<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Марки акцизного сбора (акцизная марка) и специальные марки подтверждают уплату акцизного сбора на отдельные виды товаров*(315). Марки имеют степень защиты на уровне ценных бумаг и являются документами государственной отчетности, удостоверяющими легальность производства и оборота на территории Российской Федерации подакцизной алкогольной продукции.
Алкогольная продукция, табак и табачные изделия, ввозимые на таможенную территорию Российской Федерации, подлежат обязательной маркировке акцизными марками установленного образца, за исключением ввозимой алкогольной продукции, разлитой в упаковку (тару) емкостью до 0,05 и более 25 литров. Реализация алкогольной продукции, табака и табачных изделий, не маркированных акцизными марками установленного образца или маркированных с нарушением установленного порядка, запрещена. Исключением является реализация конфискованной или обращенной в федеральную собственность иным способом алкогольной и табачной продукции иностранного производства, маркируемой в другом порядке, установленном Правительством РФ*(316).
В соответствии с ч. 2 ст. 12 Федерального закона от 22 ноября 1995 г. N 171-ФЗ в ред. Федерального закона от 7 января 1999 г. N 18-ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" алкогольная продукция с содержанием этилового спирта более 9% объема готовой продукции, за исключением алкогольной продукции, поставляемой на экспорт, подлежит обязательной маркировке марками акцизного сбора или специальными марками*(317). Образцы марок, порядок и размеры их оплаты, правила маркировки устанавливаются Правительством РФ*(318).
Маркировке региональными специальными марками подлежит алкогольная продукция, реализуемая с акцизных складов организаций, за исключением алкогольной продукции, ввозимой на территорию Российской Федерации, и пива. На алкогольную продукцию должна быть нанесена марка того субъекта Российской Федерации, в котором эта продукция будет реализована через розничную сеть или общественное питание*(319).
Помимо алкогольной продукции маркировке специальными марками подлежат табак и табачные изделия*(320).
В целях содействия потребителям в компетентном выборе продукции, защиты их от недобросовестности изготовителя (продавца, исполнителя), контроля за безопасностью продукции для окружающей среды, жизни, здоровья и имущества и подтверждения показателей качества продукции, заявленных изготовителем, устанавливается процедура сертификации продукции, результатом которой является выдача сертификата соответствия и проставление на продукцию знака соответствия.
Знак соответствия - зарегистрированный в надлежащем порядке знак, которым по правилам, установленным в данной системе сертификации, подтверждается соответствие маркированной им продукции установленным требованиям. Порядок государственной регистрации знаков соответствия осуществляется специально уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в области сертификации*(321).
Правила применения знаков соответствия предусматриваются конкретной системой сертификации в соответствии с правилами, устанавливаемыми специально уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в области сертификации.
Маркированию знаками подлежат производимые на территории Российской Федерации и импортируемые товары и продукция, реализуемые на потребительском рынке. Контроль за производством, учетом и хранением знаков, а также их реализацией осуществляет Государственный комитет РФ по стандартизации и метрологии*(322).
Порядок маркирования знаком соответствия и перечень товаров регулируются Инструкцией о порядке маркирования знаками соответствия с учетной информацией к ним, защищенными от подделок, товаров и продукции, реализуемых на территории Российской Федерации, и учете их движения, утвержденной Минторгом России 30 декабря 1998 г. N 200, Госстандартом России 29 декабря 1998 N 30*(323).
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 325 УК, описывается по-разному в зависимости от наименования предмета преступления. По ч. 1 этой статьи ответственность наступает за совершение любого из альтернативных действий: похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие хотя бы одного из предметов: официального документа, штампа или печати. Принадлежность официального документа, штампа, печати и их местонахождение в момент совершения действий на квалификацию не влияют.
Похищение официального документа, штампа, печати - это противоправное завладение ими любым способом, характерным для хищения, с намерением распорядиться по своему усмотрению. Применение насилия в процессе такого похищения в зависимости от его тяжести требует дополнительной квалификации по соответствующим статьям о преступлениях против личности. Под уничтожением понимаются истребление, прекращение физического существования названных предметов. Повреждение связано с причинением предмету вреда, когда его использование по прямому назначению становится либо вообще невозможным, либо существенно затрудняется. Повреждение соответствующих предметов, носящее характер подделки, с целью дальнейшего использования их в новом качестве, квалифицируется по ст. 327 УК. Под сокрытием следует понимать утаивание оказавшегося у виновного соответствующего предмета от его владельца. Официальный документ, штамп, печать могут оказаться у виновного в силу разных причин (в связи со службой или работой, найдены и т.п.), кроме приобретения и похищения.
Окончено данное преступление с момента завладения соответствующими предметами, их уничтожения, повреждения или сокрытия.
С субъективной стороны преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 325 УК, совершается только с прямым умыслом. Обязательным условием ответственности является наличие у виновного корыстной или иной личной заинтересованности в совершении пречисленных в диспозиции статьи действий. Отсутствие такой заинтересованности исключает ответственность по ст. 325 УК. Корыстная заинтересованность отражает стремление лица к незаконному обогащению при обращении с соответствующими предметами. Иная личная заинтересованность характеризуется желанием лица извлечь выгоду неимущественного характера из факта совершения определенных действий, например, использовать при совершении иного преступления, отомстить владельцу или держателю этих предметов и т.д.
Субъект преступления - общий.
В части 2 ст. 325 УК предусматривается ответственность за похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа. Под паспортом понимается как общегражданский паспорт, так и загранпаспорт (дипломатический паспорт, служебный паспорт, паспорт моряка). К другим важным личным документам относятся документы, выполняющие функцию паспорта (удостоверение личности офицера, официальная справка, заменяющая паспорт и др.), военный билет, диплом об окончании вуза, трудовая книжка, служебное удостоверение и т.д. Указание в законе на личный характер этих документов свидетельствует об обязательности личной характеристики статуса потерпевшего или закрепления какого-либо субъективного права.
Объективную сторону деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 325 УК, образует только похищение паспорта или других важных личных документов. Уничтожение, повреждение или сокрытие паспорта или иных документов при наличии иных необходимых признаков следует квалифицировать по ч. 1 ст. 325 УК.
С субъективной стороны преступление предполагает прямой умысел. В отличие от деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 325 УК, для похищения важных личных документов не устанавливаются какие-либо определенные мотивы. Следовательно, по данной части должны квалифицироваться любые формы завладения такими документами. Нахождение паспорта или иных документов среди похищенных вещей при отсутствии умысла на их похищение исключает квалификацию содеянного по ч. 2 ст. 325 УК.
Частью 3 ст. 325 УК установлена ответственность за похищение марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия, защищенных от подделок. По объективным и субъективным признакам это преступление не имеет иных отличий помимо предмета, предусмотренного ч. 2 этой статьи.
Подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства (ст. 326 УК). Введение уголовной ответственности за подделку или уничтожение идентификационного номера транспортного средства, являясь новеллой Уголовного кодекса, преследует цель уголовно-правового обеспечения соблюдения установленного порядка приобретении и пользования транспортными средствами. Одновременно данная норма в определенной степени выполняет и функцию предупреждения хищения или иного неправомерного завладения транспортными средствами.
Предмет - обязательный элемент состава. К нему относятся: а) идентификационный номер; б) номер кузова; в) номер шасси; г) номер двигателя; д) государственный регистрационный знак транспортного средства. Идентификационный номер - это личный номер транспортного средства, присваиваемый ему заводом-изготовителем и регистрируемый в органах ГИБДД. Под этим номером в банке данных содержится вся информация о транспортном средстве. Он проставляется в свидетельстве о государственной регистрации и техническом паспорте транспортного средства. Номера кузова, шасси и двигателя проставляются при их изготовлении на заводе и также фиксируются в техническом паспорте и свидетельстве о государственной регистрации. Государственный регистрационный знак присваивается транспортному средству при регистрации в органах ГИБДД в конкретном регионе и заменяется при изменении владельца транспортного средства или его места жительства. По смыслу статьи транспортные средства - это предусмотренные в примечании к ст. 264 УК механические транспортные средства, подлежащие государственной регистрации.
Объективная сторона преступления выражается в подделке или уничтожении идентификационного номера, номера кузова, шасси, двигателя, а также в подделке государственного регистрационного знака транспортного средства либо в сбыте транспортного средства с заведомо поддельным идентификационным номером, номером кузова, шасси, двигателя или с заведомо поддельным государственным регистрационным знаком. Подделка идентификационного номера, номера кузова, шасси, двигателя кузова, шасси, двигателя, а также подделка государственного регистрационного знака транспортного средства выражается либо в изменении в номерах отдельных цифровых или буквенных обозначений, либо в набивке (нанесении) полностью новых обозначений. Уничтожение идентификационного номера, номера кузова, шасси и двигателя чаще всего совершается в форме стирания. Уничтожение государственного регистрационного знака не влечет за собой уголовной ответственности. Сбыт означает продажу, дарение и т.п. действия, совершаемые с поддельным идентификационным номером, номером кузова, шасси, двигателя или с заведомо поддельным государственным регистрационным знаком.
Оконченным данное преступление считается с момента подделки соответствующего предмета или с момента сбыта транспортного средства с поддельными соответствующими предметами.
Субъективная сторона анализируемого преступления характеризуется прямым умыслом. Подделка или уничтожение соответствующих предметов наказуемы по ст. 326 УК, если они преследуют цель эксплуатации или сбыта транспортного средства. Совершение данных действий с иными целями исключают квалификацию содеянного по данной статье, а в некоторых случаях и вообще уголовную ответственность.
Субъект преступления - общий.
Квалифицированными видами преступления являются совершение его неоднократно (см. соответствующий раздел к ст. 16 УК) либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой лиц (см. соответствующий раздел к ст. 35 УК).
Подделка или уничтожение идентификационного номера похищенного транспортного средства или неправомерно приобретенного иным образом квалифицируются по совокупности ст. 326 УК и соответствующих статей Кодекса, предусматривающих ответственность за эти деяния.
Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков (ст. 327 УК). Общественная опасность данного преступления выражается в нарушении установленного порядка оформления прав и обязанностей физических и юридических лиц, возможности использования поддельных предметов для совершения более тяжких преступлений.
Предметом преступления являются: а) удостоверение или иной официальный документ, предоставляющий права или освобождающий от обязанностей (см. соответствующий раздел к ст. 324 УК)*(324); б) государственные награды (см. комментарий к ст. 324 УК); в) штампы (см. комментарии к ст. 325); г) печати (см. комментарии к ст. 325); д) бланки (листы бумаги с оттиском штампа либо напечатанные любым способом неполные тексты документов определенной формы, используемые для составления документов). Ответственность по ст. 327 УК наступает за совершение соответствующих действий только с таким удостоверением или иным официальным документом, который предоставляет права или освобождает от ответственности.
Подделка удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, как разновидность объективной стороны деяния выражается в двух формах: в изготовлении полностью фиктивного документа либо внесении в подлинный документ незаконных изменений, искажающих его содержание. Эти изменения могут выражаться в исправлении, уничтожении или добавлении части текста, подделки подписи должностного лица, простановки оттиска поддельного штампа или печати и т.д. Изготовление государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков означает либо изготовление их дубликатов, либо изготовление соответствующих предметов несуществующих физических или юридических лиц, либо внесение изменений в текст или рисунок существующих предметов. Сбыт поддельных документов, наград, штампов, печатей или бланков означает их продажу, дарение, передачу в уплату долга и т.п. Окончено данное преступление с момента выполнения любого из перечисленных в диспозиции статьи действий, независимо от наступивших последствий.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Для подделки и изготовления обязательным является наличие цели сбыта, в противном случае содеянное не образует состава преступления, предусмотренного ст. 327 УК.
Субъект преступления - общий, т.е. вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Должностное лицо, а также государственный служащий или служащий органа местного самоуправления за служебный подлог отвечают по ст. 292 УК. К ответственности за сбыт виновное лицо привлекается вне зависимости от того, само ли оно подделало либо изготовило соответствующий предмет или получило его от другого лица. В случаях, когда одно лицо подделывает или изготавливает соответствующий предмет, а другое лицо по договоренности его сбывает, ответственность наступает за соисполнительство
Квалифицированным видом преступления является совершение его неоднократно (см. комментарии к ст. 16 УК).
В части 3 ст. 327 УК предусматривается самостоятельный состав преступления - использование заведомо подложного документа. Под использованием документа следует понимать его применение по прямому назначению для получения неположенных прав или освобождения отвозложенных обязанностей (предъявление подложного документа, его передача соответствующим лицам в качестве подлинного документа и т.п.). Иное использование поддельного документа по смыслу закона не образует состава анализируемого преступления. Использование документа самим подделывателем по сложившейся судебной практике квалифицируется по ч. 1 данной статьи как подделка.
Не может рассматриваться как использование обманное представление иного подлинного либо чужого документа. Использование поддельных государственных наград, штампов, печатей или бланков квалифицируется по ч. 1 анализируемой статьи. Оконченным преступление считается с момента представления или предъявления подложного документа по назначению, независимо от того, получило ли лицо незаслуженное благо и было ли освобождено от какой-либо обязанности.
Субъективная сторона использования характеризуется прямым умыслом. Об этом свидетельствует указание в законе на признак "заведомости".
Субъектом преступления является вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, не причастное к подделке данного документа.
При конструировании статей УК 1996 г. законодатель придает действиям, образующим подлог документов, различное юридическое значение. Во-первых, в ряде случаев они образуют самостоятельное преступление. Помимо ст. 327 УК предусматривает наказуемость и других видов подлога документов: фальсификация избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчет голосов (ст. 142); подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст. 233); служебный подлог (ст. 292); фальсификация доказательств (ст. 303).
Во-вторых, в ст. 170 (регистрация заведомо незаконных сделок с землей, искажение учетных данных Государственного земельного кадастра), ст. 185 (внесение в проспект эмиссии ценных бумаг заведомо недостоверной информации), ст. 195 (фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность), ст. 237 (искажение информации о событиях, фактах или явлениях, создающих опасность для жизни или здоровья людей либо для окружающей среды), ст. 287 (предоставление заведомо ложной информации Совету Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации) подлог документов выступает в качестве одной из альтернативных форм действия. Эти преступления будут выполнены при совершении любого из указанных в диспозиции статьи альтернативных действий, в том числе и подлога документов.
В-третьих, в ряде случаев подлог документов является обязательным способом совершения преступления. К ним относятся преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 176 (незаконное получение кредита), ст. 188 (контрабанда), ст. 198 (уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды), ст. 199 (уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в негосударственные внебюджетные фонды (организаций), ч. 2 ст. 306 (заведомо ложный донос), ч. 1 ст. 339 УК (уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иными способами).
В этих случаях встает вопрос о правилах квалификации преступлений. Наиболее просто вопрос решается в первом варианте. Поскольку речь в этом случае идет о самостоятельных преступлениях, различающихся по объекту посягательства и субъекту преступления, то квалификация по совокупности возможна только при реальной совокупности. В остальных случаях квалификация осуществляется только по одной из вышеперечисленных статей.
Второй и третий варианты также исключают возможность квалификации содеянного по совокупности ч. 3 ст. 327 и соответствующих вышеперечисленных статей. Указание законодателем на подлог документов как альтернативное действие во втором варианте означает выделение из ч. 3 ст. 327 специального вида подлога документов, т.е. специальную норму. Поэтому при совершении подлога документов, подпадающего под признаки ст. 170, 185, 195, 237, 287 УК, данные действия надлежит квалифицировать по этим статьям, без применения ч. 3 ст. 327 УК. Аналогичным образом решается соотношение и в третьем варианте. Подлог документов, образующий самостоятельный состав преступления, отражается законодателем в полной мере при характеристике способа совершения другого преступления и поэтому должна применяться та норма, которая предусматривает ответственность за содеянное в целом, без дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК.
Вместе с тем, если в вышеперечисленных случаях виновным лицом используются подделанные им документы, по общему правилу, не исключается возможность квалификации содеянного также и по ч. 1 или 2 ст. 327 УК*(325).
Наиболее часто подлог документов используется при совершении преступлений против собственности. В этих случаях представляется верной рекомендация, согласно которой, когда наличие документа само по себе предоставляет право собственности или иное вещное право, лицо, изымающее с его помощью чужое имущество, должно нести ответственность за хищение. В том же случае, когда лицо изготавливает официальный документ, который затем используется только для облегчения доступа к имуществу (так как сам по себе он не может предоставлять имущественные права его обладателю), лицо должно нести ответственность по совокупности преступлений (ст. 327 и соответствующая статья гл. 21 УК)*(326).
Изготовление, сбыт поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия либо их использование (ст. 327.1). Данная статья была введена Федеральным законом от 9 июля 1999 г. N 158-ФЗ и направлена на предупреждение незаконного оборота марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия.
Предметом преступления являются марки акцизного сбора, специальные марки или знаки соответствия. Об их понятии см. соответствующий раздел к ст. 325 УК.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327.1 УК, выражается в совершении незаконных альтернативных действий: изготовлении или сбыте поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия, защищенных от подделок.
Изготовление марок акцизного сбора и специальных марок означает размножение этих предметов любым способом (офсетной печатью, принтером и т.д.). Изготовление знаков соответствия выражается в подготовке трафарета, с помощью которого знак соответствия может быть нанесен на продукцию. Сбыт выражается в реализации соответствующего предмета с помощью различных сделок - продажа, дарение, обмен и т.п. Преступление будет оконченным с момента изготовления или сбыта хотя бы одной единицы соответствующего предмета.
С субъективной стороны преступление совершается только с прямым умыслом. При этом для изготовления необходима специальная цель сбыта соответствующего предмета.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 327.1 УК, выражается в использовании заведомо поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия, защищенных от подделок. По смыслу статьи использование названных предметов означает наклеивание марок на емкости с алкогольной продукцией или пачки с табаком или табачной продукцией либо нанесение знаков соответствия на эту продукцию. Для признания преступления оконченным достаточно нанесения соответствующего предмета хотя бы на одну единицу емкости, пачки или продукции.
Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом, о чем свидетельствует указание в законе на признак "заведомости" При этом лицо осознает, что использует поддельные марки акцизного сбора, специальные марки или знаки соответствия, защищенные от подделок.
Субъект преступления - общий.

§ 6. Преступления, связанные с посягательствами на установленный порядок реализации прав и обязанностей граждан

Уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК). Согласно ст. 59 Конституции РФ защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации. Реализуется эта обязанность через прохождение гражданином военной службы, которая представляет собой особый вид федеральной государственной службы. Исполняется служба в Вооруженных Силах РФ, а также в пограничных войсках Федеральной пограничной службы РФ, во внутренних войсках Министерства внутренних дел РФ, в Железнодорожных войсках РФ, войсках Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте РФ, войсках гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти, Службе внешней разведки РФ, органах Федеральной службы безопасности РФ, органах Федеральной пограничной службы РФ, федеральных органах правительственной связи и информации, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти РФ и создаваемых на военное время специальных формированиях. Граждане проходят военную службу по призыву, а также в добровольном порядке (по контракту). Функция института воинской обязанности граждан - обеспечить оборону Российской Федерации от внешних вторжений*(327).
Если убеждениям или вероисповеданию гражданина противоречит несение военной службы, он имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой. Гражданин, не явившийся по повестке о призыве на военную службу или получивший путем обмана незаконное освобождение или отсрочку от призыва на военную службу, подлежит уголовной ответственности за уклонение от призыва на военную службу по ст. 328 УК.
Объект преступления - установленный порядок формирования Вооруженных сил РФ и других формирований.
С объективной стороны преступление выражается в уклонении от призыва на военную службу при отсутствии законных оснований для освобождения от нее.
Основания, порядок прохождения и условия освобождения от военной службы регламентируются федеральными законами от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ "Об обороне", от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" с последующими изменениями и дополнениями*(328); от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" с последующими изменениями и дополнениями*(329), другими подзаконными нормативными актами.
Согласно ст. 22 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ призыву на военную службу подлежат:
а) граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, состоящие или обязанные состоять на воинском учете и не пребывающие в запасе;
б) граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, окончившие государственные, муниципальные или имеющие государственную аккредитацию по соответствующим направлениям подготовки (специальностям) негосударственные образовательные учреждения высшего профессионального образования и зачисленные в запас с присвоением воинского звания офицера. Решение о призыве граждан на военную службу может быть принято только после достижения ими возраста 18 лет.
Не призываются на военную службу граждане, которые в соответствии с Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ освобождены от исполнения воинской обязанности, призыва на военную службу, граждане, которым предоставлена отсрочка от призыва, а также граждане, не подлежащие призыву на военную службу.
Призыв на военную службу граждан, не пребывающих в запасе, осуществляется два раза в год с 1 апреля по 30 июня и с 1 октября по 31 декабря после издания Указа Президента РФ "О призыве граждан на военную службу и об увольнении с военной службы граждан, проходящих военную службу по призыву". Для отдельных категорий граждан, например, проживающих в отдельных районах Крайнего Севера (их перечень определяется Генеральным штабом Вооруженных Сил РФ), проживающих в сельской местности и непосредственно занятых на посевных и уборочных работах, а также являющихся педагогическими работниками образовательных учреждений, установлены иные сроки призыва. Призыв на военную службу граждан, зачисленных в запас с присвоением воинского звания офицера, осуществляется в сроки, устанавливаемые Президентом РФ.
Законные основания, о которых говорится в диспозиции ст. 328 УК, предусмотрены в ст. 23 и 24 Закона. Так, в соответствии со ст. 23 Закона от призыва на военную службу освобождаются граждане:
а) признанные негодными или ограниченно годными к военной службе по состоянию здоровья;
б) проходящие или прошедшие военную службу в Российской Федерации;
в) проходящие или прошедшие альтернативную гражданскую службу;
г) прошедшие военную службу в другом государстве;
д) имеющие ученую степень кандидата наук или доктора наук;
е) в случае гибели (смерти) отца, матери, родного брата, родной сестры в связи с исполнением ими обязанностей военной службы.
Не подлежит призыву на военную службу гражданин, отбывающий наказание в виде обязательных работ, исправительных работ, ограничения свободы, ареста или лишения свободы, имеющий неснятую или непогашенную судимость за совершение преступления, а также в отношении которого ведется дознание либо предварительное следствие или уголовное дело в отношении которого передано в суд.
В ст. 24 Закона предусматриваются условия предоставления отсрочки от призыва граждан на военную службу, например, признанных в установленном порядке временно негодными к военной службе по состоянию здоровья, - на срок до одного года, имеющих двух и более детей, обучающихся по очной форме обучения в государственных, муниципальных или имеющих государственную аккредитацию по соответствующим направлениям подготовки (специальностям) в негосударственных образовательных учреждениях начального профессионального, среднего профессионального или высшего профессионального образования, - на время обучения и т.д., всего более 10 случаев*(330).
Перечень уважительных причин неявки по повестке о призыве при наличии документального подтверждения предусматривается в ч. 2 ст. 7 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ: заболевание или увечье гражданина, связанные с утратой трудоспособности, тяжелое состояние здоровья отца, матери, жены, мужа, сына, дочери, родного брата, родной сестры, дедушки, бабушки или усыновителя гражданина либо участие в похоронах указанных лиц, препятствие, возникшее в результате действия непреодолимой силы, или иное обстоятельство, не зависящее от воли гражданина, а также иные причины, признанные уважительными призывной комиссией, комиссией по первоначальной постановке на воинский учет (военным комиссаром - для граждан, призываемых на военную службу из запаса) или судом.
Призыв на военную службу осуществляется по повесткам военного комиссариата, вручаемым под расписку призывнику уполномоченными лицами. Так, Дзержинским РВК г. Волгограда в прокуратуру было направлено заявление о привлечении к уголовной ответственности гражданина Б. за уклонение от призыва на военную службу. При этом комиссариатом в заявлении было отмечено, что повестка вручена не лично призывнику, а его сестре. Но это означало нарушение правила и порядок уведомления лица о необходимости прибытия в военный комиссариат в связи с мероприятиями, связанными с призывом на военную службу*(331).
Призыв включает в себя:
для граждан, не пребывающих в запасе: а) явку на медицинское освидетельствование и заседание призывной комиссии; б) явку в военный комиссариат для отправки к месту прохождения военной службы и нахождение в военном комиссариате до отправки к месту прохождения военной службы.
для граждан, зачисленных в запас с присвоением воинского звания офицера: а) явку на медицинское освидетельствование и к военному комиссару для принятия решения о призыве на военную службу; б) явку в военный комиссариат и получение предписания для убытия к месту прохождения военной службы.
Порядок призыва граждан на военную службу определяется вышеупомянутым Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ, другими федеральными законами, указами Президента РФ, Положением о призыве на военную службу граждан РФ, утвержденным постановлением Правительства РФ от 1 июня 1999 г. N 587 в ред. постановления от 22 января 2001 г. N 39*(332) и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Подлежащие призыву на военную службу граждане, не пребывающие в запасе, обязаны явиться по повестке военного комиссариата на медицинское освидетельствование, заседание призывной комиссии или для отправки в воинскую часть для прохождения военной службы, а также находиться в военном комиссариате до отправки к месту прохождения военной службы. Граждане мужского пола, зачисленные в запас с присвоением воинского звания офицера, обязаны явиться по повестке военного комиссариата на медицинское освидетельствование, а также к военному комиссару для принятия решения о призыве на военную службу и получения предписания для убытия к месту военной службы.
Уклонение как форма бездействия выражается в неявке без уважительных причин гражданина по повестке военного комиссариата на мероприятия, связанные с призывом на военную службу. Неявкой, в частности, следует признавать совершенные после издания соответствующего указа Президента РФ для граждан, не пребывающих в запасе, - неявку для постановки на воинский учет, медицинское освидетельствование, заседание призывной комиссии или для отправки в воинскую часть для прохождения военной службы; для граждан, зачисленных в запас с присвоением воинского звания офицера - неявку на медицинское освидетельствование, к военному комиссару для принятия решения о призыве на военную службу и получения предписания для убытия к месту военной службы. Установление факта неявки и отсутствия уважительных причин является достаточным основанием для привлечения лица к уголовной ответственности. Способ уклонения от призыва на военную службу в ст. 328 УК законодателем не определен. Это могут быть неявка без уважительных причин на заседание призывной комиссии либо в военный комиссариат для отправки к месту прохождения военной службы, уклонение путем симуляции болезни, представление подложных документов, членовредительство и т.п. Поэтому характер действий, направленных на создание видимости уважительных причин неявки (предоставление подложных документов, сообщение ложных сведений, симуляция болезни и т.п.) на квалификацию не влияют Если же эти действия образуют состав самостоятельных преступлений (подделка документов, дача взятки и т.п.), то содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений. Оконченным преступление считается с момента неявки по повестке на призывной пункт или в иное установленное место без уважительных причин.
В диспозиции ст. 238 УК говорится лишь об уклонении от одной из форм воинской обязанности - о призыве на военную службу. Поэтому уклонение от постановки на воинский учет, обязательной подготовки к военной службе, прохождения военной службы по призыву, пребывания в запасе, призыва на военные сборы и прохождения военных сборов в период пребывания в запасе не могут квалифицироваться по ст. 238 УК.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. При этом лицо преследует специальную цель - избежать призыва на военную службу.
Субъект преступления - специальный. Ответственности подлежат только граждане Российской Федерации мужского пола, достигшие 18-летнего возраста, состоящие или обязанные состоять на военном учете и обязанные по закону нести военную службу, но без уважительных причин уклоняющиеся от явки на медицинское освидетельствование и заседание призывной комиссии либо от явки в военный комиссариат для отправки к месту прохождения военной службы. Женщины призываются на военную службу только по собственному желанию.
В ч. 2 ст. 328 УК предусматривается ответственность за уклонение от прохождения альтернативной гражданской службы лиц, освобожденных от военной службы. Статья 59 Конституции РФ предусматривает, что гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой. Альтернативная гражданская служба предусматривается для тех случаев, когда лицо на законных основаниях освобождается от военной службы. Основания и порядок прохождения альтернативной гражданской службы должны устанавливаться соответствующим законом. Прохождение военной службы противоречит религиозным воззрениям, исповедуемым отдельными сектами, например, баптистами, "пятидесятниками", свидетелями Иеговы и некоторыми другими. В остальных признаках характеристика данного состава не отличается от предусмотренного в ч. 1 ст. 328 УК.
Самоуправство (ст. 330 УК). Объект преступления - установленный нормативными актами порядок реализации гражданами своих прав и обязанностей.
Установленный государством порядок управления обеспечивает не только нормальную деятельность органов власти и управления, но и определенный порядок реализации гражданами своих прав и обязанностей, при котором не должны нарушаться права и интересы других граждан. Данный порядок урегулирован процедурно и имеет задачей как соблюдение прав лица, считающего себя ущемленным в чем-либо, так и необходимость защиты от причинения вреда правомерных интересов иных лиц. Самовольная реализация своих прав, сопряженная с причинением вреда охраняемым правам и интересам иных граждан, образует признаки преступления, предусмотренного ст. 330 УК.
Объективная сторона преступления характеризуется совершением активных действий, правомерность которых оспаривается организацией или гражданином. Оспаривание означает выраженное в любой форме несогласие организации или гражданина с самоуправными действиями лица. Обязательным элементом состава является способ выполнения действия. Виновное лицо действует самовольно, избирая произвольную форму поведения, которая не соответствует установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку осуществления гражданами своих прав и обязанностей. В отличие от Уголовного кодекса 1960 г. данный порядок может определяться не только законом, но и иным нормативным правовым актом, что более соответствует реальному содержанию преступления. Избирая неприемлемую для общества и государства форму поведения, виновное лицо может осуществлять как действительное (на самом деле существующее, закрепленное в правоположениях), так и предполагаемое (отсутствующее, но по убеждению лица принадлежащее ему) право. Указание в новой редакции закона на формулу "правомерность которых оспаривается организацией или гражданином" позволяет говорить, что как самоуправство должны рассматриваться и такие самовольные действия, которые сознаются лицом как неправомерные уже во время их выполнения, например, изъятие имущества до принятия решения судом о его принадлежности.
Отсутствие оспаривания правомерности поведения лица исключает признание содеянного самоуправством.
Самоуправство сконструировано законодателем по принципу материального состава, поэтому ответственность за оконченное деяние возможна лишь тогда, когда в результате самовольных действий организации или гражданину причиняется существенный вред. Понятие "существенный вред" является оценочным и определяется органами предварительного расследования и судом в конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела. Существенный вред может выражаться в причинении существенного материального ущерба, нарушении конституционных прав граждан на свободу передвижения, пользования жилой площадью и т.п. Между самовольными действиями и наступившими последствиями должна быть причинная связь.
Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной формой вины. Цели и мотивы поведения виновного для квалификации значения не имеют.
Субъект преступления - общий.
В отличие от Уголовного кодекса 1960 г. в новой редакции для самоуправства предусмотрен квалифицированный вид - применение при самовольных действиях насилия или угрозы его применения. О понятии этого признака см. соответствующий раздел к ст. 227 УК. Вследствие новых подходов законодателя к оценке личности в системе социальных ценностей общества причинение потерпевшему при самоуправстве вреда здоровью квалифицируется по ч. 2 ст. 330 УК. Причинение смерти или тяжкого вреда здоровью выходит за пределы состава ч. 2 данной статьи и требует дополнительной квалификации по ст. 111 и 105 УК. Когда самовольные действия образуют признаки самостоятельных составов иных преступлений (нарушение неприкосновенности жилища, неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, отказ в предоставлении гражданину информации и т.п.), они квалифицируются по соответствующим статьям Кодекса, предусматривающим эти преступления.

Глава V. Преступления против военной службы

§ 1. Понятие и виды преступлений против военной службы

В ст. 10 Федерального закона N 61-ФЗ "Об обороне"*(333) от 31 мая 1996 г. функции и задачи Вооруженных Сил определены следующим образом: Вооруженные Силы Российской Федерации предназначены для отражения агрессии, направленной против Российской Федерации, для вооруженной защиты целостности и неприкосновенности ее территории, а также для выполнения задач в соответствии с международными договорами Российской Федерации. Боеспособность Вооруженных Сил страны обеспечивается не только их численностью, вооружением и выучкой, но и строжайшей дисциплиной, надлежащим несением воинской службы. Ослабление воинской дисциплины чревато опасными, тяжкими последствиями, способными в ряде случаев подорвать, ослабить боевую подготовку Вооруженных Сил, их управление.
В целях борьбы с наиболее общественно опасными нарушениями воинской дисциплины установлена уголовная ответственность за их совершение.
Необходимо отметить, что с 1992 г. уровень преступности в Вооруженных Силах постоянно растет - в среднем на 24% в год. В 1,6 раза увеличилось число преступлений, повлекших тяжкие последствия. Рост преступлений в Вооруженных Силах наблюдается почти по всем показателям: групповая преступность - 88%; против гражданского населения - 13%; в состоянии алкогольного или наркотического опьянения - 180%; в караулах и внутренних нарядах - 122%; на почве неуставных отношений - 74%*(334).
В царской России уголовно-правовые нормы, устанавливавшие уголовную ответственность за воинские преступления, стали возникать после начала формирования регулярных воинских частей. Такие нормы, например, входили в Судебник Царя и Великого Князя Ивана IV (Грозного) 1550 г.
История развития военно-уголовного законодательства - большая самостоятельная тема. В данном курсе краткому обзору будут подвергнуты некоторые ее фрагменты, относящиеся к принятому Верховным Советом СССР 25 декабря 1958 г. закону "Об уголовной ответственности за воинские преступления"*(335). Этот закон был дословно воспроизведен в уголовных кодексах всех союзных республик СССР.
Необходимо отметить, что советское военно-уголовное законодательство являлось составной частью уголовного законодательства в соответствии со ст. 2 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. Поэтому, например, положения Общей части советского уголовного законодательства об основаниях уголовной ответственности, понятии преступления и т.д. были едины для всего уголовного законодательства, в том числе и определявшего уголовную ответственность за воинские преступления.
Вместе с тем особенности воинской службы предопределяли выделение специальных видов наказаний, применявшихся только к осужденным военнослужащим. Такими наказаниями являлись: направление в дисциплинарный батальон и содержание на гауптвахте взамен исправительных работ.
Эти наказания отбывались одновременно с выполнением осужденным обязанностей по военной службе и не сопрягались с исключением осужденного из Вооруженных Сил.
Помимо этого в соответствии со ст. 31 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик при осуждении за тяжкое преступление лицо, имевшее воинское звание, могло быть по приговору суда его лишено.
Согласно Закону о всеобщей воинской обязанности военная служба состояла из действительной военной службы и службы в запасе. Поэтому судебное решение о лишении воинского звания могло быть принято и в отношении лица, находившегося в отставке*(336). В Законе "Об уголовной ответственности за воинские преступления" (ст. 237 УК 1960 г.) было определено, что воинскими преступлениями признаются предусмотренные им деяния против установленного порядка несения воинской службы, совершенные военнослужащими, а также военнообязанными во время прохождения ими учебных сборов.
В ст. 331 УК 1996 г. дано более развернутое определение преступления против военной службы. Оно состоит из трех частей.
В ч. 1 ст. 331 УК определено, что преступлениями против военной службы признаются предусмотренные в гл. 33 УК деяния против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военной службы.
В ч. 2 ст. 331 УК указано, что ответственность за преступления против военной службы несут военные строители военно-строительных отрядов (частей) Министерства обороны РФ, других министерств и ведомств Российской Федерации.
В ч. 3 ст. 331 УК сделана ссылка на то, что уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством Российской Федерации военного времени.
Рассматриваемое определение преступления против военной службы (далее воинского преступления) базируется на общем понятии преступления, данном в ст. 14 УК. Это единственное в кодексе родовое определение преступления. Его цель - общее разграничение преступлений против военной службы и иных преступлений. В нем раскрыты суть преступлений против порядка военной службы и их общие черты, что позволяет установить общие отличительные признаки воинского преступления от дисциплинарного проступка.
Родовым объектом воинского преступления является порядок прохождения военной службы, основанный на Конституции РФ и установленный Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе"*(337), уставами Вооруженных Сил и иными военно-правовыми актами. Порядок прохождения военной службы призван обеспечивать постоянную готовность Вооруженных Сил обеспечивать безопасность страны.
В ст. 2 Федерального закона определено: "Военная служба - особый вид федеральной государственной службы, исполняемой гражданами в Вооруженных Силах РФ, а также в пограничных войсках федеральной пограничной службы РФ, во внутренних войсках Министерства внутренних дел РФ, в Железнодорожных войсках РФ, войсках федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте РФ, войсках гражданской обороны (далее - другие войска), инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти (далее - воинские формирования), Службе внешней разведки РФ, органах Федеральной службы РФ, федеральных органах правительственной связи и информации, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти РФ (далее - органы) и создаваемых на военное время специальных формированиях". Эта служба призвана обеспечивать военную безопасность страны, что невозможно осуществить без строгого соблюдения порядка прохождения военной службы. Порядок прохождения военной службы (военная безопасность) - общий родовой объект для всех преступлений против военной службы. Он подразделяется на виды, т.е. конкретные сферы военно-служебной деятельности, где решаются конкретные задачи обеспечения военной безопасности. Каждый такой вид воинского правопорядка выступает в качестве объекта, как правило, нескольких однородных преступлений. В соответствии с ними формируется система составов преступлений против военной службы.
Вероятно, можно поставить вопрос о выделении из родового объекта преступления видовой объект, общий для нескольких преступлений.
Представляется обоснованной следующая классификация воинских преступлений по их видовому объекту*(338):
против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений (ст. 332-336);
против порядка пребывания на военной службе (ст. 337-339);
против порядка несения специальных (охранных) видов военной службы (ст. 340-345);
против порядка сбережения военного имущества (ст. 346-348);
против порядка эксплуатации военно-технических средств (ст. 349-352).
Непосредственный объект преступления - порядок прохождения конкретного вида службы.
Некоторые воинские преступления посягают на два объекта - основной и дополнительный. Проиллюстрируем сказанное. В п. "в" ч. 2 ст. 334 УК предусмотрена ответственность за насильственные действия в отношении начальника, сопряженные с причинением ему тяжкого или средней тяжести вреда здоровью либо иных тяжких последствий. Поскольку здоровье является дополнительным объектом, то содеянное квалифицируется только как воинское преступление.
От непосредственного объекта воинского преступления необходимо отличать предмет преступления. Так, в ст. 346 УК установлена ответственность за умышленное уничтожение или повреждение военного имущества. Непосредственным объектом этого преступления является порядок сбережения оружия, а само оружие - предметом преступления.
Но если последствия рассматриваемого преступления выходят за границы диспозиции нормы, устанавливающей ответственность за воинское преступление, то содеянное квалифицируется по совокупности преступлений. Так, причинение смерти при осуществлении насильственных действий в отношении начальника должно квалифицироваться дополнительно по ст. 105 УК.
Воинское преступление может быть связано с совершением иного преступления. Например, часовой, совершивший кражу с охраняемого им объекта, должен нести ответственность по соответствующей части ст. 342 УК и одновременно по ст. 158 УК - за тайное хищение чужого имущества.
Объективная сторона преступления против воинской службы характеризуется действием или бездействием, опасным для воинской дисциплины.
Ряд воинских преступлений совершается только действием, например: самовольное оставление части или места службы (ст. 337 УК), дезертирство (ст. 338 УК), оставление погибающего корабля (ст. 345 УК).
Некоторые воинские преступления совершаются бездействием, например, нарушение уставных правил караульной (вахтенной) службы вследствие небрежного к ним отношения, повлекшее тяжкие последствия (ч. 3 ст. 342 УК).
В отдельных составах преступлений посягательства на военную службу приобретают преступный характер, если они повлекли или могли повлечь причинение вреда интересам безопасности государства. Следовательно, само поставление объекта преступления в опасное состояние является оконченным преступлением, например, нарушение правил несения боевого дежурства (ч. 1 ст. 340 УК).
В диспозиции некоторых норм в качестве признака состава преступления включены оценочные понятия: причинение вреда (например, при нарушении правил пограничной службы - ч. 1 ст. 341 УК); причинение тяжкого вреда (например, при нарушении уставных правил караульной службы - ч. 2 ст. 342 УК) и т.д.
Характер грозящего или причиненного вреда должен определяться в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела.
Такие последствия (тяжкий вред) могут являться квалифицирующими воинское преступление обстоятельствами. Например, умышленное уничтожение или повреждение оружия, боеприпасов или предметов военной техники влечет ответственность по ч. 1 ст. 346 УК, а если это повлекло тяжкие последствия - по ч. 3 рассматриваемой статьи.
Есть нормы, устанавливающие уголовную ответственность за воинские преступления с указанием на конкретные тяжкие последствия, например, ч. 3 ст. 350 УК, в которой речь идет о наказуемости нарушения правил вождения или эксплуатации машин, повлекшего по неосторожности смерть двух или более лиц.
Как уже отмечалось, гл. 33 входит в единую систему Уголовного кодекса и поэтому на нее распространяются предписания Общей части, в том числе ч. 2 ст. 14 УК. Следовательно, не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо воинского деяния, предусмотренного в гл. 33 УК, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, т.е. не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда порядку несения военной службы. В данном случае имеется в виду вред уголовно-правового характера. Но это не исключает переход такого малозначительного вреда в разряд дисциплинарного проступка. Уголовно-правовая противоправность в подобном случае отпадает, и содеянное приобретает характер дисциплинарного проступка.
Предусмотренные ст. 75-78 Общей части Кодекса основания освобождения от уголовной ответственности применимы и к лицам, совершившим воинские преступления.
Большинство составов воинских преступлений имеют материальный характер. Они являются оконченными при наступлении указанных в законе последствий, например, уничтожение или повреждение военного имущества (ст. 346 и 347 УК), смерть человека (ч. 2 ст. 350 УК).
Некоторые воинские преступления имеют формальный характер. Например, дезертирство (ст. 338 УК), самовольное оставление части или места службы в целях уклонения от прохождения военной службы, а равно неявка в тех же целях на военную службу являются оконченными преступлениями с момента оставления части или места службы или неявки на нее. Установление последствий такого деяния не требуется.
Нахождение военнослужащего при исполнении обязанностей военной службы является обязательным признаком некоторых воинских преступлений. Так, ст. 333 УК устанавливает ответственность за сопротивление начальнику, а равно иному лицу, исполняющему возложенные на него обязанности военной службы, или принуждение его к нарушению этих обязанностей, сопряженное с насилием или угрозой его применения.
Вопрос о субъекте воинского преступления решен и в ст. 331 УК. В ч. 1 этой статьи определено, что преступления против порядка несения военной службы совершаются военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах РФ, других войсковых формированиях РФ, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов.
В соответствии с ч. 2 ст. 331 УК уголовную ответственность за воинские преступления несут также военные строители военно-строительных отрядов (частей) Министерства обороны РФ и других министерств и ведомств РФ.
Следовательно, помимо вооруженных сил военная служба предусмотрена в следующих военизированных формированиях:
войсках Федеральной пограничной службы РФ;
внутренних войсках Министерства внутренних дел РФ;
войсках Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте;
железнодорожных войсках;
войсках гражданской обороны;
федеральной службы внешней разведки РФ;
органах Федеральной службы безопасности РФ;
федеральных органах государственной обороны;
федеральных органах правительственной связи и информации РФ;
Федеральной противопожарной службы Министерства внутренних дел РФ;
информационно-технических и дорожно-строительных формированиях;
федерального органа обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти.
Перечисленные категории военнослужащих составляют 1,5% в структуре населения страны*(339).
Военнослужащими являются: офицеры, прапорщики и мичманы, курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования, сержанты, старшины, солдаты и матросы, поступающие на военную службу по контракту; сержанты, старшины, солдаты и матросы, проходящие военную службу по призыву, а также курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования до заключения с ними контракта.
Федеральный закон "О воинской обязанности и военной службе" в ст. 38 (п. 10-11) определяет момент начала и окончания военной службы. Началом военной службы для граждан, не пребывающих в запасе, призванных на военную службу, считается день убытия их из военного комиссариата субъекта Российской Федерации к месту прохождения военной службы.
Для военнослужащих, проходящих службу по контракту, военная служба начинается со дня вступления в силу контракта о прохождении службы.
Для некоторых категорий военнослужащих установлен иной порядок начала несения или окончания службы.
Окончанием военной службы является день исключения военнослужащих всех категорий из списков личного состава воинской части. Это день истечения срока службы. Если срок службы военнослужащего истек и нет исключительных обстоятельств, перечисленных в законе, то он не может нести ответственность за воинское преступление, хотя и не исключен из списков части, подразделения.
Особыми обстоятельствами, позволяющими отсрочить исключение военнослужащего из списков воинской части, являются, например, нахождение его на стационарном лечении, пребывание в плену или в качестве заложника.
В Вооруженных Силах иногда на специальных должностях или работах находятся служащие и рабочие, не являющиеся военнослужащими. Они не могут выступать субъектами воинских преступлений, но могут быть соучастниками таких преступлений.
За совершение некоторых преступлений против порядка несения военной службы уголовную ответственность несут военнослужащие, наделенные особыми признаками. Так, субъектом нарушения уставных правил караульной службы является лицо, входящее в состав караула (часовой, разводящий и т.д.), - ст. 342 УК; нарушение правил несения пограничной службы - военнослужащий, входящий в состав пограничного караула - ст. 341.
В соответствии с п. 12 ст. 38 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" в срок военной службы не засчитывается время пребывания в дисциплинарной воинской части и отбывания дисциплинарного взыскания в виде ареста, а также время самовольного оставления части или места службы независимо от причин продолжительностью свыше 10 суток.
Как вытекает из ч. 1 ст. 153 УИК, время отбывания ареста - уголовного наказания не засчитывается в общую военную службу. Однако в порядке поощрения оно может быть в нее включено.
Точно так же в порядке поощрения время отбывания наказания в дисциплинарной воинской части может быть зачтено в общий срок военной службы (ч. 2 ст. 171 УИК).
Началом и окончанием военной службы у лиц, проходящих военные сборы, являются первый и последний день сборов.
Призыву на военную службу подлежат граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, состоящие или обязанные состоять на воинском учете и не пребывающие в запасе (ст. 22 Федерального закона).
Лицо, не достигшее 18-летнего возраста, не может нести ответственность за военное преступление (например, лицо, поступившее на военную службу с поддельным документом о возрасте).
В соответствии со ст. 59 Конституции РФ военную службу несут только граждане Российской Федерации.
С субъективной стороны большинство воинских преступлений совершаются умышленно (дезертирство - ст. 338 УК, умышленное уничтожение или повреждение военного имущества - ст. 346 УК) и др. Некоторые из них совершаются как с прямым, так и с косвенным умыслом, например, умышленное уничтожение или повреждение военного имущества (ст. 346 УК).
В части 2 ст. 24 УК закреплено: "деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса". Это предписание закона не всегда отражено в Особенной части. Поэтому во многих случаях вопрос о неосторожной форме вины устанавливается на основе анализа нормы. Прав А.А.Тер-Акопов, считающий, что "отсутствие в законе указания на форму вины должно означать ответственность как за неосторожное, так и за умышленное преступление"*(340).
Умышленно и по неосторожности может быть совершено, например, нарушение уставных правил несения внутренней службы и патрулирования в гарнизоне (ст. 344 УК).
Цель и мотив совершения воинского преступления в ряде статей указываются, а в некоторых - их необходимо выявлять путем анализа нормы. Так, в ст. 338 УК установлена ответственность за дезертирство, которое совершается с целью уклонения от военной службы. В ст. 333 УК не упомянута цель совершения сопротивления начальнику или принуждения его к нарушению военной службы, но именно это и является целью совершения преступления.
В ряде статей Закона СССР 1958 г. "Об уголовной ответственности за воинские преступления" совершение преступления в военное время или в военной обстановке, на поле сражения, во время боя рассматривалось как квалифицирующее обстоятельство. В действующем законодательстве таких, квалифицирующих воинское преступление, обстоятельств нет.
В ч. 3 ст. 331 УК закреплено: "уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством Российской Федерации военного времени". Это положение противоречит ч. 1 ст. 1 УК, определяющей четкое правило: "уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в настоящий Кодекс". Помимо этого в ст. 3 УК определено: "...преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом".
В настоящее время такого "чрезвычайного" закона нет. Было бы целесообразно его и не разрабатывать, а включать необходимые дополнения в гл. 33 УК. Как это сделано, например, в Уголовном кодексе Республики Татарстан.
Уголовный кодекс 1960 г. предусматривал три специальных наказания, применяемых к лицам, совершившим воинские преступления: направление в дисциплинарный батальон, содержание на гауптвахте взамен исправительных работ, лишение воинских и специальных званий.
В Уголовном кодексе 1996 г. установлены следующие специальные наказания: краткосрочный арест для всех категорий военнослужащих; ограничение по военной службе для лиц, проходящих военную службу по контракту, применяемое как самостоятельное наказание, так и вместо исправительных работ; содержание в дисциплинарной воинской части, применяемое к военнослужащим рядового и сержантского состава; лишение воинского и специального звания - дополнительное наказание.
Ни одно преступление против военной службы к категории каких-либо таких преступлений не относится.
В уголовные кодексы большинства зарубежных стран (Франции, ФРГ, Испании и т.д.) воинские преступления не включены.
Исключение составляют кодексы ряда бывших союзных республик СССР и некоторых других стран (например, Польши).
В одних кодексах, включивших разделы (главы) о воинских преступлениях, дано общее определение воинского преступления, в других оно отсутствует. Так, в ст. 354 УК Республики Кыргызстан содержится развернутое понятие военного преступления, которое по своей сути аналогично определению, приведенному в ст. 331 УК РФ. В нем также установлено, что ответственность за военные преступления, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством военного времени.
В ст. 386 УК Республики Таджикистан определение преступления против военной службы во многом схоже с приведенным в ст. 1 Закона СССР 1958 г. "Об ответственности за воинские преступления".
Согласно Федеральному конституционному закону от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ "О военных судах Российской Федерации"*(341) "Дела о преступлениях, в совершении которых обвиняются военнослужащие, граждане, проходящие военные сборы, а также граждане, уволенные с военной службы, граждане, прошедшие военные сборы, при условии, что преступления совершены ими в период прохождения военной службы, военных сборов", рассматриваются военными судами.

§ 2. Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений

Военная организация базируется на специфических принципах ее построения: единоначалии, строгой централизации, беспрекословном подчинении командиру (начальнику), строжайшем соблюдении воинской дисциплины.
Единоначалие заключается в наделении командира (начальника) всей полнотой распорядительной власти по отношению к подчиненным и возложении на него персональной ответственности перед государством за деятельность вверенной ему части и подчиненных ему лиц.
Единоначалие немыслимо без беспрекословного повиновения подчиненных командиру (начальнику), точного и своевременного исполнения подчиненными приказа.
Неисполнение приказов начальника, оказание ему сопротивления или принуждение его к неисполнению служебных обязанностей, а также физическое или же психическое насилие над ним - абсолютно недопустимы в Вооруженных Силах. В любой армии мира за их совершение предусмотрена уголовная ответственность.
В Воинском уставе о наказаниях 1889 г. Российской империи (ст. 96-112) предусматривалась ответственность за неоказание начальнику должного уважения, его оскорбление словом или в печати, нанесение начальнику удара, неповиновение или неисполнение приказа и т.д. В соответствии, например, со ст. 105 Устава умышленное неисполнение приказа или распоряжения начальника наказывалось заключением в крепость на срок от одного года и четырех месяцев до четырех лет.
В трех статьях Уголовного кодекса 1922 г. предусматривалась ответственность за преступления против подчиненности и воинских уставных взаимоотношений (ст. 201-203). Опустив последующие вехи развития законодательства о воинских преступлениях, отметим, что в Законе "Об уголовной ответственности за воинские преступления" 1958 г. была установлена ответственность за следующие преступления против порядка подчиненности:
а) неповиновение (ст. 2 Закона, ст. 238 УК 1960 г.);
б) неисполнение приказа (ст. 3 Закона, ст. 239 УК 1960 г.);
в) сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению служебных обязанностей (ст. 4 Закона, ст. 240 УК 1960 г.);
г) насильственные действия в отношении начальника (ст. 6 Закона, ст. 242 УК 1960 г.);
д) оскорбление подчиненным начальника или начальником подчиненного (ст. 7 Закона, ст. 243 УК 1960 г.);
е) оскорбление начальника действием одним военнослужащим другого при отсутствии между ними отношений подчиненности или старшинства (ст. 8 Закона, ст. 244 УК 1960 г.).
Неисполнение приказа (ст. 332 УК). В ст. 332 УК установлена ответственность за неисполнение подчиненным приказа начальника, отданного в установленном порядке, причинившее существенный вред интересам службы.
Непосредственным объектом этого преступления является установленный в Вооруженных силах и иных войсках и воинских формированиях порядок воинской подчиненности, базирующийся на единоначалии. Подобные правоотношения между начальником и подчиненным регламентируются Уставом внутренней службы Вооруженных Сил РФ 1993 г.
Военнослужащие, не являющиеся по отношению к другим военнослужащим начальниками или подчиненными, могут быть старшими или младшими по воинскому званию. Старшие по воинскому званию в случае нарушения младшими по званию воинской дисциплины, общественного порядка, правил поведения, ношения военной формы одежды и выполнения приветствия должен потребовать от них устранения этих нарушений.
Приказом (распоряжением) является повеление начальника, отданное в пределах своей компетентности в установленном порядке, которое подлежит обязательному исполнению подчиненным. Компетенция начальника определяется воинскими уставами и приказами вышестоящих командиров (начальников). Приказ, распоряжение не подлежат обсуждению подчиненным и должны выполняться точно и безоговорочно, в установленный срок.
Приказ (распоряжение) подчиненному может быть отдан лично начальником - устно, письменно, с помощью средств связи или сигналов либо через других военнослужащих.
Объективная сторона рассматриваемого деяния заключается в открытом отказе от выполнения приказа либо в ином умышленном его неисполнении. Открытый отказ - деяние с явно выраженной решимостью не выполнять приказ. "Это наиболее дерзкая форма неисполнения приказа, - пишет Х.М.Ахметшин, - демонстративное противопоставление своей воли воле начальника. При неповиновении подчиненный, получив приказ начальника, в категорической форме заявляет или иным образом демонстрирует, что он выполнять приказ не будет"*(342).
Санкции ряда простых составов воинских преступлений включают в себя только специальные виды наказаний (например, ч. 1 ст. 332 УК - неисполнение приказа, ч. 1 ст. 339 УК - уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иным способом).
Подавляющее число санкций воинских преступлений включают в себя как специальные виды воинских наказаний, так и лишение свободы. Так, в санкции ст. 333 УК (сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению обязанностей военной службы) предусмотрены наказания в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет либо лишение свободы на срок до пяти лет.
В некоторых санкциях предусмотрено наказание только в виде лишения свободы (например, в ст. 352 УК о нарушении правил кораблевождения).
Реально исполняемое лишение свободы несовместимо с несением военной службы.
При условном осуждении к лишению свободы военная служба не прекращается*(343).
Осуждение к штрафу (ст. 347 УК - уничтожение или повреждение военного имущества по неосторожности и ст. 348 УК - утрата военного имущества) не является основанием для увольнения с военной службы.
Не прекращается военная служба в связи с осуждением военнослужащего к наказанию в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ст. 350 УК - нарушение правил вождения или эксплуатации машины).
В свете сказанного представляется ошибочным утверждение, будто осуждение военнослужащего к наказаниям общего вида возможно лишь при увольнении лица с военной службы*(344).
Военные преступления относятся к трем категориям: небольшой тяжести (например, ст. 344 УК); средней тяжести (например, ч. 1 ст. 332 УК); тяжкие (например, ст. 352 УК).
Пререкание подчиненного с лицом, отдавшим приказ, выражение критического отношения к приказу по содержанию или порядку исполнения не являются неисполнением приказа. Они могут приобрести характер дисциплинарного проступка.
Иное неисполнение приказа заключается в том, что лицо, его получившее, не отказывается от его исполнения, но умышленно не исполняет.
Невыполнение приказа начальника может заключаться в его ненадлежащем исполнении: в ненадлежащее время (позднее или раньше), в ненадлежащем месте или в ненадлежащем содержании, характере.
Причем неисполнение приказа начальника возможно путем как совершения действия, так и бездействия. Например, было приказано открыть огонь, а подчиненный это не делает или наоборот - приказ открыть огонь, а лицо, его получившее, это не осуществляет.
В ч. 1 ст. 332 УК определено, что приказ должен быть отдан в установленном порядке, т. е. соответствовать закону и воинским уставам. Согласно ст. 3 "Закона о воинской обязанности и военной службе" военнослужащему "не могут отдаваться приказы и распоряжения, ставиться задачи, не имеющие отношения к военной службе или направленные на нарушение закона". Командир, отдавший приказ, несет ответственность за его соответствие закону и воинским уставам, а также за последствия его исполнения.
Приказ должен четко адресоваться конкретному исполнителю. Приказ должен точно определять задачи, стоящие перед последним. Помимо этого он должен быть исполнимым.
Диспозиция ч. 1 ст. 332 УК установила материальный состав преступления. Оно является оконченным при наступлении существенного вреда интересам военной службы. "Существенный вред" - категория оценочная. Его установление в каждом конкретном случае основывается на всех обстоятельствах дела. По мнению Х.М.Ахметшина, "существенный вред может состоять в серьезном нарушении распорядка дня в подразделении, части, затруднении исполнения конкретных задач боевой подготовки, ущемлении прав и законных интересов отдельных военнослужащих, в отрыве от выполнения обязанностей военной службы, причинении материального ущерба и т.п."*(345)
Вместе с тем представляется ошибочным отнесение к категории существенного вреда невыполнение "конкретной боевой задачи"*(346), ибо в соответствии с ч. 3 ст. 321 УК РФ уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время, либо в боевой обстановке, определяется законодательством военного времени.
Неисполнение военнослужащим приказа начальника, не повлекшее наступление существенного вреда интересам военной службы, может вызвать дисциплинарную ответственность.
Субъектом преступления является военнослужащий, подпадающий под признаки ст. 331 УК, которому военачальник отдал приказ.
Как это определено в ч. 1 ст. 42 УК, не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательного для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее приказ или распоряжение. Вместе с тем в ч. 2 этой статьи указано, что лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих началах. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.
Субъективная сторона преступления при явном неисполнении приказа - прямой умысел, в иных случаях - прямой и косвенный умысел.
Мотив совершения преступления на квалификацию содеянного не влияет, но может повлиять на определение виновному наказания.
Санкция ч. 1 ст. 332 УК РФ предусматривает возможность назначения наказания в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо содержание в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет.
В соответствии с ч. 1 ст. 335 УК Республики Кыргызстан максимальное наказание за неисполнение приказа - содержание в дисциплинарной воинской части на срок до одного года. Точно такое же максимальное наказание предусмотрено и в ч. 1 ст. 279 УК Республики Узбекистан.
Отметим, что в ст. 305 УК установлена ответственность за неповиновение, которым является открытый отказ от исполнения приказа, а равно иное умышленное его неисполнение. Такая конструкция была предусмотрена ст. 2 Закона СССР "Об уголовной ответственности за воинские преступления". В диспозиции этой нормы не было предусмотрено наступление тяжких последствий (существенный вред).
В части 2 ст. 332 УК РФ предусмотрена ответственность за квалифицированные виды неисполнения приказа: совершение этого преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а равно повлекшее тяжкие последствия. Суть совершения преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой определена в ст. 35 УК РФ.
Тяжкими последствиями могут быть: срыв мероприятий по обеспечению боевой готовности части; смерть человека, причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью людей; серьезные повреждения сложной и дорогой техники; причинение значительного материального ущерба как Вооруженным Силам, так и иным собственникам; утрата оружия или боеприпасов и т.п.
За умышленное неисполнение приказа в ч. 2 ст. 332 УК РФ предусмотрено наказание только в виде лишения свободы на срок до пяти лет.
Неповиновение - открытый отказ от исполнения приказа или же неисполнение приказа в боевой обстановке (даже без квалифицирующих это преступление обстоятельств) в соответствии с ч. 3 ст. 279 УК Республики Узбекистан влечет за собой наказание в виде лишения свободы на срок до пятнадцати лет. В ст. 280 этого Кодекса определено, что неисполнение приказа по неосторожности, повлекшее крупный ущерб или тяжкие последствия, влечет за собой назначение наказания в виде ограничения по службе до двух лет или направление в дисциплинарную воинскую часть на срок до одного года. Совершение такого деяния в боевой обстановке наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.
В соответствии с ч. 3 ст. 332 УК РФ неисполнение приказа вследствие небрежного либо недобросовестного отношения к службе, повлекшее тяжкие последствия, предполагает назначение наказания в виде ограничения по военной службе на срок до одного года, либо ареста на срок от трех до шести месяцев, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет.
Сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению обязанностей военной службы (ст. 333 УК). В этой статье установлена ответственность за два преступления: 1) сопротивление начальнику, а равно иному лицу, исполняющему возложенные на него обязанности военной службы, или 2) принуждение к нарушению этих обязанностей, сопряженные с насилием или угрозой его применения.
Эти преступления сопряжены с насилием или угрозой его применения и направлены на принуждение начальника или иного лица не исполнять возложенные на них обязанности по военной службе. Подобного рода деяния затрудняют или вовсе исключают осуществление служебной деятельности командиров (начальников) или иных военнослужащих.
При совершении этих преступлений осуществляется психическое или физическое насилие над личностью, подрывается авторитет военнослужащего, подвергнутого такому насилию.
Непосредственным объектом преступления является порядок воинской подчиненности - основы нормальной деятельности начальников и иных лиц, исполняющих обязанности военной службы.
Так как сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению обязанностей военной службы сопряжено с принуждением, то дополнительным объектом этих преступлений могут быть здоровье, свобода, телесная неприкосновенность командира (начальника) или иного лица, выполняющего обязанности военной службы.
Объективная сторона преступления - действия - сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению обязанностей военной службы.
Сопротивлением являются активные действия, направленные на воспрепятствование лицу, выполняющему свои конкретные обязанности, в их осуществлении.
Ситуация сопротивления начальнику или иному лицу, выполняющему свои обязанности военной службы, может возникнуть лишь в том случае, когда эти лица отдают приказ или распоряжение, а лицо, которому этот приказ или распоряжение адресованы, не выполняет их и, более того, оказывает сопротивление. Таким, например, будет сопротивление лица, арестованного за дисциплинарный проступок, которого командир направляет на гауптвахту.
Принуждение - действия, направленные на то, чтобы заставить лицо выполнить какие-либо незаконные действия или воздержаться от выполнения своих обязанностей. Принуждение может выражаться в физическом или психическом насилии. Физическое насилие предполагает действия, направленные на причинение смерти, вреда здоровью, ограничение или лишение свободы, причинение боли. Угроза применения физического насилия заключается в выражении намерения убить, искалечить и т.д. Причем это намерение предполагается реализовать немедленно, а не в будущем. К тому же угроза должна быть реальной, совершенно очевидной.
Обязанности военной службы могут возникать в соответствии с воинскими уставами; в связи с осуществлением своего служебного положения в сфере административно-хозяйственной или организационно-исполнительной деятельности; выполнением специального задания или специальной службы (например, начальник караула, дежурный по части).
Иными лицами, исполняющими возложенные на них обязанности военной службы, являются те, на кого специально возложены какие-либо обязанности по военной службе в силу приказа начальника, конкретного поручения, задания и т.д.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и наличием цели - воспрепятствовать исполнению обязанности военной службы указанным в ст. 333 УК военнослужащим.
Квалифицированные виды*(347) сопротивления начальнику или принуждения его к нарушению обязанностей военной службы предусмотрены ч. 2 ст. 333 УК. Квалифицированными являются эти преступления, совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; с применением оружия; с причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью или иных тяжких последствий.
При анализе преступления, совершенного группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой, необходимо исходить из предписаний ст. 35 УК.
Как полагают многие юристы, по смыслу п. "б" ч. 2 ст. 333 УК оружием являются предметы, специально предназначенные для поражения живой цели. Им может быть штатное армейское оружие (пистолет, автомат, винтовка, штык и т.д.) и иное огнестрельное и холодное оружие (охотничье ружье, охотничий нож, кастет, метательное оружие и т.п.) заводского производства или самодельное. Так, по мнению Х.М.Ахметшина, "использование при оказании сопротивления или принуждении всякого рода хозяйственного или иного назначения (например, перочинный нож, топор и т.п.) не дает оснований для квалификации преступления по п. "в" ч. 2 ст. 333 УК РФ"*(348).
Сопротивление военачальнику или принуждение его к нарушению обязанностей несения военной службы возможно только во время выполнения им конкретной обязанности по военной службе.
Не исключена возможность сопротивления и без оказания физического или психического воздействия на указанных лиц, например, попытка вырваться задерживаемого лица, которого доставляют на гауптвахту.
Оконченным рассматриваемое преступление является с момента фактического оказания виновным лицом сопротивления или принуждения начальнику, а равно иному лицу, исполняющему возложенные на него обязанности военной службы, вне зависимости от того, достигнута ли при этом цель совершения преступления или не достигнута.
Субъектом преступления при оказании сопротивления начальнику или принуждении его к нарушению обязанностей по военной службе может быть только подчиненное ему лицо. Если подобные действия осуществляются в отношении лица, исполняющего возложенные на него обязанности военной службы, то субъектом преступления может быть любой военнослужащий, подчиненный по службе или по званию*(349).
Квалифицированным является причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью или иных тяжких последствий. Следовательно, совершение при этом умышленного убийства п. "б" ч. 2 ст. 333 УК не охватывается. Некоторые юристы полагают, что умышленное убийство в процессе сопротивления начальнику или принуждения его к нарушению обязанности военной службы должно квалифицироваться только по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК*(350). По этому пути идет и практика*(351). В данном случае игнорируется факт совершения преступления по военной службе. Представляется верной позиция, при которой в подобных случаях содеянное квалифицируется по ч. 2 ст. 333 и п. "б" ч. 2 ст. 105 УК*(352).
Обратим внимание на то, что по Уголовному кодексу 1960 г. ответственность за сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению служебных обязанностей, если оно было сопряжено с умышленным убийством либо было совершено в боевой обстановке, наступала в виде смертной казни или лишения свободы на срок до 15 лет (максимальный срок лишения свободы) - п. "в" ст. 240.
Причинение смерти по неосторожности относится к иным тяжким последствиям, предусмотренным в п. "в" ч. 2 ст. 333 УК 1996 г.
Санкция ч. 2 ст. 333 УК вступила в противоречие с санкцией ч. 2 и 3 ст. 111 УК. За умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в ч. 2 ст. 111 УК установлено наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет, а в ч. 3 - до двенадцати лет. В ч. 2 ст. 333 УК предусмотрено более мягкое наказание - лишение свободы на срок до 8 лет. Следовательно, при причинении в процессе сопротивления начальнику или принуждении его к нарушению обязанностей военной службы умышленного тяжкого вреда здоровью необходима квалификация содеянного по п. "в" ч. 2 ст. 333 УК и по ч. 2 или 3 ст. 111 УК.
Вместе с тем причинение умышленного тяжкого вреда здоровью начальника, повлекшее по неосторожности его смерть, также необходимо квалифицировать по п. "в" ч. 2 ст. 333 УК и по ч. 4 ст. 111 УК. Напомним, что санкция ч. 4 ст. 111 УК предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от пяти до пятнадцати лет.
Насильственные действия в отношении начальника (ст. 334 УК). Насильственные действия в отношении начальника заключаются в нанесении ему побоев или применении иного насилия, совершенные во время исполнения им обязанностей военной службы или в связи с исполнением этих обязанностей.
Непосредственным объектом преступления является установленный порядок подчиненности, а дополнительным - личность начальника, его здоровье, неприкосновенность. В юридической литературе обычно порядок подчиненности и личность начальника необоснованно рассматриваются как единый непосредственный объект анализируемого преступления*(353).
Некоторые авторы вообще не упоминают о личности начальника при анализе объекта этого преступления*(354).
Объективная сторона преступления заключается в нанесении побоев или применении иных способов насилия к начальнику во время исполнения им обязанностей военной службы или в связи с их исполнением.
Развернутое определение понятия "исполнение" военнослужащим обязанностей военной службы дано в ст. 37 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О военной обязанности и военной службе" и в ст. 7 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ. Исполнением обязанностей военной службы являются, например, исполнение должностных обязанностей: несение боевого дежурства (вахты); боевой службы, службы в гарнизонном наряде, исполнение обязанностей в составе суточного наряда; выполнение приказа или распоряжения, отданных командиром (начальником); следование к месту службы и обратно и т.д. Начальник считается приступившим к выполнению обязанностей военной службы в любой момент, в любое время, при любых обстоятельствах, требующих от него обеспечения повиновения подчиненных.
В ст. 116 УК установлена ответственность за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причиняющих физическую боль, но не повлекших легкого вреда здоровью. Из приведенной нормы следует, что основа побоев заключается в причинении боли, болевых страданий.
Обычно побои рассматриваются как множественное нанесение ударов, сдавливание отдельных частей тела потерпевшего, вырывание волос, царапанье кожи и др.*(355) Это определение вызывает возражение. Неужели нанесение сильного удара или двух таких ударов не есть избиение? Что следует понимать под термином "множественность"? По нашему мнению, нанесение одного более или менее сильного удара является избиением.
Вырывание волос, царапанье и пр. - это способы причинения боли, но не побои. Однако подобные насильственные действия по своим последствиям эквивалентны побоям (нанесению удара), так как причиняют болевые ощущения.
Поэтому для квалификации насильственных действий в отношении начальника по ч. 1 ст. 334 УК достаточно нанесения одного удара или совершения одного акта "иного насилия" (рывка за волосы, болезненного выворачивания рук или ног и т.д.).
Необходимо подчеркнуть, что ст. 334 УК устанавливает ответственность за насильственные действия в отношении начальника, осуществляющего свои воинские обязанности, или в связи с ними. Например, начальник требует, чтобы его подчиненный вновь тщательно почистил оружие. Подчиненный в ответ наносит удары начальнику, но распоряжение выполняет. Другой вариант. При такой же ситуации через сутки подчиненный нанес удары начальнику в отместку за выполнение им обязанностей военной службы.
Субъект преступления - военнослужащий, подчиненный как по службе, так и по воинскому званию.
Субъективная сторона преступления предполагает только прямой умысел. Насильственные действия в отношении начальника вызываются недовольством, местью, вызванными правомерным исполнением начальником своих воинских обязанностей.
Санкция ч. 1 ст. 334 УК предусматривает возможность назначения виновному наказания в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишения свободы на срок до пяти лет.
В ч. 2 ст. 334 УК предусмотрены такие же квалифицирующие это преступление обстоятельства, как и в ч. 2 ст. 333 УК. Ими являются: совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой лиц; с применением оружия; с причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью или иных тяжких последствий. В санкции ч. 2 ст. 334 УК предусмотрено лишение свободы на срок от трех до восьми лет. И вновь, как и при анализе ч. 2 ст. 333 УК, возникает вопрос о квалификации рассматриваемого преступления, сопряженного с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и умышленным причинением тяжкого вреда здоровью, повлекшим по неосторожности его смерть. При умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, подпадающего под признаки ч. 2 ст. 111 УК, предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет, ч. 3 ст. 111 УК - до двенадцати лет, а ч. 4 ст. 111 УК - до пятнадцати лет.
Такая рассогласованность названных санкций означает необходимость квалифицикации насильственных действий в отношении начальника с умышленным причинением ему тяжкого вреда здоровью по ч. 2 или ч. 3 ст. 111 УК, а если в результате умышленного причинения тяжкого вреда здоровью последовала смерть потерпевшего - по ч. 4 ст. 111 УК и п. "в" ч. 2 ст. 334 УК.
Умышленное убийство при осуществлении насильственных действий в отношении начальника предполагает квалификацию содеянного по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК и по п. "в" ч. 2 ст. 334 УК. Квалификация в подобных случаях содеянного по п. "в" ч. 2 ст. 334 УК в высшей степени условна, ибо в этом пункте речь идет о причинении потерпевшему тяжкого или средней тяжести вреда здоровью. Но это целесообразно делать для отражения факта наличия объекта - порядок несения военной службы.
В действующем Уголовном кодексе нет нормы о должностных преступлениях военнослужащих, поэтому насильственные действия начальника в отношении подчиненного влекут ответственность по ст. 286 УК за превышение должностных полномочий.
Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности (ст. 335 УК). Товарищеские, уважительные взаимоотношения между военнослужащими - важнейшие условия нормального функционирования Вооруженных Сил. Доверие, постоянное ощущение плеча соратника и друга облегчают условия несения трудной, а порой и опасной службы в армии, особенно в экстремальных условиях. К сожалению, в наших Вооруженных Силах процветает так называемая дедовщина, в основе которой лежат издевательства, глумление, унижение старослужащими молодых военнослужащих.
Уголовный кодекс 1960 г. устанавливал ответственность за три вида нарушения уставных правил между военнослужащими при отсутствии отношений подчиненности: 1) выразившееся в нанесении побоев или ином насилии; 2) то же самое деяние, совершенное в отношении нескольких лиц либо повлекшее причинение потерпевшему менее тяжкого или легкого телесного повреждения; 3) деяние, совершенное группой лиц, или с применением оружия, а равно повлекшее тяжкие последствия. Соответственно назначалось наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, до пяти лет и до двенадцати лет (ст. 244).
В 60-70-е гг. эти преступления не носили еще массового характера*(356).
Нарушение уставных отношений между военнослужащими при отсутствии отношений подчиненности в ч. 1 ст. 335 УК 1996 г. определяется как унижение чести и достоинства военнослужащего другим военнослужащим, не находящимся с первым в отношениях подчиненности, либо применение насилия. Наказанием за подобное деяние является содержание в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет или лишение свободы на срок до трех лет. Следовательно, действующее законодательство повысило наказание за анализируемое деяние по сравнению с тем, что было предусмотрено ч. 1 ст. 244 УК 1960 г.
По сравнению с ч. 2 ст. 244 УК 1960 г. число квалифицирующих обстоятельств совершения неуставных отношений увеличилось. Ими являются: неоднократность; в отношении двух или более лиц; группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; с применением оружия; с причинением средней тяжести вреда здоровью. Наказание - лишение свободы на срок до пяти лет. Такое же наказание предусматривала ч. 2 ст. 244 УК 1960 г.
В ч. 3 ст. 335 УК 1996 г. установлена ответственность за неуставные отношения, повлекшие тяжкие последствия, за что возможно наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет (по ч. 3 ст. 244 УК 1960 г. - до двенадцати лет). Число особо квалифицирующих преступление обстоятельств сокращено за счет перевода групповых форм совершения преступления и с применением оружия в ч. 2 ст. 335 УК, что значительно снизило наказания за подобные деяния.
Непосредственным объектом преступления является установленный воинскими уставами порядок взаимоотношений военнослужащих, не состоящих в отношениях подчиненности, а дополнительным - их здоровье, телесная неприкосновенность, достоинство личности.
В юридической литературе существует мнение, что непосредственным объектом состава этого преступления является уставной порядок взаимоотношений военнослужащих при отсутствии между ними отношений подчиненности*(357). Но в приведенном определении опущен дополнительный объект деяния - личность военнослужащего (его здоровье, телесная неприкосновенность и достоинство).
В некоторых работах непосредственный объект деяния, за которое установлена ответственность по ст. 335 УК, определяется как уставной порядок взаимоотношений военнослужащих, не находящихся в отношениях подчиненности, и их здоровье, честь и личное достоинство*(358). Налицо необоснованное объединение непосредственного и дополнительного объектов преступления.
Определяя объектами преступления честь и достоинство личности, автор приведенного определения исходил из ч. 1 ст. 130 УК и ч. 1 ст. 335 УК. Однако в этих нормах допущены неточности. Объектом оскорбления является только достоинство личности, а объектом клеветы - ее честь. Клевета заключается в распространении заведомо ложных сведений, порочащих оценку личности, сложившуюся в обществе. Суть "дедовщины" в ином: в оскорблениях личности, в публичном надругательстве над нею, побоях и т.п.
Объективная сторона преступления - различные виды физического и психического насилия.
Физическое насилие может выразиться в нанесении ударов, побоях, причинении вреда здоровью. Отмечались случаи, когда старослужащие заставляли молодых военнослужащих наносить удары друг другу.
Психическое насилие реализуется в виде глумления, издевательства, оскорбительного отношения, запугивания и т.д.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.
В.Е.Эминов и И.М.Мацкевич полагают, что по формам издевательства глумления подразделяются на: 1) развлечения старослужащих солдат молодыми (ночные концерты, чтение унизительных стихотворений, отдавание почестей, не предусмотренных уставами, и т.д.); 2) несение служебных обязанностей молодыми солдатами вместо старослужащих; 3) принятие на себя ответственности за проступки, совершенные старослужащими солдатами; 4) участие в расправах над своими сослуживцами, которые не подчиняются незаконным требованиям старослужащих; 5) ритуальные телесные наказания (удар в грудь - "фанера", битье ремнем по ягодицам и т.д.); 6) казарменный рэкет и иные формы*(359). В основу такого деления положены цели совершения преступления: развлечь себя, облегчить тяготы несения военной службы, извлечение разного рода выгод и т.д.
Латентность этого преступления велика. Молодые солдаты, потерпевшие от неуставных отношений со стороны старослужащих, не сообщают о содеянном из-за опасения расправы с ними, наделения их титулом "доносчика", что сопряжено со всеобщим презрением, и т.п.
Не являются рассматриваемым преступлением конфликты между военнослужащими на почве личных отношений.
Субъект преступления - военнослужащий, не находящийся в отношениях подчиненности с потерпевшим: солдаты и матросы, сержанты и старшины, прапорщики, мичманы, а также лица офицерского состава Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований. Они могут проходить военную службу по призыву и по контракту. Ими являются и граждане, пребывающие в запасе во время прохождения военных сборов, а также иные лица, на которых распространяется действие гл. 33 УК.
Анализируемое преступление является квалифицированным (ч. 2 ст. 335 УК), если совершено: а) неоднократно; б) в отношении двух или более лиц; в) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; г) с применением оружия; д) с причинением средней тяжести вреда здоровью.
Неоднократность - совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или ее частью (ч. 1 ст. 16 УК). Этот квалифицирующий преступление признак встречается часто, ибо "дедовщина", как правило, - система насилий и надругательств над личностью военнослужащего.
Как уже отмечалось, совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой регламентируется ст. 35 УК.
В основном неуставные взаимоотношения возникают не в отношении одного лица, а целой группы военнослужащих, что является квалифицирующим преступление обстоятельством.
Анализ преступления, совершенного с применением оружия, был дан применительно к ст. 333 УК РФ.
Особо квалифицированным в соответствии с ч. 3 ст. 335 УК является нарушение уставных взаимоотношений военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, если в результате содеянного возникли тяжкие последствия.
Понятие "тяжкие последствия" применительно к ч. 3 ст. 335 УК в юридической литературе определяется неоднозначно. Существует мнение, что тяжкими последствиями, предусмотренными ч. 3 ст. 335 УК, являются: причинение смерти потерпевшему, тяжкого вреда его здоровью, а также самоубийство потерпевшего либо покушение на него*(360). Представляется, что умышленное убийство и причинение умышленно тяжкого вреда здоровью - преступления более тяжкие, нежели анализируемое, должны квалифицироваться по соответствующим частям ст. 105 и 111 УК и ч. 3 ст. 335 УК.
Под тяжкими последствиями, являющимися результатом нарушения уставных правил взаимоотношений, иногда понимается причинение тяжкого вреда здоровью, смерти по неосторожности, самоубийство потерпевшего*(361).
По нашему мнению, под тяжкими последствиями особо квалифицированного нарушения уставных правил взаимоотношения военнослужащими являются: причинение потерпевшему смерти по неосторожности; самоубийство или покушение на него. Как показали исследования В.Е.Эминова и И.М.Мацкевича, до 13% первогодков заявляют, что в первые месяцы службы жизнь казалась невыносимой, и у них были самые серьезные намерения покончить с собой. В первом квартале 1998 г. покончили с собой 97 военнослужащих*(362).
Перечисленные квалифицирующие и особо квалифицирующие преступление обстоятельства могут встречаться в совокупности. Так, восемь "дедов" воинской части N 3482 (Кемеровская область) были осуждены по ч. 2 ст. 335 УК военным судом Кемеровского гарнизона в июле 1999 г. к различным срокам лишения свободы за систематическое издевательство над молодыми солдатами. Кстати, их деяния были обнаружены после того, как иные "деды" довели одного солдата до попытки самоубийства, что подпадает под признаки ч. 3 ст. 335 УК. В первом случае имели место следующие квалифицирующие обстоятельства: 1) совершение преступлений по предварительному сговору группой лиц; 2) издевательства над многими солдатами; 3) неоднократность, а точнее - систематичность.
По отношению к тяжким последствиям возможна неосторожная вина.
Нарушение уставных правил взаимоотношений военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, совершенное группой лиц, а равно повлекшее тяжкие последствия (зарегистрированные), характеризуется следующими цифрами: в 1992 г. их было обнаружено 525; в 1993 г. - 407; в 1994 г. - 445; в 1995 г. - 515*(363).
Интересно отметить, что законодательство некоторых стран мира за издевательства военнослужащего над военнослужащим содержит строгие наказания. Так, в § 1 ст. 351 УК Польши за это предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от трех месяцев до пяти лет, а если следствием такого издевательства стало покушение военнослужащего на самоубийство - лишение свободы на срок от двух до двенадцати лет.
Оскорбление военнослужащего (ст. 336 УК). Состав оскорбления регламентируется ст. 130 УК. Однако оскорбление одним военнослужащим другого имеет особенность: оно осуществляется в условиях несения потерпевшим военной службы, что отражается в объекте преступления и санкции ст. 336 УК.
Оскорблением является унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме (ч. 1 ст. 130 УК). Формулировка закона неточна. Объектом оскорбления могут быть только достоинство личности, его самооценка собственных качеств и особенностей.
Честь - оценка личности, сложившаяся в обществе, его окружении и его знакомых. Честь является объектом клеветы - распространения заведомо ложных, позорящих другое лицо измышлений.
Вопрос о непосредственном объекте оскорбления одним военнослужащим другого в юридической литературе решается неоднозначно. Так, Б.В.Коробейников полагает, что объектом этого преступления являются "регламентированный воинскими уставами порядок военной вежливости, честь и достоинство военнослужащих и личности"*(364). В этом определении объединены непосредственный объект оскорбления одним военнослужащим другого и дополнительный - достоинство личности. К тому же едва ли "вежливость" можно рассматривать в качестве объекта преступления. Честь, как уже отмечалось, является объектом иного преступления - клеветы. По мнению Х.М.Ахметшина, объектом рассматриваемого преступления "следует признать закрепленный в уставах порядок взаимоотношений между военнослужащими, составной частью которого является порядок соблюдения их воинской чести и уважение личного достоинства"*(365). И в этом определении объединены непосредственный и дополнительный объекты преступления. Если бы непосредственными объектами преступления оскорбления одним военнослужащим другого являлись порядок несения воинской службы и достоинство потерпевшего, то содеянное следовало бы квалифицировать по ст. 130 и 336 УК.
Непосредственный объект оскорбления одним военнослужащим другого - установленный воинскими уставами порядок уважительного, вежливого обращения друг к другу военнослужащих, а дополнительным - достоинство личности пострадавшего.
Необходимо подчеркнуть, что оскорбление одним военнослужащим другого должно иметь место во время или в связи с исполнением обязанностей военной службы. Именно это лежит в основе рассматриваемого преступления, определения его непосредственного объекта.
Объективная сторона - унижение достоинства военнослужащего, выполняющего обязанности военной службы или в связи с ними, выраженное в неприличной форме. Следовательно, оскорбление одним военнослужащим другого направлено на причинение ущерба установленному воинскими уставами порядку взаимоотношений по военной службе и достоинству личности военнослужащего.
Оскорбление возможно словом, действием и в письменной форме (пощечина, плевок в лицо и т.п.). Чаще всего оно осуществляется при личных контактах сторон, при свидетелях и без них. Возможно и заочное оскорбление, когда оскорбительные выражения высказываются в отсутствие оскорбляемого, но заведомо для оскорбителя станут известны оскорбляемому.
Не имеет значения место совершения преступления: на территории воинской части или вне ее, но оно должно быть связано с исполнением или по поводу исполнения потерпевшим воинской службы.
Оскорбление может иметь место как в процессе несения военнослужащим военной службы, так и через какое-то время.
Субъектами преступления по ч. 1 ст. 336 УК являются лица, не находящиеся в отношениях подчиненности с потерпевшим. Это военнослужащие, равные по воинскому званию или имеющие различные воинские звания при отсутствии между ними отношений подчиненности. Иными словами, под признаки ч. 1 ст. 336 УК подпадает, например, оскорбление солдатом офицера или офицером солдата, лейтенантом капитана или капитаном лейтенанта, если они не находятся в отношениях подчиненности.
С субъективной стороны оскорбление одним военнослужащим другого осуществляется с прямым умыслом и с целью унижения чувства собственного достоинства потерпевшего, выполняющего обязанности военной службы, или в связи с этим.
За совершение этого преступления в санкции ч. 1 ст. 336 УК предусмотрена возможность назначения наказания в виде ограничения по военной службе на срок до шести месяцев или содержание в дисциплинарной воинской части на тот же срок.
Квалифицированным является оскорбление подчиненным начальника, а равно начальником подчиненного во время исполнения ими воинской службы (ч. 2 ст. 336 УК). Наказание за такое оскорбление возможно в виде ограничения по военной службе на срок до одного года или содержания в дисциплинарной воинской части на тот же срок.
Интересно отметить, что в ст. 243 УК 1960 г. предусматривалась ответственность только за оскорбление насильственным действием подчиненного начальником и начальником подчиненного в виде лишения свободы на срок от шести месяцев до пяти лет, т.е. состав преступления был уже, а наказание строже.
Как известно, оскорбление, ответственность за которое предусмотрена ст. 130 УК, относится к делам частного обвинения. Несомненно, что дела об оскорблении одним военнослужащим другого во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы должны возбуждаться в обычном порядке.
Вероятно, не исключена возможность освобождения от уголовной ответственности военнослужащего, оскорбившего другого военнослужащего, в связи с деятельным раскаянием, например, публичным извинением. Однако освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим возможно в тех случаях, когда против этого не возражает командование части, в которой проходит военную службу оскорбленный.
В соответствии со ст. 284 УК Республики Кыргызстан оскорбление подчиненным начальника, а равно начальником подчиненного, совершенное после наложения дисциплинарного взыскания за такие же действия, наказывается ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

§ 3. Преступления против порядка пребывания на военной службе

"Защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации. Гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с Федеральным законом" (ст. 59 Конституции РФ). Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" предусмотрено, что граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, состоящие или обязанные состоять на воинском учете и не пребывающие в запасе, подлежат призыву на военную службу. На военную службу не призываются граждане, которые в соответствии с настоящим Федеральным законом освобождены от исполнения воинской обязанности, призыва на военную службу, граждане, которым предоставлена отсрочка от призыва, а также граждане, не подлежащие призыву на военную службу (ст. 22).
Порядок прохождения военной службы различными категориями военнослужащих устанавливается федеральными законами: от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ*(366) "Об обороне", от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе"*(367); от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих"*(368), общевойсковыми уставами и другими нормативными актами.
Самовольное оставление части или места службы (ст. 337 УК). В ч. 1 этой статьи установлена ответственность за самовольное оставление части или места службы, а равно неявку в срок без уважительных причин на службу при увольнении из части, при назначении, переводе, из командировки, отпуска или лечебного учреждения продолжительностью свыше двух суток, но не более десяти суток, совершенные военнослужащим, проходящим военную службу по призыву.
Непосредственным объектом преступления является порядок прохождения военной службы, который устанавливает постоянное нахождение военнослужащего в части или месте службы в состоянии постоянной готовности к выполнению обязанностей службы.
Объективная сторона преступления четко установлена в ч. 1 ст. 337 УК. Она может заключаться в действии - оставлении части или места службы или бездействии - неявке на службу (из отпуска, из командировки и т.д.).
Территория воинской части - это место казарменного, лагерного или походного расположения воинской части.
Местом службы, если оно не совпадает с территорией воинской части, считается место фактического выполнения военнослужащим обязанности военной службы.
Выход военнослужащего из казармы и нахождение его в границах территории воинской части не является оставлением воинской части.
Не является оставлением воинской части уклонение военнослужащего от выполнения военной службы, если он находится на территории части. Например, во время строевой подготовки он прячется на кухне. Это - нарушение воинской службы, но не оставление части или места службы.
Рассматриваемым преступлением является самовольное оставление части или места службы. В соответствии со ст. 244 Устава внутренней службы военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, увольняются из расположения части командиром роты или лицом, занимающим соответствующие командиру роты должности.
Если разрешение на оставление части дано ненадлежащим лицом, допустим, командиром взвода, то, хотя такое разрешение неправомерно, часть оставлена не самовольно.
Неявка в срок на службу заключается в том, что, оставив часть или место службы на законных основаниях, военнослужащий уклоняется от явки на службу, например, не возвращается вовремя в часть после завершения командировки.
Уважительными причинами неявки в часть являются, например: болезнь, нарушение работы транспорта, стихийное бедствие.
В ч. 1 ст. 337 УК предусмотрена уголовная ответственность за самовольное оставление части или места службы, а равно за неявку на службу в срок свыше двух, но не более десяти суток. Если рассматриваемое нарушение уставных правил осуществляется на срок до двух суток, то оно относится к дисциплинарным проступкам.
Более строгие предписания по рассматриваемому вопросу содержались в ч. 1 ст. 245 УК 1960 г. В ней предусматривалась ответственность за самовольную отлучку военнослужащего срочной службы продолжительностью свыше одних суток, но не более трех суток, либо хотя и менее суток, но совершенную повторно в течение трех месяцев.
Рассматриваемое преступление является длящимся. Поэтому большое значение имеет решение вопроса о его начале и завершении.
Началом преступления является время самовольного оставления военнослужащим расположения части или места службы.
Время явки военнослужащего на службу определяется: увольнительной запиской, отпускным билетом, командировочным удостоверением, предписанием и другими документами. При неявке военнослужащего в указанный в этих документах срок начинается исчисление срока неявки. "При этом не требуется, - как отмечает Н.А.Петухов, - чтобы военнослужащий возвратился к реальному исполнению служебных обязанностей, достаточно утраты признака самовольного отсутствия"*(369).
Окончено деяние в момент задержания лица, находящегося в самовольной отлучке, или же не являющегося на службу.
Субъект преступления - военнослужащий, проходящий военную службу по призыву в соответствии со ст. 1 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих". К ним относятся: сержанты, старшины, солдаты и матросы, проходящие военную службу по призыву, а также курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования до заключения контракта.
С субъективной стороны самовольное оставление части или места службы совершается с прямым умыслом. Мотив преступления на квалификацию содеянного не влияет, но может быть учтен при определении наказания.
Неявка в срок без уважительных причин в часть или к месту службы может быть как умышленной, так и по неосторожности (проспал, не рассчитал правильно время, необходимое для приезда, и т.д.). Но в соответствии с ч. 2 ст. 24 УК деяние, совершенное по неосторожности, признается преступлением только в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части кодекса. Следовательно, неявка в часть по неосторожности является дисциплинарным проступком. Поэтому Н.А.Петухов утверждает, что "с субъективной стороны самовольное оставление части или места службы, а также неявка к месту службы являются умышленными преступлениями, совершаемыми только с прямым умыслом по отношению к деянию, либо с косвенным умыслом"*(370).
Санкция за рассматриваемое деяние - арест на срок до шести месяцев или содержание в дисциплинарной воинской части на срок до одного года (ч. 1 ст. 337 УК).
В ч. 2 ст. 337 УК предусмотрена ответственность за самовольное оставление дисциплинарной воинской части или за невозврат в нее продолжительностью свыше двух суток, но не более десяти суток. Содержание в дисциплинарной воинской части, по сути, является разновидностью лишения свободы или, во всяком случае, оно близко к лишению свободы. В ст. 157 УИК, определяющей особенности режима в дисциплинарной воинской части, указано, что он обеспечивается в соответствии с требованиями гл. 12 УИК, регламентирующей порядок и условия отбывания лишения свободы. Основу режима лишения свободы составляют охрана осужденных, изоляция их и постоянный надзор за ними (ч. 1 ст. 82 УИК). Все это имеет место и при отбывании наказания в дисциплинарной воинской части.
Представляется желательным ужесточить требования, предъявляемые к военнослужащим, отбывающим наказание в дисциплинарной воинской части, в случае самовольного ее оставления или невозврата в воинскую часть продолжительностью, скажем, от одних до трех суток. Такой временной период этого деяния был предусмотрен п. "а" ст. 245 УК 1960 г. для всех военнослужащих. при таком решении вопроса самовольное оставление дисциплинарной воинской части или неявка в нее до одних суток стало бы рассматриваться как злостное нарушение режима отбывания наказания.
То обстоятельство, что военнослужащий, отбывая наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части, совершает новое преступление - самовольно оставляет часть или неявку в нее, придает этому преступлению более высокую опасность по сравнению с преступлением, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 337 УК. Поэтому санкция ч. 2 ст. 337 УК устанавливает наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет.
Часть 3 ст. 337 УК регламентирует ответственность за самовольное оставление части или места службы, а равно за неявку в срок без уважительных причин на службу продолжительностью свыше десяти суток, но не более одного месяца, совершенные военнослужащим, проходящим военную службу по призыву или по контракту. Следовательно, в ч. 3 ст. 337 УК установлена ответственность за два вида преступления: 1) квалифицированный вид - самовольное оставление части или места службы и неявка в срок на службу, совершенные военнослужащим, несущим службу по призыву, на срок свыше десяти суток (в ч. 1 этой статьи - не свыше этого срока), но не более одного месяца; 2) простой состав этого преступления, совершенного военнослужащим, несущим службу по контракту, с тем же сроком самовольной отлучки или неявки на службу.
Для военнослужащего, проходящего службу по призыву, срок оставления части или места службы исчисляется с момента оставления части или места службы.
Для военнослужащего, проходящего службу по контракту, начальным моментом самовольного оставления части или места службы является время ухода из части или с места службы в течение служебного времени, установленного регламентом, без надлежаще оформленного разрешения.
Что касается начального срока неявки в часть или к месту службы, то оно и для военнослужащего, несущего службу по призыву, и для военнослужащего-контрактника определяется одинаково. Им является время, указанное в документах, упомянутых выше (увольнительная записка, отпускной билет, предписание и пр.). Помимо этого для контрактников началом самовольной неявки на службу является также неявка на службу ко времени, установленному в регламенте служебного времени.
В санкции ч. 3 ст. 337 УК предусмотрена возможность назначения наказания в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишения свободы на срок до трех лет.
В ч. 4 ст. 337 УК предусмотрены два состава преступления: 1) особо квалифицированный - для военнослужащих, проходящих службу по призыву и 2) квалифицированного для военнослужащих-контрактников. Эти преступления характеризуются тем, что самовольное оставление части или места службы, а равно неявка в срок без уважительных причин на службу при увольнении из части, при переводе и т.д. осуществляются продолжительностью свыше одного месяца.
Вполне очевидно, что военнослужащие, совершившие рассматриваемые виды преступлений, не имели цели вовсе уклониться от несения военной службы. В санкции ч. 4 ст. 337 УК предусмотрено только одно наказание - лишение свободы на срок до пяти лет.
В примечании к ст. 337 УК определено, что военнослужащий, впервые совершивший деяния, предусмотренные этой статьей, может быть освобожден от уголовной ответственности, если самовольное оставление части явилось следствием стечения тяжелых обстоятельств. Подобного рода предписания в ранее действовавшем уголовном законодательстве СССР не было. В данном примечании речь идет о самовольном оставлении части, о неявке в часть не упоминается. Поэтому некоторые юристы полагают, что к последней категории военнослужащих освобождение от уголовной ответственности на основании примечания к ст. 337 УК не применимо. Х.М.Ахметшин по этому вопросу пишет: "Из текста примечания следует, что в нем речь идет о возможности освобождения от уголовной ответственности лишь за самовольное оставление части или места службы"*(371). Между тем в примечании прямо указано на освобождение от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших "деяния, предусмотренные настоящей статьей". Налицо неудачная редакция примечания к ст. 337 УК. Поэтому освобождение от уголовной ответственности применимо к военнослужащим, виновным в неявке в установленный срок в часть*(372). Общественная опасность самовольного ухода из части и неявки в нее равноценна.
В примечании к ст. 337 УК говорится, что рассматриваемое освобождение от уголовной ответственности "может быть применено". Как нам представляется, если деяние подпадает под все перечисленные в законе признаки, освобождение от уголовной ответственности "должно применяться", а не "может быть применено".
При решении вопроса об отнесении рассматриваемого преступления к категории "впервые совершенного" необходимо исходить из того, что не учитываются ранее совершенные преступления, подпадающие под признаки ст. 337 УК, если истек срок давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 78 УК), погашена или снята судимость (ст. 84, 85, 86 УК).
Под стечением тяжких обстоятельств следует понимать: стихийное бедствие, тяжелую болезнь или смерть родных или близких родственников, болезнь самого военнослужащего, проявление к нему неуставных отношений ("дедовщины" и т.д.).
Не исключено и состояние крайней необходимости при самовольном оставлении части или неявке в часть (ст. 39 УК).
Специфическими качествами наделено самовольное оставление части или места службы, совершенные во время несения боевого дежурства, пограничной службы, службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, внутренней службы и патрулирования в гарнизоне. В подобных рода случаях содеянное должно квалифицироваться не только по ст. 337 УК, но соответственно и по ст. 340, 341, 342, 343 или 344 УК.
Так как в примечании к ст. 337 УК предусмотрено освобождение от уголовной ответственности военнослужащих только за совершенные ими деяния, подпадающие под признаки этой статьи, то, по нашему мнению, освобождение от уголовной ответственности при совершении ими совокупности таких преступлений невозможно.
Дезертирство (ст. 338 УК). Дезертирство, т.е. самовольное оставление части или места службы в целях уклонения от прохождения военной службы, а равно неявка в тех же целях на службу, - распространенное преступление. К маю 1999 г. велось следствие в отношении 4949 лиц, обвиняемых в совершении этого преступления*(373).
Непосредственным объектом дезертирства является установленный порядок пребывания на военной службе. Совершая это преступление, военнослужащий пытается уклониться вовсе от выполнения военно-служебных обязанностей.
Объективная сторона дезертирства может быть выражена в действии - оставлении воинской части или места службы либо в бездействии - неявке в часть или к месту службы при назначении, переводе, из командировки, из лечебного учреждения, из увольнения и т.д.
Дезертирство является оконченным преступлением с момента оставления части или места службы либо с момента принятия решения о невозвращении в часть или на место службы. Военная коллегия Верховного Суда СССР по делу Б. указала, что фактическая продолжительность отсутствия военнослужащего на службе в случае дезертирства на квалификацию преступления не влияет*(374). Дезертирство окончено с момента явки виновного с повинной, его задержания или освобождения от уголовной ответственности актами амнистии или помилования.
Субъект дезертирства - военнослужащий, проходящий военную службу по призыву или контракту. По мнению Ф.С.Бражника, "субъектом этого преступления не является военнослужащий, проходящий службу по контракту до объявления мобилизации"*(375). Согласиться с этим нельзя. Лица, проходящие военную службу по контракту, несут уголовную ответственность за самовольное оставление части или места службы и за неявку в часть или место службы; подлежат они и уголовной ответственности за дезертирство. Это общепринятая точка зрения.
Ф.С.Бражник пишет, что дезертирство прекращается по достижении военнослужащим 27-летнего возраста в соответствии со ст. 8 Закона "О воинской обязанности и военной службе"*(376). В рассматриваемом утверждении допущена неточность. Действительно, на военную службу призывают лиц в возрасте от 18 до 27 лет. Но военную службу они несут до 29 лет*(377). Следовательно, дезертирство теряет свой преступный характер по достижении виновным этого возраста.
Субъектом дезертирства может быть лицо, отбывающее наказание в дисциплинарной воинской части или в виде ареста с содержанием на гауптвахте. Лицо, отбывающие наказание в виде ограничения по военной службе также привлекается к ответственности за дезертирство.
За совершение дезертирства несут ответственность и граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов.
Субъективная сторона дезертирства заключается в прямом умысле с целью уклонения от несения военной службы.
Обстоятельствами, квалифицирующими дезертирство, как это определено в ч. 2 ст. 338 УК, являются совершение его с оружием, вверенным по службе, а равно группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.
По Уголовному кодексу 1960 г. квалифицировавшими признаками являлись: совершение дезертирства лицом офицерского состава, прапорщиком, мичманом или военнослужащим сержантского состава и совершение дезертирства в военное время (ст. 247).
Необходимо подчеркнуть, что в ч. 2 ст. 338 УК предусмотрена ответственность за дезертирство военнослужащего с вверенным ему оружием. Если при этом оружие похищается виновным, то содеянное квалифицируется по ст. 226 и ч. 1 ст. 238 УК. Если дезертир передает, сбывает, хранит, пересылает или носит оружие, боеприпасы, то он отвечает и по ст. 222 УК.
При анализе дезертирства по предварительному сговору группой лиц надлежит руководствоваться ч. 2 ст. 35 УК, а при дезертирстве, совершенном группой, - ч. 3 этой статьи.
Оружие, о котором идет речь в ч. 2 ст. 338 УК, должно быть табельным.
Общественная опасность дезертирства с оружием, совершение этого преступления несколькими лицами и особенно имеющими оружие чрезвычайно велико. Из одной из воинских частей, дислоцированных в Гюмри, 14 апреля 1999 г. совершили дезертирство Александр К. и Денис П. Они похитили из оружейной комнаты два автомата Калашникова и шесть рожков с патронами. Поисковая группа обнаружила их на базаре. Противодействуя задержанию, дезертиры убили двух штатских лиц и ранили семерых*(378). Содеянное подлежит квалификации по ч. 2 ст. 338 УК (квалифицирующий признак - дезертирство, совершенное группой лиц), ч. 3 ст. 226 УК (квалифицирующий признак - хищение огнестрельного оружия группой лиц), п.п. "а", "д" ст. 105 УК (квалифицирующий признак - убийство двух лиц и совершение этого преступления общеопасным способом).
В примечании к ст. 338 УК указано, что военнослужащий, впервые совершивший деяние, предусмотренное ч. 1 этой статьи, может быть освобожден от уголовной ответственности, если дезертирство явилось следствием стечения тяжелых обстоятельств. Необходимо подчеркнуть, что в законе говорится о возможности освобождения от уголовной ответственности военнослужащих, совершивших неквалифицированное дезертирство (самовольное оставление части или неявку в нее впервые). Эту норму закона следует распространить и на военнослужащих, совершивших более тяжкое преступление - дезертирство, что вытекает из сопоставительного анализа ст. 337 и ст. 338 УК.
По нашему мнению, категорический отказ в освобождении от уголовной ответственности группы военнослужащих, совершивших дезертирство, не всегда обоснован. Так, 23 июня 1999 г. из воинской части, базировавшейся в поселке Чугуевка (Приморье), совершили дезертирство 44 солдата внутренних войск, не выдержавшие систематических избиений и унижений со стороны старослужащих солдат и некоторых офицеров. В этой части побои привели к самоубийству рядового С., рядовому Д. отбили почки. Начальник штаба части майор Н. самолично расправлялся с солдатами. Рядового А. лейтенант избил резиновой дубинкой, а затем приковал наручниками к двери на несколько суток*(379). В приведенном случае побег группы солдат из части являлся реализацией крайней необходимости.
Как и при самовольном оставлении воинской части или места службы, дезертирство может сочетаться с нарушением правил несения боевого дежурства (ст. 340 УК), нарушением правил пограничной службы (ст. 341 УК), нарушением правил караульной службы (ст. 342 УК), нарушением правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности (ст. 343 УК) и нарушением уставных правил несения внутренней службы (ст. 344 УК). В подобных случаях содеянное квалифицируется по ч. 1 или ч. 2 ст. 338 УК и соответствующей статье, устанавливающей ответственность за нарушение порядка несения специальных видов службы. При совокупности преступлений освобождение от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к ст. 338 УК не применимо.
В целях возвращения к несению военной службы лиц, совершивших дезертирство, неоднократно принимались специальные акты амнистии. Такой, например, являлась амнистия, установленная Законом СССР от 1 ноября 1991 г. "Об амнистии военнослужащих, уклонившихся от военной службы"*(380).
В ч. 1 ст. 338 УК предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до семи лет, а в ч. 2 - на срок от трех до десяти лет.
За простое дезертирство в § 1 ст. 339 УК Польши предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от трех месяцев до пяти лет. Групповое дезертирство карается лишением свободы на срок от шести месяцев до восьми лет (§ 2). Дезертирство с выездом за границу наказывается лишением свободы на срок от одного года до десяти лет (§ 3).
Уголовный кодекс Республики Узбекистан установил ответственность за дезертирство военнослужащих, проходящих службу по призыву, в виде лишения свободы на срок до пяти лет; за дезертирство, совершенное лицом офицерского состава, прапорщиком, мичманом или военнослужащим, проходящим службу по контракту, - на срок от пяти до десяти лет (ст. 288). В нем не предусмотрена возможность освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших это преступление в связи со стечением чрезвычайных обстоятельств.
Уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иным способом (ст. 339 УК). В этой статье предусмотрена ответственность за два вида преступлений: 1) за уклонение военнослужащего от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции или причинения себе какого-либо повреждения (членовредительство), подлога документов или иного обмана (ч. 1); 2) за совершение деяния в целях полного освобождения от исполнения обязанностей военной службы (ч. 2). При этих преступлениях виновное лицо путем членовредительства или обмана освобождается на время или вовсе от несения военной службы формально на законных основаниях.
Непосредственным объектом этих преступлений является порядок прохождения военной службы.
Объективная сторона рассматриваемого вида уклонения от исполнения обязанностей военной службы заключается в совершении одного из перечисленных в ч. 1 ст. 339 УК действий: симуляции болезни, или причинении себе какого-либо поражения (членовредительство), или подлоге документов, или ином обмане.
Симуляция болезни - искусственная имитация болезненных симптомов, чаще всего психических.
К симуляции болезни примыкает аггравация - преувеличение болезненных симптомов. При аггравации незначительные болезненные симптомы могут выдаваться как тяжкое заболевание.
Симуляция и аггравация болезненного состояния осуществляются с целью временного или постоянного освобождения от несения военной службы.
С этой же целью совершается и членовредительство - причинение временного или постоянного вреда здоровью. Способы причинения такого вреда здоровью не имеют значения. Ими могут быть, например, умышленное заражение себя какой-либо инфекционной болезнью (например, гриппом, туберкулезом), охлаждение организма до серьезной простуды или обморожения, повреждение указательного пальца.
Подлог документов заключается в предоставлении командованию фиктивных документов, на основе которых военнослужащий временно или постоянно освобождается от несения военной службы. Таким подложным документом является, например, справка о смерти родственника, дающая право на предоставление военнослужащему отпуска.
"Иной обман" может выражаться в подкупе, например, медицинского работника для получения ложной справки о якобы имеющемся заболевании, сообщение ложных сведений о пожаре, уничтожившем родной дом, в связи с чем необходим отпуск, и т.п.
Уголовно наказуемым является не факт членовредительства, а то, что в результате этого военнослужащий уклоняется от исполнения обязанностей военной службы.
Подлог документов с целью уклонения от военной службы является не самостоятельным преступлением, а способом совершения преступления, ответственность за которое установлена ст. 339 УК.
Рассматриваемые преступления считаются оконченными с момента фактического прекращения исполнения военнослужащим обязанностей по военной службе вне зависимости от вида обмана. Это длящиеся преступления. Они прекращаются с момента начала возвращения военнослужащего к исполнению обязанностей военной службы или его задержания. Явка с повинной - один из способов возвращения к исполнению обязанностей военной службы.
Субъектами преступления являются военнослужащие, проходящие службу по призыву и по контракту.
Субъективная сторона - прямой умысел с целью уклонения от военной службы.
Квалифицирующим обстоятельством преступления, ответственность за которое предусмотрена ч. 2 ст. 339 УК, является совершение его с целью полного освобождения от исполнения обязанностей военной службы.
За простое уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иным способом возможно назначение наказания в виде ограничения по военной службе на срок до одного года, либо ареста на срок до шести месяцев, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до одного года.
То же деяние, совершенное с целью полного освобождения от исполнения обязанностей военной службы, в соответствии с ч. 2 ст. 339 УК влечет наказание только в виде лишения свободы на срок до восьми лет.

<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>