стр. 1
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Вестник Российского университета дружбы народов
Серия "Медицина", 1999, № 2, С. 40 - 60

ПАТОЛОГИЯ ВАКЦИНАЛЬНОГО ПРОЦЕССА У ДЕТЕЙ

Л. Г. КУЗЬМЕНКО, Н. А. ТЮРИН, Д. Ю. ОВСЯННИКОВ

Российский университет дружбы народов

Москва, 117198, ул. Миклухо-Маклая, 8, Медицинский факультет.

Наблюдались 122 ребенка 3 мес. - 8 лет с осложненным течением вакцинального периода: с местными
(4), лихорадочными (6) и энцефалическими (8) реакциями, инфекционными (40), аллергическими (17),
иммунокомплексными и аутоиммунными (13) заболеваниями и различным сочетанием этих реакций и
заболеваний (20). Выявлены клинические особенности течения поствакцинальных патологических состояний,
особенности возрастной структуры, сроки развития, специфическая связь с прививками, предрасполагающие
к развитию поствакцинальных реакций и осложнений анамнестические и некоторые конституциональные
особенности. Катамнестическое наблюдение выявило, что поствакцинальные реакции нередко являются
предикторами развития иммунопатологических состояний в последующем. На основании анализа
литературных источников и собственных наблюдений предложены клинико-патогенетическая группировка
поствакцинальных патологических состояний и рекомендации по оптимизации иммунизации и профилактике
поствакцинальной патологии.

Широкое применение вакцинопрофилактики инфекционных заболеваний, наряду с
резким снижением заболеваемости ими, ликвидацией оспы и в некоторых странах ряда
других инфекционных заболеваний, привело к появлению новых проблем. С самого
начала использования профилактических прививок стали выявляться необычные
реакции, а у ряда привитых развивались осложнения. По определению ВОЗ, побочная
реакция – это реакция, возникающая после иммунизации. Она является нежелательным
явлением и может вызываться «вакциной, процессом иммунизации или по времени
связано с иммунизацией» [62]. Таким образом, этим определением подчеркивается
ассоциация патологических состояний с вакцинацией по времени.
У вакцин, как и у других лекарственных средств, отмечаются различные побочные
эффекты, поэтому педиатру в практической деятельности нередко приходится решать
вопрос «польза - риск» использования этих биологических препаратов. Педиатрам и
эпидемиологам наиболее известны реакции и осложнения, возникающие в раннем
поствакцинальном периоде в виде появления отека, гиперемии, инфильтрации на месте
парентерального введения вакцин и общих реакций различной степени тяжести
(повышение температуры тела, судорожный синдром, аллергические сыпи); среди
осложнений наиболее известен поствакцинальный энцефалит [6, 11, 12, 104].
Вместе с тем, к настоящему времени в литературе имеются свидетельства связи
вакцинации с рядом патологических состояний и заболеваний. Так, после введения
различных вакцин описывается возникновение у привитых неспецифических (по
отношению к вакцине) инфекционных заболеваний [14, 23, 29, 82, 115, 121, 127],
нередко протекающих с токсикозом [109]; аллергических заболеваний - атопического
дерматита [95], бронхиальной астмы [7, 64, 96], анафилактического шока [12, 57, 76],
многоморфной экссудативной эритемы [32, 87], синдрома Лайела [13];
иммунокомплексных и аутоиммунных заболеваний - геморгаческого васкулита [27, 81],
идиопатической тромбоцитопенической пурпуры [12, 28, 68, 107], гломерулонефрита
[69, 93], миокардита [9], системной красной волчанки [42,92], системной склеродермии
[42, 85], дерматомиозита [40, 42, 85], сывороточной болезни [12, 76], узелкового
полиартериита [41, 85], рассеянного склероза [59], синдрома Гийена-Барре [116, 124],
синдрома Рея [117], гемолитико-уремического синдрома [69, 126], тромботической
тромбоцитопенической пурпуры [8], аутоиммунной гемолитической анемии с тепловыми
антителами [107а], эпилепсии [25, 26], острого тубулоинтерстициального нефрита [18];
подострого склерозирующего панэнцефалита [36], лейкоза [5, 20, 105].
Хотя осложнения после иммунизации встречаются редко, общее число заболевших
может быть довольно значительным из-за широкого распространения вакцинации,
особенно это касается так называемых «вторых болезней». Анализ литературных
источников по распространенности некоторых заболеваний в популяции детского
населения и частоты возникновения этих заболеваний после прививок позволил нам
сопоставить эти показатели (табл. 1).
Таблица 1
Частота развития некоторых заболеваний после иммунизации и их распространенность
в популяции

Нозологическая форма Распространенность Частота развития
заболевания в популяции заболевания после
вакцинации
Атопический дерматит 101,1:100000 [95] 3-20% [95]
Бронхиальная астма 5-10% [64] 2.5% [7]; 3.4 [96]
Геморрагический васкулит 2.3-2.6:10000 [37] 1.7% (1:60) [27]
Острый лейкоз 3.7:10000 [20] 5.2% [20]
5.1:10000 [67a]
Идиопатическая тромбоцитопеническая пурпура: 10-125:1000000 [28] 4.8 % [107]
-острая 8% [68]
-хроническая 2,5% [68]
Гемолитико - уремический синдром Сведений не имеется 3.2% (3 из 98) [69]
Эпилепсия 50-100:100000 [113] 7% [25]
2,4% [26]
Неревматический кардит Сведений не имеется 11.4 [9]
Примечание: в скобках указан литературный источник.

Как известно, возможность побочного действия вакцин связана как с качеством
вакцинных препаратов (которое в последнее время значительно улучшилось), так (по-
видимому, в большей степени) и с теми изменениями, которые возникают в организме
прививаемых [58]. В вакцинации принимают участие мало связанные друг с другом
специалисты разных профилей. Так качество вакцин является предметом пристального
внимания микробиологов и эпидемиологов, в то время как с клиническими
проявлениями течения вакцинального процесса, в ряде случаев патологического,
сталкиваются врачи-педиатры. В связи с этим до настоящего времени остаются
малоизученными особенности реактивности и состояния здоровья детей, у которых
развиваются поствакцинальные реакции и осложнения.
Целью настоящего исследования явилось обобщение материалов, полученных нами
при наблюдении за детьми, имевшими патологическое течение вакцинального процесса.

Материал и методы

В течение более чем 20 лет наблюдались 122 ребенка (74 мальчика и 48 девочек) в возрасте от 3 мес. до
8 лет с поствакцинальными реакциями, осложнениями и различными заболеваниями в поствакцинальном
периоде, возникшими на сроках от нескольких часов до 4 мес. после вакцинации. Дети госпитализировались в
базовые отделения Морозовской детской городской клинической больницы, а также наблюдались в
поликлиниках г. Москвы; о нескольких детях сведения были получены при разборе летальности.
У наблюдавшихся детей, привитых как моновакцинами (59 детей), ассоциированными вакцинами (64
ребенка), так и двумя вакцинными препаратами одновременно (32 ребенка), было отмечено различное
патологическое течение поствакцинального периода. Все наблюдавшиеся дети были разделены на несколько
групп: I группа из 4 детей, у которых наблюдалась реакция в месте парентерального введения вакцины
(местная реакция); II группа - состояла из 28 детей, у которых наблюдались общие поствакцинальные реакции
в виде повышения температуры тела, аллергических сыпей, энцефалической реакции; III группа - состояла из
40 детей, у которых в поствакцинальном периоде развились инфекционные заболевания (неспецифические по
отношению к вакцине), IV группа включала 17 детей, у которых после вакцинации наблюдалось первичное
возникновение или обострение имевшихся ранее аллергических заболеваний, V группа состояла из 13 детей, у
которых в поствакцинальном периоде впервые были зарегистрированы аутоиммунные и иммунокомплексные
заболевания. Особую VI группу составили 20 детей, имевших различные сочетания перечисленных
патологических состояний. У 1/5 наблюдавшихся детей (в последующем) отмечались повторные
постпрививочные реакции и осложнения (от 1 до 5 за срок наблюдения). В целом у 122 детей отмечалось 155
реакций и осложнений (табл. 2). В табл. 3 представлены сведения о частоте возникновения реакций и
осложнений у детей после введения различных вакцинных препаратов.
Таблица 2
Структура поствакцинальных реакций и осложнений у наблюдавшихся детей, %
Поствакцинальные Количество Поствакцинальные реакции и Количество
реакции и осложне- осложнения
детей, реакций детей, реакций
ния и и осложн.
n=122 осложн. n=122 n=155
n=155
I.Pеакции: 26,2 28,4 2. развитие «вторых болезней », 51,6 52,3
1. Местные 3,2 3,9 в том числе:
2. общие 22,9 24,5 -инфекционных 32,0 38,0
в том числе: -аллергических 9,0 7,0
-лихорадка 4,9 9,0 а) бронхиальная астма 2,4 1,9
-аллергическая 1,6 1,3 б) атопический дерматит 5,7 5,2
сыпь в) поллиноз 0,8 1,3
-энцефалическая 14,8 12,9 -аутоиммунных и иммуноком- 10,7 8,4
плексных
II.Oсложнения а) энцефалит 1,6 1,3
1. обострение хро- 5,7 6,5 б) острый гломерулонефрит 2,4 1,9
нических заболе- в) ЮРА* 1,6 1,3
ваний, г) ИТП** 1,6 1,3
в том числе: д) другие 3,2 2,6
-атопический дер- 2,4 3,9 III. Сочетанные 16,4 12,9
матит
- бронхиальная 2,4 1,9
астма
- пиелонефрит 0,8 0,6
* ЮРА – ювенильный ревматоидный артрит;
** ИТП – идиопатическая тромбоцитопеническая пурпура.
Таблица 3
Частота патологических состояний, развившихся после введения отдельных вакцин, в структуре
реакций и осложнений группы наблюдавшихся детей
вакцина Частота в общей структуре группы
абс., n=155 %
Оспенная (живая) 4 2,3
Полиомиелитная (живая) 20 12,9
Паротитная (живая) 6 3,9
АКДС 45 29,0
АКДС + полиомиелитная (живая) 28 18,0
АДС – М 15 9,7
АДС – М + полиомиелитная (живая) 3 1,9
Коревая (живая) 24 15,5
БЦЖ (живая) 5 3,2
Комплексная против кори и паротита (живая) 1 0,6
Комплексная живая против кори, паротита и
краснухи 2 1,3
Против гепатита В рекомбинантная +
полиомиелитная (живая) 1 0,6

У всех детей, помимо клинического наблюдения, тщательно анализировался семейный и личный
анамнез, история болезни, история развития ребенка; у госпитализированных в стационар проводились общие
анализы крови, мочи, биохимический анализ крови с определением содержания белка, у ряда больных -
белковых фракций, С-реактивного протеина, серомукоида, у детей раннего возраста с судорожным синдромом
определяли содержание кальция, фосфора, щелочной фосфатазы. В целях подтверждения вирусной природы
острых респираторных заболеваний применялся метод прямой иммунофлюоресценции с использованием
конъюгированных с флюоресцинизотиоционатом антител к вирусам гриппа А1, А2, В, парагриппа I, II, III
типов, RS-вирусу и аденовирусам типа 3, 6, 7; мазки со слизистой оболочки верхних дыхательных путей
исследовались в первые три дня пребывания больных в стационаре; изучалась также реакция связывания
комплемента и реакция торможения гемагглютинации в парных сыворотках. Для постановки серологических
реакций использовались антигены тех же респираторных вирусов, а также вируса Коксаки В1, В3, В5, В6.
Реакция считалась положительной при нарастании титра специфических антител в 4 раза и более. У детей с
подозрением на инфекционные заболевания определяли уровень IgМ, IgG, IgA в сыворотке крови на высоте
инфекционного процесса. По показаниям проводилась рентгенография грудной клетки, ультразвуковое
исследование вилочковой железы, сердца, нейросонография. Катамнестическое исследование (от 6 мес. до 23
лет) проведено у 66 детей.
Результаты и обсуждение

Сравнительное наблюдение за группами детей позволило выявить некоторые
клинические особенности течения поствакцинальных патологических состояний,
установить их возрастную структуру, сроки развития, возможную специфическую связь с
различными прививками, предрасполагающие к их развитию факторы макроорганизма.
Местные реакции, проявившиеся с первого дня после введения вакцины у 4
больных 6 - 12 мес., гиперемией, отеком и длительно (в течение 2 - 4 недель) не
рассасывающимся инфильтратом отмечены после АКДС, АДС-М и противокоревой
вакцин. Развитие инфильтратов сопровождалось повышением температуры тела,
недомоганием; в анализах крови отмечались лейкоцитоз, ускорение СОЭ,
диспротеинемия.
Возникновение местной реакции в виде инфильтрата, вероятно, связано с наличием в
составе вакцин (АКДС, АДС-М) адъюванта (оксида алюминия) [14, 99], способного
вызывать на участках введения воспалительную реакцию [58]. Инфильтрат представляет
собой не что иное, как проявление гиперергического варианта воспаления - позднее
иммунное воспаление, протекающее по типу реакции гиперчувствительности
замедленного типа (ГЗТ) [91, 125]. Моделью данной реакции у морских свинок является
реакция Джонса - Моута (кожная базофильная гиперчувствительность), развивающаяся
при подкожном введение белка с неполным адъювантом Фрейнда [17, 46, 91]. У
человека развитие такой же реакции описано при введении различных аллергенов [119],
при контактном дерматите [91], в ткани легкого [108]. Это классическая реакция ГЗТ,
особенностью которой является массивная инфильтрация базофильными гранулоцитами.
Выделяющиеся при дегрануляции последних медиаторы воспаления (гистамин и другие)
тормозят функцию Т-лимфоцитов-эффекторов и одновременно вызывают сосудистую
реакцию (повышение проницаемости сосудов, расширение венул, отек) [46, 91].
Местные локализованные реакции не сопровождаются увеличением концентрации
базофилов в периферической крови [43].
С действием адъюванта, а также с сенсибилизующими свойствами вакцинных
препаратов связывают развитие местных реакций по типу отека и гиперемии,
обусловленных повышением сосудистой проницаемости под действием медиаторов
воспаления [75]. В процессе иммунизации различными вакцинами отмечают увеличение
содержания тучных клеток в тканях [45], а также повышение уровня гистамина в крови
[45, 101].
К развитию данных реакций предрасполагает измененная иммунологическая
реактивность. У наблюдавшихся детей данной группы отмечался аллергический диатез,
при котором, как известно, имеется повышение базального уровня гистамина [16, 95], у 1
ребенка в катамнезе зарегистртрован рецидивирующий фурункулез - маркер
гуморального иммунодефицита [90].
Общие поствакцинальные реакции наблюдались у 28 детей. Основную часть их
составили повышение температуры тела и энцефалическая реакция. Повышение
температуры тела, чаще легкой (37,1-37,5 С) и средней (37,6-38,5 С) степени [89],
отмечалось в основном в первые сутки после вакцинации и сопровождалось нарушением
общего состояния ребенка. Дети поступали в стационар с подозрением на инфекционное
заболевание, однако ни катаральных явлений, ни воспалительных изменений в анализах
крови в первые сутки не выявлялось.
Лихорадку относят к одной из самых частых поствакцинальных реакций [22],
связывая ее развитие с действием экзогенных пирогенов - эндотоксинов
грамотрицательных микроорганизмов [53]. Эндотоксины входят в состав клеточной
стенки бактерий, АКДС-вакцину [56]. Все наблюдавшиеся нами дети с лихорадкой были
иммунизированы этой вакциной.
У 2 детей имел место гипертермический синдром, рефрактерный к жаропонижающим
средствам; улучшение состояния у них наступало на фоне дегидратационной терапии.
У 20 из 28 детей данной группы на фоне повышения температуры тела в первые часы
- первые трое суток после вакцинации отмечались тонико-клонические (реже -
клонические) судороги, сопровождавшиеся потерей или нарушением сознания,
периоральным цианозом. В 67% наблюдений судороги развивались у детей первого года
жизни, что, как мы полагаем, частично может быть связано с анатомо-физиологическими
особенностями детей этого возраста (слабая дифференцировка коры головного мозга и
преобладание тонуса паллидарной системы, функциональная незрелость надпочечников,
лабильность водно-электролитного обмена, повышенная проницаемость гемато-
энцефалического барьера), предрасполагающими как к судорогам, так и к более легкому
развитию полнокровия, отека, сосудистой реакции без воспалительной инфильтрации,
нарушений ликвородинамики.
Реализация указанной предрасположенности при вакцинации, как и при
инфекционном процессе, происходит вследствие развивающихся повышенной
проницаемости сосудов и изменений микроциркуляторного русла в виде снижения
количества действующих капилляров, замедления кровотока, конгломерации
эритроцитов, отека [24, 75, 118]. Данными изменениями объясняют развитие
энцефалической реакции при инфекциях и вакцинации [48].
У 2 детей энцефалическая реакция имела летальный исход вследствие развития отека-
набухания головного мозга, подтвержденного морфологически. Этим же (отеком-
набуханием мозга в поствакцинальном периоде) можно объяснить наблюдавшийся нами
у 2 детей гипертермический синдром, неконтролируемый жаропонижающими
средствами. Доказательством справедливости данного положения может быть
положительный эффект от дегидратационной терапии.
В 76,3% наблюдений энцефалические реакции возникали после АКДС-вакцинации.
Реакции со стороны нервной системы после введения данной вакцины наблюдаются
сравнительно часто [6]. Их развитие связывают с остаточной токсичностью коклюшных
микробов (коклюшный токсин, являющийся протективным антигеном АКДС-вакцины,
вызывает геморрагии, стойкое сужение сосудов, гиперинсулинемию; тормозит
гипергликемию, вызванную адреналином [56, 58, 112]), нарушением синтеза гамма-
аминомасляной кислоты [71], сенсибилизирующим действием АКДС-вакцины [12, 58,
59].
Возможность сенсибилизации связана с наличием в составе АКДС-вакцины и в ткани
головного мозга перекрестно реагирующих антигенов [78]. Хотя аутоиммунные
заболевания практически не наблюдаются у детей первых двух лет жизни вследствие
возрастной физиологической недостаточности CD4-лимфоцитов и повышения
супрессорного потенциала [16, 90], нельзя исключить участие аутоиммунного
компонента в развитии сосудистой воспалительной (энцефалитической) реакции
головного мозга, судорожного синдрома, особенно в затяжных (энцефалопатия) и
отсроченных случаях, а также при возникновении судорог после повторной вакцинации.
У 2/3 наблюдавшихся нами детей судороги возникали после второго или (чаще) после
третьего введения вакцины. Помимо сосудистой реакции [78], аутоантитела к мозговой
ткани могут оказывать эпилептогенный эффект, вызывая образование генератора
патологически усиленного возбуждения [50]. По мнению Т. И. Мецкан [59], все
поствакцинальные энцефалитические реакции, энцефалопатии, возникающие после
АКДС-вакцинации, правильнее относить к энцефалитам с проведением
соответствующего лечения, а В.П. Брагинская и А.Ф. Соколова указывают на сложность
дифференциальной диагностики между этими состояниями [12].
Учитывая наличие лихорадки, иногда катаральных явлений, дети данной группы
находились в стационаре или наблюдались в поликлинике с диагнозами: ОРВИ в раннем
поствакцинальном периоде, ОРВИ с судорожным синдромом, фебрильные судороги,
хотя при обследовании воспалительные изменения в общем анализе крови нами были
отмечены только у 3 из 10 детей и ни у одного из 7 обследованных детей не
определялись антигены респираторных вирусов в мазках из носоглотки. Это может
свидетельствовать о гиподиагностике поствакцинальных реакций [58].
Отдифференцировать поствакцинальные и фебрильные судороги на фоне
инфекционных заболеваний сложно - они имеют единые патогенетические механизмы
развития, сходную клиническую картину [6, 8, 94]. Вместе с тем, по мнению Л. О.
Бадаляна [6], к фебрильным судорогам не следует относить поствакцинальные
энцефалические реакции.
Поствакцинальный судорожный синдром развивается преимущественно (60%) у
детей с неблагоприятным преморбидным фоном. У половины наблюдавшихся нами
детей с энцефалической реакцией отмечалось перинатальное поражение головного
мозга: гипертензионно-гидроцефальный синдром - у 8, синдром мышечной дистонии - у
10, синдром повышенной нервно-рефлекторной возбудимости - у 7 детей, у 1 ребенка
была микроцефалия. У 10 детей отмечались признаки аллергического диатеза; 5 детей
страдали рахитом I-II степени (подострое течение), у 2 из 8 обследованных отмечалась
тенденция к гипокальциемии, однако судороги не носили тетанического характера, не
было и других симптомов спазмофилии. У 9 детей была диагностирована
(рентгенографически, либо по данным УЗИ) тимомегалия, еще 4 ребенка имели
характерные признаки лимфатико-гипопластической конституции (особенности
фенотипа, частые инфекционные заболевания, отягощенность семейного анамнеза
иммунопатологическими состояниями [55, 86].
Дети с тимомегалией составляют группу риска по развитию различных
поствакцинальных реакций и осложнений [51, 79, 86]. Развитие энцефалических реакций
у этих детей после вакцинации может быть связано с такими особенностями их
нейроэндокринной системы как недостаточность опиоидных пептидов, гипокортицизм,
гипопаратиреоз, лабильность фосфорно-кальциевого и водно-электролитного обмена, а
также их склонность к аутоиммунным процессам [63, 79, 86].
В развитии энцефалических реакций прививки играют роль не столько причинного,
сколько провоцирующего фактора, выявляющего генетическое и онтогенетичское
предрасположение [48]. Поствакцинальные судороги в дальнейшем иногда
трансформируются в эпилептический синдром, эпилепсию [25, 26]. Из 20
наблюдавшихся нами детей с энцефалическими реакциями у 2 в последующем
сформировался эписиндром.
Немногочисленную группу общих поствакцинальных реакций составили
аллергические сыпи, возникшие у детей с аллергическим диатезом. В ряде случаев
дифференциальная диагностика их с проявленями последнего представляла
определенные трудности, учитывая полиморфизм поствакцинальных сыпей,
объясняемый действием тех же медиаторов воспаления [11, 34].
Инфекционные заболевания в поствакцинальном периоде отмечены у 39 (32%)
детей, составив 38% в структуре реакций и осложнений. Наиболее часто среди них
встречались ОРВИ которые в 2/3 случаев имели осложненное течение (первичный
инфекционный токсикоз, синдром крупа, обструктивный бронхит, пневмония, ангина,
пиелонефрит); реже наблюдались дисфункции желудочно-кишечного тракта (7 из 39) и
бактериальные заболевания: менингококкцемия (3), гнойный менингит (1),
инфекционный эндокардит (2). Указанные заболевания возникали у детей,
преимущественно второго года жизни, в сроки от первых суток (ОРВИ,
менинглкокцемия) до 3-4 мес. (инфекционный эндокардит). Последний имел место у
детей на фоне врожденных пороков сердца после серии перенесенных ОРВИ с
бактериальными осложнениями в поствакцинальном периоде.
Из 39 детей данной группы 4 ребенка погибли: 1 - в возрасте 9 мес. от двусторонней
пневмонии на 10 день после вакцинации АДС-М, 1 ребенок с внутриутробной
цитомегаловирусной инфекцией от декомпенсации врожденной гидроцефалии на фоне
ОРВИ с обструктивным бронхитом на 10 день после вакцинации против полиомиелита,
двое детей 1,5 лет и 11 мес. от менингококцемии в первые трое суток после вакцинации
противооспенной и АКДС-вакциной соответственно.
Повышенную инфекционную заболеваемость в поствакцинальном периоде можно
объяснить двумя факторами: 1) предшествующим вакцинации иммунодефицитным
состоянием ребенка, связанным с генетическими, возрастными, конституциональными
факторами, а также с перенесенным в превакцинальном периоде инфекционным
заболеванием, чаще острым респираторным; 2) иммуномодулирующим действием
вакцин.
При определении содержания иммуноглобулинов сыворотки крови на высоте
инфекционого процесса из 9 обследованных детей данной группы у 1 ребенка
отмечалось снижение концентрации IgG, еще у 1 - IgA. Катамнестическое наблюдение за
21 ребенком из этой группы выявило в последующем высокую частоту
иммунопатологических и иммунодефицитных состояний - формирование бронхиальной
астмы (у 6 детей), для которой как известно, характерна недостаточность Т-клеточного
звена иммунной системы [97], высокая склонность к ОРВИ – (у 4), у 1 ребенка в возрасте
6 лет развился инфекционный эндокардит, у 1 - острый лимфобластный лейкоз. У 1
ребёнка, умершего в поствакцинальном периоде от пневмонии, морфологически был
диагностирован комбинированный иммунодефицит с преимущественным поражением В-
системы иммунитета и атрофией морфологически незрелого тимуса.
Возникновение инфекционных осложнений преимущественно на втором году жизни
коррелирует с приходящимся на этот возраст критическим периодом развития
иммунобиологической реактивности [16, 90]. Для детей этого возраста вообще
характерна склонность к повторным вирусным и вирусно-бактериальным заболеваниям с
наиболее частым поражением органов дыхания и ЛОР - органов. Это связано с такими
особенностями их иммунной системы, как сохраняющийся первичный характер
иммунного ответа (синтез IgM) на многие антигены, обусловленный функциональной
неполноценностью СD4-лимфоцитов, контролирующих синтез IgG и IgA В-
лимфоцитами [110], недоразвитие системы местного иммунитета, физиологический
дефицит IgG2, что наблюдается примерно у 30% детей [16, 90].
Почти все дети данной группы имели особенности превакцинального периода. У 11
из 39 детей была зарегистрирована тимомегалия, ещё 5 детей имели косвенные признаки
лимфатической конституции. Как известно, Т-клеточный иммунодефицит,
распространяющийся и на другие звенья иммунной системы (дисиммуноглобулинемия
со снижением уровня IgG, IgA, особенности фагоцитоза, снижение активности
комплемента, лизоцима) является ведущим из нарушений у детей, имеющих
увеличенную вилочковую железу [86]. У 1/3 детей имелись признаки аллергического
диатеза, у такой же части детей - перинатальное поражение ЦНС ишемического генеза
или его последствия. Для этих состояний также характерна более или менее выраженная
недостаточность иммунной системы [95, 106].
У 1/3 детей вакцинация проводилась на фоне или в периоде реконвалесценции ОРВИ.
Действие данных факторов макроорганизма при введении вакцины, усугубляется
теми изменениями в иммунной системе, которые касаются иммунного ответа на не
родственные (по отношению к инфекционному агенту вакцины) антигены. Впервые
такая антиген неспецифическая модуляция иммунного ответа была обнаружена у
вакцины BCG, что явилось основанием для ее применения при различных заболеваниях
(онкологических, инфекционных). Однако вакцины как иммуномодуляторы оказывают
не только защитное действие. При введении различных бактериальных и вирусных
вакцин описаны однотипные изменения в иммунной системе, которые носят двухфазный
характер.
Первая фаза - имуностимуляция, сопровождающаяся увеличением числа
циркулирующих лимфоцитов, Т-хелперов, В-лимфоцитов. Вторая фаза - фаза
транзиторного иммунодефицита. Она развивается через 2-3 недели после введения
вакцины и характеризуется снижением численности всех субпопуляций лимфоцитов
(преимущественно Т-хелперов, иногда в сочетании с увеличением количества Т-
супрессоров), и снижением их функциональной активности - способности отвечать на
митогены, синтезировать антитела. У ряда привитых отмечался выраженный
иммунодефицит продолжительностью до 4,5 мес.[49, 66, 67, 72, 84].
Вторая фаза необходима для ограничения иммунного ответа на антигены вакцины.
Однако это ограничение распространяется на посторонние по отношению к вакцине
антигены и связано с формированием клона Т-супрессоров, способных оказывать
антиген-неспецифический супрессорный эффект [10]. Патогенетически
поствакцинальный иммунодефицит не отличим от вторичных иммунодефицитов,
возникающих в ходе вирусных или бактериальных инфекций, хотя и менее выражен по
длительности [15, 84, 88].
Определенный вклад в развитие поствакцинального иммунодефицита может вносить
развивающийся при вакцинации общий адаптационный синдром [12, 19, 33, 45], который
сопровождается угнетением выработки интерферона, функции NK-клеток [35].
Помимо изменения численности и функциональной активности различных

стр. 1
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>