<< Пред. стр.

стр. 8
(общее количество: 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Признаки тяжкого убийства определены в абз. 2 § 211. К ним относятся садистские побуждения, удовлетворение полового влечения; корыстные побуждения или иные низменные побуждения; коварный, жестокий способ или общеопасные средства, либо сокрытие другого преступного деяния или облегчение его совершения. Перечисленные признаки характеризуют либо особую предосудительность мотивов и целей, либо способ совершения преступления. Если в умышленном убийстве отсутствуют вышеуказанные признаки, то виновный несет уголовную ответственность по § 212 УК ФРГ*(457).
В абзаце 2 § 212 УК установлена уголовная ответственность за особо тяжкий случай убийства (besonders schwerer Fall des Totschlags), который не является разновидностью тяжкого убийства (Mord)*(458). При особо тяжком убийстве отсутствуют признаки тяжкого убийства (§ 211 УК). В этом случае при оценке тяжести вины лица суд устанавливает, что она тяжелее, чем при совершении простого убийства (абз. 1 § 212 УК). Такое положение встречается в случаях, когда деяние только по формальным признакам типизации убийств не подпадает под § 211 УК. За особо тяжкий случай убийства (абз. § 212 УК) и за тяжкое убийство (§ 211 УК) предусмотрено наказание в виде пожизненного лишения свободы.
Параграф 213 УК регламентирует менее тяжкий случай убийства - когда смерть причиняется в ответ на провоцирующее поведение потерпевшего, например, когда потерпевший жестоко обращается с виновным или с его родственниками либо тяжко его оскорбляет и при этом убийство совершается в том же месте. В данной норме не закрепляется самостоятельный состав, а содержится критерий для определения размера наказания для § 212, если при совершении убийства имеются указанные выше признаки.
Привилегированным видом является убийство по просьбе потерпевшего (§ 216 УК). Существовавший ранее состав детоубийства был исключен из Кодекса ФРГ Шестым законом о реформе уголовного права по причине незначительного числа случаев применения данной нормы в судебной практике (от 1 до 10 случаев в год)*(459), законодатель руководствовался также тем, что специфическое психическое состояние матери может подлежать уголовно-правовой оценке на основании § 213 УК (менее тяжкий случай убийства).
Состав убийства, по просьбе потерпевшего, осуществляет тот, кто в результате категорической и настойчивой просьбы потерпевшего лишить его жизни убивает последнего. Потерпевший должен желать наступления своей смерти и должен четко и однозначно выразить это словами, жестами или мимикой. Если потерпевший высказал свою просьбу под воздействием принуждения, обмана, заблуждения или иных подобных обстоятельств, то § 216 УК не применяется. На практике действия виновного не квалифицируются по данной норме, если просьба исходила от малолетнего, душевнобольного или лица, страдающего депрессивным состоянием. Просьба потерпевшего должна быть высказана непосредственно перед совершением убийства и адресована виновному. Определенный разрыв во времени допускается, но просьба потерпевшего должна быть единственным побудительным мотивом такого преступного деяния. В противном случае речь может идти о квалификации действий виновного по § 212 УК, а при наличии квалифицирующих признаков - по § 211 УК.
Уголовная ответственность за неосторожное убийство предусмотрена в § 222 УК: "Кто по неосторожности причиняет человеку смерть, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет или денежным штрафом". На практике к уголовной ответственности по данной норме привлекаются лица, которые, по мнению суда, нарушают какие-либо обязанности по охране человеческой жизни, например, возложенные на виновного законом, службой либо вытекающие из предшествующих отношений между виновным и потерпевшим или их поведения.
Уголовно-правовая доктрина ФРГ к преступным деяниям против жизни относит и посягательства на еще не родившуюся жизнь. В Уголовном кодексе существует ряд норм, регламентирующих ответственность за подобные посягательства: прерывание беременности (§ 218, основной состав); ненаказуемость прерывания беременности (§ 218а); прерывание беременности без медицинского заключения; неправильное медицинское заключение (§ 218b); нарушение обязанностей врачом при прерывании беременности (§ 218с); консультация беременных женщин в бедственной и конфликтной ситуациях (§ 219); агитация за прерывание беременности (§ 219а); сбыт средств для прерывания беременности (§ 219b). Не все они описывают составы преступных посягательств, а часть из них носит декларативный характер и основывается на Конституции ФРГ 1949 г. и Федеральном законе об изменении Закона о конфликтной ситуации, связанной с беременностью, от 21 июля 1995 г.*(460) Последний закон внес существенные изменения в нормы об уголовно-правовой наказуемости прерывания беременности.
В разделе о преступных деяниях против жизни расположены также нормы о геноциде (§ 220а) и об оставлении в опасности (§ 221).
Параграф 221 "Оставление в опасности" был введен в Уголовный кодекс Германской империи в 1871 г. и существенным образом изменен Шестым законом о реформе уголовного права от 26 января 1998 г. В новой редакции абз. 1 § 221 УК содержит два состава оставления в опасности: субъектом первого может быть любой, "кто поставляет в беспомощное состояние человека", субъектом второго - тот, кто "оставляет человека в беспомощном состоянии, хотя он находится под присмотром виновного, или тот, кто иным образом обязан оказывать ему помощь". К тому же был расширен круг лиц, которые могут быть потерпевшими. К ним отнесены любые здоровые, взрослые люди, в конкретной ситуации попадающие в беспомощное состояние (например, турист, не имеющий соответствующей подготовки, оставленный руководителем группы в непроходимом горном массиве).
Для наличия состава преступления, предусмотренного п. 1 абз. 1 § 221 УК, достаточно, например, чтобы потерпевший, находясь в лесу или на пикнике, выпил много алкоголя и, будучи оставлен там знакомыми, в силу этого обстоятельства не мог самостоятельно выбраться из леса. Другая разновидность связана с отношениями, когда субъект преступного деяния уклоняется от обязанности оказывать помощь, например, медсестра, находящаяся в соседней с больным комнате, не оказывает ему необходимой помощи.
Согласно абз. 3 § 221 УК наказуем специальный случай оставления в опасности, в результате которого потерпевшему причиняется смерть.
Ответственность за геноцид предусмотрена в § 220а УК - в разделе о преступлениях против жизни. Норма о геноциде была введена в Уголовный кодекс ФРГ Законом от 9 июля 1954 г. и вступила в силу 22 февраля 1955 г. Ее последующие изменения носили сугубо редакционный характер, и в настоящее время § 220а гласит:
"(1) Кто с целью уничтожения полностью или частично национальной, расовой, религиозной или отличающейся своими традициями общности
1) убивает представителей этой общности,
2) причиняет членам этой общности тяжелый физический или душевный вред, в частности, обозначенного в § 226 вида,
3) ставит эту общность людей в такие жизненные условия, которые могут вызвать физическое уничтожение этой общности полностью или частично,
4) предпринимает меры, направленные на то, чтобы предотвратить рождаемость в данной общности,
5) насильственно перемещает детей данной общности в другие общности,
наказывается пожизненным лишением свободы".
По смыслу данной нормы потерпевшими являются отдельные люди, а не "общности". Ими не могут быть политические партии, экономические сообщества или культурные группы. В менее тяжких случаях геноцида, предусмотренных абз. 2 § 220а УК, наказание выражается в лишении свободы на срок от пяти до пятнадцати лет. На практике эта норма применяется прежде всего в отношении геноцида, не повлекшего за собой смерти людей. На основании § 78, 79 УК ФРГ сроки давности в отношении деяний, предусмотренных § 220, не применяются. В соответствии с п. 1 § 6 закон ФРГ применяется и в отношении лиц, виновных в геноциде, совершенном за границей.
Преступлением против личности являются также преступные деяния против телесной неприкосновенности, которые предусмотрены в разд. 17 Особенной части Кодекса. Шестым законом о реформе уголовного права от 26 июля 1998 г. в этот раздел были внесены существенные изменения. В частности, в § 223 был предусмотрен основной состав умышленных телесных повреждений: "Кто физически истязает другое лицо или причиняет вред его здоровью, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет или денежным штрафом".
Понятием "физическое истязание" охватываются все возможные способы воздействия на человека, нарушающие анатомическую целостность его организма. На основании этой нормы конструируются квалифицированные составы: телесное повреждение, опасное для жизни (§ 224 УК); нанесение телесных повреждений опекаемому (§ 225 УК); тяжкое телесное повреждение (§ 226 УК); телесное повреждение, повлекшее смерть (§ 227 УК), и телесное повреждение, совершенное при исполнении служебных обязанностей (§ 340 УК). В норме об участии в драке (§ 231 УК), расположенной в названном разделе Особенной части Кодекса, предусмотрен самостоятельный состав, не зависимый от составов телесных повреждений.
Квалифицированные и особо квалифицированные составы, описанные в § 224, 225, 226, 227 УК, различаются и по степени тяжести телесных повреждений.
В параграфе 224 УК (телесное повреждение, опасное для жизни) установлен ряд специфических признаков. Если телесное повреждение причиняется посредством введения яда или другого вредного для здоровья вещества, либо наносится при помощи оружия или другого опасного орудия, либо путем коварного нападения из засады, либо несколькими лицами совместно или в результате лечения, опасного для жизни, то оно признается опасным для жизни. Для квалификации действий виновного по данной норме достаточно наличия хотя бы одного из перечисленных признаков. Первый из них - введение яда или другого опасного для здоровья вещества - является новым. Такое дополнение данного состава повлекло исключение из Уголовного кодекса нормы об отравлении. Яд или другие опасные вещества могут быть введены в организм потерпевшего любым способом, главное, что они обладают способностью причинить вред здоровью человека. Под другими опасными для здоровья веществами понимаются те вещества, которые обладают свойствами возбудителей болезни, механически или термически действующих материалов*(461). Согласно п. 1 абз. 1 § 224 УК эти вещества должны представлять опасность для здоровья.
Под опасным орудием понимается любой предмет, который по своим свойствам или с учетом способа применения может быть использован в качестве средства нападения или защиты (им можно нанести повреждения человеческому организму).
Еще одним квалифицирующим признаком является совершение данного деяния посредством коварного нападения из засады. Законодатель не раскрывает содержание этого признака. Такое деяние признается более опасным из-за внезапности нападения на потерпевшего, поскольку в подобных случаях отражение посягательства и защита от него весьма затруднены или невозможны.
Изменения в реформе уголовного права, внесенные Шестым законом в § 226 УК (тяжкое телесное повреждение), носят редакционный характер. Эта норма в ее новом виде объединяет в себе прежние § 224 и § 225 УК.
По § 226 УК квалифицируются телесные повреждения, признающиеся тяжкими по своему исходу. К таким повреждениям, в частности, относятся потеря зрения на один или оба глаза, утрата слуха, речи или способности к деторождению, потеря важного органа тела или длительная невозможность его использования, значительное продолжительное обезображивание лица или хроническая болезнь, паралич, психическое расстройство.
В доктрине уголовного права ФРГ детально характеризуются перечисленные обстоятельства. Так, под органом тела понимается та его часть, которая выполняет определенные функции организма. К нему относятся не только наружные, но и внутренние органы. Определяя тяжесть преступления, суд может учесть также важность того или иного органа для конкретного потерпевшего, например, утрата пальца на руке для музыканта или машинистки. Под потерей органа понимаются не только его полное отделение от тела, но и длительное невосстановление функций этого органа.
Под значительным обезображиванием понимается нанесение определенного вреда внешнему облику человека, например, утрата кончика носа, ушной раковины или передних зубов, шрам на лице или шее. Причем признак "длительности" наличествует, если обезображивание остается на длительное время или навсегда. В каждом конкретном случае суд, назначая наказание, оценивает вид медицинского вмешательства и возможность устранения обезображивания. Неоднозначно судебное толкование признака "отклонение", предусмотренного п. 3 абз. 1 § 226 УК. Отклонения могут быть как физическими, так и психическими. По мнению ряда германских правоведов*(462), отклонением следует считать прежде всего психическое отклонение в результате совершения преступного посягательства.
Параграф 227 УК предусматривает уголовную ответственность за телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего. Это преступное деяние характеризуется двойной формой вины: умышленным причинением телесного повреждения и неосторожностью по отношению смерти. Для квалификации деяния важно установить причинно-следственную связь между телесным повреждением и смертью, а также определенный временной разрыв между ними.
Параграф 229 УК устанавливает уголовную ответственность за неосторожные телесные повреждения, независимо от степени их тяжести.
В разделе о преступных деяниях против телесной неприкосновенности расположен также примыкающий к телесным повреждениям состав участия в драке (§ 231 УК), который является "деликтом абстрактной опасности". За участие в драке наказывается каждый, чье участие является виновным, и если в результате драки или нападения причинена смерть или нанесено тяжкое телесное повреждение человеку. По смыслу этой нормы дракой признается физическое столкновение, в котором участвуют три человека или более, со взаимным нанесением телесных повреждений. При этом в нападении, преследующем цель нанесения потерпевшему телесного повреждения, должны участвовать двое или более лиц. Участием признается присутствие на месте совершения преступления и физическое или психологическое содействие в направленном против другого лица рукоприкладстве. Умыслом субъекта преступного должно охватываться только участие в подобной драке или нападении.
Нормы о преступных деяниях против полового самоопределения расположены в разд. 13 Особенной части Кодекса ФРГ с одноименным названием. В этом же разделе помещены нормы о преступных деяниях, посягающих на иные правоохраняемые блага, например, состав содействия занятию проституцией - § 180а УК. Все эти посягательства делятся на две группы.
Первую из них образуют собственно преступные деяния против полового самоопределения. К ним относятся сексуальные действия:
в отношении опекаемых (§ 174);
в отношении заключенных, лиц, подвергшихся административной ответственности, больных и лиц, нуждающихся в помощи, находящихся в медицинских учреждениях (§ 174а);
связанные с использованием лицом своего служебного положения (§ 174b);
связанные с использованием отношений по консультации, лечению (врачебному наблюдению) и обслуживанию (§ 174с);
в отношении детей (§ 176);
тяжкие в отношении детей (§ 176а);
в отношении ребенка, повлекшие его смерть (§ 176b);
принуждение, изнасилование (§ 177);
принуждение к ним и изнасилование, повлекшие смерть потерпевшего (§ 178);
в отношении лиц, не способных оказать сопротивление (§ 179);
в отношении несовершеннолетних (§ 182).
Ко второй группе относятся преступления, примыкающие к преступным деяниям против полового самоопределения: пособничество сексуальным действиям малолетних (§ 180); содействие занятию проституцией (§ 180а); торговля людьми (§ 180b); тяжкий случай торговли людьми (§ 181); сутенерство (§ 181а); эксгибиционистские действия (§ 183); нарушение норм общественной морали (§ 183а); распространение порнографических изданий (§ 184); занятие запрещенной проституцией (§ 184а); занятие проституцией, наносящей угрозу нравственности молодежи (§ 184b). Многие из перечисленных действий посягают на общественную нравственность и мораль.
Параграфом 177 УК предусмотрена уголовная ответственность за сексуальное принуждение и изнасилование. Объединение двух существовавших ранее уголовно-правовых норм в одну - новация Уголовного кодекса ФРГ. Это объединение связано с тем, что, по доктрине германского уголовного права, изнасилование представляет собой разновидность особо тяжкого случая сексуального принуждения (абз. 2 § 177), его квалифицированный вид. Состав сексуального принуждения имеет место тогда, когда лицо, совершая его, применяет насилие, угрожает реальной опасностью для жизни и здоровья потерпевшего или использует беззащитное положение жертвы. Изнасилование определяется как половой акт или подобные ему сексуальные действия, которые особо унижают потерпевшего, в частности, связаны с проникновением в тело.
Состав изнасилования в старой редакции (прежний § 177 УК) характеризовался тем, что субъект преступления принуждал женщину к вступлению во внебрачную половую связь с ним или с третьим лицом, используя при этом насилие или угрозу реальной опасности для жизни или здоровья. В новой редакции указание на внебрачную половую связь отсутствует, поэтому норма может применяться для квалификации действий, связанных с сексуальным принуждением, если они совершены в браке. Потерпевшим может быть как мужчина, так и женщина.
Для Уголовного кодекса ФРГ типичны нормы, устанавливающие уголовную ответственность за совершение сексуального насилия в отношении определенного круга лиц: детей, опекаемых, лиц, не способных оказать сопротивление, лиц, доверенных виновному для консультации, лечения (врачебного наблюдения) или обслуживания, и др.
Так, § 174 предусматривает уголовную ответственность за совершение сексуальных действий в отношении опекаемых. Данная правовая норма преследует цель охраны нормального полового развития потерпевших, которыми могут быть по п. 1 абз. 1 § 174 подростки в возрасте до 16 лет независимо от пола, а по п. 2 абз. 1 этого параграфа - подростки моложе 18 лет. Субъектом преступления является лицо, которому подросток вверен для воспитания, обучения или для социального попечения (п. 1 абз. 1 § 174), или подчинен ему по службе или работе, и в связи с этим находится в определенной зависимости от виновного.
Пункт 3 абз. 1 § 174 устанавливает уголовную ответственность за совершение сексуальных действий родителями в отношении своих кровных или приемных детей, а абз. 2 - совершение таких действий в отношении опекаемого или его склонение к сексуальным действиям.
Параграф 174а содержит специальный перечень лиц, которые могут подвергаться сексуальному насилию: это заключенные, находящиеся в местах лишения свободы, лица, подвергшиеся административной ответственности, больные и лица, нуждающиеся в помощи, находящиеся в медицинских учреждениях. Субъектами данных преступных посягательств являются служащие соответствующих учреждений, если потерпевшие находятся в зависимости от них.
Субъект состава, описанного в § 174b УК, - должностное лицо. Диспозиция данной нормы предусматривает "совершение любых сексуальных действий должностным лицом, назначенным для участия в уголовном процессе либо в производстве по назначению мер исправления и безопасности, связанных с лишением свободы или в производстве по назначению мер, связанных с административным задержанием, в отношении лица, находящегося в процессуальной зависимости от данного должностного лица либо если оно допускает совершение таких действий зависимым лицом в отношении себя".
Состав, содержащийся в § 174с УК, является новым элементом системы составов сексуальных деликтов. Вводя эту норму, законодатель руководствовался судебной практикой, которая показала, что умственно или душевно больные люди, в том числе страдающие маниями, находящиеся на консультации, лечении (врачебном наблюдении) или обслуживании, недостаточно защищены действующим уголовным правом от сексуальных посягательств со стороны лиц, проводящих консультацию, лечение (врачебное наблюдение) или обслуживающих их, по сравнению с пациентами, находящимися в психотерапевтических лечебных учреждениях.
Потерпевшим от сексуальных действий, предусмотренных в § 176 УК, является ребенок, т.е. лицо, не достигшее 14-летнего возраста. По данной норме наказываются любые сексуальные действия, если в отношении ребенка их совершает сам исполнитель преступного деяния или допускает совершение таких действий ребенком в отношении себя. Уголовная ответственность наступает и для лица, склоняющего ребенка к сексуальным действиям с третьим лицом, или допускает совершение этих действий третьим лицом в отношении ребенка.
Особо тяжкие случаи данного деяния предусмотрены в § 176а (тяжкие сексуальные действия в отношении детей) и § 176b (сексуальные действия в отношении ребенка, повлекшие его смерть). Квалифицирующими признаками состава, названного в § 176а, являются: 1) совершение лицом, достигшим 18 лет, сексуальных действий, связанных с проникновением в тело, в отношении ребенка; 2) совершение деяния несколькими лицами совместно; 3) поставление ребенка в опасность причинения вреда его здоровью или значительного вреда его физическому или духовному развитию; 4) наличие судимости в течение последних пяти лет за совершение такого же преступного деяния при вступившем в законную силу решении. Уголовная ответственность по данной норме наступает и в том случае, если исполнитель или другой соучастник правонарушения рассчитывают сделать деяние предметом порнографического издания, которое будет распространено на основании абз. 3 § 184 УК, а также, если деянием причиняется тяжкий вред здоровью ребенка или ребенок поставляется в опасность причинения смерти. Причинение ребенку смерти в процессе совершения сексуальных действий подлежит самостоятельной квалификации по § 176b УК. Вина в данном случае должна быть, по меньшей мере, неосторожной.
Параграф 182 УК устанавливает уголовную ответственность за сексуальные действия в отношении несовершеннолетних. Субъектом данного преступления может быть как мужчина, так и женщина, достигшие 21 года, а потерпевшим - лицо любого пола в возрасте до 16 лет.
Вторую группу преступных деяний в системе разд. 13 УК ФРГ образуют составы, примыкающие к составам половых преступлений.
В § 180 УК установлена уголовная ответственность за пособничество сексуальным действиям малолетних. Потерпевшими могут быть лица, не достигшие 16-летнего возраста (абз. 1), и лица, не достигшие 18-летнего возраста (абз. 2). Указанная норма защищает нормальное половое развитие ребенка. Однако эта точка зрения небесспорна, поскольку несовершеннолетний по своему желанию и воле может регулярно вступать в половую связь с третьим лицом при пособничестве субъекта преступления, например, в форме создания условий для сексуальных отношений. Пособничество может осуществляться в процессе установления контакта несовершеннолетнего и третьего лица. Сам субъект преступления наряду с третьим лицом может участвовать в сексуальных контактах с несовершеннолетним.
Субъектом данного преступного деяния не может быть лицо, несущее обязанности по попечению несовершеннолетнего, за исключением случаев, если попечитель собственным пособничеством в совершаемом преступном деянии грубо нарушает свои обязанности по воспитанию несовершеннолетнего (абз. 1 § 180 УК).
В § 180а УК предусмотрена уголовная ответственность за содействие занятию проституцией. Правовым благом, охраняемым данной нормой, являются личная и материальная свобода лица, занимающегося проституцией. Таким лицом может быть любой человек независимо от пола и возраста.
В соответствии с абз. 1 данного параграфа уголовной ответственности подлежит лицо, содержащее в виде промысла заведение, в котором лица занимаются проституцией, или руководящее его деятельностью:
1) если указанные лица состоят в личной или материальной зависимости от данного лица, или
2) если оказывают содействие занятию проституцией путем предоставления квартиры, места жительства или места пребывания и несут связанные с этим дополнительные расходы.
По смыслу данной нормы понятие "заведение" включает в себя функциональные и пространственные характеристики, т.е. речь идет о специфической предпринимательской деятельности, направленной на извлечение прибыли. Для квалификации действий виновного по данной норме необходимо, чтобы на подобном предприятии "трудились", по меньшей мере, два человека, один из которых занимался бы проституцией, причем в четко определенном территориально месте, здании, квартире и т.п.
Субъект преступления должен содержать заведение, т.е. быть его единоличным владельцем или владеть им совместно с другими лицами, либо руководить его деятельностью. Подчиненные ему лица на практике могут быть признаны соучастниками в данном преступном деянии.
К составам, связанным с проституцией, примыкают еще два: 1) занятие запрещенной проституцией (§ 184а УК), т.е. в случаях упорного нарушения изданного на основе правового предписания запрета на занятие проституцией в определенных местностях или в определенное время суток; 2) занятие проституцией, наносящей угрозу нравственности молодежи (§ 184b УК), т.е. вблизи школы и другого места, которое предназначено для посещения лицами моложе 18 лет, или в доме, в котором проживают лица моложе 18 лет.
Три состава преступных деяний, расположенных в данном разделе Кодекса, посягают на нормы общественной морали и нравственности - эксгибиционистские действия (§ 183), нарушение норм общественной морали (§ 183а), которое с объективной стороны состоит в совершении сексуальных действий публично, и распространение порнографических изданий (§ 184).

§ 3. Преступления против собственности

В Англии уголовная ответственность за посягательства на собственность регламентируется Законом о краже 1968 г., Законом о преступном причинении вреда имуществу 1971 г. и Законом о краже 1978 г.
В связи с принятием этих актов в английское право было введено единое понятие "кража", которое включило выработанные ранее понятия "воровство, присвоение и мошенничество". Помимо кражи выделяются следующие виды посягательств на собственность: ограбление, берглэри, получение имущества путем обмана, вымогательство, укрывательство похищенного имущества, а также различные виды причинения вреда самому имуществу (поджог, уничтожение или повреждение чужого имущества и некоторые др.), ответственность за которые предусмотрена Законом о краже 1971 г.
Ключевым является понятие "кража" (larceny). В Законе о краже 1968 г. говорится: "лицо виновно в краже, если оно бесчестно присваивает имущество, принадлежащее другому, с намерением навсегда лишить его этого имущества" (п. 1). Таким образом, Закон выделяет пять основных признаков, определяющих кражу: бесчестный способ; присвоение; имущество; принадлежность имущества другому лицу и наличие намерения навсегда лишить другое лицо имущества.
Главной отличительной особенностью кражи в собственном смысле слова является ненасильственный способ ее совершения. Закон говорит о "бесчестности". Этот признак определяется им в негативной форме, т.е. через то, что не может относиться к бесчестному способу. Так, бесчестность как признак кражи отсутствует, если лицо, присваивая чужое имущество, искренне полагает, что имеет на него законное право, или если находит чужую вещь, собственника которой невозможно обнаружить, даже предприняв "разумные шаги". Как и в других многочисленных случаях, данный признак должен быть установлен судом, исходя из концепции "разумности".
Признак "присвоение" определяется Законом о краже 1968 г. как "любое принятие на себя прав собственника". Более того, специально указывается, что совершает кражу и тот, кто получает имущество, не похищая его, но затем присваивает. Например, лицо получает имущество по ошибке или оплошности со стороны другого человека (излишне выплаченные суммы, получение чужого имущества вместе со своим и т.п.), а затем, обнаружив это, решает такое имущество оставить себе.
Следует отметить, что до 1968 г. обязательным признаком кражи было намерение присвоить вещь, которое возникало до того, как лицо "берет и уносит" ее, т.е. необходимо было, чтобы умысел сформировался до действий по изъятию (получению) предмета кражи. По Закону о краже 1968 г. достаточно возникновения умысла на присвоение после изъятия (получения) вещи.
Понятие "имущество" предполагает не только деньги, но и всякое иное имущество, движимое или недвижимое, включая право требования, а также другое "нематериальное" имущество. Такое широкое определение предмета кражи делает возможным привлечение к ответственности за присвоение, например, долгового обязательства, объектов интеллектуальной собственности и т.п.
Закон о краже 1968 г. отдельно регламентирует уголовную ответственность за кражу некоторых видов имущества. До 1968 г. в Англии не существовало уголовной ответственности за кражу земельных участков, поскольку признак "берет и уносит" (как обязательный признак кражи в то время) к подобным случаям был неприменим. Однако по Закону 1968 г. к ответственности за кражу может привлекаться доверенное лицо, присвоившее чужой участок земли (п. 2 ст. 4). Установлена также самостоятельная ответственность за сбор дикорастущих грибов, ягод, цветов и других растений на чужих земельных участках. Однако уголовная ответственность наступает, если эти действия были совершены в корыстных целях: за плату, для продажи или "с иной коммерческой целью", но не для собственного потребления.
Специальным видом кражи является похищение электроэнергии.
Признак принадлежности имущества другому лицу означает, что последнее владеет, или управляет имуществом, или имеет в нем какие-либо права или долю собственника. Таким образом, возможности уголовного преследования за кражу значительно расширены.
Последний признак, состоящий в намерении навсегда лишить имущества другое лицо, вызывает немалые споры на практике. В курсе "Уголовное право" Смита и Хогана по поводу этого признака разъясняется следующее. Если преступник возьмет в Ноттингеме чужой автомобиль и бросит его в Лондоне, суд должен признать это "временным заимствованием", если же он возьмет в Ноттингеме зонтик и бросит затем его в Лондоне, суд, скорее всего, признает это кражей, поскольку в Лондоне зонтик отыскать практически невозможно*(463).
Закон о краже 1968 г. отменил ограничение, касающееся уголовной ответственности за кражу, совершенную одним супругом у другого. Прежде такая ответственность не допускалась, кроме случаев раздельного проживания сторон. В настоящее время посягательство на собственность другого супруга наказывается так же, "как если бы они не состояли в браке" (ст. 30).
По Закону 1968 г. кража наказывается тюремным заключением на срок до десяти лет (ст. 7). Дифференциация ответственности в зависимости от размера похищенного не проводится, и суд может назначить одинаковое наказание и за крупную, и за мелкую кражи. Решение этого вопроса целиком зависит от усмотрения судебной практики. Как правило, суды вырабатывают определенную шкалу наказаний, назначаемых за тот или иной вид кражи, с учетом ее размера, однако не исключены случаи назначения строгих наказаний за незначительные кражи.
Если понятие "кража" в собственном смысле слова предполагает ненасильственный способ совершения, то ограбление (robbery), напротив, определяется в английском праве как такой вид хищения, при котором применяется определенное физическое или психическое насилие.
Согласно Закону о краже 1968 г. "лицо виновно в ограблении, если оно совершает кражу и непосредственно перед этим или во время этого с указанной целью применяет силу к какому-либо лицу, или запугивает, или пытается запугать лицо тем, что к нему будет немедленно применена сила" (п. 1 ст. 8). Таким образом, конструкция ограбления строится на основе понятия "кража". Следовательно, ограбление характеризуется теми же признаками, что и кража, за исключением способа совершения. Вместе с тем Закон называет и дополнительные признаки, делающие кражу ограблением. Это - применение силы, угроза или попытка применить угрозу силой. Однако в Законе ничего не говорится о степени тяжести такой "силы".
Закон не содержит квалифицирующих признаков ограбления (в прежнем законодательстве и по общему праву к таким обстоятельствам относились: вооруженность, совершение группой лиц и некоторые другие).
Прежнее понятие "ограбление" связывалось с насильственным похищением имущества "непосредственно у лица или в его присутствии" (эта формулировка сохранилась в США). В судебной практике возникали споры по поводу того, виновны ли в ограблении лица, связавшие сторожа и похитившие деньги из соседнего помещения (т.е. не у сторожа непосредственно и не в его присутствии). Такой казус стал предметом специального рассмотрения в Палате лордов в 1965 г.*(464) Новый закон от этого признака отказался.
По Закону о краже 1968 г. для привлечения к ответственности за ограбление достаточно применения силы или угрозы силой к любому лицу с целью завладения имуществом. Новое определение позволяет квалифицировать как ограбление любую кражу, сопряженную с применением насилия или угрозы. При этом насилие может быть способом как завладения имуществом, так и его удержания. Так, если преступник пытается вырвать женскую сумочку, а ее собственница оказывает сопротивление, он должен быть признан виновным в ограблении. Виновным в этом преступлении следует признать и того, кто, найдя чужую вещь, причиняет телесные повреждения или угрожает хозяину вещи, требующему ее возврата.
Законом 1968 г. за этот вид преступления предусмотрено максимальное наказание - пожизненное тюремное заключение (п. 2 ст. 8).
Берглэри (burglary) - специфичный институт английского и американского уголовного права, не имеющий аналогов в правовых системах других государств. Понятие "берглэри" объединяет не только посягательства на собственность, но и некоторые посягательства на личность (при этом отношениям собственности вред вообще не причиняется и даже не создается угроза его причинения), поэтому его нельзя полностью относить к группе имущественных преступлений, оно, скорее, примыкает к группе таковых.
До 1968 г. берглэри понималось как взлом и проникновение в чужое обитаемое помещение с целью совершения там фелонии (до тех пор пока в Англии существовало деление преступлений на фелонии и мисдиминоры): кражи, изнасилования и некоторые другие. При этом ответственность во многом зависела от того, совершалось ли это преступление в ночное время (собственно берглэри) или днем (так называемый хаузбрейкинг).
С принятием Закона о краже 1968 г. институт берглэри изменился. Лицо может быть признано виновным в совершении берглэри, если: 1) оно входит в какое-либо строение или часть строения, нарушая его неприкосновенность, с намерением совершить какое-либо из указанных ниже преступлений, либо 2) войдя в какое-либо строение или часть строения, нарушив его неприкосновенность, оно украдет или попытается что-либо украсть либо причинит или попытается причинить существенный телесный вред какому-либо лицу (п. 1 ст. 9).
Далее в Законе называются те преступления, с целью совершения которых может действовать виновный в берглэри: кража, причинение существенного телесного вреда, изнасилование либо незаконное разрушение строения или находящегося там имущества (п. 2 ст. 9). Таким образом, берглэри может быть направлено на совершение преступлений не только против собственности (кража, уничтожение имущества), но и против личности. Поэтому это специфическое деяние можно отнести к посягательствам как на собственность, так и на личность.
Понятие "строение", согласно Закону 1968 г., трансформировалось и включает не только жилые помещения, но и автомобиль, морское или речное судно, если они используются для проживания, а также другие строения (магазины, театры, кинотеатры). Присутствие людей в "строении" во время совершения берглэри необязательно.
Следует отметить, что и новое определение берглэри толкуется английскими юристами неоднозначно. Вызывает дискуссии такой признак, как "вхождение". В самом деле, существует ли этот признак в том случае, например, когда виновный, поднявшись по водосточной трубе и открыв окно, похищает имущество другого лица, не влезая в окно, а используя различные приспособления (крючки, кронштейны и т.п.).
По мнению ряда английских юристов, введение такого дополнительного признака берглэри, как "нарушение неприкосновенности" строения, только усложнило практику. В юридической литературе приводится высказывание Дж.Коллинза по этой проблеме: "Поколения юристов будут проклинать неуместное усердие Парламента, заменившего не слишком сложное понятие "взлома и вхождения" создающим множество проблем признаком вхождения в строение в качестве "нарушителя его неприкосновенности"*(465).
Это высказывание Дж.Коллинза оправдалось. Английские юристы спорят, например, о том, имеет ли место берглэри в том случае, когда лицо входит в магазин самообслуживания с целью совершения кражи с витрины, на которую выставлены товары для продажи. Можно ли признать это лицо "нарушающим неприкосновенность"? На этот вопрос нет однозначного ответа. В курсе уголовного права Смита и Хогана содержится положение о том, что привлечение к уголовной ответственности за берглэри вполне оправданно, если лицо вошло в магазин самообслуживания в специально приспособленном для кражи костюме (например, с потайными карманами).
Вызывают споры у английских юристов и случаи проникновения в автомобиль или на судно, используемые для проживания. Когда автомобиль используется в качестве временного жилища семьей, приехавшей на отдых, проникновение в него, бесспорно, может быть признано элементом берглэри. Однако в других случаях, когда, например, семья находится в пути к месту отдыха или преступник не знает, что автомобиль используется для проживания, однозначного ответа не дается.
Берглэри может быть простым и тяжким. Отягчающим обстоятельством этого деяния признается наличие у виновного: 1) любого огнестрельного оружия, либо 2) имитирующего его предмета, либо 3) другого орудия, способного причинить телесный вред человеку или лишить последнего способности к сопротивлению, либо 4) любого взрывчатого вещества (ст. 10 Закона 1968 г.). Во всех перечисленных случаях достаточно лишь наличия этих предметов, реальное их использование не имеет значения для квалификации.
Простое берглэри, совершенное без отягчающих обстоятельств, наказывается по Закону 1968 г. лишением свободы на срок до четырнадцати лет, тяжкое берглэри - пожизненным лишением свободы (ст. 9 и 10). По мнению Кросса и Джонса, нормы о берглэри во многом выполняют превентивную (предупредительную) функцию*(466). Именно поэтому устанавливается ответственность за само проникновение "с целью...", ответственность усиливается лишь за обладание названными выше орудиями, которые в ряде случаев вообще не способны причинить какой-либо существенный вред (при имитации оружия). Превентивный характер имеет и норма о владении орудиями берглэри. Согласно ст. 25 Закона о краже 1968 г. лицо виновно в этом преступлении, если оно, находясь за пределами своего жилища, имеет при себе любой предмет, который может быть использован для совершения берглэри, кражи или мошенничества. При этом любое лицо может без судебного приказа задержать того, кого оно "при наличии разумных оснований" подозревает во владении указанными предметами. Таким образом, речь идет о наказании в качестве оконченных простых приготовительных действий. Следовательно, покушение отодвигается в более раннюю стадию и добровольный отказ практически невозможен.
В английском уголовном праве существует несколько видов обманного завладения чужим имуществом. Основной вид такого рода преступлений предусмотрен Законом о краже 1968 г. Он состоит в получении чужого имущества путем введения в заблуждение.
Закон называет следующие основные признаки этого преступления: 1) получение имущества, 2) имущество принадлежит другому лицу, 3) путем незаконного введения в заблуждение, 4) с намерением навсегда лишить другое лицо этого имущества (п. 1 ст. 15). Для наступления ответственности не имеет значения, получает ли виновный это имущество для себя или для третьих лиц, действует ли он намеренно или неосторожно, вводит ли в заблуждение при помощи слов или определенного поведения, какой стороны - юридической или фактической - касается обман и т.п.
Уголовная ответственность может наступать и в случае неумышленного введения в заблуждение другого лица, в результате чего имущество последнего переходит виновному. Так, представитель акционерного общества, желая привлечь вклады населения, представляет свою компанию в выгодном свете. Получение денежных средств в результате такого неосторожного введения в заблуждение наказывается так же, как и кража, десятью годами тюремного заключения.
Помимо основного вида этого преступления в английском уголовном праве существует и его специальный вид - получение денежной выгоды путем введения в заблуждение. Такое преступление имеет место в случае, когда виновный названным способом избавляется от имущественных обязанностей, добивается снижения сумм страховых взносов, т.е. приобретает определенную денежную выгоду (ст. 16 Закона).
По способу совершения эти два вида преступления ничем не различаются. Отличия проводятся по предмету преступления: в первом случае виновный получает определенное имущество, во втором - денежную выгоду. Однако наказания, предусмотренные за них, существенно разнятся. Если за первое преступление Закон 1968 г. в качестве максимального наказания предусматривает десять лет лишения свободы, то за второе - пять лет.
В Законе о краже 1978 г. появилось несколько самостоятельных преступлений - разновидностей мошенничества. Их общая черта - незаконное получение услуги путем введения другого лица в заблуждение. Эти преступления могут иметь место, например, в случае, когда лицо проживает в гостинице, но обманным образом не оплачивает свое проживание, либо садится в такси, зная, что ему нечем оплатить проезд, и т.п. Наказываются такие преступные деяния лишением свободы на срок до пяти лет, в некоторых случаях - до двух лет.
По Закону о краже 1978 г. "любое лицо может задержать без судебного приказа любого, кого оно имеет разумные основания подозревать в том, что тот пытается не уплатить за полученные им услуги, если он обязан уплатить их на месте" (п. 4 ст. 3). Как полагают некоторые английские юристы, право на задержание таких лиц, в принципе, должно существовать, чтобы этот закон имел хотя бы какое-то практическое применение, однако в существующей формулировке последний может привести к злоупотреблениям*(467). Другие авторы, критикуя эти положения Закона, предлагают внести изменения в приведенную норму права с тем, чтобы запретить задержание человека, если он представит на месте сведения о своем имени и месте жительства.
До 1968 г. в английском законодательстве не существовало общего понятия "вымогательство". Последнее включало разные виды преступных деяний, признаки многих из которых смешивались, дублировались.
В Законе о краже 1968 г. содержится общее понятие "вымогательство", которое включает следующие признаки: 1) обращение с каким-либо необоснованным требованием; 2) требование сопровождается угрозами; 3) совершение с целью извлечь выгоду; 4) для себя или третьих лиц; 5) с намерением причинить вред другому (ст. 21).
Согласно п. 2 ст. 21 Закона для признания правонарушения вымогательством не имеет значения, чего требует виновный (передачи имущества, совершения действий неимущественного характера, вступления в половую связь и т.д.) и в чем выражается угроза. Последняя трактуется достаточно широко и предполагает угрозу как насилием разной степени тяжести, так и причинения любого другого вреда (унижение чести и достоинства, разглашение конфиденциальной информации, причинение имущественного вреда и т.д.). Таким образом, вымогательство в ряде случаев может вообще не иметь имущественного характера.
По Закону 1968 г. вымогательство подлежит наказанию в виде лишения свободы на срок до четырнадцати лет. Вместе с тем ответственность за вымогательство не наступает, если лицо, требующее от другого выполнения или невыполнения определенных действий, считает, что его требование обоснованно, а использование угроз является "надлежащим средством для его подкрепления" (п. 1 ст. 21).
До проведения реформы уголовного права в США нормы о хищениях находились в весьма хаотичном состоянии. Например, в штате Иллинойс до принятия Уголовного кодекса 1961 г. было 74 различных нормы об ответственности за хищения. В Примерном Уголовном кодексе США (1962 г.) хищение определяется как "единое посягательство, объединяющее самостоятельные посягательства, ранее известные под наименованием кражи, присвоения, мошенничества, вымогательства, шантажа, обманного обращения вверенного имущества в свою пользу, приобретения и скупки похищенного имущества и др." (ст. 223.1)*(468). Общая черта этих видов хищений - ненасильственный способ совершения. Таким образом, понятие "хищение" по уголовному праву США объединяет ненасильственные посягательства на собственность. Насильственные имущественные преступления выделяются в самостоятельные группы преступлений и имеют специфические названия.
Практически все кодексы североамериканских штатов содержат единое понятие "хищение", объединяющее три самостоятельные вида преступлений: кражу, присвоение имущества и мошенничество. К примеру, согласно § 484 УК Калифорнии лицо виновно в хищении, если "преступным образом похищает, берет, уносит или увозит чужое имущество, либо бесчестно присваивает доверенное ему имущество, либо путем мошеннических махинаций завладевает деньгами или имуществом другого лица". Способом совершения такого преступления могут выступать обман, злоупотребление доверием и т.п., но не применение насилия.
Несмотря на введение в уголовные кодексы большинства североамериканских штатов единого понятия "хищение" (theft), этот институт строится на основе традиционного института кражи, заимствованного из английского общего права. Основные элементы кражи как разновидности хищения в принципе сохраняют свое значение и сегодня, однако, как правило, толкуются расширительно. В современном американском уголовном праве при определении кражи, как правило, не проводится различий между движимым и недвижимым имуществом*(469), преступные действия не ограничиваются "взятием и унесением", намерение украсть вещь предполагает не только стремление навсегда лишить собственника его имущества, но и возможность того, что после использования вещь не будет возвращена владельцу.
По законодательству штатов хищение или кража (в тех штатах, где сохранен традиционный институт кражи) обычно имеет несколько степеней. Разграничение проводится в зависимости от размера похищенного. Мелким хищением (кражей) обычно признается похищение имущества стоимостью до 100-150 долларов, крупным - на сумму, превышающую указанный рубеж, хотя этот вопрос решается отдельными штатами по-разному. уголовные кодексы отдельных штатов признают крупной кражу 10-20 долларов. Максимум наказания также везде различен. За мелкое хищение, как правило, предусматриваются штраф или лишение свободы сроком до одного года. За крупное хищение возможно назначение лишения свободы на более продолжительный срок вплоть до десяти-двадцати лет. Во многих штатах в специальный состав выделена кража, совершенная "непосредственно у потерпевшего" (карманная кража, вырывание сумки и т.п.). Такое преступление всегда относится к крупной краже и наказывается строже, чем простая кража.
При определении степени хищения уголовные кодексы штатов нередко используют и другие критерии, в частности, предмет преступления, способ совершения. Так, Уголовный кодекс штата Нью-Йорк к крупной краже третьей степени относит хищение официальных документов, секретных научных материалов и т.п., независимо от стоимости похищенного.
В самостоятельный вид хищения законодательство США выделяет кражу автомобилей. Нередко этот вид хищения наказывается строже, чем хищение других вещей. К примеру, по Уголовному кодексу штата Коннектикут кража автомобиля, совершенная впервые, наказывается пятнадцатью годами лишения свободы, повторно - до двадцати лет. От кражи автомобиля отграничивается его угон, совершенный без цели хищения. Это преступление влечет лишение свободы сроком до одного года. Вместе с тем, если угонщик бросил автомобиль в таком месте или при таких обстоятельствах, когда собственнику довольно трудно его отыскать, угонщик будет отвечать за кражу.
Уголовные кодексы североамериканских штатов по-разному определяют ограбление. Как правило, это преступление определяется как хищение имущества, совершенное непосредственно у потерпевшего или в его присутствии путем насилия или "внушения страха", т.е. путем физического или психического насилия. Тяжесть физического насилия может быть различной (причинение боли, удары, тяжкий вред здоровью), но не включает смерть. Психическое насилие может состоять в угрозах причинения смерти или серьезного телесного вреда. Максимум наказания за ограбление составляет двадцать-двадцать пять лет в случае, если преступление признается ограблением первой степени. Причинение смерти в процессе ограбления рассматривается как тяжкое убийство первой степени.
В американском праве вымогательство по своим признакам достаточно сходно с ограблением. Нормы о вымогательстве были включены в законодательство федерации и штатов для восполнения пробелов в уголовном праве и наказания различного рода угроз, не подпадавших под определение "угроза" при ограблении.
Вымогательство определяется как: 1) направленное на завладение имуществом; 2) путем различных угроз; 3) при отсутствии признаков ограбления. Оконченным преступление считается и в том случае, когда преступник не завладел имуществом, а лишь высказал определенные угрозы. При этом угрозы могут касаться причинения вреда самому потерпевшему или членам его семьи, могут выражаться в обвинении в совершении преступления или в других неблаговидных поступках, которые вызывают "ненависть или насмешку", а также в организации незаконной забастовки или бойкота.
Различие между двумя самостоятельными преступлениями - ограблением с использованием угроз и вымогательством - проводится следующим образом. При ограблении преступник изымает имущество против воли потерпевшего, при вымогательстве - с его согласия, хотя последнее является вынужденным. Некоторые американские юристы предлагают различать ограбление и вымогательство по характеру угрозы: должна ли она быть приведена в исполнение немедленно (ограбление) или в будущем (вымогательство).
Примерный Уголовный кодекс США к ограблению относит случаи, когда виновный "угрожает другому лицу немедленным причинением тяжкого телесного повреждения" (ст. 222.1), а к вымогательству - случаи получения имущества путем угрозы причинить кому-либо телесное повреждение или совершить какое-либо иное преступное посягательство, обвинить кого-либо в совершении преступного деяния, разгласить какую-либо тайну, вызвать забастовку или бойкот (ст. 223.4). Таким образом, при ограблении преступник угрожает причинить вред немедленно, а не в будущем. Напротив, при вымогательстве этого ограничения не существует. Кроме того, только угроза тяжким телесным повреждением, а не причинением какого-либо другого вреда, согласно Примерному Уголовному кодексу США, должна расцениваться как ограбление.
Такое понимание ограбления и вымогательства нашло отражение и в Уголовных кодексах отдельных штатов. Например, в штате Нью-Йорк вымогательство в отличие от ограбления трактуется как вид хищения, совершаемого под угрозой причинить в будущем телесное повреждение, ущерб имуществу, обвинить в совершении преступления или инсценировать условия, при которых такое обвинение будет выдвинуто, и т.п. (ст. 155.05е).
Вместе с тем уголовные кодексы некоторых штатов включили вымогательство в общее понятие "хищение". Например, по Уголовному кодексу штата Иллинойс понятие "хищение" предполагает и завладение имуществом путем угрозы. Таким образом, вымогательство перестает быть самостоятельным видом посягательства, хотя в большинстве штатов по-прежнему вымогательство считается преступлением, близким к ограблению и дополняющим его.
Что касается берглэри, то Примерный Уголовный кодекс США предложил штатам следующее определение этого преступления. "Лицо виновно в совершении берглэри, если оно входит в здание или в занятое помещение или в отдельно отгороженную или занятую его часть с целью совершить там преступление, если такое помещение в это время не открыто для публики или если у исполнителя нет разрешения или права войти в него" (п. 1 ст. 221.1).
По законодательству штатов основные признаки этого преступления: 1) взлом и 2) вхождение, 3) в ночное время, 4) в обитаемое помещение, 5) другого человека, 6) с намерением совершить там фелонию (фелония может быть любой: убийство, изнасилование, завладение имуществом). Несмотря на то, что проникновение в помещение может быть связано вовсе не с корыстным мотивом, все же цель завладения имуществом чаще всего сопровождает такое проникновение. Поэтому статистика берглэри превращается в статистику хищений, а само преступление рассматривается американскими юристами как примыкающее к имущественным преступлениям.
Признаки берглэри, ведущего свое происхождение из английского права, в США толкуются расширительно. Этому во многом способствовала судебная практика. К примеру, понятие взлома трактуется таким образом, что включает и простое проникновение в дом через незапертую, но прикрытую дверь. К "взлому" относится и случай, когда дверь в помещение открывает соучастник преступления, который находится там на законных основаниях (слуга, горничная и т.п.). "Конструктивным взломом" признается любое проникновение в помещение путем обмана или угроз. В отдельных штатах для ответственности за берглэри считается достаточным любое проникновение, а термин "взлом" либо не упоминается, либо употребляется наряду с другими отягчающими обстоятельствами.
Широко трактуется и вхождение, под которым понимается факт проникновения в помещение любой части тела человека (головы, руки, даже пальца) либо просовывания в приспособление, используемое для кражи (крюк, прут, лебедка и т.п.).
Признак "ночное время" также утрачивает значение конструктивного. В связи с этим Уголовные кодексы многих штатов не включают его в качестве такового либо называют наряду с усиливающими ответственность обстоятельствами (в 23 штатах). В тех штатах, где этот признак в той или иной мере используется, нет единодушия по вопросу о том, что считать ночным временем. Нередко оно определяется как время, когда невозможно различить черты лица человека, или как время между заходом и восходом солнца. В штатах Нью-Гэмпшир (ст. 583 УК) и Техас (ст. 1396 УК) ночным считается время, наступающее через полчаса после захода солнца и заканчивающееся за полчаса до рассвета (это было рекомендовано Примерным Уголовным кодексом США).
Расширилось понятие "обитаемое помещение". Если раньше под таковым понимался "жилой дом", то теперь оно включает магазины, гаражи, склады и даже телефонные будки. Примерный Уголовный кодекс США рекомендует под помещением понимать "всякое помещение, транспортное средство или место, приспособленное для помещения людей на ночь или для осуществления в нем каких-либо занятий, независимо от того, находится ли в нем фактически какое-либо лицо" (п. 1 ст. 221.0).
Кодексы некоторых штатов объявляют обязательным признаком берглэри намерение совершить любое преступление (в штатах Колорадо, Коннектикут, Миннесота и др.). Несмотря на то, что кодексы большинства штатов сохраняют данное ограничение, в настоящее время начался процесс "размывания" и этого признака.
Как и другие виды преступлений, берглэри может быть простым и квалифицированным. Простое берглэри, т.е. совершенное при отсутствии специально определенных в законе отягчающих обстоятельств, обычно признается фелонией третьей степени. Если такое преступление совершено при квалифицирующих обстоятельствах (преступник вооружен взрывчатыми веществами, либо в процессе берглэри причиняет телесные повреждения потерпевшему и т.д.), оно рассматривается как фелония второй степени.
По американскому праву наказываются и покушение, и приготовление к берглэри. Покушение на берглэри имеет место в том случае, когда преступник только пытается открыть дверь или окно. Во многих штатах наказывается хранение орудий, предназначенных для совершения берглэри, т.е. по существу приготовление. Такой подход значительно расширяет сферу уголовной репрессии за берглэри.
Согласно ст. 19-I УК Иллинойса "лицо совершает берглэри, если оно без разрешения входит или остается внутри здания, судна, самолета, автомобиля, железнодорожного вагона или купе с намерением совершить там любую фелонию или кражу". Таким образом, фактически упраздняются традиционные признаки берглэри: "взлом", "ночное время" и т.п. Это преступление в штате Иллинойс наказывается тюремным заключением на неопределенный срок, который не может быть менее одного года. Ответственность за берглэри наступает нередко по совокупности за то преступление, с целью совершения которого берглэри осуществлялось, хотя Примерный Уголовный кодекс США рекомендовал штатам использовать множественность преступлений только в случае, когда второе преступление относится к категории фелонии первой или второй степени. Так, человек, укравший вещь, стоимость которой не превышает 100-150 долларов, признается виновным в мелкой краже - мисдиминоре, но если вещь украдена не на улице, а в соседнем доме или магазине, его действия могут быть квалифицированы как берглэри, караемое пожизненным заключением.
В Уголовном кодексе Франции 1992 г. система норм об уголовной ответственности за преступления и проступки против собственности подверглась значительным изменениям. В кодексе четко разграничены различные формы этих посягательств, сформулированы их основные признаки и отягчающие обстоятельства. Главными критериями дифференциации преступлений против собственности выступают: применение насилия, вооруженность, наличие признака сорганизованности и совершение деяний в отношении определенных групп потерпевших. Предусмотрена наказуемость большинства покушений на собственности. Значительно увеличены размеры штрафов за проступки и введены штрафы за преступления.
Все посягательства на собственность подразделяются на две основные группы - на присвоения и иные посягательства, не являющиеся присвоением. К присвоениям относятся кража и ее разновидности, конструкции которых строятся на основе института первой.
Под простой кражей понимается обманное изъятие вещи у другого лица или энергии в ущерб другому лицу (ст. 311-1 и 311-2 УК). Таким образом, законодатель называет следующие основные признаки этого преступления: 1) изъятие, 2) обманный способ, 3) вещи или энергии, 4) принадлежащих другому лицу, 5) совершение в ущерб этому лицу (этот признак обязателен для кражи энергии).
Предметом кражи может быть только вещь (энергия), принадлежащая другому лицу. Формы собственности (государственная, частная, смешанная) и виды имущества (делимое - неделимое, движимое - недвижимое) в Уголовном кодексе Франции не различаются. Предметом хищения не может быть имущество (энергия), принадлежащее близкому родственнику по восходящей или нисходящей линии, либо супругу, за исключением случаев, когда супруги проживают раздельно по решению суда.
В действующем Уголовном кодексе Франции система краж представлена в следующем виде:
1) простая кража, т.е. кража, совершенная без каких-либо отягчающих обстоятельств, является проступком и наказывается тремя годами лишения свободы и штрафом в размере 300 тыс. франков. Кодекс 1992 г. за совершение простой кражи максимум штрафа повысил более чем в десять раз;
2) кража, совершенная при отягчающих обстоятельствах: а) несколькими лицами, не образующими организованную банду; б) публичным должностным лицом при исполнении или в связи с исполнением своих полномочий или обязанностей; в) лицом, незаконно принимающим качество лица, обладающего государственной властью; г) с применением насильственных действий в отношении другого лица, не повлекших полную утрату его трудоспособности; д) в отношении особо уязвимого лица; е) с проникновением в жилое помещение или хранилище материальных ценностей путем уловок, взлома или влезания; ж) совершенная в общественном транспорте или на остановке; з) сопряженная с актом уничтожения, повреждения или порчи имущества. Кража, совершенная при наличии какого-либо из перечисленных обстоятельств, является проступком, который наказывается пятью годами лишения свободы и штрафом в размере 500 тыс. франков. Если кража совершена при наличии двух из указанных обстоятельств, наказание за проступок увеличивается до семи лет лишения свободы и до 700 тыс. франков штрафа. Наказание увеличивается до десяти лет лишения свободы и одного млн. франков штрафа, если кража совершена при наличии трех из вышеупомянутых обстоятельств;
3) кража с применением насильственных действий в отношении другого лица, повлекших полную утрату его трудоспособности на срок не более восьми дней, которая считается проступком, наказываемым семью годами лишения свободы и штрафом в размере 700 тыс. франков;
4) кража с применением насильственных действий в отношении другого лица, повлекших полную утрату его трудоспособности на срок более восьми дней, является проступком, наказываемым десятью годами лишения свободы, и штрафом в размере одного млн. франков. Для физического лица, совершившего такую кражу, предусмотрено обязательное назначение судом периода надежности;
5) кража с применением насильственных действий в отношении другого лица, повлекших увечье последнего или его хроническое заболевание, является преступлением, наказываемым пятнадцатью годами лишения свободы и штрафом в размере одного млн. франков. Совершение такого преступления влечет обязательное назначение периода надежности физическому лицу;
6) кража с применением пыток или актов жестокости в отношении другого лица, либо насильственных действий, повлекших его смерть, является преступлением, наказываемым пожизненным заключением и штрафом в размере одного млн. франков. При назначении наказания в виде лишения свободы за этот вид кражи суд обязан назначить физическому лицу период надежности;
7) кража, совершенная с применением или угрозой применения оружия, либо лицом, имеющим при себе оружие, на ношение которого требуется разрешение или ношение которого, вообще, запрещено, - считается преступлением, наказываемым двадцатью годами лишения свободы и штрафом в размере одного млн. франков. В Уголовном кодексе Франции 1992 г. законодатель, приняв во внимание тяжесть деяния, снизил срок лишения свободы, а также ввел в качестве наказания миллионный штраф. Совершение такого преступления влечет обязательное назначение судом периода надежности;
8) кража, совершенная организованной бандой, является преступлением, наказываемым пятнадцатью годами лишения свободы и штрафом в размере одного млн. франков. Наказание увеличивается до двадцати лет, если кража сопряжена с применением насильственных действий в отношении другого лица. При этом тяжесть и характер насильственных действий не имеют значения для квалификации. Наказание увеличивается до тридцати лет лишения свободы, если преступление совершено с применением или угрозой применения оружия. Для всех, названных в п. 8 преступлений обязателен период надежности, назначаемый физическому лицу.
Для физических лиц, помимо основных наказаний, предусмотрены и дополнительные: лишение политических, гражданских и семейных прав; запрещение занимать государственную должность сроком до пяти лет либо бессрочно; запрещение хранить или носить оружие; конфискация всего полученного от преступного деяния, за исключением имущества, подлежащего возвращению потерпевшему или третьим лицам; запрещение проживать в определенных судом местах. Физическому лицу, не являющемуся гражданином Франции, в качестве дополнительного наказания может быть назначено запрещение проживать на территории Франции сроком до десяти лет или бессрочно.
К уголовной ответственности за рассматриваемые виды кражи могут привлекаться и юридические лица, если преступное деяние совершено в их пользу руководителем или представителем. Юридическим лицам в качестве основного наказания могут быть назначены штраф, максимальный размер которого составляет пять млн., а в случае рецидива - десять млн. франков, а в качестве дополнительного - запрещение осуществлять прямо или косвенно тот вид деятельности, при исполнении или в связи с исполнением которого преступное деяние было совершено, а также конфискация предметов, полученных от преступного деяния.
Вымогательство определяется во французском уголовном праве достаточно широко - "получение какой-либо подписи, обязательства, отказа от обязательства, разглашения тайны, денежных средств, материальных ценностей или любого имущества путем насилия, угрозы насилием или принуждением" (ст. 312-1 УК). Таким образом, отнесение вымогательства к преступным деяниям против собственности и, в частности к присвоениям, не вполне соответствует его определению, данному в Кодексе. В самом деле, вымогательство по закону может быть направлено на получение подписи какого-либо лица, однако вид документа и правовые последствия его подписания не называются. Оно, согласно кодексу, может быть направлено и на получение обязательства, однако характер последнего - имущественное или неимущественное - законодателем не определяется. Целью вымогательства может быть также получение сведений, составляющих тайну. Однако не указывается, какой характер должна носить тайна - коммерческая, профессиональная, относящаяся к частной жизни или какая-либо другая.
Разновидностью вымогательства является шантаж, который отличается от обычного вымогательства только способом совершения. При шантаже подпись, обязательство и отказ от него, сведения, составляющие тайну, денежные средства, материальные ценности или любое имущество получаются путем угрозы разоблачением или приписыванием каких-либо действий, что способно причинить вред чести и достоинству личности (ст. 312-10 УК). Следовательно, способ совершения такого проступка, как шантаж, состоит в применении психического насилия, в частности, угроз разглашением порочащих лицо сведений, как действительных, так и вымышленных. Если имеют место физическое насилие либо психическое в виде угроз причинения вреда физической неприкосновенности лица, то уголовная ответственность наступает за обычное вымогательство.
Основные группы отягчающих обстоятельств вымогательства такие же, как и при краже: совершение в отношении особо уязвимых лиц, применение насилия, вооруженность, сорганизованность. Вымогательство без отягчающих обстоятельств, шантаж и вымогательство, соединенные с насилием, повлекшим полную утрату трудоспособности на срок до восьми дней, являются проступками, все другие виды вымогательства - преступлениями. В Уголовном кодексе специально указывается на наказуемость покушения на совершение любого вида вымогательства или шантажа.
Вымогательство наказывается строго, вплоть до пожизненного лишения свободы и одного млн. франков штрафа для физических лиц за вымогательство, соединенное с пытками или насильственными действиями, повлекшими смерть другого лица. За все виды вымогательства, являющиеся преступлениями, предусмотрено обязательное назначение периода надежности.
Юридическим лицам может быть назначен штраф от 3,5 до 5 млн. франков.
Физическим лицам могут быть назначены и такие дополнительные наказания, как лишение политических, гражданских и семейных прав, запрещение занимать государственную должность, специальная конфискация и др.
Юридическим лицам может быть назначено любое дополнительное наказание, предусмотренное для них в Общей части Кодекса, за исключением общей конфискации имущества.
Строгая наказуемость различных видов вымогательства объясняется высокой степенью общественной опасности таких преступлений и проступков. Установление штрафов больших размеров соответствует корыстному характеру рассмотренных деяний.
К присвоениям отнесены также мошенничество и "ему подобные" преступные деяния.
Мошенничество - это "введение в заблуждение физического или юридического лица и склонение его таким образом к причинению вреда себе или третьим лицам, передаче денежных средств, материальных ценностей или любого имущества, к предоставлению услуг или к совершению действия, влекущего установление обязанности или освобождение от нее, совершенное путем использования ложного имени или ложного качества или путем злоупотребления действительным качеством, либо путем использования обмана" (ст. 313-1 УК).
Уголовный кодекс содержит нормы о преступных деяниях, тождественных мошенничеству или сходных с ним, но имеющих некоторые особенности. Так, специально выделяются: 1) обманное злоупотребление беспомощным состоянием несовершеннолетнего или особо уязвимого лица с целью склонения такого лица к причинению себе существенного вреда; 2) жульничество; 3) аукционное мошенничество.
Разновидностью мошенничества является обманное злоупотребление состоянием неведения или положением слабости несовершеннолетнего лица либо лица, особая уязвимость которого в силу его возраста, болезни, увечья, физического или психического недостатка или состояния беременности очевидна или известна исполнителю, для склонения такого лица к действию или воздержанию от совершения действия, что может причинить ему существенный вред (ст. 313-4 УК).
Такое преступное деяние, как жульничество, образует неуплата, совершенная лицом, знающим о своей неплатежеспособности, за предоставление напитков или продуктов питания в заведении, торгующем напитками или продуктами питания; за фактическое занятие одной или нескольких комнат в заведении, сдающем комнаты, если занятие превысило десять суток; за предоставление горючего или смазочных материалов раздатчиками, заполнившими полностью или частично резервуары транспортного средства; за проезд в такси (ст. 313-5 УК). Напомним, что в англо-американском праве эти деяния также считаются разновидностью мошенничества и влекут уголовную ответственность.
Видами аукционного мошенничества являются: отстранение участника аукциона или нарушение свободы надбавки, либо объявления цены, совершенное на публичных торгах путем использования подарков, обещаний, сговора или любым другим обманным способом; воспрепятствование надбавке или объявлению цены, либо нарушение свободы надбавки или объявления цены, совершенное на публичных торгах путем использования насилия, как фактического, так и угрозы его применения; участие после публичных торгов в пересмотре цены без уполномоченного должностного лица (ст. 313-6 УК).
Мошенничество и подобные ему преступные деяния являются проступками, которые наказываются исправительным тюремным заключением и штрафом. Несмотря на сравнительно небольшие сроки лишения свободы (максимум - семь лет за мошенничество, совершенное организованной бандой), Уголовный кодекс предусматривает большие денежные штрафы (вплоть до пяти млн. франков для физических лиц). Это вполне соответствует природе мошенничества как корыстного, но, как правило, ненасильственного преступного деяния: способом совершения мошенничества является использование ложного имени, либо ложного качества, злоупотребление действительным качеством, использование обмана, ложных обещаний, подарков и пр. Лишь при аукционном мошенничестве предусматриваются возможности применения нетяжкого физического, а также психического насилия.
Дополнительные наказания, которые могут назначаться физическим лицам за совершение мошенничества и сходных с ним преступных деяний (за исключением жульничества, за совершение которого дополнительное наказание не предусмотрено), в основном, те же, что и наказания, установленные за другие виды присвоений.
Юридические лица могут привлекаться к ответственности только за простое мошенничество и обманное злоупотребление состоянием неведения или положением слабости несовершеннолетнего или особо уязвимого лица. В качестве основного наказания юридическому лицу может назначаться штраф вплоть до 12,5 млн. франков, а в качестве дополнительного - любое из наказаний, предусмотренных для юридических лиц в Общей части, за исключением общей конфискации имущества.
К присвоениям французское уголовное право относит также расхищения. Уголовный кодекс устанавливает ответственность за следующие виды расхищений: 1) злоупотребление доверием; 2) хищение заложенного имущества или имущества, на которое наложен арест; 3) организация ложной неплатежеспособности.
Злоупотребление доверием представляет собой расхищение денежных средств, материальных ценностей или любого другого имущества лицом, которому это имущество было вверено и которое обязалось возвратить его, предъявить или использовать определенным образом (ст. 314-1 УК).
Отягчающие обстоятельства злоупотребления доверием относятся к субъекту преступного деяния. Наказание увеличивается, если злоупотребление доверием совершено: лицом, обращающимся к общественности за получением денежных средств или материальных ценностей в качестве фактического или юридического руководителя, служащего промышленного или торгового предприятия; лицом, систематически занимающимся операциями с имуществом третьих лиц или оказывающим содействие в этих операциях третьих лиц, на счет которых он взыскивает денежные средства или материальные ценности. Самое строгое наказание предусмотрено за злоупотребление доверием, совершенное уполномоченным юстиции, нотариусом или должностным лицом системы правосудия при исполнении или в связи с исполнением своих полномочий или профессиональных обязанностей, либо в связи со своим положением.
Злоупотребление доверием наказывается исправительным тюремным заключением и штрафом. Как и в случае мошенничества, несмотря на сравнительно небольшие сроки лишения свободы (максимум десять лет - за злоупотребление доверием, совершенное уполномоченным юстиции, нотариусом или должностным лицом системы правосудия), Уголовный кодекс Франции предусматривает значительные денежные штрафы. Так, злоупотребление доверием, совершенное без каких-либо отягчающих обстоятельств, наказывается тремя годами исправительного тюремного заключения и штрафом в размере 2,5 млн. франков для физических лиц и в размере 12,5 млн. франков - для юридических лиц.
К расхищениям также относится: уничтожение или хищение должником, заемщиком или третьим лицом, дающим имущество в залог, имущества, составляющего предмет залога; уничтожение или хищение должником имущества, подвергнутого аресту, находящегося у должника и вверенного ему в обеспечение прав кредитора; организация ложной неплатежеспособности.
Все три преступные деяния отличаются от других видов хищений тем, что их предметом является имущество, которое еще не утратило своей правовой связи с прежним собственником, однако уже обременено правами другого лица (государства). Уголовный закон, таким образом, становится на защиту этих новых прав.
Организация ложной неплатежеспособности, или фиктивное отягощение состояния неплатежеспособности физическим или юридическим лицом с целью уклонения от исполнения в отношении них обвинительного приговора или решения по гражданскому делу являются проступком, посягающим одновременно на два объекта: на имущественные отношения (в частности, право государства, вытекающее из обвинительного приговора или решения по гражданскому делу, на все имущество или его часть, находящееся еще у физического или юридического лица) и на осуществление правосудия, поскольку посягательство на собственность совершается с целью уклонения от исполнения судебного решения. Способы совершения этого проступка различны: преувеличение пассивов или занижение активов, сокрытие своего имущества, занижение или сокрытие всех или части доходов. Уголовный кодекс Франции строго наказывает соучастие в совершении этого преступного деяния. На соучастника суд вправе возложить солидарную ответственность по взысканиям, вытекающим из обвинительного приговора или решения по гражданскому делу, от исполнения которых другой участник хотел уклониться (ст. 314-8).
К иным посягательствам на собственность, не являющимся присвоением, относятся: укрывательство полученного от преступления или проступка и подобные укрывательству преступные деяния; уничтожение, повреждение и порча имущества и угроза таким уничтожением, повреждением и порчей; посягательства на автоматизированные системы обработки информации.
В Уголовном кодексе ФРГ преступные деяния против собственности включают две подгруппы: 1) преступные деяния против собственности и 2) имущественные преступные деяния, лежащие в основе деления Особенной части Кодекса, на самостоятельные разделы о преступных деяниях против собственности и имущественных преступных деяниях. Это разделение осуществляется по внешним признакам и не характеризуется системным подходом. Поэтому в разд. 19 Кодекса речь идет о наиболее часто встречающихся в практике посягательствах на собственность - краже и присвоении имущества. Раздел 20 (§ 249-256 УК) объединяет нормы о посягательствах на собственность и имущество по признаку вида посягательства (насилие и угроза его применения). Раздел 21 (§ 257-262 УК) содержит положения о преступных деяниях, которые, с одной стороны, посягают на собственность или имущество, с другой - затрагивают государственные интересы и являются своеобразным видом присоединяющейся преступной деятельности. Раздел 22 (§ 263-266 УК) описывает исключительно имущественные преступные деяния, разд. 27 (§ 303-305 УК) - преступные деяния против собственности - повреждение имущества. Раздел 25 (§ 284-297 УК) содержит предписания об ответственности как за имущественные преступные деяния, так и за деликты против различных абсолютных прав.
Систематизация преступных деяний против собственности или имущества ориентирована прежде всего на охраняемое правовое благо. Однако в ряде случаев в качестве критерия систематизации выступает вид посягательства.
По типу охраняемых правовых благ преступные деяния первоначально делятся на две группы: 1) деликты против абсолютных прав и 2) деликты против имущества. В первую группу входят деликты против собственности, к которым относятся так называемые деликты присвоения: например, кража, присвоение имущества, разбой, обособленная группа самовольного использования чужой вещи (незаконное использование транспортного средства - § 248b УК и незаконное использование заложенных вещей - § 290 УК), а также деликты, связанные с повреждением имущества (§ 303-305, абз. 1 § 308 УК).
Деликты присвоения подверглись пересмотру Шестым законом по реформе уголовного права от 26 января 1998 г. Новации имеют как теоретическую, так и практическую направленность. Прежде всего они коснулись § 242, 246, 248с, 249, 252 УК. Было изменено понятие "присвоение" как обязательного признака этих составов, введено понятие "присвоения в пользу третьего лица" (соответственно понятие "намерение присвоить в пользу третьего лица"). Указанным законом были изменены некоторые признаки квалифицированных составов в § 244, 250, 251.
Помимо права собственности Уголовный кодекс ФРГ защищает и иные абсолютные права. Нормы, устанавливающие ответственность за нарушение таких прав, не систематизированы. Кодекс предусматривает, например, уголовно-правовую защиту права на приобретение имущества в собственность.
Имущественные деликты характеризуются прежде всего направленностью против имущества как такового, хотя любое имущественное преступное деяние посягает и на определенные права потерпевшего лица. Обязательным признаком деяния является уменьшение общей стоимости имущества потерпевшего лица. Имущественные деликты могут быть направлены против не только абсолютных прав, таких, как собственность, право на охоту, залоговое право, но и иных субъективных прав, например, против прав требования или против прав, связанных с приобретением.
Уголовный кодекс ФРГ делит имущественные преступные деяния по виду посягательства, а не по виду составных частей имущества, на которое они посягают. Среди них выделяют причинение ущерба имуществу путем: обмана (мошенничество) или принуждения (вымогательство, в том числе отягощенное насилием), нарушения специальных прав (преступное злоупотребление доверием), а также использования стесненного положения лица, его неведения (ростовщичество) и т.п.
В качестве примера рассмотрим некоторые из указанных выше элементов системы преступных деяний против собственности и имущества.
В разд. 19 Особенной части Кодекса ФРГ расположены нормы о краже и присвоении имущества, которые относятся к деликтам присвоения. Предметом данных посягательств является чужое движимое имущество. Разграничение этих составов в уголовном праве ФРГ осуществляется следующим образом: при краже вещь всегда изымается с целью обращения ее в свою собственность или собственность третьих лиц. При присвоении изъятие отсутствует, поскольку лицо использует соответствующие полномочия по владению вещью или ее хранению, предоставленные ему собственником имущества.
Преступные деяния, входящие в данный раздел Уголовного кодекса, можно разделить на следующие группы: 1) различные виды краж; 2) присвоение имущества (§ 246); 3) незаконное использование транспортного средства (§ 248b) и 4) хищение электрической энергии (§ 248с).
К первой группе относятся: образующая основной состав кража (§ 242) и особо тяжкий случай кражи, не являющийся квалифицированным составом (абз. 1 § 243). Квалифицированный и особо квалифицированный составы образуют кражи, предусмотренные § 244, 244а. В эту же группу преступных деяний входит состав кражи из семьи (§ 247). Кража и присвоение вещей, имеющих малозначительную стоимость (§ 248а), являются соответственно их привилегированными составами.
На основании абз. 1 § 242 кражу совершает тот, "кто завладевает чужой движимой вещью с намерением незаконно ее присвоить самому или передать в пользу третьего лица". Шестым законом о реформе уголовного права от 26 января 1998 г. данная норма была дополнена словами "передать в пользу третьего лица". Это было сделано по примеру Проекта Уголовного кодекса 1962 г., в котором предлагалось квалифицировать как кражу действия, связанные с завладением чужой движимой вещью с намерением как незаконно присвоить ее самому, так и передать в пользу третьего лица. До принятия новой редакции данной нормы судебная практика часто сталкивалась со случаями, когда как кражу нельзя было квалифицировать действия субъекта преступного деяния, если он совершал их без намерения самому присвоить предмет кражи. Например, официант завладевает деньгами посетителя ресторана с целью отдать их владельцу этого заведения для того, чтобы укрепить свой авторитет добросовестного наемного работника в глазах хозяина*(470). Сейчас же подобные случаи, даже совершенные из альтруистических побуждений, квалифицируются как кража. Необходимо сказать, что по смыслу нормы под вещами понимаются только физические предметы, имеющие материальную стоимость. Движимыми, по смыслу Кодекса, являются вещи, которые могут быть любым образом перемещены. Чужой признается вещь, являющаяся собственностью другого лица. Состав кражи считается оконченным с момента изъятия чужой движимой вещи с намерением незаконно присвоить ее самому или передать в пользу третьего лица.
Шестым законом о реформе уголовного права были изменены и иные составы разд. 19 УК ФРГ. Так, в связи с возросшим числом квартирных краж признак "кража, связанная с проникновением в квартиру", был изъят из § 243 УК. В настоящее время он рассматривается в качестве признака квалифицированной кражи (п. 3 абз. 1 § 244), наряду с такими, как кража с использованием оружия, или кража, совершенная бандой. При этом под бандой в теории германского уголовного права понимается соответствующая договоренность двух или более лиц, выраженная в любой форме, о совершении нескольких самостоятельных или связанных между собой преступных деяний. Конкретно сколько и каких преступлений может быть совершено, не определено. Главное для квалификации действий виновных по данной норме является договоренность о совершении разбоев или краж. Причем связь между соучастниками должна быть постоянной и устойчивой. Это же понятие "банда" применяется и при разбое, совершенном бандой.
Специфическим привилегированным составом кражи является кража из семьи, т.е. у своего родственника, опекуна, попечителя либо у лица, с которым виновный проживает под одной крышей. Причем данное деяние преследуется только на основании жалобы потерпевшего.
На основании абз. 1 § 246 УК (новая редакция которого была принята Шестым законом о реформе уголовного права) под присвоением имущества понимаются незаконное присвоение чужой движимой вещи самим лицом или ее передача третьему лицу. Вещь должна быть передана виновному во владение или на хранение либо ему доверена. Предметом преступного посягательства является чужая движимая вещь. Что же касается понятий "передана во владение или на хранение", то в германском уголовном праве они дискуссионны. Под ними могут пониматься как непосредственное обладание вещью, так и хранение этой вещи на законных основаниях у виновного лица. Понятием "если вещь была доверена виновному" охватывается ситуация, когда вещь была передана субъекту данного преступного деяния собственником или третьим лицом с условием использования ее по специальному назначению или возврата через определенное время. Таким образом, в момент присвоения вещь должна находиться на законных основаниях у виновного лица. Только при наличии указанных предпосылок действия последнего могут квалифицироваться по норме § 246 УК.
Составы разбоя и вымогательства предусмотрены в разд. 20 Особенной части Кодекса, который носит одноименное название. Он содержит шесть составов: разбой (§ 249), являющийся основным составом; квалифицированные составы разбоя - § 250 (разбой при отягчающих обстоятельствах) и § 251 (разбой, повлекший смерть потерпевшего); кража, отягощенная насилием (§ 252); вымогательство (§ 253), являющееся основным составом; квалифицированный состав вымогательства - вымогательство, отягощенное насилием (§ 255).
Раздел 20 УК является одним из исключений в системе Особенной части, которая преимущественно строится по признаку специфики правоохраняемого блага. В данном случае составы преступных деяний выделяются в самостоятельный раздел из совокупности иных преступных деяний против собственности и имущества по признаку вида посягательства - насилие или угроза его применения. При этом нормы § 249, 252 УК предусматривают посягательства на собственность, а нормы § 253, 255 УК - посягательства на имущество.
В германской уголовно-правовой доктрине состав разбоя (абз. 1 § 249 УК) определяется следующим образом: "Кто с применением насилия против лица или с применением угрозы реальной опасности для жизни и здоровья лица завладевает чужой движимой вещью с намерением противоправно ее присвоить самому или передать в пользу третьему лицу, наказывается лишением свободы на срок не менее одного года"*(471). Из диспозиции данного параграфа вытекает, что разбой представляет собой самостоятельный вид преступного посягательства, объединяющий в себе признаки кражи и квалифицированного принуждения (§ 240 - применение против лица насилия или применение угрозы реальной опасности для жизни и здоровья). Насилие или угроза его применения являются средством для достижения цели облегчить изъятие вещи и предотвратить или преодолеть сопротивление потерпевшего. Таким образом, разбой - это изъятие чужой движимой вещи с применением насилия или угрозы его применения с целью завладения вещью. Поэтому разбой одновременно является посягательством и на собственность посредством указанных в § 249 УК действий, и на личность, в отношении которой применяется принуждение. В связи с этим охраняемыми данной нормой правовыми благами являются отношения собственности, связанные с обладанием вещью, и личная свобода. Доктриной германского уголовного права разбой отнесен к деликтам против собственности.
По Уголовному кодексу ФРГ разбой считается оконченным с момента изъятия чужой движимой вещи с намерением противоправно ее присвоить себе или передать в пользу третьего лица.
Параграф 250 УК устанавливает уголовную ответственность за разбой при отягчающих обстоятельствах. Для квалификации действий виновного по абз. 1 § 250 достаточно, чтобы по п. 1 подп. b этого параграфа исполнитель или другой соучастник разбоя только имели при себе оружие или иное опасное орудие, т.е. умысла на преодоление сопротивления уже не требуется. Пункт 2 названного подп. b в новой редакции предусматривает, что исполнитель или другой соучастник разбоя должны иметь при себе оружие или иное орудие или средство с так называемым умыслом на преодоление сопротивления. Эта норма содержит и иные признаки квалифицированного разбоя (например, разбой, связанный с опасностью причинения тяжкого вреда здоровью и связанный с опасностью причинения смерти, физическое истязание лица при совершении разбоя и применение исполнителем или другим соучастником разбоя оружия или другого опасного орудия)*(472).
Параграф 251 УК предусматривает состав разбоя, повлекшего за собой смерть потерпевшего. Для квалификации действий виновного по данной норме не требуется наступления смерти потерпевшего или иного лица в момент применения насилия при разбое, достаточно того, чтобы смерть указанных лиц была связана причинно-следственной связью с насилием и наступила до момента окончания разбоя. Смерть должна быть причинена потерпевшему, по меньшей мере, легкомысленно. Понятие "по меньшей мере" было введено в данную норму, как и в § 176b, 178, 306c УК, Шестым законом о реформе уголовного права. Это объясняется определенными трудностями, возникающими в судебной практике, которые связаны с квалификацией действий виновного по данной норме и заключаются в решении вопроса, возможна ли в данном случае умышленная форма вины. Большой Сенат по уголовным делам в своем решении положительно ответил на данный вопрос*(473). Новая редакция данной нормы допускает как умышленную, так и неосторожную форму вины (легкомыслие) по отношению к смерти потерпевшего.
Что же касается § 252 УК (кража, отягощенная насилием), то, по мнению германских правоведов, эта норма не является квалифицированным случаем кражи, а представляет собой специальный деликт, сходный по своей опасности с разбоем. Основное отличие разбоя (§ 249 УК) от кражи, отягощенной насилием, состоит в цели использования насилия или угрозы реальной опасности для жизни и здоровья: в первом случае - для изъятия чужой движимой вещи с намерением противоправно ее присвоить, во втором - с целью удержать в своем обладании краденую вещь. Это вытекает из законодательной формулировки § 252: "Если лицо, совершившее кражу, застают на месте преступления и оно применяет против другого лица насилие или реально угрожает жизни и здоровью с целью удержать в своем обладании краденые вещи, оно наказывается как за разбой". Причем по смыслу данной нормы кража должна быть окончена.
В рассматриваемом разделе предусмотрены также два состава, связанные с вымогательством - § 253 и § 255 УК. Оба деликта являются имущественными преступными деяниями. Охраняемое данными нормами правовое благо - имущество лица как таковое. Для квалификации действий виновного по § 253 достаточно использования им любого средства принуждения, § 255 предусматривает только квалифицированные средства принуждения, характерные для разбоя.
Абзац 1 § 253 УК устанавливает: "Кто с применением насилия или с угрозой причинения значительного вреда противоправно принуждает лицо к совершению какого-либо действия, претерпеванию каких-либо неудобств или к бездействию и тем самым причиняет вред имуществу потерпевшего или другого лица для незаконного обогащения себя или третьего лица, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет или денежным штрафом". Для оконченного состава вымогательства достаточно того, чтобы в результате принуждения был причинен вред имуществу потерпевшего или другого лица.
Параграф 255 УК (вымогательство, отягощенное насилием) описывает не квалифицированный состав вымогательства, а специальный деликт (как и § 252 УК), сходный по своей опасности с разбоем. Это опять же объясняется тем, что, по смыслу § 255, "вымогательство совершается с применением насилия или применением угрозы реальной опасности для жизни или здоровья потерпевшего".
Составы мошенничества и преступного злоупотребления доверием объединены в разд. 22 Особенной части Кодекса ФРГ. В нем расположены исключительно имущественные преступные деяния, в том числе мошенничество (§ 263); компьютерное мошенничество (§ 263а); получение субсидии путем мошенничества (§ 264); мошенничество при капиталовложении (§ 264а); злоупотребление страхованием (§ 265); получение выгоды путем обмана (§ 265а); мошенничество, связанное с получением кредита (§ 265b); преступное злоупотребление доверием (§ 266); утаивание и растрата заработной платы (§ 266а); злоупотребление чеками и кредитными картами (§ 266b).
На основании абз. 1 § 263 за мошенничество наказывается тот, "кто, действуя с намерением получить для себя или третьего лица имущественную выгоду, причиняет вред имуществу другого лица путем сообщения неправильных фактов или искажения или сокрытия подлинных фактов и вводит в заблуждение или поддерживает заблуждение потерпевшего". Правоохраняемым благом в данном случае является имущество потерпевшего в своей целостности, т.е. совокупность всех экономических благ лица. Форма сообщения неправильных фактов или искажения либо сокрытия подлинных может быть любой (например, ложные словесные заявления виновного лица либо действия в виде подмены ценников на товаре в магазине). Неправильными считаются любые, не соответствующие объективной действительности, факты. Искажение подлинных фактов понимается как изменение их содержания полностью, так и добавление какой-либо информации, частично изменяющей сущность данного факта, либо умалчивание о его отдельных существенных характеристиках. Введение в заблуждение может выражаться в форме действия и бездействия. В результате указанных выше преступных действий должен наступить для потерпевшего имущественный ущерб, который находится в причинно-следственной связи с действиями. Умыслом виновного должны охватываться все признаки данного состава.
Состав компьютерного мошенничества, расположенный в разд. 22 Уголовного кодекса, примыкает к составу мошенничества. Параграф 263а законодательно устанавливает новую форму специфических манипуляций, направленных на причинение вреда чужому имуществу. При этом в заблуждение вводится человек не непосредственно, а путем использования компьютерной техники.
На основании § 263а наказывается тот, "кто умышленно или с намерением создать для себя или третьего лица противоправную имущественную выгоду наносит ущерб другому лицу таким образом, что влияет на результат обработки данных путем создания неправильных программ, использования неправильных или неполных данных, неправомочным использованием данных или иным образом неправомерно воздействуя на данный процесс". Покушение наказуемо.
Нужно отметить, что Уголовный кодекс ФРГ не раскрывает понятие "обработка данных". Это задача правоприменительной практики и науки. По единодушному мнению правоведов Германии, обработка данных представляет собой кодированную информацию*(474). К ней относятся все технические процессы, которые посредством восприятия данных, их записи и использования во взаимодействии друг с другом в программе приводят к определенному результату в работе. Понятие "влияет", по смыслу § 263а УК, означает такое воздействие на процесс обработки данных, в результате которого лицо получает доступ к процессу компьютерной их обработки, контролирует его и уничтожает данные, содержащие предписания по распоряжению имуществом.
Непосредственным результатом такого воздействия является нанесение ущерба чужому имуществу. Сознанием лица, совершающего преступное деяние, должно охватываться получение имущественной выгоды для себя или третьего лица в результате манипуляций в процессе компьютерной обработки данных и неправомерного воздействия на него.
Диспозиция § 263а УК предусматривает пять различных видов компьютерного мошенничества. Основной из них - неправильное создание программ и использование неправильных и неполных данных. Неправильной, по смыслу данной нормы, является создание такой программы, при которой лежащая в ее основе поставленная задача не может быть достигнута.
В Уголовном кодексе ФРГ, как уже отмечалось, предусмотрены и иные виды преступных посягательств, связанных с мошенничеством*(475).
Состав преступного злоупотребления доверием, предусмотренный § 266 УК, устанавливает уголовную ответственность за: "1) злоупотребление предоставленными ему по закону, властному предписанию или по сделке правами по распоряжению чужим имуществом или возложение на другое лицо обязанности совершать такие действия, или 2) нарушение обязанности по соблюдению чужих имущественных интересов, возложенных на него законом, властным предписанием, по сделке или в силу доверительных отношений, если этими действиями причиняется ущерб лицу, чьи имущественные интересы виновный должен защищать". В этой норме называются две разновидности состава злоупотребления доверием. Правоохраняемым благом является имущество лица, чьим доверием виновный злоупотребляет.

§ 4. Преступления против интересов государства

В Англии, в наиболее авторитетных курсах уголовного права, такие государственные преступления, как измена, подстрекательство к мятежу, шпионаж, выделяются в самостоятельную категорию под названием либо "преступления против безопасности государства" (Смит и Хоган), либо "преступления против короны и правительства" (Хупер). Английский юрист Хэлсбери выделяет специальную группу преступлений - против правительства и общества. К таковым он относит 18 категорий преступлений: против королевской власти; против общественного спокойствия (призыв к мятежу и неповиновению, создание противозаконных обществ, незаконное ношение военной формы и т.п.); незаконное владение огнестрельным оружием; разглашение государственной тайны; преступления против: должностных лиц, правосудия, собственности и полномочий королевской власти, иностранных государств, религии, брака и семьи, чести и морали, публичного здравия и безопасности, профсоюзов и предпринимателей, а также бродяжничество и др.
В 9-м издании английского курса Кросса и Джонса "Введение в уголовное право" (1980 г.), вышедшего после смерти авторов под редакцией Карда, выделена самостоятельная глава "Политические преступления", объединившая измену, терроризм, подстрекательство к мятежу и разглашение государственной тайны*(476).
В законодательстве Англии ответственность за государственные преступления предусмотрена специальными законами, отдельные из которых приняты еще в XIV-XIX вв.: Законом о государственной измене 1351 г., Законами об охране государственной тайны (официальные секреты) 1911, 1920, 1939, 1989 гг., Законом о фальшивомонетничестве 1981 г. и др. Ответственность за некоторые преступления до сих пор наступает по общему праву (например, за недонесение об измене).
Закон о государственной измене 1351 г. впервые ввел в английское уголовное право понятия "великая" и "малая" измены. Государственным преступлением признавалось первое преступление, под которым понималось нарушение верности со стороны подданных по отношению к королю (королеве)*(477). Этот Закон ограничивал "великую" измену семью следующими случаями:
1. Умышление смерти короля, королевы либо старшего сына и наследника. "Явным действием"*(478) для данного преступления, которое давало основания для привлечения лица к уголовной ответственности, признавалось любое действие, подтверждающее намерение. Такая форма измены была вменена в вину убийцам короля Карла I, которому изменники отрубили голову. При этом отсечение королю головы - это лишь "явное действие", подтверждающее "умышление". Эта форма измены, как отмечают английские юристы, не может состоять в обычных словах, например, в призывах к мятежу или насилию (за исключением сговора, который признается преступлением). Явное действие, по их мнению, будет в том случае, когда эти слова либо предшествуют преступлению, либо способствуют осуществлению намерения, допустим, при подстрекательстве. Слова, побуждающие конкретное лицо к убийству короля (королевы), рассматриваются как "явное действие" великой измены.
Так называемые написанные слова чаще всего рассматриваются как "явное действие", даже если они не связаны с каким-либо дальнейшим поведением, направленным на измену. Это объясняется тем, что письменная речь четко выражена и имеет более устойчивую форму. Однако английские юристы спорят по поводу того, можно ли считать "явным действием" само написание слов, если они не публикуются и не доводятся до сведения других лиц.
В этом плане примечательны следующие дела, излагаемые в курсах английского уголовного права при анализе данной формы измены*(479). В 1615 г. священник Эдуард Пичэм был признан виновным в измене на основании некоторых выдержек из проповеди, найденной в его кабинете, которая не была произнесена. Пичэм не был казнен, поскольку умер в тюрьме. В 1683 г. некий Сидни был признан виновным в измене на основании найденной в его доме старой неопубликованной рукописи, в которой он давал толкование суверенитета. Сидни был казнен, но его осуждение было впоследствии отменено Парламентом. Ни один из приведенных случаев не получил значения прецедента.
2. Изнасилование супруги короля, его незамужней старшей дочери или жены его старшего сына и наследника. По Закону 1351 г. изнасилование может иметь место даже при согласии женщины. Так, в период царствования Генриха VIII были казнены две королевы - Анна Болейн и Екатерина Говард, согласившиеся на домогательства своих любовников. Эти особы королевской фамилии в полной мере разделили ответственность за измену.
3. Ведение войны против короля в его королевстве. При этом понятие "война" не соответствует принятому в международном праве и предполагает "всякое связанное с насилием возмущение, произведенное значительным числом людей, которое направлено к достижению цели не частного, но общего характера"*(480), например, освобождение заключенных всех тюрем, а не одного заключенного. Для привлечения к ответственности за данное преступление не требуется, чтобы виновные были организованы по типу военной структуры и имели военное вооружение. Этот вид измены отличается от массовых беспорядков по цели. Интересно дело Дэмэри (1709 г.), рассмотренное в период царствования королевы Анны. Массовые беспорядки, целью которых было разрушение всех молитвенных домов диссидентов, были расценены как измена, поскольку представляли собой попрание Закона о терпимости, легализовавшего молитвенные собрания диссидентов. Следовательно, выступления большого числа людей и открытое применение силы могли привести к тому, что Закон стал бы недействительным.
4. Переход на сторону врагов короля в его королевстве путем оказания им помощи и содействия в королевстве или ином месте. Слово "враги" в данном случае понимается буквально и обозначает лиц, принадлежащих к воюющим государствам. В связи с этим оказание помощи мятежникам против короля или пиратам не образует измены этого вида, хотя в подобных случаях возможно предъявление обвинения в совершении измены третьей формы, т.е. ведении войны против короля в его королевстве.
5. Убийство канцлера, главного казначея или королевского судьи при исполнении ими своих служебных обязанностей.
6. Подделка королевской печати.
7. Фальшивомонетничество, которое впоследствии стало предметом регламентации отдельного Закона 1981 г.
Понятие "великая измена" предполагало ее совершение английским подданным, поэтому иностранец не мог быть субъектом данного преступления. Так, было прекращено дело в отношении королевы - жены Георга IV по обвинению ее в прелюбодеянии, поскольку действия, которые вменялись в вину королеве, предполагались совершенными за границей, потому что ее любовник был иностранцем, никогда не бывавшим на английской территории.
В XV в. понятие "государственная измена" были включены "преступный сговор" на совершение государственного преступления и некоторые другие действия. Позднее перечень форм измены неоднократно дополнялся.
Первоначально все формы измены карались смертной казнью с конфискацией имущества*(481), однако в XIX в. была проведена гуманизация ответственности за государственные преступления. Так, законом 1848 г. была отменена смертная казнь за "ведение войны против короля в его королевстве", в 1870 г. отменена конфискация. В настоящее время большая часть государственных преступлений относится к так называемым арестным преступлениям, наказание за которые составляет от пяти лет лишения свободы до пожизненного.
Из других государственных преступлений следует назвать призыв к мятежу, который может состоять в высказываниях или публикациях. Это преступление, караемое по общему праву, совершается с намерением вызвать ненависть или презрение к Его (Ее) Величеству, наследникам или преемникам, либо к законно установленному правительству и государственному строю Соединенного Королевства, либо к любой из палат парламента, либо к отправлению правосудия.
В Законе 1934 г. о возбуждении недовольства установлена ответственность "за всякую злоумышленную попытку отвратить какое-либо лицо, входящее в состав вооруженных сил Его Величества, от выполнения его долга или от верности Его Величеству". Совершение этого преступления влечет наказание в виде тюремного заключения сроком до двух лет и (или) штраф.
Законами об охране государственной тайны 1911, 1920, 1939, 1989 гг. предусмотрена ответственность за шпионаж и незаконное раскрытие государственной тайны. При этом речь идет о самых разных преступлениях: о незаконном приближении к запретным местам; о незаконной передаче с целью причинения ущерба безопасности государства документов или сведений, которые могут быть использованы врагом; о непринятии разумных мер заботыо секретных служебных документах; об укрывательстве шпионов; о незаконном использовании служебной формы и т.п. Виды подобных преступлений многочисленны, и их субъектом может быть любое лицо - как подданный Англии, так и иностранец.
В США понятие государственного преступления трактуется достаточно широко.
Р.Перкинс, автор книги "Уголовное право"*(482), в раздел "Преступления, затрагивающие суверенитет или отправление правительственных функций", включил в число таких преступлений измену государству, ложный донос, взяточничество, злоупотребление служебным положением, побег из места лишения свободы и др.
М.Бассиоуни, автор курса "Материальное уголовное право", в разделе "Преступления против суверенитета и публичного спокойствия" объединил преступления, которые посягают на "само существование правительственной власти" либо препятствуют правильному и справедливому отправлению государственных дел*(483).
В США издается немало уголовных курсов, где государственные преступления вообще не исследуются, поскольку, как полагают авторы, эти вопросы относятся к области конституционного права или даже политики.
Ответственность за государственные преступления регламентируется в основном федеральными актами, включая Конституцию США.
В разд. 18 Свода законов США нет специальной главы, посвященной преступлениям против безопасности государства. Они рассредоточены по разным главам федерального Уголовного кодекса: измена, мятеж и подрывная деятельность (гл. 115); шпионаж (гл. 37); посягательства на Президента США и лиц, которые при определенных условиях могут занять эту должность (гл. 84); посягательства на членов Конгресса (гл. 18); саботаж (гл. 105).
Измена государству занимает центральное место в системе государственных преступлений. Измена - единственное преступление, ответственность за которое предусмотрена в Конституции США 1787 г. Согласно разд. 3 ст. III Конституции "под изменой Соединенным Штатам понимается ведение войны против них или присоединение к их врагам, оказание им помощи и услуг." В этой же статье говорится: "никто не может быть признан виновным в измене, если это не будет подтверждено показаниями двух свидетелей инкриминируемого акта или собственным признанием в открытом судебном заседании". Это определение измены в общих чертах воспроизводится и в § 2381 разд. 18 Свода законов США.
Таким образом, изменой являются ведение войны против США либо присоединение к их врагам, выраженное в "оказании им помощи или содействия".
В практике американских судов предпринимались попытки расширительного толкования понятия "ведение войны" и отнесения к нему случаев насильственного сопротивления властям. Так, обвинение в государственной измене было предъявлено руководителям забастовки рабочих сталеплавильной промышленности в Хомстеде (Пенсильвания) в 1892 г., поскольку они якобы организовали "малую войну" (столкновения с властями). Фактически столкновения были спровоцированы предпринимателями.
Понятие "враги" также трактуется широко. Оно предполагает не только государства, которые находятся в состоянии войны с США, но и "любые враждебные им силы государства или людей".
"Оказание помощи или содействия" означает любую активную форму помощи, материальную или психологическую поддержку (покупка и снаряжение корабля для мятежников, выдача врагу дезертиров, выступление по вражескому радио и т.д.). Этот признак подвергается критике со стороны прогрессивных юристов из-за его неопределенности.
По федеральному Уголовному кодексу (§ 2381) субъектом данного преступления может быть только лицо, "обязанное хранить верность Соединенным Штатам". К числу таких лиц, согласно доктрине и судебной практике, относится любой гражданин США, где бы он ни находился. При этом не имеет значения, каким образом он получил американское гражданство: в силу рождения или натурализации.
Согласно Конституции "Конгресс имеет право определять наказание за измену, но осуждение за измену не должно влечь за собой лишения гражданских прав или конфискации имущества иначе как при жизни виновного лица". До 1872 г. за эти преступления назначалась смертная казнь. В настоящее время наряду со смертной казнью возможны лишение свободы на срок не менее пяти лет и штраф в размере не менее 10 тыс. долларов, а также лишение права занимать федеральные должности (§ 2381). В уголовных кодексах отдельных штатов предусмотрена ответственность за измену штату.
Ответственность за мятеж и повстанческую деятельность как самостоятельное преступление, примыкающее к измене государству, впервые была введена во время Гражданской войны законом от 17 июля 1862 г. Действующий федеральный Уголовный кодекс воспроизводит положения названного закона (§ 2383 разд. 18 Свода законов США): "Тот, кто подстрекает, побуждает, помогает или непосредственно участвует в мятеже или повстанческой деятельности против властей Соединенных Штатов или их законов, карается лишением свободы на срок до 10 лет и штрафом". Эти виды государственных преступлений были включены в Кодекс с целью установления менее суровой ответственности за их совершение по сравнению с изменой.
В Уголовном кодексе предусмотрена ответственность и за сговор с целью подстрекательства к мятежу (§ 2384). Сговор определяется как соглашение двух или более лиц, имеющих целью "насильственно свергнуть, устранить или уничтожить правительство Соединенных Штатов, либо вести войну против них, либо оказать насильственное сопротивление властям Соединенных Штатов". Данный сговор наказывается строже, нежели участие в мятеже и повстанческая деятельность, - лишением свободы на срок до двадцати лет и штрафом (до 1956 г. - лишение свободы на срок до шести лет и штраф).
Все судебные прецеденты по мятежу и повстанческой деятельности относятся к периоду Гражданской войны (1861-1865 гг.). Норма об ответственности за сговор с целью подстрекательства к мятежу использовалась гораздо чаще.
На основе § 2384 федерального Уголовного кодекса в 1955 г. были осуждены борцы за независимость Пуэрто-Рико, обвиненные в сговоре с целью убийства президента США и некоторых членов Конгресса. После разбирательства этого судебного дела резко повысилось наказание, предусмотренное § 2384 (до двадцати лет).
В истории уголовного законодательства США § 2383 и 2384 УК явились переходом от признания преступными лишь строго определенных конституцией изменнических действий к установлению ответственности за так называемую подрывную деятельность. Конструкция "сговора" во втором из указанных составов позволяет привлекать к ответственности и за подготовку к свержению правительства, и за деятельность, выражающуюся в одних только "словах или призывах".
Ответственность за шпионаж и тождественные ему преступления установлена не только разд. 18 Свода законов США, но и разд. 50 "Война и национальная безопасность" и другими разделами. Нормы отличаются казуистичностью, особенно при перечислении секретных объектов либо способов собирания, хранения или передачи информации.
Признаки шпионажа названы в § 794 гл. 37 разд. 18 Свода законов США. Он предполагает: передачу или попытку передачи иностранному правительству, его агентам или гражданам "информации, относящейся к национальной обороне", если лицо действовало с намерением причинить ущерб Соединенным Штатам или, имея основания полагать, что это причинит ущерб Соединенным Штатам либо принесет выгоду иностранному государству.
Это преступление наказывается смертной казнью либо лишением свободы на любой срок или пожизненно. Таким образом, за шпионаж предусмотрена более строгая ответственность, чем за измену.
В федеральном законодательстве предусматривается ответственность и за другие преступления, сходные по объективной стороне со шпионажем. Так, лишением свободы на срок до десяти лет или штрафом наказываются следующие действия: 1) собирание информации, относящейся к национальной обороне при указанных выше целях; 2) получение такой информации; 3) передача ее любому лицу, не уполномоченному на ее получение (в отличие от собственно шпионажа здесь информация передается не иностранным государству, агентам или гражданам, а иным лицам); 4) утрата содержащего такую информацию документа в результате грубой небрежности; 5) несообщение начальнику об его утрате (см. § 793 разд. 18 Свода законов США).
По федеральному законодательству наступает ответственность и за незаконное фотографирование или зарисовку важных оборонных объектов, за публикацию таких снимков, рисунков и т.д. Согласно § 795-797 разд. 18 Свода законов США такие действия, независимо от их цели и мотивов, наказываются лишением свободы на срок до одного года или штрафом.
Многие из вышеперечисленных преступлений практически не применяются в судебной практике и не вызывают больших споров у юристов. Однако в 70-е гг. развернулась дискуссия по поводу того, следует ли наказывать действия, которые имеют целью публикацию секретной информации или в другой форме раскрытие ее американцам, но не преследуют традиционно понимаемых целей шпионажа. Поводом к обсуждению стало судебное дело Эллсберга и Руссо, которые в 1972 г. опубликовали в газете "Нью-Йорк таймс" некоторые документы Пентагона с целью разоблачения высших чинов. Дело было прекращено по формальным основаниям в 1974 г., однако министерство юстиции США дало толкование норм о секретной информации, согласно которому § 793 федерального Уголовного кодекса охватывает публикацию и другое неразрешенное раскрытие любой относящейся к национальной обороне информации, которую правительство считает нужным держать в секрете. Правовой комитет Сената занял ту же позицию и заявил, что для привлечения к ответственности за разглашение секретной информации вовсе не требуется намерения причинить ущерб. Достаточно осознания лицом важности информации, поскольку в данном случае речь идет о таких профилактических мерах, которые позволяют исключить попадание секретного материала к врагу, а не о борьбе с активным шпионажем.
В течение многих лет посягательство на жизнь президента не выделялось в качестве самостоятельного вида преступления. Это было связано с тем, что нормы об убийстве были предусмотрены во всех штатах и предусматривали максимально суровые санкции. Однако после убийства в 1963 г. президента США Джона Кеннеди Конгресс США принял закон, установивший самостоятельную ответственность за убийство президента США и лиц, которые при определенных обстоятельствах могут выполнять его функции, например, вице-президент, лицо, избранное на должность президента, но еще не вступившее в должность, и др. Расследование и судебное разбирательство таких дел входят в исключительную компетенцию федеральных органов (ФБР и судов федеральной системы).
В федеральном Уголовном кодексе этому преступлению посвящен § 1751 "Убийство, похищение и нападение на президента". Убийство указанных лиц наказывается в зависимости от обстоятельств преступления: если оно признается тяжким убийством 1 степени - смертной казнью или пожизненным лишением свободы; если тяжким убийством 2 степени - пожизненным заключением или лишением свободы на любой срок; если простым убийством - лишением свободы на срок до десяти лет, за неосторожное убийство - на срок до трех лет или штрафом. Ответственность никак не связана с мотивами и целями преступления. Поэтому даже убийство на бытовой почве или по неосторожности в результате автотранспортного происшествия наказывается по данным нормам об убийстве названных должностных лиц.
Похищение президента или указанных лиц наказывается лишением свободы на любой срок или пожизненно, а нападение на них - лишением свободы на срок до десяти лет или штрафом (§ 1751).
Покушение на убийство или похищение президента, а также за сговор с целью убийства или похищения наказываются лишением свободы пожизненно или на любой срок.
В 1971 г. аналогичные нормы, касающиеся преступлений против членов Конгресса, были включены в федеральный Уголовный кодекс (§ 351 "Убийство, похищение или нападение на члена Конгресса"). Признаки преступлений и санкции за их совершение совпадают.
Во Франции ответственность за государственные преступления регламентирована Книгой IV "Преступления и проступки против нации, государства и общественного спокойствия" Уголовного кодекса. Объектами данных преступлений являются интересы, связанные с независимостью и безопасностью Франции, целостностью ее территории, республиканской формой организации государственных институтов, средствами обороны и дипломатии, защитой французского населения внутри страны и за ее пределами, экологическим равновесием, главными элементами ее научного и экономического потенциала, а также культурным достоянием (ст. 410-1).
Открывает названную Книгу глава, предусматривающая ответственность за измену и шпионаж. При этом данные преступления различаются по субъекту. Так, если преступное деяние совершено гражданином или военнослужащим Франции, то оно образует измену, если же другим лицом - шпионаж. Все другие признаки (материальный, психологический) у измены и шпионажа совпадают. К примеру, Уголовный кодекс Франции предусматривает ответственность за сдачу иностранному государству, иностранной организации или организации, находящейся под иностранным контролем, либо их уполномоченным войсковых частей Франции, всей или части национальной территории либо военной техники, сооружений, снаряжения и т.п., предназначенных для национальной обороны. Если это преступление совершено гражданином (военнослужащим) Франции, оно составляет измену, если любым другим лицом - шпионаж.
Кроме того, предусмотрена ответственность и за такие преступления, как: поддержание связей с иностранным государством с целью вызвать военные действия или акты агрессии против Франции; представление иностранному государству средств для военных действий или актов агрессии против Франции; саботаж (уничтожение, повреждение или хищение документов, оборудования, технических устройств, информационных систем и т.д., либо внесение неполадок в их работу, способное причинить вред основополагающим интересам нации); предоставление гражданским или военным органам власти Франции ложной информации с целью оказания помощи иностранному государству, способное причинить вред основополагающим интересам нации, и некоторые другие.
В главе второй книги "Иные посягательства на республиканские институты государственной власти или целостность национальной территории" содержатся такие виды государственных преступлений, как посягательство и заговор. Под посягательством как самостоятельным видом преступного деяния понимается тяжкое государственное преступление, состоящее в совершении одного или нескольких насильственных действий, способных поставить в опасность республиканские институты государственной власти или причинить вред целостности национальной территории (ст. 412-1). Под заговором имеется в виду соглашение нескольких лиц, нашедшее объективное выражение в конкретных действиях, о совершении посягательства, определенного выше, т. е., по существу, приготовление к посягательству.
Конструкция элементов посягательства такова, что ими фактически охватываются любые насильственные действия. Для привлечения к уголовной ответственности не обязательно, чтобы эти действия реально поставили в опасность институты государственной власти, достаточно того, что они могли поставить их в опасность. Это расширяет сферу уголовной ответственности за данное преступное деяние. К тому же за посягательство предусмотрено максимальное наказание - тридцать лет лишения свободы за простое посягательство и пожизненное заточение за посягательство, совершенное публичным должностным лицом.
Под участием в восстании понимается любое коллективное насилие, способное поставить в опасность республиканские институты государственной власти или причинить вред целостности национальной территории (ст. 412-3 УК). Данное государственное преступление по своим объективным признакам тождественно посягательству, поскольку и то, и другое представляют собой насильственные действия, которые могут поставить в опасность государственные институты или причинить вред целостности территории. Различие заключается в том, что восстание - это коллективное, т.е. массовое, насилие, а посягательство - насилие "индивидуальное" либо нескольких лиц. Строго наказываются не только применение открытой силы, разрушение зданий, сооружение баррикад и оборонительных укреплений полевого типа (окопов), но и обеспечение восставших продовольствием, призыв восставших к объединению и даже выполнение любой работы по противодействию мероприятиям, осуществляемым государственными силами. Организатор или руководитель восстания карается пожизненным заточением и штрафом в размере 5 млн. франков.
К государственным преступлениям относятся и посягательства на безопасность Вооруженных Сил Франции: подстрекательство французских военнослужащих к переходу на службу к иностранному государству, к неповиновению, деморализация армии, воспрепятствование передвижению личного состава или военной техники и др. Все эти преступные деяния имеют общую цель - причинение вреда национальной защите. Причинение реального вреда не является необходимым условием наступления уголовной ответственности за это преступление.
Уголовный кодекс Франции предусматривает возможность освобождения от наказания или его сокращение в случае деятельного раскаяния виновного. Так, освобождение от наказания установлено для лица, принявшего участие в заговоре, но до осуществления какого бы то ни было уголовного преследования раскрывшего заговор правоохранительным органам и позволившего выявить других его участников.
Сокращение наказания наполовину предусмотрено для исполнителей и соучастников таких преступлений, как поддержание связей с иностранным государством с целью вызвать военные действия или акты агрессии против Франции; собирание с целью передачи иностранному государству объектов, использование, распространение или разглашение которых может причинить вред основополагающим интересам нации, при условии, что эти лица, добровольно известив административные или судебные органы о совершенном или совершаемом преступлении, способствовали пресечению преступных действий или недопущению гибели людей или их хронических заболеваний, а также установлению в случае необходимости других виновных. В случае, когда за преступление предусматривается пожизненное лишение свободы, оно сокращается до двадцати лет.
Ответственность за посягательства на основополагающие интересы нации могут нести и юридические лица, для которых помимо штрафа, размер которого достигает 25 млн. франков, предусмотрены дополнительные наказания, лишающие юридическое лицо определенных прав.
Особенная часть Уголовного кодекса ФРГ начинается с норм о преступных деяниях против интересов государства. Система преступных деяний против интересов государства включает в себя: измену миру; государственную измену; угрозу демократическому правовому государству; измену родине и угрозу внешней безопасности; преступные деяния против иностранных государств; преступные деяния против конституционных органов, а также связанные с выборами и голосованием; преступные деяния, направленные против обороны страны; сопротивление государственной власти.
Составы измены миру, государственной измены и создания угрозы демократическому правовому государству предусмотрены в разд. 1 Особенной части Уголовного кодекса ФРГ. Это единственный раздел Особенной части, содержащий главы: "Измена миру" (§ 80-80а), "Государственная измена" (§ 81-83а) и "Угроза демократическому правовому государству"; "Общие предписания". Правоохраняемым благом в главах первой и второй разд. 1 признаются территориальная и конституционная целостность Федерации и федеральных земель. В этих нормах определяются следующие преступные деяния: подготовка агрессивной войны (§ 80); подстрекательство к агрессивной войне (§ 80а); государственная измена Федерации (§ 81); государственная измена федеральной земле (§ 82); приготовление к государственной измене (§ 83).
В качестве примера рассмотрим признаки некоторых из перечисленных посягательств.
Уголовному кодексу ФРГ известно несколько составов, связанных с государственной изменой. Наиболее тяжким является состав государственной измены Федерации. Норма об ответственности за это преступление (§ 81) состоит из двух частей: абзац 1 в качестве объекта посягательства называет целостность ФРГ, абз. 2 - основанный на Конституции ФРГ конституционный строй. На основании § 81 за государственную измену Федерации наказывается тот, "кто с применением насилия или с угрозой его применения пытается: 1. нарушить целостность ФРГ или 2. изменить основанный на Конституции ФРГ конституционный строй; наказание установлено в виде пожизненного лишения свободы или лишения свободы на срок не менее десяти лет".
Признак "изменение конституционного строя" включает в себя любые действия, например, ликвидацию конституционного органа. Для квалификации действий виновного по данной норме недостаточно, однако, воспрепятствования деятельности конституционного органа.
Смежным является состав государственной измены федеральной земле. Сходство этих составов заключается в объективной стороне, поскольку предполагает совершение таких же изменнических действий, как и § 81 УК. Отличие заключается в объектах посягательства: объектом государственной измены федеральной земле по абз. 1 ст. 81 УК является целостность федеральной земли, а по абз. 2 - основанный на Конституции земли конституционный порядок. Действия же, направленные на нарушение целостности федеральной земли, заключаются в попытках присоединения территории земли целиком или частично к другой земле ФРГ или отделить от земли часть ее территории.
Составы, включенные в третью главу "Угроза демократическому государству" разд. 1 Особенной части Кодекса, условно можно разделить на три группы:
1) преступные деяния, связанные с поддержкой запрещенных партий, объединений и т.п. (§ 84-86а);
2) посягательства, угрожающие государству (саботаж, антиконституционное воздействие на бундесвер и органы общественной безопасности (§ 87-89);
3) преступные деяния, связанные с оскорблением государства, его высших должностных лиц и конституционных органов (§ 90-90b).
Охраняемым данными нормами правовым благом является конституционный строй ФРГ. К соответствующим преступлениям относятся: продолжение деятельности партии, объявленной противоречащей Конституции (§ 84); нарушение запрета на объединения (§ 85); распространение пропагандистских материалов организаций, являющихся неконституционными (§ 86); использование знаков неконституционных организаций (§ 86а); агентурная деятельность в целях саботажа (§ 87); антиконституционный саботаж (§ 88); антиконституционное воздействие на бундесвер и органы общественной безопасности (§ 89); оскорбление федерального Президента (§ 90); оскорбление государства и его символов (§ 90а); нарушающие Конституцию оскорбления высших органов государственной власти, предусмотренных Конституцией (§ 90b).
Типичным примером составов данной группы является преступление, предусмотренное в § 84 УК. Он устанавливает уголовную ответственность за деятельность лица, направленную на поддержание организационного единства партии, объявленной Федеральным конституционным судом неконституционной (п. 1 абз. 1), либо партии, в отношении которой Федеральный Конституционный суд установил, что она является организацией, подобной запрещенной партии (п. 2 абз. 1). Этот параграф Кодекса тесно пересекается с нормами абз. 2 ст. 21 Основного закона (Конституции) ФРГ, 46 Закона о Федеральном Конституционном суде, § 2, абз. 2 и § 33 Закона о партиях ФРГ.
На основании § 84 УК организацией, подобной запрещенной партии, является партия, которая преследует антиконституционные цели и выполняет задачи партии, запрещенной Федеральным Конституционным судом. Преступной, по смыслу абз. 1 § 84 УК, считается любая деятельность, направленная на сохранение организационного единства такой партии. К уголовной ответственности привлекаются организаторы партии или подстрекатели к указанной выше деятельности. Под организатором понимается лицо, играющее в партии ведущую роль, под подстрекателем - лицо, которое духовно или материально воздействует на руководство партии. На основании абз. 2 § 84 УК наказываются за подобную деятельность член данной партии (п. 1 абз. 1) или лицо, не являющееся ее членом, но поддерживающее организационное единство партии. Указанная деятельность должна проводиться на территории действия Уголовного кодекса ФРГ.
Параграф 86 УК устанавливает уголовную ответственность за распространение на территории действия Уголовного кодекса ФРГ пропагандистских материалов организаций, являющихся неконституционными, за производство их для распространения на этой территории или вне ее пределов, заготавливание или ввоз подобных материалов. Диспозиция данной нормы была расширена Законом об информационной и коммуникационной службе от 22 июля 1997 г.*(484). Уголовно наказуемыми, помимо перечисленных выше, стали действия, в результате которых становятся доступными общественности находящиеся в банке данных пропагандистские материалы организаций, являющихся неконституционными.
Понятие "саботаж" в Уголовном кодексе ФРГ не дается, однако отдельные преступления, связанные с саботажем, описываются. Так, на основании § 87 УК за агентурную деятельность в целях саботажа наказывается тот, кто, по поручению правительства, организации или учреждения, расположенных на территории действия Уголовного кодекса ФРГ, выполняет задания для подготовки саботажа, который должен быть совершен на территории ФРГ, если он выполняет указанные в диспозиции данной нормы действия, перечень которых является исчерпывающим. К ним относятся, например, выявление объектов для проведения саботажа, изготовление соответствующих средств, их приобретение. Целью подобной деятельности должно стать умышленное и сознательное выступление против целостности и безопасности ФРГ или против ее конституционных основ. Законом о телекоммуникациях от 17 декабря 1997 г.*(485) был расширен предмет антиконституционного саботажа (§ 88 УК), и теперь им могут быть предприятия и установки, которые: снабжают население водой, светом, теплом и энергией либо вообще жизненно важны для населения; полностью или преимущественно служат целям общественной безопасности или порядка; целям общественного обеспечения (например, почтовые услуги, телекоммуникационные установки).
Раздел 1 Особенной части Уголовного кодекса является самостоятельным элементом ее системы и, как большинство разделов Особенной части, выделяется по признаку специфики правоохраняемого блага. Им являются территориальная и конституционная целостность ФРГ и ее земель, в том числе их конституционный строй.
Ответственность за измену Родине и угрозу внешней безопасности предусмотрена разд. 2 Особенной части Кодекса ФРГ. Эти деяния условно могут быть поделены на преступления, связанные: с изменнической выдачей и разглашением государственной тайны, а также подобные им действия (§ 94-97b, 100а) с различными видами шпионской деятельности, связанной с изменой Родине (§ 98-100). Охраняемым данными нормами правовым благом являются внешняя безопасность и международные отношения ФРГ с иностранными государствами.
В рассматриваемом разделе предусмотрены следующие сос-тавы: измена Родине (§ 94); разглашение государственной тайны (§ 95); изменническое и иное выведывание государственной тайны (§ 96); выдача государственной тайны (§ 97); выдача тайны, не являющейся государственной (§ 97а); разглашение сведений, ошибочно принимаемых за государственную тайну (§ 97b); шпионская агентурная деятельность (§ 98); агентурная деятельность по заданию иностранных секретных служб (§ 99); сношения, создающие угрозу мирному существованию ФРГ (§ 100); изменнический подлог (§ 100а).
Понятие "государственная тайна", являющееся определяющим для данных составов, дается в абз. 1 § 93 УК: "государственной тайной являются факты, предметы или сведения, которые доступны только ограниченному кругу лиц и должны держаться в тайне от иностранного государства, с тем, чтобы предотвратить опасность причинения серьезного вреда внешней безопасности ФРГ". На основании абз. 2 этого параграфа "факты, свидетельствующие о нарушении свободного демократического конституционного строя или сохраняющиеся в тайне по отношению к партнерам ФРГ по договорам, согласованным на межгосударственном уровне, ограничения вооружений, не являются государственной тайной".
Параграф 94 УК предусматривает уголовную ответственность за измену Родине в форме выдачи государственной тайны. Эта норма прежде всего защищает внешнюю безопасность ФРГ. На основании абз. 1 § 94 выдача государственной тайны предполагает: "1) ее сообщение иностранному государству или одному из его посредников или 2) если виновный иным образом делает ее доступной постороннему лицу или публично оглашает государственную тайну для того, чтобы нанести ущерб ФРГ или оказать помощь иностранному государству". Данные действия должны совершаться с целью создания опасности причинения серьезного вреда внешней безопасности ФРГ.
Посторонним лицом признается любой, кто не уполномочен располагать информацией, составляющей государственную тайну.
Квалифицирующими признаками данного состава являются: 1) если виновный злоупотребляет своим ответственным положением, которое особо обязывает его хранить государственную тайну; 2) когда деяние создает опасность особо тяжкого вреда внешней безопасности ФРГ.
Самостоятельный состав (абз. 1 § 96 УК) предполагает приготовление к подобным преступным действиям, которые с объективной стороны заключаются в выведывании государственной тайны.
В отличие от состава измены Родине в форме выдачи государственной тайны § 95 УК устанавливает уголовную ответственность за разглашение государственной тайны. Действия виновного квалифицируются по данной норме, если он делает доступной постороннему лицу государственную тайну или публично оглашает ее, если эта тайна охраняется государственным учреждением либо по его инициативе, и тем самым создает опасность причинения серьезного вреда внешней безопасности ФРГ.
Приготовительные действия, связанные с выведыванием такой тайны, образуют самостоятельный состав (абз. 2 § 96 УК).
Выдача государственной тайны (абз. 1 § 97 УК) с объективной стороны соответствует § 95 УК, однако в данном случае создание опасности причинения серьезного вреда внешней безопасности ФРГ возможно только по неосторожности.
Для второй группы деликтов, указанных в разд. 2 Особенной части Кодекса, типичным является § 98, устанавливающий уголовную ответственность за шпионскую агентурную деятельность. Под агентурной деятельностью понимаются осуществление виновным лицом в пользу иностранного государства деятельности, направленной на выведывание или сообщение государственной тайны, или изъявление готовности к осуществлению подобной деятельности в пользу иностранного государства или одного из его посредников.
Объективная сторона преступления, предусмотренного § 99 УК, характеризуется: либо осуществлением в пользу секретных служб иностранного государства агентурной деятельности, направленной против ФРГ, которая заключается в сообщении и выдаче соответствующих фактов, предметов или сведений, либо изъявлением готовности к осуществлению подобной деятельности в пользу секретной службы иностранного государства или одного из его посредников.
Под секретной службой понимается организованное на государственном уровне учреждение с целью выведывания и сообщения сведений, относящихся к ведению иностранного государства, если эта деятельность засекречена от компетентных органов государства, на территории которого она проводится, и в ней используются конспиративные методы.
Признак направленности агентурной деятельности против ФРГ означает, что эта деятельность не только направлена против политических государственных интересов ФРГ, но может посягать на иные интересы, например, экономические или научные.
Преступные деяния против иностранных государств предусмотрены разделом 3 Особенной части Уголовного кодекса ФРГ. В него входят следующие составы: посягательство на органы или представителей иностранных государств (§ 102), оскорбление органов или представителей иностранных государств (§ 103), повреждение флагов и символов иностранных государств (§ 104).
Данные нормы выполняют двойную защитную функцию: с одной стороны, они защищают органы и институционные образования иностранных государств, с другой - нормальные отношения ФРГ с иностранными государствами, что способствует и защите самой ФРГ.
На основании § 102 УК за посягательство на органы или представителей иностранных государств наказывается тот, кто совершает посягательство на жизнь или здоровье главы иностранного государства, члена его правительства или аккредитованного на территории ФРГ главы иностранного дипломатического представительства, если лицо, подвергшееся нападению, находилось в ФРГ в этом качестве.
Параграф 103 УК содержит специальную норму состава оскорбления. Потерпевшими от данного преступления могут быть глава иностранного государства или член его правительства, который пребывает на территории ФРГ в служебном качестве, а также аккредитованный на территории Федерации глава иностранного дипломатического представительства. Остальные же признаки состава соответствуют норме об оскорблении (§ 185 УК).
На основании абз. 1 § 104 УК за повреждение флагов и государственных символов иностранных государств наказывается тот, кто "удаляет, разрушает, повреждает или делает неузнаваемыми публично вывешенный на основе правовых предписаний или обычая флаг иностранного государства или его государственные символы или совершает в отношении указанных предметов оскорбительное бесчинство".
Преступные деяния, предусмотренные данным разделом Кодекса, могут преследоваться в уголовном порядке на территории ФРГ только при наличии ряда предпосылок: существование нормальных дипломатических отношений ФРГ с соответствующим иностранным государством, на условиях взаимности, а также при наличии ряда процессуальных предпосылок (например, предоставление федеральным правительством полномочий на уголовное преследование субъекта преступного деяния).
Еще одним элементом преступных деяний против интересов государства являются преступные деяния против конституционных органов, а также связанные с выборами и голосованием, предусмотренные разд. 4 Особенной части Уголовного кодекса ФРГ. Раздел включает составы: принуждение конституционных органов (§ 105); принуждение федерального Президента и членов конституционных органов (§ 106); нарушение запрета проводить демонстрации в определенных местах (§ 106а); нарушение деятельности законодательного органа (§ 106b); воспрепятствование осуществлению избирательного права (§ 107); фальсификация результатов выборов (§ 107а); фальсификация документов, относящихся к выборам (§ 107b); нарушение тайны выборов (§ 107с); насильственное воспрепятствование осуществлению избирательного права (§ 108); обман при осуществлении избирательного права (§ 108а); подкуп при осуществлении избирательного права (§ 108b); подкуп депутатов (§ 108с).
Параграфы 105-106b УК определяют преступные посягательства против конституционных органов и их членов, § 107-108d УК в уголовно-правовом порядке защищают выборы.
Охраняемым данными нормами правовым благом является гарантированное государством свободное волеобразование, изъявление воли и гарантированная Конституцией волевая деятельность конституционных органов.
В качестве примера рассмотрим некоторые из составов преступных деяний, предусмотренных разд. 4 Особенной части Кодекса ФРГ.
Параграф 105 "Принуждение конституционных органов" защищает законодательные органы Федерации или федеральной земли, Федеральное собрание, Федеральное правительство, Конституционный суд Федерации или ее федеральной земли или его структурные подразделения (комитеты) от принуждения любого вида. Обязательный признак данного состава - применение насилия или угрозы его применения, в результате чего указанные органы не выполняют свои полномочия или выполняют их определенным образом.
Параграф 106 УК защищает федерального Президента и отдельных членов конституционных органов от различных видов принуждения к невыполнению ими полномочий или к их выполнению определенным образом.
Параграф 106а УК защищает конституционные органы Федерации и федеральных земель, а также Конституционный суд Федерации от проведения демонстраций и иных публичных собраний около зданий этих органов, если имеется соответствующее запрещение. Уголовная ответственность также установлена за нарушение деятельности законодательного органа Федерации или федеральной земли, которое выражается в нарушении предписаний об обеспечении безопасности в зданиях этих органов или на принадлежащих им земельных участках.
Нормы Уголовного кодекса, связанные с выборами, защищают как процесс проведения выборов в целом (§ 107), их результаты или документы от фальсификаций (§ 107а, b), либо тайну выборов (§ 107с), так и отдельных граждан от различного принуждения, связанного с осуществлением ими избирательного права (§ 108), либо от иных преступных действий, например, обмана или подкупа при реализации избирательного права (§ 108а, 108b).
Двадцать восьмым Законом об изменении Уголовного кодекса ФРГ*(486) от 13 января 1994 г. в разд. 4 Особенной части был введен новый состав - 108с "О подкупе депутатов". На основании абз. 1 этого параграфа тот, "кто предпринимает покупку или продажу голоса для выборов или голосования в Европейском парламенте или в народном представительстве федерации, земель, общин или союзах общин, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет или денежным штрафом". На наш взгляд, эта норма представляет собой специальный вид взяточничества, уголовная ответственность за которое установлена нормами разд. 30 Особенной части Кодекса. Размещая данную норму в разд. 4 Особенной части, законодатель руководствовался тем, что данное преступное деяние посягает на правильное функционирование деятельности конституционных органов.
Преступные деяния, направленные против обороны страны, предусмотрены разд. 5 Особенной части Уголовного кодекса ФРГ. К данной группе посягательств отнесены: уклонение от исполнения воинской обязанности (§109, 109а); пропаганда, направленная против бундесвера (§ 109d); саботаж, направленный против оборонительных средств (§ 109с); разведывательная деятельность, создающая угрозу безопасности страны (§ 109f); изготовление изображений, представляющих угрозу для безопасности страны (§ 109g); вербовка для иностранной военной службы (§ 109h).
Указанные нормы, в первую очередь, служат целям защиты обороноспособности страны. В частности, § 109, 109а и 109h определяют преступные деяния против отдельных составных частей системы обороны ФРГ, 109е защищает от саботажа только оборонительные средства, § 109d, 109f и 109g регламентируют определенные виды деятельности, угрожающие обороноспособности страны.
В разделе 5 Особенной части Уголовного кодекса предусмотрены две разновидности составов, связанных с уклонением от исполнения воинской обязанности: 1) нанесение увечья; 2) обман.
На основании абз. 1 § 109 УК тот, "кто наносит себе или другому лицу с его согласия увечье с целью оказаться непригодным для исполнения воинской обязанности или допускает совершение таких действий, или иным образом добивается непригодности, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет". При этом под нанесением увечья понимается непосредственное механическое воздействие на организм человека, под воздействием "иным образом" - любые другие способы, например, прием соответствующих лекарственных средств. В отличие от этого абз. 2 данной нормы предусматривает уголовную ответственность за аналогичные действия, если лицо преследует цель оказаться непригодным на определенное время или для определенного вида несения военной службы. Эта норма описывает привилегированный состав уклонения от исполнения воинской обязанности. Если согласие уклоняющегося лица на нанесение ему увечья отсутствует, то действия виновного квалифицируются только по нормам об умышленных телесных повреждениях (§ 223 и др.).
В § 109а УК говорится о любых преступных действиях, связанных с уклонением лица от исполнения воинской обязанности, и способствовании такому уклонению другим лицом на длительное или определенное время полностью или для определенного вида воинской обязанности, если эти действия совершаются обманным способом, например, систематическое симулирование физических недостатков. В отличие от § 109 данная норма не требует появления у лица, уклоняющегося от несения военной службы, какого-либо физического недостатка в результате преступных действий.
Таким образом, названные нормы охраняют военный потенциал вооруженных сил ФРГ, являющийся составной частью обороны страны.
Параграф 109d УК устанавливает уголовную ответственность за пропаганду, направленную против бундесвера, которая заключается в умышленном распространении ложных или грубо искаженных утверждений с целью помешать правильному функционированию бундесвера или в распространении таких утверждений, при том, что виновный знает об их ложности. Это норма защищает бундесвер от так называемого морального (духовного) саботажа*(487).
Саботаж в виде действий, наносящих физический вред оборонительным средствам, предусмотрен § 109e УК, который устанавливает уголовную ответственность за умышленное разрушение, повреждение, изменение и т.п. военных объектов, сооружений или установок, служащих полностью или преимущественно целям обороны страны или защите гражданского населения от военной опасности, с целью создания угрозы безопасности ФРГ, ударной силе бундесвера или жизни людей. Данная норма в уголовно-правовом порядке защищает функциональную способность оборонительных средств (в том числе определенных военных объектов) от актов активного саботажа.
По смыслу § 109g к изображениям, представляющим угрозу для безопасности страны, относятся изображения или описания военного объекта, военного сооружения или военной установки, или соответствующего процесса. Уголовная ответственность по данной норме наступает, если виновный изготавливает их или делает доступным другому лицу, и тем самым умышленно угрожает безопасности ФРГ или ударной силе бундесвера. Абзац 2 данной нормы устанавливает уголовную ответственность за подобные преступные действия, если соответствующие фотографические снимки местности или предмета были сделаны с борта самолета.
Преступные деяния, связанные с сопротивлением государственной власти, предусмотрены разд. 6 Особенной части Уголовного кодекса ФРГ. Он включает в себя следующие составы: публичный призыв к совершению преступных деяний (§ 111); сопротивление служащему отдела исполнения наказаний (§ 113); сопротивление лицам, приравненным к служащим отдела исполнения наказаний (§ 114); освобождение заключенных (§ 120); мятеж заключенных (§ 121). Эти нормы в уголовно-правовом порядке защищают от преступных посягательств государственную власть. Однако в каждом составе правоохраняемое благо имеет специфику.
Так, на основании абз. 1 § 111 за публичный призыв к совершению преступных деяний наказывается тот, кто публично, на собрании или путем распространения письменных материалов (абз. 3) призывает к совершению противоправного деяния. Причем данное лицо наказывается как его организатор. По смыслу данной нормы виновный должен призывать к совершению преступного деяния конкретного вида, а не вообще какого-нибудь. Однако для квалификации действий виновного по данной норме не требуется, чтобы его призыв был адресован конкретному лицу, а также были определены место, время совершения преступления и предмет его посягательства. Лицо, публично призывающее к совершению противоправного деяния, наказывается как подстрекатель.
Если призыв не дает результата, деяние наказывается лишением свободы на срок до пяти лет или денежным штрафом (абз. 2 § 111).
Охраняемым § 113 и 114 УК правовым благом является деятельность государства, связанная с исполнением наказаний. На основании абз. 1 § 113 сопротивление может оказываться должностным лицом или солдатом бундесвера, которые проводят действия, связанные с выполнением служебных обязанностей по исполнению законов, правовых предписаний, приговоров, решений или распоряжений суда. Преступные действия включают в себя сопротивление в любой форме указанным лицам, если виновный применяет насилие или угрожает применить его или совершить нападение на них. Абзац 2 § 113 относит к квалифицирующим признакам данного состава наличие оружия у исполнителя или другого соучастника, применение насилия и др. На основании абз. 3 данное преступное деяние не наказывается по § 113, если соответствующее служебное действие не является правомерным.
На основании § 114 к служебным действиям должностных лиц по смыслу § 113 приравниваются действия лиц, имеющих права и исполняющих обязанности служащих полиции по исполнению наказания или являющихся вспомогательными чиновниками прокуратуры, не будучи при этом должностными лицами.
Параграф 120 устанавливает уголовную ответственность за освобождение заключенных. Охраняемым правовым благом является осуществление органами государственной власти служебной деятельности, связанной с содержанием под стражей. По смыслу данной нормы под заключенными понимаются любые лица, к которым применяются санкции, связанные с лишением свободы, как до вынесения приговора судом (предварительное заключение), так и в случае отбытия наказания или мер исправления и безопасности, связанных с лишением свободы. Согласно абз. 4 § 120 к заключенному приравнивается лицо, которое содержится на основании административного предписания в соответствующем учреждении.
На основании абз. 1 § 120 лишением свободы на срок до трех лет или денежным штрафом наказывается тот, кто освобождает заключенного, склоняет его к побегу или содействует этому.
Параграф 121 (мятеж заключенных) защищает деятельность государства, связанную с исполнением наказания, а также с содержанием под стражей. Субъектами преступного деяния могут быть только заключенные. Преступными действиями, предусмотренными данной нормой, являются:
1) принуждение (§ 240) служащего учреждения, другого должностного лица или лица, осуществляющего надзор за заключенными, их социальное обслуживание, или проводящего следствие, или нападение на указанных лиц,
2) организация побега с использованием насилия или
3) оказание содействия для организации побега одному из мятежников или другому заключенному. При этом заключенные "должны собираться вместе и быть вооруженными" (абз. 1).
квалифицированные признаки данного состава, например, наличие у исполнителя или другого соучастника огнестрельного оружия, применения насилия предусмотрены в абз. 2 § 121.
На основании абз. 4 § 121 к заключенным приравниваются лица, которые подвергаются превентивному заключению.

§ 5. Должностные преступления по уголовному праву США, Франции и ФРГ

К публичным должностным лицам в США относятся любые должностные лица или государственные служащие, работающие в одной из трех ветвей власти на уровне федеральном или штата. В исполнительной ветви власти - это президент, вице-президент, губернаторы штатов, мэры городов и сотрудники, работающие на них либо в любом государственном учреждении; в законодательной ветви власти - члены Конгресса или законодательных органов штатов и их сотрудники; в судебной ветви власти - судьи и сотрудники, работающие в судах. К категории публичных должностных лиц причисляют также некоторых других лиц, например, кандидатов в члены Конгресса США, лиц, участвующих в осуществлении государственных функций, например, в качестве присяжного заседателя, советника или консультанта либо в другом качестве.
В уголовном, административном и гражданском праве США существуют положения, ограничивающие деятельность выборных и других публичных должностных лиц. К примеру, выборные должностные лица не имеют абсолютного иммунитета, препятствующего их привлечению к уголовной ответственности за какое бы то ни было преступление. Такие лица преследуются в уголовном порядке как обычные граждане, если совершили банковское мошенничество, уклонились от уплаты налогов и т.п. Должностные лица и государственные служащие, включая стоящих на самых высоких ступеньках лестницы власти, в том числе Президент, обязаны регулярно представлять отчеты о своем финансовом положении.
Запрет на получение федеральными должностными лицами каких-либо выгод, помимо официальной оплаты труда, имеет конституционное происхождение. Так, согласно Конституции США "ни одно лицо, занимающее какую-либо приносящую доход или официальную должность на службе Соединенных Штатов, не должно без согласия Конгресса принимать какое-либо подношение, вознаграждение, должность или титул любого рода от какого-либо короля, принца или иностранного государства" (ст. 1 разд. 9). В США действуют "кодексы этики" - документы, разработанные специально на то уполномоченными органами (Комитетом по стандартам официального поведения палаты представителей Конгресса США, Комитетом Сената США по этике, Административным управлением судов США и др.), положениями которых должны руководствоваться американские государственные служащие.
Конституционный запрет на получение подарков и имущественных выгод не является абсолютным. Лицо, состоящее на государственной службе, имеет право принять подарок от представителя иностранного государства в качестве сувенира или знака вежливости. При этом стоимость его не должна превышать "минимальной стоимости", что означает самую низкую цену предмета дарения в розничной продаже на территории США к моменту получения подарка должностным лицом. В настоящее время эта сумма составляет 100 долларов США. Она пересматривается каждые три года, начиная с 1981 г.
Принятие подарка стоимостью, превышающей минимальную, допустимо лишь тогда, когда это будет способствовать развитию связей США в сфере науки или медицины, либо в иных исключительных случаях. Получив подарок выше "минимальной стоимости", должностное лицо не может использовать его по своему усмотрению и обязано в определенный срок сдать в соответствующий орган.
Нормы, посвященные уголовной ответственности должностных лиц за различные, в том числе коррупционные, злоупотребления со стороны названных лиц, разрозненны и расположены в самых разных разделах федерального Уголовного кодекса и уголовных кодексов штатов. В федеральном законодательстве такие нормы содержатся в разд. 18 Свода законов США (§ 201-211, 215-216, 599), в разделе 5 (§ 7342) и в других частях федерального Уголовного кодекса.
По вопросу ответственности за должностные злоупотребления на федеральном уровне действуют: 1) законы, регламентирующие уголовную ответственность за взяточничество и другие должностные злоупотребления; 2) законы о "конфликте интересов", запрещающие публичным должностным лицам и их близким родственникам иметь финансовую заинтересованность в делах, на которые могут повлиять решения, принимаемые этими должностными лицами. Соблюдение предписаний законов о "конфликте интересов" вменяется в обязанность и должностным лицам, оставившим государственную службу, в течение одного года после ухода.
По законодательству федерации к ответствености за должностные преступления могут быть привлечены лишь должностные лица федерального уровня (включая федеральных судей), состоящие на "службе Соединенных Штатов" и действующие официально от имени и в интересах государства. Это президент и вице-президент США, сенаторы и члены палаты представителей Конгресса США, кандидаты в члены Конгресса США и представители судебной власти США.
Среди составов должностных злоупотреблений в первую очередь обращают на себя внимание составы получения взяток и незаконных вознаграждений публичными должностными лицами.
Федеральное уголовное законодательство предусматривает ответственность публичного должностного лица, которое прямо или косвенно просит, требует, домогается, принимает или соглашается принять какие-либо ценности для себя или другого лица, либо для организации в обмен на согласие совершить: 1) какой-либо официальный акт; 2) или помочь в совершении, или допустить совершение мошеннических действий, направленных против Соединенных Штатов; либо 3) какие-либо действия или воздержаться от совершения каких-либо действий в нарушение своих законных должностных обязанностей.
Наказываются вышеперечисленные действия штрафом в размере до 20 тыс. долларов США или в размере, соответствующем трехкратной стоимости (сумме) взятки, - в зависимости от того, какая из этих сумм больше, либо лишением свободы на срок до пятнадцати лет. Допускается одновременное назначение штрафа и лишение свободы с лишением права занимать какую-либо приносящую доход, официальную или почетную должность на службе Соединенных Штатов.
В специальных нормах предусмотрена уголовная ответственность за взяточничество, совершенное членом Конгресса США, лицом, выбранным на этот пост, но не вступившим в должность, членом постоянного комитета Конгресса США, а также лицом, назначенным членом комитета Конгресса, но не вступившим в должность.
Уголовное законодательство штатов устанавливает ответственность за взяточничество в сфере деятельности публичной администрации. Так, в Уголовном кодексе штата Нью-Йорк выделяются: а) дача взятки публичному служащему; б) получение взятки публичным служащим; в) вручение вознаграждения публичному служащему за нарушение им своих обязанностей; г) получение вознаграждения, указанного в п. "в"; д) вручение и получение чаевых публичным служащим за выполнение действий, входящих в круг его обязанностей; е) дача и получение взятки за назначение на публичную должность.
В Уголовном кодексе штата Калифорния ответственность за взяточничество, совершаемое в трех ветвях власти, получила самостоятельную регламентацию.
Отмечая основные признаки взяточничества по уголовному законодательству штатов, следует заметить, что предметом взятки могут быть деньги, имущество, услуги и вообще "что-нибудь, имеющее ценность" для взяткополучателя.
Для всех форм взяточничества необходимо соглашение между взяткодателем и взяткополучателем, хотя бы на уровне "молчаливого согласия". Это "соглашение" отличает собственно взяточничество от других самостоятельных преступлений, совершаемых должностными лицами.
Считается, что взятка и вознаграждение - самостоятельные преступления. Вынесение оправдательного приговора по одному делу не препятствует привлечению к ответственности по другому. При получении взятки достаточно доказать использование "влияния", а совершенные действия могут быть вполне законными. При получении вознаграждения нужно доказать нарушение публичным служащим своих обязанностей.
На практике нередко возникает проблема разграничения взяток и услуг, подарков, которые являются общепринятыми в сфере делового бизнеса и общения (обеды, банкеты, цветы, театральные билеты и т.п.). В США уголовная ответственность исключается в тех случаях, когда публичный служащий получает вознаграждение либо предусмотренное законом, либо связанное с отношениями родства, дружбы, с личными, деловыми или профессиональными контактами, если при этом не возникает опасность для беспристрастности и честности должностных лиц.
Во Франции деятельность публичных должностных лиц регламентируется самыми разными законами и подзаконными актами. Важное значение в сфере регламентации ответственности должностных лиц за различные злоупотребления имеют Закон от 13 июля 1983 г. о правах и обязанностях государственных служащих и Уголовный кодекс Франции.
По французскому праву к публичным должностным лицам относятся: 1) лица, обладающие государственной властью (высшие должностные лица Французской Республики); 2) лица, состоящие на государственной службе (чиновники четырех иерархических категорий, каждая из которых включает несколько рангов государственных служащих); 3) лица, обладающие избирательным мандатом (выборные должностные лица).
В Уголовном кодексе отсутствует общее определение публичного должностного лица. В специальных главах кодекса, посвященных вопросам уголовной ответственности должностных лиц, упоминаются следующие виды этих специальных субъектов:
1) лицо, обладающее государственной властью;
2) лицо, выполняющее обязанности по государственной службе;
3) лицо, обладающее избирательным мандатом;
4) лицо, занимающее государственную должность;
5) служащий органа государственного управления;
6) служащий государственного учреждения;
7) работник национализированного предприятия;
8) работник экономического общества смешанного типа, в котором государство или государственная организация владеют свыше 50% капитала;
9) служащий государственной службы почты или связи;
10) лицо, исполняющее функции представителя государственной власти;
11) управляющий или служащий государственного предприятия;
12) служащий органов местного самоуправления;
13) государственный бухгалтер и его подчиненный;
14) государственный депозитарий и его подчиненный.
Таким образом, перечень должностных лиц, которые могут нести уголовную ответственность за рассматриваемые виды преступных деяний, достаточно широк.
В соответствии с Законом от 13 июля 1983 г. о правах и обязанностях государственных служащих на государственного чиновника возложена обязанность "посвятить себя только службе". Названный закон является своеобразным "Кодексом чести" государственного служащего. Чиновник не должен быть корыстным, не может вести параллельно с государственной службой частную профессиональную деятельность, направленную на извлечение прибыли, например, заниматься адвокатской практикой, управлять акционерным обществом. Однако этот запрет имеет некоторые исключения, которые касаются научной, литературной или артистической деятельности при условии, что такая деятельность не имеет доминирующего характера.
Обязанность публичного должностного лица отказаться от других профессиональных занятий закреплена в специальных подзаконных актах. Согласно положениям этих актов никто не может одновременно, на постоянной основе, занимать несколько должностей, оплачиваемых из государственного бюджета, либо бюджета местных коллективов (местных органов самоуправления) и их учреждений. Кроме того, доход, получаемый в рамках совмещения должностей, оплачиваемых из разных источников, либо при совместительстве государственных должностей, не должен превышать двойного размера основного оклада, т.е. доход от второго вида деятельности может быть меньшим или равным доходу от основной деятельности, но никак не выше.
Государственному служащему запрещается участвовать в деятельности подконтрольных или поднадзорных предприятий в любом качестве, лично или через посредника. В некоторых случаях эта обязанность сохраняется за чиновником и после ухода с государственной службы.
Система должностных злоупотреблений по Уголовному кодексу Франции включает три группы преступных деяний:
1) злоупотребления властью, посягающие на управление;
2) злоупотребления властью, посягающие на права частных лиц;
3) нарушение долга порядочности.
К первой группе относятся такие преступные деяния, как деятельность, направленная на воспрепятствование исполнению закона; осуществление полномочий публичного должностного лица после официального их сложения.
Во вторую группу деяний входят посягательства: на личную свободу со стороны должностных лиц; выраженные в форме дискриминации физических или юридических лиц, совершенные должностным лицом; на неприкосновенность жилища; на тайну сообщений.
В третью группу включены такие преступные деяния, как незаконное взимание денежных сумм; взяточничество, включая торговлю влиянием; незаконное получение выгоды; нарушение свободы доступа к участию в государственных сделках и равенства кандидатов; незаконное изъятие или расхищение чужой собственности.
В качестве самостоятельных преступлений рассматриваются получение и вымогательство взятки судьей, присяжным заседателем и некоторыми другими лицами, участвующими в уголовном процессе.
Большая часть должностных злоупотреблений относится к категории проступков. Напомним, что по французскому уголовному праву все преступные деяния делятся по их тяжести на три группы: преступления, проступки и нарушения. Таким образом, должностные злоупотребления отнесены к категории нетяжких преступных деяний. Максимальное наказание, которое может быть назначено за такого рода правонарушение, - тюремное заключение сроком не более десяти лет. Исключение составляют лишь два деяния - взяточничество, совершенное судьей, присяжным заседателем и некоторыми другими лицами, участвующими в уголовном процессе, в пользу или во вред лицу, привлеченному к уголовной ответственности, и посягательство на личную свободу, выраженное в незаконном задержании или удержании другого лица на срок свыше семи суток. Такие действия отнесены законодателем к категории преступлений и наказываются лишением свободы на длительный срок (до пятнадцати лет - за первое из названных преступлений и до тридцати лет - за второе).
По французскому праву покушение на совершение проступка наказывается только в случаях, специально указанных законодателем. Покушение на совершение преступления наказуемо в любом случае. Анализ норм Уголовного кодекса Франции о должностных злоупотреблениях позволяет сделать вывод о том, что наказываются: незаконное взимание денежных сумм (ст. 432-10) и расхищение собственности (ст. 432-15). Покушение на получение взятки судьей, присяжным заседателем и другими лицами, участвующими в уголовном процессе, а также покушение на личную свободу, выраженное в незаконном задержании или удержании человека на срок свыше семи суток, наказываются постольку, поскольку эти деяния отнесены кодексом к категории преступлений. Другие случаи должностных злоупотреблений, в том числе получение и вымогательство взятки публичным должностным лицом, наказываются только при оконченном деянии.
В качестве проступка, посягающего на управление, наказывается деятельность, направленная на воспрепятствование исполнению закона. Субъектом этого преступного деяния может быть лицо, обладающее государственной властью и действующее при исполнении своих полномочий. Если указанная незаконная деятельность привела к невыполнению предписаний закона, наступает более строгая ответственность и максимум наказания удваивается (ст. 432-1 и 432-2 УК).
Как злоупотребление властью, посягающее на управление, рассматривается и продолжение осуществлять свои полномочия 1) лицом, обладающим государственной властью; 2) лицом, выполняющим обязанности по государственной службе; 3) лицом, обладающим избирательным мандатом - если указанные лица были официально извещены о решении или каком-либо обстоятельстве, прекращающем их полномочия.
Среди различных видов должностных злоупотреблений, посягающих на права частных лиц, наибольшей тяжестью обладает посягательство на личную свободу. Составляющими элементами этого преступного деяния являются: 1) дача каких-либо предписаний или незаконные действия; 2) посягательства на личную свободу человека; 3) посягательства лица, обладающего государственной властью, либо лица, выполняющего обязанности по государственной службе; 4) действия указанных в п. 3 лиц при исполнении или в связи с исполнением своих полномочий или обязанностей (абз. 1 ст. 432-4 УК Франции). Этот проступок наказывается тюремным заключением сроком до семи лет и штрафом до 700 тыс. франков.
Более тяжким рассматривается посягательство на личную свободу, выраженное в незаконном задержании или удержании другого лица на срок свыше семи суток. В этом случае деяние "переходит" в разряд преступлений и наказывается лишением свободы на срок до тридцати лет и штрафом до 3 млн. франков (абз. 2 ст. 432-4 УК).
К рассматриваемой группе преступных деяний относится умышленное уклонение публичного должностного лица от пресечения незаконного лишения свободы, если это в его власти, или от требования вмешательства компетентного органа власти. Субъектом этого преступного деяния может быть лицо, обладающее государственной властью, или лицо, выполняющее обязанности по государственной службе, осведомленное в силу исполняемых им полномочий или обязанностей о любом незаконном лишении свободы. Это деяние является проступком, который наказывается тремя годами лишения свободы и штрафом в размере 300 тыс. франков.
В законодательстве Франции установлена уголовная ответственность за дискриминацию физических или юридических лиц со стороны лица, обладающего государственной властью, или лица, выполняющего обязанности по государственной службе, действующих при исполнении или в связи с исполнением своих полномочий. Дискриминация выражается в отказе удовлетворения права, предоставленного законом, либо в воспрепятствовании нормальному осуществлению любой экономической деятельности. Этот проступок наказывается тремя годами тюремного заключения и штрафом в размере 300 тыс. франков.
К должностным злоупотреблениям, посягающим на права частных лиц, отнесены также посягательства на неприкосновенность жилища и на тайну сообщений. В обоих случаях субъектом преступного деяния может быть лицо, обладающее государственной властью, или лицо, выполняющее обязанности по государственной службе, действующее при исполнении или в связи с исполнением своих полномочий или обязанностей. Под посягательством на неприкосновенность жилища понимаются проникновение или попытка проникновения в жилище другого лица против воли последнего и помимо случаев, предусмотренных законом. Этот проступок наказывается двумя годами тюремного заключения и штрафом в размере 200 тыс. франков. Посягательство на тайну сообщений заключается в совершении или в облегчении совершения хищения, уничтожения, вскрытия корреспонденции или разглашения ее содержания, а также дача предписания о хищении, уничтожении, вскрытии или разглашении, помимо случаев, предусмотренных законом. Это деяние признается проступком и наказывается тюремным заключением на срок до 3 лет и штрафом до 300 тыс. франков.
Наибольший интерес представляют преступные деяния, отнесенные к "нарушениям долга порядочности".
Уголовный кодекс Франции достаточно обстоятельно регламентирует ответственность публичных должностных лиц за взяточничество в различных его формах, в том числе в виде торговли влиянием, и другие корыстные злоупотребления властью.
Центральное место в системе норм о корыстных злоупотреблениях властью занимают, безусловно, нормы об уголовной ответственности публичных должностных лиц за активное и пассивное взяточничество, при этом первое представляет собой дачу взятки, второе - ее получение.
Предмет взятки трактуется французским законодателем достаточно широко: им могут быть различные приношения, подарки, "презенты", обещания, какие-либо преимущества или льготы (ст. 432-11 УК). Таким образом, предметом взятки могут быть имущественные и неимущественные блага.
Взяточничество в собственном смысле слова характеризуется следующими признаками: 1) незаконным получением, вымогательством, предложением или предоставлением в ответ на вымогательство; 2) прямой или косвенной формой; 3) взятки; 4) совершением или воздержанием от совершения какого-либо действия; 5) действием, входящим в круг полномочий или обязанностей публичного должностного лица, обусловленным его избирательным мандатом, либо облегченным его должностью, обязанностями или мандатом.
При этом получение, предложение, вымогательство и дача в ответ на вымогательство взятки наказываются одинаково: десятью годами тюремного заключения и штрафом в размере одного миллиона франков.
Разновидностью взяточничества является торговля влиянием. Это преступление имеет место в том случае, когда путем злоупотребления своим реальным или предполагаемым влиянием публичное должностное лицо за взятку добивается получения от государственного органа власти или управления наград, должности, выгодных сделок или любого другого благоприятного для взяткодателя решения.
Торговля влиянием, совершенная публичным должностным лицом, рассматривается как более тяжкое деяние, нежели деяние, совершенное частным лицом, и наказывается значительно строже: публичному должностному лицу грозит десятилетний срок тюремного заключения и миллионный штаф, частному лицу - пятилетний срок и штраф в размере 500 тыс. франков (ст. 432-11 и 432-2 УК).
Уголовный кодекс Франции запрещает под угрозой применения уголовного наказания получать прямо или косвенно прибыль или какой-либо доход от предприятия или операции, по которым публичное должностное лицо на момент совершения преступных действий обязано было обеспечить соответствующий надзор, управление, произвести ликвидацию данного предприятия или какой-либо расчет по его операциям. В противном случае должностному лицу грозит тюремное заключение сроком на пять лет и штраф в размере 500 тыс. франков.
Французский Уголовный кодекс предельно четко устанавливает границы допустимого поведения со стороны публичных должностных лиц по приобретению имущества, какой-либо недвижимости и пр. Так, в коммунах, насчитывающих не более 3500 жителей, мэры, их заместители или муниципальные советники, которым делегированы полномочия мэров, вправе заключать с коммуной договор о передаче этим должностным лицам движимого или недвижимого имущества либо о предоставлении услуг и т.п., но в пределах годовой суммы, не превышающей 100 тыс. франков. Помимо этого те же лица могут приобрести небольшую долю коммунальных земельных участков для строительства собственного дома или заключить договор аренды жилого помещения с коммуной. Такие действия могут быть совершены только после оценки имущества службой собственности и на основании соответствующего мотивированного решения муниципального совета.
Эти выборные лица вправе приобретать имущество, принадлежащее коммуне, для осуществления или развития своей профессиональной деятельности. Стоимость имущества, зафиксированная в договоре, не может быть ниже оценки, произведенной службой собственности. Для приобретения имущества следует получить мотивированное решение муниципального совета. Кроме того, в любом случае публичные должностные лица не должны участвовать в обсуждении и принятии решения муниципальным советом по заключению или одобрению договора. Помимо этого в нарушение второй части ст. L. 121-15 Кодекса законов о коммунах муниципальный совет вправе принять решение о проведении закрытого заседания по данному вопросу. Такие меры направлены на предотвращение различных корыстных злоупотреблений властью "на местах" со стороны публичных должностных лиц.
Уголовный кодекс Франции запрещает публичным должностным лицам участвовать: в течение пяти лет после оставления должности - своим трудом, капиталом, консультированием в каком-либо из частных предприятий, по которым лицу в соответствии с прежней должностью было поручено обеспечить надзор или контроль, заключить соглашение с данным предприятием либо дать свое заключение по операциям, осуществляемым им. При этом частному предприятию тождественно любое государственное предприятие, осуществляющее свою деятельность в сфере конкуренции на основе положений частного права. Эти положения Уголовного кодекса распространяются не только на служащих государственных учреждений и национализированных предприятий, но и на работников экономических обществ смешанного типа, в которых государство или государственная организация владеет прямо или косвенно более 50% капитала. Преступное деяние отсутствует в случае участия названных лиц в деятельности экономического общества путем приобретения акций, котируемых на бирже, либо получения денежного капитала по наследству.
Наказываются и другие корыстные злоупотребления властью со стороны должностных лиц, в частности, требование, дача предписания взимать или принятие в качестве платы взносов, государственных налогов или сборов какой-либо суммы, которая не может причитаться или превышает ту, что причитается; предоставление или попытка предоставления необоснованного преимущества какой-либо стороне, участвующей в заключении договора с государством, в нарушение нормативных актов, гарантирующих свободу доступа и равенство кандидатов, и пр.

<< Пред. стр.

стр. 8
(общее количество: 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>