачам своей деятельности, если эти действия совершены с применением насилия или угроз его применения. Можно сказать, что частные детективы и охранники имеют право применять насилие при осуществлении сыскной или охранной деятельности в ситуациях и в пределах правомерной необходимой обороны, крайней необходимости, а также при задержании лица, совершившего преступление.
Непосредственным объектом преступления является установленный государством порядок сферы деятельности частных охранных и детективных служб. В качестве дополнительного объекта могут выступать честь, достоинство, здоровье человека.
Объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 203 УК, образует превышение полномочий, предоставленных Законом и лицензией на занятие частной детективной или охранной деятельностью, вопреки задачам этой деятельности, если деяние совершено с применением насилия или с угрозой его применения. Таким образом, действия, образующие объективную сторону преступления, характеризуются тремя признаками: 1) совершаются действия, выходящие за пределы полномочий, предоставленных лицензией руководителю или служащему частной охранной или детективной службы, вопреки задачам этой деятельности; 2) совершаются такие действия, выходящие за пределы полномочий, которые сопряжены с применением физического или психического насилия или с угрозой применения такого насилия; 3) должна быть установлена причинная связь между превышением полномочий соответствующих лиц и насилием или высказанной угрозой насилия.
Следовательно, превышение полномочий, предоставленных в соответствии с лицензией на занятие частной детективной или охранной деятельностью, может выражаться только в совершении действий, сопряженных с насилием или угрозой применения насилия. Поэтому само по себе превышение полномочий без применения насилия или угрозы его применения, например, производство обыска, применение спецсредств с отступлением от законных оснований, состав преступления не образует.
Под насилием понимается ограничение свободы потерпевшего, нанесение ему ударов, побоев (ст. 116 УК), причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью (ч. 1 ст. 112, 115 УК), истязание (ч. 1 ст. 117 УК), а также угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК). Во всех этих случаях квалификации по совокупности преступлений не требуется. Напротив, если частные детектив и охранник, при превышении своих полномочий вопреки интересам своей службы, совершили убийство, причинили тяжкий вред здоровью или средний вред здоровью при отягчающих обстоятельствах, то они несут ответственность на общих основаниях за все совершенные действия по ст. 203 УК и соответственно по ст. 105, 111, ч. 2 ст. 112 УК.
Преступление признается оконченным в момент совершения действий, выходящих за рамки полномочий, предоставленных лицензией, совершенных вопреки задачам детективной либо охранной деятельности и соединенных с применением насилия или угрозой его применения.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что совершаемые им действия превышают его полномочия, противоречат задачам деятельности и сопряжены с применением или с угрозой применения насилия, и желает совершить такие действия. Цели и мотивы преступления в качестве обязательного признака в законе не определены и на квалификацию не оказывают влияния.
Субъект преступления - специальный, т.е. лицо, имеющее соответствующую лицензию и являющееся руководителем частной детективной или охранной службы, а также частный детектив и частный охранник.
В ч. 2 ст. 203 УК установлена повышенная ответственность, если превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб повлекло тяжкие последствия. Отнесение наступивших последствий к числу тяжких является вопросом факта, подлежащим установлению в каждом конкретном случае с учетом обстоятельств дела. Таковыми могут быть, например, самоубийство потерпевшего или причинение тяжкого вреда его здоровью, причинение тяжкого или среднего вреда здоровью двум или более лицам, смерть потерпевшего и другие тяжкие последствия. Во всех этих случаях содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений.
Коммерческий подкуп (ст. 204 УК). Установление обособленной уголовной ответственности за коммерческий подкуп в отечественном законодательстве свидетельствует об определенной новизне этой нормы. В то же время анализируемая статья является определенным "аналогом" ст. 290 и 291 УК, предусматривающих ответственность за получение и дачу взятки, поскольку имеет много общих признаков объективной стороны со взяточничеством (получением и дачей взятки).
Коммерческий подкуп представляет собой социально опасное деяние, которое мешает нормальному функционированию рыночных отношений, нарушает равенство перед законом граждан, работающих как в государственных, так и в коммерческих организациях, подрывает нормальную управленческую деятельность коммерческих служб, препятствует соблюдению законов и правовых обязанностей лицами, осуществляющими управленческие функции в коммерческих организациях. В связи с этим криминализация такого деяния, как коммерческий подкуп, представляется логичной и социально оправданной. Законодатель оценил коммерческий подкуп как способ общественно опасного неправомерного вмешательства в управленческие процессы, в том числе по управлению собственностью, деятельностью организации, ее подразделений и сотрудников. Специфика общественной опасности коммерческого подкупа выражается в противоправном способе воздействия на управленческие процессы при принятии решений и осуществлении субъектом своих служебных полномочий.
Коммерческий подкуп справедливо относится криминологами к коррупционным преступлениям*(123). В связи с этим наиболее удачным определением коррупции, включающим в себя и коммерческий подкуп, является то, что "Коррупция - это использование субъектом управления своих властных полномочий вопреки интересам службы из личной заинтересованности"*(124).
В специальной литературе выделяется несколько причинных оснований для установления уголовной ответственности за коммерческий подкуп. К ним относят:
а) содержание конкретных управленческих отношений, которые нуждаются в охране уголовно-правовыми средствами;
б) возможность появления новых общественных отношений в связи с реформированием отношений в сфере управления и регулирующих их законов;
в) социально-правовой статус лица, выполняющего управленческие функции, характер и содержание его полномочий;
г) особое психическое отношение субъекта к деянию и последствиям;
д) ущерб и иные негативные последствия*(125).
Следует указать еще на один аспект общественной опасности анализируемого преступления: коммерческий подкуп деформирует общественное сознание в части представления о справедливом, честном, порядочном и бескорыстном образе руководителя, что является весьма актуальным в период не только провозглашения, но и построения демократического правового общества.
Статья 204 УК предусматривает в качестве разновидностей коммерческого подкупа два самостоятельных состава преступления: а) незаконную передачу вознаграждения лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации (ч. 1 и 2), б) незаконное получение такого вознаграждения (ч. 3 и 4).
Непосредственным объектом коммерческого подкупа (любой его разновидности) является нормальная, регламентируемая законодательством, деятельность аппарата управления коммерческих и иных организаций, не являющихся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением. Относительно понятия "непосредственный объект коммерческого подкупа" в литературе высказано немало суждений*(126). Не вдаваясь в детальный их анализ, следует указать на наиболее принципиальные позиции. Так, возражая против того, что установленный порядок управленческой деятельности не может быть объектом преступления, С.А.Гордейчик предлагает непосредственным объектом преступления признать урегулированные нормами права отношения, лежащие в основе хозяйственной деятельности коммерческой или иной организации*(127). П.С.Яни отмечает, что объектом всех преступлений, включенных в гл. 23 УК, в том числе и коммерческого подкупа, является сфера отношений, связанных с реализацией работниками всех юридических лиц, за исключениями, установленными примечанием к ст. 201 УК, имеющихся у них особых возможностей, прямо вытекающих из их служебного положения*(128).
С указанными мнениями вряд ли можно согласиться. Определяя непосредственный объект рассматриваемого преступления, необходимо уяснить признаки состава этого преступления. Из ст. 204 УК вытекает, что управленческая деятельность коммерческой и иной организации:
а) является элементом коммерческого подкупа;
б) осуществляется специально уполномоченными лицами этой организации;
в) направлена на удовлетворение охраняемых законом прав и интересов организации;
г) осуществляется в рамках, установленных законодательством и иными нормативными актами.
С учетом этих признаков непосредственным объектом преступления выступает нормальная деятельность аппарата управления коммерческих и иных организаций.
В литературе отмечалось, что коммерческий подкуп имеет дополнительный объект: это - права и законные интересы граждан либо охраняемые законом интересы общества и государства, а также имущественные и иные правомерные интересы организации*(129). Однако, как нам представляется, эти интересы выступают в виде факультативного, а не дополнительного объекта, поскольку все указанные интересы при коммерческом подкупе, безусловно, страдают, но они конструктивно находятся за составом преступления. Права и законные интересы граждан могут выступать дополнительным объектом коммерческого подкупа в случаях, если он сопряжен с вымогательством, т.е. когда лицо подверглось такому воздействию.
Предметом преступления, как вытекает из диспозиции ст. 204 УК, выступают деньги, ценные бумаги, иное имущество, а также услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи и т.п.).
Под деньгами (валютой) закон понимает как российские, так и иностранные денежные знаки, имеющие хождение, т.е. находящиеся в финансовом обороте на момент совершения преступления.
К ценным бумагам относятся любые документы, удостоверяющие с соблюдением установленной формы и обязательных.
Имущество включает предметы, имеющие материальную ценность. Это могут быть валютные ценности, выраженные в имуществу относится недвижимость (дачи, квартиры, помещения, предприятия), причем как в России, так и за рубежом.
Услуги имущественного характера - это услуги, которые при обычных обстоятельствах подлежат оплате, но применительно к анализируемому преступлению предоставляются бесплатно лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческих организациях. Это могут быть ремонт квартир, домов, машин, строительство дач и гаражей, оплата туристической поездки и другие услуги, требующие материальных затрат. Как указано в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе", под выгодами имущественного характера следует понимать, в частности, занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами*(130). Указанные выгоды и услуги имущественного характера должны получить в приговоре денежную оценку. Кроме того, суду следует указывать в приговоре, за выполнение каких конкретных действий (бездействия) лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, получило предмет коммерческого подкупа от заинтересованного лица. Действия неимущественного характера не могут быть предметом коммерческого подкупа.
Как указывалось выше, под понятием "коммерческий подкуп", ст. 204 УК охватывает два самостоятельных состава преступления: а) незаконную передачу лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг или иного имущества; б) незаконное получение этим лицом денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное пользование услугами имущественного характера. При однородности объекта и предмета преступления они различаются по признакам объективной и субъективной сторон, а также по субъекту преступления. Это дает основание для самостоятельного рассмотрения объективных и субъективных признаков этих составов.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 204 УК, характеризуется либо незаконной передачей лицу, выполняющему управленческие функции, денег, ценных бумаг или иного имущества, либо незаконным оказанием этому лицу услуг имущественного характера. Оба действия совершаются для того, чтобы лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, используя свое служебное положение, совершило в интересах дающего какие-либо действия в связи с занимаемым этим лицом служебным положением. Такие действия могут быть совершены как до получения незаконного вознаграждения, так и после его получения.
В теории уголовного права при исследовании вопроса об объективной стороне коммерческого подкупа несправедливо подменяют деяние как признак объективной стороны рассматриваемого преступления понятиями и терминами других отраслей права. Так, С.А.Гордейчик предлагает рассматривать незаконное получение вознаграждения при коммерческом подкупе как нарушение требований нормативных актов, регулирующих трудовые правоотношения, в частности, получение дохода управленческим персоналом (ст. 83 "Система оплаты труда" КЗоТ)*(131). А.С.Горелик рассматривает коммерческий подкуп "в качестве сделки, сущность которой заключается в том, что лицо передает лицу, наделенному управленческими функциями, вознаграждение за совершение (несовершение) служебных действий"*(132).
Указанные высказывания вряд ли заслуживают поддержки. Прежде всего коммерческий подкуп является противоправным (в законе указано "незаконная передача") как по форме, так и по содержанию. Он не порождает каких-либо юридически значимых действий и правовых последствий для сторон и поэтому не может называться сделкой в гражданско-правовом смысле (это не договор дарения и купли-продажи). Лица, передающие предметы подкупа, не вправе требовать исполнения желаемых для них действий от другой стороны. Так же нельзя рассматривать незаконную передачу вознаграждения, как факт, порождающий обязанность трудоустроить дающего предмет подкупа. Поэтому нормы гражданского права, так же как и трудового, в данном случае не могут применяться. Кроме того, между нормами уголовного и других отраслей права в данном случае не происходит содержательной связи. Основным признаком объективной стороны этого состава преступления является незаконная*(133) передача вознаграждения лицу, выполняющему управленческие функции. При этом под незаконной передачей понимаются действия, прямо запрещенные законом, нормативно-правовыми актами либо учредительными документами. В законе указывается, что незаконное вознаграждение передается за действия (бездействие) в интересах дающего. Под интересами дающего следует понимать интересы как личные, так и других лиц (его родных, близких, друзей и лиц, в которых он заинтересован).
Незаконная передача вознаграждения совершается для того, чтобы лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, используя свое служебное положение, совершило в интересах вручившего вознаграждение те или иные действия в связи с занимаемым им положением. Это могут быть, например, разглашение коммерческой тайны, каких-либо секретов организаций, сообщение о заключенной или готовящейся сделке, умышленный срыв последней и др.
В литературе обоснованно высказано мнение, что если деньги и иные материальные ценности и услуги передаются непосредственно не лицу, выполняющему управленческие функции, а членам его семьи или другим близким для него людям, то такие действия следует рассматривать как коммерческий подкуп в форме "незаконной передачи" (ч. 1 ст. 204 УК)*(134). К сказанному следует добавить: если эти действия выполняются с ведома лица, выполняющего управленческие функции. Такая позиция отражена в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе".
Состав рассматриваемого преступления формальный и считается оконченным с момента принятия лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части незаконного вознаграждения либо части услуг имущественного характера, независимо от того, совершены или нет в пользу лица, дающего вознаграждение, какие-либо действия. В случае непринятия незаконного вознаграждения действия лица, дающего его, следует квалифицировать как покушение на коммерческий подкуп по ст. 30 и соответствующей части ст. 204 УК*(135).
Не может быть квалифицировано как покушение на коммерческий подкуп высказанное намерение лица дать или получить деньги, ценные бумаги, иное имущество либо предоставить возможность незаконно пользоваться услугами материального характера в случаях, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало.
Для признания коммерческого подкупа оконченным преступлением не требуется, чтобы служащий, принявший вознаграждение, совершил какое-либо ответное действие с использованием своего служебного положения в пользу дающего, поскольку эти действия не входят в объективную сторону рассматриваемого состава преступления и находятся за его пределами. В том случае если подкупленный служащий совершил в пользу дающего какие-либо действия, содержащие состав самостоятельного преступления, то они требуют дополнительной квалификации.
Деяния лиц, выполняющих роль посредников при коммерческом подкупе, квалифицируются как пособничество в нем (ч. 5 ст. 33 УК).
С субъективной стороны рассматриваемое преступление предполагает вину только в форме прямого умысла. Виновный сознает, что незаконно передает лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, деньги, ценные бумаги или иное имущество либо незаконно оказывает ему услугу имущественного характера за совершение в его интересах какого-либо действия, и желает этого.
Обязательным признаком субъективной стороны преступления является цель побудить лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, совершить в интересах предоставившего вознаграждение какое-либо действие в связи с занимаемым им служебным положением.
Субъектом преступления является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Квалифицированными видами деяния, согласно ч. 2 ст. 204 УК, являются передача предмета коммерческого подкупа: а) неоднократно; б) либо группой лиц по предварительному сговору; в) или организованной группой.
Под неоднократностью следует понимать незаконную передачу лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг или иного имущества и т.д. не менее двух раз, при этом, если лицо в установленном законом порядке не было освобождено от уголовной ответственности за предыдущее преступление либо если судимость за это преступление не была снята или погашена в установленном законом порядке. Такое же разъяснение дано и в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе". Неоднократность имеет место в случае незаконной передачи вознаграждения как одному и тому же лицу, выполняющему управленческие функции, за совершение разных действий, желаемых дающему, так и нескольким лицам, наделенным управленческими полномочиями, за совершение различных действий в его пользу.
Коммерческий подкуп признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали (передавали вознаграждение) два или более лица, заранее договорившиеся о совместном совершении этого преступления.
Рассматриваемое преступление квалифицируется как совершенное организованной группой, если незаконная передача предмета подкупа осуществлена устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тождественных преступлений. При совершении коммерческого подкупа организованной группой между соучастниками устанавливаются прочные связи, позволяющие им заранее согласовать основные моменты предполагаемого преступления, разработать детальный план подкупа, распределить роли, определить место, время, способ совершения преступления, а также сокрытие его следов*(136).
Часть 3 ст. 204 УК устанавливает ответственность за незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное пользование услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.
Объективную сторону преступления образует незаконное получение денег, ценных бумаг или иного имущества либо незаконное пользование услугами имущественного характера за совершение действия с использованием служебного положения в интересах дающего. Незаконное получение вознаграждения должно быть обусловлено совершением в интересах дающего какого-либо действия (бездействия), например, предоставление льготного или беспроцентного кредита, зачисление на банковский счет денежных средств, приобретенных преступным путем, и т.д. Не имеет значения, законны или нет данные действия по своей сути. Важно, чтобы совершенные лицом, выполняющим управленческие функции, за вознаграждение действия (бездействие) были связаны с занимаемым им служебным положением и использованием последнего. Использование служебного положения может выражаться двумя способами: либо совершением действия, либо воздержанием от совершения действия, которое, как вытекает из буквального толкования ст. 204 УК, должно входить в управленческие функции виновного, находиться в рамках предоставленных ему полномочий.
В литературе высказано мнение, что деяние, совершаемое лицом, выполняющим управленческие функции, в интересах дающего, может по сути своей быть как преступным, так и непреступным, например, неправомерным (выдан льготный кредит организации, которая не имела на это преимущественного права перед другими организациями; товар продан по более низкой цене, чем сложилась на рынке или была предложена другим покупателям, и т.д.)*(137). Данное предложение заслуживает внимания. Следует лишь дополнить, что если деяние преступно, то действия лица должны, помимо ч. 3 ст. 204 УК, дополнительно квалифицироваться по соответствующей статье Особенной части Кодекса; если же деяние неправомерно, но не преступно, то действия виновного полностью охватываются ч. 3 ст. 204 УК и дополнительной квалификации не требуют.
Для характеристики объективной стороны анализируемого состава преступления важное значение имеют два условия: 1) действия должны быть совершены в интересах передававшего предмет подкупа и обусловлены этим подкупом; 2) деяния, совершенные лицом, получившим предмет подкупа, возможны только в связи с занимаемым им служебным положением.
Данное преступление сконструировано по типу формальных составов и считается оконченным с момента получения хотя бы части имущества, составляющего предмет подкупа, или хотя бы частичного принятия услуги имущественного характера. Совершение в интересах дающего за вознаграждение какого-либо действия (бездействия) не входит в объективную сторону коммерческого подкупа, и если эти действия содержат признаки самостоятельного состава преступления, то они требуют дополнительную квалификацию по соответствующим статьям Особенной части Кодекса.
Если обусловленное незаконное вознаграждение не было получено по обстоятельствам, не зависящим от воли получателя, то содеянное им должно квалифицироваться как покушение на получение незаконного вознаграждения.
Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный сознает, что, используя свое него характерна.
Субъект преступления - специальный. Им является лицо, постоянно или временно выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации и обладающее признаками, предусмотренными в примечании 1 к ст. 201 УК*(138).
Часть 4 ст. 204 УК предусматривает квалифицированные виды анализируемого состава преступления. В число квалифицирующих признаков входят, если эти действия совершены: а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) неоднократно; в) сопряжены с вымогательством.
Согласно п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" незаконное получение вознаграждения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, предполагает непосредственное участие в нем двух или более лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, заранее, до начала исполнения преступления, договорившихся о совместном его совершении с использованием своего служебного положения. Преступление признается совершенным организованной группой, если получение незаконного вознаграждения совершено устойчивой группой из двух или более лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких анализируемых преступлений. Исходя из этого, как разъяснил Пленум, в организованную группу могут входить лица, не выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые заранее объединились для совершения одного или нескольких преступлений. При наличии к тому оснований они несут ответственность согласно ч. 4 ст. 34 УК как организаторы, подстрекатели либо пособники преступления, предусмотренного ст. 204 УК. В таких случаях преступление признается оконченным с момента принятия незаконного вознаграждения хотя бы одним из лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации.
Квалифицирующий признак - совершение деяния неоднократно специфики не имеет и не отличается от рассмотренного выше аналогичного признака применительно к ч. 2 ст. 204 УК. Следует только дополнить: если при этом не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности за предыдущие преступления либо судимость за совершенное ранее такое же преступление не была погашена или снята.
Под вымогательством, как способом получения незаконного вознаграждения, понимаются, во-первых, прямое требование незаконного вознаграждения, например, предоставления имущества или услуг имущественного характера под угрозой нарушения прав и законных интересов лица, к которому обращено требование, либо, во-вторых, умышленное поставление этого лица в такие условия, при которых оно вынуждено уплатить незаконное вознаграждение в целях предотвращения нарушения его прав и законных интересов.
Следовательно, вымогательство незаконного вознаграждения возможно как в открытой (прямое требование), так и завуалированной формах. Однако признак вымогательства имеет место при условии, если виновный угрожает нарушить законные права и интересы потерпевшего.
Как известно, одним из наиболее дискуссионных вопросов является определение критериев вымогательства предмета подкупа. Точное установление их обусловлено тем, что, во-первых, имеет значение квалифицирующего признака и в связи с этим отягчает наказание, во-вторых, является основанием освобождения от уголовной ответственности лица, передавшего предмет подкупа (примечание к ст. 204 УК). Так, А.С.Горелик под вымогательством понимает требование лица, выполняющего управленческие функции, передать ему вознаграждение (предоставить услуги материального характера), сопровождающееся угрозой в случае отказа нарушить законные интересы дающего*(139).
В данном случае из признаков вымогательства необоснованно исключена угроза невыполнения законных требований лица, выполняющего управленческие функции, тем самым сужен признак вымогательства.
Квалифицирующие признаки, характеризующие повышенную общественную опасность коммерческого подкупа (вымогательство, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а также неоднократно), следует учитывать при юридической оценке действий соучастников незаконного вознаграждения при таком подкупе, если эти обстоятельства охватывались их умыслом. Вместе с этим при квалификации действий соучастников коммерческого подкупа не должны приниматься во внимание такие обстоятельства, которые характеризуют личность других участников деяния (например, неоднократность получения или дачи коммерческого подкупа) (см. п. 18 названного постановления Пленума Верховного Суда РФ).
Согласно примечанию к ст. 204 УК лицо, передавшее предмет подкупа, может быть освобождено от уголовной ответственности при условии, если: а) в отношении него имело место вымогательство; б) это лицо добровольно сообщило о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело. О понятии вымогательства было сказано выше при анализе п. "в" ч. 4 ст. 204 УК. Говоря о втором условии, следует отметить, что сообщение о коммерческом подкупе должно быть сделано органу, имеющему право возбудить уголовное дело, а такой компетенцией, согласно ст. 109 и 112 УПК, наделены прокурор, следователь, орган дознания, судья. Сообщение о совершенном вымогательстве в иные органы, например, в органы исполнительной власти, органы местного самоуправления, общественные организации, не дает оснований для освобождения от уголовной ответственности.
Сообщение о подкупе (письменное или устное) может быть сделано добровольно, независимо от его мотивов. Добровольное - это сообщение, сделанное не вынужденно, а по собственному желанию лица и при сознании им того обстоятельства, что о данном им вознаграждении органам власти еще не известно. При указанном условии время, прошедшее с момента передачи вознаграждения, решающего значения не имеет. Установление признака добровольности особенно необходимо в тех случаях, когда лицо сообщает об уже известном правоохранительным органам факте коммерческого подкупа в целях уклонения от уголовной ответственности. Сделанное при таких условиях сообщение не может считаться добровольным, оно, скорее всего, вынужденное. На последнее обстоятельство указано в п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г.: "не может признаваться добровольным сообщение, сделанное в связи с тем, что о даче взятки или коммерческом подкупе стало известно органам власти".
Освобождение от уголовной ответственности по обоим основаниям, предусмотренным в примечании к ст. 204 УК, не означает отсутствия состава преступления в действиях лица, совершившего коммерческий подкуп, и не дает ему права выступать в роли потерпевшего по уголовному делу и претендовать на возвращение ему ценностей, переданных в виде взятки или предмета подкупа.
Коммерческий подкуп имеет некоторые общие признаки со смежными преступлениями: получением взятки (ст. 290 УК); дачей взятки (ст. 291 УК); подкупом участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК), провокацией взятки либо коммерческого подкупа (ст. 304 УК).
Основное отличие между коммерческим подкупом и взяточничеством (ст. 290 и 291 УК) проходит по объекту. Объектом должностных преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие нормальную и правильную работу государственного аппарата, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений. Объектом же коммерческого подкупа следует считать нормальную, т.е. соответствующую целям, задачам и принципам, реализацию прав и обязанностей лица, осуществляющего управленческие функции в коммерческой и иной организации. Расположение анализируемых составов преступлений в различных главах Уголовного кодекса также говорит о наличии в этих составах различных объектов.
Отличаются анализируемые составы преступлений и по субъекту. Так, субъектами должностных преступлений признаются должностные лица, под которыми, согласно примечанию к ст. 285 УК, понимаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации. Субъектами же незаконного получения коммерческого подкупа, согласно п. 1 примечания к ст. 201 УК, могут быть признаны лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации.
Имеются отличия и по объективной стороне преступлений. Так, в ст. 204 УК речь идет о подкупе, т.е. когда предмет подкупа передается до совершения соответствующих действий в интересах дающего. Взятка же может быть передана как до, так и после совершения действий по службе без предварительной договоренности об этом (взятка-подкуп, взятка-вознаграждение).
По этим же признакам различаются между собой коммерческий подкуп (ст. 204 УК) и подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК). Так, непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 184 УК, являются охраняемая законом нормальная деятельность организаций, связанная с проведением профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов, а также интересы участников и зрителей этих соревнований и конкурсов*(140). Объект уголовно-правовой охраны коммерческого подкупа указан выше. Имеются различия и в особенностях субъектов этих преступлений. Субъект коммерческого подкупа проанализирован в настоящем параграфе. Субъектом преступлений, предусмотренных ч. 3 и 4 ст. 184 УК, являются лица, принимающие материальные ценности или услуги имущественного характера с целью повлиять на результаты профессионального спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса. Это - спортсмены-профессионалы, спортивные судьи, тренеры, руководители команд и другие участники или организаторы профессиональных спортивных соревнований, организаторы или члены жюри зрелищных коммерческих конкурсов.
Отличительные признаки коммерческого подкупа (ст. 204 УК) и провокации взятки либо коммерческого подкупа (ст. 304 УК) заключаются в объекте посягательства, моменте окончания преступлений и специальной цели субъекта.
По такому же пути установления уголовной ответственности за коммерческий подкуп пошли некоторые страны ближнего и охватывает дачу необоснованного вознаграждения, а ст. 320 УК устанавливает ответственность за принятие необоснованного вознаграждения, разных статьях незаконную дачу вознаграждения и незаконное получение его (ст. 224 и 225 УК).
Уголовный кодекс Республики Таджикистан в ст. 279 предусматривает ответственность за коммерческий подкуп, определив его как незаконную передачу вознаграждения (ч. 1 и 2), так и незаконное получение (ч. 3).
Специальных статей об ответственности за коммерческий подкуп в уголовном законодательстве развитых стран (ФРГ, Франция, Швейцария и т.д.) не содержится. Исключением может служить Уголовный кодекс Нидерландов, который предусматривает ответственность за коррупцию в частном секторе (ст. 328). В этом Кодексе дифференцирована ответственность коррупционеров и публичных служащих (ст. 362, 363), получающих дары и подарки. Ответственность несет и лицо, давшее взятку (ст. 1777).

Глава III. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка

§ 1. Понятие, общая характеристика и система преступлений против общественной безопасности и общественного порядка

Преступления против общественной безопасности и общественного порядка представляют собой предусмотренные Уголовным кодексом умышленные или неосторожные общественно опасные деяния (действия или бездействие), причиняющие существенный вред безопасным условиям жизни общества, здоровью населения и общественной создающие реальную угрозу причинения такого вреда.
Раздел о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка как самостоятельное структурное подразделение в Уголовном кодексе России выделен впервые. Принимая решение об объединении рассматриваемых преступлений в одну группу, законодатель руководствовался необходимостью обеспечения всесторонней охраны таких важных социальных благ, как безопасность общества и порядок в нем. На протяжении всей истории цивилизации безопасность и порядок являлись одними из главных целей и неотъемлемыми слагаемыми деятельности людей, социальных групп, обществ, государств и мирового сообщества. Забота о безопасности и порядке имманентно присуща каждой частице социальной структуры общества - от конкретного индивида до предельно широкого объединения людей.
Первым составляющим элементом родового объекта разд. IX УК РФ является общественная безопасность. Термин "безопасность" достаточно давно утвердился в учебной литературе и доктрине уголовного права (государственная безопасность, общественная безопасность, безопасность личности, экологическая безопасность, безопасность движения и т.д.). В последние годы в законодательстве закреплен и термин "национальная безопасность". Под национальной безопасностью Российской Федерации понимается безопасность ее многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации. Согласно Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. N 1300 (в ред. от 10 января 2000 г. N 24), она представляет собой систему взглядов на обеспечение в Российской Федерации безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности*(141). Таким образом, безопасность личности, общественная безопасность и государственная безопасность являются видовыми составляющими национальной безопасности.
Понятие "общественная безопасность" впервые было использовано в Уголовном кодексе 1922 г. в названии гл. 8 Особенной части "Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и публичный порядок". Однако само понятие "безопасность" было раскрыто лишь в Законе РФ от 15 марта 1992 г. "О безопасности". Согласно ст. 1 данного Закона "безопасность - состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз"*(142). Это определение основывается на лингвистическом представлении о безопасности как "отсутствие опасности, сохранность, надежность"*(143) или "положение, при котором не угрожает опасность кому-чему-нибудь"*(144). Тем самым законодатель подчеркивает, что безопасность выступает в качестве определенного социального явления со всеми присущими ему свойствами, важного социального блага, к сохранению и поддержанию которого государство и общество предпринимают всесторонние меры.
Как правовое явление и объект уголовно-правовой охраны общественная безопасность стала объектом серьезных научных исследований сравнительно недавно. До недавних пор большинство авторов связывали понятие "общественная безопасность" с нарушением либо правил взаимодействия людей с техническими системами, либо правил обращения с общеопасными предметами. Так, Г.А.Туманов и В.И.Фризко пишут: "В юридическом смысле общественная безопасность представляет собой совокупность опосредованных источниками повышенной опасности отношений, регулируемых юридическими, техническими и организационными нормами с целью предотвращения и устранения угрозы жизни и здоровью людей, материальным ценностям и окружающей среде"*(145). При таком подходе на первый план выдвигается "технический" характер общественной безопасности, но собственно содержательная сторона ее зачастую остается вне поля зрения и исследователей, и правоприменителей. Однако в специальной литературе высказывались и другие точки зрения. Например, по мнению В.П.Тихого, общественная безопасность как объект преступлений представляет собой определенную систему социалистических общественных отношений, обеспечивающих предотвращение и устранение общей опасности насильственного причинения вреда правоохраняемым интересам в целом, гарантирующих тем самым их устойчивость и надежность*(146). По мнению авторского коллектива одного из последних учебников, понятием "общественная безопасность" обозначается состояние защищенности личности, общества и государства преимущественно от разнообразных внутренних угроз общеопасного характера*(147). Полагаем, что отождествление общественной и национальной безопасности, несмотря на определенную близость и схожесть этих понятий, необоснованно, поскольку первая является лишь составной частью второй, о чем говорилось выше.
Общественная безопасность как социальное явление и как объект уголовно-правовой охраны носит сложный и многоаспектный характер. Она представляет собой определенную совокупность общественных отношений, регулирующих безопасные условия жизни общества. В названном смысле общественная безопасность является не только одной из потребностей общества, но и общим благом, общей ценностью, в сохранении и развитии которой заинтересованы и государство, и общество, и граждане. Обеспечение общественной безопасности - гарантия создания в обществе таких социальных условий, при которых человек, его физические и духовные блага становятся действительно высшей социальной ценностью, а сам он может чувствовать себя социально защищенным. Социальная функция общественной безопасности выражается в том, что, отражаясь в общественной психологии, общественном сознании, она ассоциируется с определенным уровнем уверенности граждан в защищенности общества и конкретного гражданина от общественно опасных посягательств, неприкосновенности основных социальных благ. Чем больше реальные усилия общества и государства по обеспечению системы общественной безопасности, тем более уверенно чувствуют себя граждане в процессе вступления в различные социальные связи.
Общество в значительной степени является саморегулирующейся системой, нормальное функционирование и поступательное развитие которой невозможно без удовлетворения определенных объективных и жизненно необходимых потребностей. Обеспечение и поддержание соответствующего уровня безопасности общества - одна из таких социальных потребностей. Основная нагрузка по формированию системы обеспечения общественной безопасности лежит на государстве. Система обеспечения общественной безопасности представляет собой совокупность мер политического, правового, экономического, организационного, научно-технического и иного характера, имеющую основной задачей поддержание социально приемлемого уровня общественной безопасности.
Структурно система безопасности общества включает в себя:
а) наличие разработанной доктрины безопасности, которая выступает как определенная идеология, способная объединить общество, и одновременно как программа действий;
б) правовую основу, т.е. систему законов и иных правовых норм, позволяющих защищать интересы общества и составляющих его элементов (людей, социальных групп, политических и общественных объединений, общественного сознания и т.д.);
в) систему государственных органов, обеспечивающих безопасность общества;
г) общественную систему безопасности - совокупность неправительственных, общественных, самодеятельных институтов и организаций, которая базируется на активности населения и способности общества противостоять угрозам и опасностям для него;
д) корректную, основанную на демократических принципах, систему средств и методов обеспечения безопасности.
Обязательным условием эффективного функционирования данной системы являются ответственность власти перед обществом, строгое выполнение ею своих обязанностей, ограничение пределов вмешательства государства в дела общества необходимыми рамками. В уголовном праве система обеспечения общественной безопасности носит нормативный характер и включает в себя правовые, технологические и организационные нормы, а также специальные правила безопасности.
Содержание общественной безопасности нельзя сводить только к соблюдению различных правил по производству специальных работ и обращению с общеопасными предметами. Такой подход необоснованно ограничивает пределы общественной безопасности лишь сферой локальной или профессиональной деятельности, а ее содержание - специальной безопасностью. Источником опасности для общества могут выступать не только опасные производства и предметы, но и опасные формы поведения людей, особенно выражающиеся в насильственных формах поведения. Если такой социальный источник направлен на тот же объект, что и "технический" источник, обладает такой же разрушительной силой и способен причинить такие же последствия, то данные факторы нельзя игнорировать при правовой оценке содеянного. В ряде случаев отдельные опасные формы поведения людей необходимо расценивать как угрожающие безопасности общества.
Достаточно сложным является разрешение вопроса об объеме этого понятия, т.е. о том, какие именно отношения охватываются понятием "общественная безопасность". Преступления, посягающие на общественную безопасность, будь то транспортные, экологические или собственно преступления против общественной безопасности, неразрывно связаны с причинением физического, материального, организационного либо иного вреда гражданам, собственности, деятельности социальных институтов, окружающей природной среде. Вместе с тем данное утверждение не означает, что при совершении этих преступлений обязательно должен причиняться весь спектр указанного вреда. В конкретных случаях ущерб может носить или материальный, или физический, или организационный, или комбинированный характер, и причиняться лишь некоторым социальным благам, а не всем.
Характеристика общественной безопасности как "комплексного" объекта означает, что он должен включать в себя всю совокупность общественных отношений, обеспечивающих охрану жизни и здоровья граждан, материальных ценностей, окружающей природной среды. Иной вывод означал бы лишение отношений общественной безопасности их содержательной стороны. К тому же без причинения вреда названным ценностям не может быть нарушения общественной безопасности как социального блага, выступающего в качестве предмета соответствующих отношений. Отсюда следует, что причинение физического, материального или иного вреда при совершении преступлений против общественной безопасности охватывается понятием "нарушение общественной безопасности" и не требует дополнительной квалификации по соответствующим статьям Уголовного кодекса. Исключением является лишь умышленное причинение смерти, которое требует самостоятельной оценки.
Без нападения не может быть бандитизма, без насилия - захвата заложника, без причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью или причинения крупного ущерба - нарушения правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта и т.д. Если соответствующие последствия не наступают или отсутствует угроза их наступления, то такие деяния нельзя рассматривать как преступления против общественной безопасности, а в некоторых случаях и вообще как преступления. Следует принимать во внимание и другое обстоятельство. Поскольку преступления против общественной безопасности причиняют вред или ставят под угрозу причинения вреда неопределенный круг лиц, материальных объектов, деятельность социальных институтов, постольку в целом отношениям общественной безопасности как объекту посягательства ущерб причиняется всегда, вне зависимости от конкретных форм его проявления (материальный, физический, организационный). Поэтому прав А.И.Коробеев, который считает ошибочным представление о существовании дополнительных объектов транспортных преступлений*(148). По нашему мнению, такой же вывод можно сделать и применительно ко всем преступлениям против общественной безопасности.
Как правовое явление, общественная безопасность может иметь различное по объему содержание и рассматриваться в нескольких уровнях. Общественная безопасность как составная часть родового объекта посягательств, предусмотренных разд. IX УК "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка" (общественная безопасность в широком смысле слова), характеризуется состоянием защищенности безопасных условий функционирования общества и общественного порядка, здоровья населения и общественной нравственности, экологической безопасности, безопасности движения и компьютерной информации. Общественная безопасность в узком смысле слова, как видовой объект посягательств, предусмотренных гл. 24 УК "Преступления против общественной безопасности", выражается в состоянии защищенности жизни и здоровья граждан, имущественных интересов физических и юридических лиц, общественного спокойствия, нормальной деятельности государственных и общественных институтов.
По своей сути безопасность - явление полифункциональное. Поэтому наряду с обеспечением состояния защищенности (отсутствие опасности) основных благ общества от угроз и источников опасности она характеризуется и другими функциями, отражающими ее активный характер. В этом смысле справедливо отмечаются в литературе такие важнейшие свойства и функции безопасности, как снижать, ослаблять, устранять и предупреждать опасности и угрозы*(149). Говоря о безопасности того или иного элемента, мы имеем в виду не только защищенность данного элемента от источников опасности, но и предупреждение и устранение опасности для него, а также поддержание такого уровня его защищенности, который является достаточным для нормального функционирования соответствующего элемента.
Активная роль общественной безопасности находит свое выражение в функции предотвращения, устранения угрозы жизни и здоровью людей, материальным ценностям, окружающей среде и деятельности различных институтов, общества и государства от общественно опасных форм поведения человека, а также в поддержании такого уровня защищенности указанных благ, который является достаточным для выполнения людьми и обществом своих социальных функций.
Таким образом, общественная безопасность представляет собой определенную совокупность общественных отношений, не только регулирующих безопасные условия жизни общества, но и поддерживающих такой уровень защищенности общества, который является достаточным для его нормального функционирования.
Вторым составляющим родового объекта разд. IX УК РФ является общественный порядок. В уголовном законодательстве термин "общественный порядок" впервые был закреплен в Кодексе 1960 г. в гл. 10 "Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения". В Уголовном кодексе 1926 г. гл. 8 именовалась "Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и порядок", а в Кодексе 1922 г. гл. 8 была озаглавлена "Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и публичный порядок". В науке уголовного права не сложилось устоявшегося мнения о понятии "общественный порядок". При всей сложности и высокой степени оценочности наиболее оптимальное понятие общественного порядка было сформулировано И.Н.Даньшиным, как система общественных отношений, сложившихся на основе соблюдения норм права, направленных на поддержание общественного спокойствия и нравственности, взаимного уважения, надлежащего поведения граждан в общественных местах, отношений в сфере социального общения*(150).
В разделе IХ Особенной части Уголовного кодекса предусмотрен широкий круг деяний, которые существенно отличаются друг от друга по своим объективным и субъективным признакам. Вместе с тем эти деяния имеют общее свойство - они обладают способностью причинять весьма тяжкий вред здоровью граждан, собственности, нарушать и дезорганизовывать деятельность государственных и общественных институтов. Особенностью данных преступлений является то, что они посягают на интересы общества в целом как единого социального организма, которое наряду с личностью и государством является одной из важнейших социальных ценностей, подлежащих всесторонней и усиленной уголовно-правовой охране. В отличие от ранее действовавшего законодательства в системе Уголовного кодекса РФ данная группа преступлений помещена на третье место после преступлений против личности и преступлений в сфере экономики, что свидетельствует об усилении внимания к проблемам обеспечения безопасности граждан и нормального функционирования общества и государства, повышения значимости этих ценностей в общей системе правоохраняемых объектов на современном этапе.
Высокая степень социальной опасности преступлений против общественной безопасности обусловливается прежде всего внутренними свойствами этих преступлений. Они нарушают функциональную предназначенность общественной безопасности, для которой характерно обеспечение, во-первых, безопасности неопределенно широкого круга правоохраняемых интересов (личности, имущества, деятельности социальных институтов и т.д.); во-вторых, неприкосновенности жизни и здоровья неопределенно широкого круга лиц; в-третьих, охраны, наряду с общественной безопасностью, и других социальных благ. Например, устанавливая ответственность за терроризм, законодатель обеспечивает охрану не только общественной безопасности как самостоятельного социального блага, но и имущества, жизни, здоровья людей. Таким образом, можно сказать, что общественная безопасность обладает свойством "комплексного" объекта уголовно-правовой охраны. Поэтому вышеизложенные свойства преступлений против общественной безопасности позволяют отграничивать их от преступлений против личности (убийств, причинения вреда здоровью и т.п.), собственности (хищений, уничтожения или повреждения имущества), порядка управления и т.д. Если в статьях о преступлениях против личности и собственности защищаются интересы пусть индивидуально не определенной, но все-таки конкретной личности или организации, то нормы о преступлениях против общественной безопасности имеют целью защиту безопасных условий жизнедеятельности общества в целом. Характерной чертой механизма совершения преступлений против общественной безопасности является то обстоятельство, что такие социальные ценности общества, как жизнь, здоровье, права и свободы личности, собственность и т.п., нарушаются опосредованно, путем причинения вреда отношениям, регламентирующим безопасные условия общества. Однако от этого данные преступления не становятся менее опасными, чем, например, преступления против личности или собственности. Поскольку здесь имеет место "комплексное" преступление и вред причиняется интересам не конкретной личности, а общественно значимым интересам - безопасным условиям общества в целом, постольку законодатель устанавливает достаточно суровые санкции за совершение преступлений против безопасности общества.
С объективной стороны преступления против общественной безопасности и общественного порядка большей частью совершаются путем активных действий: терроризм, бандитизм, хулиганство, незаконное изготовление оружия, вовлечение в занятие имеются и такие преступления (в основном это деяния, связанные с нарушением каких-либо правил), которые могут совершаться путем как действия, так и бездействия: нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики, сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей, нарушение правил охраны окружающей среды при ЭВМ, системы ЭВМ или их сети и т.д.
В ряде случаев рассматриваемые преступления характеризуются общеопасным способом их совершения (например, взрывы при терроризме, нападения при бандитизме, погромы при массовых беспорядках) либо нарушением специальных правил безопасности: нарушение правил пожарной безопасности, безопасности движения транспортных средств, правил обращения с общеопасными предметами (оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами, радиоактивными веществами, наркотическими средствами или психотропными веществами и т.п.).
Специфика объекта посягательства определяет и специфику общественно опасных последствий преступлений против общественной безопасности и общественного порядка. В результате посягательств на общественную безопасность вред причиняется широкому (не определенному ни количественно, ни индивидуально) кругу общественных интересов. Он может быть многовариантным: физический вpед личности (при этом в качестве потерпевших может выступать неопределенно большое число членов общества, по тем или иным причинам оказавшееся в месте и во время совершения преступления), имущественный ущеpб, нарушение общественного спокойствия, дезоpганизация ноpмальной деятельности социальных институтов, загрязнение окружающей природной среды и т.д.
По законодательной конструкции значительная часть рассматриваемых преступлений сформулирована как преступления с формальным составом: захват заложника, пиратство, преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, нарушение правил международных полетов, создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ и др. В тех случаях, когда деяния совершаются путем нарушения каких-либо правил специальной безопасности либо посягают на окружающую природную среду, в законе, как правило, они формулируются по типу материальных составов, например, нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, нарушение санитарно-эпидемиологических правил, загрязнение атмосферы и т.д.
С субъективной стороны рассматриваемые преступления характеризуются как умышленной, так и неосторожной формой вины. Подавляющее большинство преступлений, предусмотренных главами 24, 25 и 26 УК, совершаются только умышленно, для большинства преступлений, связанных с нарушением правил специальной безопасности и транспортных преступлений, наоборот, свойственна неосторожная форма вины. В ряде составов преступлений против общей безопасности (ст. 205, 206, 209, 210, 211, 227 УК) обязательным признаком является наличие специальной цели, которой руководствуются виновные лица.
Субъекты преступлений - большей частью общие, т.е. вменяемые лица, достигшие 16-летнего возраста. Вместе с тем за некоторые преступления к уголовной ответственности могут привлекаться и лица по достижении 14 лет (ст. 205, 206, 207, ч. 2 и 3 ст. 213, 214, 226, 229, 267 УК - см. ст. 20 УК). При совершении ряда преступлений (ст. 219, 225, ч. 5 ст. 228, 237 и др.) для привлечения к ответственности необходимо, чтобы субъект, помимо общих признаков, обладал и определенными специальными качествами.
Общая характеристика преступлений против общественной безопасности и общественного порядка будет неполной без указания на качественные особенности в законодательном регулировании ответственности за эти преступления по сравнению с Уголовным кодексом 1960 г. К числу данных новелл относятся:
а) более объемная система норм и их более четкая классификация в зависимости от группового объекта уголовно-правовой охраны. В связи с этим в структуре раздела выделяются 5 глав: гл. 24 "Преступления против общественной безопасности"; гл. 25 "Преступления против здоровья населения и общественной нравственности"; гл. 26 "Экологические преступления"; гл. 27 "Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта"; гл. 28 "Преступления в сфере компьютерной информации". Последняя глава является новой для уголовного законодательства нашего государства. Компьютеризация социально-экономических и управленческих отношений и повышение значимости информации требуют обеспечения безопасности граждан и общества от негативных издержек научно-технического прогресса и, в частности, от преступлений в данной сфере. При этом в гл. 24 сосредоточиваются нормы об общих видах преступлений против общественной безопасности, а в гл. 25, 26, 27 и 28 - нормы о посягательствах на специальные виды общественной безопасности;
б) декриминализация ряда преступлений, потерявших в современных условиях прежний уровень общественной опасности (самовольная без надобности остановка поезда, организация азартных игр, умышленная потрава посевов и ряд других, всего более десятка);
в) криминализация ряда деяний (порядка 20), уголовная ответственность за совершение которых ранее либо вообще не предусматривалась, либо наступала по другим общим нормам Кодекса (организация преступного сообщества, вандализм, пиратство, незаконное изготовление оружия, оставление места дорожно-транспортного происшествия, компьютерные преступления и др.). Одновременно в разд. IX Кодекса вследствие уточнения объекта посягательства и для соблюдения системности Особенной части перемещен ряд норм, которые ранее предусматривались в иных главах: о бандитизме, захвате заложников, массовых беспорядках, выпуске или продаже товаров, выполнении работ либо оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, организации объединений, посягающих на личность и права граждан, и др.;
г) более четкое и последовательное изложение признаков основных и квалифицированных видов преступлений, что устраняет двойственное понимание отдельных признаков и лучше отражает природу анализируемых преступлений;
д) значительно широкое использование практики освобождения виновных от уголовной ответственности в случаях добровольности отказа от продолжения совершения преступлений и отсутствия в их действиях иного состава преступления. Такие примечания содержатся уже в 5 статьях Кодекса (о терроризме, захвате заложника, об организации незаконного вооруженного формирования или участии в нем, о незаконном приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке или ношении оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств и незаконном изготовлении оружия);
е) в целом усилена ответственность за такие наиболее опасные преступления, как терроризм, бандитизм, незаконный оборот оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, наркотических средств и др. Вместе с тем, поскольку преступления против общественной безопасности не направлены непосредственно против жизни человека, постольку в соответствии со ст. 20 Конституции РФ из санкции ряда статей (о терроризме, бандитизме, угоне судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава) исключена смертная казнь как мера наказания.
Устанавливая уголовную ответственность за определенные формы общественно опасного поведения, законодатель одновременно, в зависимости от поставленных целей, осуществляет их систематизацию, т.е. на основании различных критериев объединяет преступления в определенные группы. Законодательная систематизация преследует цель - выделение общих специфических признаков и, в случае необходимости, придание им определенного уголовно-правового значения. Классификации могут быть различными, однако Уголовный кодекс 1996 г., как и предыдущие кодексы, основанием для разделения преступлений на группы избирает прежде всего родовой объект посягательства, т.е. группу охраняемых уголовным законом однородных взаимосвязанных между собой общественных отношений. По этому критерию группируются и сосредоточиваются в разд. IХ УК "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка". Однако в отличие от Уголовных кодексов 1922, 1926 и 1960 гг. система Особенной части Кодекса 1996 г. изложена более сложно и имеет трехзвенную, а не двухзвенную структуру. Эта Особенная часть делится на разделы (первый уровень), разделы, в свою очередь, - на главы (второй уровень), а последние - на статьи, предусматривающие конкретные составы преступлений (третий уровень). Поэтому следует говорить о классификации по родовому (первый уровень), видовому (второй уровень) и непосредственному объекту (третий уровень).
Система как некое образование означает множество закономерно связанных друг с другом элементов (предметов, явлений, взглядов, знаний и т.д.), представляющих собой определенное целостное образование, единство*(151). Система характеризуется определенной последовательностью расположения ее элементов. Таким образом, система преступлений против общественной безопасности и общественного порядка представляет собой предусмотренные в разд. IХ УК преступления, которые посягают на безопасные условия жизни общества в целом и компактно располагаются в зависимости от видового объекта посягательства.
Классификация преступлений, посягающих на один родовой объект, возможна по различным основаниям: по характеру и степени общественной опасности, по характеру субъективной стороны, субъекту, особенностям объективной стороны и т.д. Каждая из этих классификаций имеет определенное значение и осуществляется в зависимости от поставленных исследователем целей. Так, классификация преступлений по характеру и степени общественной опасности впервые законодательно закреплена в ст. 15 УК 1996 г., что имеет не только теоретическое, но и практическое значение, поскольку отнесение преступления к той или иной категории влечет соответствующие уголовно-правовые последствия для лица, его совершившего. Такая категоризация имеет значение при определении оснований и пределов уголовной ответственности и наказания, индивидуализации наказания (при опасном и особо опасном рецидиве, приготовлении к преступлению, преступном сообществе (преступной организации), назначении вида исправительного учреждения, назначении в качестве меры наказания смертной казни, назначении наказания по совокупности преступлений, решении вопросов, связанных с отбыванием наказания, освобождением от него и продолжением отбывания наказания, и др.).
Вместе с тем, как нам представляется, выстраивая новую систему Особенной части Уголовного кодекса, законодатель не всегда был последователен в своих решениях. Во-первых, место раздела о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка в системе Особенной части Кодекса не вполне согласуется с логикой оценки социальных ценностей, закрепленных в Конституции РФ, система которой строится в следующей иерархии основных ценностей: личность - общество - государство. В соответствии с таким подходом раздел о преступлениях против общественной безопасности должен быть помещен на второе место в структуре Особенной части Кодекса после раздела о преступлениях против личности. Во-вторых, имеется расхождение между наименованием раздела и его содержанием. Название раздела "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка" не в полной мере соответствует характеру и числу норм, содержащихся в нем:
а) в этом разделе предусмотрено всего два преступления против общественного порядка - хулиганство и вандализм, а характеристика их объекта вынесена в наименование раздела, хотя законодатель и не выделяет самостоятельной главы о данных преступлениях;
б) и, наоборот, в разделе предусмотрена гл. 25, которая содержит 18 норм о преступлениях против здоровья населения и общественной нравственности, но родовой объект этих преступлений в наименовании раздела не обозначен.
Как представляется, более последовательно поступили разработчики Модельного Уголовного кодекса государств-участников Содружества Независимых Государств, который был принят на VII пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Содружества Независимых Государств 17 февраля 1996 г. и носит рекомендательный характер для их законодателей*(152). В Модельном кодексе разд. VIII "Преступления против общественной безопасности и здоровья населения", во-первых, расположен сразу за разделом о преступлениях против личности и, во-вторых, в своем наименовании отражает родовые объекты преступлений, нормы о которых находятся в нем.
Структура новых уголовных кодексов стран СНГ и место в ней норм о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка неодинаковы. В Кодексе Республики Беларусь выделено три раздела, где в качестве объекта определяется "безопасность": IХ "Преступления против экологической безопасности и природной среды", Х "Преступления против общественной безопасности и здоровья населения", ХII "Преступления против информационной безопасности". Кодекс Кыргызской Республики 1997 г. воспроизводит структуру Кодекса РФ. Кодекс Республики Казахстан 1997 г. не выделяет разделов, а гл. 9 Особенной части именуется "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка". В Кодексе Республики Таджикистан 1998 г. разд. VIII "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка" располагается после раздела "Преступления против личности" и включает в себя гл. 21 "Преступления против общественной безопасности", гл. 22 "Преступления против здоровья населения" и гл. 23 "Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспортных средств". В Кодексе Республики Узбекистан 1994 г. раздел шестой "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка" располагается после разделов о преступлениях против личности, против мира и безопасности, преступлений в сфере экономики, преступлений в сфере экологии, преступлений против государственной власти и включает в себя гл. ХVII "Преступления против общественной безопасности", гл. ХVIII "Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспортных средств", гл. ХIХ "Преступления, составляющие незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ" и гл. ХХ "Преступления против общественного порядка". Кодекс Латвийской Республики 1998 г. не выделяет разделы, а гл. ХХ озаглавлена "Преступные деяния против общественной безопасности и общественного порядка".
Исследователи, которые занимались проблемами преступлений против общественной безопасности, применительно к Уголовному кодексу 1960 г. выделяли либо две (преступления, нарушающие правила общей безопасности, и преступления, нарушающие правила специальной безопасности)*(153), либо три группы таких преступлений (при всем терминологическом различии их можно определить таким образом: общие виды преступлений против общественной безопасности, преступления против общественной безопасности, нарушающие специальные правила безопасности, и транспортные преступления)*(154).
С учетом выделения в структуре Уголовного кодекса 1996 г. глав по признакам видового объекта преступления против общественной безопасности и общественного порядка можно подразделить на преступления против:
а) общественной безопасности в узком смысле слова или собственно преступления против общественной безопасности, которые предусматриваются в гл. 24 (ст. 205-212, 215-227);
б) экологической безопасности - экологические преступления, предусмотренные в гл. 26 (ст. 246-262);
в) безопасности движения и эксплуатации транспорта, предусмотренные в гл. 27 (ст. 263-271), и
г) безопасности компьютерной информации - в сфере компьютерной информации, предусмотренные в гл. 28 (ст. 272-274).
В предлагаемой системе открытым остается вопрос о месте преступлений против здоровья населения и общественной нравственности, которые предусматриваются в гл. 25. Выше отмечалась непоследовательность законодателя, выражающаяся в неполном соответствии наименования разд. IХ и его содержания. Преступления против здоровья населения и общественной нравственности можно отнести к преступлениям против общественной безопасности в самом широком смысле слова (социальной безопасности), как представляющих угрозу для безопасности общества. Однако с учетом специфики и самостоятельного характера общественных отношений, на которые посягают преступления данной группы, более точным было бы выделение их в самостоятельный раздел Особенной части Кодекса.
Особого внимания заслуживает вопрос об определении места в предлагаемой системе таких преступлений, как хулиганство (ст. 213) и вандализм (ст. 214). Традиционно они относились к преступлениям против общественного порядка, а их родовым объектом признавался общественный порядок. Уголовный кодекс 1996 г., в отличие от предыдущих кодексов, не выделяет такой родовой объект как общественный порядок, следовательно, не может быть определен и круг деяний, посягающих на него. Относить хулиганство и вандализм к преступлениям против общественной безопасности нет оснований, поскольку они не связаны с нарушением отношений общественной безопасности. По нашему мнению, хулиганство и вандализм относятся к преступлениям, посягающим на общественную нравственность, понимаемую как выработанную систему норм и правил поведения людей, которая является господствующей в обществе и основывается на идеях, традициях и взглядах о справедливости, долге, чести, достоинстве*(155). Место этих преступлений в одном ряду с такими деяниями, как уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 243), надругательство над телами умерших и местами их захоронения (ст. 244), жестокое обращение с животными (ст. 245), с которыми они схожи по ряду признаков. Полагаем, что с учетом именно этой внутренней связи законодатели Белоруссии выделили в Уголовном кодексе специальный разд. ХI "Преступления против общественного порядка и общественной нравственности", где находится норма о хулиганстве.

§ 2. Понятие, общая характеристика и система преступлений против общественной безопасности

Преступления против общественной безопасности - это умышленные или неосторожные общественно опасные деяния, причиняющие существенный вред или создающие реальную угрозу причинения вреда безопасным условиям жизни общества.
Как и Кодексы 1922, 1926 и 1960 гг., Уголовный кодекс 1996 г. сохранил в Особенной части гл. 24, предусматривающую статьи о преступлениях, которые посягают на общественную безопасность (ст. 205-227 УК). Однако в отличие от ранее действовавших кодексов видовой объект гл. 24 определяется только как общественная безопасность. К тому же система соответствующих норм подверглась существенным изменениям, поскольку современный период характеризуется качественно иным состоянием общества, новым уровнем решаемых задач, другими подходами к обеспечению безопасности интересов общества.
Преступления против общественной безопасности составляют незначительную долю в общей массе регистрируемых преступлений. Так, если в 1999 г. было зарегистрировано 3 001 748 преступлений, то преступлений против общественной безопасности: терроризма (ст. 205 УК) - 20; захвата заложника (ст. 206 УК) - 64; бандитизма (ст. 209 УК) - 523; незаконного приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения оружия, его составных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222 УК) - 66 536; хищения либо вымогательства оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 226 УК) - 2605; хулиганства (ст. 213 УК) - 128 701.
Высокая степень социальной опасности обусловливается не только количественной характеристикой, но и внутренними свойствами самих преступлений против общественной безопасности (особенностями объекта и деяния, разнообразным характером последствий). Преступления против общественной безопасности разрушают сложившиеся общественно полезные социальные связи, которые складываются между различными субъектами в процессе их деятельности. Они объективно вредны для неопределенно широкого круга общественных отношений (неприкосновенности личности, сохранности имущества, нормальной деятельности государственных и общественных институтов, экологической безопасности и т.д.), а их последствия достаточно тяжелы для общества.
Повышенная общественная опасность рассматриваемой группы преступлений отражается и в факте признания ряда из них преступлениями международного характера. Преступность как социальное явление имеет межнациональный характер и в равной степени причиняет ущерб различным государствам и обществам, независимо от их социально-политического устройства. Борьба с национальной преступностью требует совместных усилий и повседневного сотрудничества государств. Это сотрудничество выражается в различных формах, в том числе в форме разработки и принятия многосторонних договоров, международных соглашений (конвенций). Ратификация последних налагает определенные обязательства на государства-участников соответствующих соглашений. Естественно, что в орбиту совместных интересов попадают прежде всего наиболее опасные преступления. Они подразделяются на две большие группы: международные преступления и преступления международного характера (международные уголовные преступления). Ответственность за первую группу деяний (агрессия, нарушение законов и обычаев войны, геноцид, апартеид и т.д.) для физических лиц наступает при условии, что их деяния связаны с преступной деятельностью государств. Преступления международного характера (терроризм, захват заложников, угон воздушного судна, пиратство и др.) непосредственно не связаны с преступной деятельностью конкретных государств, но они, наряду с причинением ущерба национальным интересам, посягают и на различные аспекты мирного сосуществования и сотрудничества государств. Ответственность за эти преступления наступает либо по специальным уставам (Нюрнбергский и Токийский процессы), либо по национальным уголовным законам.
Анализируемая группа преступлений посягает на общественную безопасность. Как видовой объект уголовно-правовой охраны безопасные условия жизни общества (общественная безопасность) включают в себя совокупность общественных отношений по обеспечению неприкосновенности жизни и здоровья граждан, имущественных интересов физических и юридических лиц, общественного спокойствия, нормальной деятельности государственных и общественных институтов. Подробно об общественной безопасности как объекте преступления говорилось в предыдущем параграфе.
По особенностям объективной стороны рассматриваемые преступления совершаются путем как действия (большинство преступлений), так и бездействия. Путем бездействия могут совершаться преступления, для которых характерно нарушение каких-либо правил - нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики, правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств и т.д. (ст. 216-219, 225 УК). Только путем бездействия совершается небрежное хранение огнестрельного оружия (ст. 224 УК). По моменту окончания преступления (способу законодательного описания) выделяются усеченные составы: организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем, бандитизм, организация преступного сообщества (преступной организации), пиратство, вымогательство общеопасных предметов (ст. 208-210, 227, 221 и 226 УК); формальные: захват заложника, заведомо ложное сообщение о терроризме, угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, массовые беспорядки и др. (ст. 206, 207, 211, 212, 220, 221, 222, 223, 226 УК) и материальные: терроризм, нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики, прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспечения, небрежное хранение огнестрельного оружия и другие составы (ст. 205, 215-219, 224, 225 УК).
Субъективная сторона преступления против общественной безопасности характеризуется в основном умышленной формой вины, исключением являются лишь деяния, связанные с нарушением правил специальной безопасности и безопасности производства определенных работ (ст. 215-219 УК), а также небрежное хранение огнестрельного оружия (ст. 224 УК).
По особенностям субъектов преступления против общественной безопасности можно разделить на две группы: а) преступления, совершаемые только специальным субъектом, - нарушение правил пожарной безопасности, ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспечения и пиратство (п. 1 ст. 215, 219, 225 и 227 УК). Кроме того, бандитизм и организация преступного сообщества (преступной организации) могут совершаться с использованием лицом своего служебного положения (ч. 3 ст. 209 и 210 УК); б) преступления, которые могут совершаться любыми лицами (все иные преступления против общественной безопасности).
Если говорить о возрастном критерии субъекта, то по достижении 14-летнего возраста ответственность наступает за терроризм, захват заложника, заведомо ложное сообщение об акте терроризма и хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 205, 206, 207 и 226 УК). За совершение иных преступлений против общественной безопасности ответственность наступает по достижении 16 лет.
В зависимости от характера и степени общественной опасности преступления против общественной безопасности подразделяются на:
преступления небольшой тяжести - призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывы к насилию над гражданами (ч. 3 ст. 212 УК); прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспечения (ст. 215.1 УК); нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах (ч. 1 ст. 217 УК); незаконное обращение с ядерными материалами и радиоактивными веществами (ч. 1 ст. 220 УК); нарушение правил специальной безопасности и безопасности производства определенных работ (ч. 1 ст. 215, 216 и 219, ст. 218 УК); квалифицированный вид незаконного обращения с ядерными материалами или радиоактивными веществами (ч. 2 ст. 220 УК); незаконное приобретение, сбыт или ношение, а равно незаконное изготовление газового оружия, холодного оружия, в том числе метательного оружия (ч. 4 ст. 222 и 223 УК); небрежное хранение огнестрельного оружия (ст. 224 УК); ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ч. 1 ст. 225 УК);
преступления средней тяжести - заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК); участие в незаконном вооруженном формировании (ч. 2 ст. 208 УК); приведение в негодность объектов жизнеобеспечения (ч. 1, 2 ст. 215.2 УК); хищение либо вымогательство ядерных материалов или радиоактивных веществ (ч. 1 ст. 221 УК); незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка, или ношение, или изготовление оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств и незаконное изготовление оружия, а также ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия массового поражения либо материалов или оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения (ч. 1 ст. 222 и 223, ст. 225 УК);
тяжкие преступления - терроризм (ч. 1 ст. 205 УК); захват заложника (ч. 1 ст. 206 УК); организация незаконного вооруженного формирования (ч. 1 ст. 208 УК); участие в преступном сообществе (преступной организации) (ч. 2 ст. 210 УК); угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ч. 1 ст. 211 УК); массовые беспорядки (ч. 1 и 2 ст. 212 УК); особо квалифицированный вид приведения в негодность объектов жизнеобеспечения (ч. 3 ст. 215.2 УК); квалифицированные и особо квалифицированные виды хищения или вымогательства ядерных материалов или радиоактивных веществ, незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств и незаконное изготовление оружия (ч. 2 и 3 ст. 221-223 УК); простое и квалифицированное хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ч. 2 и 3 ст. 226 УК); пиратство (ч. 1 ст. 227 УК);
особо тяжкие преступления - квалифицированный и особо квалифицированный виды терроризма, захвата заложника (ч. 2 и 3 ст. 205 и 206 УК); бандитизм (ст. 209 УК); организация преступного сообщества (преступной организации) (ч. 1 и 3 ст. 210 УК); квалифицированный и особо квалифицированные виды угона судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ч. 2 и 3 ст. 211 УК); особо квалифицированный и суперквалифицированный виды хищения либо вымогательства оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ч. 3 и 4 ст. 226 УК); квалифицированный и особо квалифицированные виды пиратства (ч. 2 и 3 ст. 227).
Законодатель выделяет такие квалифицирующие признаки преступлений против общественной безопасности, которые значительно повышают их общественную опасность и нередко переводят их в разряд более тяжкой категории. Например, простые составы незаконного оборота оружия, его основных частей, боевых припасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств (ч. 1 ст. 222 и 223 УК) относятся к преступлениям средней тяжести, а такого же рода действия, совершенные группой лиц по предварительному сговору или неоднократно (ч. 2 ст. 222 и 223 УК), - к тяжким преступлениям; состав простого терроризма или захвата заложника является тяжким преступлением, а те же действия, совершенные группой лиц по предварительному сговору или неоднократно, придают этим преступлениям статус особо тяжких.
В зависимости от непосредственного объекта посягательства преступления, предусмотренные гл. 24 УК, можно разделить на следующие группы преступлений: а) против общей безопасности (ст. 205-212, 227); б) против общественного порядка (ст. 213, 214); в) связанные с нарушением специальных правил безопасности (ст. 215-219); г) связанные с нарушением установленных правил обращения с общеопасными предметами (ст. 220-226).
Преступления против общей безопасности (иногда их еще называют "преступления против общественной безопасности в узком смысле слова") являются наиболее тяжкими из всех видов преступлений против общественной безопасности. Общая безопасность как объект уголовно-правовой охраны представляет собой совокупность общественных отношений, регламентирующих основы (коренные интересы) обеспечения безопасных условий существования общества. На отношениях общей безопасности базируется безопасность общества в целом. Специфика преступлений, посягающих на общую безопасность, заключается в том, что они совершаются в любых сферах жизнедеятельности общества, затрагивают его глубинные интересы в области обеспечения безопасности и нормальных условий существования, сопряжены с причинением тяжкого вреда широкому кругу юридических и физических лиц. В связи с данной характеристикой общей безопасности ее содержание при анализе конкретных преступлений рассматриваться не будет.

§ 3. Краткий исторический очерк развития законодательства об ответственности за преступления, посягающие на общественную безопасность

Уголовное законодательство Российской империи второй половины XIX - начала ХХ в., в частности, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в редакции 1885 г. и Уголовное уложение 1903 г., в отличие от уголовно-правовых систем Германии, Голландии и некоторых других стран, не выделяло самостоятельного раздела или главы, где были бы сосредоточены нормы об ответственности за деяния, аналогичные тем, которые предусмотрены в гл. 24 разд. IХ УК 1996 г. (преступления против общественной безопасности).
Однако это не означает, что уголовное законодательство Российской империи не содержало ответственности за преступления, аналогичные тем, которые установлены в гл. 24 УК РФ. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в ред. 1885 г. в различных разделах, главах и отделениях предусматривало достаточно большое число норм о деяниях, относимых в настоящее время к числу общеопасных преступлений*(156).
Например, в ст. 269 (ч. 1) главы первой "О сопротивлении распоряжениям правительства и неповиновении установленным от оного властям" раздела четвертого "О преступлениях и проступках против порядка управления" предусматривалась ответственность за устройство, подговор к устройству или участие в публичном скопище, сопровождавшемся насилием или угрозой над личностью, похищением, самовольным завладением, истреблением или повреждением чужого имущества, вторжением в чужое обитаемое здание либо иное помещение, огороженное место или усадьбу, а равно руководство совершением указанных действий или подстрекательство к ним (аналог современного понятия "массовые беспорядки"). При этом ответственность за данное деяние зависила от характера и роли участия лица: по ч. 1 ст. 261 ответственность наступала за участие в публичном скопище, по ч. 3 - за организацию скопища, руководство учинением насилия над личностью, вторжением в чужое жилище или покушением на такие действия, а также подстрекательство к их совершению или продолжению. Если же скопище или участники скопища, совершая указанные выше действия, оказывали насильственное противодействие вооруженной силе, призванной для рассеивания скопища, то наказание виновным резко усиливалось (соответственно ч. 2 и 4 ст. 269-1).
В ст. 867-869 (ч. 1) отделения шестого "О нарушении правил, установленных для продажи, хранения и употребления веществ ядовитых и сильнодействующих" главы первой "О преступлениях и проступках против постановлений, ограждающих народное здравие" раздела восьмого "О преступлениях и проступках против общественного благоустройства и благочиния" предусматривалась ответственность за нарушение правил обращения с ядовитыми и сильнодействующими веществами. В ст. 922-931 отделения первого "О составлении злонамеренных шаек и пристанодержательства" главы третьей "О нарушении общественного спокойствия, порядка и ограждающих оные постановлений" раздела восьмого устанавливалась ответственность за организацию и участие в шайке для разбоев, зажигательства, краж и т.д. (некий аналог современного бандитизма). Аналогичная по содержанию норма предусматривалась и в отделении первом главы третьей "О похищении чужого имущества" раздела двенадцатого "О преступлениях и проступках против собственности частных лиц".
В ст. 986-987 (ч. 1) отделения седьмого "О противозаконном выделывании и хранении оружия или пороха и нарушении других, для ограждения личной безопасности постановленных, правил осторожности" главы третьей "О нарушениях общественного спокойствия, порядка и ограждающих оные постановлений" раздела восьмого устанавливалась ответственность за нарушение правил обращения с оружием, порохом, взрывчатыми веществами, снарядами.
Последним в истории Российской империи фундаментальным законодательным актом в сфере уголовного права было Уголовное уложение от 22 марта 1903 г. Оно существенно отличалось от предыдущих законодательных актов не только по технико-юридическому изложению, но и по содержательной стороне. Уложение вводилось в действие постепенно по отдельным главам и даже по отдельным статьям. В нем также предусматривались отдельные нормы об общеопасных преступлениях. Так, в главе пятой "О смуте" в ст. 120-123 устанавливалась ответственность за организацию и участие в публичных скопищах. Законом от 7 июня 1904 г. были введены в действие наряду с некоторыми другими главами и ст. 121, 123 и 126-134 данной главы*(157). Статьи 120 и 122 так и не вступили в действие. В соответствии со ст. 121 к ответственности привлекался виновный в участии в публичном скопище, заведомо собравшемся с целью выразить неуважение верховной власти или порицание установленных законами основными образа правления или порядка наследия престола, или заявить сочувствие бунту или измене, или лицу, учинившему бунтовщическое или изменническое деяние, или учению, стремящемуся к насильственному разрушению существующего в государстве общественного строя, или последователю такого учения. Наказание за это деяние предусматривалось в виде заключения в крепость на срок не свыше трех лет или заключением в тюрьму. Более строго наказывались устроители или лица, подговорившие устроить такое скопище, а также его участники, руководившие скопищем (ч. 2). В этих случаях заключение в крепости или тюрьме было на срок не менее шести месяцев.
По ч. 3 ст. 121 Уложения к ответственности привлекались лица, не оставившие скопища после соответствующего требования, предъявленного в присутствии вооруженной силы, призванной для рассеяния скопища. Наказание предусматривалось в виде ссылки на поселение или заключения в исправительном доме. Особому наказанию по ч. 1 ст. 123 в виде каторги на срок не свыше восьми лет подвергался участник скопища, которое, действуя совместными силами: 1) оказало насильственное противодействие вооруженной силе или произвело насильственное нападение на военный караул или часового; 2) захватило в свою власть, разграбило или разрушило склад оружия, военное судно, укрепленное место, железную дорогу, телеграф, телефон, монетный двор или иные объекты общего или правительственного пользования; 3) насильственно освободило арестантов или повредило места заключения; 4) употребило для учинения насильственных действий взрывчатые вещества или снаряд.
По ч. 2 ст. 123 Уложения наказывались устроители или подговорщики к устройству скопища, а также участник оного, руководивший им при совершении деяний, предусмотренных ч. 1 этой статьи. Виновный наказывался срочной каторгой. Такой же ответственности подвергался и подстрекавший к учинению названных действий или к их продолжению или употребивший при учинении оных взрывчатые вещество, снаряд или оружие.

<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>