<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Уголовный кодекс 1960 г. не предусматривал деления рассматриваемого преступления на простое и квалифицированное в зависимости от того, совершалось ли оно с целью уклонения от несения военной службы на время или же полного отказа от нее. Единственным наказанием за его совершение было лишение свободы на срок от трех до семи лет (ст. 249).
В ч. 1 ст. 290 УК Республики Узбекистан, устанавливающей ответственность за уклонение от военной службы путем членовредительства или иным способом, также нет деления этого преступления на простое и квалифицированное по рассматриваемым признакам. Вместе с тем в ч. 2 этой статьи установлено, что квалифицирующим рассматриваемое преступление обстоятельством является совершение его в боевой обстановке (наказание - лишение свободы на срок от пяти до десяти лет).
Если уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иным способом сопряжено с нарушениями: боевого дежурства (ст. 340 УК), или правил несения пограничной службы (ст. 341 УК), или уставных правил караульной службы (ст. 342 УК), или правил несения службы по охране общественного порядка и общественной безопасности (ст. 343 УК), или уставных правил несения внутренней службы и патрулирования в гарнизоне (ст. 344 УК), то ответственность наступает по совокупности преступлений - по ст. 339 УК и соответствующей статье, устанавливающей ответственность за нарушение порядка несения специальной (караульной) службы.

§ 4. Преступления против порядка несения специальных служб

Преступления этой группы объединяет то, что они посягают на специальный порядок несения воинской службы: боевое дежурство, пограничную службу, караульную, внутреннюю службу, патрулирование в гарнизоне, а также службу по охране общественного порядка и общественной безопасности.
Нарушение правил несения боевого дежурства (ст. 340 УК). В ч. 1 ст. 340 устанавливается уголовная ответственность за нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы) по своевременному обнаружению и отражению внезапного нападения на Российскую Федерацию либо по обеспечению ее безопасности, если это деяние повлекло или могло повлечь причинение вреда интересам безопасности государства.
Непосредственным объектом преступления является порядок несения боевого дежурства (боевой службы), обеспечивающий своевременное обнаружение и отражение внезапного нападения на Российскую Федерацию, ее защиту и безопасность.
Правила несения боевого дежурства (боевой службы) определены Уставом внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденным Указом Президента РФ от 14 декабря 1993 г. N 2140*(381), приказами и распоряжениями Министра обороны РФ, начальника Генерального штаба, главнокомандующих различными видами Вооруженных Сил РФ.
Боевое дежурство (боевая служба) заключается в выполнении боевой задачи по своевременному обнаружению и отражению внезапного нападения на Российскую Федерацию либо в обеспечении ее безопасности. Боевое дежурство осуществляется силами и средствами воинских частей и подразделениями видов Вооруженных Сил и родов войск. В состав дежурных сил входят боевые расчеты, экипажи кораблей и летательных аппаратов, дежурных смен пунктов управления, силы и средства боевого обеспечения и обслуживания.
В соответствии со ст. 364 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации порядок заступления на боевое дежурство (боевую службу) определяется приказами главнокомандующих видами Вооруженных Сил РФ. Ответственным за непосредственную организацию боевого дежурства является командир части.
Порядок несения боевого дежурства (боевой службы) в различных видах Вооруженных Сил и других войск зависит от вида войск и тех задач, которые стоят перед ними. В Военно-морском флоте осуществляется боевая служба.
Характер и задачи боевого дежурства (боевой службы), правила ее несения, конкретные функциональные обязанности лиц, входящих в состав дежурного подразделения, определяются соответствующими положениями, наставлениями, инструкциями, издаваемыми с учетом особенностей несения этой специальной службы в зависимости от вида войск.
Объективная сторона преступления может быть осуществлена как действием, так и бездействием. В объективную сторону нарушения правил боевого дежурства входят причинение или возможность причинения вреда интересам безопасности государства. Следовательно, этот состав преступления имеет смешанный, формально-материальный характер.
Совершение преступления действием имеет место, например, при передаче кому-либо, хотя бы и временно, исполнения обязанностей по несению боевого дежурства без разрешения командира дежурных сил и средств (оперативного дежурного, начальника смены, расчета, дежурного командира пункта). Бездействие налицо, например, при непринятии виновным мер для поражения цели.
В соответствии с ч. 1 ст. 340 УК нарушение правил боевого дежурства является оконченным, если в результате совершения этого преступления наступил или мог наступить вред безопасности государства. Такой, например, вред может быть причинен пропуском в наши территориальные воды корабля какого-либо государства.
Субъектом нарушения правил боевого дежурства является военнослужащий, назначенный приказом командира (начальника) для несения боевого дежурства (боевой службы), входящий в состав дежурного подразделения, смены, расчета, экипажа и т.д. Такими субъектами могут быть солдаты, матросы, сержанты, прапорщики, мичманы и лица офицерского состава. Боевое дежурство могут нести и подразделения в полном составе.
Субъективная сторона нарушения правил боевого дежурства характеризуется прямым или косвенным умыслом как к действию (бездействию), так и к последствиям.
В санкции ч. 1 ст. 340 УК предусмотрены наказания в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет либо лишения свободы на срок до пяти лет.
Квалифицирующим признаком нарушения правил боевого дежурства является наступление в результате совершения этого преступления тяжких последствий (ч. 2 ст. 340 УК). Тяжкими последствиями, например, являются непредотвращение военного нападения, вооруженная провокация, гибель людей, причинение значительного материального вреда.
Необходимо подчеркнуть, что в соответствии с ч. 1 ст. 340 УК нарушение правил боевого дежурства является преступным, если оно повлекло или могло повлечь причинение вреда интересам безопасности государства. Диспозиция ч. 2 этой статьи построена по-иному: она носит только материальный характер, так как преступление считается оконченным при причинении указанного вреда.
Субъективная сторона квалифицированного нарушения правил несения боевого дежурства предполагает умысел по отношению как к нарушению, так и к его последствиям. Если же такое деяние было совершено по мотивам содействия врагу государства, то содеянное является государственной изменой и квалифицируется по ст. 275 УК.
В санкции ч. 2 ст. 340 УК предусмотрено лишение свободы на срок до десяти лет.
В части 3 ст. 340 УК регламентируется ответственность за нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы) вследствие небрежного или недобросовестного к ним отношения, повлекшее тяжкие последствия. Таким тяжким последствием, по нашему мнению, явилось невоспрепятствование вторжению на территорию Дагестана в августе 1999 г. вооруженных формирований религиозно-бандитствующих формирований из Чеченской республики под общим руководством "амира" (главнокомандующего) Ш.Басаева. Эти формирования временно захватили ряд сел Дагестана и объявили о создании мусульманского государства. Боевые действия привели к многочисленным человеческим жертвам.
Нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы) вследствие небрежного или недобросовестного к нему отношения означает, что виновное лицо к действию (бездействию), а также к его последствиям относится легкомысленно или небрежно. За совершение такого неосторожного преступления возможно назначение наказания в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо содержания в дисциплинарной воинской части на тот же срок, либо лишения свободы на срок до трех лет (ч. 3 ст. 340 УК).
В ст. 293 УК Республики Узбекистан предусмотрено только два вида нарушения правил несения боевого дежурства: простое - повлекшее причинение ущерба объектам охраны или невыполнение боевой задачи, и квалифицированное - несвоевременное обнаружение или отражение внезапного нападения на республику, а равно повлекшее тяжкие последствия. Следовательно, угроза причинения ущерба государству в результате нарушения правил несения боевого дежурства и причинение тяжкого ущерба по неосторожности интересам государства в этом Кодексе не предусмотрены.
Нарушение правил несения пограничной службы (ст. 341 УК). Нарушение правил несения пограничной службы лицом, входящим в состав пограничного наряда или исполняющим иные обязанности пограничной службы, является преступлением, если оно повлекло или могло повлечь причинение вреда интересам безопасности государства (ч. 1 ст. 341 УК).
Непосредственным объектом преступления является установленный порядок несения пограничной службы, обеспечивающий неприкосновенность государственной границы Российской Федерации.
Режим государственной границы, пограничный режим и правила несения пограничной службы регулируются Законом РФ "О государственной границе Российской Федерации" 1993 г.; Положением о Федеральной пограничной службе Российской Федерации, утвержденным Указом Президента Российской Федерации 2 марта 1995 г. N 232 с последующими изменениями и дополнениями*(382); приказами и инструкциями Федеральной пограничной службы Российской Федерации и иными нормативными актами.
Пограничная служба осуществляется пограничными войсками Федеральной пограничной службы (ФПС), основными задачами которой являются: организация защиты государственной границы, территориального моря, континентального шельфа и исключительной экономической зоны Российской Федерации; организация защиты государственных границ государств-участников Содружества Независимых Государств на основе достигнутых договоров; организация пропуска лиц, транспортных средств, грузов, товаров и животных через государственную границу и т.д.
Пограничные войска осуществляют: охрану государственной границы; отражение вооруженного вторжения войсковых групп и банд; пресечение вооруженной и иной провокаций на границе; защиту от этих посягательств; предупреждение и пресечение несанкционированных пересечений государственной границы и другие задачи.
Объективная сторона нарушения правил несения пограничной службы заключается в действии или бездействии, причиняющем или могущим причинить вред интересам безопасности государства. Следовательно, это преступление может быть материальным и формальным.
Нарушения правил несения пограничной службы могут, например, выражаться в несанкционированном пропуске через границу людей, непересечении контрабанды, переговорах с жителями сопредельной территории. Тем самым причиняется или может быть причинен вред интересам безопасности государства.
Субъектом преступления может быть лицо, входящее в пограничный наряд, и лицо, исполняющее иные обязанности пограничной службы.
Состав пограничного наряда объявляется приказом начальника. В него также входят посты, дозоры на пограничной заставе.
Лицами, исполняющими иные обязанности пограничной службы, являются военнослужащие, не входящие в состав наряда, но выполняющие задачи по охране границы, например, операторы технических средств связи, представители службы оповещения.
Военнослужащие заставы в свободное от выполнения служебных обязанностей в пограничном наряде и иных специальных обязанностей пограничной службы время не подлежат уголовной ответственности по ч. 1 ст. 341 УК.
Субъективная сторона нарушения правил несения пограничной службы совершается с прямым или косвенным умыслом. Отношение к последствиям преступления также характеризуется прямым или косвенным умыслом.
Это преступление наказывается ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до трех лет (ч. 1 ст. 341 УК).
За подобное преступление Уголовный кодекс 1960 г. предусматривал наказание лишь в виде лишения свободы на срок от одного года до трех лет (ч. 1 ст. 256).
В соответствии с ч. 2 ст. 341 УК квалифицированным является нарушение правил несения пограничной службы, если в результате его совершения последовали тяжкие последствия, например, провоз через границу крупной партии наркотиков, большой партии контрабандного груза, провоз оружия и взрывчатых веществ, гибель людей.
Совершается это преступление с прямым или косвенным умыслом по отношению как к действию (бездействию), так и к его последствиям.
В ч. 3 ст. 341 УК определена ответственность за нарушение правил несения пограничной службы вследствие неосторожного или недобросовестного отношения к ним (правилам), повлекшее тяжкие последствия. Следовательно, при совершении такого преступления виновное лицо к действию (бездействию), а также к его последствиям относится легкомысленно или небрежно.
Понятие "тяжкие последствия" для ч. 2 и ч. 3 ст. 341 УК едино.
В части 3 ст. 341 УК предусмотрено наказание в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишения свободы на срок до двух лет.
Уголовный кодекс 1960 г. не предусматривал ответственности за рассматриваемое преступление, совершенное по неосторожности. Вместе с тем в п. "б" ст. 256 этого кодекса устанавливалось, что нарушение правил несения пограничной службы при смягчающих обстоятельствах приобретает характер дисциплинарного проступка.
Нарушение уставных правил караульной службы (ст. 342 УК). В ч. 1 этой статьи установлена ответственность за нарушение уставных правил караульной (вахтенной) службы лицом, входящим в состав караула (вахты), если это деяние повлекло или могло повлечь причинение вреда охраняемым караулом (вахтой) объектам.
Непосредственным объектом преступления является установленный порядок несения караульной (вахтенной) службы. Этот порядок определен Уставом гарнизонной и караульной службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденным Указом Президента РФ от 14 декабря 1993 г. N 2140*(383). Вахтенная служба на кораблях военно-морских сил регламентируется Корабельным уставом Военно-Морского Флота Российской Федерации 1995 г. Правила несения караульной службы военнослужащими внутренних войск установлены Федеральным законом от 6 февраля 1997 г. N 27-ФЗ "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации"*(384) 1997 г. и уставами внутренних войск МВД России.
Лица, несущие караульную службу, наделены специфическими правами и обязанностями. Они призваны обеспечивать безопасность и сохранность вверенных караулу объектов. Такими объектами являются: боевые знамена, военные и государственные объекты, лица, содержащиеся на гауптвахте и в дисциплинарной воинской части. Этот перечень носит общий характер. Его конкретизация осуществляется соответствующим командиром (начальником), отвечающим за караульную службу.
Несение караульной службы является боевой задачей, выполняемой специально назначенными караулами. Караул - вооруженное подразделение военнослужащих, имеющих право применения оружия для отражения преступных посягательств на охраняемые объекты. Вахтенная служба имеет такой же правовой статус, как и караульная.
С объективной стороны нарушение уставных правил несения караульной (вахтенной) службы может выразиться как в действии (например, самовольное оставление поста), так и в бездействии (например, допуск к охраняемому объекту посторонних лиц). Причем это должно повлечь причинение вреда охраняемым караулом (вахтой) объектам. В Уставе гарнизонной и караульной службы Вооруженных Сил РФ определены действия, которые военнослужащие, входящие в состав караула, должны осуществлять, а также действия, осуществлять которые нельзя. Так, при нападении на объект охраны часовой должен принять меры защиты его вплоть до использования оружия. Вместе с тем он не вправе покидать пост, отказываться от несения службы, спать, сидеть, разговаривать и т.п.
Рассматриваемое преступление является оконченным с момента причинения вреда охраняемому караулом (вахтой) объекту. Такой вред может заключаться в утрате или повреждении охраняемой военной техники или иного имущества, проникновении на охраняемый объект посторонних лиц и т.д.
Регламентированное ст. 342 УК преступление носит материальный характер и, к тому же, является бланкетным. Его анализ невозможен без использования уставов и иных нормативных материалов.
Субъектом нарушения уставных правил несения караульной службы является военнослужащий, входящий в караул: начальник караула, его помощник, разводящий, караульный, часовой; лицо, назначенное в наряд для руководства несения службы караулами (дежурный начальник по караулам и его помощник, дежурный по части и его помощник) и др.
Началом несения караульной службы является момент подачи во время развода караула команды "смирно" для встречи дежурного начальника караула (дежурного по части). Конечным моментом несения караульной службы считается момент подачи начальником сменившегося караула команды для следования в часть (подразделение) после смены. Уголовная ответственность за рассматриваемое преступление наступает только во время несения военнослужащим караульной службы.
Субъективная сторона нарушения уставных правил несения караульной службы выражается в прямом или косвенном умысле как к действию (бездействию), так и к причинению вреда охраняемому объекту.
В санкции ч. 1 ст. 342 УК предусмотрено наказание в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо ареста на срок до шести месяцев, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишения свободы на тот же срок.
В санкции ч. 1 ст. 255 УК 1960 г. предусматривалось только одно наказание - лишение свободы на срок до трех лет. В п. "б" этой статьи определялось, что нарушение уставных правил несения караульной службы при смягчающих обстоятельствах влечет за собой применение мер дисциплинарного характера.
Квалифицированным нарушение уставных правил несения караульной службы является в тех случаях, когда оно повлекло наступление тяжких последствий (ч. 2 ст. 342 УК 1996 г.): например, причинение охраняемым объектам значительного материального вреда, значительное снижение боевой готовности части, причинение охраняемым лицам смерти.
За деяние, подпадающее под признаки ч. 2 ст. 342 УК, предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет.
Часть 3 ст. 342 УК предусматривает ответственность за нарушение уставных правил несения караульной (вахтенной) службы вследствие небрежного или недобросовестного к ним отношения, повлекшее тяжкие последствия. В этой норме имеется в виду совершение преступления по легкомыслию или небрежности как по отношению к деянию, так и к тяжкому последствию (ст. 26 УК).
В санкции ч. 3 ст. 342 УК содержится наказание в виде лишения свободы на срок до одного года.
Нарушение уставных правил несения караульной службы может быть сопряжено с совершением другого преступления. Так, военнослужащий, совершивший дезертирство с оружием, несет ответственность по ч. 1 или 2 ст. 342 УК и по ч. 2 ст. 338 УК. В случае хищения часовым огнестрельного оружия он отвечает по ч. 2 ст. 342 УК и по ч. 1 ст. 226 УК.
Если же военнослужащий, находящийся в карауле, совершил деяние, причинившее вред иным, не охраняемым им объектам, то содеянное не подлежит квалификации по ст. 342 УК. Так, если часовой при неосторожном обращении с оружием произвел случайный выстрел, причинивший смерть постороннему лицу, то содеянное квалифицируется только по ч. 2 ст. 349 УК - за неосторожное обращение с оружием.
Уголовный кодекс Республики Кыргызстан не предусматривает нарушение правил несения караульной службы по неосторожности (ст. 364).
По законодательству Республики Узбекистан квалифицирующими нарушение правил несения караульной службы обстоятельствами являются: а) причинение тяжких телесных повреждений; б) смерть человека; в) иные тяжкие последствия. За квалифицированное нарушение правил несения караульной службы предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от десяти до пятнадцати лет (ст. 291 УК). Ответственность за нарушение правил караульной службы в этом кодексе не предусмотрена.
Нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечение общественной безопасности (ст. 343 УК). В соответствии с Федеральным законом от 6 февраля 1997 г. N 27-ФЗ "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации" одной из важнейших задач внутренних войск МВД России является оказание содействия органам внутренних дел в охране общественного порядка и общественной безопасности.
Ответственность за нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности определена ст. 343 УК. Это преступление заключается в нарушении вышеупомянутых правил лицом, входящим в состав воинского наряда по охране общественного порядка и общественной безопасности, если деяние причинило вред правам и законным интересам граждан.
Решение этих задач осуществляется специальными моторизованными воинскими частями, соединениями и воинскими частями оперативного назначения внутренних войск, которые с органами внутренних дел несут патрульно-постовую службу в городах и населенных пунктах, обеспечивают общественную безопасность при проведении массовых мероприятий.
Непосредственным объектом преступления является установленный порядок несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. Это материальное преступление. В объективную сторону его совершения входят причинение вреда правам и законным интересам граждан (ч. 1 ст. 343 УК), тяжкие последствия (ч. 2 этой статьи). Внутренние войска защищают права и свободы граждан от преступных посягательств независимо от их пола, национальности, имущественного или должностного положения и т.д. Причинение вреда правам и законным интересам граждан может, например, выразиться в посягательствах на их достоинство, телесную неприкосновенность, здоровье, свободу передвижения.
Субъектом преступления является военнослужащий, входящий в состав воинского наряда по охране общественного порядка и общественной безопасности.
Субъективная сторона преступления - умысел - прямой и косвенный.
За неквалифицированное нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности может быть назначено наказание в соответствии с ч. 1 ст. 343 УК в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо ареста на срок до шести месяцев, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишения свободы на тот же срок.
В одном из учебников к тяжким последствиям, о которых идет речь в ч. 2 ст. 343 УК, "следует отнести причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, неосторожное причинение смерти гражданину, причинение крупного материального ущерба, другое нарушение общественного порядка и общественной безопасности при бездействии войскового наряда и т.п."*(385) С нашей точки зрения, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, даже подпадающее под признаки ч. 1 ст. 111 УК, влечет наказание в виде лишения свободы на срок до восьми лет, а в ч. 2 ст. 343 УК предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет. Следовательно, такое деяние должно быть квалифицировано по ч. 2 ст. 343 УК и ч. 1 или ч. 2 ст. 111 УК. К тому же причинение тяжких последствий лицом, несущим ответственность по ч. 2 ст. 343 УК, может быть вызвано не только бездействием, но и действием "в результате неправомерного применения физической силы, специальных средств или оружия"*(386). Умышленное причинение смерти при совершении рассматриваемого преступления также не охватывается понятием тяжких последствий, определенных в ч. 2 ст. 343 УК. В подобных случаях содеянное квалифицируется по ч. 2 ст. 343 УК и ч. 1 или 2 ст. 105 УК.
Нарушение уставных правил несения внутренней службы и патрулирования в гарнизоне (ст. 344 УК). В статье предусмотрена ответственность за два преступления: 1) нарушение уставных правил несения внутренней службы лицом, входящим в суточный наряд (кроме караула и вахты) и 2) нарушение уставных правил патрулирования в гарнизоне лицом, входящим в состав патрульного наряда.
Непосредственным объектом этих преступлений является установленный порядок несения внутренней службы и патрулирования в гарнизоне. Организация суточного наряда и задачи, стоящие перед ним, регламентируются Уставом внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденным Указом Президента РФ от 14 декабря 1993 г. N 2140*(387) и Корабельным уставом Военно-Морского Флота Российской Федерации.
Организация и несение патрульной службы в гарнизоне установлены в Уставе гарнизонной и караульной службы Вооруженных Сил Российской Федерации.
Наряд призван поддерживать внутренний порядок, охранять личный состав, вооружение, военную технику, боеприпасы, помещения и имущество воинской части (подразделения), контролировать состояние дел в подразделениях и своевременное принятие мер по предотвращению правонарушений, а также выполнять иные обязанности по военной службе.
Объективная сторона преступлений заключается в действии или бездействии, нарушающих правила несения внутренней службы и патрулирования в гарнизоне, если они повлекли тяжкие последствия. Следовательно, ст. 344 УК носит материальный характер с бланкетной диспозицией. Преступление является оконченным с момента наступления тяжких последствий.
Обобщение судебной практики показало, что к тяжким последствиям рассматриваемого преступления, совершенного лицом в составе войскового наряда, относятся: срыв внутреннего распорядка в подразделении или выполнения боевой задачи, совершение в подразделении преступления, причинение кому-либо из личного состава воинской части или подразделения средней тяжести вреда здоровью и т.п. При нарушении правил патрулирования тяжкими последствиями являются также причинение существенного вреда здоровью или имуществу граждан вследствие правонарушений, допущенных военнослужащими, если патруль мог предотвратить эти преступления, и т.д.*(388)
По мнению Ф.С.Бражника, субъективная сторона этого преступления (а их в ст. 344 УК - два) может выражаться в форме как умысла, так и неосторожности*(389).
Существует и более радикальная точка зрения, согласно которой субъективная сторона этих преступлений предполагает неосторожность*(390). Эта позиция противоречит ч. 2 ст. 24 УК, в которой определено, что деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено в статье Особенной части Кодекса. В ст. 344 УК такого указания нет. Следовательно, нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечение общественной безопасности могут быть совершены только с прямым или косвенным умыслом. Отношение к тяжким последствиям также предполагает умысел.
Субъектами преступлений, ответственность за которые предусмотрена ст. 344 УК, могут быть только военнослужащие, входящие в состав суточного наряда или патруля. Наказание установлено в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо ареста на срок до шести месяцев, либо содержания в дисциплинарной военной части на срок до двух лет.
Уголовный кодекс 1960 г. регламентировал ответственность только за нарушение лицами, входящими в суточный наряд части, установленных правил внутренней службы в виде лишения свободы на срок до шести месяцев (п. "а" ст. 258). Если рассматриваемое деяние совершалось при наличии смягчающих обстоятельств, то к виновному применялись меры дисциплинарного характера. Ответственность за квалифицированный вид этого преступления, повлекший вредные последствия, состояла в виде лишения свободы на срок от шести месяцев до двух лет (п. "в" ст. 258).

§ 5. Преступления против порядка использования и сбережения военного имущества

Оставление погибающего военного корабля (ст. 345 УК). В соответствии с Корабельным уставом Военно-Морского Флота*(391) командир корабля (судна) обязан показывать подчиненным пример мужества и отваги. Он несет полную ответственность за обеспечение безопасности корабля, за его сохранность и надлежащую эксплуатацию, за жизнь и здоровье подчиненных. Корабельный устав возлагает на командира и весь личный состав корабля принимать все меры для предотвращения его гибели. Если угроза гибели корабля очевидна, то необходимо принять все меры для спасения личного состава, оружия, военного имущества и документов. Чрезвычайно важно в таких условиях избежать паники и организовать планомерное оставление корабля личным составом. Последним покидает корабль командир.
Непосредственным объектом оставления погибающего корабля является порядок несения военной службы в обстановке, угрожающей ему гибелью.
Объективная сторона преступления заключается в оставлении погибающего корабля командиром, не выполнившим до конца свои служебные обязанности, а также лицом из состава команды корабля без надлежащего на то распоряжения командира. Командир вправе оставить корабль лишь в том случае, если убежден в невозможности его спасения.
Диспозиция ст. 345 УК определяет так называемое формальное преступление. Деяние является оконченным с момента несвоевременного оставления корабля указанными в законе лицами.
Вопрос о субъективной стороне анализируемого преступления в юридической литературе вызывает споры.
Существуют, например, мнения, согласно которым оставление погибающего военного корабля может быть совершено умышленно и по неосторожности*(392), как с прямым, так и с косвенным умыслом*(393).
Между тем рассматриваемое преступление заключается в необоснованном оставлении погибающего корабля, которое может быть совершено только с прямым умыслом*(394). Виновное лицо осознает необоснованность оставления корабля, общественную опасность своих действий и желает их совершить.
Невозможно представить себе, что в подобной ситуации лицо только осознавало или допускало то, что оно покидает погибающий корабль. Покинуть корабль можно, только пожелав это сделать.
Рассматриваемое преступление влечет наказание в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишения свободы на срок до пяти лет.
По Уголовному кодексу 1960 г. ответственность за оставление погибающего военного корабля нес только его командир (ст. 262). За это преступление можно было назначить наказание только в виде лишения свободы на срок до десяти лет.
Обращает на себя внимание, что в некоторых государствах, не имеющих морских границ, предусматривается уголовная ответственность за оставление командиром погибающего военного корабля (например, в ст. 289 УК Республики Узбекистан).
Умышленное уничтожение или повреждение военного имущества (ст. 346 УК). В обязанности военнослужащих вменено бережное хранение и использование военного имущества - основы постоянной готовности Вооруженных Сил к выполнению их обязанностей по охране Российской Федерации. Военное имущество является материальной основой боевой мощи Вооруженных Сил. В ст. 13 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 14 декабря 1993 г. N 2140, предусмотрены обязанности каждого военнослужащего "знать и содержать в постоянной готовности к применению вверенное ему вооружение и вверенную ему технику, беречь военное имущество". Порядок использования этого имущества регулируется уставами, наставлениями, инструкциями, руководствами и правилами.
В ст. 346 УК определена уголовная ответственность за умышленное уничтожение или повреждение оружия, боеприпасов или предметов военной техники.
Непосредственным объектом преступления является порядок использования оружия, боеприпасов и предметов военной техники.
Предмет преступления - оружие, боеприпасы и предметы военной техники, а не вообще военное имущество.
Оружие - любое техническое средство, предназначенное для уничтожения живой силы, огневых средств и боевой техники противника, разрушения его военных объектов.
Боеприпасы - специально изготовленное средство, которое с использованием оружия или непосредственных действий человека реализует заключенную в нем убойную или разрушительную силу. Это ракеты, артиллерийские снаряды, бомбы, патроны, мины, гранаты, взрывные устройства и т.п.
Предметы военной техники - технические устройства, создающие благоприятные условия для использования оружия по его прямому назначению или обеспечения защиты от воздействия средств поражения противника. Это специальные автомобили, радиостанции, приборы ночного видения, инженерные машины, средства химической защиты и т.д.
Объективная сторона преступления выражается в уничтожении или повреждении любым способом оружия, боеприпасов или предметов военной техники путем действия или бездействия. Последствия преступления заключаются или в полном уничтожении перечисленных предметов или в приведении их в непригодное для использования состояние без ремонта, восстановления.
Субъектом преступления может быть любой военнослужащий, проходящий службу по призыву или по контракту.
Субъективная сторона преступления предполагает наличие прямого или косвенного умысла. Мотивы преступления различны, например, недовольство службой, начальством, хулиганство.
Если мотивом умышленного уничтожения или повреждения военного имущества являются государственная измена или совершение диверсии, то содеянное квалифицируется по ст. 275 или 281 УК.
Если при уничтожении или повреждении военного имущества ставится цель уклонения от несения военной службы, то содеянное квалифицируется по соответствующей части ст. 346 и 339 УК (уклонение от несения военной службы путем обмана).
В части 1 ст. 346 УК предусмотрено назначение виновному наказания в виде штрафа в размере до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух месяцев, либо ограничения по военной службе на срок до двух месяцев, либо ареста на срок до трех месяцев, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишения свободы на срок до двух лет.
Квалифицированным является рассматриваемое преступление при наступлении тяжких последствий его совершения. Такими последствиями могут быть подрыв боевой готовности части (подразделения), срыв выполнения боевого задания, причинение крупного материального ущерба и т.д. За квалифицированное совершение умышленного уничтожения или повреждения военного имущества предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.
Диспозиция ст. 251 УК РСФСР 1960 г. носила более развернутый характер, более полно раскрывала состав преступления. В ней была определена ответственность за умышленное уничтожение или повреждение оружия, боеприпасов, средств передвижения, военной техники или иного военного имущества при отсутствии признаков особо опасного государственного преступления. В п. "а" ст. 251 УК 1960 г. предусматривалось строгое наказание - лишение свободы на срок до пяти лет, в п. "б" за преступление, повлекшее тяжкие последствия, - до десяти лет.
По нашему мнению, санкция ч. 2 ст. 346 УК занижена - лишение свободы на срок до пяти лет. Умышленное уничтожение или повреждение боевой техники наносит обороноспособности государства и его материальным ресурсам большой ущерб, что следовало бы отразить в санкции рассматриваемой статьи Кодекса.
Уничтожение или повреждение военного имущества по неосторожности (ст. 347 УК). В этой статье уничтожение или повреждение военного имущества не делится на простое и квалифицированное. Уголовная ответственность за неосторожное уничтожение или повреждение военного имущества наступает лишь в тех случаях, когда в результате их совершения наступили тяжкие последствия.
Неосторожность может выражаться в легкомыслии или небрежности.
В санкции ст. 347 УК предусмотрен штраф в размере до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти месяцев, либо ограничение по военной службе на срок до двух лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо содержание в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишение свободы на тот же срок.
В Уголовном кодексе 1960 г. уголовная ответственность за неосторожное уничтожение или повреждение военной техники не предусматривалась, что являлось пробелом в законе.
Утрата военного имущества (ст. 348 УК). Это преступление заключается в нарушении правил сбережения вверенных для служебного пользования оружия, боеприпасов или предметов военной техники, если это повлекло по неосторожности их утрату.
Непосредственным объектом утраты военного имущества является установленный порядок сбережения военнослужащим вверенного ему для служебного пользования оружия, боеприпасов или предметов военной техники.
Предметом преступления является военное имущество (см. анализ ст. 346 УК).
Объективная сторона преступления заключается в нарушении правил сбережения военного имущества, что сопряжено с его утратой.
Преступление окончено с момента утраты имущества.
Утрата имущества - выход его из владения и пользования военнослужащего, которому оно вверено для выполнения обязанностей по службе. Утрата имущества сопряжена с его гибелью или исчезновением помимо воли военнослужащего, владевшего этим имуществом (оно кем-либо украдено, потеряно, сгорело, утонуло и т.п.).
Субъектом преступления может быть любой военнослужащий, которому оружие, боеприпасы или предметы военной техники были вверены по службе.
Субъективная сторона утраты военного имущества предполагает неосторожность в форме легкомыслия или небрежности. Об этом свидетельствует термин "утрата", т.е. деяние, лежащее вне воли субъекта преступления.
В теории и на практике возникает проблема отграничения уничтожения военного имущества по неосторожности (ст. 347 УК) от его утраты (ст. 348 УК). Общим для этих преступлений является то, что они ведут к прекращению использования имущества и совершаются по неосторожности. Различие же между ними заключается в том, что неосторожное уничтожение имущества осуществляется путем воздействия виновного лица на это имущество или же воздержания от необходимого действия. При утрате военного имущества военнослужащий лишь создает условия для выбытия последнего из его владения. К тому же неосторожно может быть уничтожено военное имущество и не находящееся в ведении виновного. При уничтожении военного имущества оно теряет свои функциональные свойства, а при утрате может и не потерять их (например, при хищении, потере).
В санкции ст. 348 УК предусмотрено наказание в виде штрафа в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо ареста на срок до шести месяцев, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишения свободы на срок до двух лет.
Уголовный кодекс 1960 г. устанавливал наказание в виде направления в дисциплинарную воинскую часть на срок до одного года за три преступления: 1) промотание - продажа, залог или передача в пользование военнослужащим срочной службы вверенных ему для личного пользования предметов обмундирования или снаряжения; 2) утрату их; 3) порчу (п. "а" ст. 250).
При наличии смягчающих его деяние обстоятельств применялись меры дисциплинарного характера (п. "б" этой статьи).
Ответственность за утрату или порчу вверенных для служебного пользования оружия, боеприпасов, средств передвижения, предметов технического снабжения или иного военного имущества вследствие нарушения правил их сбережения предусматривалась в виде лишения свободы на срок до трех лет (п. "г" ст. 250).
Действующее законодательство за промотание обмундирования лицами, проходящими военную службу по призыву, ответственности не устанавливает.

§ 6. Преступления против порядка эксплуатации военно-технических средств

Нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих (ст. 349 УК). В ч. 1 ст. 349 УК установлена ответственность за нарушение правил обращения с оружием, боеприпасами, радиоактивными материалами, взрывчатыми или иными веществами и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека, уничтожение военно-технических средств либо иные тяжкие последствия.
Непосредственным объектом преступления является установленный порядок обращения с оружием, боеприпасами, радиоактивными материалами, взрывчатыми или иными веществами и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, техники или иных материальных ценностей, если это привело к тяжким последствиям. Этот порядок регулируется воинскими уставами (см., например, ст. 11 и 12 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации; ст. 105, 191 и 192 Устава гарнизонной и караульной службы Вооруженных Сил Российской Федерации) и другими нормативными актами: наставлениями, руководствами, курсами стрельб, инструкциями и т.д.
Понятие "оружие и боеприпасы" было рассмотрено при анализе ст. 346 УК.
Взрывчатые вещества - вещества или смеси, имеющие свойства вследствие механического, химического и иного воздействия мгновенно выбрасывать общий объем энергии, обладающей колоссальной разрушающей силой. К ним относятся вещества: инициирующие (гремучая ртуть, азид свинца, тетразен); бризантные (тротил, тол и др. соединения на базе тротила); метательные (различные сочетания пороха).
Взрывчатые вещества, специально не предназначенные для уничтожения людей и боевой техники (например, осветительные, сигнальные), не являются предметами рассматриваемого преступления.
Радиоактивные материалы - это природные и искусственные образования, содержащие радиоактивные вещества, обладающие способностью к самопроизвольному распаду и выделению вследствие этого электромагнитного или корпускулярного излучения, способного причинить вред живым организмам. К ним относятся материалы, содержащие уран, плутон, радий и другие радиоактивные элементы.
Иными материалами, представляющими повышенную опасность для окружающих, являются отравляющие, едкие вещества, некоторые высокотоксичные лекарственные препараты и т.д.
Объективная сторона преступления - действие или бездействие и наступившие в результате этого последствия: причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью людей, уничтожение военной техники либо иные тяжкие последствия (ч. 1 ст. 349 УК).
Рассматриваемое преступление имеет материальный характер. Оно считается оконченным при наличии указанных последствий. Диспозиция ст. 349 УК имеет бланкетный характер, раскрываемый уставами, наставлениями и т.д.
Субъектом преступления является любой военнослужащий, независимо от того, находился он при исполнении обязанностей военной службы или не находился. Каждый военнослужащий обязан осторожно обращаться с предметами преступления, перечисленными в ст. 349 УК.
Субъективная сторона преступления - по отношению к действию или бездействию - умысел или неосторожность, а по отношению к последствию - только неосторожность в виде легкомыслия или небрежности. Следовательно, это преступление совершается по неосторожности.
В санкции ч. 1 ст. 349 УК предусмотрено наказание в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет или содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет.
Квалифицирующим обстоятельством в ч. 2 ст. 349 УК определено неосторожное причинение смерти человеку. Им могут быть военнослужащий и посторонний человек. Такое преступление наказывается только лишением свободы на срок до пяти лет. Обратим внимание на то, что причинение смерти по неосторожности в соответствии со ст. 109 УК может повлечь максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет.
Особо квалифицированным нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность, является в случае причинения по неосторожности смерти двум или более лицам. Наказание за такое особо квалифицированное преступление предусмотрено в виде лишения свободы на срок до десяти лет.
Диспозиция п. "а" ст. 251.1 УК 1960 г. была шире и строже. Она предусматривала ответственность за рассматриваемое деяние, если оноповлекло причинение потерпевшему телесных повреждений (в ч. 1 ст. 349 УК - тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего) в виде лишения свободы на срок до трех лет. Согласно п. "б" ст. 251.1 УК 1960 г. то же деяние, причинившее телесные повреждения нескольким лицам или смерть потерпевшему (в ч. 2 ст. 349 УК - смерть человека), наказывалось лишением свободы на срок до десяти лет (ч. 2 ст. 349 УК - на срок до пяти лет). За то же деяние, повлекшее смерть нескольких лиц или иные тяжкие последствия, п. "е" этой статьи предусматривал лишение свободы на срок от трех до пятнадцати лет. В ч. 3 ст. 349 УК 1996 г. не указано на "другие тяжкие последствия", а наказание установлено в виде лишения свободы на срок до десяти лет.
Представляется, что в основном диспозиция и санкция ст. 251.1 УК 1960 г. были более совершенными, нежели диспозиция и санкция ст. 349 УК 1996 г.
Нарушение правил вождения или эксплуатации машин (ст. 350 УК). В этой статье установлена ответственность за два преступления: 1) нарушение правил вождения боевых, специальных или транспортных машин и 2) нарушение правил их эксплуатации.
Часть 1 ст. 350 УК предусматривает ответственность за простой состав нарушения правил вождения или эксплуатации боевой, специальной или транспортной машины, повлекшего по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека.
Непосредственным объектом преступлений является безопасность вождения и эксплуатации военных машин. Порядок вождения и эксплуатации их определяются уставами, наставлениями, инструкциями, едиными для всех Правилами дорожного движения, утвержденными постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 г. N 1090 с последующими изменениями и дополнениями*(395) и другими актами.
К боевым, специальным или транспортным машинам относятся: любые автомобили, мотоциклеты, боевые машины пехоты (БМП), танки, самоходные артиллерийские установки (САУ) и т.д.
Объективная сторона преступлений, ответственность за которые предусмотрена ст. 350 УК, выражается в действии или бездействии нарушившими правила движения и эксплуатации военных машин и наступивших в результате этого последствиях, перечисленных в законе: причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ч. 1); смерть человека (ч. 2) и смерть двух или более лиц (ч. 3).
Уголовный кодекс 1960 г. не предусматривал квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки такого преступления (ст. 352). Эта статья регламентировала ответственность за рассматриваемое деяние, если оно повлекло "несчастные случаи с людьми" (излишне широкая и недостаточно определенная категория) или другие тяжкие последствия. Последнее является рациональным.
Статья 350 УК 1996 г. не содержит ответственности военнослужащего, уничтожившего, например, танк в результате нарушения правил вождения или эксплуатации, что причиняет многомиллионный ущерб государству. Подобного рода деяние рассматривается как уничтожение или повреждение военного имущества по неосторожности и может повлечь максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет (ст. 347 УК). В соответствии с ч. 3 ст. 350 УК наказание возможно в виде лишения свободы на срок до десяти лет.
Обратим внимание на то, что в ст. 351 УК, установившей ответственность за нарушение правил полетов или подготовки к ним, в качестве одного из последствий этого преступления предусмотрено наступление смерти человека или иных тяжких последствий.
Субъектом нарушения правил вождения машины является военнослужащий, нарушивший эти правила, субъектом нарушения правил эксплуатации машины - военнослужащий, на которого возложена обязанность соблюдать правила ее эксплуатации. Водитель, за которым закреплена боевая, специальная или транспортная машина, отвечает за нарушение правил их вождения и эксплуатации.
Субъективная сторона преступления по отношению к нарушению правил вождения или эксплуатации машины может быть выражена как в умысле, так и в неосторожности, а по отношению к последствиям - только в неосторожности (легкомыслии или небрежности). Следовательно, это преступление совершается по неосторожности.
Санкция ч. 1 ст. 350 УК включает в себя арест на срок от четырех до шести месяцев, либо содержание в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишение свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового. Последнее наказание в других нормах главы Кодекса о преступлениях против воинской службы не предусматривается.
В санкции ч. 2 ст. 350 УК предусмотрено наказание только в виде лишения свободы на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.
Санкция ч. 3 ст. 350 УК устанавливает наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет.
Нарушение правил полетов или подготовки к ним (ст. 351 УК). В диспозиции этой статьи предусмотрена ответственность за нарушение правил полетов или подготовки к ним и иных правил эксплуатации летательных аппаратов, повлекшие по неосторожности смерть человека либо иные тяжкие последствия.
В конце первой и в особенности во время второй мировой войны и последующих многочисленных войнах (во Вьетнаме, Корее, Анголе, Абиссинии и др.) проявилось особенно важное значение военной авиации в боевых действиях. Более того, война НАТО с Югославией летом 1999 г. завершилась разрушением авиацией и ракетами почти всех основных объектов этой страны, ее наиболее крупных промышленных объектов, мостов, узлов связи, телевидения и т.д. Исторический опыт давно определил исключительную роль авиации в боевых действиях.
Авиационная техника сложна, ее создание и эксплуатация требуют значительных затрат государства. К тому же отступление от правил полетов и использования этой техники чревато гибелью людей и иными тяжкими последствиями.
В ст. 351 УК предусмотрена ответственность за совершение двух преступлений: нарушение правил полетов и нарушение эксплуатации летательных аппаратов.
Непосредственным объектом этих преступлений является безопасность полетов и эксплуатации летательных аппаратов.
К летательным аппаратам относятся: самолеты, вертолеты, дирижабли, планеры, аэростаты и др.
Объективная сторона нарушения правил полетов заключается в действиях или бездействии, нарушающих правила полетов: отступление от правил взлета, скоростных режимов, высоты, направления полета, производство разного рода эволюций летательным аппаратом и т.д. и наступивших в результате этого неосторожных последствиях в виде смерти человека и иных тяжких последствиях.
Тяжкими последствиями являются серьезные повреждения летательных аппаратов, их разрушение или уничтожение, уничтожение или разрушение аэродромных сооружений, уничтожение ценных грузов и т.д.
Нарушение правил эксплуатации летательного аппарата может заключаться в ненадлежащем ремонте, неполной заправке его горюче-смазочными материалами, перегрузке, необеспечении коридора полетов и т.д.
Субъекты нарушения правил полетов - члены экипажа летательного аппарата, представители диспетчерской службы и т.д.
Субъекты нарушений правил эксплуатации летательного аппарата - лица, отвечающие за надлежащее техническое состояние летательного аппарата, например, бортовой инженер или техник.
С субъективной стороны нарушение правил полетов или эксплуатации летательных аппаратов возможно как умышленно, так и по неосторожности, а последствия наступают только неосторожные, что предопределяет отнесение этого преступления к категории неосторожных.
За совершение этих преступлений может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет.
По Уголовному кодексу за нарушение правил полетов или подготовки к ним, повлекшее катастрофу или другие тяжкие последствия, влекло наказание в виде лишения свободы на срок от трех до десяти лет (ст. 353).
Нарушение правил кораблевождения (ст. 352 УК). В этой статье Кодекса предусмотрена ответственность за нарушение правил кораблевождения и эксплуатации военных кораблей, что призвано способствовать их сохранности и боеспособности плавания.
Военными кораблями являются суда, входящие в корабельный состав Военно-Морского Флота Российской Федерации, а также предназначенные для выполнения обязанностей по военной службе в других министерствах и ведомствах (например, суда Пограничной службы). Это боевые корабли, корабли специального назначения, морские и рейдовые суда обеспечения: подводные лодки, авианосцы, крейсеры, миноносцы, торпедные катера, суда обеспечения, тральщики, плавучие базы, морские буксиры, сухогрузные и наливные баржи, катера, топливозаправщики и т.д.
В диспозиции ст. 352 УК установлена ответственность за два преступления: 1) нарушение правил вождения и 2) нарушение правил эксплуатации военных кораблей.
Непосредственным объектом этих преступлений является безопасность вождения и эксплуатации военных кораблей и иной техники.
Объективная сторона преступлений выражается в действии или бездействии, нарушающих порядок кораблевождения и его эксплуатацию. Эти правила определены в Корабельном уставе военно-морского Флота, Международных правилах предупреждения столкновения судов в море (МППСС) и других нормативных актах.
Правила вождения кораблей включают в себя, например, требования об управлении кораблем в плавании: определение курса, скорости, глубины погружения подводных лодок, установление местонахождения корабля, осуществление маневров, буксировка и т.д.
Правила безопасности призваны обеспечить безопасность плавания корабля, техническое обслуживание его узлов и агрегатов, пользование смонтированными на корабле средствами ведения боя, загрузки и разгрузки корабля, порядок выполнения безопасных для плавания иных работ и т.д.
Объективная сторона рассматриваемых преступлений включает в себя обязательное наступление общественно опасных последствий: смерти человека или иных тяжких последствий. С их наступлением эти преступления являются оконченными.
По мнению А.Тер-Акопова, иные тяжкие последствия - "это наступление значительных вредных последствий как для интересов военной службы, так и для других охраняемых законом объектов. К таким последствиям по смыслу ст. 352 УК РФ могут быть отнесены последствия: причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, гибель корабля или его значительное повреждение, делающие невозможным его полноценное использование по назначению без ремонта, крупный материальный ущерб, срыв боевого задания и т.д."*(396)
Субъектом нарушения правил вождения военного корабля могут быть: командир корабля, штурман, старший помощник командира корабля, вахтенный офицер либо военнослужащий, управляющий вахтой, шлюпкой или гидросамолетом на плаву и т.д.
Субъектом нарушения правил эксплуатации корабля могут быть те военнослужащие, в обязанности которых вменено обеспечение безопасности эксплуатации корабля и его агрегатов, отдельных механизмов. Ф.С.Бражник пишет: "к ним относятся как военнослужащие, которые могут быть субъектами нарушения правил вождения, поскольку на них возложена и обязанность поддерживать в надлежащем состоянии военный корабль, вождением которого они занимаются, так и военнослужащие, которые, не будучи допущенными к кораблевождению, обязаны выполнять работы по техническому обслуживанию корабля в целях обеспечения его безопасного плавания. К категории последних относятся военнослужащие, занимающиеся на корабле или воинской части должности инженеров, механиков, слесарей-наладчиков, электриков и других технических специалистов"*(397).
Субъективная сторона этих преступлений едина - умысел или неосторожность по отношению к действию или бездействию и неосторожность по отношению к последствию (легкомыслие или небрежность).
Санкция ст. 352 УК предусматривает возможность назначения виновному наказания в виде лишения свободы на срок от трех до десяти лет.
В ст. 254 УК 1960 г. предусматривалась ответственность только за нарушение правил кораблевождения, повлекшее гибель или серьезные повреждения корабля, человеческие жертвы или иные тяжкие последствия. Санкция этой статьи предусматривала такое же наказание, как и санкция ст. 352 УК 1996 г. Отсутствие ответственности за нарушение правил эксплуатации корабля являлось пробелом рассматриваемой нормы.
Интересно отметить, что в § 1 ст. 355 УК Польши установлена уголовная ответственность за неосторожное нарушение правил безопасности управления любым механическим средством на суше, водных путях или воздушном пространстве, если это вызовет неосторожное причинение другому лицу телесного повреждения или значительный ущерб имуществу, за что предусмотрено наказание в виде воинского ареста либо лишения свободы на срок до трех лет. Если же это деяние сопряжено со смертью другого лица или причинением тяжкого вреда его здоровью, то за такое неосторожное преступление предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от шести месяцев до восьми лет (§ 2).

Глава VI. Преступления против мира и безопасности человечества

§ 1. Понятие и общая характеристика преступлений против мира и безопасности человечества

Исторически международное уголовное право уходит своими корнями в далекие рабовладельческие цивилизации. Уже шумерами признавались правила ведения войны в виде ее объявления, перемирия, неприкосновенности парламентариев, заключения мирного договора. Законы Ману содержали предписания о способах ведения войны, в частности, запрещающие употреблять определенное оружие, убивать пленных, просящих пощады, спящих и раненых*(398).
Принято считать, что международное уголовное право начинается с института выдачи преступников (экстрадиции), который насчитывает не одну тысячу лет. Например, в 1296 г. до н.э. между царем хеттов Хаттусили III и египетским фараоном Рамсесом II был заключен договор, в котором говорилось: "Если кто-либо убежит из Египта и уйдет в страну хеттов, то царь хеттов не будет его задерживать, но вернет в страну Рамсеса"*(399). В договоре между Византией и Русью предусматривались взаимные обязательства по привлечению к уголовной ответственности за убийства, кражи, телесные повреждения и другие преступления.
В эпоху средневековья, отличавшегося особой жестокостью и религиозным фанатизмом, игнорированием международных обычаев, особенно проявившимся в крестовых походах, тем не менее, правила дипломатических иммунитетов и невыдачи лиц, совершивших государственные преступления, соблюдались.
Потребность в правовой взаимопомощи государств возрастала адекватно росту международной преступности, наносящей вред интересам двух и более государств. Не случайно поэтому пионерами в разработке международного уголовного права стали представители именно уголовного права и криминологии. В 1889 г. по инициативе Ф.Листа, А.Принса, Т. ван Гаммеля был учрежден Международный союз уголовного права. Он призвал все государства к сотрудничеству в разработке международного уголовного права.
В 1815 г. Венский конгресс принял декларацию о борьбе с рабством и работорговлей. Затем в ХIХ и ХХ вв. последовали международно-правовые акты о борьбе с торговлей женщинами в целях разврата, о наказуемости фальшивомонетничества, пиратства, международного терроризма и т.д.
В 1927 г. в Варшаве состоялась I Международная конференция по унификации уголовного права. К числу международных преступлений на этой конференции были отнесены пиратство, фальшивомонетничество, торговля рабами, женщинами и детьми, наркотизм, порнография, а также иные преступления, ответственность за которые предусматривалась международными конвенциями. На последующих трех конференциях также предпринимались усилия по унификации национального законодательства, в частности, о борьбе с международным терроризмом и выдаче преступников. Впервые предлагалось подразделить международные правонарушения на международные преступления и преступления международного характера*(400).
Официальным началом кодификации международного уголовного права стало принятие в 1945 г. Устава Международного военного трибунала и вынесение приговоров в 1946 г. в Нюрнберге главным военным преступникам*(401).
Генеральная Ассамблея ООН в декабре 1946 г. в специальной резолюции подтвердила нормы международного уголовного права Устава, реализованные в приговорах трибунала как общепризнанные.
Устав Международного военного трибунала подразделил в ст. 6 международные преступления на три группы: против мира, военные, против человечества с исчерпывающим перечнем, который в последующем существенно дополнялся и уточнялся.
В настоящее время международное уголовное право нормативно регламентировано в актах ООН. Так, Рекомендации относительно международного сотрудничества в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития, принятые 14 декабря 1990 г. Резолюцией ООН 45/107, рекомендуют государствам "активизировать борьбу против международной преступности путем соблюдения и укрепления правопорядка и законности в международных отношениях и с этой целью дополнить и далее развивать международное уголовное право в полном объеме обязательств, вытекающих из международных договоров в этой области, и пересматривать свое национальное законодательство с тем, чтобы обеспечивать его соответствие требованиям международного уголовного права".
Начиная с 50-х гг. уголовные кодексы различных государств все более подробно регламентируют ответственность за международные преступления. В новых уголовных кодексах 90-х гг. нормы о международных преступлениях выделяются в самостоятельные главы и разделы. Так, Уголовный кодекс Франции 1992 г. в книге второй начинает Особенную часть разделом "О преступлениях против человечества", в котором содержатся две главы - о геноциде и о других преступлениях против человечества. УК Испании 1995 г. включил раздел XXIV "Преступления против международного сообщества". В него вошли нормы о преступлениях против безопасности человечества, геноциде и подробная глава о военных преступлениях. УК Республики Польша, вступивший в силу 1 января 1998 г., открывает Особенную часть главой XVI "Преступления против мира, человечности и военные преступления".
В советском и российском уголовном законодательстве до 1 января 1997 г. складывалось довольно парадоксальное положение. С одной стороны - глубокая, по существу лучшая в мире, теоретическая разработка концепции международных преступлений и непосредственное участие ее авторов в составлении уставов Международного уголовного трибунала*(402), на основании которых были осуждены главные военные преступники - германские в 1946 г. в Нюрнберге, японские в 1947 г. в Токио; с другой - явно недостаточное урегулирование ответственности за международные уголовные преступления в действовавшем вплоть до 1 января 1997 г. законодательстве. УК РСФСР 1960 г. первоначально содержал две нормы в главе о государственных преступлениях: о террористическом акте против представителя иностранного государства (ст. 67) и о пропаганде войны (ст. 71). В главе о воинских преступлениях также оказались некоторые нормы о международных военных преступлениях, например, о преступлениях в плену, о преступном обращении с населением в районе военных действий, воинские преступления, нарушающие международные конвенции. Очевидно, что международные военные преступления несопоставимы по характеру общественной опасности с воинскими преступлениями, тем более с ограниченным кругом специальных субъектов.
В 1993 г. в Кодекс 1960 г. были внесены нормы о международных военных преступлениях: ст. 67.1 "Применение биологического оружия", 67.2 "Разработка, производство, приобретение, хранение, сбыт, транспортировка биологического оружия", 78.1 "Незаконный экспорт товаров, научно-технической информации, используемых при создании вооружения и военной техники, оружия массового уничтожения".
Лишь УК РФ 1996 г. выделил в самостоятельный разд. XII и гл. 34 "Преступления против мира и безопасности человечества". В этой главе предусмотрено восемь норм, которые классифицируются на три группы: преступления против мира (ст. 353, 354 и 360); военные преступления (ст. 355, 356, 359); преступления против безопасности человечества (ст. 357, 358). Помещение норм о данных преступлениях в конце Особенной части необоснованно, так как не соответствует ни предписаниям ст. 15 Конституции РФ о примате международного права над внутригосударственным, ни общественной опасности международных преступлений (она выступает критерием классификации Особенной части Кодекса), ни долговременной перспективе развития международного уголовного права.
Уголовные кодексы Республики Беларусь 1999 г. и Украины 2001 г. гораздо подробнее, нежели Кодекс РФ и другие новые уголовные кодексы стран СНГ, регламентируют раздел о международных преступлениях. Белорусский кодекс обоснованно поставил его в начало Особенной части. Раздел VI именуется "Преступления против мира, безопасности человечества и военные преступления". В нем 17 статей, классифицированных по двум главам, - 17 "Преступления против мира и безопасности человечества" и 18 "Военные преступления и другие нарушения законов и обычаев ведения войны".
Уголовно-правовые нормы об ответственности за международные транснациональные преступления, предусмотренные УК РФ, имеют своеобразную бланкетность. Они отсылают к конкретным актам международного уголовного права. При этом их юридическая сила, в отличие от всех иных бланкетных норм Кодекса, выше, нежели сила внутреннего уголовного закона. Конституция РФ в ст. 15 так и устанавливает: "Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора".
В двух нормах гл. 34 УК эта бланкетность закреплена непосредственно в диспозициях статей. В ст. 355 УК говорится об оружии массового поражения, "запрещенного международным договором Российской Федерации", а в ст. 356 - о запрете применения средств и методов ведения войны, установленных международным договором. Однако и в других нормах присутствует такая же международно-правовая бланкетность. Поэтому признается целесообразным указание на международно-правовые акты в Кодексе постатейно. Это имеет значение для решения коллизий международного и внутреннего уголовного права, а также для правоприменительного и доктринального толкования соответствующих статей Кодекса.
В 1947 г. Генеральная Ассамблея ООН поручила Комиссии международного права составить проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества. Комиссия приняла в первом чтении проект этого Кодекса в 1991 г. Он состоял из двух своеобразных Общей и Особенной частей. Часть вторая включала нормы о 12 видах преступлений, как о собственно международных против мира и безопасности человечества, так и о преступлениях международного характера (например, о наркотизме, об экологических преступлениях). После учета замечаний, поступивших от 22 государств, проект был существенно обновлен и принят во втором чтении в 1994 г. Особенная часть включала теперь пять видов преступлений: агрессию; геноцид; преступления против человечности; военные преступления; преступления против персонала ООН и дипломатических лиц*(403).
17 июля 1998 г. в Риме Дипломатическая конференция полномочных представителей под эгидой ООН приняла "Римский статут Международного уголовного суда". За его принятие проголосовало, включая Россию, 120 государств, голосовали против лишь США, Китай, Индия, Израиль, Ирак.
В юрисдикцию суда были включены наиболее тяжкие преступления, посягающие на интересы международного сообщества в целом: агрессия, геноцид, преступления против человечества, военные преступления. Перечень этих преступлений исчерпывающий. Кроме данных преступлений по общему международному праву к юрисдикции Суда отнесены преступления, предусмотренные международными договорами. Наказание за эти преступления предусмотрено только в виде тюремного заключения, смертная казнь и пожизненное лишение свободы не допускаются. Кроме того, у Суда нет юрисдикции в отношении лиц, не достигших 18 лет. Иммунитет должностных лиц по национальному либо международному праву не препятствует привлечению виновных в перечисленных преступлениях лиц к уголовной ответственности. Статут применяется равно ко всем лицам, независимо от их официального служебного положения, включая статус главы государства или правительства, члена парламента и т.д.*(404)
Для вступления в законную силу Римского статута требуется присоединение к нему 60 государств.
Венская декларация "О преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века", принятая на десятом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Вена, 10-17 апреля 2000 г.), выразила особую обеспокоенность транснациональной организованной преступностью и взаимосвязью между ее различными видами. Первоочередное значение придано завершению переговоров по Конвенции ООН против организованной транснациональной преступности. Декларация признала, "что всеобъемлющие стратегии предупреждения преступности на международном, национальном, региональном и местном уровнях должны затрагивать коренные причины и факторы риска, связанные с преступностью и виктимизацией".
Впервые Декларация установила конкретный срок - 2005 г. как год, когда будет обеспечено значительное уменьшение таких преступлений международного характера, как торговля людьми, незаконный ввоз мигрантов, незаконный оборот оружия. Признана неотлагательность наказаний за такие преступления международного характера, как незаконное изготовление компьютеров и высоких технологий, расовая дискриминация, ксенофобия и связанные с ними формы нетерпимости.
На Венском конгрессе ООН Генеральный секретарь дал общую характеристику транснациональной преступности конца XX в. Именно она определяет направление развития международного уголовного права в XXI в.
Уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное международное право претворить в жизнь оказалось еще сложнее. К концу XX в. известны два вида международных судов: Нюрнбергский и Токийский Международные военные трибуналы, осудившие и наказавшие главных военных преступников Второй мировой войны, и Международные трибуналы ad hoc, т.е. сформированные Генеральной Ассамблеей ООН в 1993 и 1994 гг. в Гааге по военным преступлениям и геноциду на территории бывшей Югославии (МТБЮ*(405)) и Руанды. Римский статут Международного уголовного суда, как отмечалось, еще не вступил в законную силу.
Особенностью международного уголовно-процессуального права является параллельная юрисдикция. Она означает, что привлекать к ответственности дипломатических лиц за международные преступления могут и международный суд, и национальные суды. Так было в 1945-1947 гг., когда главные военные преступники несли ответственность перед Международным военным трибуналом, а в последующее время десятки военных преступников отвечали перед судами государств, на территории которых они совершили международные преступления.
В перспективе система международного судоустройства и уголовного процесса сложится аналогично*(406). Главные международные преступники, совершившие преступления против мира, военные и против человечности (человечества), будут осуждаться Международным судом, а остальные - национальными судами.
Помимо этого под эгидой ООН функционируют центры и комитеты, разрабатывающие рекомендации по предупреждению и наказанию международных преступлений. Таковы конгрессы ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, которые собираются один раз в пять лет, семинары и конференции, готовящие такие конгрессы, принятие конвенций ООН, Центр по предупреждению преступности, Программа ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию, Межрегиональный научно-исследовательский институт ООН по вопросам преступности и правосудия, Комиссия международного права и др. Все они оказывают концептуальную, правовую, организационную, материальную помощь государствам в противостоянии международной преступности.
Комиссия международного права ООН является главным органом ООН по кодификации международного уголовного права. Проблемами борьбы с преступлениями, посягающими на интересы всего мирового сообщества и отдельных государств, занимаются также ЮНЕСКО, ВОЗ, МОТ, ИКАО. Координация, пока еще не вполне отлаженная, возложена на комиссии ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию*(407).
С организацией Международного уголовного суда наступит качественно новый этап мирового противоборства транснациональной преступности.
Таким образом, краткий исторический экскурс в историю международного уголовного права позволяет отметить многовековые тенденции его развития. От отдельных институтов и норм на международно-договорной основе оно сформировалось в конце XIX и начале XX в. как самостоятельная подсистема международного и уголовного права. Особенно значимыми для его формирования послужили уставы и международные военные трибуналы по наказанию главных военных преступников второй мировой войны.
Международное уголовное право развивается адекватно процессу глобализации преступности в ХХ в. Наиболее опасные преступления (экономические, должностные, насильственные, отмывание незаконных доходов, банковские мошенничества, корыстные должностные преступления, прежде всего организованная преступность, терроризм, убийства по найму, незаконный оборот оружия и наркотиков, контрабанда, фальшивомонетничество, компьютерные преступления и др.) необратимо модифицировались от только национальных в международные. Эта тенденция сохранится и в XXI в., поэтому международное уголовное право становится ведущим направлением противодействия государств и мирового сообщества в противоборстве с преступностью.
Поскольку международное уголовное право располагается в системе права на "стыке" международной и уголовной отраслей права, есть необходимость в определении его статуса. Как ни странно, самостоятельная глава о международном уголовном праве появилась в учебниках по международному праву лишь в 1995 г.*(408), в то время как его определение предлагалось еще дореволюционными юристами-международниками. Например, Ф.Ф.Мартенс предложил следующее определение: "Международное уголовное право заключает в себе совокупность юридических норм, определяющих действие международной судебной помощи государств друг другу при осуществлении ими своей карательной власти в области международного общения"*(409). Последующие определения международного уголовного права расширили его предмет: "...не только уголовно-процессуальные отношения в области международной подсудности и выдача преступников, но и международное уголовное право"*(410).
В современном международном праве одновременно существуют несколько различных концепций международного уголовного права. Одни считают его отраслью международного публичного права, другие - отраслью международного частного права, третьи - самостоятельной отраслью, четвертые - вообще отрицают существование международного уголовного права*(411). Ныне более признано относить международное уголовное право к отрасли международного публичного права и считать его предметом систему принципов и норм, регулирующих сотрудничество государств в борьбе с преступлениями, предусмотренными международными договорами.
По международному уголовному праву как отрасли международного публичного права субъектами посягательств на международный правопорядок могут быть и государства, и физические лица. При этом ответственность государств, как это отметил еще в 50-х гг. А.Н.Трайнин, - не уголовная, а международно-правовая. Санкции, налагаемые ООН, - это не уголовные наказания, а такие международно-правовые меры воздействия, как эмбарго, бойкот, разрыв дипломатических отношений, реституция и т.д. Физические лица за международные преступления несут ответственность либо перед Международным трибуналом или Международным судом, либо перед национальным судом за предусмотренные во внутреннем уголовном законодательстве преступления. Общего понятия "международное уголовное право" международное право не дает, хотя терминологически его употребляет.
Так, в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН "Рекомендации относительно международного сотрудничества в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития" 1990 г. государствам рекомендовано "активизировать борьбу против международной преступности путем соблюдения и укрепления правопорядка и законности в международных отношениях и с этой целью дополнить и далее развивать международное уголовное право, выполнять в полном объеме обязательства, вытекающие из международных договоров в этой области, и пересматривать свое национальное законодательство с тем, чтобы обеспечивать его соответствие требованиям международного уголовного права"*(412). Десятый Конгресс ООН (2000 г.) допускает стандартное определение международного правонарушения, использованное в докладе о результатах четвертого Обзора ООН по вопросу о тенденциях в области преступности и функционирования систем уголовного правосудия: правонарушения, охватывающие - в аспектах, связанных с планированием, совершением и (или) прямыми и косвенными последствиями - более чем одну страну*(413).
Особенность международного уголовного права как отрасли публичного международного права составляет его комплексность. Оно объединяет нормы материального, процессуального уголовного права, уголовно-исполнительного, судоустройства, криминологии, а также нормы собственных отраслей международного права - воздушного, космического, водного и др.
В международном уголовном праве имеется и классификация преступлений, ответственность за которые регламентируется им. Первая классификация была предложена в 1927 г. на I Международной конференции по унификации международного уголовного права. Преступления были подразделены на две группы: международные преступления и преступления международного характера. В международных актах можно найти и другое деление - на международные преступления и международные правонарушения. В доктрине различают преступления против общего международного права, причиняющие вред всему мировому сообществу, и конвенционные, т.е. причиняющие вред тем или иным международным отношениям в тех или иных сферах взаимодействия государств - экономической, дипломатической, экологической и т.д. Названные классификации не противоречат друг другу, поскольку они основываются на двух основаниях деления: материальном - характере и степени опасности для международных отношений и юридическом - видах норм международного права, ими нарушенных.
Согласно универсальному принципу международные преступления по общему международному праву влекут уголовную ответственность независимо от места совершения. Виновные в них могут находиться на территории любого государства, в открытом море или космическом пространстве. Международный уголовный суд или трибунал и суды государств вправе осуществлять правосудие непосредственно на основе норм международного права. В уставах и статутах таких судебных органов предусмотрены наказания за них (в Нюрнбергском, Токийском уставах, уставах ad hoc для бывших Югославии и Руанды).
Ответственность за преступления международного характера регулируется внутренним уголовным законодательством и осуществляется национальными правоохранительными и судебными органами.
С 50-х гг. ХХ в. в международном праве выделяют новое направление "международное гуманитарное право". Появившееся сначала в доктрине, оно вскоре получило нормативный статус. Под международным гуманитарным правом понимается система юридических принципов и норм, применяемых как в международных, так и немеждународных вооруженных конфликтах, устанавливающих взаимные права и обязанности субъектов международного права по запрещению или ограничению применения определенных средств и методов ведения вооруженной борьбы, обеспечению защиты жертв конфликта в ходе этой борьбы и определяющих ответственность за нарушение этих принципов и норм*(414).
Принципы международного уголовного права трактуются в теории по-разному. Их анализ не входит в предмет данного раздела уголовного права. Важно лишь отметить, что они не всегда совпадают с принципами уголовного права и, прежде всего, применительно к международно-правовой ответственности государств.
Международное уголовное право отличается от одноименной отрасли "международное право". Для различения представляется целесообразным именовать их по-разному. Международным уголовным правом следует называть отрасль международного публичного права. Подсистему уголовного права обозначать как совокупность уголовно-правовых норм об ответственности за международные преступления и преступления международного характера.
Различия между ними касаются принципов, видов противоправности, субъектов, наказания и юрисдикции. Уголовное законодательство включает в себя исключительно уголовно-правовые нормы. Нормы иных отраслей права - уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного, судоустройства, криминолого-профилактические лежат за его пределами. Источником уголовного права о международных правонарушениях является только Уголовный кодекс РФ, ч. 1 ст. 1 которого прямо говорит: "Уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса". Часть 2 ст. 1 гласит: "Настоящий Кодекс основывается на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права". Разница в словах "состоит" и "основывается" означает, что уголовное законодательство должно следовать предписаниям Конституции РФ и международного права, не противоречить им. Все нормы международного уголовного права вступают в силу после их ратификации и имплементации.
Механизмы имплементации в международном, государственном и уголовном праве разработаны пока недостаточно*(415). Английское слово "implementation" означает "осуществление", "выполнение". Способы имплементации - инкорпорация, трансформация, а также общая, частная или конкретная отсылка. При инкорпорации международно-правовые нормы без каких-либо изменений дословно воспроизводятся уголовным правом. При трансформации происходит определенная переработка пакета норм соответствующего международного договора. Главное требование имплементации - строгое следование целям и содержанию международного установления. Вместе с тем допустимы словесно-терминологические отступления.
Имплементация норм международного уголовного права в УК РФ чрезвычайно осложнена ввиду особенностей российского уголовного законодательства. Оно заметно отличается от англосаксонской системы уголовного права, на которое чаще всего ориентированы нормы международного права, и в немалой степени от континентальной. Иллюстрацией может служить проблема имплементации Конвенции Комитета министров Совета Европы "Об уголовной ответственности за коррупцию". Конвенция была подписана 27 января 1999 г. на уровне министров внутренних дел. Понятие "коррупция", содержащееся в Конвенции, ответственность за нее не воспринимаются единообразно даже российскими учеными и практиками. Это наглядно продемонстрировала международная Конференция в сентябре 1999 г. в Москве, посвященная данной проблеме. Еще более сложной будет сама имплементация этого международного документа в законодательство России. Об этом можно судить по таким обстоятельствам. УК РФ не знает понятия "активный" и "пассивный" подкуп, так как по-разному оценивает коммерческий подкуп и взяточничество должностным лицом. Подкуп членов международных парламентов (по ст. 10 Конвенции), судей и должностных лиц международных судов (ст. 11 Конвенции) российским УК не предусмотрены в качестве самостоятельных составов преступлений и т.д. Исследователи насчитывают, по крайней мере, 15 несоответствий этого Кодекса названной Конвенции*(416).
Однако, несмотря на сложности имплементации, вступившие в законную силу международные договоры должны быть инкорпорированы либо трансформированы в российское законодательство о противодействии преступности - в уголовное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное, криминологическое, как это было до сих пор с конструкцией уголовно-правовых норм о преступности против мира, военных и прав человека, а также о преступлениях международного характера.
Во всяком случае, представляется очевидным, что международное уголовное право прямо и непосредственно в России не применяется. Противоправность международных преступлений только уголовно-правовая, согласно понятию "преступление" (ст. 14 УК), а не смешанная.
В вопросе о соотношении международного уголовного права и уголовного права о международных преступлениях позиции государств подразделяются на монистические и дуалистические. Первые не признают прямого действия международного уголовного права на своей территории (например, США), вторые считают правомерной параллельную юрисдикцию международного и внутреннего уголовного права. Более правильной представляется вторая позиция государств. Но она сможет реализоваться с принятием Кодекса о международных преступлениях, созданием полицейской и судебной систем международного правосудия.
Внутри преступлений международного характера обоснованно выделить группу тех общеуголовных преступлений, у которых наличествует международная опасность, но последняя еще не признана таковой соответствующими актами международного уголовного права. Иными словами, эти преступления причиняют ущерб, минимум, двум, а, как правило, большему числу государств, но их международная противоправность еще в процессе оформления.
Примером могут служить компьютерные преступления. Они причиняют колоссальный материальный ущерб государствам, и прогноз об их международной опасности в XXI в. весьма неблагоприятный. В п. 18 Венской декларации о преступности и правосудии (2000 г.) сказано: "Мы принимаем решение разработать ориентированные на конкретные действия программные рекомендации в отношении предупреждения преступлений, связанных с использованием компьютеров, и борьбы с ними, и мы предлагаем Комиссии по предупреждению преступности и уголовному правосудию приступить к работе в этом направлении, принимая во внимание работу, которая ведется в других формах. Мы также обязуемся работать в направлении укрепления наших возможностей по предупреждению, расследованию и преследованию преступлений, связанных с использованием высоких технологий и компьютеров".
Преступные посягательства на мировое сообщество и международный правопорядок по характеру и степени опасности, а также по формам юридического запрета общим международным правом или региональными конвенциями дифференцируются на два вида.
Международные преступления - это преступления против мира, человечества (человечности) и военные. В российском Уголовном кодексе ответственность за них регулируется гл. 34 разд. XII.
Преступления международного характера - общеуголовные преступления, причиняющие ущерб в той или иной области межгосударственных отношений, но не посягающие на основы существования человечества. Межрегиональные соглашения направлены на борьбу с наркотизмом, порнографией, фальшивомонетничеством, контрабандой, незаконным оборотом оружия, торговлей людьми и др. Многими государствами уже достигнута договоренность о необходимости пресечения преступных посягательств на окружающую среду, на национальное и культурное наследие народов, столкновения судов и неоказания помощи на море, преступления на континентальном шельфе, разрыв или повреждение подводного кабеля и др. Ответственность за них предусмотрена в различных главах УК РФ. Например, нормы об ответственности за терроризм и захват заложника предусмотрены в гл. 24 "Преступления против общественной безопасности"; об ответственности за уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации - в гл. 26 "Экологические преступления"; нарушение правил международных полетов - в гл. 27 "Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта"; за расовую, национальную или религиозную дискриминацию - в гл. 29 "Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства" и т.д. Транснационализация преступности будет все более расширять круг преступлений международного характера.
Конструкция составов международных преступлений отличается сложностью: составные, альтернативные, длящиеся, продолжаемые. Все нормы бланкетные и отсылают к международному уголовному праву. Поэтому ссылки на основные нормы последнего целесообразно приводить в конце соответствующей статьи Уголовного кодекса. По нашему мнению, это правило надо распространить и на нормы о преступлениях международного характера. Такой юридико-технический прием позволит правильнее применять нормы о соответствующих преступлениях.

§ 2. Преступления против мира

Ответственность за данные преступления предусмотрена ст. 353 УК "Планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны"; ст. 354 "Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны" и ст. 360 "Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой".
Планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны (ст. 353 УК). Эта статья предусматривает два состава: 1) планирование, подготовка или развязывание агрессивной войны и 2) ведение агрессивной войны.
Уже в 1923 г. агрессивная война была объявлена Лигой Наций международным преступлением. В проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1994 г. агрессия определена как "применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости другого государства или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом ООН".
Основными современными международно-правовыми источниками являются Устав ООН, Уставы международных военных трибуналов для суда над главными военными германскими и японскими преступниками, Уставы Международных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде 1991 и 1994 гг. и резолюция "Определение агрессии", принятая Генеральной Ассамблеей ООН 14 декабря 1974 г. Устав ООН устанавливает в ч. 4 ст. 2, что государства-члены ООН воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями ООН. В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, содержащей определение агрессии, зафиксировано, что "агрессией является применение государством вооруженной силы против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства или каким-либо иным образом, несовместимым с Уставом ООН". При определении агрессора за основу взят признак первенства (или инициативы) совершения акта агрессии.
Объектом агрессии выступают основы мира, т.е. мирного взаимодействия государств при решении любых проблем, исключающего какое-либо насилие.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 353 УК, охватывает три альтернативных вида деятельности (продолжаемых и длящихся деяний): планирование, подготовку и развязывание агрессивной войны.
Статья 3 резолюции ООН "Определение агрессии" относит к ней следующие деяния:
вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства;
военную оккупацию, какой бы временной она ни была, как следствие вооруженного вторжения;
аннексию территории другого государства или части его;
бомбардировку или применение любого другого оружия против территории другого государства;
блокаду портов или берегов одного государства вооруженными силами другого;
нападение вооруженными государствами на сухопутные, морские или воздушные силы или морской или воздушный флот другого государства;
применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных соглашением;
продолжение пребывания вооруженных сил на такой территории по прекращении действия соглашения;
действие государства, позволяющего, чтобы его территория, которую оно предоставило в распоряжение другого государства, использовалась этим государством для совершения акта агрессии против третьего государства;
засылку государством или от его имени вооруженных банд, групп и регулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства.
Противоположна агрессивной войне война неагрессивная, справедливая, освободительная. Так, война за независимость в Северной Америке 1775-1783 гг. - освободительная война 13 английских колоний, в результате которой образовалось независимое государство США. Освободительный характер носила и война сопротивления вьетнамского народа (1945-1954) против французской интервенции и против американской агрессии (1961-1973). Война фашистской Германии против СССР - агрессия. Великая Отечественная война советского народа в 1941-1945 гг. - справедливая, освободительная.
Внутригосударственные вооруженные конфликты, например, в Чечне - субъекте Российской Федерации, или в Приднестровье - регионе Молдовы, не носят международного характера. Совершенные в ходе таких конфликтов преступления - убийства, захват заложников, диверсии, террористические акты и т.д. - квалифицируются как общеуголовные внутригосударственные преступления.
Планирование агрессивной войны - это разработка ее идейно-политической и военной концепции, составление стратегии и тактики военных действий, мобилизационных планов, разработка предложений по структуре, составу, дислокации и задачам вооруженных сил, организация разведывательной деятельности, перевод промышленности на военные рельсы, информационная деятельность и другие первоначальные этапы развязывания агрессии.
Так, согласно разработанному фашистской Германией плану "Барбаросса" осуществлялась молниеносная, по замыслу высшего государственного, военного и военно-промышленного руководства, война против СССР. Планирование агрессии не ограничивается составлением военных планов, оно охватывает также экономическое, дипломатическое, политическое создание условий для развязывания агрессивной войны. Наращивалось военно-промышленное производство, создавались резервы продовольствия и горючего, проводились штабные учения и маневры войск, активизировалась внешняя разведка, осуществлялась широкая дезинформация мировой общественности, особенно правительства и населения СССР, по маскировке приготовления агрессии против Советского Союза.
Фриче, второе, после Геббельса, лицо, руководил германской прессой, а затем радио. Он годами отравлял эфир призывами к агрессии против Европы и СССР. 7 апреля 1945 г. еще призывал нацистов к террористической борьбе с войсками антигитлеровской коалиции. Однако Международный военный трибунал его оправдал. Особое мнение с несогласием оправдания выразил судья от СССР*(417).
Столь же вопиюще несправедливым было оправдание крупнейшего германского промышленника и банкира Шахта. Он, начиная с 1932 г., экономически обеспечил приход к власти Гитлера и последующую немецко-фашистскую агрессию. Шахт на суде признал, что лично руководил захватом Чехословацкого национального банка.
Подготовка агрессивной войны - конкретные приготовительные действия, которые, как всякое приготовление (см. ст. 30 УК), создают благоприятные условия для последующего развязывания и ведения агрессивной войны. Они реализуют стратегические и тактические планы агрессии вполне определенными по времени, пространству и путем исполнения действиями. Таковы бомбардировки территории другого государства, частичные локальные вторжения, блокирование отдельных портов для провокации конфликта, объявление боевой готовности армии и т.п. действия, за которыми следует развязывание войны.
Примером подготовки агрессивной войны является рекогносцировка, т.е. разведка противника и местности в районе предстоящего вторжения, осуществляемая командующими и командирами армий и воинских частей.
Развязывание агрессивной войны - это уже факты агрессии, предшествующие полномасштабному ведению агрессивной войны. К ним относятся дипломатические демарши с агрессивными целями, разведка боем, т.е. отдельные вооруженные нападения на пограничников другого государства, захват его судов и т.п. отдельные акты агрессивного поведения. В соответствии с международным правом развязывание агрессии причисляется к актам агрессии.
Субъективная сторона преступления - прямой умысел во всех видах, в том числе неконкретизированный и альтернативный в отношении фактически наступившего бульшего или меньшего ущерба от развязывания агрессивной войны. Лицо сознает, что планирует, подготавливает либо развязывает агрессивную войну, предвидит в обобщенном виде тяжкие последствия этого и желает их причинить.
Субъект преступления - общий, т.е. физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Практически же, что вытекает из толкования объективной и субъективной сторон деяния, субъектом является представитель высшей государственной, политической, военной, военно-промышленной власти. Это подтверждают и приговоры над главными военными преступниками в Нюрнберге и Токио. Нижестоящие лица отвечают за совершение международных военных преступлений, применение средств массового поражения, геноцид, наемничество.
Часть 2 данной статьи содержит квалифицированный состав - ведение агрессивной войны.
Ведение агрессивной войны предполагает полно- и широкомасштабную агрессию против другого государства в виде наступления, нападения, вторжения его на территорию с целью захвата либо с иными геополитическими целями, чем подрываются основы международной безопасности.
Так, в 4 часа утра 22 июня 1941 г. нацистская Германия нанесла бомбовый удар по Киеву и другим городам СССР. Тем самым был осуществлен акт агрессии в виде развязывания агрессивной войны. В тот же день германские регулярные войска начали вторжение на территорию Советского Союза на всем протяжении западной государственной границы. Началось четырехлетнее ведение агрессивной войны.
Попытка наказания Вильгельма II, бывшего германского императора, за развязывание первой мировой войны была предпринята в 1919 г. Экс-император бежал в Голландию, которая его не выдала вопреки требованиям Версальского мирного договора.
За агрессию и военные преступления во второй мировой войне 1939-1945 гг. к смертной казни через повешение были осуждены в Нюрнберге и Токио главные германские и японские преступники.
В 1998-1999 гг. агрессию против Югославии совершила военная коалиция НАТО при активном содействии США. В двух томах Белой книги собраны документы, свидетельства очевидцев, фотографии о международных преступлениях руководства НАТО в виде агрессии и военных преступлениях. Агрессия практически всегда сопровождается грубейшими военными посягательствами на мирное население, больницы, заводы, другие объекты жизнеобеспечения граждан.
Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны (ст. 354 УК). Международная опасность призывов к развязыванию агрессивной войны заключается в идеологическом, политическом, психологическом ущербе системе мирного разрешения межгосударственных конфликтов. Такие призывы являются психологической подготовкой агрессии, поджигательством войны. Они отличаются от подготовки агрессивной войны психологическим, информационным содержанием, нацеленным на внедрение в общественное сознание и эмоции населения идеи агрессивной войны, ее необходимости и правомерности для решения межгосударственных проблем.
Объект преступления - мировая информационно-психологическая безопасность, система мировоззренческих ценностей народов мира, исключающая насилие как средство решения межгосударственных вопросов.
Объективная сторона преступления выражается в активных действиях в форме публичных призывов к развязыванию агрессивной войны.
"Публичность" означает осуществление призывов в присутствии других лиц и для них. Чаще всего призывы обращаются к достаточно большому числу слушателей: толпе, собранию, населению региона или страны.
Призывы - это устные или письменные обращения к той или иной аудитории слушателей, читателей с целью убедить их в необходимости, целесообразности агрессии как единственного средства разрешения конфликта разного содержания и исторического происхождения.
Геббельсовская пропаганда национал-социалистического режима германского третьего рейха с середины 30-х до середины 40-х гг. массированно внедряла в сознание своих граждан и граждан других стран идеи справедливости и победоносности войны Германии против государств Европы и СССР.
Призывы отличаются от подстрекательства к развязыванию агрессивной войны меньшей конкретизированностью и большей идеологизированностью. К тому же подстрекательство осуществляется в отношении конкретных лиц, а призывы адресованы неопределенно широкому кругу лиц. Призывы могут носить эпизодический характер, однако обязательна их направленность именно на развязывание агрессивной войны, а не абстрактный антипацифизм. Одноразовый призыв состава преступления не образует, поскольку ст. 354 говорит о "призывах", а не о "призыве".
Субъективная сторона - прямой умысел.
Субъект преступления - общий.
Квалифицирующими признаками в ч. 2 этой нормы названы способ - использование средств массовой информации и субъект - лицо, занимающее высшую государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Федерации.
К средствам массовой информации, о которых говорит ч. 2 ст. 354 УК, относятся печать, аудио- и видеосредства передачи сведений с целью утверждения тех или иных идеологических, политических, моральных, правовых и прочих ценностей в аудиториях читателей, слушателей, зрителей.
Государственная должность, согласно Федеральному закону от 31 июля 1995 г. N 119-ФЗ "Об основах государственной службы Российской Федерации"*(418), - это должность в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Федерации, а также в иных государственных органах, образуемых в соответствии с Конституцией РФ, с установленным кругом обязанностей по исполнению и обеспечению полномочий данного органа, денежным содержанием и ответственностью за исполнение этих обязанностей.
Государственные должности подразделяются на категории "А", "Б" и "В". Субъект данной нормы относится к категории "А" и 5-й группе государственных должностей государственной службы. Эти должности, устанавливаемые Конституцией РФ, конституциями, уставами субъектов Федерации, - для непосредственного исполнения полномочий государственных органов. К ним относятся Президент РФ, Председатель Правительства РФ, председатели палат Федерального Собрания РФ, руководители органов законодательной и исполнительной власти субъектов РФ, депутаты, министры. Исчерпывающий перечень должностей категорий "А", "Б" и "В" дается в Реестре государственных должностей в Российской Федерации.
Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (ст. 360 УК). Описанные в данной статье виды нападений нацелены на провокацию войны или осложнение международных отношений. Преступления против лиц, пользующихся международной защитой, считаются также проявлением международного терроризма. Выделение его в самостоятельный состав обусловлено особым статусом дипломатов и других лиц, пользующихся международной защитой. Чаще всего его совершают разного рода экстремистские группировки для давления на правительство, например, с целью освобождения заключенных, обмена дипломатов на то или иное арестованное лицо и т.д.
Запрет данного преступления содержится в Конвенции о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, 1973 г. (вступила в силу в СССР 20 февраля 1977 г.) и в Конвенции о безопасности персонала ООН и связанного с ней персонала 1994 г. В Уголовном кодексе 1960 г. имелась ст. 67 "Террористический акт против представителя иностранного государства". Цель этого преступления - провокация войны или международные осложнения.
Объект преступления - международный дипломатический правопорядок, обеспечивающий мирное сотрудничество государств.
Предмет и потерпевший - обязательные элементы состава. Потерпевший - это лицо, пользующееся международной защитой. К лицам, пользующимся международной защитой, относятся: 1) глава государства, в том числе каждый член коллегиального органа, выполняющего функции главы государства согласно конституции соответствующего государства, глава правительства или министр иностранных дел, находящийся в иностранном государстве, а также сопровождающие его члены семьи; 2) любой представитель или иной агент межправительственной международной организации, который, во время, когда против него, его официальных помещений, его жилого помещения или его транспортных средств было совершено преступление, и в месте совершения такого преступления имеет право в соответствии с международным правом на специальную защиту от любого нападения на его личность, свободу и достоинство. Также охраняются проживающие с ним члены его семьи. Ограничений по возрасту последних, в отличие от дипломатического иммунитета, Конвенция не содержит.
Таким образом, представители иностранного государства - это иностранные граждане, которые обладают правом представлять свое государство вовне, выступая от его имени. Сотрудниками, пользующимися международной защитой, являются также работники дипломатических служб, консультанты и др.
Предмет преступления в виде помещений, жилища, транспортного средства должен иметь статус официального, и нападение на него должно преследовать цель психической угрозы или физического насилия для провокации войны или осложнения международных отношений.
Объективная сторона преступления выражается в нападении на лиц, помещения и транспорт, которые пользуются международной защитой. Нападение - это физическое или психическое (угроза) воздействие на потерпевшего. Физический вред может выражаться в причинении вреда здоровью различной степени тяжести вплоть до умышленного причинения тяжкого вреда здоровью без отягчающих обстоятельств (ст. 111 УК).
Конвенция 1973 г. к преступлениям против лиц, пользующихся международной защитой, относит:
убийства, похищение или другие нападения на личность или свободу лица, пользующегося международной защитой;
насильственное нападение на официальное помещение или транспортные средства лица, пользующегося международной защитой, которое может угрожать личности или свободе последнего;
угрозу такого нападения;
попытки любого такого нападения;
действия в качестве соучастника любого такого нападения.
Каждое государство-участник Конвенции обязано принимать меры для установления своей юрисдикции над указанными преступлениями, когда преступление совершено на территории этого государства или на борту судна или самолета, зарегистрированного в этом государстве, или когда преступник является гражданином данного государства.
Виновное лицо осуждается по национальному уголовному законодательству либо выдается заинтересованному государству или межправительственной международной организации, агентом либо любым должностным лицом которого является потерпевший, пользующийся международной защитой согласно общепринятому международному принципу "или выдай, или суди" ("qui declere qui judicare").
Меры предупреждения и наказания, предусмотренные Конвенцией 1973 г., оказались недостаточными для обеспечения безопасности персонала ООН, нападения на который участились. 9 декабря 1994 г. была принята Конвенция о безопасности персонала ООН. В соответствии с Конвенцией к персоналу ООН (по тексту ст. 360 - сотрудник международной организации) относятся:
лица, привлеченные или направленные Генеральным секретарем ООН в качестве военного, полицейского или гражданского компонентов операции ООН;
другие должностные лица и эксперты, командированные ООН или ее специализированными учреждениями или Международным агентством по атомной энергии, которые находятся в районе проведения операции ООН в официальном качестве.
Под "связанным с ООН персоналом" понимаются:
лица, назначенные правительством или межправительственной организацией с согласия компетентного органа ООН;
лица, привлеченные Генеральным секретарем ООН или специализированным учреждением ООН, или Международным агентством по атомной энергии;
лица, направленные гуманитарной неправительственной организацией или гуманитарным учреждением в соответствии с соглашением с Генеральным секретарем ООН или со специализированным учреждением, или Международным агентством по атомной энергии, для осуществления деятельности в поддержку выполнения мандата операции ООН.
Под "операцией ООН" имеется в виду операция, проводимая под руководством и контролем ООН, когда она осуществляется в целях поддержания или восстановления международного мира и безопасности или когда Совет Безопасности или Генеральная Ассамблея объявляют о том, что существует особый риск в отношении персонала, участвующего в этой операции.
К преступлениям против персонала ООН относятся те же деяния, которые предусмотрены в Конвенции 1973 г.
Субъективная сторона преступления - прямой умысел. Обязательный элемент состава - цель: провокация войны или осложнение международных отношений.
Субъект преступления - общий. За умышленное убийство и причиненный тяжкий вред здоровью во время нападения ответственность по совокупности, согласно ст. 20 УК, наступает с 14 лет.
В группе преступлений против мира не предусматривается освобождение от уголовной ответственности (ч. 4 ст. 78) и от наказания (ч. 4 ст. 83 УК) ввиду истечения сроков давности.

§ 3. Военные преступления

К военным преступлениям УК РФ относит три деяния: разработка, производство, накопление, приобретение или сбыт оружия массового поражения (ст. 355), применение запрещенных средств и методов ведения войны (ст. 356), наемничество (ст. 359).
Российское уголовное законодательство не употребляет термина и понятия "военные преступления", которые широко используются в международном праве. В этом отношении позиция, изложенная в Уголовном кодексе Республики Беларусь, более удачная. Разделив нормы о международных преступлениях на две главы, гл. 18 в Кодексе названа "Военные преступления и другие нарушения законов и обычаев войны". В ней семь статей: вербовка, обучение, финансирование и использование наемников; наемничество; применение оружия массового поражения; нарушение законов и обычаев войны; преступное нарушение норм международного гуманитарного права во время вооруженных конфликтов; бездействие либо отдание преступного приказа во время вооруженного конфликта; незаконное пользование знаками, охраняемыми международными договорами.
Производство или распространение оружия массового поражения (ст. 355 УК). Объектом этого преступления являются международные отношения в сфере оборота химического, биологического, ядерного и иных видов оружия массового поражения, запрещенного международным договором Российской Федерации.
Предмет - обязательный элемент состава. Это оружие массового поражения. Международное законодательство относит к оружию массового поражения такое оружие, которое действует неизбирательно путем взрыва или при помощи радиоактивных материалов, смертоносное химическое, бактериологическое оружие, токсичное и любое другое оружие, разрабатываемое для будущего и обладающее свойствами атомной бомбы или другого упомянутого выше оружия, способного причинить смерть людям либо вред их здоровью. Законом РФ от 29 апреля 1993 г. в Уголовный кодекс 1960 г. были включены ст. 67.1 и 67.2 об ответственности за применение биологического оружия и его оборот (разработку, производство, приобретение и пр.). В примечании к ст. 67.2 содержалось следующее детальное толкование понятия "биологическое оружие": "Под биологическим оружием в статьях 67.1 и 67.2 понимаются любой живой организм, в том числе микроорганизм, вирус или другой биологический агент, а также любое вещество, произведенное живым организмом или полученное методом генной инженерии, или любое его производное, а равно средства их доставки, созданные с целью вызвать гибель, заболевание или иное неполноценное функционирование человеческого или другого живого организма, заражение окружающей природной среды, продовольствия, воды или иных материальных объектов".
Химическое оружие - это отравляющие вещества, а также средства их доставки и применения: ракеты, снаряды, мины и другие заряды в виде химических веществ. Еще в 1925 г. Женевский протокол запретил применение химического оружия. В первой мировой войне германская армия применяла химическое оружие, в частности, иприт.
Токсичное оружие - это оружие, основанное на действии ядовитых белковых веществ, продуктов обмена веществ ряда микроорганизмов, а также некоторых ядовитых животных и растений, способных вызвать заболевание или гибель животных и человека.
Ядерное оружие представляет собой ядерные боеприпасы, средства их доставки к цели и средства управления. Поражающее воздействие оказывают образующаяся при взрыве ударная волна, световое облучение, проникающая радиация и радиоактивное заражение. Типы такого оружия - ядерное, термоядерное и нейтронное. В 1982 г. СССР взял на себя одностороннее обязательство не применять ядерное оружие первым.
Несмотря на наличие общепризнанной нормы международного права, запрещающей решение международных споров путем войны, а тем более с использованием ядерного оружия, на 2000 г. нет ни одной международно признанной нормы, запрещающей использование ядерного оружия или угрозу его применения. И это несмотря на очевидность того факта, что ядерное оружие по своим разрушительным свойствам превосходит, как показывает опыт применения его при бомбежках американскими летчиками в 1946 г. японских городов Нагасаки и Хиросимы, а также авария на Чернобыльской АЭС, последствия которой поныне сказываются на здоровье граждан России, Белоруссии, Украины спустя 10 лет, мощность обычных вооружений.
Среди ученых-международников мнения относительно запрещения ядерного оружия расходятся. Одни считают, что запрещения о применении оружия массового поражения, которые содержатся в Декларации 1868 г., Гаагских конвенциях 1899 г. и 1907 г. и Женевском протоколе 1925 г., должны быть распространены на ядерное оружие; другие относят его к дозволенным средствам ведения войны, поскольку нормативно такого запрета в международном праве нет, а применение нормы по аналогии противоречит принципам права; третьи допускают возможность использования в данном случае института аналогии*(419).
Очевидно, что позиция государств, не обладающих ядерным оружием (а их абсолютное большинство), может не совпадать с мнением ядерных держав (США, Россия, Китай, Франция, Пакистан).
Генеральная Ассамблея ООН обратилась в Международный суд для консультативного заключения о законности угрозы ядерным оружием и его применения. Консультативное заключение от 8 июля 1996 г. оказалось противоречивым. Суд признал незаконность применения ядерного оружия в принципе. Однако далее отметил, что с учетом нынешнего состояния международного права и тех материалов дела, которыми Суд располагает, Суд не может сделать окончательный вывод о том, будет ли угроза ядерным оружием или его применение законными или незаконными в чрезвычайном случае самообороны, когда под угрозу поставлено само дальнейшее существование государства*(420).
Статья 355 УК РФ распространяет свое действие на оружие массового поражения, "запрещенного международным договором Российской Федерации", следовательно, если такого вступившего в законную силу договора нет, отсутствует и уголовная противоправность угрозы и применения ядерного оружия.
Перечень видов оружия массового поражения в ст. 355 УК не исчерпывающий. Появление новых его видов влечет уголовную ответственность при наличии опять же международного договора Российской Федерации. Процедура заключения и вступления в законную силу такого договора довольно долгая. Поэтому некоторые авторы предлагают заменить слова "о запрете международными договорами", на "запрет нормами международного права". Если какой-то вид оружия массового поражения (например, лучевое, инфракрасное, генетическое) будет запрещен международным договором без участия России, она окажется из-за сложности процедуры присоединения и ратификации довольно длительное время без защиты от этих новых видов оружия массового поражения. Замена запрета международным договором на запрет нормами международного права могла бы оградить нашу страну от угрозы и применения такого оружия*(421). Таких норм в международном гуманитарном праве немало.
Так, запрещено применять оружие с неизбирательным поражением гражданского населения и гражданских объектов - храмовых, медицинских, культурных, исторических и др., частной собственности, враждебное воздействие на природную среду. Запрещено помимо оружия экологической войны также оружие геофизической войны. Под геофизической войной понимается преднамеренное управление природными процессами, которое может вызвать ураганы, землетрясение, выпадение осадков в виде дождя или снега.
Имеются международно-правовые запреты применения и некоторых видов обычного оружия. Еще Декларация об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль (Санкт-Петербург, 1868 г.) прямо устанавливала, что стороны "предоставляют себе право входить впоследствии между собой в новое соглашение всякий раз, когда с целью поддержать поставленные принципы и для соглашения между собой требований войны и законов человеколюбия, вследствие усовершенствований, произведенных науками в вооружении войск, будет сделано какое-либо определенное предложение".
В 1983 г. вступила в силу Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие. Неизбирательность и чрезмерность повреждений делает их близкими к оружию массового поражения. Разница - в отсутствии у них массовости поражения. Взамен этого признака наличествует чрезмерность повреждений.
Такое запрещенное оружие наказуемо по ст. 356 УК "Применение запрещенных средств и методов ведения войны".
Объективную сторону преступления альтернативно образуют пять видов оборота оружия массового поражения: разработка; производство; накопление; приобретение; сбыт.
Разработка означает теоретическое обоснование и проведение исследовательской работы, в результате которых получается соответствующий вид оружия.
Производство оружия массового поражения представляет собой действия, направленные на серийный промышленный выпуск.
Накопление означает создание соответствующих запасов оружия массового поражения.
Приобретение оружия массового поражения предполагает любые пути и средства завладения им: покупка, кража, дарение, обмен, присвоение и пр.
Сбыт - отчуждение предметов преступления во владение других лиц: продажа, обмен, дарение.
Субъективная сторона преступления - прямой умысел: лицо осознает, что, совершая указанные действия, оно создает угрозу безопасности мира и человечества и желает этого (иногда из корыстных побуждений).
Субъект преступления - общий.
Приобретение или сбыт оружия массового поражения как международное военное преступление отличается от состава преступления, предусмотренного ст. 189 УК "Незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, сырья, материалов и оборудования, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники". Данное преступление - общеуголовное. Его родовой объект - интересы экономической деятельности. Цели использования в вооруженных конфликтах оно не преследует. При наличии же такой цели имеет место приготовление к производству оружия массового поражения.
В последнее время в России в связи с кризисом военно-промышленного комплекса получили распространение хищения радиоактивных материалов с целью сбыта, в том числе за границу. Это корыстное деяние, как и всякое иное хищение чужого имущества, к международным преступлениям отношения не имеет. Сказанное распространяется и на преступления, предусмотренные ст. 220 УК "Незаконное обращение с ядерными материалами и радиоактивными веществами". Последними являются материалы, которые самопроизвольно превращают неустойчивые атомные ядра в ядра других элементов, сопровождающиеся испусканием ядерных излучений.
Для России, как и для других государств, актуальна проблема захоронения радиоактивных отходов с содержанием радиоактивных веществ выше нормы безопасности. Ответственность в этих случаях наступает по ст. 247 УК "Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов".
Применение запрещенных средств и методов ведения войны (ст. 356 УК). Следует отметить, что заголовок статьи уже ее содержания. В ней речь идет не только о "праве войны", но и о "праве вооруженных конфликтов", которые шире войны. Кроме того, объективная сторона преступления описана намного подробнее, и применение запрещенных средств и методов - лишь одна из разновидностей действий, входящих в нее.
В международном праве регламентация наказуемости этих деяний появилась в начале ХХ в. в Гаагской конвенции 1907 г. "О законах и обычаях сухопутной войны". Она запретила обращение к таким наиболее опасным методам ведения войны, как бесчеловечное обращение с военнопленными, применение отравляющего оружия, неправильное использование флагов о перемирии и т.п. Устав Нюрнбергского военного трибунала признал военными преступлениями не только деяния, совершенные на поле боя, но и шире - во время войны. В частности, он признал военными преступлениями убийство, истязание, увод в рабство гражданского населения оккупированной территории. Женевская конвенция от 12 августа 1949 г. "О защите гражданского населения во время войны"*(422) помимо войны говорит о военных преступлениях в вооруженном конфликте. Последний, в свою очередь, подразделяется на международный и внутригосударственный (немеждународный по характеру). Государства, ратифицировавшие Конвенцию, обязаны бороться с преступлениями как международного, так и немеждународного характера.
Объектом преступления выступают международные правоотношения в сфере соблюдения правил ведения войны или разрешения вооруженных конфликтов.
В отличие от ст. 353 УК, запрещающей в целом агрессивную войну с момента ее планирования, Женевская конвенция устанавливает наказуемость бесчеловечных методов и средств ведения войны и вооруженных конфликтов, независимо от того, были ли эти вооруженные конфликты" связаны с агрессией или нет. Понятие "вооруженный конфликт" шире, чем понятие "война". Оно включает все разновидности применения оружия при решении конфликтов между государствами, независимо от того, касаются ли они территориальных, экономических, политических или социальных притязаний.
В ст. 3 Женевской конвенции от 12 августа 1949 г. "О защите гражданского населения во время войны" говорится: "В случае вооруженного конфликта, не имеющего международного характера и возникающего на территории одной из Высоких Договаривающихся Сторон, каждая из находящихся в конфликте сторон будет обязана применять как минимум следующие положения..." Далее идет перечень преступлений в отношении лиц, непосредственно не принимающих участия в вооруженном конфликте по болезни, пленению и другим основаниям. Таковыми признаются посягательства на жизнь и здоровье потерпевших, захват заложников, терроризм, ограбление. При этом раненые, инвалиды и беременные женщины пользуются особым покровительством и защитой. Все, как их именует Конвенция, "покровительствуемые лица" пользуются семейным правом, правом на религиозные убеждения и отправление культовых обрядов, на неприкосновенность их чести и достоинства.
Вооруженные конфликты бывают двух видов: международные, т.е. между двумя или более субъектами международных отношений, суверенными государствами, и внутригосударственные немеждународного характера. Такие многолетние конфликты происходят между Северной Ирландией и Великобританией, басками и испанцами, турками и курдами, террористами Чечни и Россией.
Общепринятое определение международного вооруженного конфликта в теории и законодательстве международного гуманитарного права отсутствует. Поэтому в соответствии с общей концепцией международными можно признавать лишь вооруженные конфликты между двумя государствами. Внутригосударственные вооруженные конфликты квалифицируются национальным уголовным законодательством, как, например, терроризм, захват заложников, пиратство. Так, вооруженный конфликт Таджикистана, России и Узбекистана с талибами в Афганистане - это международный конфликт, между Чечней и Россией - внутригосударственный.
Объективная сторона преступления в диспозиции нормы описана как: а) жестокое обращение с военнопленными; б) жестокое обращение с гражданским населением; в) депортация гражданского населения; г) разграбление национального богатства на оккупированной территории; д) применение в вооруженном конфликте средств и методов, запрещенных международным договором Российской Федерации.
Согласно ст. 4 Женевской конвенции от 12 августа 1949 г. "Об обращении с военнопленными" к военнопленным отнесены лица, попавшие во власть неприятеля:
1) принадлежащие к личному составу вооруженных сил сторон, находящихся в конфликте, а также личный состав ополчения и добровольных отрядов, находящихся в составе вооруженных сил;
2) личный состав других ополченческих и добровольных отрядов сторон, находящихся в конфликте и действующих на собственной территории или вне ее при определенных, прямо в Конвенции зафиксированных, условиях;
3) лица, следующие за вооруженными силами, но в них не входящие (военные корреспонденты);
4) члены экипажа судов авиации и торгового флота;
5) население неоккупированной территории, которое борется с оружием для сопротивления, не успев сформироваться в регулярные войска, если они открыто носят оружие, а также другие перечисленные в ст. 4 Конвенции лица.
К военнопленным не относятся медико-санитарный и духовный персонал. Под "ранеными" и "больными" понимаются лица из числа военнослужащих и гражданских лиц, которые вследствие травмы, болезни или другого физического или психического расстройства или инвалидности нуждаются в медицинской помощи или уходе и которые воздерживаются от любых враждебных действий. Это также относится к роженицам, новорожденным детям и другим людям, которые могут нуждаться в медицинской помощи или уходе, например, беременные женщины, и которые воздерживаются от любых враждебных действий.
К покровительствуемым лицам относятся медико-санитарный и духовный персонал.
Жестокое обращение предполагает причинение физического вреда потерпевшим, акты терроризма и захвата заложников, пытки, добивание раненых, проведение биологических опытов, наказание без суда, репрессии. Посягательство на честь и достоинство, нарушение семейных, религиозных и иных прав без физического насилия состава данного преступления не образует.
Пленные военнослужащие могут быть интернированы в лагеря для военнопленных, в которых должны быть гарантированы снабжение их водой и пищей, мерами здравоохранения и гигиены.
Кроме работ по управлению, оборудованию и содержанию в порядке своего лагеря военнопленные могут быть привлечены в принудительном порядке только к работам: в сельском хозяйстве, в добывающей или обрабатывающей отраслях промышленности, за исключением металлургической, машиностроительной, химической и иных работ военного характера; в работах на транспорте, погрузочно-разгрузочных, не имеющих военного характера; в торговле, ремесле, искусстве; по домашнему хозяйству и коммунальным услугам.
Насколько грубо нарушались эти правила обращения с российскими военнопленными во время второй мировой войны германскими фашистскими оккупантами, убедительно свидетельствуют материалы Нюрнбергского военного трибунала и международной конференции по холокосту весной 2000 г. в Стокгольме*(423).
В немеждународных вооруженных конфликтах их участники статусом комбатантов не обладают, а потому не считаются военнопленными. Дополнительный протокол II Женевского соглашения применяет к ним термин "лица, свобода которых ограничена по причинам, связанным с вооруженными конфликтами". Статья 5 этого Протокола обязывает гарантировать им минимальные условия существования: снабжение продовольствием, водой, санитарно-гигиеническим обслуживанием. Они пользуются правом на получение помощи в индивидуальном или коллективном порядке. При привлечении к работам обязательно соблюдение условий безопасности, аналогичных предоставленным штатскому населению.
Аналогичное жестокое обращение запрещено и в отношении гражданского населения во время межгосударственного вооруженного конфликта. Во время второй мировой войны удельный вес потерь среди гражданского населения составил 48%, в ходе боевых действий в Ливане - 95%.
К гражданскому населению относятся граждане государств, участвующих в конфликте, граждане других государств, в том числе нейтральных, а также граждане государств, не подписавших Женевские конвенции и Дополнительный протокол I. Гражданское население лишается своего статуса и права на защиту, если среди него находятся целые военные подразделения и формирования.
При всех обстоятельствах запрещаются акты насилия или угрозы с целью терроризирования; нападения неизбирательного характера; нападение на гражданское население в порядке репрессалий; использование присутствия или передвижения гражданского населения или отдельных гражданских лиц для защиты от военных действий. Запрещается также перемещать население оккупирующей державы на оккупированную территорию и создавать там поселения. За нарушение этого запрета Израиль неоднократно подвергался осуждению Советом Безопасности и Генеральной Ассамблеей ООН. Под гражданским населением подразумеваются граждане России, лица без гражданства, постоянно проживающие в Российской Федерации, иностранцы, которые не участвуют в вооруженном конфликте и не являются, таким образом, законными комбатантами (воюющими лицами).
Граждане Российской Федерации могут участвовать в международных вооруженных конфликтах, в которых Россия не является стороной конфликта как по специальному правомочию, так и без него (добровольцы). Например, воинские подразделения России участвовали в миротворческих акциях в Югославии по специальному уполномочию Совета Безопасности ООН. В этих случаях они могут оказаться как потерпевшими от военных международных преступлений, так и их субъектами.
Депортация гражданского населения - это его изгнание, высылка, ссылка. Такого рода депортация была осуществлена, например, правительством США во время второй мировой войны в отношении проживающих в Америке японцев.
Разграбление национального имущества на оккупированной территории есть вывоз за пределы оккупированной территории во время международного вооруженного конфликта культурных, исторических, археологических, материальных ценностей.
К национальному имуществу прежде всего относятся культурные ценности. Международные конвенции признают таковыми:
а) ценности, движимые и недвижимые, которые имеют большое значение для культурного наследия каждого народа, например, памятники архитектуры, искусства или истории, религиозные или светские, археологические месторасположения, архитектурные ансамбли, произведения искусства, рукописи, книги, другие предметы художественного, исторического или археологического значения, а также научные коллекции или важные коллекции книг, архивных материалов;
б) здания с назначением сохранения или экспонирования движимых культурных ценностей, в частности, музеи, крупные библиотеки, хранилища архивов;
в) центры сосредоточения культурных ценностей.
В соответствии со ст. 11 Конвенции о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного вывоза и передачи права собственности на культурные ценности, от 14 ноября 1970 г. "считаются незаконными "принудительный" вывоз и передача права собственности на культурные ценности, являющиеся прямым или косвенным результатом оккупации страны иностранной державой".
Дополнительный протокол I к Гаагской конвенции 1954 г. запрещает:
а) совершать какие-либо враждебные акты, направленные против тех исторических памятников, произведений искусства или мест отправления культа, которые составляют культурное и духовное наследие народов;
b) использовать такие объекты для поддержания военных усилий;
c) делать такие объекты объектами репрессалий.
"Разграбление" национального имущества должно толковаться шире, нежели хищение или грабеж. Уничтожение и повреждение также входят в его понятие.
Во время второй мировой войны были уничтожены все находящиеся на оккупированной территории Советского Союза культурные ценности мирового значения. Например, в толстовском музее-заповеднике "Ясная поляна" немецкие фашисты устроили конюшню.
Массовое разграбление в течение всего периода оккупации осуществляли военные и гражданские фашистские оккупанты на территории СССР в 1941-1945 гг. Всего было вывезено около 600 тыс. произведений искусства, в том числе: 40 тыс. наименований из Екатерининского дворца, Янтарной комнаты, музеев Петергофа, Царского села, Пскова и Новгорода, собрание фарфора Екатерины II, 650 икон из коллекции Петра I.
Женевская конвенция "О защите населения" (ст. 147) к серьезным международным преступлениям относит "незаконное, произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение и присвоение имущества, не вызываемое военной необходимостью".
Понятие "военная необходимость" в международных документах не раскрывается. Ее надо оценивать по правилам необходимой обороны, крайней необходимости и обоснованного риска.
Оккупированной признается территория, неправомерно занятая государством-агрессором или являющимся стороной международного вооруженного конфликта. Женевские конвенции и Протоколы к ним распространяют запрет воинских преступлений на все варианты оккупации: частичной или полной, даже если такая оккупация не встретила никакого вооруженного сопротивления.
Применение в вооруженных конфликтах средств и методов, запрещенных международным договором Российской Федерации, имеет в виду все иные нарушения международных правил ведения войны. Такими в конвенциях названы, например, наказания военнопленных за деяния, не признаваемые преступлениями в его государстве, принудительный труд на военных заводах, принуждение к службе в армии.
Важным уточняющим юридическим признаком военных преступлений выступает указание в ст. 356 УК на то, что незаконные средства и методы разрешения международных вооруженных конфликтов должны быть запрещены международным договором Российской Федерации. Так, Женевские конвенции о защите жертв войны (ратифицированы СССР в 1954 г.) и два Дополнительных протокола к ним (ратифицированы СССР в 1989 г.) являются такими международными договорами Российской Федерации - правопреемницы Союза ССР.
Как известно, ведение войны регулируется не только международными договорами, но и обычаями войны. Это прямо признано в приговоре над главными военными преступниками Германии в Нюрнберге: "международное право не является продуктом международного законодательства: Законы ведения войны можно обнаружить не только в договорах, но и в обычаях, и в практике государств, которые постепенно получили всеобщее признание, и в общих принципах правосудия, применявшихся юристами и практиковавшихся в военных судах".
За полвека, истекших после Нюрнбергского и Токийского судебных процессов, наиболее серьезные военные преступления в виде нарушений правил ведения войны получили юридическое закрепление в международном праве. Ссылка на международный договор РФ в ст. 356 УК означает, что договор должен быть ратифицирован и вступить в силу.
Удачно названы нормы о военных преступлениях в Уголовном кодексе Республики Беларусь: ст. 135 - "Нарушение законов и обычаев войны" и ст. 136 "Преступные нарушения норм международного гуманитарного права во время вооруженных конфликтов". В них точнее, чем в УК РФ, охарактеризованы объекты посягательств. Кроме того, белорусский законодатель сумел устранить бланкетность норм. Правоприменителю не придется при их использовании разъяснять и ссылаться на многочисленные международные конвенции и протоколы к ним, устанавливать их законную силу. Поскольку содержание названных норм способствует раскрытию норм о военных преступлениях по Уголовному кодексу РФ, целесообразно их привести полностью.
В статье 135 УК Республики Беларусь записано:

<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>