<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Конечно, неправомерные действия возможны, но любой российский гражданин или предприятие, имеющий возможность обратиться в западный суд, сможет оспорить их и добиться возмещения своих издержек.
Счета и собственность не полностью государственных российских корпораций и граждан могут попасть под легальный удар только в случае обвинений в коррупции. Так, насколько можно судить, в 1999 году были заморожены часть счетов наиболее скомпрометированных российских олигархов в развитых странах, а сами они далеко не всегда имели возможность получить визу на въезд в эти страны (почин был положен еще в 1998 году аннулированием американской многоразовой визы прямо в американском же аэропорту чубайсовскому соратнику А.Коху с его последующим выдворением за пределы США).
Такая опасность существует, однако не следует забывать, что развитые государства в основном все же носят правовой характер, а традиционные для России правонарушения (вроде неуплаты налогов) настолько трудно доказуемы, что вряд ли будут приниматься ими во внимание в массовом порядке. Следовательно, те российские граждане и организации, которые не замешаны в широкомасштабной международной коррупции, могут понести лишь частичный ущерб в ходе пропагандистских кампаний, - и с довольно высокой степенью вероятности возместить его в последующих судах.
Таким образом, даже в случае наихудшего сценария международные санкции могут быть распространены лишь на имущество российского государства.
Это может дать существенный стимул сепаратизму, так как регионы, власти которых имеют собственность за рубежом, будут всячески дистанцироваться от центральных властей России, чтобы не "попасть под горячую руку".
Однако в целом, за исключением ряда государственных компаний (вроде некоторых росзагранбанков), под конфискацию не попадет ничего существенного. Счета и другие виды активов из-за границы, скорее всего, государство успеет эвакуировать (дефолты в одночасье не объявляются), а поиск разрозненных объектов собственности, зачастую неизвестных самим российским властям, по эффективности будет напоминать налеты милиции на барахолки, по итогам которых сумма собранных штрафов оказывается заметно меньше потраченных на организацию рейда средств.
Поэтому и в данном направлении по-настоящему возможны только отдельные пропагандистские акции, но широкомасштабных действий можно не ожидать.
Реальный ущерб как стране в целом, так и отдельным физическим и юридическим лицам будет нанесен совсем по другим каналам: прекращению кредитования российского государства, прекращению стимулирования внешней торговли с Россией, ужесточению барьеров на пути российского экспорта, затруднению всех видов контактов России с развитыми странами.
Однако все эти процессы уже идут, причем в значительной степени стихийно, в силу внутренней логики развития мировой экономики, так что речь идет лишь об угрозе их существенной интенсификации. Так, Россия заплатила по внешним долгам в 1999 году 10 млрд.долл., еще примерно столько же предстоит заплатить в 2000, в том числе в первом квартале, - до президентских выборов, то есть гарантированно без получения каких-либо внешних кредитов, - около 3 млрд.долл..
Угроза усиления и даже сохранения сегодняшнего уровня международной изоляции объективно является угрозой уничтожения всей российской экономики, но носит постоянный характер. Нам придется противостоять ей вне зависимости от степени нашей текущей международной изоляции, и единственный способ выстоять - это быть сильными, то есть иметь здоровую экономику, даже ценой игнорирования зарубежных советов и противостояния зарубежному давлению.
Собственно, решению этой задачи и посвящена настоящая книга.
Для того, чтобы помощь развитых стран действительно стала оказываться и действительно стала ресурсом России, она должна привести своё поведение в соответствие реалиям глобальной конкуренции, - в частности, ориентироваться не на "весь мир", а на имеющие с ней общие геоэкономические и геофинансовые интересы страны Европы и Юго-Восточной Азии.
Как минимум, Россия должна всячески поддерживать и пропагандировать усилия по созданию механизмов регулирования международных финансовых потоков, осторожно предпринимаемые развитыми странами Европы и Японии (в противовес идеям Сороса о создании некоего аналога мирового финансового Госплана на базе Федеральной резервной системы США).
В первую очередь заслуживают активной поддержки следующие предложения:
* поэтапное создание механизма "большой валютной змеи" (тройственный "валютный коридор" для доллара, евро и иены, резко ограничивающий потенциал мировых валютных спекуляций и, соответственно, политический потенциал единственного игрока на этом поле - США);
создание механизма мониторинга, а затем, возможно, и регулирования деятельности основных мировых спекулятивных инвесторов (в первую очередь американских хеджевых фондов);
реальное реформирование МВФ (предложения, высказываемые в основном японскими специалистами) с целью большего учёта интересов и специфики стран - получателей кредитов, включая:
* * создание механизма участия представителей этих стран в процессе не только принятия, но и выработки возможных вариантов решений центральным аппаратом МВФ;
выработку долгосрочных программ деятельности и долгосрочных приоритетов МВФ;
публикацию всех документов, подготавливаемых аппаратом МВФ, в общедоступном бюллетене, с оценкой качества этих документов специальным независимым органом.
Вместе с тем следует учитывать, что сам факт терпимого отношения развитых стран к России, на котором основаны все изложенные умозаключения, перестает быть бесспорным фактом и все в большей степени превращается в гипотезу, нуждающуюся в тщательной проверке.
Известно, что на Западе все большую, а после правительственного кризиса лета 1999 года и начала новой войны в Чечне - и подавляющую популярность приобретают иные настроения, - от пассивных планов построения "мира без России" по некоторому аналогу с высказываниями А.Коха (при котором Россия не столько выталкивается из уже существующих механизмов международного сотрудничества, сколько просто не включается в новые, только создаваемые) до активных планов, построенных по образцу так называемого "плана Бжезинского", по которому необратимая территориальная дезинтеграция России должна пройти за 25 лет (то есть к 2015г.) - жизнь поколения, "чтобы больной не понял, что умирает, и не начал дёргаться".
В любом случае прежние парадигмы, сформированные еще в период "холодной войны" (то есть даже не в прошлую, а в позапрошлую политическую эру), по определению не могут безоговорочно переноситься на современные условия.
В частности, нападение США и их партнеров по НАТО на Югославию стало очевидным концом послевоенной эпохи, когда противостояние двух мировых держав создавало глобальную "систему сдержек и противовесов", в которой было место договоренностям и дипломатии.
Исчезновение одной из этих держав не просто создало "однополярный мир". Оно сделало дипломатию избыточной и сняло все ограничители для решения проблем при помощи грубой силы. При этом информационное господство США в мире позволяет им внедрять в общественное сознание любую, сколь угодно грубую ложь.
В частности, доказано, что президент США Клинтон, премьер Великобритании Блэр и иные лидеры государств-агрессоров лгали своим народам и всему миру, оправдывая агрессию против Югославии. Оказалось, что массовые убийства в Косово если и совершались, то никак не сербами, а натовской авиацией и обученными западными инструкторами албанскими наркопартизанами.
Лжецов поймали за руку, - но наглый обман, позволивший им уничтожить экономику целой страны, остался безнаказанным.
По некоторым признакам, успешно отработанный на Югославии механизм теперь постепенно начинает применяться по отношению к России.
В частности, в октябре-ноябре 1999 года различные представители США в неявной форме выдвинули четыре требования к России, каждое из которых, хотя и по разным причинам, заведомо неприемлемо для нее.
Первое и наиболее известное - примирение России с разрывом договора по ПРО, лежащем в основе всех существующих в мире систем безопасности. Руководители США откровенно заявляют, что их вообще не интересует позиция России по этому вопросу: США считают себя вправе выполнять или не выполнять подписанные ими соглашения по своему усмотрению. При этом, подобно Клинтону, который по ходу "дела Моники" изобретал весьма забавные критерии того, что является сексом, а что нет, лидеры США изобретают не менее интересные и, к сожалению, не менее сомнительные критерии нарушения или соблюдения договора о ПРО.
Разрыв этого договора - не менее серьезный признак изменения мироощущения США, чем нападение на Югославию. Раньше, противостоя СССР, они хотя бы косвенно и хотя бы для улучшения имиджа признавали ответственность за состояние дел в сфере своего влияния. Разрыв договора о ПРО - юридическое доказательство одностороннего отказа от этой ответственности. Создание национальной противоракетной обороны демонстрирует безразличие США к уровню внешнего неблагополучия, вызванного во многом спровоцированного их действиями, и намерены не преодолевать его, а надежно от него отгораживаться.
Россия должна понимать, что в понятие "внешнего благополучия США" в данном случае входит и ее состояние. Разрывая договор по ПРО, США разрывают тем самым иллюзии о возможности продолжения шантажирования их со стороны России - как ядерной войной, так и разрушением АЭС в результате беспорядков и толпами беженцев (до США они не докатятся, а дестабилизация Европы как стратегического конкурента им только поможет).
Россия не имеет права примириться с односторонним отказом США от договора о ПРО, так как одним из следующих логических шагом в том же направлении станут бомбардировки России НАТО на основании того, что, например, на президентских выборах победил "неправильный" кандидат, в принципе способный проводить политику, которая не устраивает США.
Второе требование к России - обеспечить широкомасштабную борьбу с коррупцией. К сожалению, "отмороженность" ближайшего окружения первого президента России, сохранившего свое влияние и после его отставки, нашедшая отражение в целом ряде красноречивых действий (вроде прекращения уголовного преследования Березовского) и в постоянных слухах об обнаружении зарубежных счетов самого Б.Ельцина и предоставлении ему иммунитета от уголовного преследования, не оставляет надежд на какие-либо успехи в этом направлении по крайней мере до кардинальной "чистки" государства после президентских выборов.
Но даже и успехи эти, по-видимому, не были бы восприняты руководством США в полной мере, - ибо борьба с коррупцией во многом используется для прикрытия противодействия российскому бизнесу, воспринимаемому (особенно после отказа России от навязываемого Западом высокого курса рубля, подрывавшего ее конкурентоспособность) как нежелательный конкурент. Недаром эти скандалы оставляют без внимания шалости даже не очень влиятельных американских компаний, участвовавших, например, в организации фиктивного импорта в Россию, и сосредотачивают внимание лишь на их российских партнерах.
По сути дела кампания по борьбе с российской коррупцией во многом служит оправданию роста протекционизма со стороны развитых стран. В конечном итоге такой протекционизм ведет к подавлению ввоза в эти страны любых товаров, произведенных вне зарубежных филиалов или дочерних компаний базирующихся на их территории транснациональных корпораций.
Поэтому бороться с коррупцией в ее "новоамериканском" понимании для России значит самой уничтожать свой экспорт и подрывать свою конкурентоспособность.
Третья группа требований, предъявляемых России, направлена на прекращение войны в Чечне. Необходимость заботы о 210 тысячах мирных жителей, выброшенных в чистое поле, очевидна, - как и необходимость заботы о зимующих там же 60 тысячах военнослужащих. Так же очевидна желательность ведения переговоров, которые, однако, не должны мешать боевым действиям и антитеррористической операции в целом. Ведь эти переговоры - единственный способ наведения порядка в Чечне, единственный путь избежать чрезмерных потерь, невыносимых для российского общества.
К сожалению, исправление трагических ошибок руководства России имеет весьма отдаленное отношение к позиции США. Само собой, после Косова никто не заподозрит представителей этой страны в чем-либо, напоминающем гуманизм. Но, что гораздо важнее, позиция США в чеченском конфликте (транслировавшаяся в том числе через МВФ) фактически сводится к требованию капитуляции России перед международными террористами. А сохранивший свое интеллектуальное влияние Бжезинский, например, и вовсе указывает на принципиальную неприемлемость для США победы России в Чечне.
И тут же - в качестве "разменной монеты" - России выдвигалась четвертая группа требований: предоставить США решение проблемы Нагорного Карабаха вплоть до ввода туда войск, вывести войска из Грузии и обеспечить передачу под ее суверенитет Абхазии.
Фактически США предлагали России отказ от остатков ее влияния в Закавказье в обмен на "закрывание глаз" мирового сообщества на Чечню. Причем делается это столь виртуозно, что в случае обмана России (как это многократно бывало и раньше) она не сможет протестовать, ибо никаких четких, не говоря уже о формализованных, обещаний ей не дается.
Таким образом, ради своих геополитических интересов США защищают международных террористов. Более того: они фактически используют их, чтобы "выбить" Россию с Кавказа. При этом методы, используемые ими, заставляют вспомнить самые жестокие времена "холодной войны"; достаточно указать, что немедленно после визита на Кавказ С.Тэлботта были демонстративно убиты противившиеся его курсу пророссийские лидеры Армении. Конечно, нелепо обвинять американского дипломата в подготовке подобных акций, но до полного расследования этой трагедии признание подобного совпадения совершенно случайным представляется преждевременным.
Пока не ясно, являются ли "четыре требования к России" внешним проявлением внутриполитической борьбы в США или же результатом надпартийного консенсуса элиты.
Последнее - стратегическая угроза России, так как приведет к одностороннему и долгосрочному восстановлению со стороны США "холодной войны" и, среди прочего, систематическому усилению экономических санкций.
В пользу наименее приятного для России предположения говорят позиции как экономистов и дипломатов, так и военных США. Первые еще с конца 1996 года открыто говорят о необходимости освоения российских Сибири и Дальнего Востока, вторые (как это было в ходе украинско-натовских маневров 1999 года) прямо указывают на возможность военной операции НАТО на территории СНГ.
Вместе с тем надо четко сознавать, что главным по крайней мере непосредственным фактором, толкающим США к "холодной войне", является, как это ни печально, внутренняя политика самой России.
Главный раздражитель, конечно, Чечня. По-видимому, для США оказалось неприемлемым шоком наличие у России, несмотря на все их усилия, хоть сколько-нибудь боеспособных вооруженных сил. С другой стороны, руководство России либо не понимает, что мир ждет от него фиктивно-демонстративных переговоров с чеченцами и эффектной помощи беженцам и мирным жителям, либо не умеет дополнить военные действия отвлекающими американцев переговорами. Это непонимание может быть лишь усугублено вероятным по логике развития войны "увязанием" России в Чечне - не только в чисто военном, но и в экономическом плане.
К "холодной войне" толкает США и смычка силовых структур с сомнительным окружением первого российского президента и СМИ, которое создает угрозу возникновения коррумпированного и опирающегося на грубую силу государства, движущегося от демократии в сторону тоталитаризма по худшим мировым образцам.
Справочно. Так, захват Ю.Шутова в зале суда после его освобождения, если отвлечься от его личности, заставляет задуматься о возможности создания "эскадронов смерти" по образцу некоторых стран Латинской Америки.
Напомним, что в этих странах разочарованные в действительно коррумпированном суде силовые структуры начали самостоятельно наказывать тех, кто, по их мнению, безнаказанно совершал опасные преступления. Это быстро оборачивалось широкомасштабным террором, усугубленным тем, что части этих силовых структур нанимались региональными лидерами и корпорациями латиноамериканских стран для силового решения их проблем.
Ю.Шутов был захвачен неизвестными вооруженными лицами в масках без предъявления каких-либо документов, не говоря уже о полномочиях, - и лишь потом выяснилось, что неизвестные действительно были сотрудниками силовых структур, причем не простосиловых, а правоохранительных органов.
В целом действия США в отношении России после отставки Е.М.Примакова Б.Ельциным свидетельствуют о категорическом неприятии ими как недемократического и в целом не соответствуюего требованиям развития рыночных отношений режима, созданного Б.Ельциным, так и еще более жесткого режима "нового Сталина", возможно, подготовленного им себе на смену.
Фактически дело дошло до введения против России экономических санкций (хотя они так и не называются), наиболее жестких после введения Советским Союзом войск в Афганистан за 20 лет до этого.
Существует версия, по которой окончательное решение о своей отставке Б.Ельцин принял, получив информацию о намерениях некоторых зарубежных кругов обнародовать данные о зарубежных счетах как его самого, так и членов его ближайшего окружения.
В целом это представляется хорошим для России вариантом, так как он исходит из предположения, что руководство США разделяет Россию и ее руководителей. В результате сохраняется надежда на то, что в случае решительного обновления руководства произойдет и "смена курса" США по отношению к ней.
Однако убедительных доказательств этого нет. В то же время очевидна неизбежность "эффекта самопрограммирования": длительная критика создает у критикующих (в данном случае элиты не только США, но и развитых стран в целом) прочное негативное отношение к объекту критики, воспринимаемому все более расширительно (то есть уже не к российским коррупционерам, а к России как таковой).
Этот процесс будет существенно облегчен рядом глобальных факторов. Так, ключевой стратегической угрозой для США является перевод мировых долларовых активов в "евро". Противодействие ей - один из основных мотивов американской политики.
После завершения мирового финансового кризиса США исчерпали возможность противодействия ей собственно финансовыми мерами.
Косовский кризис заставляет предположить, что, пользуясь глобальным преимуществом в технологиях (в том числе в технологиях формирования мирового общественного мнения), США начали противодействовать угрозе перевода мировых долларовых активов в "евро" при помощи привычных военно-политических инструментов.
Если эта гипотеза верна, США заинтересованы в одностороннем возврате к режиму "холодной войны" и в создании "локального управляемого кризиса" в отношениях с Россией как элемента общей стратегии "глобальной управляемой дестабилизации" и ослабления Европы.
В этом случае США втаптывают в грязь Россию так же, как они втаптывали в грязь Югославию, - исходя из собственных причин и побуждений, не имеющих к их жертве никакого отношения. Так маньяк насилует девочек не потому, что они призывно накрашены, а потому, что ему это кажется жизненно необходимым.
Таким образом, ухудшение отношений с Россией, начавшись как момент внутриполитической борьбы в США (коррупционный скандал), может перерасти в устойчивый элемент глобальной политики США, призванной сохранить доллар в качестве единственной мировой валюты.
Возможности России сводятся к попыткам использовать этот кризис для борьбы с коррупцией и криминалом, за оздоровление государства, за сплочение честных и ответственных сил. Давлению США надо уступать не там, где это выгодно им, а там, где это выгодно нам - не капитулировать перед международным терроризмом и его "пятой колонной" в высшем руководстве России, а, напротив, искоренять их в порядке борьбы с коррупцией.
Ограниченность этих возможностей в свете изложенного выше представляется вполне очевидной.
1.2.11. Так что же мы можем?
Таким образом, практически все традиционные ресурсы России в кратко- и среднесрочном плане носят "трудноизвлекаемый" характер и являются не только ресурсами, но и проблемами, ограничениями. Ведь не используемый ресурс сам по себе создаёт в обществе напряжение, дополнительные трудности и сковывает его движение в других направлениях (едва ли не классической иллюстрацией являются размышления А.Илларионова о негативном влиянии на Россию её полезных ископаемых).
Важно понимать и другое: если сегодня общество не может воспользоваться тем или иным ресурсом, значит, сегодня этого ресурса у общества нет. Поэтому разговоры о том, что в России "есть всё - надо только создать механизмы его использования" - не более чем очередная попытка национального самообмана (или, если угодно, национального аутотренинга).
Это не означает, что указанных ресурсов не существует вовсе или что ими можно пренебречь в средне- и долгосрочном плане. Важно другое: сегодня, именно сегодня, в краткосрочном плане, Россия более не имеет перспектив развития, приемлемых с точки зрения ее собственного общественного сознания. Это чревато глубоким шоком, купировать и направить который в созидательном направлении может только государство.
Принято считать: "время - лучший врач", оно зарубцует психологические раны, скроет ошибки и, значит, для выправления жизни надо просто подождать. Но Россия не должна забывать, что мировая конкуренция, по крайней мере для неё, - это гонка на выживание. Кто теряет время, теряет жизнь. Прогресс ускоряется - и первоначальное отставание увеличивается с каждым днём.
Пора понять: мы отстаём не только потому, что деградируем сами, но и потому, что остальные продолжают развиваться, и развиваться ускоренно. Прогресс ушел так далеко, что со стороны его даже нельзя осознать. Человечество привыкает жить если и не против России, то по крайней мере помимо неё, без неё. Поэтому мы должны торопиться - "медленно и осмотрительно" помня, что каждый упущенный день бросает свою горсть земли в нашу могилу.
Наши ресурсы кроются в основном в психологической и управленческой сфере. Это психологическая мобилизация активной части общества в ходе осознания угрозы хаоса и уничтожения, а также энергия "конструктивного реваншизма", жгучее осознание заслуженности поражения в мировой конкуренции, желание исправить ошибки и вернуть себе право на нормальную жизнь по своим правилам. Времени нет, ибо лучшая часть молодежи, не помня "нормальной жизни по своим правилам", предпочитает "нормальную жизнь по чужим правилам" и покидает страну.
Активное стремление вернуться к нормальной жизни должно быть направлено в первую очередь на реформу управления (как государством, так и предприятиями), катастрофическое состояние которого является сегодня основным тормозом развития страны. Его оздоровление позволит России начать использовать и наращивать интеллектуальный потенциал и превратить в источник развития интеллектуальную ренту (в том числе высасываемую из других стран).
Государство должно брать на себя регулирование тех сфер человеческой деятельности, в которых рыночное регулирование не существует или недостаточно эффективно. При этом важнейшей функцией государственного регулирования является выращивание рыночных институтов и поощрение самоорганизации с целью налаживания достаточного рыночного регулирования и последующего ухода государства из этих сфер.
Поддержанная его преемниками попытка правительства Е.М.Примакова отказаться от смертельного в условиях глобальной конкуренции либерализма (специалисты развитых стран практически едины в том, что последнийон не даст сохранить даже простую стабильность ни одной экономике мира, включая США; это причина, в частности, роста протекционизма в развитых странах) и начать возрождение России с восстановления инструмента любой сознательной деятельности в масштабе общества - с возрождения государства - объективно является последней возможностью России вернуться на рельсы прогресса и избежать судьбы лишённых перспективы, "конченых" стран.
Важнейшей и постоянной задачей для всех ответственных сил общества является расширение ресурсной базы России, включая механизмы создания привилегированных условий для иностранного капитала и гуманитарного развития. Необходимо сознавать, что эта база в ее сегодняшнем состоянии абсолютно недостаточна, и прилагать все усилия для её развития - возможно, в наименее традиционных направлениях.
1. 3. ИДЕОЛОГИЯ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ
Сегодняшнюю Россию, что бы ни говорили захлебывающиеся от денег мастера политтехнологий и выскакивающие, как чертики из табакерки, "раскручиваемые" в одночасье до уровня "спасителей нации" никому не известные чиновники, нельзя завоевать.
Ее можно только убедить - и без этого убеждения любой новый "культ личности", на какую бы жесткость и жестокость он ни опирался, будет возводиться на песке.
Ценность советской власти была в том, что мир, построенный ею, был понятным. Во многом он был недоброжелательным и неразумным, но понятность делала его приемлемым для людей. Ведь, раз окружающий мир понятен человеку, тот использует его для достижения своих целей. Он может планировать свою жизнь, ставить задачи и достигать их. Стабильность и порядок существуют только в понятном мире.
Реформы дали людям свободу, но отняли понимание. Они сделали мир непонятным, а значит - враждебным и неопределенным. Утратив понимание "правил игры", десятки миллионов людей стали беспомощными и не смогли использовать полученные ими новые возможности.
Первейшая обязанность государства - вновь, уже на принципиально новой, рыночной и демократической основе, сделать мир понятным для своих граждан. Вернув людям понимание происходящего с ними, объяснив им закономерности развития и их место в этом развитии, мы сделаем решающий шаг к порядку и стабильности - не говоря уже о том, что повседневные действия людей станут более осознанными, а значит - и более эффективными как для страны в целом, так и для каждого из них.
Общество всегда должно четко представлять себе, что с ним происходит, чего и почему оно хочет, как оно будет достигать своих целей и каковы его перспективы. Это понимание объединяет людей, одушевляет их и лучше любого руководства концентрирует их усилия на важнейших для общества направлениях.
Без такого понимания самое богатое, самое образованное, самое энергичное общество - "трость, ветром колеблемая". Оно обречено на скорое поражение в мировой конкуренции и деградацию, что подтверждает и наша недавняя история.
Но само по себе общество не может выработать такое понимание. Для этого ему нужно государство, которое выявляет общие ценности, закрепляет их в общественном сознании, переводит на язык практических действий и разъясняет эти действия людям.
Последнее обязательно. Еще Суворов говорил: "каждый солдат должен понимать свой маневр". Наши реформаторы отрицали это правило, за что им пеняли их же сторонники. Это кончилось не только кризисом доверия, не только полным финансовым и моральным банкротством реформаторов, но и массовым уклонением от налогов, которое приняло характер кампании гражданского неповиновения.
Это нельзя забыть. Этого нельзя допустить никогда больше.
Чтобы самые сложные преобразования были понятны и близки населению страны, необходима их постоянная проверка "на оселке" основного, объективно предопределенного принципа нашего развития: опоры (пусть сколько угодно вынужденной и противоречащей внутренним убеждениям наших очередных вождей) на самостоятельность населения и стимулирование его экономической инициативы.
Как еще помнит значительная часть населения нашей страны, советское государство обеспечивало всех граждан всем, что считало необходимым для их нормальной жизни. Сегодняшнее российское государство в состоянии обеспечить лишь минимум необходимого весьма небольшому числу людей.
Государство, которое не может дать денег, должно компенсировать это свободой, - должно дать возможность максимально большому числу людей самостоятельно зарабатывать себе на достойную жизнь. Понятно, что речь идет не о государственном заказе, а о простой возможности работать и торговать.
Именно эта задача является главной целью российского государства на современном этапе его развития. Ее решение не только позволит людям выжить, но и даст возможность направлять средства государства на реализацию глобальных интересов России. Наоборот ничего не получится.
Это значит, что наше государство может сейчас тратить то, что имеет, только на те программы, которые важны для нашего выживания. Однако этого мало. Параллельно оно должно создавать условия для того, чтобы население работало на себя и богатело. Если получится, то и государство будет богатеть. Это единственный путь выхода из кризиса.
К сожалению, сегодня важность даже постановки такой задачи - дать людям возможность спокойно работать независимо от государства - самым трагическим образом недооценивается.
Цель российского общества и государства - социальная переориентация сформировавшейся рыночной экономики при помощи цивилизованного, рыночного государственного регулирования. Оно должно опираться на опыт развитых стран и признанный даже Мировым банком крах политики безоглядной тотальной либерализации (т.н. "вашингтонского консенсуса").
Только в процессе достижения этой цели удастся на рыночной, демократической основе постепенно вытеснить разочарование и подозрения, господствующие сегодня в обществе, стремлением к участию в коллективном созидании.
Основной инструмент - рыночная поддержка (в том числе предоставлением необходимых гарантий и единых для всех "правил игры") частной деловой активности, содействующей подъему экономики (в первую очередь реального сектора) и прогрессу человека (восстановлению уровня жизни, возрождению здравоохранения, образования, науки и культуры).
Главное сегодня - переориентация усилий с уменьшения вмешательства государства в экономику на рыночный рост эффективности этого вмешательства. Поворот от безудержного разрушительного либерализма, от безответственного самоустранения государства от исполнения своих обязанностей к кропотливой созидательной работе, к защите бедных и поддержке активности богатых.
Государство долго ориентировалось на либеральную идеологию, пыталось превратить себя в "ночного сторожа" как по функциям, так и по интеллектуальным и финансовым ресурсам. Между тем для исполнения своих минимальных обязанностей в мало-мальски сложно организованном обществе нужно постоянно, активно и оперативно вмешиваться в его развитие, осуществляя цивилизованное, рыночное государственное регулирование.
Удар, полученный Юго-Восточной Азией от напуганных ее развитием конкурентов осенью 1997 года, часто используется для пропаганды порочности самой идеи государственного регулирования. Миссионеры-либералы замалчивают и то, что для России темпы развития, рождающие проблемы Юго-Восточной Азии, пока остаются мечтой, и то, что Юго-Восточная Азия поразительно быстро оправляется от кризиса.
Один из секретов привлекательности либерализма состоит в его идеологическом лукавстве: будучи "религией сильных", он при этом замалчивает сам факт неизбежного существования слабых и, соответственно, снимает с исповедующих его наиболее сильных и активных членов общества ответственность за их состояние.
Нечто подобное происходит и в масштабе целых стран - в условиях глобальной конкуренции либерализм обеспечивает победу сильнейшим. Именно потому, что он обеспечивает увековечивание их лидерства, его так пропагандирует лидеры мировой конкурентной гонки - развитые страны.
История учит, что либерализм, суть которого - минимизация государственного вмешательства в экономику, является средством выхода из кризиса и спада в ситуациях, когда еще непонятно, что хорошо и что плохо, когда выжить можно, лишь доверившись слепой рыночной стихии. Как только ситуация становится осознаваемой, возникает возможность осмысленного регулирования, которая и начинает с успехом использоваться.
Один из величайших экономистов мира, нобелевский лауреат В.Леонтьев еще более четверти века назад писал применительно к наиболее либерализированной экономике мира - экономике США: "...в течение многих лет в теоретических исследованиях ... доминирует агрегирующий ... подход, согласно которому экономикой можно эффективно управлять посредством ... манипулирования несколькими стратегическими агрегированными переменными, такими, как совокупные правительственные доходы и расходы, денежная масса и ставка процента... Опыт прошлых лет показал, что это не соответствует действительности. Небольшая агрегированная модель не в состоянии вместить фактическую информацию и обеспечить ее аналитическое осмысление, необходимое для решения бесчисленных проблем, которые правительству приходится преодолевать изо дня в день, из года в год". (В.Леонтьев. Межотраслевая экономика. М.:Экономика, 1997, с.227).
В России лЛиберализм сделал свое дело по крайней мере к 1995 году: обеспечил создание основных рыночных механизмов. Теперь государство, после многолетнего перерыва в созидательной работе, должно усовершенствовать их, превратив в инструменты обеспечения хозяйственного подъема.
Государство должно на рыночной основе решать те ключевые проблемы, с которыми субъекты экономики не справляются сами. У контуженных нашей историей это вызовет иллюзию частичного возрождения тоталитаризма. Но сегодня российская система управле-ния так либеральна и настолько не соответствует высокой монопо-лизации экономики, что любой шаг к разуму будет в том числе и шагом к административным мерам. Это подтверждает и эволюция ряда либералов-"фундаменталистов", в том числе Чубайса.
Времена, когда можно было развиваться за счет стихийного высвобождения инициативы, прошли: рыночная инициатива давно нуждается в разумных административных подпорках (начиная с обеспечения исполнения законов и судебных решений и кончая индикативным планированием и среднесрочным программированием развития общества).
Процесс их создания не бесконечен: решив сегодняшние задачи и столкнувшись с новыми, мы будем менять наше отношение ко многим принципам. Но до этого еще далеко.
1.4. ОСНОВНЫЕ ЦЕЛИ
И ПРИНЦИПЫ ИХ ДОСТИЖЕНИЯ
Пора отвыкнуть от попыток детально расписать всё будущее и все действия по его достижению. Это не прогнозирование и не планирование, а бесплодное и бессмысленное насилие над объектом исследования.
Оценив текущие проблемы и ресурсы, надо определить общее направление развития и первые шаги в этом направлении. Это очень сложно, и этого достаточно. Следующие шаги будут сделаны потом - исходя из принципиально непредсказуемых на первом этапе особенностей развития.
Прежде всего, Россия слишком разнородна, чтоб политическое единство естественно вырастало из внутренних экономических связей. Это предопределяет высокую роль государства и делает стратегическим условием выживания снижение региональных разрывов. Сегодня такое снижение требует устойчивого и регулируемого экономического роста.
Таким образом, Россия не может выжить, стоя на месте или отступая. Россия может выжить, только идя вперёд.
Главное направление приложения сил - оздоровление экономики при помощи роста ёмкости внутреннего рынка и опирающейся на него внешнеэкономической экспансии (чисто экспортная ориентация бесперспективна из-за разрыва экономики на "экспортную" и "внутреннюю" части и мирового перепроизводства).
1.4.1. Стимулирование спроса
Чтобы вывести страну из депрессии и повысить ёмкость внутреннего рынка, государство должно стимулировать спрос. Возможные каналы стимулирования: банки, население, инвестиции, антимонопольная политика.
Помогать существующим сегодня банкам можно только в пределах, обеспечивающих нормальную работу системы расчётов. Попытка увеличить совокупный спрос через банки (например, поддержкой ликвидности большого числа проблемных банков) приведут, как мы неоднократно видели, к увеличению совокупного спроса исключительно на валюту и другие спекулятивные товары, что чревато новой дестабилизацией.
Поддержка населения должна расширяться. Основные каналы:
* возврат государственного долга по прямым выплатам, по завершении - их регрессионная индексация, в крайнем случае за счёт эмиссии на нужды бюджета;
улучшение управления ассигнованиями на социальные нужды и рост их объёма до минимально необходимого уровня, в крайнем случае за счёт эмиссии на нужды бюджета;
развитие всех видов кредитования населения, в том числе государственными структурами и под государственные гарантии (как ипотечного, так и потребительского - на приобретение отечественных товаров).
Но ещё нэп показал: спроса населения мало для развития сложных производств и даже для восстановления, не говоря уже о развитии, экономики.
Поэтому наряду с поддержкой населения необходимо создание и развитие под жёстким контролем инвестиционных институтов (Банка развития, агентств страхования инвестиций и экспорта и т.д.). Развитие инвестиционной инфраструктуры само по себе увеличит инвестиции, ибо перетянет в реальный сектор часть средств коммерческих банков, не находящих себе объекта вложения.
Необходимо вдохнуть новую жизнь в фондовый рынок России. После кризиса 1998 года он находится в придушенном состоянии. Государство должно целенаправленно развивать его прежде всего как инструмент привлечения инвестиций в реальный сектор. Неудача прежних попыток во многом была вызвана отсутствием такой постановки задачи. В результате фондовый рынок оставался оторванным от реального сектора и становился жертвой спекулянтов.
К сожалению, возможности традиционных источников инвестиций достаточны только для выживания. Для обеспечения модернизации России их мало. Значит, надо уже сейчас искать новые пути и механизмы их осуществления.
В перспективе важнейшим средством роста инвестиционного спроса должна стать земельная реформа, направленная на введение земельных ресурсов в свободный финансовый оборот.
Конечно, начинать его без честного суда, без эффективного государства, без жесткой антимонопольной политики нельзя. В этом случае Россия получит новый импульс к деградации, новый виток монополизации - на сей раз в виде уже не олигархов, а латифундий - и, в конечном итоге, не инвестиции, а такой же разгул преступности и коррупции, как и в ходе приватизации. И эти явления, как и в то время, ударят не только по нашей стране, но и по всему миру.
Поэтому с земельной реформой нельзя торопиться - точно так же, как нельзя и медлить.
На первом этапе оздоровления экономики разумным представляется и прямое стимулирование инвестиционного спроса. Его основные каналы:
* покупка Центробанком нерыночных госбумаг, выпускаемых Минфином, с последующим осуществлением инвестиций через федеральный бюджет, в том числе Бюджет развития, управляемый Банком развития (против этого пути будут выступать внешние кредиторы, готовые реструктурировать долги России, только если у неё действительно нет денег, а не потому, что ей вдруг вздумалось осуществить инвестиционные проекты);
переучёт Центробанком векселей экспортёров (выданных под экспортные контракты) и компаний, осуществляющих надежные инвестиционные проекты, в размерах и сроках, согласованных с государством, а также предприятий - получателей госзаказа в размере не выше последнего;
выдача принадлежащими Центробанку банками гарантий либо иных форм обеспечения под инвестиционные проекты реального сектора (так как Центробанк, чтоб не допустить банкротства этих структур, в любом случае вынужден будет покрывать их обязательства);
гарантирование, частичное или полное кредитование государственными банками проектов реального сектора с быстрой отдачей.
Кроме того, активизирует внутренний спрос и укрепление контроля государства за государственным же сектором, например, реализация законодательного запрета на бюджетное финансирование импорта, а также запрет гуманитарной продовольственной помощи. Важная мера - и регулирование финансовых потоков, ограничивающее спекулятивные операции.
Сильнейшим шагом, повышающим внутренний спрос, является проведение эффективной политики борьбы со злоупотреблением монопольным положением. Всякая компания, уличенная в таком злоупотреблении, должна, помимо колоссальных штрафов, не менее чем на год попадать под жесткий контроль Министерства по антимонопольной политике, которое будет тщательно контролировать все процессы ценообразования.
Нужно создание разумной стратегии привлечения иностранных инвестиций, в том числе на базе соглашений об СРП и механизмов концессий. Все направления экономической активности должны быть разделены на три основных части:
* направления, развитие которых непосильно российскому капиталу: в них иностранному капиталу, помимо жёсткой защиты со стороны государства, нужно предоставлять всемерные льготы (например, в части прямого инвестирования в большинство предприятий реального сектора, развитие потребительского кредита и привлечение средств населения в прямые инвестиции в Россию);
направления, с развитием которых российский капитал справляется сам (например, проведение расчётов, производство пива и т.д.) - здесь иностранному капиталу не нужно предоставлять льготы, но необходимо так же жёстко защищать его на государственном уровне;
считанное число направлений, куда иностранный капитал не допускается или допускается ограниченно по соображениям:
* безопасности (например, часть ВПК, стратегическая связь и так далее);
нежелательности развития отрасли (преступные виды бизнеса и финансовые спекуляции);
стратегического с точки зрения инвестиционных ресурсов характера отрасли (например, страхование и накопительные пенсионные фонды).
Последнюю сферу надо развивать под эгидой и жёстким контролем государства (включая его собственность), одновременно с созданием специальных льготных условий, пока соответствующие структуры не наберут мощь, достаточную для самостоятельной деятельности на частной основе. Это не означает никакой национализации: "правила игры" должны быть едиными и для частных, и для государственных компаний.
Значительные злоупотребления, наблюдающиеся в настоящее время в государственных структурах, не должны отпугивать, так как они, во-первых, после завершения активной приватизации всё равно меньше злоупотреблений, наблюдаемых в частных структурах (так, бюджет ни одного из министерств не был разворован полностью, как это частенько случается даже с крупнейшими коммерческими структурами), а, во-вторых, осуществляются в отсутствие какого-либо контроля, который проще организовывать в сферах, непосредственно контролируемых государством.
Государство должно учитывать, что характер собственности влияет на эффективность управления лишь в долгосрочном, а не кратко- и среднесрочном плане, рассматриваемом в настоящей книге. Поэтому в рассматриваемом временном промежутке оно должно быть почти безразлично к форме собственности. Поддержка и защита частной собственности должна осуществляться, но не как текущая экономическая, а как политическая и стратегическая мера, направленная не на решение текущих проблем, а на закладывание основ конкурентоспособной экономики завтрашнего дня.
4Ключевая задача стимулирования спроса, а с ним - и всей экономической политики заключается в изменении структуры денежной массы и увеличении ее объёма до нужного экономике уровня. Этот объём должен расти в основном за счет и по мере оздоровления управления предприятиями, создания ответственности руководства за их состояние. Иначе реальный сектор будет по-прежнему отталкивать деньги, отбрасывая их на финансовый рынок. Механизмы реформы предприятий - реструктуризация долгов и банкротство. Сегодня они работают только для инвестиционно привлекательных предприятий и не помогут 80%, которые доведены до ручки и никому не нужны даром.
Поэтому государство должно инициировать банкротство само (по крайней мере в отношении стратегических и градообразующих предприятий, которые нельзя закрыть), забирая контрольный пакет за долги, замораживая эти долги, назначая контролируемых внешних управляющих. Разработав и исполнив программу оздоровления, они должны иметь возможность получить предприятие в собственность (за погашенные государству его долги). В итоге оздоровление менеджмента и спасение большой части безнадежных предприятий будет совмещено с завершением приватизации путём передачи имущества в руки наиболее эффективного собственника.
5Реформа предприятий начнёт приносить значимые в макроэкономическом плане результаты не ранее чем через год после начала. До этого стимулирование спроса должно осуществляться социальной поддержкой наименее обеспеченной части населения (лишь незначительная часть доходов которой поступает на валютный рынок), в том числе эмиссионной.
Так как стимулирование спроса в силу несовершенства государства пойдёт с ошибками, создающими угрозу финансовой стабильности, надо создать механизм нейтрализации этих ошибок - "встроенный стабилизатор" валютно-финансовой сферы.
Для этого необходимо обязать Центробанк заменить эмиссионные механизмы ограничения спроса на валюту неэмиссионными (то есть заменить депозиты ростом нормативов обязательного резервирования) и дать ему право при угрозе девальвации временно устанавливать запретительно высокие (до 80%) нормативы резервирования средств, направляемых на покупку валюты, для всех допущенных на валютные биржи банков (кроме контрактов по критическому импорту, безопасная стоимость которого должна определяться Центробанком, а товарный ассортимент в этих пределах - правительством).
1.4.2. Правовая реформа
Одним из важнейших направлений организации рынка и, таким образом, одной из важнейших задач государства сегодня является правовая реформа. На протяжении всей рыночной реформы ей практически не занимались. В результате благие пожелания обесцениваются слабостью судов, запутанностью и противоречивостью законов, хаосом подзаконных актов.
Ключевой вопрос всякой экономики - вопрос о собственности - до сих пор во многом остается открытым. Механизмы ее защиты частью не созданы, частью не работают, так как многие представители реформаторов-фундаменталистов видели в переделе собственности свой личный ресурс, в том числе политический, не думая о пагубных последствиях для страны.
Между тем собственность - это фундамент рынка. Как без фундамента нельзя построить дом - только барак, так и без защиты права собственности нельзя строить рынок - будет получаться диктатура или хаос.
Чтобы пройти по лезвию ножа между ними, надо обеспечить прочную, безоговорочную защиту честно приобретенной собственности. Это - ключ к нормальной жизни, условие возрождения России.
Первый элемент правовой реформы - оздоровление суда как главного инструмента обеспечения закона. Сегодня формальная независимость судов обесценена их недостаточным финансированием, что превращает суды из инструмента закона в инструмент капитала, причем зачастую - криминального.
Это недопустимо. Надо обеспечить подлинную, не только административную но и финансовую независимость судей. Их независимость должна быть дополнена жестким контролем качества их работы - иначе сотни тысяч людей, в том числе невинных, по-прежнему будут годами гнить без суда в переполненных тюрьмах (следственных изоляторах).
Необходимы действенные программы защиты судей, потерпевших и свидетелей. Они стоят дорого, но организованная преступность, с которой нельзя справиться без них, стоит дороже.
Судебная система никогда не сможет стать эффективной без специализации по вопросам, требующим специальной профессиональной подготовки судей: налоговые споры, фондовый рынок, взаимоотношения субъектов экономики с органами государственного управления и т.д.
Для избежания абсурдного затягивания судебных процедур, которое зачастую полностью обесценивает их, необходимо определить круг незначительных споров, по которым судья принимает единоличное и быстрое решение.
Второй элемент правовой реформы - борьба с организованной преступностью и коррупцией.
Все здоровые силы России разделяют озабоченность развитых стран этими явлениями. В условиях свободной миграции спекулятивных капиталов по всему миру жертвой криминальных денег может стать экономика любой, в том числе и развитой, страны.
Коррупция и организованная преступность стали серьезной проблемой и для России. Одной из важных причин этого было недостаточно творческое отношение к предложенным России рецептам экономических и политических преобразований, которые недостаточно адаптировались к нашим условиям, а в ряде случаев и вовсе слепо копировались.
Ни авторы этих рецептов, ни те, кто применял их, не должны сегодня тратить силы на бесплодные выяснения, кто из них больше виноват в произошедшей катастрофе. Организованная преступность и коррупция - абсолютное зло, и борьба с ними должна не разделять, а объединить все здоровые силы России и иных стран, вне зависимости от ошибок, допущенных в прошлом.
России следует внимательно изучить опыт и особенно конкретные методы проведения операции "Чистые руки", которая очистила от коррупции значительную часть Италии. Адаптация этого опыта и методов к российской специфике и переложение на язык конкретных мероприятий могут быть закончены своевременно - уже к середине лета следующего года.
К сожалению, только судебной реформы и борьбы с коррупцией недостаточно для действенной защиты права собственности.
Надо проработать большое количество специальных вопросов, среди которых выделяются защита личной собственности граждан (в том числе при сделках с недвижимостью), защита предприятий от ускоренного банкротства и, наконец, защита прав акционеров, в том числе иностранных. При этом отдельно надо рассматривать случаи преднамеренного доведения предприятия до банкротства, фиктивного банкротства и т.д..
Дополнительную сложность создает необходимость учета специфики России - широкого распространения неплатежей и превращения их в системообразующий элемент экономической жизни.
Часто спрашивают: как соотносится нерушимость права собственности и развитие бизнеса с правовым государством? Ведь это правда, что несовершенство законов часто предопределяет их нарушение, а масштабы коррупции не позволяют избежать ее пут многим честным людям.
На этот сложные вопросы есть простые ответы.
Прежде всего: что бы ни случилось, какие бы цели мы ни преследовали, чтобы ни обсуждали - нельзя допустить превращения передела собственности в государственную идеологию и политику. Конечно, смена владельцев - абсолютно естественный рыночный процесс, он идет сегодня и будет идти всегда. Но его подстегивание государством и превращение его в политический ресурс той или иной политической группировки должно быть запрещено. Ибо такой передел в качестве государственной политики означает конец нормального развития и падение обратно в хаос.
Общеизвестно, в частности, что с прямыми нарушениями закона шла такая большая часть приватизации, что исправлять их - как раз и значит организовывать передел собственности. Этот путь неприемлем для России.
Принцип действий в отношении приватизации, помимо наказания преступников из государственного аппарата, должен быть весьма прост: если новый владелец организовал работу, если предприятие работает, а рабочие получают зарплату - все в порядке. Общество имеет эффективного собственника, которому надо помогать, а не мстить за допущенные в прошлом ошибки государства.
Если новый владелец не справляется с управлением и уплатой налогов государству, - на него есть процедуры реструктуризации долга и банкротства.
И только если неэффективность нового собственника превращается в политическую проблему, грозит социальной стабильности, вызывает беспорядки, - только в этих исключительных случаях можно ворошить прошлое. Надо не сводить политические счеты, а исходить из сегодняшних интересов эффективности производства и благосостояния людей.
Кроме беззакония, другая важнейшая помеха развитию - коррупция. Принцип ее искоренения прост: отделение ее жертв от ее организаторов. Необходимо отделять предпринимателя, попавшего в сети незаконных поборов, от чиновника, устанавливающего эти сети. Секрет эффективности осуществленных в развитых странах антикоррупционных операций в том, что жертва коррупции, помогающая ее искоренению, сохраняет не только свободу, но и доброе имя.
Чтобы выполоть экономическую преступность, надо устранить ее корень. Этот корень - не предприниматели, не экономика России. Этот корень - слабость государства и произвол чиновников.
Искоренение коррупции и подавление экономической преступности не только не противоречит, но прямо соответствует интересам российской экономики. И эти задачи должны решаться не в борьбе против российских предпринимателей, - это бессмысленно, - а в союзе с ними и в опоре на них.
Только так удастся искоренить "государственный рэкет". Только так - впервые в истории России - удастся навести порядок на цивилизованной, демократической и правовой основе, без громких слов и перегибов.
1.4.3. Оздоровление государства
Первые шаги государственного строительства в силу целого комплекса объективных причин могут быть направлены только на совершенствование рыночных механизмов регулирования экономики при помощи осуществления следующих мероприятий:
* создание постоянной комиссии при председателе правительства России по совершенствованию системы государственного управления (для примера: в США в ХХ веке прошло по меньшей мере 11 реформ этой системы!);
рационализация структуры власти (по оценкам, достаточно иметь 25 федеральных ведомства, из которых 8 - силовых);
определение задачи каждого ведомства и формализуемого критерия успешности;
разграничение полномочий: уничтожение как дублирования и параллелизма, так и "вакуума власти";
упорядочение (упрощение, формализация, обезбумаживание) документооборота (в США реализация этой меры принесла экономию в 2 млрд.долл.);
активизация судебной реформы (придание судам независимости, программы защиты судей, свидетелей, потерпевших и подозреваемых, создание некриминального механизма исполнения решений судов и арбитражей);
запуск механизмов контроля (в том числе за судами - при помощи административных мер, за регионами - преимущественно через регулирование межбюджетных отношений).
Принципиально важна нормализация структуры органов государственного управления, так как только она способна ограничить масштабы тормозящего развитие страны "государственного рэкета" и придать реформе государства структурный характер, при котором прямое, административное управление будет в необходимых масштабах заменено косвенным, рыночным, а основной целью государства станет формирование стабильных правил рыночной экономики.
В целом содержание оптимальных функций государства наиболее полно изложено в годовом докладе Всемирного банка "Государство в меняющемся мире" (1997).
Непосредственная цель первого этапа движения российского государства к этому состоянию должна заключаться в резком сокращении числа госслужащих (только как результат относительной нормализации структуры и функций, а не как цель и тем более не как средство - такой подход ведёт не к оздоровлению, а к дезорганизации аппарата!) при росте эффективности, доходов и квалификации.
Его осуществление само по себе не требует никаких политических перемен. Решение ключевых политических проблем (нормализация полномочий президента, повышение значимости правительства при укреплении парламентского контроля за ним и Центробанком, а также общественного контроля - за парламентом, обеспечение цивилизованного разделения властей, создание дееспособного суда) значительно ускорит процесс оздоровления государственного управления, хотя и не отменит категорической необходимости проведения первого этапа.
Вместе с тем ключевые проблемы государства, как и системный кризис в целом, носят не административно-организационный, но политический характер. Слабость государства предопределена не только институционально, но и политически - на уровне Конституции, предусматривающей существование президента с гипертрофированными полномочиями в качестве постоянной угрозы всей политической жизни страны, а также предусматривающей фактическое равноправие любого субъекта Российской Федерации и Федерации в целом.
Поэтому государственное строительство не имеет смысла без коренной политической реформы, направленной на повышение полномочий правительства и парламента при нормализации полномочий президента и внесении легитимным образом (то есть по инициативе либо Федерального Собрания, либо правительства, либо администрации президента с обязательным утверждением всеми другими сторонами) соответствующих изменений в Конституцию. Наиболее удобный момент вступления этих изменений в силу, как указал президент Российской Федерации Б.Ельцин в 1999 году в своем Послании Федеральному Собранию, - инаугурация следующего Президента России, но на момент написания этой книги, насколько можно судить, эта возможность уже безнадежно упущена.
Важнейшим направлением оздоровления государства следует признать постоянные усилия, направленные на укрепление федеративных отношений, на обеспечение территориальной целостности страны. При этом необходимые административные запреты и угрозы применения силы окажут свое воздействие лишь в случае обеспечения экономических, в первую очередь межбюджетных предпосылок сохранения территориального единства страны.
Важнейшей из таких предпосылок является гарантированное обеспечение федеральным бюджетом минимально необходимого уровня бюджетного финансирования слаборазвитых регионов.
1.4.4. Внешняя ориентировка России
Жёсткость мировой конкуренции делает рост невозможным без внешнеэкономической экспансии (на основе роста ёмкости внутреннего рынка, так как иначе страна будет разорвана ускорением экспортного сектора). Эта экспансия должна быть скрытой, ибо зависимость России от внешних сил абсолютна, и она будет остановлена, если вызовет их малейшее неудовольствие.
В тактическом плане Россия должна максимально гибко и цепко использовать все возможности сохранения, а в идеале - и восстановления позиций на внешних рынках, в первую очередь за счёт технологической модернизации экспортноориентированных сырьевых отраслей.
Сохраняя, используя и наращивая экономические, политические и культурные связи с Европой (в том числе странами-агрессорами НАТО) и опираясь на них, Россия должна возобновить политическое, духовное и экономическое проникновение в "третий мир". Однако следует учитывать, что ограниченность его спроса будет расти по мере увеличения отставания от развитых стран.
Россия должна развивать трансевразийскую интеграцию, усиливающую и её собственную внутреннюю интеграцию, в том числе в валютно-финансовой сфере. Ни на минуту мы не имеем права забывать о том, что наша страна слаба, полностью зависима от внешнего мира и не имеет ресурсов для любых форм противостояния. Поэтому ей необходимо обеспечить максимально возможную диверсификацию групп международных капиталов, от которых она зависит, чтобы получить максимальную возможность "играть" на различии их интересов.
Надо влиться в международную конкуренцию на базе (пусть неформального) стратегического союза с Евразией: Европой, Японией, Юго-Восточной Азией и Китаем, уступая наиболее опасную и болезненную роль прямого конкурента США и других мировых лидеров более сильным странам и группам стран.
Отсюда вытекает стратегическая задача: выйти из всех видов непосильного сейчас индивидуального противостояния, переключившись с негативных, а потому саморазрушающих и истощающих на позитивные, самоукрепляющие цели сотрудничества в рамках Евразии.
Нельзя уступать никаким позывам бороться против США любым видимым образом. "Национальные интересы", "патриотизм", любые другие красивые слова должны получать непримиримый не только формально, но и содержательно официальный отпор, пока они служат прикрытием для призывов к совершению национального самоубийства.
Надо сознавать абсолютную степень зависимости России от США и НАТО, и понимать, что, пока её суверенитет не подкреплён ресурсами, он носит символический характер. Смирение и скромность - условие выживания страны (конечно, это не значит отказ от психологических атак и дипломатии: в эти игры нельзя не играть точно так же, как нельзя и заигрываться в них).
В сегодняшних условиях России антиамериканизм объективно обусловлен (даже без учета агрессии против Югославии), но деструктивен по сути и губителен для исповедующего его, так как отвлекает ресурсы от созидания - на разрушение и тем ведёт к их расточению. Как и любое стремление к конфронтации со стороны слабых, он не исправляет, но лишь усугубляет негативные причины своего появления.
Бороться за восстановление России и её конкурентных позиций можно, лишь концентрируясь на развитии, а не противостоянии. Мы должны понимать объективный характер роста протекционизма развитых стран: их рынки будут все больше закрываться, в том числе и от российского экспорта. 2 млрд.долл., потерянные в 1999 году из-за закрытия рынка США для российских черных металлов и ближайшие потери из-за его закрытия для продукции российской химической промышленности, - лишь первые опыты по установлению будущих правил, по которым высокоэффективный экспорт в развитые страны смогут осуществлять только базирующиеся в них же транснациональные корпорации.
В этих условиях Россия должна использовать, в том числе и для "взлома" рынков развитых стран, все возможности и любых потенциальных союзников по конкретных вопросам, даже если в других вопросах или в глобальном масштабе в целом они выступают нашими непримиримыми конкурентами или врагами. У нас нет права пренебрегать ни одной возможностью - ни РНЕ, ни исламским фундаментализмом, ни США (при всём их различии ни РНЕ, ни исламисты никогда даже и не планировали акций, подобных агрессии НАТО, и не заявляли открыто о намерении свергнуть законную власть третьих стран, как это делал Конгресс США). Надо понимать, что в сложившемся соотношении сил не только вне, но и внутри России любая борьба за ее национальные интересы может быть лишь неформальной, полуподпольной, диссидентской.
Россия должна вновь взять на вооружение однажды уже нащупанный ей принцип асимметричных ответов: в условиях глобальной конкуренции каждый ее участник достигает в сферах своей специализации подавляющего преимущества, так как никто, кроме него, не в силах вовремя направить туда соответствующие ресурсы. Поэтому остановить его можно только через воздействие на сопряженные сферы - асимметричным ответом.
1.4.5. Идеология возрождения
Сегодня Россия не имеет чёткой и активной идеологии развития, которая подменена аморфной и пассивной идеологией выживания. Это парализует и общество, и государство (вплоть до технических аспектов переговоров с МВФ).
Задача общества и государства как его самой практичной и организованной части - создание идеологии "конструктивной экономической экспансии" (не столько вовне, сколько внутрь страны) как идеологии возрождения.
Содержанием идеологии возрождения должна быть цель - "конкурентоспособность через благосостояние" ради построения в конце концов, в долгосрочной перспективе постиндустриального общества, общества информационных технологий.
Справочно. Надо понимать, что эта формула вызвана чрезвычайными обстоятельствами: чудовищным падением уровня жизни - реальные доходы населения, упав на 30% по сравнению с "докризисным" 1997 годом, осенью 1998 года соответствовали январю 1992 года. По достижении приемлемой ёмкости внутреннего рынка ситуация нормализуется и, как и положено, благосостояние станет не источником, но результатом конкурентоспособности.
Приоритетом развития должно стать использование и развитие интеллектуального потенциала, первейшим условием которого является оздоровление государственного управления.
Ключевой инструмент - восстановление ёмкости внутреннего рынка за счёт оздоровления системы управления предприятиями и социальной поддержки населения. При этом важно очень чётко осознать, что сфера ответственности России ограничена Россией, и последствия наших действий имеют смысл только в той части, в которой они влияют на нашу страну. Для слабых участников международной конкуренции здоровый эгоизм есть условие нормального развития.
Вспомогательный, мобилизующий инструмент - беспощадная борьба с коррупцией и организованной преступностью, превращение защиты заработанной без явного нарушения законов собственности в "национальный психоз". Посягнувший на инвестора в реальный сектор и на сам реальный сектор должен автоматически становиться в положение "врага народа", и в этом плане исконная российская склонность к перегибам и доведению до абсурда способна сыграть скорее положительную роль, так как уравновесит сегодняшнюю аморфность и слабость аппарата государственного управления.
Опасность превращения произвола в постоянный и, более того, системообразующий инструмент существует, но сегодня она все еще слабее угрозы полного хаоса и, кроме того, она все в большей степени будет угрожать и самой бюрократии (с одной стороны, дискредитируя ее, с другой - представляя личную опасность и для самих чиновников). Поэтому, взяв произвол под контроль, государство сразу же постарается начать искоренять его (именно таков внутренний механизм движения к демократии любой авторитарной системы управления, в том числе и СССР).
Государство должно делегировать свои полномочия. Однако это возможно только в тех сферах, где оно полностью контролирует ситуацию. При этом делегирование может касаться лишь принятия решений, но ни в коем случае не потенциально силовой функции их непосредственного исполнения. Суд может быть третейским или общественным, но судебный пристав - только государственным. Налоговая инспекция может сколько угодно договариваться с налогоплательщиками, и даже через оплачиваемых посредников, но не может никому делегировать саму функцию сбора налогов.
Отход от этого принципа автоматически ведёт к поощрению организованной преступности и усилению зависимости государства от неё. К сожалению, эта мысль весьма популярна в среде современной либеральной общественности; в качестве примера можно указать на все еще живые идеи И.Хакамады о "новом феодализме", который простимулирует не "специализированый частный бизнес" по сбору налогов, как она пытается утверждать, но "специализированный" бандитизм с той же специализацией. Аналогичные идеи в отношении реструктуризации предприятий посещали, как известно, и представителей "команды Чубайса".
Относительное терпение населения и конструктивность регионов не должны убаюкивать: чтоб не допустить неприемлемого обострения социально-политической ситуации, государство должно начать своё оздоровление, реформу предприятий, стимулирование инвестиционного спроса и спроса нищей части населения (пусть даже за счет эмиссии) немедленно. Эти меры надо осуществлять с беспощадной, "чубайсовской" категоричностью и зашоренностью при достижении промежуточных целей, дополняя их - чтобы отличаться от этого деятеля в лучшую сторону - тщательным и чутким анализом и проверкой ситуации при определении и подтверждении следующих целей (хотя понятно, что "железной рукой разрешить воровать" значительно проще, чем запретить делать это).
Оздоровление государства принесёт ощутимые плоды уже в течение 3-5 месяцев, а необратимые - в течение года, реформа предприятий и стимулирование спроса - в течение соответственно одного года и трёх лет. Только затем, на базе этого, появится возможность серьёзного долгосрочного закрепления на мировых рынках (в том числе высокотехнологичных - но нельзя забывать, что сегодня под угрозой находятся наши позиции на всех рынках, даже рынках самых примитивных товаров).
Чтобы получить эти столь разнесённые во времени результаты, все намеченные реформы надо начинать практически одновременно, по мере спешного формирования инструментов их реализации - соответствующих структур управления.
Надо исходить из совершенного справедливого заключения специалистов Экспертного института о том, что "разумная политика состоит в том, чтобы обеспечить если не быстрое, то постоянное и неуклонное улучшение ситуации". У субъектов экономики должна сложиться твердая уверенность, что, хотя и сегодня, и завтра "все плохо", сегодня все же "лучше, чем вчера, а завтра будет лучше, чем сегодня; что эта тенденция не зависит от политической конъюнктуры".



Глава 2. КОНКРЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ
ОЗДОРОВЛЕНИЯ ЭКОНОМИКИ
Помимо изложенных выше принципиальных изменений, нужны давно назревшие и самоочевидные меры, сдерживаемые недостатком политической воли и сопротивлением структур, превративших неэффективность государства в источник прибыли. Сами по себе они - "кетчуп без макарон", не способный утолить лютующий в стране голод на деньги и ответственность, однако решение ключевых проблем общества сделает их реализацию необходимой.
Эти меры необходимо осуществлять немедленно, понимая, что плоды они будут приносить в различные сроки.
На первом этапе, в первый год преобразований, возможно решить задачу обеспечения выживания страны и спасения нации: преодолеть депрессию путём повышения ёмкости внутреннего рынка (прежде всего за счёт роста уровня жизни).
На втором этапе, в следующие три года, при помощи оздоровления управления (как государством, так и предприятиями), на основе снижения разрыва между регионами, восстановления здравоохранения, образования и науки может быть решена задача подготовки ресурсов и постепенного перехода к социально ориентированному и потому устойчивому экономическому росту.
Прогнозирование последующего развития не имеет смысла, так как лишь эффективная реализация описанных мер даст минимальные гарантии сохранения нашей страны.
2.1. НАЛОГОВАЯ РЕФОРМА:
"ЛУЧШЕ МЕНЬШЕ, ДА ЛУЧШЕ"
1. Представляется необходимым принять в качестве первого шага налоговой реформы существенное снижение налога на прибыль - до 10%. Эта мера не принесет больших потерь, так как субъекты экономики скрывают основную часть прибыли от налогообложения. В то же время ее реализация существенно ослабит стимулы к сокрытию прибыли и выведет ее значительную часть из "теневого" сектора, что не только снизит криминализацию экономики, но и улучшит ее финансовые показатели. Последнее приведет к существенному повышению инвестиционной привлекательности как отдельных предприятий, так и страны в целом.
Именно обеспечением повышения инвестиционной привлекательности снижение налога на прибыль лучше изменения методики расчёта себестоимости, снижающего отчетный объем прибыли, а с ним - и ее суммарное налогообложение.
Снижение налога на прибыль и ее легализация приведет к тому, что для части российских капиталов станет незачем уходить за рубеж. Результатом явится изменение финансовых потоков и существенное оздоровление платежного баланса.
2. До перехода на налогообложение малого бизнеса при помощи патентов представляется целесообразным облагать налогом чистый доход (разницу между выручкой и осуществленными затратами), а для предприятий, работающих с наличными деньгами, - вмененный чистый доход, установив ставку его налогообложения на уровне 10%. Этот налог надо сделать единственным, взимаемым с предприятий малого бизнеса.
Необходимо упростить и сделать прозрачной процедуру его расчёта - с тем, чтобы налогоплательщик мог рассчитать его самостоятельно, не привлекая к работе дорогостоящего (по масштабам малого бизнеса) бухгалтера.
Для избежания налогового террора местных чиновников по отношению к уже "вышедшим из тени" субъектам малого бизнеса следует разрешить выбирать между уплатой налога с вменённого налога и обычным налоговым режимом.
3. Представляется необходимым отменить налог с продаж, как ведущий к многократному налогообложению и вынуждающий торговлю либо завышать цены, либо приобретать нелегальный характер (а также потому, что снижения НДС до 15%, служившего оправданием введения замещавшего его налога с продаж, так и не произошло).
4. Представляется необходимым консолидировать не только все налоги, но и обязательные платежи с единой базой обложения.
Следует провести анализ эффективности сбора налогов по видам и отменить те из них, расходы на сбор которых сопоставимы с суммами реально собираемых налогов (или тем более превышают их) и поступления по которым незначительны (так как любой налог, каким бы маленьким он ни был, сам по себе повышает трансакционные издержки предприятий, вынужденных рассчитывать его величину).
Разумеется, подобная консолидация и сокращение количества налогов и обязательных сборов должны сопровождаться соответствующим сокращением численности занятых в налоговых инспекциях и других органах, обеспечивающих доходную часть бюджета.
5. Обеспечить безусловный возврат экспортерам уплаченного НДС исключительно в денежной форме в срок не более одного месяца с момента предоставления экспортерами соответствующих документов (в настоящее время экспортерам возвращается от трети до половины уплаченного НДС).
6. Для обеспечения стабильности и предсказуемости условий хозяйственной деятельности представляется целесообразным установить, что усиление фискального режима в любой форме на любом уровне допускается не чаще одного раза в год - при принятии соответствующего бюджета.
7. Следует обеспечить реализацию решений по налогообложению всего имущества и деятельности Центробанка, не связанных непосредственно с исполнением им функций государственного регулирования.
8. Разумно перейти к начислению подоходного налога и платежей в федеральные внебюджетные фонды не на начисленные, а на реально полученные на руки доходы граждан.
9. Представляется целесообразным провести с использованием государственных структур тщательный финансовый анализ деятельности естественных монополий, крупнейших банков, крупнейших налогоплательщиков и крупнейших должников бюджету с целью выявления расточаемых ресурсов и подготовки в кратчайшие сроки комплексов мероприятий по оздоровлению управления указанными предприятиями.
10. Государство должно приложить все усилия для ощутимого сокращения ставки совокупных отчислений в федеральные внебюджетные фонды с тем, чтобы поэтапно и без негативных последствий снизить их общую величину до 30%.
11. Необходимо формализовать и конкретизировать положения о предоставлении налогового инвестиционного кредита и налоговых каникул для перевооружения производства, так как в настоящее время эти механизмы неработоспособны.
12. Следует максимально упростить налоговое законодательство и установить, что любой закон, затрагивающий вопросы налогообложения, не может быть законом непрямого действия. Только это позволит уменьшить, а со временем и искоренить произвол чиновников российских финансовых служб.
2.2. БЮДЖЕТНАЯ ПОЛИТИКА:
ПРЕЖДЕ ЧЕМ НАЧАТЬ ТРАТИТЬ ДЕНЬГИ,
НАДО КОНЧИТЬ ИХ КРАСТЬ
1. Представляется необходимым сократить неиспользуемые остатки бюджетных средств на счетах, во многом представляющих собой подарок, систематически делаемый за счет налогоплательщиков Минфином коммерческим банкам, до минимального технологически необходимого уровня. Лимиты неиспользуемых остатков бюджетных средств на счетах устанавливать каждому ведомству пропорционально его расходам.
Достаточным временем разработки таких лимитов представляется одна неделя, достаточным временем их реализации в масштабах страны - один месяц.
При наличии долгосрочных договоров федеральных ведомств с коммерческими банками или другими структурами, препятствующих минимизации остатков бюджетных счетов, государство обязано всеми силами добиваться согласия коммерческих банков на их досрочное и безвозмездное расторжение, не останавливаясь перед необходимостью применения угроз широкомасштабных проверок, парализующих деятельность коммерческого банка, а также комплексных санкций со стороны Центробанка и всех регулирующих его деятельность ведомств (вплоть до лишения права работать с деньгами государства и отзыва лицензий на отдельные виды банковской деятельности).
В случае сопротивления коммерческих банков разумно в приоритетном порядке переводить обслуживаемые ими бюджетные счета в Федеральное казначейство.
Чиновников, заключавших договора, ведущие к "зависанию" в банках сверхлимитных сумм, следует гласно и жестко наказывать, вплоть до возбуждения против них уголовных дел за халатность, повлекшую за собой нанесение значительного ущерба государству, в отдельных случаях - с наступлением тяжких последствий.
2. Представляется жизненно необходимым установить оперативный контроль правительства за федеральными внебюджетными фондами, передав сбор взносов в них Министерству налогов и сборов, контроль за их сбором - налоговой полиции, контроль за их расходованием - Минфину. Следует включить аппараты внебюджетных фондов в эти ведомства, осуществив соответствующее сокращение штатов.
Эта необходимость вызвана тем, что внебюджетные фонды на деле приобрели к настоящему времени бюджетный характер. Создание же накопительных социальных систем, которые сторонники неконтролируемости внебюджетных фондов выдвигают в качестве одного из главных аргументов, в условиях сегодняшнего финансового кризиса может идти только вне сложившихся государственных перераспределительных систем.
Таким образом, сохранение сегодняшнего положения федеральных внебюджетных фондов не только не повысит эффективность связанных с ними социальных систем, но и обеспечит продолжение массового расточения средств налогоплательщиков.
После установления за федеральными внебюджетными фондами правительственного контроля представляется необходимым применить к их счетам описанный выше механизм оптимизации остатков. При определении лимитов остатков целесообразно исходить из пропорции между этими лимитами и общим объемом расходов, установленной для федерального бюджета.
При установлении контроля правительства за федеральными внебюджетными фондами для их оздоровления представляется совершенно необходимым провести расследование их финансовой деятельности за период с 1992 года с популяризацией результатов и гласным возбуждением уголовных дел, в том числе за "халатность".
3. Главному Контрольному управлению президента России, ФСБ и МВД во взаимодействии с Генеральной прокуратурой и Счетной палатой при кураторстве лидера государства представляется целесообразным подготовить и провести сначала в Минфине, Министерстве налогов и сборов, Государственном таможенном комитете и федеральных внебюджетных фондах, а затем во всех федеральных структурах управления операцию "Чистые руки".
4. Представляется целесообразным обеспечить постепенный, но неуклонный перевод Центробанка на сметное финансирование с включением всех доходов и смету расходов в федеральный бюджет.
Необходимо также наладить эффективный контроль Минфина и Счетной палаты за Сбербанком, Внешторгбанком, Внешэкономбанком, росзагранбанками, иными государственными финансовыми структурами, имея в виду прежде всего контроль за расходами, а также распределением и использованием их прибыли.
5. Следует провести тщательную ревизию и реструктуризацию статей расходов, год за годом с незначительными изменениями копирующих прошлогоднюю структуру практически с 1991 года, включая кардинальное сокращение федеральных программ, реально не исполняющихся и ведущих поэтому не к достижению намеченного результата, а исключительно к обеспечению паразитирования на них государственной бюрократии.
6. Необходимо реализовать законодательный запрет на импорт за счёт бюджета любой продукции, за исключением уникальной и жизненно необходимой. Но и решение об импорте такой продукции должно приниматься законодательно по инициативе правительства и по результатам рассмотрения вопроса независимой экспертизой, организуемой Счётной палатой.
7. Представляется необходимым законодательно установить, что договора о неконкурсных государственных закупках априори являются ничтожными сделками (за исключением случаев существования единственного производителя).
8. Следует установить порядок при котором любая прямая финансовая поддержка из бюджета может осуществляться только потребителям продукции, но не ее производителям (кроме инвестиций и экспорта).
9. Для ограничения произвола правительственных чиновников представляется целесообразным установить очередность выплат при нехватке средств в бюджете. (В первую очередь необходимо полностью осуществлять прямые выплаты населению и расходы на поддержание систем жизнеобеспечения).
Это дополнение нужно из-за неравномерности поступления средств.
10. Представляется необходимым оценивать деятельность Минфина (как "министерства расходов") по четырем основным показателям:
* минимизации неиспользуемых остатков бюджетных средств на счетах;
степени пропорциональности исполнения (в том числе в денежной форме) расходных статей одной степени защищённости или значимости;
степени возвратности бюджетных ссуд;
степени эффективности зачётов (плата посредникам не должна превышать заранее гласно установленного и незначительного лимита, объём проводимых зачетов по всем направлениям не должен превышать четверти текущих доходов).
11. Для обеспечения минимально допустимого для нормального развития экономики уровня расходов федерального бюджета представляется необходимым зафиксировать минимальный уровень его денежных непроцентных расходов в процентах к ВВП с поквартальным получением недостающих средств за счет нерыночных займов, размещаемых в банках - финансовых агентах государства (см. ниже) и при необходимости выкупаемых Центробанком или принадлежащими ему банками и другими финансовыми структурами (включая росзагранбанки) за счет:
* либо переучёта Центробанком векселей первоклассных заемщиков (следует подчеркнуть, что такие механизмы лишь отчасти эмиссионны, так как позволяют неформально вернуть государству часть остающейся в обороте неофициальной прибыли Центробанка и принадлежащих ему банков и взять под контроль каналы ее получения);
либо реализации принадлежащими Центробанку банками согласованных с государством инвестиционных или экспортных проектов.
При этом объем эмиссии будет автоматически ограничен реальной потребностью экономики в дополнительных деньгах: как только объём денежной массы позволит предприятиям нормально рассчитываться друг с другом, налоги станут достаточными для финансирования порогового минимума расходов государства, и эмиссия прекратится.
С учётом установленного минимального уровня денежных расходов и темпов проведения реформы предприятий представляется целесообразным установить в качестве индикативного инструмента график ремонетизации экономики - оздоровления платёжного оборота за счет вытеснения полноценными рублями денежных суррогатов.
12. Кризисы внешней задолженности и особенно обострение ситуации в этой сфере, ожидаемой в 2002-03 годах, вынуждают в кратчайшие сроки создать единую систему мониторинга и управления государственным и национальным внешним долгом, включая внешние займы субъектов Федерации и местных властей, а также предприятий и банков. На ее основе разработать и принять программу погашения государственного долга на уровне Российской Федерации, ее субъектов, органов местного самоуправления. Включить в нее нормативы, при нарушении которых соответствующим бюджетом выпуск долговых обязательств соответствующих властей автоматически приостанавливается.
13. Бюджет - важнейший государственный документ. Поэтому жизненно необходимое России создание механизма ответственности власти перед обществом следует начать с дополнения Бюджетного кодекса следующими статьями:
* Если отклонение величины расходов бюджета от намеченного в бюджете превышает 20% (или даже меньше) в любую сторону, внесшее бюджет правительство обязано подать в отставку. Госдума может принять или не принять ее.
Если Госдума не достигает соглашения с правительством о бюджете, президент по представлению Госдумы отправляет правительство в отставку. Однако, если после этого бюджет выполняется с отклонением более чем на 20% в любую сторону, президент распускает Госдуму.
2.3. УКРЕПЛЕНИЕ ФЕДЕРАЦИИ -
УСЛОВИЕ ВЫЖИВАНИЯ
2.3.1. Общие положения
1. Представляется целесообразным установить, что любые попытки региональных властей устанавливать региональные ограничения на вывоз продовольствия и иных товаров должны беспощадно караться федеральными властями, вплоть до рассмотрения таких действий как попыток отделиться от государства и поднять мятеж.
Россия подошла к тому рубежу, когда целостность государства должна охраняться беспощадно, без колебаний и без оглядки на какие-либо права, обычаи и даже законы, - как высшая ценность, в том числе и по законам военного времени.
2. Необходимо установить ограниченный перечень налогов и всех видов бюджетных и внебюджетных обязательных сборов, которые могут вводить субъекты Российской Федерации и местные власти, предусмотрев санкции за введение налогов и сборов сверх этого перечня и необязательность уплаты таких "дополнительных" налогов и сборов для предприятий.
Разумно также установить предельное ограничение суммарного бремени по указанным налогам и обязательным платежам.
3. Следует установить лимит льгот (различный для отдельных категорий регионов - в зависимости от состояния их бюджетов), предоставляемых регионами по региональным налогам и сборам, так как банкротство бюджетов регионов, в том числе из-за избыточного предоставления льгот, принудит федеральный бюджет к дополнительным расходам.
Данные расходы, как это уже имеет место по отношению к ряду регионов России, широко предоставлявших льготы по местным налогам (в частности, Калмыкии и Республики Горный Алтай), неизбежно примут вид поддержки за счет налогоплательщиков всей страны не развития того или иного региона, а льгот, раздаваемых по своему усмотрению его руководством.
4. Необходимо установить "пороговый", постоянно растущий уровень финансовой прозрачности, без достижения которого регион теряет право на финансовую поддержку федерального центра. Последний должен добиться прямого и полного контроля за расходованием регионами всех видов своей поддержки, вплоть до предусмотренного Бюджетным кодексом исполнения регионального бюджета только с санкции специально назначенного представителя правительства (федерального казначея).
Наконец, финансовая поддержка центра, не предусмотренная бюджетом, должна обуславливаться временной передачей ему необходимой для полномасштабного и эффективного управления выделяемыми средствами части полномочий региональных властей.
5. Следует разработать объективизированный механизм определения статуса региона (депрессивного, развивающегося и т.д.), от которого будет зависеть направление и объем финансовой помощи региону. Проводить все расходы высокодотационных регионов через Федеральное Казначейство. Согласовывать параметры их бюджетов с Минфином. Установить критерий "высокодотационного" региона в процентах от уровня собственных доходов, предусмотрев поэтапное последовательное снижение этого порога.
2.3.2. Совершенствование трансфертной политики
Методика расчета трансфертов - неотъемлемая часть федерального бюджета. Трансферты направляются на социальные нужды, в основном на оплату труда работников бюджетной сферы в относительно бедных регионах. Их непосредственная цель - сглаживание региональной дифференциации в социальной сфере.
О важности трансфертов свидетельствует то, что, например, за январь-сентябрь 1999 г. трансферты превысили 90% прямой помощи регионам из федерального бюджета. Их доля в расходах региональных бюджетов составила 7,8% (доля сальдо выданных и полученных ссуд из федерального бюджета был равен 0.9%, субвенций - 0.6%, дотаций - 0.5%).
Таким образом, трансферты - основной механизм прямой финансовой поддержки регионов из федерального бюджета. Это придает им огромное политическое значение и делает методику их распределения ключевым инструментом сдерживания центробежных тенденций. Сохранение территориальной целостности России во многом зависит от эффективности и адекватности этой методики.
К сожалению, ее вариант, подготовленный правительством и утвержденный Госдумой в составе федерального бюджета на 2000 год, является совершенно непригодным для практического использования и объективно направлен не на организацию эффективной поддержки регионов, а лишь на углубление и "наукообразное прикрытие" коррупции в федеральных структурах управления.
Наиболее разумным направлением модернизации этого варианта методики представляется следующая последовательность действий:
1. Прежде всего, надо исправить многочисленные содержательные и математические ошибки, сделанные авторами методики при оценке потребности регионов в бюджетном финансировании (так, относительная погрешность расчетов трансферта для 39 регионов выше 100%, а еще для 25 составляет 50-100%; в результате правительственная методика дает заведомо недопустимую погрешность для не менее чем 64 регионов из 71 получателя трансфертов, то есть для 90% их числа).
2. После этого необходимо взять за основной ориентир не используемый в методике среднероссийский уровень бюджетной обеспеченности регионов, заведомо не имеющий экономического смысла, а минимально необходимые бюджетные расходы (оцениваемые методикой даже в ее нынешнем виде).
3. Расчет трансферта должен осуществляться прозрачно и последовательно на основе логичных и понятных политических принципов, определяемых правительством и утверждаемых Госдумой и Советом Федерации:
А) Сначала устанавливается пороговый уровень бюджетной обеспеченности за счет собственных средств регионов (в процентах к минимально необходимым бюджетным расходам), достаточный для самостоятельного развития региона.
Этот уровень должен определяться на базе исследований и утверждаться политическим решением. Из общих соображений представляется, что для обеспечения самостоятельного развития региона за счет внутренних резервов достаточно финансирование за счет собственных средств 90% минимально необходимых бюджетных расходов. К таким регионам относятся: Республика Коми, Татарстан, Башкоторстан, Вологодская, Московская, Ярославская, Нижегородская, Липецкая, Самарская, Пермская, Свердловская, Челябинская, Тюменская области, Красноярский край, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий АО, Москва и Санкт-Петербург - всего 18 регионов из 89.
Для обеспечения финансированием остальными регионами 90% минимально необходимых расходов в рамках методики требуется 111,74 млрд.руб. помощи федерального бюджета (что более чем в 2 раза выше прогнозируемого размера федерального фонда финансовой поддержки регионов на 2000 г. - 57,35 млрд.руб.).
Поэтому, оставаясь в рамках намеченного на 2000 год фонда федеральной поддержки регионов (ФФПР), следует решить политический вопрос о механизме распределения его заведомо недостаточных средств. При этом предстоит найти чисто политический компромисс между двумя несовпадающими целями:
* обеспечение всем регионам максимально высокого и при этом одинакового уровня бюджетной обеспеченности (что будет провоцировать иждивенчество более слабых и лишать стимула к развитию - более сильные регионы из числа дотационных; при этом минимальный уровень бюджетной обеспеченности регионов удастся повысить с предполагаемых методикой 67,7% лишь до 72.5% от минимальной бюджетной потребности, что заведомо недостаточно);
доведение до уровня бюджетной обеспеченности, достаточного для самостоятельного развития регионов (в нашем примере это 90%), регионов с максимальным количеством населения (это вызовет вымирание относительно малонаселенной части высокодотационных регионов и угрожающий рост региональной дифференциации России).
Б) Следующий шаг - определение минимального уровня бюджетной обеспеченности, который государство может гарантировать всем регионам.
На основе распределения трансфертов, утвержденных Госдумой и Советом Федерации, поскольку оно не вызвало их возражений, представляется политически целесообразным установить минимальный гарантированный уровень бюджетной обеспеченности на уровне 67.67%, полученном правительственной методикой.
В) Средства, оставшиеся в ФФПР после обеспечения минимального гарантированного уровня бюджетной обеспеченности (своего рода "порогового" решения первой задачи), разумно направить на решение второй задачи: вывод на уровень бюджетной обеспеченности, достаточной для самостоятельного развития, регионов с максимальным количеством населения.
Учитывая необходимость стимулирования саморазвития регионов, следует сокращать недостаточность финансирования региональных бюджетов на душу населения в равном размере для каждого региона до исчерпания средств ФФПР. Финансирование свыше 90% обеспеченности бюджетных расходов не производить.
Г) Регионы, бюджетная обеспеченность которых практически при любом механизме разделения средств ФФПР будет оставаться низкой, должны быть отнесены к категории высокодотационных. Финансовая помощь им со стороны федерального бюджета надо дополнить введением прямого контроля правительства России не только за их бюджетом, но и всей финансовой системой (включая все внебюджетные фонды). Такой контроль должен сохраняться, пока оздоровление этих регионов не приведет к росту их бюджетной самообеспеченности до приемлемого уровня.
При распределении трансфертов надо исходить из того, что они по своей природе направлены на смягчение социальной компоненты региональной дифференциации и потому не могут быть инструментом развития хозяйств высокодотационных регионов. Это задача инвестиционной компоненты региональной политики государства, практически не осуществляющейся в последние годы и не осуществимой в ближайшем будущем из-за нехватки средств.
4. Критерий отнесения региона к группе высокодотационных должен быть прост, формализуем и устанавливаться политическим решением.
Возможно два принципиальных подхода к определению этого порога: по отношению к бюджетной обеспеченности региона за счет собственных средств (до получения трансферта) и за счет бюджетной обеспеченности региона с учетом финансовой помощи федерального центра (после получения трансферта).
Второй подход некорректен, так как предоставление даже самому бедному региону относительно большей финансовой помощи сможет поднять его бюджетную обеспеченность выше "порога высокой дотационности". Это создаст дурной парадокс, при котором чрезмерное увеличение помощи федерального бюджета будет выводить регион из группы высоко дотационных и избавлять его от усиленного бюджетного контроля центра. (Понятно, что это создаст дополнительный стимул для коррупции).
Поэтому наиболее разумный подход - отнесение региона к группе "высокодотационных" не собственно по величине дотаций, а по степени бюджетной недостаточности, в зависимости от степени обеспечения минимально необходимых бюджетных расходов региона за счет его собственных средств.
Установление количественного критерия, как говорилось выше, должно осуществляться политическим решением. Вместе с тем разумно постепенное повышение "порога высокой дотационности", стимулирующее регионы к росту степени бюджетного самообеспечения (или хотя бы к занижению аппетитов, так как понятно, что минимально необходимая потребность региона в бюджетном финансировании будет определяться под решающим влиянием региональных властей).
Повышение "порога высокой дотационности", учитывая политическую и технологическую сложность задачи, представляется целесообразным проводить по следующим группам регионов:
* первый год (например, 2000 г.) - 5 регионов, обеспечивающие свои обязательные бюджетные расходы за счет собственных средств менее чем на 15%: Чечня, Агинский Бурятский АО (8.66%), Ингушетия (11.50%), Тыва (13.32%), Усть-Ордынский Бурятский АО (14.98%);
второй год (2001 г.) - 9 регионов, обеспечивающие свои обязательные бюджетные расходы за счет собственных средств менее чем на 35%: Дагестан (15.43%), Коми-Пермяцкий АО (17.91%), Эвенкийский АО (18.02%), Корякский АО (21.11%), Еврейская АО (22.95%), Чукотский АО (27.80%), Кабардино-Балкарская республика (31.00%), Республика Алтай (33.46%), Карачаево-Черкесская республика (33.57%);
третий год (2002 г.) - 14 регионов, обеспечивающие свои обязательные бюджетные расходы за счет собственных средств менее чем на 50%: Северная Осетия (35.44%), Адыгея (37.90%), Псковская (39.91%) и Магаданская области (40.50%), Алтайский край (40.83%), Бурятия (40.90%), Брянская (41.18%), Читинская (43.24%), Камчатская (43.75%), Ивановская (43.85%) и Амурская области (45.56%), Мордовия (48.46%), Сахалинская (48.94%) и Пензенская области (49.75%), Таймырский АО (49.96%);
четвертый год (2003 г.) - 23 региона, обеспечивающие свои обязательные бюджетные расходы за счет собственных средств менее чем на минимальную гарантированную федеральным бюджетом бюджетную обеспеченность (по методике - 67,67%): Республика Саха (Якутия) - 50.03%, Тамбовская область (50.77%), Ненецкий АО (52.03%), Приморский край (52.52%), Республика Марий Эл (53.21%), Архангельская (53.77%), Калужская (55.87%), Курганская (55.88%) Ростовская области (57.42%), Ставропольский край (57.44%), Калмыкия (58.28%), Орловская (59.41%), Тверская (60.13%), Новгородская (61.12%), Смоленская (61.28%), Костромская области (61.68%), Хабаровский край (61.70%), Калининградская область (62.15%), Чувашия (63.26%), Карелия (63.45%), Тульская (63.75%), Владимирская (64.40%), Воронежская области (66.66%).
Понятно, что на деле регионов в каждой подгруппе, начиная со второго года, будет значительно меньше, так как региональные власти будут прилагать все усилия для оздоровления своих бюджетных систем, чтобы избежать внешнего финансового управления и выведут на удовлетворительный уровень самообеспечения все регионы России, в которых это возможно.
2.3.3. "Выкуп" у регионов чрезмерных политических прав
Принципиально важно, что описанная выше реформа межбюджетных отношений, несмотря на свою решительность и масштабность, не сможет решить их ключевую проблему: нехватку денег даже для минимально необходимых текущих бюджетных расходов в регионах.
1. Для решения этой проблемы необходимо провозгласить лозунг "финансового федерализма": региональные власти должны иметь средства для полного обеспечения минимально необходимых социальных стандартов. Ведь только это позволит им стабилизировать ситуацию и от выживания (а в ряде регионов - вымирания) перейти к развитию экономики.
Эти средства должны направляться им из федерального бюджета в форме трансфертов (на первом этапе возможно увеличение бюджетной обеспеченности до минимально необходимого уровня не всем; наименее обеспеченным регионам обеспеченность можно поднимать в 2 этапа). Источник денег - закрытие большинства федеральных программ, финансируемых на 10-20%: такого финансирования не хватает ни на что, кроме содержания придумывающих эти программы бюрократов.
Увеличение трансфертов регионам возможно только в случае ужесточения контроля за их бюджетами. Основы механизма такого контроля (правда, частично антиконституционные по духу) заложены в Бюджетном кодексе. Их нужно развить и обеспечить их реализацию.
При этом федеральный центр как бы выкупит у регионов их политические права, создав механизм контроля за их деньгами.
Опыт показывает, что нынешний контроль федерального центра за заведомо недостаточной финансовой поддержкой регионов недостаточен для контроля за региональными властями. Руководители регионов никогда не отдадут центру необходимую для нормального развития страны часть своей нынешней, почти ничем не ограничиваемой власти, основанной в конечном счете на положениях Конституции.
Они не отдадут власть, но у них можно будет ее выкупить.
Обеспечение минимальных бюджетных нужд позволит региональным властям справляться со своими обязанностями, а значит - создаст возможность спрашивать с них. "Нет денег - нет и ответственности", но появление денег и контроля за ними создают ее.
Это полная противоположность нынешнему подходу правительства, усиливающему давление на регионы при принципиальном и последовательном игнорировании их насущных потребностей. Она основана на сотрудничестве и гармонизации интересов, что и делает ее реальной.
Кроме того, она будет конструктивно противостоять попыткам правительства отсрочить введение политически невыгодных для него ключевых элементов Бюджетного кодекса (например, минимальных социальных стандартов).
Общим принципом подхода к проблеме должен быть "Деньги регионам (бюджетникам и населению), а не бюрократам (чиновникам)".
2. Важным шагом решения межбюджетных проблем может быть и передача регионам права требования долгов предприятий перед федеральным центром. При этом федеральный центр должен будет получать деньгами определенную часть (например, 40%) истребованных доходов, а остальное может взиматься в любой, в том числе неденежной форме в пользу регионального бюджета.
Это позволит одновременно как повысить доходы бюджетов, в том числе региональных, так и уменьшить давление долгов на предприятия.
3. Забежим немного вперед и отметим, что описываемое изменение межбюджетных отношений автоматически запустит процесс необходимого реформирования государственного аппарата. Резкое усиление Минфина (за счет контроля за финансами регионов) и сокращение отраслевых министерств позволит без дополнительных усилий совершить рывок в деле оздоровления государства (достаточно указать, что в Минсельхозе Канады, например, трудится около 75 человек, которые и не пытаются руководить канадскими фермерами, а лишь консультируют их, в том числе по вопросам конъюнктуры).
Это изменение постепенно примет и политическое значение: место нынешнего маскарадного представителя президента в регионе займет представитель Федерального Казначейства, управляющий региональным бюджетом в случае нецелевого использования бюджетных средств.
4. Для укрепления федерации следует использовать не только бюджетные, но и институциональные преобразования, в частности - введение земли в свободный финансовый оборот.
В самом деле, важнейшая стратегическая проблема России - нехватка инвестиций для необходимого обновления производственного потенциала:
* внутри страны необходимых финансовых ресурсов нет;
возможные иностранные инвестиции заведомо недостаточны; кроме того, в ряде случаев они могут предоставляться только на неприемлемых экономических, политических или стратегических условиях;
эмиссия, не обеспеченная товарами, не может быть направлена на инвестиции в значимых размерах из-за неустранимой в этом случае слабости государственного контроля.
Введение земли в свободный финансовый оборот представляется одним из наиболее перспективных путей решения этой проблемы.
Не вызывает сомнения, что любое введение земли в свободный финансовый оборот увеличит массу обращающихся на рынке товаров и создаст значительный эмиссионный потенциал, который государство сможет использовать в инвестиционных целях.
Так, в 1997 году рост денежной массы не был инфляционным, так как опирался на рост оборотов фондового рынка. Девальвация произошла из-за разрушения последнего; представляется, что контролируемому государством рынку земли или прав землепользования, по крайней мере на этапе становления, это не грозит.
Конкретные формы этого введения и механизмы их выбора для конкретных ситуаций должны быть темой самостоятельного анализа. Так, возможно введение свободной купли-продажи земли, или прав ее долгосрочной аренды по не изменяемым в течение срока аренды условиям, или иные формы; скорее всего, потребуется их региональная дифференциация. Сегодня представляется лишь, что субъекты экономики, которые были вынуждены в разное время вместо покупки земли платить за "право аренды на 49 лет", должны будут получить ее бесплатно.
Следует рассмотреть также многочисленные предложения, исходящие преимущественно от зарубежных финансовых компаний и инвесторов, о погашении российского внешнего долга за счет собственности, в том числе земельных ресурсов. Это позволит не только ослабить давление внешнего долга, но и создать группу инвесторов, вынужденных осуществлять дополнительные инвестиции в недвижимость и земельные ресурсы на территории России.
Понятно, что введение земли в свободный финансовый оборот может быть использовано для решения и другой важнейшей стратегической задачи развития России - постановки региональных властей под контроль федерального центра.
Ведь введение земли в свободный финансовый оборот будет сопоставимо с приватизацией по своим масштабам, но превысит ее по возможности обогащения руководителей регионов и местных органов власти.
Ключевой задачей федерального центра станет в этих условиях создание положения, в котором региональные руководители будут получать возможность "заработать" деньги на земельной реформе только в обмен на предельно жесткий контроль федерального центра за вводом земли в свободное финансовое обращение.
Такой контроль фактически передаст реальную власть на местах из рук избираемых губернаторов в руки назначаемых представителей федерального центра. Разумно, если это будут представители ограниченного количества органов (например, трех органов: Госкомзем, как непосредственно организующий проведение реформы, МВД и ФСБ - как обеспечивающие административный контроль).
Необходима будет и активная антимонопольная политика со стороны федеральных властей.
Ввод земли в свободный финансовый оборот разумно проводить постепенно, в течение нескольких лет (лучше не менее пяти), так как иначе государство не успеет создать и отладить системы, необходимые для организации инфляционно безопасной эмиссии и инвестиций.
За это время ситуация, при которой реальный контроль в регионе принадлежит представителям федеральных органов, войдет в привычку, что создаст возможность ее юридического закрепления путем ограничения прав губернаторов (до уровня фактически сложившихся к тому времени прав) и создания возможности их замены федеральным центром.
Это положение сохранится и после завершения процедуры введения земли в свободный финансовый оборот.
Таким образом, эта процедура, несмотря на исключительную политическую и организационную трудность, позволит решить две важнейшие стратегические проблемы развития России: нехватку инвестиционных ресурсов и слабость федерального центра.
Представляется, что тщательное планирование и проработка принципов и первого этапа земельной реформы позволит избежать выхода ее из-под контроля государства, как это произошло с приватизацией.


2.4. РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ РЕАЛЬНОГО СЕКТОРА
2.4.1. Реформа предприятий
Риск произвольного, необоснованного перераспределения собственности как со стороны государства, так и со стороны слабо контролируемых акционерами менеджеров предприятий является сегодня одним из главных факторов сдерживания предпринимательской активности. Не имея долгосрочных гарантий контроля за своими компаниями, крупнейшие акционеры вынужденно ориентируются на извлечение в первую очередь краткосрочных выгод, что логически предполагает и ориентацию на неуплату налогов (поскольку преимущества законопослушного поведения сказываются только в перспективе), и "высасывание" финансовых ресурсов из подконтрольных предприятий.
С этой точки зрения, помимо информационной открытости, важно совершенствование процедур банкротства с преодолением сегодняшней ситуации, когда внешний управляющий действует в интересах одного или группы крупнейших кредиторов и объективно способствует не санации, а распродаже по заниженным ценам предприятия-банкрота.
Процесс смены собственника в конфликтных ситуациях должен происходить в рамках гласных, прозрачных и при этом достаточно оперативных судебных процедур. Тем не менее сегодня эти меры уже недостаточны. Нужно говорить о более радикальных шагах - прежде всего, в вопросе урегулирования накопленной предприятиями просроченной кредиторской задолженности перед государством.
Уровень долга по налогам и обязательным платежам является критическим фактором с точки зрения негативной мотивации реального сектора. Здесь возникает ситуация тупика или "институциональной ловушки". В условиях массовых налоговых неплатежей государство оказывается неспособно обанкротить всех должников бюджета. В результате "административные обязательства" государства по исполнению законов систематически не выполняются. В этих условиях на фоне периодических грозных заявлений правительства для каждого отдельного предприятия сохраняется и даже возрастает вероятность применения процедуры банкротства, хотя бы в целях устрашения остальных.
Выбор предприятий для проведения "показательных процессов" практически полностью зависит от произвола чиновников. В результате положительный эффект подобных мер оказывается для бюджета пренебрежимо малым. Вместе с тем такие действия, поскольку погашение всего долга для большинства предприятий нереально (что признается и самим государством), в целом повышают риск произвольного передела собственности и дополнительно стимулируют все негативные явления, вызванные ее нестабильностью, и в первую очередь бегство капитала из России.
Для оздоровления реального сектора нужна реструктуризация долга предприятий перед государством. Примерный механизм её осуществления описан ниже.
1. Прежде всего для расчистки "долгового поля" необходимо быстрое, широкомасштабное и дешевое проведение взаимозачетов (этот термин использован для удобства; на деле может быть использован любой цивилизованный рыночный клиринговый механизм, включая секьютиризацию долга и целевое использование специально выделенных бюджетных средств).
На первом этапе (один месяц) необходима подготовка и проведение зачета всего объема взаимной просроченной задолженности между расширенным федеральным бюджетом (включая федеральные внебюджетные фонды) и предприятиями за счет предприятий способом, минимизирующим прибыль финансовых посредников и, соответственно, потери предприятий, и бесплатным для федерального бюджета.
Содержанием второго этапа (на который представляется целесообразным отвести также один месяц) должна стать подготовка и проведение аналогичных, но более сложных зачетов между предприятиями ТЭКа, потребителями их услуг и расширенным федеральным бюджетом.
Третий этап (один месяц) должен быть посвящен подготовке и проведению аналогичных зачетов расширенного федерального бюджета с предприятиями транспорта, в первую очередь железнодорожного, связи и коммунального хозяйства, а также с региональными бюджетами.
Принципиально важно, что федеральные внебюджетные фонды и региональные бюджеты должны участвовать в зачетах исключительно под контролем Минфина.
При этом активность предприятий по участию в зачете должна подстегиваться официальным заявлением о том, что долги расширенного федерального бюджета перед предприятиями, не предъявленные теми во время проведения взаимозачета, будут аннулированы в одностороннем порядке.
2. Оставшиеся после зачёта долги предприятий перед расширенным федеральным бюджетом необходимо реструктурировать.
3. В том случае, если предприятие нарушит договор о реструктуризации (например, не справится с текущими платежами или оговоренной договором их долей), его контрольный пакет акций должен быть продан на аукционе в течение двух месяцев по цене не ниже 50% долга.
4. Если такое предприятие не будет куплено на аукционе, представляется целесообразным передавать контрольный пакет его акций (согласно договора о реструктуризации) в государственную собственность.
При этом все долги предприятия должны будут быть заморожены не менее чем на 5 лет. Государство должно назначить внешнего управляющего, разработать план оздоровления. Если этот план не будет утвержден органом государственного управления либо будет нарушаться, государство должно будет назначать команду внешних управляющих вместо старых менеджеров, и ревизию, расследующую деятельность последних. После этого план оздоровления предприятия будет дорабатываться и утверждаться вновь.
Группы внешних управляющих, план которых не утверждается либо нарушается, должны заменяться, лишаться прав профессиональной деятельности и направляться государством на переподготовку за их счет.
При этом государству следует всемерно стимулировать развитие специализированных управляющих компаний, обладающих достаточным интеллектуальным и организационным потенциалом.
5. Организуя оздоровление, государство должно учитывать необходимость восстановления единых технологических комплексов, ограничения посредников, вывода предприятий из-под криминального контроля и формирования на этой основе относительно крупных корпораций, являющихся партнёрами государства и содействующих интеграции страны.
6. При погашении реструктуризированных долгов бюджету и выполнении плана оздоровления предприятия команда внешних управляющих или управляющая компания должна получать в собственность контрольный пакет акций, находящийся у государства, или его часть, пропорциональную возвращенному долгу. Это передаст предприятия собственникам, делом доказавшим свою эффективность, и завершит приватизацию, первоначально направлявшуюся именно на создание механизма эффективного управления предприятиями.
7. В ходе реструктуризации задолженности предприятий перед бюджетом, замораживания взаимной просроченной задолженности и оздоровления предприятий государство должно всемерно содействовать формированию крупных корпораций, охватывающих технологически связанные цепочки предприятий (и, в частности, ликвидирующие посредников-паразитов).
Основные механизмы их формирования:
* размещение счетов предприятий, реструктурирующих свою задолженность перед федеральным бюджетом, только в банках - финансовых агентах государства;
включение в типовой договор о реструктуризации долга перед бюджетом положения о передаче безнадежных должников, не справившихся с реструктуризацией и оздоровлением, в собственность государства;
предоставление создаваемым крупным корпорациям приоритетного права на приобретение пакетов акций входящих в них предприятий;
содействие (путём обучения кадров, предоставления методических материалов и юридической поддержки, а также внешнего давления, направленного на вытеснение посредников) формированию системы взаимодействия крупных предприятий с мелкими и средними, работающими по их заказам или являющихся потребителями их продукции;
передача пакетов акций предприятий, находящихся в государственной собственности и объединённых единством технологического процесса, в управление специализированным компаниям.
На этой основе представляется необходимым вести широкомасштабную подготовку к восстановлению и созданию межрегиональных территориально-производственных комплексов.
2.4.2. Основы антимонопольной политики
1. Представляется совершенно необходимым введение прямого и постоянного государственного контроля за структурой цен и тарифов естественных монополий.
2. Необходимо всемерно укреплять государственный контроль за естественными монополиями прежде всего как едиными экономическими комплексами. При этом государство должно ориентироваться не на доходы от приватизации, как в 1997-98 гг., и не на налоги, как сейчас, а на совокупность показателей того, что естественная монополия дает стране (налогов, зарплаты, натуральной продукции) и ее собственного состояния (эффективных инвестиций и качества управления).
3. Следует активизировать деятельность Министерства антимонопольной политики и ФЭКа, обеспечить активную борьбу со злоупотреблениями монопольным положением. Все предприятия, уличенные хотя бы в разовом злоупотреблении монопольным положением, должны, помимо выплат штрафа, не менее чем на год попадать под контроль за структурой цен со стороны Министерства антимонопольной политики.
4. Целесообразно в кратчайшие сроки ввести принцип единого комплексного государственного регулирования в отношении аффилированных лиц и структур.
5. Для развития цивилизованной конкуренции представляется жизненно необходимым максимальное упрощение организации бизнеса и процедур его контроля, а также создание независимых институтов для апелляций (возможно, судов, специализирующихся на решении споров между органами государственного управления и субъектами экоомики).
В настоящее время для создания предприятия, по данным Экспертного института, требуется резолюция 20-30 автономных и дислоцированных в разных местах инстанций и от 50 до 90 разрешительных документов.
Количество не связанных друг с другом проверяющих органов также исчисляется десятками, что неоправданно увеличивает издержки предприятий и создает объективные предпосылки "государственного рэкета".
2.4.3. Индустриальная политика

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>