<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

"1. Принуждение лиц, сдавших оружие или не имеющих средств защиты, раненых, больных, потерпевших кораблекрушение, медицинского, санитарного и духовного персонала, военнопленных, гражданского населения на оккупированной территории или в районе военных действий, иных лиц, пользующихся во время военных действий международной защитой, к службе в вооруженных силах противника или к изменению либо лишению их права на независимый и беспристрастный суд, либо ограничение права этих лиц на защиту в уголовном судопроизводстве, -
наказываются ограничением свободы от трех до пяти лет или лишением свободы на срок от трех до семи лет.
2. Причинение тяжких телесных повреждений лицам, названным в части первой настоящей статьи, либо истязания, либо проведение над ними, даже с их согласия, медицинских, биологических и других экспериментов, либо использование их для прикрытия своих войск или объектов от военных действий, либо захват и утверждение таких лиц в качестве заложников, либо угон гражданского населения для принудительных работ, -
наказываются лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет.
3. Умышленное убийство лиц, названных в части первой настоящей статьи, -
наказывается лишением свободы от восьми до двадцати лет, или пожизненным лишением свободы либо смертной казнью".
Как видно, в приведенной норме исчерпывающе перечислены лица, которым при вооруженных конфликтах вопреки международно-правовым запретам причиняется вред, а также действия, которыми этот вред причиняется. В ст. 356 УК РФ названы лишь военнопленные и гражданские лица, что не согласуется с международным правом о защите жертв войны.
Статья 136 УК Республики Беларусь включает шестнадцать видов нарушений норм международного гуманитарного права. К ним относятся:
1) применение средств и методов ведения войны, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие;
2) умышленное причинение обширного, долговременного и серьезного ущерба природной среде;
3) нападение на обладающие с защитной целью отличительными эмблемами Красного Креста и Красного Полумесяца персонал, строения, оборудование, транспортные формирования и транспортные средства;
4) использование голода среди гражданского населения в качестве метода ведения военных действий;
5) вербовка детей, не достигших 15-летнего возраста, в вооруженные силы либо разрешение им принимать участие в военных действиях;
6) произвольное и производимое в большом масштабе разрушение или присвоение имущества, не вызванное военной необходимостью;
7) превращение неосвобожденных местностей и демилитаризованных зон в объект нападения;
8) превращение в объект нападения ясно опознаваемых исторических памятников, произведений искусства или мест отправления культа, находящихся под особой защитой, при отсутствии военной необходимости;
9) нарушение соглашений о перемирии, приостановлении военных действий или местных соглашений, заключенных с целью вывоза, обмена или перевозки раненых и умерших, оставленных на поле сражения;
10) совершение нападения на гражданское население или на отдельных гражданских лиц;
11) совершение нападения неизбирательного характера, затрагивающего гражданское население, или гражданские объекты, когда заведомо известно, что такое нападение повлечет чрезмерный ущерб гражданским объектам;
12) совершение нападения на установки или сооружения, содержащие опасные силы, когда заведомо известно, что такое нападение повлечет чрезмерные потери среди гражданских лиц либо причинит чрезмерный ущерб гражданским объектам;
13) совершение нападения на лицо, заведомо для виновного прекратившее принимать непосредственное участие в военных действиях;
14) перемещение части собственного гражданского населения на оккупируемую территорию;
15) неоправданная задержка репатриации военнопленных и гражданских лиц;
16) применение в вооруженных конфликтах иных средств и методов ведения войны, запрещенных международными договорами Республики Беларусь, -
наказывается лишением свободы на срок от пяти до двадцати лет".
В данной норме обстоятельно раскрываются виды преступлений не только во время войны, но и вооруженных конфликтов. Во второй половине ХХ в. именно они, а не войны стали ареной военных преступлений. Все процитированные виды военных преступлений, за исключением прямо названных в ст. 356 УК РФ, жестокого обращения с военнопленными или гражданским населением, депортации последнего и разграбления национального имущества имеют отношение к применению средств и методов, закрепленных международным договором России.
Весьма подробно описаны составы умышленного нарушения норм гуманитарного права во время внутригосударственного или международного конфликтов в ст. 411 УК Грузии 1999 г. и ст. 116 УК Азербайджанской Республики 1999 г.
Самостоятельно сконструирована в белорусском УК ст. 138 "Незаконное пользование знаками, охраняемыми международными договорами". Ограничением свободы до четырех лет или лишением свободы до трех лет наказывается "умышленное использование вопреки международным договорам во время военных действий эмблем Красного Креста, Красного Полумесяца, или охраняемых знаков для культурных ценностей, или иных знаков, охраняемых международным правом, либо пользование государственным флагом или государственными отличиями неприятеля, нейтрального государства, флагом или знаком международной организации.
Аналогичная норма в Уголовным кодексе РФ отсутствует. В Кодексе 1960 г. глава о воинских преступлениях включала статью о незаконном использовании знаков Красного Креста и Красного Полумесяца. По действующему Кодексу такие злоупотребления названными эмблемами могли бы наказываться как незаконные методы и средства ведения военных действий. Однако по характеру общественной опасности они недостаточно тяжелы для признания международными военными преступлениями, наказуемыми лишением свободы до двадцати лет. Поэтому правильнее было бы состав незаконного пользования эмблемами, охраняемыми международным правом, сформулировать отдельно и преследовать как преступления международного характера, а не международное военное преступление.
Субъективная сторона данного преступления - прямой умысел, конкретизированный и неконкретизированный, определенный и неопределенный. Предвидение фактической величины ущерба, как правило (что характерно для большинства международных преступлений), не конкретизировано.
Субъект преступления - общий, т.е. вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Однако практика, как показывают процессы над главными военными преступниками второй мировой войны, и деятельность международных трибуналов, образованных для суда над военными преступниками по бывшей Югославии и Руанде, по существу, идет по пути привлечения к ответственности в основном высших государственных и военных деятелей. Аналогичное ограничительное толкование, как ранее отмечалось, дала правоприменительная практика и к норме об агрессивной войне. Национальные военные трибуналы осуждают иных лиц за конкретные преступления. Например, к длительному сроку лишения свободы был осужден американский лейтенант У.Колли, отдавший приказ о сожжении вьетнамской деревни Сонгми. За расстрелы борцов Сопротивления осужден французским судом палач К.Барбье. В Италии за пытки и истязания в гестапо по приговору суда был расстрелян Прибке. Нераспространение сроков давности на международные военные преступления позволяет и по сей день арестовывать и предавать суду военных преступников и их пособников.
Квалифицирующим видом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 356 УК, является хотя бы одноразовое применение оружия массового поражения. (О понятии "оружие массового поражения" см. в толковании ст. 355 УК). Так, применение иприта германскими вооруженными силами в первой мировой войне полностью подпадает под данную статью, ибо запрет на применение химического оружия был установлен еще на Гаагской конференции мира 1907 г. Ссылка на "военную необходимость" при применении оружия массового поражения исключается полностью, ибо такое оружие неизбирательно и собственно военных целей достичь не в состоянии.
Крупномасштабные нарушения международного гуманитарного права во время вооруженных конфликтов происходили с 1991 г. на территории бывшей Югославии. Совет Безопасности ООН учредил Международный трибунал ad hoc, т.е. для конкретного случая осуждения массовых жестокостей в Боснии и Герцеговине. Был принят Устав (Статут). По нему трибунал правомочен наказывать только тюремным заключением. Смертная казнь и пожизненное лишение свободы не допускаются. Отбывание наказания возможно в любой стране, которая дала на это согласие.
По ст. 2 Статута трибунал наделялся компетенцией судебного преследования лиц, нарушающих положения Женевских конвенций 1949 г. Такими являются:
a) преднамеренное убийство;
b) пытки и бесчеловечное обращение, включая биологические эксперименты;
c) преднамеренное причинение тяжких страданий или серьезного ущерба физическому состоянию личности или ее здоровью;
d) незаконное, произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение и присвоение имущества, не вызываемое военной необходимостью;
е) принуждение военнопленного или гражданского лица к службе в вооруженных силах вражеской державы;
f) лишение военнопленного или гражданского лица его права на беспристрастное и справедливое правосудие;
g) высылка или незаконное перемещение лиц гражданского населения или незаконное их задержание;
h) взятие в заложники гражданского населения.
Согласно ст. 3 Статута Международный трибунал предпринимает судебное преследование лиц, ответственных за нарушение законов и обычаев войны. К ним, в частности, относятся:
a) применение токсичного оружия или других видов оружия, направленных на причинение излишних страданий;
b) бессистемное разрушение городов или деревень или их разорение, не оправданное военной необходимостью;
c) атака или бомбардировка, вне зависимости от применяемых средств, ничем не защищенных городов, сел, населения или зданий*(424);
d) преднамеренный захват, разрушение или повреждение исторических памятников, произведений искусства, которые составляют культурное или духовное наследие народа, или мест отправления религиозных культов;
e) кражи, грабежи или незаконное присвоение культурных ценностей.
Например, за убийства пациентов госпиталя в Буховере 21 ноября 1991 г. Трибунал осудил Душко Тодича к тюремному заключению. Всего, как отмечалось, на 1 января 2001 г. за военные преступления на территории бывшей Югославии отбывают наказание 35 осужденных гаагским международным трибуналом.
Наемничество (ст. 359 УК). В международном уголовном праве наемничество всегда рассматривалось, наряду с пиратством и другими многочисленными так называемыми конвенционными преступлениями как преступление международного характера. Однако в связи с позицией законодателя, поместившего норму о наемничестве в главу Уголовного кодекса о преступлениях против мира и безопасности человечества, теперь надлежит оценивать его иначе.
Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1994 г. также включил наемничество в их число. Статья 23 "Вербовка, использование, финансирование и обучение наемников" содержит подробную характеристику наемника, однако его ответственность не устанавливает.
Статья 359 УК РФ конструирует три состава наемничества. В ч. 1 предусмотрена ответственность за вербовку, обучение, финансирование или иное материальное обеспечение наемника и за его использование в вооруженном конфликте или в военных действиях. Часть 2 содержит квалифицированный состав. Часть 3 наказывает лишением свободы от трех до семи лет участие наемника в вооруженном конфликте или военных действиях.
Наемничество наносит ущерб мирному сотрудничеству государств. Ряд бывших союзных республик СССР, например, Украина, Узбекистан, ввели еще в 1995 г. норму об уголовной ответственности за наемничество. В международном праве Дополнительные протоколы 1977 г. к Женевским конвенциям 1949 г. "О защите жертв войны" признали, что наемник не имеет прав законного комбанта, а является военным преступником и подлежит уголовному наказанию. Конвенция о запрещении вербовки, использования, финансирования и обучения наемников 1989 г. сформулировала самостоятельный состав наемничества*(425).
Объектом наемничества являются международные правоотношения в сфере использования иррегулярных вооруженных сил другого государства для межгосударственного вооруженного конфликта или военных действий.
Устав ООН категорически запрещает наемничество: "каждое государство обязано воздерживаться от организации иррегулярных сил или вооруженных банд, в том числе и наемников, для вторжения на территорию другого государства".
Объективную сторону наемничества, согласно ч. 1 ст. 359 УК, составляют следующие альтернативные деяния: а) вербовка; б) обучение; в) финансирование или иное материальное обеспечение наемников; г) использование наемника в вооруженном конфликте или военных действиях.
Вербовка - это действия, направленные на заключение соглашения об оплачиваемом участии лица (наемника) в вооруженном межгосударственном конфликте или военных действиях. Она начинается с поисков кандидатов в наемники, затем психического воздействия на них (уговоры, шантаж, обещания и пр.) с целью вовлечения их в вооруженный конфликт и заканчивается заключением соглашения об этом в разной степени его юридической оформленности.
Обучение имеется в виду военное: передача необходимой образовательной информации, тренировка по обращению с оружием, ведению военных действий, элементам воинской дисциплины.
Финансирование или иное материальное обеспечение - выплата единовременных пособий наемнику, возможно и семье, регулярная заработная плата, обеспечение обмундированием, жильем, питанием и другими материальными благами. Как правило, денежное вознаграждение наемников многократно превышает заработную плату солдат, офицеров и генералов регулярной армии*(426).
Использование в вооруженных конфликтах или военных действиях предполагает вовлечение в непосредственное участие наемника в выполнение боевых заданий, связанных с вооруженным конфликтом или ведением военных действий. Использование наемника в других функциях, например, в мародерстве, насилии, ограблении, образует состав не наемничества, а самостоятельных преступлений: убийства, изнасилования, кражи, если они не подпадают под признаки состава "военные преступления".
Преступление считается оконченным с момента выполнения хотя бы одного из перечисленных действий.
Наемничество может иметь место как в мирное, так и в военное время: в межгосударственных и во внутригосударственных конфликтах.
Субъективная сторона преступления - прямой умысел: субъект осознает, что занимается вербовкой, обучением, финансированием наемника и желает этого.
Субъет преступления по ч. 1 ст. 359 УК - общий.
В качестве квалифицирующих признаков в ч. 2 ст. 359 УК названы: а) использование виновным своего служебного положения и б) совершение деяния в отношении несовершеннолетнего.
Квалифицирующий элемент наемничества - использование служебного положения охватывает сферы как должностной, так и более широкой служебной деятельности. Как правило, она связана с военной службой вербовщика. Однако может использоваться и авторитет цивильного государственного служащего. Известны случаи, когда работники военкоматов завербовывали демобилизованных из армии лиц для участия в вооруженных конфликтах за рубежом. В чеченском и афганском вооруженных конфликтах принимали участие в роли вербовщиков наемников Турция, Пакистан, Афганистан, Иордания, Саудовская Аравия.
Несовершеннолетние, потерпевшие от наемничества, - это лица, не достигшие 18-летнего возраста к моменту их вербовки и иных наемнических действий.
В ч. 3 ст. 359 УК предусмотрен самостоятельный состав преступления. Если в ч. 1 и 2 данной нормы наемник выступает потерпевшим, то в ч. 3 - он субъект преступления, который несет ответственность за участие в вооруженном конфликте или военных действиях.
Участие может выражаться путем нахождения в рядах военных подразделений комбатантов сторон конфликта, в выполнении боевых заданий, наконец, в индивидуально-инициативном поражении противника. Совершениенаемником военных преступлений (ст. 356), геноцида (ст. 357) или экоцида (ст. 358) влечет ответственность по совокупности с фактически совершенными преступлениями. Аналогично квалифицируются по совокупности наемничество с другими общеуголовными преступлениями, совершенными наемниками (убийства, изнасилования, грабежи и т.д.).
Субъективная сторона преступления и со стороны вербовщика, и со стороны наемника - прямой умысел.
Субъект преступления специальный, а именно - наемник.
В примечании к ст. 359 УК содержится исчерпывающая характеристика наемника: "Наемником признается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей".
Таким образом, наемник - это лицо, которое:
не является гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях. Поэтому, например, российский гражданин не может оказаться наемником, если Российская Федерация участвует в вооруженном конфликте или военных действиях между государствами;
постоянно проживает на территории участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях государства.
Наемником не является лицо, которое направлено для выполнения официальных обязанностей (советники, наблюдатели, журналисты и др.). Такие миротворческие обязанности выполняли по решению ООН, например, воинские подразделения России в бывшей Югославии.
Иначе говоря, наемником может быть гражданин, не являющийся законным комбатантом, который на свой страх и риск в группе либо индивидуально на добровольных, но оплачиваемых началах участвует в вооруженном международном конфликте или военных действиях. Такие отряды, в том числе и из российских граждан, участвовали в боевых действиях в бывшей Югославии.
В проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1994 г. дается более подробная характеристика наемника. Таковым признается любое лицо, которое:
а) специально завербовано на месте или за границей для того, чтобы сражаться в вооруженном конфликте;
b) принимая участие в военных действиях, руководствуется главным образом желанием получить личную выгоду и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантам такого же ранга и такой же должности, входящими в личный состав вооруженных сил данной страны;
c) не является ни гражданином страны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте.
"Наемником признается также любое лицо, которое в любой другой ситуации:
a) специально завербовано на месте или за границей для участия в совместных насильственных действиях, направленных на:
i) свержение правительства или иной подрыв конституционного строя государства; или
ii) подрыв территориальной целостности государства;
b) принимая участие в таких действиях, руководствуется главным образом желанием получить значительную выгоду и которое побуждается к этому обещанием выплаты или выплатой материального вознаграждения;
c) не является ни гражданином, ни постоянным жителем государства, против которого направлены такие действия;
d) не направлено государством для выполнения официальных обязанностей; и
e) не входит в личный состав вооруженных сил государства, на территории которого совершаются такие действия".
К 12,5 годам лишения свободы приговорен дезертировавший из иракской армии Абдель Азиз. С 1998 г. этот наемник объявил себя духовным лидером чеченских бандитов, проводил с ними занятия в учебных центрах, лично дал фетву (религиозное благословение) на вторжение чеченских боевиков в Дагестан.

§ 4. Преступления против человечества

Третья группа преступлений против мира и безопасности человечества, предусмотренных разд. XII Уголовного кодекса РФ, называется преступления против человечества. В Уставе Международного трибунала по Руанде, принятом Советом Безопасности ООН 8 ноября 1994 г., они названы "Преступления против человечности". Уголовный кодекс Республики Польша также использует термин "против человечности".
Преступлениями против человечности ст. 3 Устава по Руанде признаются деяния, "когда они осуществляются в рамках широкомасштабного или систематического нападения на гражданское население по национальным, политическим, этническим, расовым или религиозным мотивам:
a) убийство;
b) истребление;
c) порабощение;
d) депортация;
e) заключение в тюрьму;
f) пытки;
g) изнасилования;
h) преследование по политическим, расовым или религиозным мотивам;
i) другие бесчеловечные акты".
Помимо преступлений против человечности отдельно в Уставе сформулирована норма о геноциде. Состав геноцида сконструирован соответственно норме Конвенции 1948 г. о наказании преступления геноцид.
Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1994 г. также различает геноцид и "систематические и массовые нарушения прав человека". Под ними понимаются убийства, пытки, установление или поддержание в отношении лиц положения рабства, подневольного состояния или принудительного труда, преследование по социальному, политическому, расовому, религиозному или культурному признаку, осуществляемые на систематической основе или в массовом масштабе; депортация или принудительное перемещение населения.
Очевидна тенденция международного уголовного права к расширению круга преступлений против человечности. В него включаются не только традиционные геноцид, апартеид и экоцид, но также массовые широкомасштабные и систематические нарушения прав человека. При этом расширяется и мотивация посягательств по сравнению с мотивацией геноцида: появляются социальные, политические и культурные мотивы.
Дискуссия среди специалистов международного права о понятии "международное гуманитарное право"*(427) решается в пользу более широкого его понимания. Оно охватывает не только составы военных преступлений, строго привязанных к обстановке вооруженных конфликтов, но и нарушения основных прав человека в мирное время при условии их постоянного, массового, широкомасштабного совершения.
В Римском статуте Международного уголовного суда, принятом, как отмечалось, 17 июля 1998 г. в Риме Дипломатической конференцией полномочных представителей под эгидой ООН, различаются геноцид и преступления против человечности. В нем подчеркивается, что к преступлениям против человечности действия подпадают под юрисдикцию Суда лишь в том случае, если они совершены в рамках широкомасштабных или систематических нападений на любых гражданских лиц*(428).
Уголовный кодекс РФ к преступлениям против человечности (человечества) отнес два преступления - геноцид (ст. 357) и экоцид (ст. 358).
Состав геноцида раскрывает Конвенция 1948 г. о предупреждении преступления геноцид и наказании за него. Он охватывает действия, совершенные с намерением уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:
а) убийство членов такой группы;
б) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;
в) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное их физическое уничтожение;
г) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.
Состав геноцида в российском Уголовном кодексе строго соответствует данной международной конвенции, воспроизводит его фактически текстуально. Четко и исчерпывающе перечислены четыре группы населения, против которых нацелен геноцид, - национальная, этническая, расовая или религиозная. Между тем в законодательстве ряда других государств состав геноцида расширен за счет увеличения количества групп - пострадавших от геноцида и с несколько иным содержанием умысла.
Так, § 1 ст. 118 УК Польши 1997 г., не употребляя термина "геноцид", формулирует его состав так: "Кто с целью уничтожения полностью либо частично национальной, этнической, расовой, политической, религиозной группы или группы с определенным мировоззрением совершит убийство либо причинит тяжкий вред здоровью лица, принадлежащего к такой группе". § 2 данной статьи предусматривает наказуемость создания условий жизни для лиц, принадлежащих к таким группам, которые грозят ей биологическим уничтожением, применяют средства, могущие служить ограничением рождаемости в пределах группы, или отбирают детей у лиц, принадлежащих к ней.
Имплементация международной нормы в польском Уголовном кодексе произведена по типу трансформации. Однако при этом Кодекс серьезно отошел от международно-правового понятия геноцида, что недопустимо при имплементации. Помимо четырех групп, против которых направлен геноцид, в него включены политические группы и группы с определенным мировоззрением. Понятия эти по существу неправовые и допускают самые произвольные толкования. Международное право обоснованно старается избегать каучуковых понятий "политические преступления" и "политические составы и цели".
По аналогичному пути пошел Уголовный закон Республики Латвия 1998 г. Помимо национальной, этнической и религиозной групп потерпевшими от геноцида признаются социальные группы людей и группы людей определенных общих убеждений. Такое произвольное, отступающее от международно-правового определение геноцида позволяет сводить политические счеты с неугодными правящему режиму людьми. Так, в Латвии возбуждаются уголовные дела в отношении работников НКВД, которые в довоенное время, выполняя обязательный для них приказ, применяли административную высылку граждан за пределы республики в связи с раскулачиванием. Как известно, подобного рода грубые нарушения законности имели место повсеместно в СССР в конце 20-х - начале 30-х гг., когда в Сибирь административно выселялись тысячи и тысячи лиц, признаваемых кулаками*(429). Сталинские репрессии осуждены XX съездом КПСС, последующей историографией, политологией, уголовным правом. Однако оценивать их как геноцид юридически неверно.
Следует отметить, что иногда термин "геноцид" в печати употребляется как политико-публицистическое высказывание, а не как юридическое понятие и международное уголовное преступление. Пишут, например, о геноциде в отношении русского народа режима экс-президента Б.Н.Ельцина или о геноциде И.В.Сталина в отношении репрессированных советских граждан. Состав преступления "геноцид" предполагает прямой умысел на полное или частичное уничтожение соответствующих групп населения. Подобный умысел в таких случаях отсутствует.
Планомерно осуществляемый гитлеровский широкомасштабный план истребления еврейского и славянского народов во время второй мировой войны, - это бесспорный геноцид.
Геноцид (ст. 357 УК). Согласно диспозиции ст. 357 - это действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы.
Этимологически "геноцид" происходит от латинского "gens" (род, племя) и "ceadere" (убивать). Статья 1 Конвенции "О запрещении преступления геноцида и наказания за него" устанавливала, что геноцид, независимо от того, совершается он в мирное или военное время, является преступлением, которое нарушает нормы международного права и против которого государства-участники обязуются принимать меры предупреждения и карать за его совершение.
Объектом геноцида являются основы человечества и человечности, т.е. международного обеспечения безопасности национальных, этнических, расовых, религиозных групп.
Потерпевшими от геноцида выступают не отдельные лица, члены групп, а сами названные группы в целом, на уничтожение которых нацелено это преступление.
Объективная сторона преступления сформулирована как действия, направленные на полное либо частичное физическое уничтожение указанных групп, их потомства на стадии деторождения. Состав сконструирован как деяние создания угрозы уничтожения групп. Поэтому фактического достижения данной цели не требуется. Наступление тяжких последствий входит в состав геноцида и отягчает ответственность за него в пределах санкции. Причинение смерти с умыслом дает основание для применения смертной казни, предусмотренной в санкции этой нормы.
В законе дан исчерпывающий перечень способов уничтожения групп. Ими являются:
а) убийство членов группы;
б) причинение тяжкого вреда их здоровью. Под ними Конвенция понимает причинение собственно тяжкого вреда здоровью или причинение вреда средней тяжести, а также умственное расстройство потерпевших;
в) насильственное воспрепятствование деторождению. Способы воспрепятствования могут быть самыми различными: генная инженерия, принудительная стерилизация, кастрация, насильственная контрацепция и пр.;
г) принудительная передача детей из одной человеческой группы в другую;
д) насильственное переселение как разновидность создания условий, рассчитанных на полное или частичное уничтожение группы;
е) иное создание условий жизни групп, которые рассчитаны на их уничтожение: экономическая блокада, умышленное создание обстановки экологического бедствия, заражение компонентов экосистемы.
Субъективная сторона преступления - прямой умысел: субъект осознает, что действиями геноцида создает международную опасность человечности и желает этого. В отношении конкретно причиненного вреда или объема угрозы его причинения, как правило, имеется неконкретизированный умысел. В вину вменяется фактически содеянное.
Обязательный элемент состава - цель: полное или частичное физическое уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой.
Субъект преступления общий - т.е. физическое лицо, вменяемое, достигшее 16 лет. Субъекты в возрасте от 14 до 16 лет несут ответственность за конкретные преступления - умышленное убийство, причинение тяжкого вреда здоровью и иные преступления, за которые установлена наказуемость с 14 лет (см. ст. 20 УК).
Геноцид может иметь международный характер и, подобно вооруженным конфликтам, быть внутригосударственным. Международный геноцид был совершен американскими регулярными войсками во время "грязной" войны во Вьетнаме. Внутригосударственный геноцид осуществили в Кампучии (Камбодже) "красные кхмеры" под руководством Пол Пота и Иенг Сари. По их приказу в 1975-1979 гг. погибло около 3 млн. кампучийцев, или каждый третий гражданин. Истреблялись национальные меньшинства, священнослужители, выходцы из других стран, в массовом порядке убивались малолетние дети. Виновные были заочно приговорены к смертной казни по нормам Указа от 15 июня 1979 г. Народно-революционного Совета Камбоджи за геноцид. К лицам, совершившим геноцид, сроки давности не применяются.
8 ноября 1994 г. был принят Устав Международного трибунала по Руанде. Он предусматривал судебное преследование лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории Руанды и соседних государств, в период с 1 января 1994 г. по 31 декабря 1994 г.*(430) Виновные в геноциде были осуждены Международным трибуналом и национальными судами Руанды в соответствии с правилами параллельной юрисдикции.
Политику геноцида с начала 90-х гг. проводит террористический режим Дудаева-Масхадова в Чечне. В результате сотни тысяч русских, составляющих половину населения этой республики, а также ногайцы, дорчинцы, аварцы и другие дагестанские народности вынуждены были, спасая свои жизни, покидать Чечню и становиться беженцами в России и других странах СНГ.
Заведомый геноцид, о чем не раз говорилось в решениях парламента Российской Федерации, осуществляется в отношении русского населения в странах Балтии.
Агрессия НАТО против Югославии в 1998-1999 гг. осуществлялась под лозунгом борьбы с геноцидом сербов в отношении косовских албанцев. По традиционному сценарию, агрессии предшествовала мощная пропагандистская кампания в Европе и США. Лидеры США, ФРГ, Великобритании сообщали мировой общественности, что первоначально убитых албанцев насчитывается от 50 до 100 тыс. После проведенного Международным уголовным трибуналом по бывшей Югославии расследования ему были представлены списки 2018 убитых албанцев, изолированно захороненных в Косово. Могилы "массовых захоронений" косовских албанцев, по данным следствия, оказались пустыми. Обвинения югославских сербов в геноциде оказались ложными.
Натовская дезинформация в отношении Югославии распространяется на Россию. Белград обвиняли в геноциде, Москву обвиняют в гуманитарной катастрофе в Чечне.
В проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1994 г. ст. 16 "Угроза агрессии" гласит: "Угроза агрессии состоит в заявлениях, сообщениях, демонстрации силы или любых иных мерах, которые дают правительству какого-либо государства веские основания полагать, что серьезно рассматривается возможность агрессии против этих государств". Статья 17 "Вмешательство" гласит, что вмешательство во внутренние дела какого-либо государства включает подстрекательство к вооруженной подрывной или террористической деятельности или организацию, оказание помощи или финансирование такой деятельности, или поставку оружия для такой деятельности и тем самым серьезный подрыв свободного осуществления этим государством своих суверенных прав.
Прежние оценки вооруженного конфликта в Чечне властями США, Великобритании, Франции, а также руководящих органов НАТО и Совета Европы диаметрально изменились после террористического нападения на США 11 сентября 2001 г.
Экоцид (ст. 358 УК). Это преступление по характеру и степени международной опасности является близким к геноциду. Статья 358 УК определяет его как массовое уничтожение растительного или животного мира, отравление атмосферы или водных ресурсов, а также совершение иных действий, вызвавших экологическую катастрофу.
Экоцид - буквально "убийство природы". Родственен ему биоцид - убийство всего живого на Земле.
Впервые вопрос об установлении международно-правовой ответственности за экоцид встал во время агрессии США против Северного Вьетнама. В мае 1977 г. была подписана Международная конвенция о запрещении военного или любого другого враждебного воздействия средств ведения войны на природную среду. Экоцид (хотя первоначально без употребления данного термина) был объявлен международным преступлением против человечества.
Объект экоцида как здоровая основа безопасности человечества - природная среда обитания людей.
Предметом экоцида являются растительный и животный мир, водные ресурсы, земля, космическое пространство и другие компоненты экосистемы (биогеоциноза). В экосистеме компоненты, ее составляющие, связаны между собой обменом веществ и энергии.
В объективную сторону экоцида входят: а) массовое уничтожение растительного мира; б) массовое уничтожение животного мира; в) отравление атмосферы; г) отравление водных ресурсов; д) иные действия, способные вызвать экологическую катастрофу.
Международная опасность экоцида заключается в создании им угрозы либо реальном причинении экологической катастрофы для двух или более стран. Такой катастрофой в экологическом праве признается остро неблагоприятная природная аномалия вследствие воздействия человеческой деятельности на внешнюю природную среду обитания людей.
Способы экоцида могут быть различными и как факультативные элементы на квалификацию не влияют. Экоцид может последовать из-за взрывов на ядерных объектах, атомных бомбардировок, исследовательской деятельности и др.
Субъективная сторона преступления - прямой или косвенный умысел. При прямом умысле субъект осознает международную опасность своих действий (бездействия), посягая на природную среду обитания населения хотя бы двух государств, предвидит ущерб в виде уничтожения элементов экосистемы и желает этого. Мотивы для квалификации значения не имеют. При косвенном умысле субъект предвидит возможность наступления вредных последствий своих действий для окружающей среды как условия существования людей и безразлично относится к их наступлению.
Примером экоцида может служить "тактика выжженной земли", которую применяли американские агрессоры во Вьетнаме в 1970-1971 гг. В ходе массированных бомбардировок американской авиацией территории Вьетнама были сожжены леса, загрязнены химическими веществами водоемы, культурный слой земли навсегда либо надолго вышел из сферы хозяйственного использования. Вьетнамское население было заражено малоизвестными токсинами, первыми от которых погибли дети. В этих деяниях Президента США и военных налицо несколько международных преступлений: военные преступления, геноцид и экоцид. Поэтому в 12 американских трибуналах и судах были возбуждены судебные преследования против Президента США Р.Никсона и его военного министра М.Лэйрда. Прогрессивные американские юристы предъявили судебные иски против правительства в защиту молодежи, отказавшейся участвовать во вьетнамской войне ввиду ее очевидной незаконности с точки зрения и международного, и внутриамериканского права.
В гл. 26 УК "Экологические преступления" предусмотрена ответственность за нарушение правил обращения с экологически опасными веществами, отходами, с биологическими агентами и токсинами, а также за загрязнение воды, земли и атмосферы. Они отличаются от экоцида, во-первых, тем, что экологические преступления не международные, а экоцид - международное. Авария на Чернобыльской АЭС, например, повлекла радиоактивное заражение воздуха и воды не только на территории России, Украины, Белоруссии, но и в Скандинавских государствах, т.е. объективно оказалась международной. Во-вторых, экологические преступления, как правило, неосторожные, а экоцид - умышленное.
Статья 26 проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1994 г. за "преднамеренный и серьезный ущерб природной среде" наказывает "лицо, которое преднамеренно причиняет ущерб или дает приказ, вызывающий нанесение обширного, долговременного и серьезного ущерба окружающей среде".
На экоцид не распространяются сроки давности.
Как ранее отмечалось, помимо преступлений против мира, военных и безопасности человечества в национальных уголовных кодексах, в том числе Кодексе РФ, предусмотрены десятки преступлений международного характера. В международном праве их называют иногда "конвенционными", в отличие от преступлений против общего международного права, и "международными правонарушениями" - в отличие от международных преступлений. В уголовном праве чаще всего их называют "преступления международного характера". Количество этих преступлений у разных аналитиков разное. Граница между преступлениями против мира и безопасности человечества и преступлениями международного характера строго не выдержана. Например, составы наемничества и нападения на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой, всегда (ранее, до Уголовного кодекса 1996 г.) считались преступлениями международного характера. Уголовный кодекс РФ отнес их к преступлениям против мира и безопасности человечества. Следовательно, следуя закону, таковыми их и надлежит считать.
Уголовный кодекс Республики Беларусь к преступлениям против мира и безопасности человечества отнес террористический акт против представителя иностранного государства с целью провокации войны или обострения международных отношений; международный терроризм; преступления против безопасности человечества (помимо геноцида и экоцида); разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни; бездействие либо отдание преступного приказа во время вооруженного конфликта; незаконное пользование знаками, охраняемыми международными договорами.
В учебниках и учебных пособиях по международному уголовному праву приводится разный по объему перечень видов преступлений международного характера. Например, в учебнике "Международное уголовное право" под ред. В.Н.Кудрявцева перечислены 14 таких преступлений: угон самолета, захват заложников, преступления против лиц, пользующихся международной защитой, пиратство, контрабанда, незаконный оборот наркотиков, подделка денег и ценных бумаг, загрязнение окружающей среды, посягательство на национально-культурное достояние народов, распространение порнографии, столкновение морских судов и неоказание помощи на море, преступления, совершенные на континентальном шельфе, разрыв или повреждение подводного кабеля, незаконное радиовещание*(431).
Договор об образовании Союзного государства Российской Федерации и Республики Беларусь 1996 г. предусматривает разработку Основ законодательства, в том числе Основ уголовного законодательства. Как представляется, эти Основы не должны копировать Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. Они должны содержать свою Общую и Особенную части. Во главу Особенной части надлежит поместить раздел "О международных преступлениях". В нем целесообразно предусмотреть три главы: "Преступления против мира и безопасности человечества", "Военные преступления", "Преступления международного характера". Последние, в свою очередь, также должны быть классифицированы на подгруппы. Такая классификация конвенционных преступлений предлагается, в частности, И.И.Лукашуком и А.В.Наумовым*(432). При этом перечень таких преступлений иной, нежели в одноименном учебнике под ред. В.Н.Кудрявцева. Например, к ним отнесены коррупция, легализация ("отмывание") незаконных доходов, дорожно-транспортные преступления, торговля женщинами и детьми, пиратство и другие незаконные акты, направленные против безопасности морского судоходства, незаконный захват и использование ядерного материала.
Проблема разграничения преступлений против мира и безопасности человечества и преступлений международного характера для законодательства достаточно актуальна. Думается, что расширение круга серьезных преступлений против общего международного права за счет конвенционных преступлений не бесспорно. Между тем такая тенденция нашла отражение в проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества. Помимо норм об агрессии, геноциде, апартеиде, военных преступлений к ним также были отнесены нормы о преступлениях международного характера, таких, например, как международный терроризм, незаконный оборот наркотических средств, преднамеренный и серьезный ущерб окружающей среде.
Все более углубляющийся процесс интернационализации преступности поставил вопрос о соотношении преступлений международного характера и транснациональных преступлений. Довольно многие внутригосударственные преступления становятся транснациональными, коль скоро затрагивают интересы двух или более государств и без цели международных осложнений*(433).
Десятый Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Вена, 10-17 апреля 2000 г.) был посвящен международному сотрудничеству в борьбе с транснациональной организованной преступностью. К последней отнесены различные виды преступлений из числа организованной преступности, корпоративных, профессиональных и политических преступлений, иногда к нескольким категориям одновременно. В документах Конгресса справедливо отмечалось, что транснациональная организованная преступность не ограничивается деятельностью итальянской мафии, российскими организованными преступными сообществами, китайскими триадами, японскими якудза, колумбийскими картелями или нигерийскими сетями. Она включает предпринимательскую преступность и даже преступность в правительственных органах.
Глобализация преступности вызывает адекватную глобализацию международного уголовного права. Для неорганизованных форм умышленной преступности почти не остается места. Нормы о наказании преступлений, посягающих на интересы не одного государства, будут постоянно умножаться. Принятие Кодекса о международных преступлениях и Устава о Международном суде актуально как никогда прежде.
Общий вывод из анализа международных преступлений: в XXI и последующих веках именно международное уголовное право как отрасль международного права и уголовного права о международных преступлениях (соответственно и международное правосудие) становится ведущим направлением в преследовании и наказании тяжкой преступности, в первую очередь транснациональной организованной преступности.

Глава VII. Особенная часть Уголовного права зарубежных государств (Англии, США, Франции И ФРГ)

§ 1. Понятие и общая характеристика Особенной части уголовного права зарубежных государств

Особенная часть уголовного права зарубежных государств представляет собой систему уголовно-правовых институтов и норм, раскрывающих понятие и признаки конкретных видов преступлений и определяющих санкции за их совершение.
В зарубежном праве Особенная часть обычно не ограничивается соответствующей частью уголовного кодекса. Нередко уголовная ответственность устанавливается либо в конституционных актах (США), либо в специальных законах (Франция, ФРГ), либо в других кодексах, действующих параллельно с уголовным (Франция). В некоторых государствах уголовная ответственность может быть установлена и подзаконными актами (Франция).
Наиболее четко Особенная часть выделяется в уголовном праве стран континентальной системы права (Франции, ФРГ, Испании и др.), где она имеет определенные систему и структуру, отражающие вид и ценность объекта посягательства. Наиболее полно критерий ценности правоохраняемого блага учтен в новых кодексах Франции 1992 г. и Испании 1995 г.
Характеристика Особенной части уголовного права Англии. Англия не имеет уголовного кодекса, поэтому говорить о системе и структуре Особенной части английского уголовного права довольно сложно. В уголовно-правовой доктрине также отсутствует общепринятое обозначение Особенной части. В работах английских юристов соответствующий раздел называется либо "Отдельные преступления", либо "Определение отдельных преступлений", либо, вообще, не имеет названия. Проблематика системы Особенной части, принципов и критериев ее построения, оснований выделения отдельных категорий преступных деяний доктриной, как правило, не рассматриваются. Авторы курсов уголовного права выбирают ту систему изложения, которая им кажется предпочтительнее.
Например, в книге "Уголовное право Харриса" (1968 г.) все преступные деяния разделены на три группы: преступления публичного характера, преступления против личности и преступления против собственности. Такая же система используется и в книге Ф.Джеймса "Введение в английское право" (1969 г.), и в издании Хэлсбери "Законы Англии" (1966 г.). Во многих других работах преступления не группируются, а рассматриваются в произвольной последовательности. Таким образом, вопрос о системе Особенной части в английской уголовно-правовой доктрине теоретически не разработан.
Особенная часть английского уголовного права характеризуется чрезвычайным обилием и запутанностью источников. Наряду с законами, принятыми сравнительно недавно, действуют и законы XIV-XVIII вв. Так, статус действующих имеют Закон о государственной измене 1351 г. (правда, с некоторыми поправками), Закон об охране портов 1772 г., Закон об ответственности за пиратство 1837 г.
Помимо собственно законов действуют так называемое делегированное законодательство, принятое Правительством по поручению Парламента, а также подзаконные акты. К этому следует добавить, что некоторые вопросы Особенной части нашли свое решение в прецедентном праве, несмотря на принятие Палатой лордов в 1972 г. важного решения о том, что суды больше не вправе вводить новые виды преступлений, поскольку отныне это будет входить только в компетенцию Парламента.
Попытки кодификации уголовного права Англии и Уэльса предпринимались еще в XIX в. Отметим, что согласно английской теории права под кодификацией понимается систематизация норм обычного и статутного права, а под консолидацией - способ систематизации только законодательства.
В 40-е гг. XIX в. специальными уполномоченными по вопросам уголовного права были подготовлены два законопроекта, предусматривающие уголовную ответственность за преступления против личности и за различные виды краж. Эти проекты были одобрены Парламентом, однако, по мнению английских юристов, не принесли большой пользы. Следующие попытки создания проектов уголовного кодекса предпринимались в 60-70-х гг. XIX в. Результатом этой работы стало издание в Англии большого числа законов, содержащих как нормы материального, так и процессуального уголовного права. Принятые законы, по существу, представляли собой мини-кодексы по отдельным вопросам уголовного права. Так, Закон о преступлениях против личности 1861 г. охватывал достаточно большую область противоправного поведения, направленного против личности. Помимо регламентации ответственности за тяжкое и простое виды убийства Закон предусматривал наказание и за тяжкие телесные повреждения, отравление, нападение, похищение ребенка, двоеженство и незаконный аборт. В 1913 г. в результате объединения 73 статутов было консолидировано законодательство о подделках, в 1956 г. осуществлена кодификация норм, устанавливавших ответственность за половые преступления, завершившаяся выработкой соответствующего закона.
В 1965 г. была учреждена Комиссия по реформе права, которая подготовила проекты многих законов в различных областях. Одной из основных целей работы Комиссии была кодификация норм уголовного права. Помимо названной комиссии разработкой законопроектов занимались специальные королевские комиссии и Комитет по пересмотру уголовного законодательства, созданный еще до второй мировой войны.
В 1967 г. с инициативой разработки единого для Англии и Уэльса уголовного кодекса выступил тогдашний министр внутренних дел Р.Дженнинс. С 1980 г. серьезные работы по созданию проекта кодекса велись Подкомитетом по уголовному праву Общества государственных преподавателей права. В 1989 г. был опубликован и представлен Парламенту окончательный вариант этого проекта. Он состоял из двух частей, объединивших 220 статей. Первая часть получила название "Общие принципы уголовной ответственности", вторая - "Преступления". Часть вторая, фактически представлявшая собой Особенную часть Уголовного кодекса, включала два раздела: "О преступлениях против личности" и "Об имущественных преступлениях". При этом разработчики проекта не отказались от норм общего права и делегированного законодательства как источников уголовного права. Кроме того, в проект было включено большое число уголовно-процессуальных норм. Проект не был одобрен Парламентом.
К сказанному следует добавить, что, по мнению ряда английских юристов, существующие уголовно-правовые проблемы в Англии невозможно решить только путем кодификации. Процессу систематизации должна предшествовать серьезная и сложная работа по пересмотру и корректировке основных принципов и институтов английского уголовного права.
В настоящее время уголовное право Англии, согласно некоторым оценкам, насчитывает примерно 7000-7200 "составов" преступлений, рассредоточенных по многочисленным нормативным актам. Ответственность за преступления против жизни установлена Законом об убийстве 1957 г. и Законом о детоубийстве 1938 г., ответственность за преступления против здоровья - Законом о преступлениях против личности 1861 г. (с последующими изменениями). В 1993 г. Комиссия по реформе права опубликовала доклад, содержащий проект закона о преступлениях против личности (за исключением убийства). Ответственность за посягательства на собственность предусмотрена Законом о краже 1968 г. и 1978 г., а также Законом о преступном причинении вреда имуществу 1971 г.
В целом, систематизация уголовного законодательства носит в Англии частичный характер. Во-первых, консолидируются лишь некоторые акты, относящиеся к тому или иному предмету. Во-вторых, нередко за актами консолидации издаются новые нормативные акты, посвященные тому же предмету, которые не включаются в первые. В связи с этим, несмотря на попытки систематизации, уголовное законодательство остается по-прежнему в "хаотичном" состоянии.
Характеристика Особенной части уголовного права США. В США проблемам построения и системы Особенной части уголовного права уделяется недостаточное внимание. Система Особенной части, в основном, состоит из разд. 18 Свода законов США и некоторых других разделов, включающих положения об отдельных видах преступлений уголовных кодексов штатов, содержащих соответствующие главы об "определении отдельных преступлений", а также ряда специальных законов уровня как федерального, так и штатов. Кроме того, уголовная ответственность за измену государству предусмотрена в Конституции США 1787 г.
В Своде законов США преступления расположены в алфавитном порядке, а не по принципу родового или непосредственного объектов посягательства. По мнению американских юристов, такое расположение статей более удобно с точки зрения поиска конкретного вида преступления. Хотя очевидно, что такая систематизация не позволяет определить отношение законодателя к значимости того или иного правоохраняемого блага.
В уголовных кодексах большинства штатов статьи Особенной части сгруппированы по признаку однородности преступлений в отдельные главы и разделы. Например, Особенная часть Уголовного кодекса штата Нью-Йорк имеет следующую систему: 1) посягательства на личность (убийства, изнасилование, причинение вреда здоровью); 2) причинение ущерба имуществу (берглэри, нарушение чужого владения, поджог); 3) хищения; 4) подлоги; 5) преступные деяния против публичной власти (взяточничество); 6) преступления против публичного здоровья и нравственности (наркотизм, проституция); 7) преступления против общественного порядка (беспорядки, незаконное сборище, праздношатание); 8) посягательства на семью; 9) преступления против общественной безопасности. Помимо этого существуют преступления, ответственность за совершение которых предусмотрена либо специальными уголовными законами, либо иными неуголовными законами, включающими определение отдельных видов преступных деяний.
В некоторых штатах статьи, определяющие признаки преступлений и санкции за них, расположены, как и в разделе 18 Свода законов США, в алфавитном порядке.
В законодательстве федерального уровня можно выделить следующие основные группы законов, не включенных в Уголовный кодекс США (разд. 18 Свода законов США):
1) законодательство о мошеннических действиях. Так, например, Законы 1933 г. и 1934 г. о ценных бумагах, включенные в раздел 15 Свода законов США, устанавливают уголовную ответственность за мошенничество с ценными бумагами в виде лишения свободы на срок до пяти лет;
2) законодательство об ответственности за обман потребителей. В этой сфере действуют сотни правовых актов, запрещающих конкретные виды обмана потребителей и предусматривающих уголовную ответственность в виде штрафа или лишения свободы;
3) законодательство о преступлениях в налоговой сфере. Уголовная ответственность за эти преступления предусмотрена Кодексом внутренних государственных доходов (разд. 26 Свода законов США). Например, непредставление в срок налоговой декларации является, согласно названному Кодексу, мисдиминором, наказываемым лишением свободы до одного года или штрафом. Попытка уклониться от уплаты налога, в частности, путем представления ложной декларации о доходах, является, согласно Кодексу, фелонией, которая наказывается лишением свободы сроком до пяти лет или штрафом;
4) законодательство об окружающей природной среде, принятое в период 1969-1970 гг. В этой сфере действуют следующие федеральные законы: о контроле над загрязнением вод (разд. 33 Свода законов США), о чистоте воздуха, о контроле над вредными шумами, о ликвидации твердых отходов (разд. 42 Свода законов США) и др. Во многих случаях за совершенное впервые преступление предусмотрено лишение свободы сроком до одного года и штраф до 25 тыс. долларов за каждый день нарушения. При повторном совершении преступления срок лишения свободы увеличивается до двух лет, а штраф - до 50 тыс. долларов за каждый день нарушения;
5) законодательство в области "компьютерных" преступлений. Федеральный закон 1986 г. "О мошенничестве и злоупотреблениях, связанных с компьютерами" предусматривает лишение свободы на срок до десяти лет, а в случае повторного совершения преступлений - до двадцати лет лишения свободы и штраф на сумму, в два раза превышающую размер извлеченной выгоды. На уровне штатов были приняты специальные законы о "компьютерных" преступлениях.
Крупным федеральным уголовным законом стал Закон 1994 г. о контроле над насильственной преступностью и правоприменяющих органах, расширивший круг преступлений, за которые федеральные суды могут назначить смертную казнь. Число таких преступлений превысило 50 видов и включает государственную измену, тяжкое убийство федерального должностного лица высокого ранга, убийство, совершенное при захвате автомобиля, и другие насильственные преступления.
Характеристика Особенной части уголовного права Франции. Во Франции УК 1810 г., составлявшийся под большим влиянием доктрины XVII-XVIII вв. об общественном договоре, делил все преступные деяния на две основные группы: против публичных интересов и против интересов частных лиц. Противопоставляя публичные и частные интересы, он устанавливал приоритетную защиту первых. Такая система Особенной части неоднократно критиковалась французскими юристами, поскольку не позволяла последовательно ее использовать при криминализации новых деяний. С течением времени появилось большое число таких деяний, которые не могли быть с точностью отнесены к какой-либо из двух групп: публичные или частные.
Невозможность внесения в Уголовный кодекс новых составов без нарушения его логики и последовательности привела к принятию большого числа специальных уголовных законов и подзаконных актов, действовавших независимо от Кодекса. По свидетельству бывшего министра юстиции Франции Р. Бадинтера, на момент принятия нового Кодекса в стране действовали многие десятки тысяч уголовно-правовых норм, при этом точное их число было неизвестно. В целях наведения порядка в этом правовом пространстве была предпринята попытка сгруппировать нормы, относившиеся к одному предмету, в сборники, названные "кодексами". Работа, проведенная в период 1958-1960 гг., завершилась созданием Кодекса о здравоохранении, Дорожного кодекса, Кодекса о розничной торговле и др. Однако и после этого проблема кодификации оставалась актуальной. В связи с принятием Уголовного кодекса 1992 г., вступившего в силу с 1 марта 1994 г., резко сократилось число нормативных актов, действующих параллельно с данным кодексом.
Французский законодатель отказался от архаичной системы Особенной части Уголовного кодекса 1810 г. - деления всех преступлений на публичные и частные. В действующем Кодексе преступные деяния, как это принято во многих европейских кодексах, сгруппированы с учетом объекта посягательства на вполне самостоятельные разделы. Система Особенной части Кодекса определяется ценностью того или иного правоохраняемого блага.
В настоящее время Особенная часть французского Уголовного кодекса включает шесть книг - со второй по седьмую. Вторая, третья и четвертая книги были приняты в июле 1992 г. и составляют основной массив положений кодекса. Пятая была включена по инициативе Сената в декабре 1992 г. - до введения Кодекса в действие - и содержала первоначально только две статьи о жестоком обращении с животными. Книга шестая представляет собой сборник регламентов, изданных в марте 1993 г. в виде декретов в Государственном совете. Книга седьмая вошла в Кодекс уже после его введения в действие в марте 1996 г.
Открывает Особенную часть Уголовного кодекса книга вторая, которая устанавливает уголовную ответственность за преступления и проступки против личности. Начинается книга разделом о самых тяжких преступлениях - преступлениях против человечества. К таковым отнесены геноцид, депортация, обращение в рабство, массовое и систематическое осуществление смертной казни без суда, похищение людей, за которым следует их исчезновение и др. Следующий раздел посвящен уголовной ответственности за умышленные посягательства на жизнь человека. Во второй книге самостоятельные разделы регламентируют ответственность за неумышленные посягательства на жизнь, нарушение физической или психической неприкосновенности, сексуальные преступления, незаконный оборот наркотиков, проведение экспериментов на людях, сводничество, дискриминацию и др.
Книга третья содержит положения об уголовной ответственности за преступления и проступки против собственности. В ней четко разграничены различные формы посягательств на собственность, дается описание их основных признаков. Крупные разделы посвящены хищениям, вымогательству, мошенничеству, укрывательству, уничтожению, повреждению и порче имущества, посягательствам на автоматизированные информационные системы и др.
Книга четвертая (самая большая по объему) устанавливает ответственность за преступления и проступки против нации, государства и общественного спокойствия. Помимо собственно государственных преступлений (шпионажа, измены, разглашения государственной тайны и др.) эта книга устанавливает ответственность за терроризм, должностные злоупотребления, включая взяточничество, посягательство на судебную деятельность, подлог документов, фальшивомонетничество, организацию злоумышленников, и др.
Книга пятая, названная "Прочие преступления и проступки", устанавливает уголовную ответственность за преступные деяния, совершенные в области здравоохранения, и некоторые другие. В данную книгу помещены, например, нормы, наказывающие осуществление практики, направленной на генетическую селекцию людей (это преступление влечет наказание в виде лишения свободы сроком в 20 лет), принуждение к трансплантации органов, незаконные действия с человеческим эмбрионом.
Книга шестая, представляющая собой регламентационную часть Уголовного кодекса, включает положения об ответственности за различные виды нарушений - наименее опасную категорию преступных деяний по французскому уголовному праву. Структура книги соответствует структуре законодательной части кодекса. Основные разделы следующие: "Нарушения против личности", "Нарушения против собственности", "Нарушения против нации, государства и общественного спокойствия", "Прочие нарушения". Среди нарушений, посягающих на личность, называются, в частности, диффамация и оскорбление, причинение вреда здоровью, не повлекшее полной утраты трудоспособности или повлекшее таковую на срок не более восьми дней, оставление хозяином опасного животного без присмотра (животное становится бродячим и способно причинить вред людям), угрозы, подстрекательство к дискриминации, не выраженное в публичной форме, и т.п.
Книга седьмая "Положения, применяемые в заморских территориях и в территориальной общности Майот", включает предписания о порядке применения ряда норм Уголовного кодекса, в том числе и норм об ответственности за отдельные виды преступлений в названных территориях. Так, ответственность за незаконное производство аборта наступает в этих территориях в случае, когда прерывание беременности произведено при сроке десять и более недель. В книге второй Уголовного кодекса общая норма такого ограничения не предусматривает, там содержится лишь положение о том, что прерывание беременности признается незаконным, если осуществляется по истечении установленного, неконкретизируемого законом срока. В других случаях уточнения касаются применения бланкетных норм.
В целом, Особенная часть французского Уголовного кодекса характеризуется следующими чертами: реализацией принципов и норм международного права; приоритетностью защиты прав личности; повышенной защитой особо уязвимых лиц; усилением ответственности за тяжкие преступления против личности, собственности и государства; широким применением норм-компромиссов, позволяющих освобождать от наказания или смягчать его в случае деятельного раскаяния виновного.
С точки зрения юридической техники, следует отметить стремление законодателя к наиболее полному описанию признаков преступных деяний. В Кодекс включены нормы-дефиниции. В качестве примера можно привести ст. 222-22, в которой дается определение сексуальной агрессии как "любого сексуального посягательства, совершенного с насилием, принуждением, угрозой или обманом".
Встречаются казуистичные нормы, например, ст. 221-6 о неумышленном посягательстве на жизнь человека. Таковым признается причинение смерти другому человеку в результате "оплошности, неосторожности, невнимания, небрежности или погрешности в отношении обязанности по безопасности или предосторожности, возложенной законом или регламентом". Законодатель использует прием перечисления всех возможных вариантов поведения для определения неумышленного характера причинения смерти.
К Особенной части уголовного права Франции относятся и нормы законов и подзаконных актов, не включенные в Кодекс, в которых установлена ответственность за отдельные виды преступных деяний (как правило, за проступки и нарушения). К таким законам относятся кодифицированные (Кодекс интеллектуальной собственности, Таможенный кодекс, Кодекс о защите прав потребителей, Дорожный кодекс и др.) и некоторые некодифицированные акты (Закон о коммерческих обществах 1966 г., Закон об азартных играх 1983 г., Закон о деятельности кредитных учреждений и о контроле за ними 1984 г. и др.). Среди подзаконных актов, имеющих силу закона, следует назвать Ордонанс N 67-833 1967 г. о биржевых операциях, Ордонанс N 86-1243 1986 г. о свободе цен и о конкуренции и др., которые устанавливают уголовную ответственность за проступки, совершенные в экономической и финансовой сферах.
Ответственность за ряд преступных деяний предусмотрена Уголовно-процессуальным кодексом (УПК) Франции 1958 г., например, за оказание сопротивления или беспорядки во время судебного заседания - в виде тюремного заключения сроком от двух месяцев до двух лет (ст. 404).
К Особенной части уголовного права относятся также нормы Кодекса военной юстиции в редакции 1982 г., предусматривающие уголовную ответственность за воинские преступления.
Характеристика Особенной части уголовного права ФРГ. Система Особенной части уголовного права ФРГ состоит из Особенной части Уголовного кодекса 1871 г. (в ред. 1998 г.) и большого числа некодифицированных уголовных законов. Наиболее важными из них являются: Закон об отправлении правосудия по делам несовершеннолетних 1953 г. (в ред. 1974 г.), Закон о нарушениях общественного порядка 1968 г. (в ред. 1987 г.) и др. Нормы уголовного права содержатся и в неуголовных законах, например, в Законе о распространении опасных для молодежи печатных материалов (в ред. 1985 г.), в Положении о налогах 1977 г. и др.
В Особенной части Уголовного кодекса ФРГ воплощается учение о составе деяния. Каждое из преступных деяний, описываемых в Особенной части, должно иметь признаки преступного деяния, описанного в Общей части: противоправное, виновное, наказуемое и осуществляющее предусмотренный законом состав. Таким образом, если Общая часть содержит основные нормы о преступных деяниях, то Особенная - законодательно преломляет их в конкретных составах преступных посягательств.
Под системой Особенной части Уголовного кодекса принято считать ее иерархическую структуру, т.е. последовательность помещения в ней разделов и глав, а внутри них - специфическое расположение уголовно-правовых норм.
Описание и разграничение отдельных составов базируется не только на учении о составе деяния, развитом в Общей части Кодекса, но и на специфической системе ценностей, защита которых осуществляется в уголовно-правовом порядке. Первое является задачей юридической конструкции и техники, поэтому расположение норм Особенной части представляет собой результат различия в научных мнениях юристов Германии о понятии деяния, признаках состава, месте категории "вина" в конструкции понятия преступления и др., хотя эти проблемы являются прежде всего вопросами Общей части. Более существенная предпосылка для построения системы Особенной части заключается в определении правоохраняемого блага (Rechtsgut). Располагая составы преступных посягательств в определенной последовательности, законодатель учитывает специфику правовых благ, охраняемых уголовным законом, их содержание, соподчинение и взаимоотношение друг с другом, научное мнение германских правоведов, правоприменительную практику, общественное мнение о системе ценностей, исторические традиции. В конечном счете, при определении системы Особенной части Кодекса решающую роль играет позиция германского законодателя.
Деление Особенной части на разделы производится с учетом специфики правоохраняемого блага - объекта посягательства. Именно он служит основным критерием систематизации, используется для определения групп преступных деяний и вытекает из названий разделов Особенной части.
Система норм Особенной части Уголовного кодекса ФРГ характеризуется следующими чертами:
1. Дифференциация преступных посягательств ориентирована, прежде всего, на специфику охраняемых законом правовых благ, на которые посягает каждое из преступных деяний.
2. Преступные деяния, посягающие на одно и то же правоохраняемое благо, в идеале должны образовать самостоятельный раздел Особенной части. В действительности Кодекс делает исключение из этого правила, поскольку существуют преступные деяния, посягающие одновременно на два различных объекта, например, разбой, вымогательство и т.д.
В отдельных нормах Особенной части преступные деяния делятся по формам вины на умышленные или неосторожные, а также специфические именно для германского права составы с ошибкой в запрете - § 23 УК (например, § 123, 240, 253, 356).
3. Составы преступных деяний делятся на: основные, с отягчающими признаками (квалифицированные составы); со смягчающими признаками (привилегированные составы); дополнительные. Например, в разделе 16 УК "Преступные деяния против жизни" такое деление относится, прежде всего, к умышленным убийствам. Конструкции этих составов позволяют более полно реализовать принципы виновной и личной ответственности, когда различные умышленные преступные деяния посягают на одно и то же правоохраняемое благо - жизнь человека, что обеспечивает тем самым точность квалификации содеянного и наказуемость виновного.
4. Существование ряда составов связано с процессуальными предпосылками, например, с жалобой по делам частного обвинения (§ 77).
5. Эта же определенная специфика характерна и для составов с обстоятельствами, исключающими либо смягчающими вину (§ 35 УК), а также ряда других обстоятельств, таких, например, как случай, подобный крайней необходимости, предусмотренный § 157, ответная мера (§ 199) и ненаказуемость беременной женщины (§ 218, 218а и др.).
6. В ряде составов Особенной части получили развитие нормы об обстоятельствах, исключающих наказание (например, в случае добровольного отказа - § 24). Освобождение от наказания допускается также при оконченном деянии (например, при деятельном раскаянии в случае государственной измены Федерации и земле, исправления ложных показаний, создания пожароопасности).
Основной задачей норм Особенной части Уголовного кодекса является уголовно-правовая защита конкретных правовых благ. Именно специфика охраняемого нормой правового блага есть предпосылка для систематизации норм Особенной части.
В научных дискуссиях германских правоведов обсуждалась возможность группирования преступных деяний по различным критериям, в частности, по средствам посягательства. Но, в конечном счете, в теории и на практике преимущество было отдано группировке преступных посягательств по их направленности на определенное охраняемое законом благо. Последовательность расположения групп, объединяющих преступные деяния, посягающие на одно и то же правоохраняемое благо, является задачей законодателя. Он должен, с одной стороны, принимать во внимание систему ценностей, установившихся в обществе и охраняемых в уголовно-правовом порядке, а с другой, определить, на какое охраняемое законом благо посягает каждое из преступных деяний, включенных в Особенную часть.
Существующая иерархия охраняемых уголовным законом благ была впервые закреплена в Прусском Уголовном кодексе 1851 г., где главным объектом уголовно-правовой защиты являлись интересы государства. Дальнейшая классификация государственных преступлений проходила по принципу разделения властей на три самостоятельные ветви - преступные посягательства на законодательную, исполнительную или судебную власть. Второй раздел этого Кодекса составляли преступные деяния против религии, семьи и нравственности. Затем следовал раздел о преступных посягательствах на интересы личности: против чести, жизни и здоровья, личной свободы, собственности и имущества, включая преступные посягательства, связанные с подделкой. Замыкали данную систему общеопасные преступные деяния и преступные деяния по службе.
Действующий Уголовный кодекс ФРГ, за некоторыми исключениями, не изменил последовательности охраняемых законом правовых благ, установленных Кодексом Пруссии 1851 г. и Кодексом Германской империи 1871 г. Конечно, с учетом требований времени были криминализированы новые общественно опасные деяния, ряд из которых был выделен в самостоятельные разделы Особенной части Кодекса. К примеру, в Кодекс был введен разд. 29 "Преступные деяния против окружающей среды". Четвертым Законом о реформе уголовного права раздел "Преступления и проступки против нравственности" был переименован в "Преступные деяния против полового самоопределения", которым в настоящее время является разд. 13 Особенной части. Вторым Законом о реформе уголовного права преступные деяния против неприкосновенности и тайны частной жизни были выделены в самостоятельный разд. 15 Особенной части.
Подавляющее число представителей германской уголовно-правовой доктрины (например, Р.Маурах, Э.Мецгер, Х.Вельцель) и разработчики всех ранее обсуждавшихся проектов уголовного кодекса предложили изменить установленную в Кодексе последовательность разделов и начинать Особенную часть с преступных посягательств на личность.
Несмотря на различные научные точки зрения и дискуссии о системе Особенной части, последняя, как и в Кодексе 1871 г., начинается с норм о преступных посягательствах на интересы государства.
Таким образом, в настоящее время Особенная часть Уголовного кодекса ФРГ включает 30 разделов и имеет следующую структуру:
Раздел первый. Измена миру, государственная измена и создание угрозы демократическому правовому государству.
Глава первая. Измена миру.
Глава вторая. Государственная измена.
Глава третья. Угроза демократическому правовому государству.
Глава четвертая. Общие предписания.
Раздел второй. Измена Родине и угроза внешней безопасности.
Раздел третий. Преступные деяния против иностранных государств.
Раздел четвертый. Преступные деяния против конституционных органов, а также связанные с выборами и голосованием.
Раздел пятый. Преступные деяния, направленные против обороны страны.
Раздел шестой. Сопротивление государственной власти.
Раздел седьмой. Преступные деяния против общественного порядка.
Раздел восьмой. Подделка денежных знаков и знаков оплаты.
Раздел девятый. Ложные показания, даваемые не под присягой, и лжеприсяга.
Раздел десятый. Ложное подозрение.
Раздел одиннадцатый. Преступные деяния, затрагивающие религию или мировоззрение.
Раздел двенадцатый. Преступные деяния против гражданского состояния, брака и семьи.
Раздел тринадцатый. Преступные деяния против полового самоопределения.
Раздел четырнадцатый. Оскорбление.
Раздел пятнадцатый. Нарушение неприкосновенности и тайны частной жизни.
Раздел шестнадцатый. Преступные деяния против жизни.
Раздел семнадцатый. Телесные повреждения.
Раздел восемнадцатый. Преступные деяния против личной сво-боды.
Раздел девятнадцатый. Кража и присвоение имущества.
Раздел двадцатый. Разбой и вымогательство.
Раздел двадцать первый. Укрывательство преступника и укрывательство имущества, добытого преступным путем.
Раздел двадцать второй. Мошенничество и преступное злоупотребление доверием.
Раздел двадцать третий. Подделка документов.
Раздел двадцать четвертый. Преступные деяния, связанные с конкурсным банкротством.
Раздел двадцать пятый. Корыстные преступные деяния.
Раздел двадцать шестой. Преступные деяния против конкуренции.
Раздел двадцать седьмой. Повреждение имущества.
Раздел двадцать восьмой. Общеопасные преступные деяния.
Раздел двадцать девятый. Преступные деяния против окружающей среды.
Раздел тридцатый. Должностные преступные деяния.
Таким образом, Особенная часть Уголовного кодекса ФРГ открывается разделами о преступлениях против основ конституционного строя, государственных интересов и обороноспособности страны, далее следуют преступления против общественного порядка, личности, собственности, конкуренции, общеопасные преступления, посягательства на окружающую природную среду. Завершает Особенную часть Уголовного кодекса раздел о должностных преступлениях.

§ 2. Преступления против жизни и здоровья

Преступления против жизни и здоровья представляют собой наиболее опасные посягательства на личность. Ответственность за их совершение установлена в законодательстве всех зарубежных государств. Вместе с тем система таких посягательств, способы регламентации уголовной ответственности, границы наказуемости подчас существенно различаются.
Английская уголовно-правовая доктрина и законодательство выделяют три основных вида причинения смерти: тяжкое убийство (murder), простое убийство (manslaughter) и детоубийство (infanticide). Ответственность за эти виды причинения смерти установлена Законом об убийстве 1957 г., Законом о самоубийстве 1961 г. и Законом о детоубийстве 1938 г. Некоторые вопросы, связанные с определением убийства, толкованием признаков отдельных видов причинения смерти, решаются в общем праве, хотя с принятием Закона 1957 г. английское право отказалось от ряда устаревших доктрин и положений, присущих общему праву.
В английской уголовно-правовой литературе называются следующие условия наступления уголовной ответственности за любой вид убийства: 1) убийство представляет собой лишение жизни "разумного существа", т.е. человека, а не животного; 2) убийство может быть совершено в отношении только "живущего" человека, в связи с чем возникает проблема определения момента начала и окончания жизни. Кроме того, действовало еще одно правило, сложившееся несколько веков назад, согласно которому убийством признавалось телесное повреждение, повлекшее смерть не позднее, чем через один год и один день. Хотя это положение не закреплялось законодательно, судебная практика твердо ему следовала. В литературе приводился, например, такой интересный случай. Некий Холланд в 1841 г. ударил другого человека по пальцу железным прутом, причинив телесное повреждение, не опасное для жизни потерпевшего. Несмотря на предупреждение врача, пострадавший отказался ампутировать палец и впоследствии умер от заражения крови. Случай произошел, и, поскольку смерть потерпевшего наступила до истечения одного года и одного дня после нанесения удара, суд признал Холланда виновным в совершении тяжкого убийства*(434).
Английское уголовное право исходит из конструкции тяжкого убийства, которое является основным видом этого преступления. Другие виды лишения жизни рассматриваются и в теории, и на практике как производные от первого. В этом английское право отличается, например, от французского, где основным видом является убийство без отягчающих обстоятельств (или "простое"), а производными - квалифицированные виды.
Особенность тяжкого убийства по английскому праву - наличие "злого предумысла" (malice aforethought). Этот признак трактуется английскими юристами достаточно широко. "Злой предумысел" налицо, если субъект преступления имел намерение причинить либо смерть, либо тяжкий телесный вред другому человеку. Таким образом, для ответственности за тяжкое убийство достаточно намерения причинить тяжкое телесное повреждение. Более того, к тяжкому убийству относятся и те случаи, когда субъект вообще не желал наступления смерти или причинения тяжкого телесного вреда, а лишь предвидел такую возможность и безразлично к этому относился. К тяжкому убийству был отнесен случай, ставший предметом рассмотрения Палаты лордов в 1961 г. Некто Смит, управлявший автомобилем, в котором находилось похищенное имущество, нарушил правила движения и не подчинился требованию полицейского остановиться. Когда полицейский повис на дверце его машины, Смит стал "выделывать зигзаги", в результате чего полицейский, сорвавшись, был сбит встречной машиной, после чего скончался. Смит был признан виновным в тяжком убийстве, поскольку, по мнению судебной инстанции, он предвидел возможность причинения полицейскому тяжкого телесного вреда. При этом последний был истолкован как "действительно серьезный вред"*(435).
До 1970 г. за тяжкое убийство предусматривалась смертная казнь. В настоящее время за этот вид преступления установлена определенная, неальтернативная санкция - пожизненное тюремное заключение.
Простое убийство, по определению А.С.Никифорова, представляет собой "всякое противоправное лишение жизни другого человека, если оно не относится к разряду тяжкого убийства..."*(436)
В зависимости от субъективного отношения виновного к причинению смерти различаются три вида простого убийства: 1) простое умышленное убийство; 2) неосторожное лишение жизни и 3) причинение смерти по небрежности.
К простому умышленному убийству относятся все те случаи причинения смерти, которые внешне подпадают под понятие "тяжкое убийство", но совершены при определенных смягчающих обстоятельствах. К таким обстоятельствам могут относиться: состояние уменьшенной вменяемости, пособничество или подстрекательство к самоубийству, провокация со стороны потерпевшего и некоторые другие.
По Закону об убийстве 1957 г. ответственности за простое убийство подлежит лицо, страдающее "такой ненормальностью психики (вследствие психической недоразвитости или отсталости, иных органических причин заболевания или телесного повреждения), которая существенно ограничила его психическую способность отвечать за действие или бездействие, совершенные им при исполнении убийства или соучастии в нем" (ст. 2)*(437).
К простому умышленному убийству относятся также случаи пособничества и подстрекательства к самоубийству. По английскому общему (прецедентному) праву такие действия, если они приводили к своему результату, наказывались как тяжкое убийство. Более того, оставшийся в живых самоубийца-"неудачник" должен был отвечать за покушение на тяжкое убийство. Такое отношение к самоубийцам и лицам, им помогающим, объясняется представлениями о самоубийстве как одном из самых тяжких грехов против Бога.
Законом о самоубийстве 1961 г. самоубийство и покушение на него были декриминализированы. Вместе с тем данный закон подтвердил уголовную ответственность за пособничество и подстрекательство к самоубийству, признав такие действия разновидностями простого умышленного убийства (ст. 2). Наказание за эти действия установлено в виде лишения свободы на срок до 14 лет.
Согласно Закону об убийстве 1957 г. признается также простым, а не тяжким убийством умышленное лишение жизни другого лица, совершенное под влиянием провокации со стороны потерпевшего. Статья 3 Закона гласит: "Если при обвинении в тяжком убийстве есть доказательства, на основании которых можно прийти к выводу, что обвиняемый был спровоцирован (действием, словом или и тем, и другим одновременно) настолько, что потерял самоконтроль, вопрос о том, была ли провокация достаточной для того, чтобы заставить разумного человека поступить так, как поступил обвиняемый, передается на решение присяжным, и при решении указанного вопроса присяжные должны принять во внимание все сказанное и сделанное в плане воздействия, которое, с их точки зрения, это могло иметь на разумного человека"*(438).
Понятие "провокация" включает следующие обязательные условия: а) провоцирующими могут быть не только действия, но и слова; б) провокация должна быть настолько серьезной, чтобы в аналогичной ситуации "разумный человек" потерял бы над собой контроль; в) способ реагирования на провокацию должен находиться в "разумном" соответствии с нею: "на удар кулаком можно ответить ударом кулака, а не смертоносным оружием"; г) между провокацией и ответным убийством не должно пройти времени, которого достаточно было бы "разумному человеку", чтобы остыть. Английские юристы придают решающее значение конструкции "разумного человека". В случае если присяжные придут к выводу, что некий "разумный человек" в аналогичной ситуации действовал бы иным образом, они должны признать подсудимого виновным в тяжком, а не в простом убийстве.
К простому убийству относится и причинение смерти по неосторожности или небрежности. Если смерть потерпевшего наступила в результате таких незаконных действий, которые, с точки зрения субъективной стороны, характеризуются отсутствием у виновного "злого предумысла" - намерения причинить смерть или тяжкий телесный вред, то для признания таких действий простым убийством достаточно установить намерение нанести удар, произвести незаконный аборт, угрожать кому-либо и т.п. При этом для английского судьи важен лишь результат - наступление смерти и то обстоятельство, что ему предшествовало какое-либо незаконное действие со стороны обвиняемого. Английское уголовное право исходит из того, что лицо, совершающее незаконные действия, должно отвечать за любые их последствия, даже если оно не предвидело и не могло предвидеть их наступление.
Особенно нетерпимо суды относятся к случаям оказания сопротивления сотрудникам правоохранительных органов при производстве ими ареста. Если в результате действий обвиняемого наступила смерть сотрудника, производившего арест, то для ответственности за простое убийство, как следует из литературных источников, достаточно даже отдаленной причинной связи между действиями обвиняемого и смертью сотрудника, а установления вины вообще не требуется.
К простому убийству относятся также случаи неумышленного причинения смерти путем бездействия, если виновным были нарушены возложенные на него по закону обязанности. Если, например, отец не позволяет по религиозным соображениям подвергнуть ребенка медицинскому обследованию или лечению, то в случае смерти ребенка отец будет отвечать за простое убийство.
Простое убийство может быть совершено в результате так называемой преступной небрежности. Позиция английских юристов состоит в следующем. Если лицо причиняет смерть в результате незаконных действий, то для ответственности за простое убийство не требуется доказательств его небрежности. Если же смерть наступила в ходе законных действий обвиняемого, суду необходимо установить, что обвиняемый допустил "преступную небрежность". К примеру, врач, производящий хирургическую операцию и действующий в соответствии с законом (не осуществляющий незаконный аборт и т.п.), несет ответственность за причинение смерти только в случае проявления "очень высокой степени небрежности".
За простое убийство по английскому уголовному праву может быть назначено максимальное наказание в виде пожизненного тюремного заключения, однако закон не содержит каких-либо ограничений для применения менее сурового наказания - лишения свободы на определенный срок или штрафа. Английские судьи нередко пользуются такой возможностью.
Детоубийство рассматривается в Англии как самостоятельный вид убийства. Согласно Закону о детоубийстве 1938 г., в случае если мать умышленно убивает своего ребенка, не достигшего 12 месяцев, то она подлежит ответственности за самостоятельный вид преступления, а не за тяжкое или простое убийство. При этом согласно закону необходимо установить, что во время совершения преступления у матери наблюдалось расстройство "душевного равновесия", связанное либо с родами, либо с кормлением ребенка грудью. Это преступление, как и простое убийство, карается пожизненным заключением, хотя возможно и смягчение наказания.
Похожим образом регламентируется ответственность за убийство и американским уголовным правом.
Согласно Примерному Уголовному кодексу США 1962 г. "преступное человекоубийство" делится на три вида: 1) тяжкое убийство; 2) простое убийство и 3) убийство по небрежности (ст. 210.1). Детоубийство специально не выделяется.
Для законодательства федерации и штатов характерно деление убийств на два основных вида: тяжкое и простое. В свою очередь, тяжкое и простое убийства подразделяются на деяния первой и второй степени (этим оно отличается от английского права).
Законодательство многих американских штатов следует принципу, выработанному английской уголовно-правовой доктриной: если смерть наступила до истечения одного года и одного дня (в Калифорнии - трех лет и одного дня) после причинения телесного повреждения или нанесения удара, то виновный в причинении вреда признается и виновным в убийстве.
К тяжкому убийству относятся все случаи незаконного, со "злым предумыслом" совершенного, лишения жизни другого "живого человеческого существа". Так, согласно ст. 187 УК штата Калифорния тяжким убийством являются "незаконное лишение жизни человека или утробного плода с заранее обдуманным злым умыслом".
Понятие "злой предумысел", имеющее происхождение из английского права, в американской уголовно-правовой теории и практике считается чрезвычайно важным для разграничения тяжкого и простого убийств. Однако толкуется оно очень широко и даже подчас вопреки первоначальному смыслу.
Термин "предумысел" предполагает вовсе не установление заранее обдуманного намерения, а означает требование доказательства, что в момент совершения преступления обвиняемый действовал сознательно. Термин "злой" понимается не только как умысел причинить смерть, но и намерение причинить тяжкий телесный вред либо безразличное отношение к возможной смерти другого человека и даже как умысел на совершение любой фелонии*(439).
В американском праве действует доктрина, согласно которой лишение жизни во время совершения фелонии должно квалифицироваться как тяжкое убийство (в Англии такая доктрина была отменена Законом об убийстве 1957 г.). Суть доктрины состоит в том, что если лицо совершает фелонию (ограбление, изнасилование) и при этом, пусть даже ненамеренно, лишает жизни потерпевшего, оно отвечает за тяжкое убийство. Кроме того, в вину участнику фелонии может быть поставлено и убийство его соучастника, совершенное потерпевшим или полицейским. В литературе приводится в качестве примера дело Редлайна, осужденного в 1958 г. Верховным судом Пенсильвании за тяжкое убийство. Редлайн участвовал в вооруженном ограблении, в ходе которого полицейский, оказавшийся на месте преступления, убил из пистолета его соучастника. Действия полицейского были признаны правомерными, а вина за убийство была возложена на Редлайна - инициатора ограбления*(440).
Вместе с тем в большинстве американских штатов эта доктрина используется в ограниченном виде - исходная фелония должна быть опасной для жизни. В настоящее время наметилась тенденция на дальнейшее сокращение применения данной доктрины.
Тяжкое убийство нередко делится на два подвида: тяжкое убийство первой и второй степени. Например, к тяжкому убийству первой степени Уголовный кодекс штата Калифорния относит все убийства, которые осуществляются с использованием разрушительного устройства или взрывчатого вещества, сознательного использования боеприпасов, в том числе предназначенных для проникновения через металл или броню, яда, засады, пыток или с применением любого другого способа умышленного, обдуманного и преднамеренного лишения жизни или которые происходят при совершении или при попытке совершения поджога, изнасилования, ограбления, берглэри*(441), нанесения увечья, похищения с целью получения выкупа, разрушения поезда. Все прочие виды тяжкого убийства относятся к убийствам второй степени (ст. 189). К тяжкому убийству первой степени кодексы штатов относят также случаи лишения жизни определенных категорий лиц: государственных деятелей, сотрудников полиции и других правоохранительных органов, свидетелей, детей и др.
На практике к тяжкому убийству второй степени относятся все случаи, не подпадающие под случаи тяжкого убийства первой степени:
а) причинение смерти в ходе совершения иных фелоний, чем указанных в Уголовном кодексе в качестве признака тяжкого убийства первой степени;
б) наступление смерти потерпевшего, когда установлено, что обвиняемый намеревался причинить лишь тяжкий телесный вред, но не смерть;
в) лишение жизни под влиянием провокации со стороны потерпевшего, если отсутствуют основания для признания такого убийства простым.
Таким образом - это промежуточная категория посягательства, которую нельзя отнести ни к тяжкому убийству первой степени, ни к простому убийству.
В некоторых штатах (например, штате Нью-Йорк) деление тяжкого убийства на убийство первой и второй степени не проводится. Такое деление отсутствует и в Примерном Уголовном кодексе США (1962 г.). Согласно § 125.25. Уголовного кодекса штата Нью-Йорк к тяжкому убийству относятся следующие случаи, когда лицо:
1) с намерением причинить смерть другому причиняет смерть ему или третьему лицу;
2) при обстоятельствах, обнаруживающих крайнее безразличие к человеческой жизни, неосторожно ведет себя таким образом, что создает серьезную опасность для жизни другого лица и в результате этого причиняет ему смерть;
3) причиняет смерть при совершении одной из фелоний, перечисленных в этом параграфе (перечень близок к тексту ст. 210.2 Примерного Уголовного кодекса США).
Уголовные кодексы штатов в качестве наказания за тяжкое убийство первой степени предусматривают, как правило, альтернативно пожизненное лишение свободы и смертную казнь. Следуя рекомендациям Примерного Уголовного кодекса США, они называют ряд условий, при которых возможно назначение смертной казни за тяжкое убийство (разумеется, там, где смертная казнь как вид уголовного наказания сегодня сохраняется).
К примеру, по Уголовному кодексу штата Калифорния смертная казнь за тяжкое убийство первой степени может быть назначена при наличии "особых обстоятельств":
1) использование определенных способов лишения жизни, например, посылка по почте взрывного устройства, убийство из засады;
2) убийство определенных категорий потерпевших (полицейского, пожарного, прокурора) при исполнении или в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей и некоторых других лиц (свидетелей, детей и др.);
3) убийство, совершенное из финансовой выгоды ("заказные" убийства) и некоторые другие. При наличии смягчающих обстоятельств во всех названных случаях суд может назначить вместо смертной казни пожизненное лишение свободы без права на условно-досрочное освобождение. Обычным наказанием за тяжкое убийство первой степени по Уголовному кодексу штата Калифорния является лишение свободы на срок "от 25 лет до пожизненного". За тяжкое убийство второй степени предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок "от 5 лет до пожизненного".
В других штатах за тяжкое убийство второй степени предусмотрены либо пожизненное лишение свободы (иногда с возможностью условно-досрочного освобождения по отбытии 20 лет), либо длительные сроки лишения свободы с минимальной границей в пределах от 5 до 10 лет.
Простое убийство, как правило, в законодательстве штатов не определяется. В тех штатах, где такое определение дается, оно сводится к формуле: простым убийством является незаконное лишение жизни, при котором отсутствует "злой предумысел". Аналогичная трактовка существует и в федеральном Уголовном кодексе США (см. ст. 1112 разд. 18 Свода законов США).
В американском праве, как и в английском, существуют три разновидности простого убийства: 1) простое умышленное убийство; 2) неосторожное причинение смерти; 3) причинение смерти в результате преступной небрежности.
По федеральному уголовному законодательству к простому умышленному убийству относятся случаи лишения жизни другого человека вслед за внезапно возникшей ссорой или в состоянии аффекта. Наказанием за такие действия служит лишение свободы сроком не менее десяти лет.
Согласно ст. 2503 УК штата Пенсильвания простое умышленное убийство имеет место в том случае, когда "умерщвление другого лица не имеет законного оправдания и совершается под влиянием внезапно возникшего сильного аффекта вследствие серьезной провокации со стороны убитого или третьего лица, которое субъект пытается убить, однако по небрежности или случайно причиняет смерть потерпевшему"*(442). Простым убийством в этом штате считается и намеренное (заведомое) причинение смерти другому человеку при наличии у виновного предположения о том, что существуют обстоятельства, оправдывающие такое убийство.
Примерный Уголовный кодекс США определяет простое убийство как "лишение жизни, которое при иных обстоятельствах было бы тяжким убийством, если оно совершено под влиянием крайнего психического или эмоционального смятения, для которого есть разумное объяснение или извинение" (ст. 210.3).
Законодательство некоторых штатов подразделяет простое убийство, как и тяжкое, на степени. По Уголовному кодексу штата Нью-Йорк простое убийство первой степени - это причинение смерти, совершенное с намерением причинить серьезный телесный вред либо с намерением причинить смерть, но под влиянием провокации (§ 125.20). Простое убийство второй степени - причинение смерти по неосторожности. При этом лицо сознательно игнорирует существенный и неоправданный риск наступления смерти другого человека, хотя и не желает этого.
Таким образом, к простому убийству относятся и случаи неосторожного причинения смерти (лишение жизни во время совершения каких-либо незаконных действий, не образующих фелонию, и т.п.).
Другая разновидность простого убийства - причинение смерти в результате преступной небрежности. Ее трактовка аналогична рассмотренной выше характеристике простого убийства по английскому уголовному праву.
Наказания за простое убийство по Уголовным кодексам отдельных штатов весьма различаются. Как правило, за умышленное простое убийство предусматривается лишение свободы сроком от одного-пяти до 10 (реже до 20) лет; за неумышленное (неосторожное или совершенное по небрежности) - лишение свободы сроком до пяти лет и (или) штраф.
В системе посягательств на здоровье человека центральное место в английском и американском праве занимают два института: "нападение" (assault) и "побои" (battery)*(443). Эти институты ведут свое происхождение от английского общего права, однако квалифицированные виды этих преступлений - "тяжкое нападение" и "тяжкие побои" выработаны американской доктриной и законодательством самостоятельно.
В Англии ответственность за названные преступления устанавливается Законом о преступлениях против личности 1861 г. При этом основным видом преступления против здоровья по английскому праву является "простое нападение", которое иногда объединяется с побоями в единое преступление (assault and battery). В США эти институты дифференцированы.
Простое нападение в доктрине английского уголовного права определяется как "незаконное покушение на то, чтобы осуществить или выражение готовности осуществить насильственное посягательство на телесную неприкосновенность другого лица" (Кенни)*(444). Особенность этого нападения состоит в том, что в результате действий виновного у потерпевшего возникают опасения о возможности применения к нему силы. С точки зрения субъективной стороны, данное преступление может быть только умышленным: оно совершается с прямым намерением вызвать у потерпевшего страх. Если виновный переходит от угроз к действиям и применяет какое-либо насилие, английское право рассматривает все это как единое преступление, называемое "нападение и побои". Вместе с тем преступление "побои" возможно и как самостоятельное преступление без нападения. Побои "в чистом виде" могут иметь место в случае отсутствия предварительной угрозы (виновный, например, вырыл яму, в которую упал потерпевший, или подставил ему подножку).
Применение физической силы во время спортивных соревнований не квалифицируется как преступление, поскольку существует презумпция, согласно которой спортсмены, вступая в игру или участвуя в состязаниях, дают свое "молчаливое" согласие на возможное причинение им телесных повреждений. Таким образом, в подобных случаях следует говорить о согласии потерпевшего на причинение вреда как обстоятельстве, исключающем уголовную ответственность.
Английскому праву известно понятие "тяжкое нападение". Однако к нему относятся не только посягательства на телесную неприкосновенность, но и преступления против общественного порядка, половые преступления и др. В самостоятельные преступления, например, выделяются нападение на полицейского или на священника, нападение с целью ограбления, нападение с намерением оказать сопротивление аресту. Криминализация подобных деяний позволяет преследовать в уголовном порядке лиц, действующих на ранних стадиях совершения преступлений, т.е. речь идет о наказании в качестве оконченных различных приготовительных действий.
Уголовное право Англии предусматривает большое число других деяний, представляющих собой причинение определенного вреда здоровью. Закон о преступлениях против личности 1861 г. называет такие преступления, как ранение или причинение серьезного телесного вреда при помощи орудия или оружия; попытка удушения или повешения другого лица; дача ядовитых или наркотических веществ с целью облегчения совершения какого-либо другого преступления; причинение телесных повреждений путем взрыва и другие опасные действия. Для ответственности за эти преступления, в отличие от простого нападения, не требуется установления умысла, а считается достаточным "злого предвидения" наступления вредных последствий (сознание виновным, что его действиями может быть причинен какой-либо вред потерпевшему). Наказание в таких случаях назначается с учетом фактически наступивших последствий.
По Закону 1861 г. простое нападение, если оно рассматривается с обвинительным актом, влечет наказание в виде лишения свободы на срок до одного года. Если же в результате нападения был причинен какой-либо телесный вред, то, независимо от тяжести телесного повреждения, срок лишения свободы увеличивается до пяти лет. Пожизненное лишение свободы может быть назначено в случае причинения ранения или тяжкого телесного вреда при сопротивлении аресту либо попытке удушения или повешения другого лица.
По английскому праву потерпевший от любых посягательств против личности имеет право требовать денежную компенсацию за причиненный ущерб, и размеры такой компенсации законом не ограничены. Помимо этого потерпевший имеет возможность выбора: возбудить уголовное дело или обратиться в суд с требованием взыскания ущерба в гражданском порядке.
В законодательстве США институты нападения и побоев были восприняты с некоторыми корректировками. Например, по Уголовному кодексу штата Иллинойс нападение и побои - самостоятельные преступления, каждое из которых может быть представлено в виде простого или тяжкого. Это обстоятельство характерно и для кодексов других штатов.
Понятие "нападение" в соответствии с нормами общего права исключает применение к потерпевшему какого-либо физического насилия. Например, простое нападение по Уголовному кодексу штата Иллинойс имеет место в том случае, когда лицо, "не имея на это законных прав, ведет себя таким образом, что это внушает другому разумные опасения, что ему будут нанесены побои" (ст. 12-1). Таким образом, к потерпевшему фактически никакое насилие не применяется, поскольку малейшего прикосновения будет достаточно, чтобы нападение переросло в побои. Если в английском праве это - единое преступление, не вызывающее особых проблем с квалификацией действий виновного, то в американском - их нужно четко отграничивать. Примером простого нападения американские юристы называют ситуацию, когда виновный размахивает кулаками, палкой перед лицом потерпевшего, прицеливается в него даже из незаряженного ружья и т.д.
Американское право, как отмечалось, выделяет квалифицированные виды нападения и побоев. Что касается тяжкого нападения, его понятие дается в кодексах штатов обычно путем перечисления дополнительных признаков, наличие которых влечет более строгую ответственность. Например, нападение считается тяжким, если лицо использует смертоносное оружие либо переодевается или надевает маску, чтобы помешать установлению личности нападающего, либо совершает преступление в отношении полицейского, школьного учителя или других лиц, специально указанных в кодексе (ст. 12-2 УК штата Иллинойс). Во многих штатах в понятие "тяжкое нападение" включаются покушения на различные деяния. Так, Уголовный кодекс штата Калифорния выделяет нападения с намерением: совершить тяжкое убийство, изнасилования, ограбления и т.п.
Согласно Уголовному кодексу штата Иллинойс тяжкие побои учиняет тот, кто "умышленно или заведомо причиняет значительный телесный вред либо постоянную инвалидность или обезображивание" (ст. 12-4а). Кроме того, в понятие "тяжкие побои" включаются случаи нанесения побоев при наличии тех же квалифицирующих признаков, как и при тяжком нападении (ст. 12-4в). К тяжким побоям относятся случаи, когда кто-либо дает другому без его согласия либо путем угрозы или обмана ядовитое, наркотическое или анестезирующее вещество, если это не делается в медицинских целях (ст. 12-4с).
В большинстве штатов за простое нападение или побои предусмотрены штраф либо краткосрочное лишение свободы (в штате Иллинойс - до шести месяцев), за тяжкое нападение - штраф или лишение свободы (в штате Иллинойс - до одного года), за тяжкие побои - лишение свободы (в штате Иллинойс - до десяти лет, в штате Джорджия - до двадцати лет). В тех случаях, когда тяжким нападением называется покушение на какое-либо серьезное преступление, в некоторых штатах наказанием за него с учетом санкции за соответствующее преступление может быть лишение свободы на длительный срок либо пожизненно.
В некоторых штатах предусмотрено освобождение от уголовной ответственности за простое нападение или простые побои, если они были вызваны определенными неправомерными действиями самого потерпевшего (например, совершение названных преступлений в отношении человека, выражающегося оскорбительным или бранным языком, - ст. 1307 УК штата Джорджия). В подобных случаях основанием для освобождения виновного от уголовной ответственности является провоцирующее поведение потерпевшего.
В рабочих вариантах Примерного Уголовного кодекса США его составители предполагали отказаться от конструкций нападения и побоев и ввести единую систему телесных повреждений, дифференцируемых с учетом их тяжести и способа (средства) совершения, однако в конечном итоге была воспринята совершенно иная конструкция составов посягательств на здоровье человека. Примерный Уголовный кодекс вернулся к английскому пониманию нападения как основного и практически единственного вида посягательства. Например, простое нападение совершает тот, кто покушается на причинение либо причиняет другому телесные повреждения, а также тот, кто пытается путем угрозы физическим действием внушить другому лицу страх, что ему будет причинено тяжкое телесное повреждение (п. 1 ст. 211.1). Тяжкое нападение имеет место тогда, когда лицо покушается на причинение либо причиняет тяжкое телесное повреждение, а также в случае использования при нападении смертоносного оружия (п. 2 ст. 211.1). Таким образом, составители Примерного Уголовного кодекса США, отказавшись от деления посягательств на здоровье на нападение и побои, объединили их в один правовой институт, в результате чего исчезли различия между покушением и оконченным деянием. Рекомендации Примерного Уголовного кодекса были реализованы в уголовных кодексах штатов Нью-Гэмпшир (ст. 631), Колорадо (ст. 3-201). Однако другие кодексы по-прежнему сохраняют деление посягательств на нападение и побои.
В Уголовном кодексе Франции 1992 г. нормы об ответственности за посягательства на жизнь и здоровье человека сосредоточены в Книге II "Преступления и проступки против личности", открывающей Особенную часть Кодекса, и в Книге V "Прочие преступления и проступки" (в ред. Законов от 28 мая 1996 г. и 1 июля 1998 г.).
Система норм об ответственности за посягательства на жизнь человека представлена следующим образом: 1) нормы о геноциде и других преступлениях против человечества, связанных с лишением жизни; 2) нормы об умышленных посягательствах на жизнь, не относящихся к геноциду и другим преступлениям против человечества; 3) нормы о неумышленных посягательствах на жизнь человека.
Ответственность за геноцид устанавливается в главе первой раздела первого, определяющего самые тяжкие преступления против мира и безопасности человечества. При этом определение данного преступления, в основном, соответствует положениям ст. 2 Конвенции ООН от 9 декабря 1948 г. о предупреждении преступления геноцида и наказании за него.
Геноцид образуют умышленные посягательства на жизнь, тяжкие посягательства на физическую или психическую неприкосновенность, создание таких условий существования, которые способны повлечь полное или частичное уничтожение человеческой группы, принятие мер, направленных на снижение рождаемости, насильственное перемещение детей из одной человеческой группы в другую (ст. 211-1 УК Франции).
Однако, как отмечают французские комментаторы Уголовного кодекса, сами по себе эти действия не имеют какой-либо специфики, которая отличала бы их от аналогичных преступлений, предусмотренных в Особенной части УК, в частности, от обычных убийств или причинения вреда здоровью. Для того чтобы перечисленные действия рассматривались как геноцид, необходимо их совершение во исполнение заранее обдуманного и согласованного плана, направленного на уничтожение какой-либо национальной, этнической, расовой, религиозной группы или любой другой группы, определенной на основе иного критерия. В этой части французский Уголовный кодекс несколько отступает от Конвенции ООН 1948 г., согласно которой геноцид характеризуются лишь умыслом на уничтожение человеческой группы. Такому субъективному критерию французский законодатель предпочел "более объективный" критерий - наличие согласованного плана, что, по мнению французских юристов, свидетельствует о планомерности и систематичности совершаемых действий*(445).
Особенностью французского уголовного права является то обстоятельство, что к человеческим группам, способным быть объектом геноцида, законодатель дополнительно отнес "группу, определяемую на основе любого другого произвольного критерия".
За совершение геноцида предусмотрено максимальное наказание в виде пожизненного лишения свободы*(446), которое сопровождается назначением периода надежности, т.е. такого срока, в течение которого осужденный не может воспользоваться никакими льготами по смягчению наказания, включая право на условно-досрочное освобождение.
Глава вторая посвящена иным преступлениям против человечества и включает три вида таких преступлений. Статья 212-1 УК, воспроизводящая ст. 6 Устава Нюрнбергского трибунала, устанавливает уголовную ответственность за депортацию, обращение в рабство, массовое систематическое осуществление смертной казни без суда, пытки или акты жестокости, совершенные, во-первых, против группы гражданского населения, во-вторых, по политическим, философским, религиозным, расовым мотивам и, в-третьих, во исполнение заранее согласованного плана. Вместе с тем эти действия не должны быть направлены на полное или частичное уничтожение человеческой группы, в противном случае они образуют геноцид.
Статья 212-2 УК к преступлениям против человечества относит действия, перечисленные в ст. 212-1, если они совершены в военное время в отношении воюющих сторон (комбатантов). Обязательным условием для наступления ответственности является то, что виновный борется с идеологической системой и во имя ее совершает преступление против человечества. Этот самостоятельный вид преступления был включен в Кодекс по инициативе Парламента, который поставил точку в давнем споре о том, следует ли считать акты жестокости, совершенные в отношении комбатантов, военными преступлениями или преступлениями против человечества.
Статья 212-3 УК предусматривает ответственность за приготовление к преступлениям против человечества.
Все три названных вида посягательств наказываются пожизненным лишением свободы с обязательным назначением периода надежности.
За все преступления, предусмотренные разд. I "Преступления против человечества", установлено большое число дополнительных наказаний. Среди них - общая конфискация имущества виновного и запрещение пребывания на французской территории. Штраф за совершение таких преступлений не назначается.
Уголовная ответственность за преступления против человечества может быть возложена и на юридических лиц при условии, что посягательства были совершены в пользу организации ее руководителем или представителем.
Лица, совершившие преступления, предусмотренные данным разделом, подлежат уголовной ответственности даже в случае выполнения обязательного для них приказа. На эти посягательства не распространяются сроки давности, включая срок уголовного преследования и срок исполнения наказания.
Следующая группа посягательств на жизнь человека включает различные виды убийств. Согласно ст. 221-1 УК Франции умышленное причинение смерти другому человеку образует убийство.
Все виды убийств характеризуются следующими общими признаками:
а) преступление должно быть совершено только в отношении "живущего" человека. В случае причинения вреда уже умершему человеку, а виновный при этом считает потерпевшего живым, он будет отвечать за покушение на убийство*(447). При неосторожном причинении вреда умершему человеку либо "оставлении в опасности" такого человека, хотя об этом лицу не известно, оно вообще может быть освобождено от уголовной ответственности;
б) убийство совершается в отношении другого человека. Самоубийство не признается преступным, но предусмотрена уголовная ответственность за подстрекательство к нему (ст. 223-13-223-15).
Ошибка в личности потерпевшего не имеет значения для квалификации деяния как убийства, и лицо признается виновным в оконченном преступлении. Судебная практика исходит из того, что виновный намеревался убить человека, он это осуществил, преступная цель достигнута, а значит, лицо должно отвечать за убийство;
в) материальный элемент*(448) убийства, согласно решению Палаты по уголовным делам Кассационного Суда Франции от 9 июня 1977 г., состоит в активных действиях по прекращению человеческой жизни. При этом не имеет значения, было ли смертоносное действие единым актом или же смерть наступила в результате последовательно повторяемых действий. Не обязательно, чтобы данное преступление было совершено в одном месте и в один день.
Убийство не имеет места, если смерть наступила в результате бездействия со стороны другого лица. Так, не считается убийством оставление в беспомощном состоянии на длительное время взрослого душевнобольного лица, в результате чего наступила его смерть. Это самостоятельное преступление, предусмотренное абз. 2 ст. 223-4 УК и караемое двадцатью годами лишения свободы;
г) психологический признак убийства предполагает у лица намерение лишить другого человека жизни. Понятия вины и ее форм, за исключением предумышленности, кодекс не содержит. В рассматриваемом случае следует говорить лишь об общем указании на умышленную форму вины как обязательный признак убийства. В теории французского уголовного права умышленная вина определяется как осознание незаконного характера своего деяния, желание совершить такое деяние и достичь его вредных последствий.
Мотивы лишения жизни не имеют значения для квалификации. Согласие потерпевшего не признается обстоятельством, исключающим уголовную ответственность. Эвтаназия считается таким же убийством, как и другие виды этого преступления.
Уголовный кодекс Франции не содержит специального привилегированного вида убийства - детоубийства, а различает следующие посягательства: 1) умышленное убийство без отягчающих обстоятельств (простое убийство); 2) умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах; 3) отравление.
Таким образом, в этом Кодексе принята конструкция "простого" умышленного убийства, на основе которой созданы квалифицированные виды убийства. Квалифицирующие обстоятельства, в отличие от Уголовного кодекса 1810 г., весьма разнообразны и относятся к психологическому признаку преступления, к личности потерпевших и другим факторам: предумышленное убийство, убийство, сопряженное с другим преступлением, убийство с целью приготовления или облегчения совершения преступления или проступка, либо содействия бегству или обеспечения безнаказанности исполнителя или соучастника, убийство, совершенное в отношении определенных групп потерпевших, повышенная защита которых установлена действующим кодексом (тяжкое убийство).
При предумышленном убийстве (ст. 221-3 УК) умысел формируется в течение более или менее длительного времени. Предумысел - это умысел, сформировавшийся до действий по совершению определенного преступления или проступка (ст. 132-72 УК). Признаком, который позволяет разграничить "просто умышленное" убийство от предумышленного, служит то, что умысел возникает "до действий" по осуществлению намерения. Следовательно, предумышленным должно признаваться любое умышленное убийство, которое не совершено в результате внезапно возникшего умысла. Законодатель отказался от такого отягчающего обстоятельства, как совершение "из засады", поскольку на практике оно нередко смешивалось с предумыслом.
К квалифицированному виду относятся и убийства при обстоятельствах, характеризующих потерпевших: убийство несовершеннолетнего до 15 лет; убийство лица, особая уязвимость которого в силу его возраста, болезни, увечья, физического или психического недостатка или состояния беременности очевидна или известна исполнителю; убийство судьи, присяжного заседателя, адвоката, публичного служащего, представителя закона, уполномоченного министром юстиции или любого другого лица, обладающего государственной властью или выполняющего обязанности по государственной службе, при исполнении или в связи с исполнением ими таких функций или обязанностей, если это положение потерпевшего очевидно или известно исполнителю; убийство свидетеля, потерпевшего или гражданского истца с целью воспрепятствовать сообщению ими фактов, подаче жалобы или даче показаний в суде, либо в связи с сообщенными ими фактами, поданной жалобой или показаниями, данными в суде (ст. 221-4 УК).
Применение пыток или актов жестокости, которое существовало в прежнем Уголовном кодексе Франции, в действующем кодексе стало самостоятельным видом преступления против личности.
Отравление как специфичный вид преступления сохранено в новом Кодексе, хотя и не фигурировало в его первоначальных проектах. Определение этого преступления в принципе аналогично ст. 301 УК 1810 г. Для констатации момента окончания данного преступления не обязательно наступление смерти потерпевшего. Как оконченное преступление наказывается простая дача ядовитого вещества другому человеку, даже если это не повлекло его смерти. В последнем случае речь идет о наказании покушения как оконченного преступления, что признают и французские юристы. Более того, если данное преступление совершено хотя бы при наличии одного из отягчающих обстоятельств, указанных в ст. 221-2-221-4 УК, оно рассматривается как квалифицированный вид отравления и наказывается максимальным наказанием - пожизненным лишением свободы. Французские юристы отмечают, что на практике отравление практически всегда признается квалифицированным видом, поскольку оно редко бывает непредумышленным.
В ранее действовавшем Уголовном кодексе умышленное убийство без отягчающих или смягчающих обстоятельств (простое) наказывалось пожизненным заключением, детоубийство - заключением на срок от 10 до 20 лет, отравление - пожизненным заключением. За умышленные убийства, совершенные при вышеперечисленных отягчающих обстоятельствах, до октября 1981 г. предусматривалась смертная казнь. После ее отмены они стали наказываться пожизненным заключением, т.е. так же, как и простое убийство, хотя тяжесть этих преступлений различна. Новый Уголовный кодекс, введя промежуточную ступень между 20 годами заключения и пожизненным заключением, установил за простое убийство и отравление уголовное заключение сроком в 30 лет. За умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах было сохранено пожизненное лишение свободы.
Период надежности для лиц, совершивших простое убийство, в новом Кодексе упразднен. Однако Законом от 1 февраля 1994 г. были внесены некоторые изменения в положения о применении такого периода к убийцам, совершившим преступление с предумыслом, либо в отношении несовершеннолетнего в возрасте до 15 лет, либо если убийство было сопряжено с изнасилованием, пытками или актами жестокости. В этих случаях суд ассизов может специальным решением увеличить период надежности до 30 лет*(449), либо если он назначает пожизненное заключение - вынести решение о том, что никакая из перечисленных в ст. 132-23 УК мер: условное освобождение, помещение вне исправительного учреждения, режим полусвободы и т.п. не может применяться к осужденному. В случае коммутации наказаний, если декрет о помиловании не предусмотрит иное, период надежности будет равен сроку наказания, определенного в акте о помиловании, т.е. при сокращении наказания в результате помилования период надежности все равно будет равен сроку наказания.
Уголовный кодекс Франции предусматривает большое число дополнительных наказаний, назначаемых убийцам. Помимо лишения политических, гражданских и семейных прав и запрещения проживать в определенных местах, применяемых и ранее, предусмотрены запрещение пребывания на французской территории, лишение водительских прав и др.
Отказ от признания детоубийства привилегированным видом преступления и введение новых отягчающих обстоятельств, характеризующих потерпевших, привели к фактическому усилению ответственности за это преступление по сравнению с прежним Уголовным кодексом. Убийство матерью новорожденного ребенка при отсутствии специального вида преступления квалифицируется как убийство, совершенное в отношении "особо уязвимого лица в силу его возраста" либо в отношении несовершеннолетнего до 15 лет, за которое кодексом предусмотрено максимальное наказание - пожизненное заключение. С введением в Уголовный кодекс института уменьшенной вменяемости матери, лишившие жизни своих детей, в результате психических отклонений, наступивших после родов или по причине кормления ребенка грудью, могут признаваться ограниченно вменяемыми и отбывать более мягкое наказание, сопровождающееся медико-психиатрическими мероприятиями.
Предусмотрены два вида неумышленных посягательств на жизнь человека:
1) простой - неумышленное причинение смерти другому лицу в результате "оплошности, неосторожности, невнимания, небрежности или погрешности в отношении обязанности по безопасности или предосторожности, возложенной законом или регламентами";
2) квалифицированный - неумышленное причинение смерти другому лицу в результате "умышленного неисполнения обязанности по безопасности или предосторожности, возложенной законом или регламентами" (ст. 221-6 УК).
Таким образом, разграничение неумышленных посягательств на жизнь проводится в зависимости от формы вины, характеризующей неисполнение определенной обязанности, возложенной законом или регламентами. Оба эти деяния в силу их неумышленного характера являются проступками, а не преступлениями.
Наказание за это преступление предусмотрено в виде трех лет тюремного заключения и штрафа в размере 300 тыс. франков. Ужесточение наказания было обусловлено стремлением законодателя повысить ответственность за "правонарушения, связанные с массовой гибелью людей во время несчастных случаев на дороге и производстве". Это обстоятельство обусловило и введение квалифицированного вида проступка. Умышленное неисполнение обязанности по безопасности или предосторожности влечет более строгую ответственность - тюремное заключение сроком 5 лет и штраф в размере 500 тыс. франков. Таким образом, французский законодатель ввел в позитивное право так называемую смешанную форму вины, или "эвентуальный умысел", которую французские юристы определяют следующим образом: лицо, осознавая риск причинения смерти другому человеку, сознательно игнорирует этот риск, умышленно нарушая при этом какую-либо обязанность по безопасности или предосторожности. Доказательство "эвентуального умысла" следует из самих обстоятельств совершения преступного деяния. Если водитель в шутку или по нетерпеливости выезжает на полосу встречного движения или следует в автомобиле на красный свет, он виновен в умышленном нарушении обязанности по безопасности. Когда же в результате действий водителя причиняется смерть другому человеку, водителю вменяется отягчающее обстоятельство, предусмотренное ст. 221-6 УК. Обязанность соблюдения правил безопасности может следовать либо из закона, либо из регламентов. Термин "регламенты", как отмечают французские комментаторы УК, понимается здесь "не в конституционном значении, а в более широком". Отягчающее обстоятельство имеет место и в том случае, когда лицо умышленно нарушает какую-либо обязанность по безопасности, установленную, например, внутренним уставом предприятия.
Французский законодатель отказался от специального вида неумышленного причинения смерти в виде неосторожного обращения с огнем ("неумышленный поджог"), который предусматривался ст. 320-1 УК 1810 г. По новому Уголовному кодексу такие действия рассматриваются в рамках единого преступного деяния, предусмотренного ст. 221-6.
В ст. 221-8 и 221-10 УК предусмотрено большое число дополнительных наказаний. При этом лишение водительских прав возможно в любом случае неумышленного причинения смерти*(450). Уголовная ответственность за названные проступки может быть возложена и на юридических лиц (см. ст. 221-7 УК).
Глава вторая "Посягательства на физическую или психическую неприкосновенность человека" Книги II УК объединяет нормы о преступлениях, причиняющих физический или психический вред, о сексуальных агрессиях и торговле наркотиками.
Открывается глава вторая отделом "Умышленные посягательства на неприкосновенность лица". К этой группе преступлений отнесены пытки и акты жестокости, насильственные действия различной степени тяжести и угрозы. Пытки и акты жестокости образуют самостоятельное преступление (ст. 222-1 УК), которое наказывается 15 годами уголовного заключения вместе с периодом надежности, назначаемым автоматически.
Понятие "пытка" заимствовано из ст. 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятой в Нью-Йорке 10 декабря 1984 г. В соответствии с Конвенцией под пытками понимаются такие незаконные действия, которыми причиняются сильная боль или страдание какому-либо лицу, чтобы получить сведения или признания, наказать за действия, запугать или принудить. Такое определение было принято судебной практикой Франции*(451). В Уголовном кодексе Франции выражение "пытки и акты жестокости" сохранило прежнее значение, выработанное практикой.
Выделение пыток и актов жестокости в самостоятельное преступление устранило пробел в уголовном преследовании и отныне при квалификации действий в качестве посягательств на неприкосновенность человека должны учитываться не только объем ущерба, причиненного потерпевшему (степень утраты трудоспособности, наступление смерти), но и характер самого посягательства, независимо от результата. Таким образом был устранен недостаток прежнего законодательства, связанный с невозможностью преследования попытки умышленного нанесения ударов или ранений, поскольку закон не предусматривал наказания за покушение на этот вид проступка*(452). К примеру, попытка калечения должна квалифицироваться как покушение на пытки или акты жестокости.
Уголовный кодекс Франции установил повышенную ответственность за пытки и акты жестокости. Так, применение пыток или совершение актов жестокости в отношении другого лица, повлекшее по неосторожности его смерть, наказывается пожизненным заключением. В то же время насильственные действия, которые не могут быть отнесены к пыткам или актам жестокости и повлекли по неосторожности смерть другого лица, наказываются пятнадцатью годами уголовного заключения. Применение пыток или совершение актов жестокости, сопряженное с любым другим преступлением, карается пожизненным лишением свободы. Отягчающими обстоятельствами этого преступления являются его совершение: в отношении определенных групп потерпевших, повышенная защита которых установлена кодексом; супругом или лицом, состоящим во внебрачном сожительстве; публичным должностным лицом; группой лиц; с предумыслом; с применением или угрозой применения оружия и т.д.
Применение пыток или совершение актов жестокости во всех случаях влечет назначение судом периода надежности осужденному лицу. Среди большого числа дополнительных наказаний предусмотрены: лишение политических, гражданских и семейных прав, запрещение состоять на государственной службе, конфискация оружия или транспортного средства, лишение водительских прав, опубликование или иное распространение приговора. Для иностранцев предусмотрено также запрещение пребывания на территории Франции (ст. 222-44, 222-45, 222-47 и 222-48 УК).
Другие умышленные насильственные действия, которые не могут быть отнесены к пыткам или актам жестокости, представлены в кодексе в виде системы. Их дифференциация зависит от тяжести наступивших последствий, наличия или отсутствия какого-либо отягчающего обстоятельства, способа совершения преступления.
Так, по тяжести наступивших последствий Уголовный кодекс выделяет насильственные действия, повлекшие: смерть без намерения ее причинить (ст. 222-7); увечье или хроническое заболевание (ст. 222-9); полную утрату трудоспособности на срок свыше восьми дней (ст. 222-11); не повлекшие полной утраты трудоспособности на срок свыше восьми дней (ст. 222-13). Все эти преступные деяния, в свою очередь, делятся в зависимости от наличия или отсутствия какого-либо отягчающего обстоятельства: совершение деяния в отношении определенных групп потерпевших, специальными субъектами, группой лиц и т.д. (ст. 222-8, 222-10 и 222-12). Особо выделяются насильственные действия, совершаемые систематическим способом в отношении несовершеннолетнего в возрасте до 15 лет или особо уязвимого лица и повлекшие те же самые последствия (ст. 222-14).
В отделе втором главы второй установлена уголовная ответственность за неумышленные посягательства на неприкосновенность лица. К ним отнесены два проступка: причинение вреда здоровью потерпевшего, повлекшее полную утрату трудоспособности на срок, превышающий три месяца, и аналогичные действия, повлекшие полную утрату трудоспособности потерпевшего на срок, равный трем месяцам, или меньший. При этом первый проступок представлен в двух подвидах: простом и квалифицированном. Простой вид связан с такими действиями виновного, которые стали следствием его оплошности, неосторожности, невнимания, небрежности или погрешности при выполнении обязанностей по безопасности или предосторожности, возложенных на него в соответствии с законом или регламентами. Ответственность за квалифицированный вид проступка наступает в случае умышленного невыполнения указанных обязанностей при отсутствии умысла на причинение вреда здоровью потерпевшего. Таким образом, речь идет об эвентуальном умысле, рассмотренном при характеристике посягательств на жизнь человека.
За простой вид данного проступка предусмотрено тюремное заключение на срок до двух лет и штраф в размере 200 тыс. франков. Квалифицированный вид наказывается тремя годами тюремного заключения и штрафом в размере 300 тыс. франков (ст. 222-19 УК).
Если утрата трудоспособности длится в течение срока, равного трем месяцам, или меньшего, ответственность наступает только при умышленном неисполнении обязанностей по безопасности или предосторожности, возложенной законом или регламентами (ст. 222-20 УК). При этом следует учитывать отсутствие умысла на причинение вреда здоровью потерпевшего. Наказание за данный проступок - тюремное заключение сроком на один год и штраф в размере 100 тыс. франков.
Ответственность за неумышленные посягательства на неприкосновенность человека может быть возложена на юридических лиц.
К посягательствам на психическую неприкосновенность отнесены звуковые агрессии и различные виды угроз. Звуковой агрессией, которая наказывается одним годом лишения свободы и штрафом в размере 100 тыс. франков, признаются совершаемые с целью нарушить покой другого лица систематические "недоброжелательные" телефонные звонки или злостное нарушение тишины (ст. 222-16 УК).
Установлена ответственность также за угрозу совершения преступления или проступка против личности, покушение на которую наказуемо, и угрозу убийством. Соответствующие угрозы должны быть неоднократными либо выражены в письменной форме, изображении или каком-либо предмете, либо сопряжены с требованием выполнить определенное условие. Все названные виды угроз являются проступками, которые наказываются исправительным тюремным заключением вплоть до пяти лет за угрозу убийством, сопровождаемым требованием выполнить какое-либо условие, и штрафом вплоть до 500 тыс. франков.
По-новому изложена система различных видов сексуальных посягательств. Законодатель отказался от их наименования "посягательства на нравственность", теперь они отнесены к группе посягательств на физическую и психическую неприкосновенность человека. Кроме того, стремясь к наиболее полному описанию признаков преступных деяний, законодатель в отдельной статье дал общее определение сексуальной агрессии как "любого сексуального посягательства, совершенного с насилием, принуждением, угрозой или обманом" (ст. 222-22 УК). Все сексуальные агрессии разделены на три группы: а) изнасилование, совершенное без отягчающих обстоятельств или с таковыми; б) прочие сексуальные агрессии; в) сексуальное преследование. Изнасилование отнесено к категории преступлений, посягательства двух других групп - к категории проступков.
Уголовный кодекс Франции воспроизводит определение "изнасилование", данное в Законе об изнасиловании 1980 г., усилив ответственность за данное преступление. Такое посягательство определяется достаточно широко: "любой акт сексуального проникновения какого-либо рода, совершенный в отношении другого человека путем насилия, принуждения, угрозы или обмана" (ст. 222-23 УК). В этом определении акцент делается на насильственный способ совершения сексуальных отношений, а не на их вид или форму ("извращенные" - "неизвращенные", является ли субъектом преступления мужчина или женщина и т.п.).
Изнасилование без отягчающих обстоятельств наказывается пятнадцатью годами лишения свободы. Двадцатью годами карается изнасилование, повлекшее увечье или хроническое заболевание потерпевшего; совершенное против несовершеннолетнего в возрасте до пятнадцати лет, либо особо уязвимого лица; совершенное законным, естественным или приемным родственником по восходящей линии или любым другим лицом, имеющим над потерпевшим законную власть, либо лицом, действующим при исполнении предоставленных ему полномочий и злоупотребляющим властью, либо группой лиц; совершенное с применением или угрозой применения оружия. Тридцатью годами лишения свободы наказывается изнасилование, повлекшее смерть потерпевшего. Наконец, пожизненное заключение предусмотрено за изнасилование, сопряженное с пытками или актами жестокости.
Все остальные сексуальные агрессии, за исключением сексуального преследования, дифференцируются в кодексе:
а) по наступившим последствиям: сексуальные агрессии, повлекшие ранение или телесное повреждение;
б) по субъекту преступного деяния: сексуальные агрессии, совершенные законным, естественным или приемным родственником по восходящей линии или любым другим лицом, имеющим над потерпевшим законную власть, либо лицом, злоупотребляющим властью;
в) по способу совершения: сексуальные агрессии, совершенные с применением или угрозой применения оружия;
г) по группам потерпевших: сексуальные агрессии, совершенные против несовершеннолетнего в возрасте до пятнадцати лет или особо уязвимого лица.
Все перечисленные проступки наказываются исправительным тюремным заключением (вплоть до десяти лет) и штрафом в размере до одного млн. франков.
Сексуальное преследование, которое наказывается одним годом лишения свободы и штрафом в размере 100 тыс. франков, состоит в преследовании другого лица, выраженном в угрозах или принуждении, с целью склонения к сексуальным отношениям, если оно совершено лицом, действующим при исполнении предоставленных ему полномочий и злоупотребляющим властью (ст. 222-33 УК).
К посягательствам на физическую и психическую неприкосновенность человека относится и незаконный оборот наркотических средств, поскольку данная группа преступных деяний причиняет вред прежде всего здоровью человека.
Таким образом, нормы об ответственности за посягательства на жизнь и здоровье человека занимают центральное место в системе Уголовного кодекса Франции. Основные положения об ответственности за такие преступные деяния помещены в начале Особенной части. Преступные деяния тщательно дифференцированы и систематизированы. Упорядочены квалифицирующие признаки, установлена повышенная защита "особо уязвимых" лиц, усилена ответственность за наиболее опасные посягательства на жизнь и здоровье человека.
Уголовный кодекс ФРГ в систему преступных деяний включает следующие основные группы деяний против: 1) жизни*(453); 2) телесной неприкосновенности; 3) личной свободы; 4) чести; 5) конфиденциальности и тайны частной жизни и против иных личных прав.
В доктрине германского уголовного права нет единодушного мнения по вопросу об отнесении к преступным деяниям против личности преступных действий против полового самоопределения. Часть юристов ФРГ*(454) относят их к системе преступных деяний против нравственности.
Нормы о преступных деяниях против жизни расположены в разд. 16 Особенной части Кодекса с одноименным названием*(455). Положения данного раздела были частично изменены Шестым Законом о реформе уголовного права от 26 января 1998 г. В настоящее время составы, содержащиеся в разд. 16 УК ФРГ и посягающие на жизнь, можно разделить на: 1) убийства; 2) оставление в опасности; 3) прерывание беременности.
Группа убийств включает в себя умышленные и неосторожное убийства. Правовым благом (Rechtsgut), охраняемым данными нормами, является человеческая жизнь. Параграф 212 (Totschlag) описывает основной состав умышленного убийства следующим образом: "Кто убивает другого человека при обстоятельствах, когда отсутствуют признаки тяжкого убийства, наказывается лишением свободы на срок не менее трех лет".
Состав тяжкого убийства, относящийся к числу квалифицированных, предусмотрен в § 211 УК. Традиционное деление составов на убийство (Totschlag) и тяжкое убийство (Mord) основывается на Уголовном кодексе 1871 г. Первоначально эти составы отличались только специфическим признаком, характеризующим субъективную сторону: "умысел совершенного убийства", который служил критерием для разграничения названных составов. Этот признак был ориентирован не на юридические, а сугубо психологические признаки, которые подчас было трудно установить, поэтому соответствующая неопределенность была частично устранена Законом от 4 сентября 1941 г.*(456)

<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>