<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Застенчивость и школа
Для того, чтобы нормально расти и развиваться, молодому человеку необходимо доверять окружающему его миру. Позитивное отношение к миру, чувствозащищенности дает развиваться гибкости мышления, аналитическим способностям, склонности к экспериментам, допускает более высокую степень личной свободы, развивает дар предвидения. В результате этого, человек, в нашем случае — ребенок, оказывается готовым ко встрече с любой нетипичной для него ситуацией. ...тепло и понимание учителей помогают ребенку делить с другими место под солнцем, игрушки, внимание и привязанности, получать радость и удовольствие от общения с другими детьми.
Каталог, Большая детская школа, Пало-Альто, Калифорния
Это — описание идеальных дома и школы, в которых маленький ребенок защищен от возникновения каких-либо комплексов. Всем детям необходимо чувство веры. Им нужно знать, что их дом — нежный, что это место, где ценят их личные достоинства, где уважают их личную точку зрения, где любят именно их и признают их уникальность. Школа и дом должны защищать от страха, а не быть источником сомнений в собственных силах. Они должны стать «местом, дающим силу», в котором ребенок интуитивно учится крепкой и безусловной любви, стабильности в понимании его другими людьми.
Школа — хорошее убежище для застенчивых, если в ней плохие учителя. Зайдите в классы и попросите обычного школьного учителя подтвердить то, что показали несколько предварительных анализов — как правило, учитель не чувствует застенчивости своих учеников. Такие анализы не обнаружили связи между мнением детей о себе и представлениями, о них учителя. Когда я просил учителей назвать мне своих застенчивых студентов, одни отвечали, что таких среди их учеников нет, но некоторые безошибочно указывали на ребят, знакомых нам по результатам тестов. Те учителя, которые сами страдали застенчивостью, передавали ее своим застенчивым ученикам, так что они лучше чувствовали их присутствие.
Мэрилин Робинсон, талантливый учитель школы второй ступени, считает, что проблема застенчивости касается ее учеников, и что школа углубляет эту проблему:
Застенчивые дети в классе боятся бегать и ритмично танцевать. Когда они отвечают на вопросы, их скучно слушать, а ответом часто являются слова: «Я не знаю». Они боятся громко кричать, открыто высказывать свое мнение и, в общем, боятся сделать ошибку. Обычно они садятся у стенки и ждут, когда кто-нибудь позовет их играть. Если этого не происходит, они могут слоняться вокруг играющих детей, иногда показывая «больной палец», и стараются не выпускать из виду медицинскую сестру. Так же, как и родители, общество и институты придают особое знамение уровню образования детей, и дети чувствуют себя неуверенными и менее способными радоваться жизни. Благодаря такому акценту на способности к обучению, дети с меньшими баллами и не собираются начинать учиться. Они становятся пленниками школы и даже не помышляют продолжить обучение в колледже. Посмотрим на случай с Джей Джей.
Джей Джей был нежным ребенком с лабильной психикой и большим запасом трудолюбия. Он приехал из страны с неразвитой экономикой и говорил по-английски с сильным китайским акцентом. Учился он плохо, едва дотягивая до уровня «среднего ученика» первой ступени. В это время наша школа стала делить учащихся по успеваемости на отличников, середнячков и слабых, что меня очень обеспокоило. Я безрезультатно пыталась получить «высшую группу», чтобы иметь возможность контролировать перевод в нее детей из других групп, и изо всех сил старалась поддерживать высокое мнение о своих способностях в ребятах из «низшей группы». Я видела, что у этих детей улучшается представление о самих себе и что они стараются перейти в группу ребят, где учатся хорошо. Но скоро дети поняли, что они числятся в слабых учениках и изменить это не представляется возможным, поскольку средняя и высшая группа переполнены.
Джей Джей прошел тестирование и был зачислен в нижнюю группу, но учился усердно. Прошел год, а Джей Джей продолжал оставаться среди слабых. Для того, кто в раннем возрасте получил ярлык «слабый ученик», редко представляется возможность что-то изменить.
Чтобы укрепить уверенность в собственных силах, Джей Джей решил заняться легкой атлетикой. Какое-то время это хорошо работало, но его друзья подрастали, а он оставался маленьким. В спорте слишком велика конкуренция. В команду стараются принимать здоровых к сильных ребят, а низкорослы, подобно застенчивому Джей Джей, практически не имеют шансов попасть в «реальный» спорт.
Сейчас Джей Джей учится в восьмом классе. Если что он и умеет делать, то это — играть в «грабителя» (У вас есть монетка? — Ищу — Давайте). Может, со временем, развив свой талант в этом направлении, он сумеет делать то же самое в метро и, возможно, закончит жизнь в другом общественном месте — тюрьме.
«Может, будь Джей Джей чуть умнее, образованнее, проблем с застенчивостью и сомнениями у него было бы поменьше?» — скажете вы. Если бы это было так, то для студентов с высоким интеллектом, живущих при «академической экономике», в которой сила ума является мерилом собственной ценности, каждые несколько лет не вставал бы вопрос инфляции. Только если вы отличник в начальной школе, у вас есть время двигаться вверх по образовательным ступеням — от высшей юниорской к высшей школе, к колледжу, к специальной или профессиональной школе, к фирме и так далее. На каждой ступени выбираются лучшие и только они могут двигаться дальше, но половина из них будет заведомо слабее состава новой, более «элитной» группы. Когда самооценка основана на социальном сравнении, прикладываются все усилия, чтобы удержаться, всегда боишься, что окружающие увидят, что ты блефовал.
Каждую пятницу в шестом классе, где преподавала миссис Гейни, подводились итоги. Для нас это был самый мучительный день, день настоящей расплаты. Все утро до самого обеда мы проходили тестирование (кто следующий?).
После перерыва мы выстраивались в проходе классной комнаты и, тупо разглядывая стены с потолком, мысленно прощались со своими насиженными местами. Мы ждали оглашения приговора — для кого из нас звонок зазвонит снова, а для кого он уже отзвонил. На основании среднего числа очков в тесте, каждый из нас классифицировался от 1 до 30 и рассаживался соответственно полученным баллам — наилучший и самый блестящий помещался поближе к учительскому столу. Всегда чувствовалось напряжение наших амбициозных маленьких отличников, когда они силились определить — сохранилось ли за ними их «лучшее» место или их успели обогнать? К тому же всех волновало, вытеснили ли мальчики девочек или тем удалось сохранить свои позиции
После того как первые десять имен были н^ рассаживались по своим местам, напряжение ^. еще легче становилось, когда проход освобожда^ после этого миссис Гейни переходила к фи^. нервно топтавшейся в конце класса, и все соро^' свои взгляды к оставшимся. Каждое названнов далось комментариями — зачитывались балль^ языку, истории и прочим наукам. Улыбки це гасли, по мере того, как баллы становились ас приходилось сжимать зубы — очередной несча,с корчился в агонии, но объяснить нам, что смеч^ поскольку каждый из нас может оказаться на ^ придется уже нас, не представлялось возможн^ мо! Как обычно, у двери оставался «бэби» ^( уверен, что он специально делал так, чтобы , учителя: «На этой неделе вы снова последний, \^ Никто не смеялся и не глазел на него, «б:^ большим в классе и никогда не работал и не , всеми.
Я могу обрисовать тип «бэби» Гонсалес^ времени я был классным руководителем студе^ венного колледжа. Я был частью системы, ко^, студентов сдавать экзамены публично, а не о6 частной беседе. Подсознательно я стремился с^
, , «.
цию между классами. Мне казалось, что это од не дать развиться духу сомнения. Я изменил св мое невольное исследование натолкнуло меня: ] становлюсь стражем. Теперь я понимаю, чт0 играли роль испытуемых в моем исследован^ этого не замечал.
На основе наших наблюдений за школьник^ колледжей, которых мы тщательно обследоваци тальных ситуациях, так же как и в нашей «Кли»к чивых», мы пришли к следующим заключени^ студентах:
• Они неохотно начинают разговор, дейст^,
ют новые идеи, поступают по своей н
задают вопросы.
• Они неохотно разрешают двусмысленнь^
• Как и ожидалось, застенчивые студенты х
чем невастенчивые.

Неупорядоченные, разрешительные ситуации, такие как танцы, создают особые проблемы для застенчивых, когда нет ясности, когда руководящие указания, как себя вести, не выражены точно, как на лекции в классе.
В ситуациях, при которых нужно проявить инициативу, при встрече мужчины и женщины, застенчивым мужчинам труднее завязать беседу, чем застенчивым женщинам. Мужчины проявляют пониженную скорость разговора и контакта глазами. Женщины отвечают улыбкой и кивком головы чаще, что свидетельствует о том, что они боятся.
Застенчивые студенты реже жестикулируют, когда отвечают на вопросы, чем незастенчивые.
Застенчивые дети много времени проводят сидя, меньше бродят и реже говорят с другими детьми. Они подчиняются распорядку и реже бывают недисциплинированными.
Застенчивые редко участвуют в специальных заданиях, таких как замещение учителя.
Они получают меньше общественных наград и меньше замечаний, чем незастенчивые.
Застенчивость в классе
Объясните, мне нужно помочь, я не могу этого понять.
Хорошо, Роберт, что показалось тебе трудным на уроке математики?
— Я не помню, что вы говорили об этих заданиях. Учитель помогает, и Роберт справляется с заданием. Затем он идет играть в «Звездные войны» с другими детьми, их соединяет игра, и они перестают думать о своих математических проблемах.
Уоррен же не закончил вовремя, хотя математические способности у него лучше, чем у Роберта. Он не пошел играть и не получил удовлетворения на уроке. Двойная неприятность для Уоррена.
Мы наблюдали много раз повторение этого сценария в разных классах — менялись только имена школьников и содержание уроков. Незастенчивые, живые дети быстро просили помочь им разобраться с трудными вопросами и получали ответ всякий раз, когда он был им необходим. Уоррен никогда, подобно другим застенчивым и не столь живым детям, не обсуждал свои вопросы и не задавал их ассистенту. Если в ситуации с Робертом помощь пришла быстро и легко, Уоррен не мог заставить себя поднять руку и обратить на себя внимание, в котором он так отчаянно нуждался.
Это случилось очень давно, я помню, что был во втором классе. Маленькая девочка, сидевшая напротив меня, очень долго смущенно ежилась, и было видно, что малышке нужно выйти. Она подняла руку, но миссис Бекман этого не заметила. Девочка начала трясти рукой, пока не привлекла, наконец, внимание учительницы.
«Что случилось, юная леди? Вы не придумали ничего лучше, чем махать руками перед моим носом, когда ученики отвечают? Вы должны научиться себя вести; подождите, когда я закончу урок, и тогда вы можете спросить, если это так срочно. Вы все поняли?»
Маленькая девочка намочила свои трусики. Учительница выплеснула на нее свое раздражение, но для нас это было прекрасным поводом для веселья. Она написала в трусики! Она намочила на пол! Учительница только рассердилась на нее, мы же хотели большего.
Я не помню имени маленькой девочки, но после этого случая она получила прозвище Писса. Прозвище сохранялось за ней вплоть до шестого класса, пока мы не разошлись в разные юниорские высшие школы. С тех пор я ее никогда не видел. Интересно, помнит ли она этот случай, ведь прошло столько лет? Мы никогда не знаем отсроченных последствий таких школьных травм, но я ручаюсь, что он остался в ее памяти вовсе не как забавный анекдот.
Неумение попросить помощи — одно из наиболее серьезных: проявлений застенчивости, ведь это именно она не позволила: Уоррену спросить что-либо у учителя, она же мешала мальчику забыться в беззаботных играх с детьми. Точно такое же нежелание искать помощи типично и для более старшего возраста. Если: спросить студентов колледжа: «Когда у вас случаются серьезные личные проблемы, просите ли вы помощи у других?», многие из застенчивых ответят: «Конечно, нет».
Что дает учителю присутствие в классе застенчивых детей? Конечно, они не кричат, не мешают проведению урока, и их можно считать «непроблемными» детьми. С другой стороны, представьте, как чувствует себя учитель, говорящий в пустоту, когда дети не задают наводящих вопросов, у них не разгораются глаза, они не кричат, наперебой обсуждая какую-нибудь проблему; словом, полюбить таких детей определенно трудно.
Еще более точно — застенчивые дети не привлекают внимания учителя, теряется связь между учителем и учеником, а вместе с ней и возможность помощи со стороны учителя. Не удивительно, что застенчивые дети не нравятся учителям — на свой, негативный лад, они наносят удар по системе, что позволяет им безбоязненно существовать в красивом теплом классе в течение 12 или 20 лет.
Конечно, учителя тоже могут быть застенчивыми, они ведь люди. Но если они такие, то преподавательская деятельность для них не просто профессия, а призвание, иначе как бы они выдержали то напряжение, которое возникает при встрече лицом к лицу с незнакомыми людьми, которые ждут, что вы будете просвещать, развлекать их, заботиться о них, причем все это делать одновременно.
Учительница начальной школы делится впечатлениями: «Вы словно на сцене — каждую минуту вы осознаете реакцию детей... они подмечают все нюансы вашей одежды — платье, туфли, украшения. Иногда даже говорят, какого цвета у меня бюстгальтер».
Другой учитель вспоминает свой первый рабочий день: «В течение первого часа я думал, что никогда не переживу этого дня, меня тошнило, так сильно я нервничал».
Для некоторых решением проблемы может стать попытка четко спланировать свои действия на время урока, но с учащимися важно поддерживать стиль легкой, непринужденной беседы, а это весьма не просто. В процессе обмена мнениями сложно удерживать под контролем себя и тридцать человек, труднее сохранить дисциплину, к тому же многие студенты любят перебивать говорящего, чем, конечно, мешают проведению урока. Бывает, что по каким-то причинам учитель теряет контроль над классом — количество нарушителей множится, но неожиданно и неизвестно откуда появляются и время и энергия для наведения порядка.
Некоторые застенчивые профессора колледжей предпочитают большие лекционные курсы занятиям на маленьких информативных семинарах. Несмотря на то, что работа с большой аудиторией предполагает большую затрату сил, они находят безопасность в самой структуре. Лекции обеспечивают групповой контакт, схему, правила для слушающих и почти исключают непосредственное взаимодействие со студентами. Придерживаясь единожды разработанного плана, профессор всегда может переиграть наступление в защиту. Для незастенчивых преподавателей неформальная обстановка семинара обеспечивает открыто-замкнутую свободу для исследования идей, но для застенчивых семинар ужасен — это мучительная попытка прорваться сквозь капканы для разума, которые ставят студенты своими вопросами. Кроме того, эмоциональная отчужденность, приемлемая для лекции, практически невозможна в условиях интимной обстановки маленького класса.
Застенчивость и память
Только недавно психологи занялись разработкой проблем социальной адаптации страдающих застенчивостью людей. Но вопрос, может ли застенчивость влиять на процессы, происходящие в человеческой психике, еще остается открытым.
Одним из ключевых моментов воздействия рефлексии на поведение, по-моему, является то, что она заставляет человека быть настолько озабоченным самим собой, что он буквально не замечает того, что происходит вокруг, и теряет способность адекватно реагировать на происходящее. К примеру, я, когда взволнован, зачастую не могу сконцентрировать внимание, чтобы поддержать беседу, либо могу забыть, куда и зачем я иду.
Один бизнесмен средних лет натолкнул нас на мысль об исследовании весьма интересного вопроса: влияет ли страх, вызванный застенчивостью, на концентрацию внимания и память?
Чтобы ответить на этот вопрос, в нашей лаборатории был проведен оригинальный опыт: студентов-мужчин, мы попросили запомнить сообщение, которое им должна была произнести женщина. Половина мужчин считала себя незастенчивыми, другие говорили, что они в большинстве случаев застенчивы, особенно с женщинами. К каждому испытуемому была приставлена очаровательная женщина. Он должен был выслушать ее сообщение, а потом пересказать нам, что он запомнил. За каждым внимательно наблюдали сзади в двойное зеркало. Одна треть мужчин прогуливалась по лаборатории с очаровательной спутницей, им было разрешено задавать вопросы и говорить во время и после се речи; вторая треть также ходила с лаборантками, но им можно было только слушать, а не беседовать; оставшейся трети тоже разрешено было свободно перемешаться по лаборатории, но сообщение они должны были получить в записи на видеопленке. Мы предполагали, что застенчивым мужчинам будет труднее запомнить, что им успели сообщить при непосредственном контакте, поскольку им помешает робость перед женщиной. Как вы думаете, какая ситуация спровоцировала самый сильный страх?
Мужчины чувствовали больший дискомфорт, слушая женщину по телевизору, и наименьший, когда общались с ней непосредственно.
Вы удивлены? Хорошо, давайте попробуем разобраться. Вспомните о том, что вы недавно узнали: застенчивость касается самооценки и реакции на непрогнозируемую ситуацию. Студенты знали, что мы за ними наблюдаем в двойное стекло, поэтому, когда, прохаживаясь по лаборатории, они прослушивали сообщение, записанное на видеопленку, подсознательно, они определили свою роль в эксперименте как «исследуемых», тоща как студенты, имевшие возможность беседовать и задавать вопросы, считали себя полноправными участниками эксперимента.
Страх возникает, и самомонитор подстегивает его. Сначала застенчивые не воспринимают всю информацию, которая к ним поступает в полном объеме, затем муки застенчивости парализуют память: застенчивые мужчины в ситуации с телевизором помнили сообщение гораздо хуже, чем остальные участники эксперимента. Искажается восприятие — когда мы попросили всех испытуемых оценить привлекательность разговаривавших с ними женщин, выяснилось, что все незастенчивые отметили незаурядную внешность своих собеседниц. Застенчивым же они не показались даже привлекательными. Можно сделать вывод, что застенчивость заставляет человека терять дар речи, память и даже способность к восприятию красоты.
Неуязвимые дети
Психологи отмечают термином - «неуязвимый» детей, которые, пройдя через колотушки и стрессы в детском возрасте, вырастают в нормальных и здоровых взрослых. Исследование начинается с поддержки такой гипотезы и дальнейшей ее проверки. Многие известные в политике, искусстве и науке люди прошли весьма болезненный и долгий путь к признанию. Люди, подобные Элеоноре Рузвельт, бывшему президенту Джеральду Форду и сенатору Дэниэлу Патрику Мойнихану, были упругими в гибкими; они отталкивались от начинавшихся в жизни несчастий, для того чтобы достичь большего успеха.
В одной клинике изучили 100 мужчин, жизненный путь которых изобиловал травмами, конфликтами и несчастьями.
Несмотря на тяжелые условия в детстве, эти люди во взрослом возрасте выглядели даже более адаптированными, чем многие другие. «Теория катастрофы» детского развития быстро распространяется вопреки традиционным представлениям о том, что неблагоприятная внешняя среда порождает в ребенке душевные расстройства и подавленность, в то время как безмятежная, благоприятная среда — всегда колыбель взрослого благоразумия и успеха. Традиционную точку зрения старались подтвердить, используя результаты наблюдений за душевнобольными и преступниками, выросшими, как правило, в крайне неблагоприятной обстановке. По-моему, делать выводы на этом основании — ошибка.
Только немногие из тех, кто вырос в обстановке враждебности и внешнего дискомфорта, содержатся в тюрьмах и клиниках для душевнобольных. Те же, кто гнется, а не ломается, могут развить в себе должную уверенность и использовать ее для того, чтобы завоевать себе значимое место в обществе. Может быть, следующее поколение, воспользовавшись методами, приведенными в нашей книге, сумеет перебороть в себе застенчивость и вольется во взрослую жизнь, отбросив навсегда хроническую робость и оцепенение.
Продолжим разговор — теперь он пойдет о детях, «неуязвимых» дома и в школе, но теряющихся от робости в присутствии посторонних людей. Результаты исследований утешительны, они дают надежду и тем детям, которые вынуждены сталкиваться совсем не с самым лучшим из того, что могут дать им взрослые, а иногда — и с самым худшим.
Комедийная актриса Кэрол Бернетт, человек, одаренный редким талантом — заставлять других смеяться, в беседе со мной поделилась воспоминаниями о том, как притворство помогло ей совладать с детскими тревогами оказаться не оцененной по достоинству, не признанной.
Бернетт: Мне кажется, сначала я робела, только когда находилась рядом со своей матерью. Она была привлекательной, умной и веселой женщиной, всего лишь с одним недостатком — позднее она стала алкоголичкой, так же, как и мой отец. Они оба были очень жизнерадостными, обаятельными, щедрыми на выдумки и красивыми внешне людьми. Он всегда напоминал мне Джимми Стюарта, а она была немного похожа на шаровую молнию. При всем при том, я прекрасно понимала, что уж кого-кого, а меня «очаровательным ребенком» не назовешь. Вы даже представить себе не можете, как я страдала из-за своей внешности! Именно потому я была такой робкой. Еще в школе я пыталась восполнить это успехами в легкой атлетике. Я старалась обогнать всех мальчишек в классе и думала, что буду им нравиться, потому что я такая быстрая бегунья. Именно поэтому я была всегда так щедра на шутки и вовсю паясничала в школе. Мне было необходимо преодолеть страх не нравиться, ведь я была бедной и не очень симпатичной.
Зимбардо: Но вы ведь не были, как некоторые дети, клоуном в классе, не так ли?
Бернетт: В классе — нет, но за ленчем и с некоторыми своими подружками бывала. Дело в том, что я хорошо училась и слыла способной и дисциплинированной девочкой. Это заставляло меня вести себя скромнее и выглядеть даже, быть может, несколько угловатой, что, конечно же, мешало добиваться успеха у тех мальчиков, с которыми мне хотелось тогда дружить, знаете, такие, типа «футболистов». Мне тогда казалось, что они совсем не обращают на меня внимания. Со временем все изменилось, и мы поняли, что прекрасно понимаем друг друга.
Зимбардо: Вы имеете в виду, что они тоже были застенчивыми?
Бернетт: Да, и не только застенчивыми. Они все были уверены в том, что непривлекательны! А я так мечтала, чтобы капитан футбольной команды мне улыбнулся или поинтересовался, как меня зовут! Моя мама хотела, чтобы я стала писательницей. Она любила меня успокаивать словами: «Совершенно неважно, что у тебя такая внешность, ты ведь всегда можешь стать писательницей!» Тогда я ответила ей: «Хорошо, буду писательницей», и стала редактором школьной газеты в Голливуд Хай. И вполне преуспела в этом. Я выбрала английское театральное искусство в колледже под предлогом специализации по драматургии, но в глубине души я хотела играть на сцене, хотя ни за что бы в этом не призналась. Я помню — я тогда была совсем маленькой, — у меня была прелестная двоюродная сестра, на девять месяцев старше, — блондинка, изящная, яркая. Она брала всевозможные уроки: пения, танца, актерского мастерства. И однажды, я помню, мне захотелось станцевать чечетку так же, как она, но я не умела. Тогда я пошла в туалет и принялась выстукивать каблуками там. Но через минуту мама остановила меня, открыв дверь.
В моем рассказе мама получается какой-то злодейкой, но это не так. Мы с ней весело проводили время, я ее обожала, и, знаю, она меня тоже любила. Все дело было в том, что я никогда не ощущала защиты, мне казалось, что я не имею поддержки. Дело доходило до того, что когда я принимала участие в спектакле в колледже, мне не хотелось, чтобы кто-нибудь из родни об этом узнал — на случай, если я провалюсь. Спектакль прошел с успехом, но самое удивительное было потом. Ребята в колледже вдруг стали подходить ко мне со словами: «Слушай, я тебя видел в той пьесе, ты была очень смешной». Меня пригласили на ленч с парой «шишек» со старших курсов, и я была ошеломлена этим, как всякий нормальный желторотый первокурсник. Как-то один парень остановил меня в коридоре и спросил: «Петь умеешь?»
Я ответила: «Конечно, умею, но никогда не пробовала делать это на публике». Он говорит: «Ну, это такие смешные песенки». Коль скоро это смешно, я и не могла отнестись к этому серьезно. Признаюсь, я понятия не имела, какой у меня голос. Ну, а если у вас нет прелестного голоса, вам и не захочется петь прелестную песенку. Поэтому смешные куплеты я петь согласилась, и это у меня получилось. Моя мать приходила на меня посмотреть и была поражена. И тогда я попалась на крючок: мне захотелось стать актрисой музыкальной комедии. Это расстроило маму и бабушку. Но я сказала им: «Именно здесь я поистине ощущаю любовь других людей, здесь я делаю нечто значительное для себя. Этого чувства у меня не вызывают ни мои писания, ни мои рисунки» (я немного рисовала). И все, что мне было нужно с тех пор, — это чувство непосредственного отклика, когда я что-то делаю. Так же ко мне пришло ощущение сцены. И до сих пор продолжается. Я не живу, когда я не на сцене — вы понимаете, о чем я говорю. Я не традиционный комик, и мне до сих пор сложно исполнять признанные песни.
Зимбардо: Сложно, в каком смысле?
Бернетт: Я пугаюсь. Мне кажется, что люди ждут, что я буду смешной... Я получаю много писем со словами: «Почему вы не исполняете популярных шлягеров?» И публика на спектаклях иногда пытается заставить меня это сделать. Я выполняю, но мне неудобно.
Зимбардо: А почему вы так относитесь к этому?
Бернетт: Это тянется еще с юности. Я чувствую, что не вправе исполнять чужие песни. Профессиональные исполнители вроде Эди Горм или Хелен Редди вкладывают в свои песни свою душу, свои эмоции — они дают песне ее неповторимую жизнь. Что я могу после них? Исполнить ту же песню, как пластинка, как попугай, в любом случае — не как Кэрол Бернетт, выходящая в красивом платье, чтобы спеть известную песню, — для такого мне потребовалось бы наглотаться таблеток.
Зимбардо: Эта способность измениться, войти в роль, влиться в характер, скрытый за маской анонимности, может помочь очень застенчивому человеку предстать перед публикой на сцене?
Бернетт: Да, вы — кто-то другой, не вы. Когда становишься кем-то другим, не собой, выйти на сцену действительно легче. Подростком я ходила в кино с бабушкой, я смотрела что-то около восьми фильмов в неделю, а'росла я в эпоху Джуди Гарланд, Джоан Кроуфорд, Бетти Грейбл. Обычно, придя домой из кино, я звала подружек, и мы изображали сцены из фильма, который смотрели. Одну неделю я могла быть Бетти Грейбл, другую — Джоан Кроуфорд; у меня были парики, костюмы, оркестр. Я хочу сказать, что была подростком, но совсем еще ребенком.
Зимбардо: А сейчас вам еще случается чувствовать робость, когда вы не на сцене и не являетесь другой Кэрол Бернетт?
Бернетт: Да. Если мне приходится встречаться с кем-то, перед этим я испытываю страх. А я испытываю благоговейный страх перед множеством людей. Например, когда я встретилась с Джимми Стюартом, я не могла произнести ни слова, я ведь любила его всю жизнь — с тех пор, как мой отец мне казался похожим на него. И знаете, что было дальше? Я повернулась кругом и шагнула прямо в ведро с побелкой, протащила его через все помещение и никогда больше туда не возвращалась, настолько я была унижена. Два года назад я повстречалась с Кэри Грантом, и опять едва могла выдавить хоть слово. А то, что слетело у меня с языка, мне хотелось бы взять назад. Я сказала ему: «Вы — гордость своей профессии», — я чувствовала себя настоящей простофилей. Он встал со словами: «Я — ваш поклонник», он был просто очарователен, но я почти онемела, как будто мне снова было десять лет. Поэтому я считаю, что те детские ощущения не уйдут никогда. Во всяком случае, меня очень легко смутить. Как было бы хорошо иметь счастливую судьбу, до тех пор, пока люди не сделают твое существование безопасным.
Зимбардо: Да, застенчивость становится обременительной, когда она, подобно некой неведомой силе, удерживает тебя оттого, что тебе хочется и что ты сумел бы сделать...
Бернетт: ...а вместо этого ты говоришь и делаешь глупости.
Зимбардо: А нет ли у вас советов из собственного опыта, которые могли бы помочь преодолеть застенчивость другим, многим вашим поклонникам?
Бернетт: Я могу сказать то, что всегда говорю своим троим дочерям: очень важно знать, что другие имеют те же проблемы, что и ты, и не нужно быть настолько самовлюбленной, чтобы думать, что мир стоит на том, что люди думают о твоей внешности, о твоих переживаниях и поступках, или на том, что какой-то мальчик не пригласил тебя танцевать. Люди далеко не всегда, думают о тебе плохо, чаще всего они попросту о тебе не думают. Зато всегда думают о себе. Поэтому, если ты хочешь добиться от них взаимопонимания, ты должна сама раскрываться и понимать других, так как любое соприкосновение с другим человеком есть одновременно и соприкосновение с самим собой. Помогая другим, мы помогаем самим себе. Я действительно верю, что все мы — это одно целое. Это так, и чем больше ты улыбаешься и раскрываешься для других, тем больше этого возвращается к тебе назад. Что посеешь — то и пожнешь. Это избитая истина, но она избита потому, что она — истина. Зажим
только усугубляет конфликты. Если вы видите в школе ребенка, который застенчив или тяжело сходится с другими детьми, а выглядит скорее несчастным, это и есть случай, когда вам следует вмешаться. Делая это, вы открываете маленький цветочек, из которого может вырасти настоящее чудо!
Зимбардо: Да, такие люди красивы.
Бернетт: Правильно. И все, что им нужно, — это немного ТДВ — теплого дружеского внимания. Это лучшее противоядие против застенчивости. Рассмотрим теперь трудности, с которыми сталкиваются застенчивые люди, давая или принимая порцию ТДВ.
Глава 5
ДРУЗЬЯ, ВЛЮБЛЕННЫЕ И ЗАСТЕНЧИВЫЕ НЕЗНАКОМЦЫ
Кто из нас знает собственного брата?
Кто из нас заглядывает в сердце брата?
Кто из нас не заключен навечно в тюрьму влечений?
Кто из нас не является навечно одиноким странником?
«Оглянись на свой дом, ангел»
стрые вопросы Томаса Вульфа имеют особый смысл для всех нас, но особенно для хронически застенчивых людей. Застенчивость, как мы видели, является всеобщим опытом, но с глубоко индивидуальными последствиями.
Многие из нас имеют особые черты; мы боимся высоты или темноты или еще чего-нибудь. Однако большинство из нас знает, как с этими фобиями справляться. Те, кто боится высоты, могут не жить в высотном доме или жить на первом этаже. Те, кто боится лететь самолетом, могут ездить поездом; боящиеся змей могут жить в больших городах, боящиеся темноты могут спать со светом. Но как быть тем, кто боится других людей? Успешно избегая источника своего страха, они обрекают себя быть странниками в чужих землях. И они страдают от этого.
Эта сказка приписывается жизни Фредерика II, правителя Сицилии тринадцатого столетия, который верил, что дети рождаются, зная древний язык, и, подрастая, могут начать говорить на нем без всякого опыта и практики. Чтобы проверить это, король выбрал группу новорожденных детей, которые должны были расти у молчащих кормилиц. Они не должны были слышать звуков человеческого голоса. Что этот эксперимент доказал? Заговорили ли дети на этом королевском древнем языке, когда впервые начали говорить? Нет, исторические хроники отмечают: «Он трудился напрасно, все дети умерли. Потому что они не могли выжить без ласковых и довольных лиц и ласковых слов своих кормилиц». В конце концов, застенчивые люди ограждают себя от теплоты человеческого общения, которое очень существенно для любого из нас. Они очень часто ошибаются, переводя знакомых в друзья, а друзей в возлюбленных. Многие живут по золотому правилу: «Ничего не давай другому, и никто не будет тебе должен. Никакие обязательства, никакие упреки, никакая ответственность, никакие симпатии не возвращаются, и не нужно ждать этого». Но ни один мужчина и ни одна женщина не могут существовать с ужасным сознанием, что они никому не нужны. На протяжении жизни настоящая боль от ощущения собственной нелогичности, неуместности и незаметности гораздо больнее, чем воображаемая боль от случайного неприятия. Как же хронически застенчивые люди живут без поддержки и заботы друзей, ласковых слов родных и страстных объятий возлюбленных? Именно об этой главной проблеме межличностных отношений — человеческих контактах — пойдет речь в этой главе.
Первый контакт
Представьте, что вы — новый обитатель лагеря для военнопленных. У вас есть хороший план побега, но чтобы его осуществить, вы нуждаетесь в нескольких компаньонах. Вам предстоит найти тех, кто сможет помочь вам бежать на свободу. Но это не просто, поскольку у врага есть информаторы, платные стукачи, которые выглядят и действуют так же, как и все другие пленные. Вы либо должны кому-то довериться, либо остаться пленником. Если вы ошибетесь в своих суждениях, ваш секретный план будет раскрыт, и вы обречете себя на еще более жалкую жизнь. Рискнете ли вы или откажетесь от своего плана и будете продолжать страдать? Этот сценарий описывает дилемму всех человеческих взаимоотношений: может ли то, чего мы хотим, получить какой-нибудь неожиданный поворот, и чего это может нам стоить?
Как и для пленника в примере, это не просто решение «да — нет», потому что на человеке не стоит печати «Мне можно довериться», «Кое в чем на меня можно положился», «Мне доверять нельзя». Поэтому мы все принимаем субъективные решения, зависящие от нашей природы, от обстоятельств данного момента, собственного опыта успехов и неудач в столкновениях, вроде этого, и сиюминутного состояния ума. Встречая нового человека, мы с трудом полагаемся на то, что видим и слышим. Принимая решение сказать «Привет!», «Пройдемся?» или «Потанцуем?», мы берем в расчет следующие характеристики: язык тела (открытая или закрытая поза, свободная или скованная мимика), теплоту взгляда, отзывчивость на улыбку или рукопожатие. Интонации голоса обнаруживают восторг или скуку, враждебность или доверие и другие возможнее реакции на нас.
Фон (окружающая обстановка) дополнительно важен как индикатор общего интереса — к книгам, если это библиотека, к спорту, если это беговая дорожка, к общению, если это танцевальная площадка. Иногда обстановка может быть обманчивой или даже прятать истинные цели человека. Например, кое-кто приходит на званый обед не поесть или побеседовать, а только чтобы удовлетворить собственное тщеславие «Я здесь, чтобы показать им, как я утончен, а они все глуп»!»- Другие посещают бары не ради выпивки и компании, а чтобы сыграть в собственную извращенную игру: «Я здесь, чтобы завести этих ребят и понаблюдать, как они дергаются. Но пусть они не догадываются, ладно?»
Эти мотивации, вызванные стремлением к власти, использованию ситуации в собственных интересах, играют добавочную роль в риске открыться чужому или знакомому. При решении вопроса, вступить или нет в контакт с кем-то, мы смотрим на предполагаемое вознаграждение и уравновешиваем его с возможной расплатой: оказаться в затруднении, быть высмеянным, отвергнутым или скучным, неоцененным или непонятым. Мы взвешиваем необходимые усилия, время, деньги, расстояния и другие случайности, на которые придется махнуть рукой, однажды решившись. «Стоит ли она целого часа езды в метро до Бруклина?» «Стоит ли вытаскивать его из застенчивости, даже если он симпатичный?» Для многих людей ответ: «Это не стоит того, чтобы получить несколько шишек». Хронически застенчивые люди болезненно осознают процесс выбора решения, потому что они чрезмерно озабочены тем, чтобы быть принятыми и понятыми. Они живо представляют себе всевозможные коллизии между людьми и выступают против отношений вообще со всеми, даже если эти отношения уже имеют место. Часто они весьма дорого платят за такое превосходно отточенное сознание, что иллюстрирует случай с одной двадцатилетней женщиной: Я думаю, что из-за моей застенчивости, когда я встречаюсь с людьми, которые мне нравятся, и с которыми я с радостью познакомилась бы, я реагирую прямо противоположным образом. Если мне кто-то действительно понравился, то мне очень трудно это показать. Другими словами, я изображаю «своего парня» и пытаюсь скрыть, насколько возможно, свои чувства по отношению к ней или к нему. Застенчивость становится страхом позволить кому-нибудь понять мои чувства. Поэтому я действую очень небрежно в первые несколько встреч и пытаюсь не позволить себе слишком взволноваться. Я уверена, что моя небрежность в общении — только самозащита, и именно застенчивость стоит за опасением позволить кому-нибудь узнать, что у меня в душе.
Застенчивые люди часто пытаются решить проблему развития отношений, ничего не делая. Они выбирают безопасность, уходя от риска быть отвергнутыми. Но мы все должны идти на этот риск, чтобы установить важные взаимоотношения в жизни. Исследования показывают, что чужие друг другу люди, когда их объединяют враждебные обстоятельства, как при угоне самолета или на тонущем корабле, начинают взаимодействовать почти немедленно: «Я крикнул старику, что тону, попросил его бросить мне спасательный жилет».
Но слишком часто люди, испытывая беспокойство, предпочитают остаться в одиночестве. При исследованиях в Йеле студентам говорили, что они участвуют в эксперименте по изучению чувствительности рта, и просили их пососать такие безвредные вещи, как детский рожок или даже собственный большой палец. Их просят делать что-то, что возвращает им подавленную детскую потребность орального удовлетворения. Это приводит их в видимое беспокойство. И когда студентов спрашивают, что предпочтительнее: проводить эксперименты в одиночестве или вместе с сокурсниками, они неизменно выбирают уединение.
Многие люди предпочитают уединение в тревожных обстоятельствах, так как считают свои реакции неестественными, «Почему я беспокоюсь, когда сосу большой палец?» «Я выхожу из себя, что-то со мной не так?» Поскольку застенчивые постоянно считают свои реакции неестественными, они почти всегда выбирают одиночество, даже если риск неловкости, по их собственным понятиям, очень невелик. Но из-за чувства самосохранения они теряют обратную связь с людьми, которые вполне разделяют их чувства. Изоляция усиливает представление о собственной застенчивости: «Я не могу ни с кем встречаться, потому что застенчив» — и ведет к еще большей изоляции. Эта защитная изоляция становится очевидной в кафетерии студенческого общежития, где чужие часто вынуждены сидеть вместе. Большинство застенчивых стараются поесть пораньше или попозже, потому что вокруг в это время будет меньше народу. Они часто садятся в конце стола так, что обе боковые стороны остаются незанятыми, и выпада можно ожидать только с одной стороны. Некоторые застенчивые люди строят барьеры, отодвигая стулья от стола, занимая их книгами или одеждой. Другие отгораживаются книгой или газетой. Затем есть еще удобная формулировка: «Я не могу разговаривать с полным ртом». Когда кто-нибудь собирается сесть за стол поблизости от застенчивого студента с намерением заговорить с ним, то студент так жадно набрасывается на еду, будто совершенно изголодался. Обыкновенно это весьма эффективный способ пресечь возможное знакомство.
Впрочем, пока еще многие из этих людей страстно желают коротенького разговора, невинной болтовни, смеха и дружелюбия от присутствующих за другими столиками. Действительно, оставаясь вне этого оживления, они часто реагируют тихим гневом, даже если сами пресекли все приглашения присоединиться. Застенчивый человек часто становится искреннее, если другой проявляет теплоту и готовность общаться, помимо поверхностной улыбки и формального приветствия. Но другой человек должен посылать застенчивому человеку весьма ясные сигналы, чтобы получить отзыв, и продолжать действовать в этом направлении, осторожно, разумеется.
Застенчивость против близости
Когда мы решили продолжить завязавшееся знакомство, мы на пути к дружбе. Но чтобы развивать отношения дальше, мы должны открыться и поделиться чем-то личным сами. В этом процессе самораскрытия мы должны разделить цели, средства, отношения, ожидания и даже наши собственные секреты с другим. Нет никакого реального чувства близости, если нет самораскрытия каждого потенциального друга или возлюбленного. Доверие, однако, должно возникнуть до того. А как довериться человеку, если ты ничего о нем не знаешь?
Психолог Сидней Джорард много писал о процессах самовыражения и знаком с этим конфликтом: «Мы скрываем и маскируем наше истинное лицо перед другими, — замечает он, — чтобы чувствовать себя в безопасности, чтобы предохранить себя от нежелательной, но не неожиданной критики, травмы». Однако без саморазоблачения другие нас не узнают. Таким образом, мы открываем путь для непонимания. «Хуже, — пишет Джорард, — когда, слишком преуспевая в сокрытии своей сути от других, мы стремимся ослабить соприкосновение с собственной сущностью, а это урезывание самого себя приводит к мириадам болезней».
Но доверие и готовность раскрыться основываются на ощущении безопасности. Место, человек и встреча должны натолкнуть вас на мысль, что надежнее будет рискнуть и раскрыться. Чувство безопасности крайне индивидуально, я понял это, пытаясь перенести и развить подходы для инициации отношений с застенчивыми. Например, в кафе, чтобы познакомиться, раскованного человека можно спросить: «Вам нравится, как здесь кормят?» Застенчивая женщина будет шокирована и не сможет ответить на столь личный вопрос. Другой неробкий человек может начать с вопроса: «Привет, меня зовут Адам, а вас?» — тоже «чересчур личное». Никаких личных тем, никаких оценок (особенно относительно того, во что одет собеседник или чем занят сейчас) и не слишком много вопросов сразу. Можно свести на нет искреннее желание контакта у застенчивого человека и никогда не узнать, какой из вполне стандартных шагов к открытости был истолкован как враждебный.
Все люди очерчивают вокруг себя невидимую границу, обозначая личное пространство. Но застенчивые люди, кроме того, устанавливают шеренги буферных зон, чтобы было возможно не подпускать других слишком близко. Эти барьеры определяют, как далеко застенчивый человек может зайти в общении с другим человеком.
Подобные же барьеры выстраиваются и страдающими боязнью змей. В одном исследовании несколько человек, отозвавшихся на газетное объявление о поиске людей, страдающих этой фобией, смогли подойти и подобрать змею. Для них барьером был ярлык, который заставлял их избегать змей, но он не мешал взять ее, если уж она попалась. А другие не могли даже войти в помещение, где стояли клетки со змеями. Для них барьером является уже клетка со змеями или вид змеи, которую держит кто-то. Еще есть страх прикоснуться к змеиной коже, даже если змею крепко держат. Когда это преодолено, появляется следующее препятствие — подержать змею в руках, позволив ей извиваться. Даже если все эти контакты осуществились, нужно преодолеть последний барьер: поднять упавшую змею с пола.
Помогая людям преодолевать серпентофобию, мы выяснили, что беспокойство связано с наиболее удаленными барьерами: например, войти в комнату с клеткой со змеями. Нужно успешно исполнить это, прежде чем в барьере появится брешь. Если продвигаться в этом процессе скачками или слишком быстро, можно вызвать ответную реакцию, а результатом будет волна тревоги, приводящая к отказу от новых попыток.
Застенчивые люди воздвигают подобные барьеры в своей фобии контактов с людьми. Некоторым страшно встретить взгляд незнакомца. Они испытывают неудобство, если этот контакт интенсивен или длится дольше, чем «требуется» (вообще, контакт взглядами женщины считают более уместным и необходимым, чем мужчины). Для некоторых барьером является не взгляд и даже не реакция собеседника, а действие в новой неизвестной ситуации. Новая обстановка и незнакомые люди почти всех делают застенчивыми. Другим, однако, не нужно преодолевать никаких барьеров застенчивости с незнакомцем, пока он «для меня ничего не значит», а с друзьями его застенчивость начинает проявляться. Я был совершенно не готов к такой разновидности барьера у одного из самых застенчивых людей, с которыми работал. Лаура была милой студенткой двадцати одного года, которая не могла, не покраснев и не поерзав на стуле, произнести своего имени в классе. Но после занятий Лаура одно время работала натурщицей. Мужчины могли приходить к ней, чтобы фотографировать ее обнаженной или снимать фильм, наблюдая ее различные призывные и провокационные позы — за 20 долларов в час — но никаких прикосновений! Она описывала мне, почему она способна появиться нагой перед незнакомыми:
В основном, я очень робка и застенчива с мужчинами, поэтому мне немного непонятно то, что я смогла появиться обнаженной перед чужими, и мне было проще, чем, если я сделала бы это перед родными или друзьями. Хотя, сделавшись моделью, я очень быстро начала воспринимать тех, кто приходит ко мне с камерой — так же, как и они меня. И тогда все стало очень легко. Я чувствую себя в более выгодном положении — они ведь, в основном, просто печальные мужчины, желающие удовольствий. Впрочем, может быть, меня такая работа подавляла, потому что я ее бросила.
Другой пример — проститутка, у которой было полдюжины клиентов ночью, но которая говорила, тем не менее, что очень робеет с людьми, которые ей нравятся. Непросто определить барьеры конкретного застенчивого человека, потому что они замаскированы. Какое-либо действие такого человека может казаться вполне свободным и раскованным, но основывается на враждебности или страхе. Нежные щипки, заигрывание, двусмысленные комплименты — хорошие примеры этого явления. Исследователь и психотерапевт Леонард Горовиц различает два типа поведения в межличностных отношениях: первый строится на том, чтобы свести двух людей поближе — тип действий С; и второй, который нацелен на удержание другого человека на расстоянии — тип Д. Тип С проявляется, когда имеется стремление к объединению, сотрудничеству, близости, согласию, взаимодействию и, в конечном счете, любви. Тип Д задействуется, когда существуют отчужденность, разногласия, неодобрение, смятение, критика и враждебность.
В некоторых случаях тип поведения Д — это барьеры, которые другие должны захотеть преодолеть прежде, чем проявится теплота типа С. В других случаях застенчивый человек посылает два сообщения одновременно, вроде: «Уходи. Ты мне нужен». Это может быть и непроизвольно, вроде того, что «мы всегда раним тех, кого любим». Или это может быть тактика защиты, как в рассказе молодого человека:
Я испытываю сильную нужду в подтверждении привязанности. Мне нужно иметь сильную положительную обратную связь, чтобы чувствовать себя в безопасности. Изредка я намеренно делаю что-нибудь странное, чтобы вновь почувствовать дружескую поддержку и собственную автономность. Это «странное действие» может иногда не только служить проверкой дружбы, но и быть частью неосознанного плана страхования от неудач. Многие настолько сильно боятся неудач, что избегают ситуаций, содержащих даже самую малую возможность неуспеха, неважно где — в учебе, общении, в сексе. А там, где такую ситуацию обойти нельзя, может иногда иметь место парадокс: затрачивается недостаточное усилие, чтобы пройти испытание или получить оценку. И тогда неудачу можно приписать недостатку усилий, а не истинной причине — недостатку способностей.
Терапевт Ричард Бери описывает пациентов, чей страх потерпеть поражение настолько силен, что провоцирует это поражение. «Они создают сами ситуацию, которой опасаются больше всего, так как это порождает иллюзию, что они ее таким образом контролируют», — пишет он. Люди, мнимо заинтересованные в лучших отношениях с другими, дружеских или сексуальных, устанавливают их так, что терпят неудачу снова и снова. Но эти неудачи вызываются их собственным подсознательным контролем. Как будто вовсе не их собственная неполноценность влечет эти неудачи, а время, место, другие люди, система, что угодно, но не собственная неполноценность. Мужчины заурядной внешности, ухаживающие исключительно за очень привлекательными женщинами, строят себе фундамент для неудач. То же самое делает женщина, вполне осведомленная о склонности мужчины к азартным играм, алкоголю, наркотикам, выходя за него замуж.
Страх неудач иногда смешивается со страхом успеха, когда успех означает изменение статуса, новый образ действий, отказ от психологического удобства не знать сомнений. Я знал несколько пар, которые неожиданно распались как раз тогда, когда взаимоотношения, казалось, стали близкими и доверительными. В нескольких случаях мужчина без видимого оправдания вдруг становился, холоден и отдалялся, приведя женщину в замешательство, и вскоре отношения прекратились совсем, потому что она была «слишком требовательна». Близость приводила мужчину в панику. Люди очень часто посылают неоднозначные сигналы, не зная о противоречиях между тем, что они сознательно делают, и тем, чего неосознанно хотят. В определенном окружении эти двойные сигналы усиливаются, еще больше запутываются и передаются другим. Это сильнее всего проявляется на школьных вечерах танцев.
Хочешь потанцевать?
Эмерсон напоминает нам, что «общество — это маскарад, где каждый прячет свою истинную суть и тем ее раскрывает».
Другой способ, которым я пытался изучить, как застенчивые люди взаимодействуют в общественной жизни, состоял в воссоздании ужасных ситуаций, с которыми они часто сталкиваются. Одна из них — танцы. Обстановка школьных танцев больше вспоминается большинству из нас надеждами на короткий контакт, нежели победами или похищениями в райские сады человеком из нашей мечты (по счастью, жизнь не оканчивается школьными годами; так, по словам Ральфа Кийзи, даже Эли Микгроу была в юности неприступной, хотя и цветущей стеной, и не была ни на одном свидании в течение школьных лет). Но это небольшое утешение для всех тех, кто был слишком застенчив, чтобы пригласить ее на танец. Чтобы глубже изучить динамику застенчивости в такого рода условиях, я организовал школьную вечеринку — с диско-музыкой, кока-колой, приглушенным светом — для студентов моего семинара по застенчивости. Девушки, одетые в платья вместо обычных для них джинсов, немедленно разместились отдельно вдоль «девичьей стенки» танцевального зала. Юноши, в спортивных пиджаках и галстуках (также необычном для них наряде) быстро объединились в мужской зоне.
Музыка играла уже десять минут, но никто не спешил нарушить этот порядок. Наконец кучка молодых людей гуськом тронулась по краю танцплощадки к дамской территории. Девушки осторожно наблюдали за ними. «Джефф, ты идешь первым». «Не подталкивай меня, я пойду, когда захочу». «Эй, Майк, Карелии не отрывает от тебя глаз». «Дурак ты. Если хочешь, она — твоя, можешь попросить. А для меня она слишком длинная».
«Давай, Джуди, почему бы тебе не пригласить студента-иностранца, он так ждет...».
«Отстань от меня, Сесили; это не благотворительный вечер». Наконец большой Джефф пригласил Колин танцевать, и лед тронулся. Музыка была быстрой, и они танцевали хорошо.
Как только первая кучка растворилась, остальные юноши также пришли в движение, но музыка сменилась на медленную. Танцы прекратились, полилась кока-кола, раздались первые смешки. Слишком медленно, слишком быстро. В быстром танце ты не должен много говорить, а концентрироваться можешь только на движении, или придется стоять отдельно от других, разговаривая о музыке. Но медленный танец означает близость, а близость означает, что лучше быстрее начать болтать, иначе ваши тела начнут свое невербальное общение. Приглашение на медленный танец рассматривается всеми как интимное приглашение к более полному контакту. Любители быстрых танцев могут просто любить танцевать — это не значит, что они танцуют с кем-то. А медленный танец — это нечто совсем другое.
Майк сдвинулся с места и пригласил танцевать нашу очень застенчивую и милую Джуди.
«Как это все догадываются выбрать меня?!» — выпаливает она, отчасти в ответ на предыдущие поддразнивания Сесили. Но вред уже нанесен. Смущенный и обиженный, Майк отступает и кладет руки в карманы. Затем решает, что попытаться еще раз лучше, чем отойти ни с чем.
«Ну, а как ты насчет потанцевать?» — говорит он с вызовом девушке в конце шеренги.
«Ты обращаешься ко мне?»
«Да, пойдем танцевать или нет?»
«Ну... нет, спасибо, может быть, потом». Как она может согласиться быть второй или иначе ответить на такое воинственное приглашение?
Майк сокрушен, он теряет активность. Но не будь он слишком застенчив, он обратился бы к новому партнеру, и это сработало бы.
Музыка становится громче и быстрее, и танцплощадка уже почти заполнилась танцующей молодежью. Исключение составляют две девушки, которые сами встали в самый дальний ряд. Чтобы добраться до них, требуется больше упорства с мужской стороны, чем для случайного выбора кого-то из первого ряда. Эти девушки находятся среди самых застенчивых и являются прекрасной иллюстрацией силы самовнушенного пророчества: «Я прекрасно могу посидеть и в заднем ряду, так как все равно меня никто не пригласит». Будьте, уверены, никто не пригласит. Они посадили себя в такой цветочный горшок, где им никогда не расцвести.
Все знали, что эти танцы — учебное упражнение, но это не уменьшило напряжения, ведь в любом случае, пригласил ли желанный парень тебя первой, или он выбрал тебя «на безрыбье» — совершенно разные вещи. А основными комбинациями доводов юношей были: «Вдруг она мне откажет? Может быть, ей не нравится, как я танцую или разговариваю? Может, я слишком мягок?»
Усматривая какой-то подтекст в каждом действии и жесте, участники этого формального ритуала были поставлены в невыигрышную ситуацию. Самое надежное, решили они, следовать правилам этикета. Выполняя правила, они разбились на пары, но на этом и все. Они быстро начали играть свои характерные стереотипные роли. Только когда личность поступает неожиданно, другие верят, что видят индивидуальность, и это придает такой личности что-то особенное, ободряет ее восхитительное поведение.
Прекрасный тому пример, когда партнер делает танцевальное па и удерживает партнершу в объятиях после того, как затихла музыка.
Когда я просил партнера продолжать танец после окончания музыки, его партнерши неизменно находили его более привлекательным и значительным, чем они предполагали, в отличие от партнерш, танец с которыми он вежливо заканчивал вовремя. Самое надежное — делать то же, что и все, приспособиться к правилам, если хочешь спрятаться. Но если ты хочешь быть заметным еще для кого-то, ты не можешь оставаться послушной овечкой.
Я посоветовал моим застенчивым студентам, которые хотели встретить на танцах кого-то особенного, но беспокоились, что им откажут, мимоходом поинтересоваться у потенциального партнера: «Вы любите танцевать?» И на ответ «Нет» тут же отозваться: «А я тоже. Не смешно ли, что вы пришли на танцы и тут обнаружили, что танцевать не хочется: музыка не та, или та, с кем хочется танцевать вам, не отзывается. Это особенно сложно для таких застенчивых, как я».
«А вы застенчивы?»
«Да, очень. А вы считаете себя застенчивой?»
Затем вдаетесь в подробности своей застенчивости и описываете воплощению вашей мечты все, что он (она) захотят узнать об этом, из-за застенчивости не решаясь спросить.
Исследования, начатые в Орегоне, направлены были на то, чтобы выяснить, почему некоторые мужчины и женщины боятся свиданий. Если сравнить мужчин, которые имели меньше трех свиданий за последние полгода, и женщин, которые имели меньше шести свиданий за последние полгода, то выявляются некоторые интересные различия: у сдержанных мужчин негативная самооценка значительнее, чем предполагают их реальные неудачи в социальной деятельности. Женщины же напротив, испытывают больше проблем в обществе, чем в собственном сознании. Мужчинам тестовой группы подготовили пособие, составленное на основе сведений, полученных от исследуемой группы женщин, о том, как держаться на свидании. Это пособие подтвердило свою эффективность увеличившимся количеством свиданий и помогло в разработке тактики, приведенной во второй части этой книги.
А женщины? С изменением сексуальных ролей, привнесенным женским движением, вес больше и больше женщин решаются взять инициативу на себя. Для многих это кажется менее болезненным, чем ждать волшебного момента, когда смелость и умение соединятся в могучую силу и приведут мужчину к головокружительному решению открыто спросить о времени, вечеринке, танце или свидании. Но иногда смелый кивок женщины рождает открытое предложение со стороны мужчины. Рассказывает молодая женщина:
Я увидела мужчину на танцплощадке и взволновалась, наблюдая за ним. Я подумала, что мне бы хотелось с ним потанцевать. Но, как только я об этом подумала, сразу очень испугалась. Мне потребовался весь вечер, чтобы набраться решимости пригласить его со мной потанцевать. Но, как только я это сделала, я возненавидела его за свое возбуждение и разозлилась на себя за неспособность подступиться к нему.
Поэтому, встретив его через несколько месяцев, я подошла к нему со словами: «Хочу вам кое-что сказать». «Что такое ?»-удивился он. «Вы очень красивы. Я нахожу вас очень привлекательным». Он ответил: «О, боже», отвел глаза и начал мямлить: «Ну... это неважно». Еще он говорил, что провалился бы сквозь землю, если бы был один. Позже я узнала, что он не был особенно уверен в своей внешности. Между тем, поскольку по натуре я застенчива и он хронически застенчив, я не чувствовала особого желания просвещать его на этот счет. Я хотела просто узнать его и выбрала прямой путь, все этим испортив. И теперь я чувствую, что мы никогда не будем общаться по-человечески.
Это и в самом деле очень болезненно. Впервые в жизни я не пассивно воспринимала приближение мужчины, а сделала первый шаг сама, и это оказалось гораздо сложнее, чем я думала. Должно быть, адски трудно быть взрослым мужчиной. От застенчивости я махнула рукой на этого мужчину, только вступив с ним в контакт».
Что здесь было не так? Что могла сделать Мэри, чтобы связь заработала? Очевидно, что в наше время женщины больше не хотят сидеть, ждать и надеяться, что их выберет мужчина, к которому их влечет. Теперь они начинают, открыто действовать и выбирать сами. Но старая поговорка гласит: «Кто выбирает, тот и расплачивается». Расплачиваться приходится, потому что, совершая действенный выбор, мы выходим из безликой толпы на открытое место и должны нести ответственность за результаты нашего решения. Однако, только осуществляя выбор самостоятельно, мы самовыражаемся и начинаем контролировать свою судьбу.
Многие женщины, как и Мэри, выросли на традиционных представлениях о пассивной роли женщины. Застенчивость только усиливает эту основательную пассивность...
Аналогично мужские головы запрограммированы на старые, активные сексуальные стереотипы. Поэтому, когда Мэри пригласила Джона танцевать, это было нарушением всех традиций. Даже если бы она сделала это легко и грациозно, Джон мог бы почесть за необходимость уклониться от приглашения. Его мужское достоинство могло оказаться ущемленным, так как это он должен быть кормчим в сексуальных приключениях. Но на самом деле это — его проблемы контроля над собой, которые могут быть преодолены положительным опытом дальнейших изменений сексуальных норм, может быть, даже нашими небольшими рекомендациями. Мэри не была обеспокоена подоплекой его рассуждений, когда принимала решение. Она была слишком занята собственными фантазиями и беспокойством.
Кроме того, Мэри добилась чего угодно, кроме изящества. Она устремилась к своей ничего не подозревающей жертве в самом худшем своем облике, настойчиво заявляя: «Эй, детка, мне нравится твое тело. Ты меня хочешь?» Она ринулась слишком мощно, слишком неожиданно, не установив никакой основы для отношений — только потому, что Джон выглядел лучше, чем другие. Но с ее точки зрения, видимо, это все не было ни чересчур быстро, ни чересчур сильно, так как она переживала свою неспособность действовать оперативно долгие месяцы с момента их первой встречи на танцах. И к несчастью, Джон также оказался робким молодым человеком, который не сумел принять личную похвалу.
Используя этот пример смешения эмоций мы должны осознать, что включает в себя простое с виду приглашение к танцу, полученное от застенчивого человека. Страх, ненависть, гнев и беспокойство смешаны в этом проявлении натуры. Слишком много беспокойства о возможных негативных последствиях действия, чтобы позволить ему произойти спонтанно, слишком много в этом действии эгоцентризма, чтобы оно доставило удовольствие. Мэри в будущем могла бы больше преуспеть, практикуясь в умении общаться, включая и завязывание разговора. Она должна была как следует обдумать, до какого предела можно быть настойчивой, и как она могла бы добиться своего безобидным способом — прежде чем идти на танцы. Выбирая подходящий момент, чтобы произнести свой комплимент, она могла бы сесть рядом с Джоном в музыкальный перерыв и сказать: «Извините, я восхищаюсь вашей манерой танцевать. Где вы этому научились?». Очевидный комплимент, но подан в таком виде, что даже если Джон забеспокоится, он будет иметь возможность ответить. Дальше разговор может вернуться к танцам, удовольствию от хорошей музыки, к отдыху после рабочей недели. «А где вы работаете?» и так далее. На такой основе для Джона будет более естественно сделать следующий шаг и, когда музыка заиграет снова, пригласить Мэри танцевать. Если он этого не сделает, Мэри может сказать: «Я с большим удовольствием беседую с вами. Мы продолжим, танцуя, или останемся здесь?». Мэри дает ему шанс осознанного выбора: он может сидеть, беседуя с ней, или танцевать. Если он отвергнет и то и другое, она может повторить ему, какое удовольствие она получила, наблюдая его танец, и, не подавив мужчину, которого добивалась, двинуться дальше, в поисках мужчины, менее настороженного в отношении эмансипированных женщин.
Секс и застенчивая личность
Чувственное влечение заставляет вращаться Землю, но обычно ошибка делает застенчивого человека невыносимым. Обстоятельства, которые вызывают каждодневный страх, поджигают запал бомбы застенчивости, если дело касается секса. Сексуальное взаимодействие — самая двусмысленная ситуация из всех, какие можно себе представить. Нет точных установок для того, как себя вести, оба партнера обнажены, выставлены напоказ, на них нет их привычной внешней защиты; многим неизвестны необходимые навыки, и у них не было возможности для практики; благодаря этому у большинства людей представление о
сексе складывалось по голливудским фильмам, порнографическим открыткам, мыльным операм и журналу «Плейбой». Традиционные ценности создают врагов или в лучшем случае чужаков, которые не становятся партнерами по сексу только для удовлетворения своего вожделения, без женитьбы. Понятно, что 60% застенчивых людей, которых мы обследовали, говорили, что они боятся людей противоположного пола!
Страх мучает застенчивых людей на каждом этапе сексуального контакта. Женщины часто задают себе вопрос: «Будет ли ему хорошо со мной? Считает ли он меня привлекательной?» Для мужчины главный вопрос: «Будет ли у меня эрекция, я еще в силе или у меня уже климакс? Достаточно ли велик мой член, чтобы удовлетворить ее?». Много раз ответы на эти вопросы были негативными, и новые страхи вырастали перед каждым интимным контактом.
Половой акт — типично двухстадийный процесс: начальный этап «пойдем вместе» и, если это принято, второй этап — «давай!». Это ироничное и наивное упрощение. Перед первым этапом нужно преодолеть множество барьеров. В романтическом сценарии существует множество дискретных моментов, ведущих к основной цели, подобно игре в шахматы. Как сесть поближе, когда и как поцеловать, когда подвинуть руку и положить ее на эрогенную, запретную зону? Каждый шаг переполнен страхом и возможностью отказа. Как двигаться, вниз или вверх, не слишком ли быстро и тяжело, «так, как нужно». Но что такое «так, как нужно»? И в это время человек думает и действует, и планирует, и организовывает, и задает себе вопрос: «Хорошо ли он или она чувствует посланные мною сигналы?». Как понять, только дразнят вас или уже вежливо отказывают?
Большинство из нас застенчивы в некоторых сексуальных ситуациях, подобно женщине, которая пишет об этом так: Я очень стесняюсь своего партнера при первой встрече. В это время проявляется все глубоко личное, обнажены все недостатки, вы обманываете себя, думая, что он их не заметит, и будет продолжать.
С другой стороны, очень часто «маленькое» обучение сексу может стать опасным, особенно для застенчивого человека. 50-летняя женщина рассказывает:
Мне было очень неудобно с мальчиками, и это объяснялось тем, что мое половое созревание началось рано, в 10 лет, и тем, что секс и все, что с ним связано, никогда не упоминалось при мне Следовательно, эта область была для меня тайной и тревожной, я неверно ее себе представляла. Реально я узнала о сексе на первом курсе колледжа, изучив немного греческий, немного — испанский, но, в основном, получая свое образование на длительных «бычьих сессиях», в спальне. Но новые знания, вместо того чтобы раскрепостить меня, еще больше замкнули меня в себе и переполнили страхами забеременеть и быть некомпетентной.
Застенчивые люди больше всего боятся межличностных контактов, которые подразумевают сексуальную близость. Следующий случай печально показывает еще одну сторону проблемы, которая есть у застенчивых людей при сексуальном контакте:
Мне 26 лет, я белый мужчина среднего достатка. Моя застенчивость может быть проиллюстрирована тем, что я еще девственник. Это для меня и глубокая тайна и величайший пример моей несостоятельности. Моя семья была похожа на семью, о которой рассказывали по телевизору. О сексе не говорили, он был запретной темой. Я никогда не видел свою мать обнаженной и никогда не видел и не слышал, чтобы мои родители обсуждали свои сексуальные отношения. Меня очень беспокоили семяизвержения, и я никогда не мастурбировал до 19 лет. С тех пор у меня было только 2 оргазма (непроизвольно, в душе), утром. Я испытал радостное чувство, но считал, что мастурбировать плохо. Со временем я понял, что сексуального опыта у меня нет совсем, что я боюсь назначить девочке свидание, так как не знаю, что делать дальше.
Сексуальные контакты представляют серьезную опасность для застенчивых людей по тем же самым причинам, по которым застенчивые люди чувствуют себя не в своей тарелке в романтических ситуациях, когда их могут оценивать и когда они не защищены от унижения. При анонимном сексуальном обследовании 260 студентов на моем курсе по психологии было обнаружено, что застенчивость имеет большое влияние на сексуальное поведение.
Хотя некоторые застенчивые ухитряются назначать свидания регулярнее, чем их незастенчивые одноклассники, пропасть между группами застенчивых и незастенчивых, распространяющаяся на сексуальные связи, становится все более выраженной. Сравнение 100 современных застенчивых молодых людей с их 160 незастенчивыми одноклассниками по уровню их чувственного опыта обнаружила следующие закономерности:

Незастенчивые Застенчивые
Я целовался 87% 73%
Я мастурбировал 81% 66%
Я занимался оральным сексом 60% 39%
У меня были половые связи 62% 37%
Статистические данные примерно одинаковы для застенчивых женщин и застенчивых мужчин с некоторыми интересными отклонениями. 3/4 застенчивых женщин сообщили, что они девственны, и только 38% девственниц осталось среди незастенчивых. Для застенчивых мужчин эта цифра равна 59%, по сравнению с 38% для незастенчивых. Далее обнаружилось, что около 1/3 застенчивых женщин занимались оральным сексом и, что более неожиданно, даже мастурбацией.
Некоторые из застенчивых сообщили, что не могут видеть в зеркале или просто смотреть на свое обнаженное тело — возможно, они застенчивы даже наедине с самим собой!
В этом случае нет разницы между застенчивыми и незастенчивыми мужчинами. Но застенчивые мужчины, у которых был опыт разных сексуальных проявлений, говорят о более негативных ощущениях при жестких контактах, мастурбации, половом сношении и минете, в отличие от застенчивых. Так же, как и застенчивые мужчины, женщины получают меньше удовлетворения от подобных экспериментов. Более чем у 1/4 застенчивых женщин половой контакт вызывает неприятные ассоциации с этим интимным опытом. Хотя этот пример ограничен, ясно, что застенчивые мужчины и женщины имеют меньший сексуальный опыт и получают меньше удовольствия от половой жизни.
Просто, быстро и в темноте
Мы можем предположить, что для застенчивых любовников половой акт обычно бывает простым, молчаливым, быстрым и происходит в темноте. Раскованное обсуждение сексуальных привычек часто вызывает страх, даже если застенчивые люди женаты. Такое неумение открыто обсудить сексуальные отношения приводит к ошибочному пониманию и намерений, и границ. Например, молчаливый поиск «грандиозного оргазма» может привести даже хорошо взаимодействующую пару к чувству неудовлетворенности своей сексуальной жизнью, поскольку из-за психологических различий между мужчиной и женщиной трудно одновременно достичь оргазма. Это просто и легко в любовных историях и в письмах в редакцию сексуальных журналов, но не так очевидно в собственной постели.
Нереалистичные надежды, которые обнаружились в открытой беседе между мужем и женой, могут привести к потере радости от секса, как описано доктором Люсиль Форер:
Многие мужчины говорили мне, что никогда не чувствовали себя хорошо, если их жены не достигали оргазма каждый раз во время полового акта. Такой высокий уровень требовательности к себе почти всегда ведет к неудачам, так как на физическую любовь влияет много внешних факторов, таких как время, место, окружение. Более того, низкая мужская самооценка своих сексуальных возможностей мучает и их самих и их жен. Они связаны со своей ролью сильнее, чем с женой как с человеком.
Общая необъективность к самому себе, которая характерна для застенчивых людей, вторгается и в половой акт. У мужчин концентрация на обязательном достижении эрекции вызывает страх и смазывает все эротические эмоции. У женщин стремление к удовлетворению разрушает спонтанную радость. Когда наша сексуальная природа удовлетворена серией подходящих физических движений, а не всеохватывающими чувствами и реакциями, мы проигрываем.
Психиатры Джордж и Джозеф Соломон предупреждают врачей, что застенчивость может быть причиной сексуальной заторможенности и даже импотенции. Как пример связи застенчивости и секса они описывают следующий случай.
Марша, 29-летняя незамужняя женщина, была ярким примером застенчивости и неуверенности в себе. Она была пассивной и часто ставила себя в позицию жертвы по отношению к агрессивным мужчинам. Она боялась говорить и запиналась, как ребенок. Она панически боялась дурно пахнуть, мылась дважды в день и усиленно пользовалась косметикой и женскими дезодорантами. В своей сексуальной практике она была робка, стеснительна, фригидна и боялась бурной кишечной деятельности.
Для таких людей, как Марша, секс подобен непристойному, грязному поведению и не должен быть открытым, особенно с теми, кого они ценят и обожают. И наоборот, некоторые люди находят удовольствие от близости с деградировавшим, «грязным» партнером. Ванна же провоцирует застенчивость и отталкивает от близости.
Как оказалось, застенчивость может быть и результатом неразборчивости. Может быть, труднее сказать «нет» и «устроить ссору», чем уйти. Случается, что это или активное обольщение, или психологическая иллюзия безопасности. Если кто-то хочет вас, значит, он считает вас привлекательным и желанным, верно?
Доктор Питер Уиш, директор Нью-Йоркского института сексуальных отношений, описывает свой взгляд на связь между застенчивостью и сексом:
Мне кажется, что застенчивость связана с сексуальными проблемами. Нужно определить количество страхов, возникающих при межличностных контактах, и является ли этот опыт причиной или следствием сексуальных проблем. Многие люди с такими проблемами избегают общения, поскольку неуверенны в себе или смущены.
Мужчины, особенно с проблемами импотенции и преждевременного семяизвержения, стремятся замкнуться в себе и жить в своем мире. Однако замкнутость, которую можно назвать застенчивостью, может приводить к повторению сексуальных неурядиц и превратиться в постоянно возникающую проблему.
В идеале мы советуем застенчивым людям рассматривать секс не как некий обязательный, дающий или отнимающий процесс, а как жизненный человеческий опыт.
Великий гуманист Ролло Мей сформулировал то, что мы все интуитивно знали:
Каждый человек, даже если он предпочитает одиночество, стремится к обществу себе подобных. Он хочет в общении больше, чем уединения. Обычно он стремится преодолеть свое одиночество через любые формы любви.
Но пассивна та любовь, которая ждет подходящего времени, места и человека. Это — «алмазная любовь».
В равном отношении «алмазная любовь» — побудительный мотив к достижению других, к обогащению жизни за счет секса, к творчеству, к цивилизации; это радость и порыв, или просто безопасность сознания, что мы чего-то стоим, что мы можем влиять на окружение, можем формировать его, можем проявлять силу и демонстрировать свою значительность. Это путь, который точно определяет наши ценности.
Учитель, которого я выбрал, чтобы помочь вам вырваться из плена застенчивости, это Зорба из Греции. Многие приводят его, как пример жизненной силы в действии. Для него «грех против природы» — не любить, не радоваться красоте времен года, не заниматься любовью в любое время и в любом месте, не растворяться в обществе себе подобных. Обучая своего молодого застенчивого босса, Майкла, танцам, Зорба показал ему (и нам) как при стремлении к другому человеку мы выплескиваем эмоции, которые долго скрывались внутри. Но даже такой удивительный жизнелюб, как Зорба, поднял бы руки в растерянности, столкнувшись с проблемой, о которой идет речь в следующей части.
Глава 6
ОТ ГРУСТНЫХ МАТЕРИЙ К ЛЕГКОМУ СУМАСШЕСТВИЮ
аким образом, мы рассмотрели те направления, по которым застенчивость влияет на нас. Мы узнали о преградах, которые мы сами создаем себе и которые мешают нам жить наполненной, интересной жизнью. Прежде чем поговорить о путях преодоления застенчивости (см. часть II), необходимо коснуться тем, доставляющих много беспокойства и также являющихся причиной и результатом застенчивости. Они приводят к расстройствам, наносят вред и даже являются причиной сумасшествия. Это личные и социальные проблемы: безличностный секс, алкоголизм и насилие. Мы заглянем также в возможное будущее, представленное как смиренное общество, состоящее из людей, променявших свободу на безопасность, уверенность в завтрашнем дне. Но сначала давайте вернемся к проблеме, затронутой в пятое главе: как застенчивая личность удовлетворяет свои сексуальные потребности? Перефразируя слова известной песни, — вы не всегда сможете исполнить сокровенное желание, но за небольшие деньги всегда удовлетворите свои потребности.
Секс на продажу
Основной причиной «непривязанности» является желание избежать страданий, трудностей жизни. Это касается, прежде всего, любви, которая, сексуальная или несексуальная, несет в себе душевное напряжение.
Дж. Оруэля
— Я никогда не подозревал, что любовь с женщиной может быть столь прекрасной, — произнес он, после того как оделся и приготовился уйти— Думаю, ты излечился, я рада за тебя. Однако я была зачинщицей, теперь дело за тобой. Не бойся женщин, попытайся найти ту, которая тебе по душе, и поступай как мужчина, а не как дитя.
К. Холландер
Интимность секса является причиной того, что мы замыкаемся в самовлюбленном уединении, хотя для многих других людей иметь близкого человека жизненно необходимо. Интимность обнаруживает уязвимые места, секретные планы, выдает сокровенные мысли. Близость выявляет ту неуверенность, которую играющие во «взрослых» прячут от всего мира. Для большинства застенчивых людей интимность с женой или подругой — слишком большой эмоциональный риск. Они предпочитают платить для удовлетворения своих сексуальных потребностей.
Гарольд Ноуи, проведя исследования среди потребителей эротической продукции в Сан-Франциско, выявил интересное сходство между ними и хронически застенчивыми людьми. Большинство опрошенных мужчин посещает эротические кинотеатры в одиночку, многие никогда не видели своих родителей обнаженными и вступили в половые отношения не раньше 21 года. Более 40% не удовлетворены своими половыми партнерами. Их жены, если таковые имеются, не имели опыта посещения кинотеатров. Опрошенные мужчины потратили более 100 долларов на эротику за последний год, три четверти из них покупают эротическую продукцию в специализированных книжных магазинах.
По словам Ноуи, мистер Посетитель Порнокинозалов, спрятавшийся под капюшоном своего длинного дождевика — «модель американского достижения, костяк нации». Типичный портрет такого гражданина: принадлежность к белой расе, среднему классу, среднему возрасту, всегда аккуратно одет, образован, социальное положение — служащий. Возможно, он никогда не любил или не любили его, и он не желает вступать в истинно близкие отношения с кем бы то ни было.
В 80% примеров Ноуи такие люди находят выход для своих запрятанных чувств в чтении эротической литературы. Другим способом раскрыться является проституция.
Мисс Китти, мадам недавно закрытого местного публичного дома в Сан-Франциско, рассказывала мне о посетителях, которые платят 60 долларов в час за одну из ее девочек и слишком застенчивы, чтобы подняться по лестнице. «Они рассказывают о своей женитьбе и карьере очень долго, иногда целый час дорого оплаченного времени, — вспоминала она. — Нередко приходилось напоминать им, за что они платили».
Для получения более полной информации о связи между застенчивостью и безличностным сексом были опрошены двадцать проституток в их рабочие часы в районе Деланси-Стрит-Фаундейшн в Сан-Франциско. Беседу проводили бывшие проститутки. Они брали интервью у уличных проституток, у тех, которые работали в отелях и в публичных домах. В удачный вечер каждая из них обслуживала в среднем около шести мужчин. В менее индустриальной части района некоторым удавалось найти только двух клиентов, в то время как в более бойких местах количество клиентов доходило до двадцати человек за одну ночь.
Когда опрашиваемых просили оценить процент застенчивых среди их клиентов, они называли приблизительно 60%. Некоторые проститутки отметили, что практически все их посетители были застенчивы, в то время, как только двое указывали менее 50%. К сожалению, наши выводы условны, так как в этом случае мы не могли опросить мужчин, считают ли они себя застенчивыми людьми.
Таким образом, ответы проституток на наши вопросы помогают понять отношение застенчивых людей к сексу.
Вопрос: Как вы определяете, что один из ваших клиентов застенчив?
Ответы:
— Обычно они наблюдают за тобой в течение некоторого времени. Необходима моя инициатива. Хотя я не люблю этого, приходится самой приближаться к ним.
Его приближение. Они кружат вокруг квартала четыре или пять раз.
Они сдержанны, никогда не действуют настойчиво.
С неохотой снимают одежду. Говорят о чем угодно, только не о сексе.
Отношения с ними затруднительны. Они становятся неуклюжими и, похоже, не воспринимают саму идею секса.
Они выглядят потерянными и одинокими.
— Они нуждаются в помощи и поддержке.
Вопрос: Есть ли различие между тем, как обращаются с вами застенчивые и незастенчивые мужчины?
Ответы:
— Да, первые более неуклюжи.
Обычно я — лидер, а они — ведомые. Если они хотят чего-нибудь, то никогда не говорят конкретно, пока я сама этого не предложу.
Они никогда не бывают агрессивны.
Большое различие. Они более вежливы.
Более робки вначале, но становятся решительнее к концу.
Очень выгодно заставить их преодолеть свою застенчивость.
Вопрос: Как ведут себя застенчивые мужчины непосредственно во время полового сношения?
Ответы:
Боятся сделать что-то не так, очень нервозны.
Опасаются быть застигнутыми врасплох.
Я бы сказала, что они отводят мало времени кульминационному моменту, так как слишком беспокойны.
Они не перенапрягаются, берегут себя.
Вопрос: Почему застенчивые мужчины платят проституткам? Ответы:
Они слишком нерешительны, чтобы сказать своим женам или подругам о том, что им действительно нравится.
Проституция для них — способ удовлетворения сексуальности. Я полагаю, среди них достаточно много извращенцев. Они
не могут рассказать женам о своих желаниях.
Они хотят, чтобы кто-то научил их, что делать.
Может, у них нет подруги, или они не знают, как найти ее.
Мы составили представление о застенчивом мужчине, который платит за секс. Он неохотно берет на себя активную роль, неуклюж. Он пассивен, не уверен в своих способностях и не может выразить свои сексуальные желания. Поэтому он покупает любовь. Он предпочитает не вступать в тесные отношения и не связывать себя обязательствами. Для большинства из них отношения с проституткой проще, чем с женой или подругой. Проститутки помогают расслабиться, предлагая алкоголь. Они берут на себя активную роль, дают ощущение комфорта, уверенности в своих действиях. В их присутствии мужчина может выразить свои желания без страха быть названным извращенцем.
Что же можно сказать о самих проститутках? Ни одна из них не заявила о том, что совершенно лишена застенчивости, шестеро назвали себя застенчивыми, и пятеро отметили, что они бывают, застенчивы в определенных ситуациях. Когда они выполняют свою работу в качестве проституток, они не кажутся себе застенчивыми.
Да, иногда я бываю нерешительной. Но когда я делаю деньги, я не кажусь себе застенчивой.
В основном, да, я застенчива. Но теперь, когда мне приходится заботиться о других застенчивых людях, для меня проблем больше нет.
— Я застенчива в некоторых ситуациях, но только не в вопросах секса.
Однако некоторым застенчивость мешает и в работе. «Да, я бываю, застенчива в работе. Лечь в постель с мужчиной я могу только после выпивки».
Как застенчивость топят в алкоголе
В США 9 миллионов алкоголиков. Каждый пятый из нас живет с человеком, который выпивает слишком много и делает это на протяжении 10 лет или больше. Мы часто обвиняем в этом наш беспокойный век. Но во все времена люди различных культур пытались видоизменить свой внутренний мир и окружающую реальность с помощью опьяняющих напитков, вызывающих изменение настроения, приносящих удовольствие. Однако в наши дни, когда социальные и экономические условия жизни часто приводят к стрессам, число людей, употребляющих алкоголь, возрастает, и приобщение к опьяняющим напиткам возникает раньше.
Доклад на Конгрессе в 1971 году отчетливо показал, что не существует единственной причины, приводящей к алкоголизму. Алкоголизм возникает как ответ на комбинацию физиологических и социальных факторов, определенных как самим индивидуумом, так и окружающей средой. «Невозможно определить, когда чрезмерное употребление алкоголя является причиной, а когда следствием», отмечают исследователи, но «совершенно очевидно, что алкоголизм и другие несчастья идут рука об руку». Автор — журналист Джимми Бреслин — утверждает, что алкоголь способствует освобождению наших эмоций:
Причина алкоголизма легко объяснима. В мире, где человек не может проявиться, раскрыть себя, освободиться от серости будней, алкоголизм не является социальным орудием. Это средство существования.
Некоторые исследователи считают, что застенчивые люди с помощью алкоголя пытаются преодолеть ощущение неадекватности, чужеродности в обществе, стать частью социальной группы. Доктор Дэвид Хелмс, Вашингтонский Центр, Бостон, комментирует:
Это слишком безопасное обобщение — сказать, что человек начинает пить от ощущения своей неадекватности. Эти люди обычно не описывают свои чувства как застенчивость. Они используют более драматичные термины: они пострадали от своих сограждан или напуганы общением с ними. Они боятся стать отвергнутыми,0, поэтому начинают пить, чтобы расслабиться.
Фред Уотерхауз, бывший алкоголик, теперь директор ассоциации НаШуау Ноизез, приводит собственный пример, иллюстрирующий связь между застенчивостью и алкоголизмом, и социальных факторов, определенных как самим индивидуумом, так и окружающей средой. «Невозможно определить, когда чрезмерное употребление алкоголя является причиной, а когда следствием», отмечают исследователи, но «совершенно очевидно, что алкоголизм и другие несчастья идут рука об руку». Автор — журналист Джимми Бреслин — утверждает, что алкоголь способствует освобождению наших эмоций:
Причина алкоголизма легко объяснима. В мире, где человек не может проявиться, раскрыть себя, освободиться от серости будней, алкоголизм не является социальным орудием. Это средство существования.
Некоторые исследователи считают, что застенчивые люди с помощью алкоголя пытаются преодолеть ощущение неадекватности, чужеродности в обществе, стать частью социальной группы. Доктор Дэвид Хелмс, Вашингтонский Центр, Бостон, комментирует:
Это слишком безопасное обобщение — сказать, что человек начинает пить от ощущения своей неадекватности. Эти люди обычно не описывают свои чувства как застенчивость. Они используют более драматичные термины: они пострадали от своих сограждан или напуганы общением с ними. Они боятся стать отвергнутыми, поэтому начинают пить, чтобы расслабиться.
Фред Уотерхауз, бывший алкоголик, теперь директор ассоциации НаШуау Ноизез, приводит собственный пример, иллюстрирующий связь между застенчивостью и алкоголизмом.
Моя проблема с алкоголем обусловлена тем, что мне хотелось быть своим в обществе моих товарищей по работе. Мне казалось, что с бокалом в руке я становлюсь более интересной блистательным собеседником. Конечно, алкоголь только увеличивал ощущение неадекватности. Застенчивый алкоголик остро нуждается в обществе, жаждет принадлежать к определенной социальной группе. Я наблюдал замечательные изменения, которые происходили с людьми, страдающими от алкоголизма. Даже те, которые изначально имели проблемы с застенчивостью, смогли найти пути преодоления без употребления спиртного. Застенчивость, чертами, вы можете измениться, не используя алкоголь как
Другой бывший алкоголик объясняет:
Чаще, кого я встречал в анонимном центре по борьбе с алкоголизмом, были патологически застенчивы. Когда я думаю, почему, я поражаюсь тем причинам, которые привели меня к алкоголизму. Ведь алкоголь «отключает» даже мудрого наставника, приводит к социальной безответственности. Однако я думаю, что главной причиной, ведущей к чрезмерному злоупотреблению алкоголем, является застенчивость.
Подростки начинают принимать алкоголь, чтобы приспособиться к социальному давлению своих сверстников. Они стремятся стать частью группировки, не задумываясь о средствах достижения своей цели. «Я хотела раствориться в потоке жизни», — доверилась мне одна пожилая женщина, злоупотреблявшая алкоголем в течение многих лет. «Я не желала быть замеченной, необычной, индивидуальной», говорила она.
Когда употребление алкоголя становится чрезмерным, люди выпадают из своих социальных групп. Им приходится искать новые места и новых людей для поддержания чувства собственного достоинства. Взрослому человеку достаточно трудно найти новых друзей, для застенчивого алкоголика это становится невозможным без очередной порции алкоголя. Страх, который изначально был пусковым фактором, становится реальностью, так как пьяный отвергается обществом из-за неадекватности поведения, распущенности.
Наиболее красноречивое объяснение синдрома застенчивого алкоголика дает одна моя родственница, которая только недавно осознала, что она алкоголик, и начала активную борьбу со своим пристрастием.
Каждый из нас имеет конкретную причину, которая привела нас к этой пагубной привычке. Но всех нас объединяет внутренний страх. Мы из тех людей, которые ежедневно ожидают, что небо обрушится, причем необязательно на их головы, но на головы их близких. От мужчины, который трезв уже девять лет, до женщины, которая не пьет только последнюю неделю, каждый из нас нравится себе больше, когда он пьян. Это распространяется и на наших знакомых, которые находят нас более очаровательными, веселыми и сексуальными после принятия алкоголя. Проблема в том, что один бокал — это слишком много, а тысячи недостаточно. Почему алкоголь помогает нам, когда все другие методы неэффективны? Он способствует освобождению от внутренних оков, разрушает преграды между нами и другими людьми. Трезвый алкоголик — это человек в железной маске. Алкоголь дает ему отдых от себя самого, освобождает от внутреннего цензора. Поэтому желание выпить столь неодолимо.
Наши примеры показывают, что застенчивые люди с серьезными личными проблемами, такими как алкоголизм, неохотно обращаются за помощью. Чтобы предпринять такой шаг, необходим, по крайней мере, минимальный социальный опыт, реальная самооценка, признание своей беспомощности.
Именно эти типичные проблемы мешают нерешительным людям использовать имеющиеся возможности. Успех «Анонимных алкоголиков» и некоторых других лечебных программ частично объясняется уменьшением страха перед обслуживающим персоналом (доктора и медсестры не носят традиционных белых халатов). Кроме того, лечебные группы часто становятся источником контактов и поддержкой, которых застенчивые алкоголики были лишены в жизни.
Первый шаг в излечивании — признание себя алкоголиком. Второй — обращение за помощью. Отношения, определенные здесь, предполагают, что многие люди топят свою застенчивость в алкогольных напитках, однако наши заключения требуют отношения, существуют, лечебные программы могут их застенчивости, в том случае если они стремятся свой недуг
вулкан застенчивости
Застенчивым людям несвойственно показывать свои эмоции в виде открытого гнева или других враждебных и горючее гнева встряске взорвется. Одним из проявлений такого агрессивное сексуальное нападение женскую интимность. Анонимность насильника и безличностная природа насильного полового акта «безопасность» полового раскрепощения для тех мужчин, которые должны побеждать, когда не
Менталитет насильника имеет много общего с менталитетом крайне застенчивого мужчины, который боится женщины и интимности человеческой сексуальности. Он не может быть с женщиной, поэтому заменяет человеческую сексуальность звериной, скотской. Как вандал, разрушающий предметы, которые он не может оценить или разделить, насильник оскверняет женщину и красоту любви. В самом деле, примитивный страх временами приводит женщин к состоянию застенчивости, пугливости по отношению ко всем мужчинам, чья сила потенциально может разрушить их чувства и сексуальную чувствительность.
Очевидно, что не все застенчивые мужчины — насильники, однако им трудно бороться со своими сильными чувствами. Пациенты нашей клиники неоднократно отрицали наличие у них враждебных настроений, однако эти чувства часто всплывали в их поведении. Они рассказывали, как им приходилось подчиняться главенствующим в группе, выполнять желания грубых, агрессивных людей, терпеть превосходство низких, худших авторитетов. Кто смог бы мириться с такими условиями?
Для некоторых из этих людей холодная, формальная манера поведения является защитой от требований окружающих. «Когда ты ведешь себя неофициально, люди готовы требовать от тебя того, что ты не хочешь и не можешь отдать», — заявил один из посетителей нашей клиники, за холодными манерами которого скрывалась нерешительность.
Если застенчивый человек может избежать угрожающих социальных столкновений, он делает это. Но ситуация становится напряженной, когда конфронтация очевидна и все пути бегства от нее отрезаны. Застенчивый человек беспомощен, он не способен вести диспут, строить планы примирения. Чаще всего он подчиняется, уступает, встает, уходит, делает то, что от него требуют, хотя и неохотно. Для некоторых этот цикл повторяется снова и снова. Обида накапливается, соединяется с другими сильными эмоциями и в один прекрасный день...
Врач одного осужденного убийцы описал сценарий, приведший к преступлению. В ситуацию вовлечен романтический треугольник: м-р X, убийца, хронически застенчивый человек, м-с У, женщина, с которой он жил, и его подруга. Подруга дала характеристику м-ру X:
...Он говорил о своей особенности краснеть, о застенчивости (он давал ей синоним — небезопасность), вспоминая, как однажды, будучи ребенком, обмочился в школе, не посмев отпроситься у учителя в туалет. Он чувствовал себя никчемным, неспособным анализировать свои собственные чувства. Б момент убийства он не осознавал, что прожил с той женщиной в любви длительное время.
Доктор описывает критическую ситуацию, приведшую к убийству м-с У:
М-с У была осведомлена, что он встречается с другой женщиной, и была обеспокоена этим. Когда положение стало критическим для нее, она дважды пыталась уйти, но затем возвращалась. Она настаивала на том, чтобы снова наладить совместную жизнь и чтобы он разорвал свои отношения с другой женщиной. Он хотел видеться с обеими, но после нескольких недель колебаний уступил требованиям м-с У. Он дважды сообщил своей подруге в присутствии м-с У, что он не может больше встречаться с ней и попытается жить, отдавая всего себя м-с У. М-с У не делала секрета из того, что она крайне измучена прежними отношениями и, по-видимому, м-р X чувствовал обязанность не мучить ее больше. Этой же ночью во время сна он задушил ее.
Очевидно, фактор чувствительности к переживаниям другого человека сыграл определенную роль в смерти м-с У. Менее «застенчивый» человек сказал бы в этом случае: «Прости, что доставляю тебе мучения, но я хочу видеться с вами обеими и буду делать так, как хочу».
Осужденный убийца отбывает длительное тюремное заключение, имея при этом, достаточно времени, чтобы обдумать случившееся. Если бы он выразил свои чувства словами, прежде чем поддаться внезапному разрушительному импульсу, то ему не пришлось бы сидеть в тюрьме.
Случаи таких внезапных убийств происходят довольно часто:
В Калифорнии Эдмунд Кемпер, высокий пятнадцатилетний молодой человек, характеризовался учителями как примерный, но застенчивый ученик. Двумя выстрелами в голову он убил свою бабушку. «Только чтобы понять, какие при этом возникают ощущения». Когда дедушка вернулся из магазина, он убил его тем же способом.
В Фениксе 11-летний мальчик, обычно вежливый и тихий, нанес тридцать четыре ножевых удара своему брату.
Восемнадцатилетний парень, который задушил семилетнюю девочку в Нью-Йоркской церкви, был описан, как неэмоциональный молодой человек, желающий стать министром.
Через пять дней после окончания учебного заведения
двадцатидвухлетний парень убил троих мирных граждан
во время ограбления банка.
Недалеко от того места, где я преподаю, в поместье размером 150 акров рос молодой человек по имени Фредерик Ньюхол Вудс. Его родители, по описанию друга семьи, были «самыми учтивыми людьми, которых я когда-либо знал. Они предпочитали жить уединенной жизнью, а их сын стал еще более отчужденным». Школьные учителя говорят о Фреде, что «он спокойный», «очень осмотрительный», «застенчивый», «замкнутый». Сосед рассказывал репортеру: «Он всегда был одинок». Фредерик Вудс вместе с двумя другими был обвинен в немотивированном похищении 23-летне Чочиллы, калифорнийских школьников и водителя их автобуса. Пострадавшие были зарыты в подвале и обнаружены только через несколько дней.
Спонтанные убийцы поражают нас своей непредсказуемостью, животной яростью во время приступа агрессивности. Мы представляем их импульсивными людьми, утерявшими контроль за собственными эмоциями, находящимися в постоянном беспокойстве. Эти люди вызывают сочувствие, даже когда мы ужасаемся их жестокости. Однако вообразите себя зашедшим в бар и занявшим одно из свободных мест. Неожиданно к вам подходит человек и заявляет: «Это мое место». Прежде чем вы успеете сказать: «Извините, я не знал», он бьет вас по лицу. Как вы можете расценить такое поведение? Почти аналогичный эпизод произошел в баре Сан-Франциско, за исключением того, что жертва получила удар ножом, приведший к смертельному исходу.
Этот инцидент показателен, так как немотивированное насилие все чаще появляется в нашем обществе. Практически в любом полицейском управлении города найдется поражающее количество данных по преступлениям, не имеющим даже такого тривиального мотива, как «Он занял то место для парковки, которого я дожидался».
До взрыва необузданной ярости внезапный убийца — скромный, спокойный, покорный гражданин. Он страдает не от недостатка контроля над эмоциями, а от чрезмерного контроля. Сдерживаемые сильные эмоции, в том числе гнев, не находят выхода. Любовь, ненависть, страх, печаль, ярость запрятаны глубоко внутри. Личность с повышенным контролем над чувствами не находит путей изменения трудной ситуации, столкнувшись с другими людьми. Человек страдает от их пренебрежения, унижен их безразличием к его нуждам. Тлеющий огонь в один прекрасный день вспыхивает безудержным гневом, поводом к которому может послужить минимальное раздражение или случайная неприятность.
Я вспоминаю одного пожилого пуэрториканца, находившегося на лечении в больнице, куда я попал после автомобильной катастрофы. Он плохо владел английским, поэтому общение с персоналом доставляло ему трудности. Он не мог объяснить, что его мучает, чего он хочет. Он только лежал, тихо постанывая. Однажды ночью я был разбужен криками медсестер и звоном бьющегося о кафель стекла. М-р Санчес взорвался. Это произошло когда медсестра разбудила его в 3 часа ночи, чтобы померить температуру. Он отшвырнул поднос с термометрами и лекарствами, взобрался верхом на кровать и кричал: «Не приближайтесь к ослу, не приближайтесь к ослу!» Я не знаю, остался ли м-р Санчес . но я знаю, что от него такого не ожидали, так как он был слабым и покорным пациентом.
Исследователь Эд Мегарджи опросил группу осужденных за убийство о причинах, приведших к агрессивным действиям, и раздал персональные тесты для определения различий между ними. Он обнаружил, что среди них есть люди как со , так в с чрезмерным контролем над выражением своих эмоций. Импульсивные личности имели длительную историю агрессивных инцидентов и обвинений в оскорблении действием.
С другой стороны, для людей с чрезмерным контролем своих чувств совершенное преступление явилось первым публичным проявлением их скрытых эмоции. Несмотря на жизненные провокации, они не могла выразить словами свои враждебные чувства.
Исследования показали, что в отличие от убийств, совершенных импульсивными людьми, преступления, в которых участвовали люди с чрезмерным контролем, возникали как немедленная реакция на ситуацию. Согласно персональному тесту (ММР1), хронически застенчивые люди имеют высокий уровень самоконтроля. Исследователь Мел Ли обнаружил, что люди, совершившие преступление впервые, более близки по своему душевному состоянию к застенчивым людям, чем те, которые совершили несколько повторных нападений.
Патологические аффекты, которые застенчивость оказывает на женщин, менее очевидны, чем у мужчин. Женщины не находят выхода в безличностном сексе, посещение соседних баров для них невозможно. Их изолированное существование в доме, вдали от делового мира, делает женскую застенчивость и неспособность активно действовать менее заметными, чем у мужчин.
Застенчивая женщина может вести грустный, безумный, отрешенный дневник домохозяйки, зная, что никто никогда не прочитает его. Она может быть алкоголиком долгие годы, и никто не узнает об этом, если она будет вовремя готовить обед и отводить детей в школу.
Но патология существует, даже если она не освещена неоновыми огнями. Одиночество и изоляция застенчивой женщины часто выражаются в психологической депрессии, которая ведет к чрезмерному употреблению таблеток, алкоголя, помещению в психиатрические лечебницы и даже к суицидальным попыткам (женщины чаще пытаются покончить жизнь самоубийством, чем мужчины; хотя мужчины используют для этого более действенные методы).
Застенчивые мужчины обычно стараются разрешить проблемы общения за счет своих более раскованных жен. Если жены не способны тащить этот груз, их, как правило, покидают. По статистике, мужья чаще покидают жен-алкоголичек, чем жены — злоупотребляющих спиртным мужей.
Таким образом, застенчивые женщины, не имея выхода для своих внутренних эмоций и ведя более уединенный образ жизни, существуют менее беспокойно, чем застенчивые мужчины, замещая социальную активность просмотром телепередач, болтовней, поркой детей и нереальным миром сексуальных фантазий.
Крайне застенчивый человек в обезличенной толпе теряет свою индивидуальность и становится лишь объектом социальной сцены. Раствориться в общей массе — единственный способ защиты от окружающего мира. Это похоже на то, как дети пытаются спрятаться, когда учитель задает сложные вопросы. Однако когда застенчивый человек становится объектом, для него существует только один способ заставить кого-либо относиться к нему серьезно — это способ насилия и разрушения. «Если ты не будешь играть со мной, я разрушу твою песочную крепость, тогда ты узнаешь, кто я такой».
Когда застенчивый человек натыкается на стену негуманных сил, у него есть два пути — слиться с этой стеной или разрушить ее, показав всю силу своей индивидуальности. Множество социальных, психологических и экономических условий приводят нас к потере чувства собственного достоинства, делают нас потенциальными убийцами.
Вывод из всего вышесказанного — мы должны стимулировать наших детей выражать свои чувства — позитивные и негативные — в тот момент, когда они приходят. Следует не только разрешать, но и поддерживать выход скрытых эмоций, даже если они из ряда вон выходящие. Если этого не делать, застенчивая личность попадает в невыносимые условия, сдерживаемый гнев может обрушиться на невинные жертвы. Застенчивая женщина, находя выход агрессии, колотит и оскорбляет свое дитя. Если ребенок при этом перестает плакать и мочить подгузник — считайте, ловушка захлопнулась.
Мы должны понимать, что внезапный акт насилия — это исключение. Что же делать чрезмерно контролируемой личности, если она не находит выхода даже своей агрессии? Путь один — замыкание в самом себе, чувство неадекватности, самопрезрение и депрессия. Отчаяние и бессилие ведут к последней стадии самоуничтожения — к суициду.
и внезапных убийц до мы бы услышали от них, что их знакомые были приятными в общении, на работе, дома или в классе, характеризовались как «хорошие граждане», «дисциплинированные», «послушные». Эти застенчивые молодые люди никогда не доставляли хлопот или неприятностей. Они не были шумными или слишком активными детьми, знали свое место и выполняли все правила и распоряжения.
При такой глубокой покорности угнетающие формы социального и политического контроля могли бы не использоваться. В большой степени агенты социализации (родители, учителя, родственники) являются неумышленными участниками в подготовке нового поколения покорных, подвластных существующей структуре людей. С одной стороны, авторитеты проповедуют «свободу», «рост», а с другой — поддерживают страх перед «слишком большой свободой», «раскрепощенностью», «активностью».
Тысячи застенчивых людей, которых я знал, говорили, что авторитеты, благодаря своей роли в обществе, сделали их застенчивыми. Другими словами, они научились бояться авторитетов. Не уважать или восхищаться, а бояться.
Застенчивые люди не обращаются к авторитетным лицам из-за страха. Застенчивая молодая женщина Кэрол Бернетт говорит: «Я была спокойным ребенком и хорошей студенткой — выполняла все, что требовали учителя. Я уважала авторитеты». Молчаливое сопротивление несправедливости, если они оценивали ее, перевоплощалось в безголосую поддержку «молчаливого большинства».
Из застенчивых детей, которых не было слышно и видно, вырастают застенчивые взрослые, которые также незаметны и никогда не доставляют беспокойства властям. Родители предпочитают застенчивых детей, а не независимых и начинают волноваться, только когда дети застенчивы». Таким образом, Награда достается Мистеру людей над другими многих стран.
Эрих Фромм, описывая тоталитарное общество, использовал замечательное выражение — «бежать от свободы». Когда свобода вызывает страх, большинство людей предпочитает продавать ее за безопасность, как это было в период расцвета гитлеровской власти. Власть диктатора пропорциональна количеству людей, которые бегут от свободы ради иллюзии безопасности. Застенчивые люди не приемлют свободы, так как она требует индивидуальной ответственности, активности и инициативы, а не пассивного восприятия и ожидания. Такие люди не могут быть лидерами или оппозиционерами.
Системы угнетающего социального контроля отчуждают людей от нормальной власти сообщества равных граждан. Их учат не доверять друг другу и хранить верность идеологии больше, чем человеку. Такая изоляционно-подавляющая тактика использовалась американцами в северокорейских тюрьмах, что было главным козырем для китайских коммунистов, стремящихся вымести американцев из Северной Кореи. Даже в вымышленной «тюрьме», которую мы создали в Стэнфорде, восстание подопечных было подавлено ослаблением солидарности между ними. Это было достигнуто выдачей специальных привилегий некоторым подопечным и отказом в основных правах другим. Привилегированные классы поддерживают любую систему, предоставляющую им их привилегии.
Есть еще способ, с помощью которого социальные и политические учреждения укрепляют свои позиции, — это формирование мышления, направленного исключительно на самовыживание. Изо дня в день, погружаясь в собственные проблемы, связанные с социальными требованиями, мы не находим сил для заботы о ближних. Наши проблемы уменьшаются, если мы не несем ответственности за спокойствие и счастье других людей.
Исследования, которые я провел в клиниках, показали, что застенчивые мужчины и женщины отказываются от ответственности, чтобы сохранить жизненные силы, опасаясь, риска свободы. Захваченные в паутину эгоцентрических переживаний, они не способны воспринимать чувства других людей. Они редко замечают слезы и мучения окружающих, так как поглощены навязчивой идеей собственного психологического выживания. Застенчивая личность пытается спрятаться за безопасным занавесом пассивной анонимности, жертвуя свободой, скрываясь от жизненных страстей. При таких условиях легче добиться слепого послушания, и фанатические массовые движения легко находят верных последователей.
Каждый из нас стремится жить заполненной, богатой жизнью. Чтобы достигнуть этого, мы должны раскрепоститься, разрушить внутренние преграды, обрести новых друзей, начать новые романы. Это не просто. Но существуют определенные способы, как помочь застенчивым людям обрести уверенность. Об этом мы и расскажем в части И.
Часть 2


КАК СПРАВЛЯТЬСЯ

После пяти лет исследований и проведения семинаров по вопросам психологии застенчивости я Ям начал искать пути ее преодоления. Совершенно недостаточно описать «болезнь», необходимо устранить ее патологическое влияние на людей. К этому меня побудили сотни писем и телефонных звонков от безнадежно застенчивых людей, ищущих помощи.
Измените вашу жизнь

Я начал лечить застенчивость в специализированной клинике в Стэнфорде. Я знал, что застенчивость включает в себя целый комплекс проблем и требуется множество различных приемов для ее преодоления. В этой части книги приведены тактики, стратегии, упражнения, оказавшие наиболее эффективную помощь нашим клиентам. Однако советы и упражнения станут, полезны только в том случае, если вы твердо решили изменить свою жизнь. Если вы устали быть застенчивым, чувствовать себя несчастливым при встрече с людьми, исполнять роль стороннего наблюдателя, то для вас пришло время изменить все это. Каким образом этого достичь? Существует четыре группы изменений:
изменить представление о себе и своей застенчивости;
изменить свое поведение;
изменить направление мыслей и действий других людей;
изменить определенные социальные факторы, способствующие застенчивости.
Не надо резких шагов. Блок за блоком, как великую египетскую пирамиду, мы построим уверенность в себе. Нет чудодейственного, быстрого средства излечения, сладкопахнущая змеиная мазь доктора Зимбардо не принесет социального успеха. Однако вы уже владеете одним преимуществом — силой собственного мнения.
Для того чтобы эффективно проводить изменения, надо, прежде всего, поверить, что они возможны, наконец, объединить энергию и время, не побояться временных неудач, практикуясь в тактике, которая приведет к долговременному успеху.
Миф о неизменяемости
Первый барьер, который необходимо преодолеть — это миф о неизменяемости личности. Корнелис Бэккер, психиатр, который верит, что миф должен быть разрушен, напоминает нам: «Западная цивилизация с момента ее возникновения имеет интереснейшую идею о человеческой натуре, которая включает в себя гипотезу, что все поступки человека определяются его внутренней сущностью, душой, характером».
Психиатрия, религия и другие социальные институты уверяют, что каждый из нас обладает статичной, неизменяемой сущностью. Индивидуальная внутренняя сила якобы ответственна за то, кто мы и что мы делаем. Такое определение выставляет все изменения поверхностными и временными. Психиатрические пациенты с улучшением состояния описываются как сделавшие «скачок в здоровье». Если у них больше не возникает проблем, их не называют здоровыми, считается, что заболевание «находится в стадии ремиссии».
Существуют очевидные доказательства, которые поддерживают противоположное заключение, а именно, что человеческая сущность и поведение изменяются, когда изменяется ситуация. Человеческая натура обладает замечательной гибкостью, готовностью адаптироваться в зависимости от окружающей среды. Приспособление к внешним факторам является, по сути, ключом к выживанию. Люди и животные, утратившие эту способность, подлежат вымиранию. Таким образом, чтобы изменить поведение, мы должны определить те факторы в текущей ситуации, которые поддерживают нежелательное поведение. Мы уже обозначили под четвертым номером в перечне необходимых изменений.
Так как многие из нас купились на миф о неизменяемой сущности, мы воспринимаем излечивающие изменения с циничным пессимизмом: «Возможно, это поможет другим, но не мне». Временами мы находим что-то позитивное даже в наших неприятностях и дефектах. Эти «вторичные радости» неудач часто приносят немедленную выгоду, которой мы не желаем лишаться. К примеру, один мой студент, страдающий заиканием, подсознательно использовал свой дефект для определения подлинности дружбы. Если он нравился людям, несмотря на болезненный эффект, который производила его речь, то они считались настоящими друзьями. Кроме того, заикание было удобным оправданием его неумения назначать свидания. Он не хотел лишаться этого прикрытия, несмотря на желание избавиться от заикания.
Для большинства людей, с которыми я работал, стремление победить застенчивость ослаблялось пониманием того, что им придется проявлять инициативу в активных действиях. Застенчивость для них — удобная зашита от худших бед: быть ненужным, нелюбимым, неинтересным, неинтеллигентным, неличностью.
Погружение в процессы обучения и тренировки
Вы измените свою жизнь, если поверите, что сможете сделать это, и откажетесь от сомнительных выгод застенчивости. Помните, меньшая часть застенчивых людей оставалась такими всегда. Гораздо больше людей — 40%, по нашим исследованиям, — победили свою застенчивость. Нерешительность и робость могут быть преодолены, однако для этого требуется напряженная работа.
Инертность мешает нам активизировать наши потенциалы. Ежедневные десятиминутные упражнения в домашнем уединении не принесут желаемого результата. Если вы боретесь с застенчивостью, то должны решить, каким вы хотите быть, и потратить очень много времени и энергии для достижения своей цели. В этой книге мы поможем вам:
понять себя
понять свою застенчивость
создать самоуважение
развить опыт успешного социального общения
поддержать других застенчивых людей
изучить пути изменения общества, включающего поколение застенчивых людей.
Сначала прочитайте упражнения и определите, что от вас требуется, нуждаетесь ли вы в специальных материалах или особой обстановке. Простые упражнения могут быть выполнены сразу же, другие потребуют больше времени и привлечения других лиц. В некоторых упражнениях вас попросят выполнить какое-либо задание, прежде чем приступить к остальной части.
Не все советы, указания, рекомендации или упражнения этой книги приемлемы для вас. Выберите те, которые подходят, остальные предложите тем, кто в них нуждается. Проще всего отказаться от некоторых или от всех наших упражнений, посчитав их слишком простыми и неподходящими, или пассивно прочитать их без активного применения. Однако еще проще оставаться застенчивым, не изменив свою жизнь.
Моя цель — помочь застенчивым людям преодолеть внутренние барьеры, активно участвовать в жизни, обрести чувство собственного достоинства. Никто не преподнесет вам этого как Вам придется много работать, и, когда появятся реактивно поддерживать их. Все в ваших руках, стоит захотеть.
Глава 7
ПОЙМИТЕ САМИ СЕБЯ
После стольких прожитых лет, казалось бы, мы должны знать себя очень хорошо. Однако это совсем не так. Мы не задумываемся над тем, кто мы такие, часто оказываемся не в состоянии анализировать свои качества, желания, веру, жизненный стиль. Мы прозябаем, день за днем, делая сегодня почти то же, что делали вчера и что будем делать завтра и в недалеком будущем.
Каковы ваши планы? Можете ли вы их контролировать и как собираетесь их осуществить? Чувствуете ли вы себя ответственным за неудачи? Когда у вас все, получается, считаете ли вы, что это везение или результат ваших собственных усилий? Существует ли что-нибудь, ради чего вы пожертвуете жизнью? На эти вопросы вам стоит ответить, прежде чем вы начнете процесс самораскрепощения.
Упражнения в этой части дают вам возможность честно посмотреть на свою жизнь. С их помощью вы сможете проверить свои мысли и чувства. Вас попросят вспомнить ваше детство, влияние родителей и других людей на вашу жизнь. Вам придется решить, что главное в вашей жизни, а что не очень, какими заповедями вы живете. Вы получите возможность определить, каким вы были, кто вы сейчас и к чему вы идете.
Цель всех этих упражнений — самопонимание, это первый шаг к позитивным изменениям. Мы неоднократно повторяли, что сутью застенчивости является чрезмерное поглощение собой и озабоченность, вызванная негативной оценкой себя и своих поступков. Большинство упражнений сначала усилят ваше самосознание, увеличат вашу чувствительность к застенчивости. То же самое происходит, когда вы учитесь водить машину, кататься на водных лыжах, играть на музыкальных инструментах, вы ощущаете абсолютную некомпетентность, от на гребень волны», «сыграть музыку». Вы неловки, у вас слишком большой вес, абсолютно нет слуха. Вы отлично понимаете, различие между тем, как это должно быть, и тем, как вы это делаете. С опытом отдельные толчкообразные действия сольются в плавное, спокойное движение.
Таким образом, сосредоточив усилия, вы преодолеете застенчивость. Вы должны быть терпеливы и приготовиться к тому, что могут возникать препятствия, неудачи, беспокойства, вам придется часто находиться в центре внимания. Однако неудачи только прибавят вам опыта, если вы отнесетесь к ним, как к неизбежным, но временным условиям по пути к новому.
Упражнения на самопонимание требуют внимания, но они могут быть и развлекательными. Цель — просто соприкоснуться с внутренним «я» и одновременно лучше узнать общественное «я». В конечном счете, мы хотим создать внутренний образ и в тоже время заставить других принять ваш образ общественный.
Нарисуй себя
Этот эксперимент поможет понять, каким вы себя представляете. Возьмите большой лист бумаги, цветные карандаши и нарисуйте себя любым способом. Вы можете изобразить себя или в деталях, одетым или обнаженным, в виде чем продолжать упражнение дальше).
• Вы заполнили все пространство или только часть его?
• Контур равный, неясный или прерывистый?
• Пропущены ли какие-нибудь части вашего тела? Какие? Они не подходят под пропорцию? Запрятаны?
Одеты или обнажены? Для того, чтобы можно было
видеть? Дотронуться?
Какие цвета преобладают?
Изобразили ли вы какие-нибудь эмоции? Какие?
Чувствуете ли вы что-нибудь, что не удалось изобразить?
Вы активны или пассивны?
Вы один на картинке или в чьем-нибудь окружении?
Посмотри в зеркало
Есть еще одно хорошее упражнение на самопонимание. Посмотрите на себя в зеркало. Потратьте на это десять минут. Внимательно рассмотрите каждую часть своего тела. Изучите его. Что вы видите?
• Какая самая характерная черта? Как описать себя постороннему, который должен встретить вас в аэропорту или на вокзале?
• обратите встречу с собой в первый раз.
Во
Каким было бы первое впечатление?
Какие из ваших физических данных хуже всего?
Вообразите, что они так ужасны, как только можно себе представить.
Посмейтесь, вообразив деформированное изображение своего тела в кривом зеркале.
Если хотите, разденьтесь и посмотрите на себя без одежды. Сначала посмотрите в зеркало, а затем прямо на тело.
Какие части вашего тела вам нравятся?
Какие хотелось бы улучшить?
Какие черты вам хотелось бы продать? В обмен на что?
Кино вашей жизни
Этот эксперимент дает возможность проникнуть в вашу жизнь. Устройтесь удобнее и закройте глаза. Вообразите, что вы смотрите часовой фильм о вашей жизни.
Где происходит показ?
Какова сюжетная линия?
Кто главные персонажи?
Кто второстепенные?
Кто руководит фильмом?
Чем занимаются зрители во время просмотра?
Каковы поворотные моменты фильма?
Каков конец?
Какая мораль может быть извлечена?
Что делают зрители после окончания фильма?
Охарактеризуйте себя
Сделайте список из десяти слов или фраз, наилучшим способом вас описывающих.
Оценка
Я
Я
Я
Я
Я
Я
Я
Я
Я
Я
Каждая характеристика оценивается по степени важности от 1 до 10. Сколько пунктов носят позитивный характер, негативный, нейтральный? Разделите их на три категории:
позитивные (например: счастливый, интеллигентный, удачливый)
негативные (например: подавленный, толстый, импотент)
нейтральные (например: студент, мужчина, сорокапятилетний)
Как вы думаете, какие из этих определений ваш лучший друг?
Защита самого сокровенного
С помощью этого упражнения вы определите свои уникальные качества, характерные только для вас. Представьте, что вы открыли зловещий заговор по созданию робота, дублирующего вас. Ваш двойник — дьявол, и вы не хотите, чтобы люди принимали его за вас.
Как вы полагаете, настолько ли вы уникальны, что вас трудно скопировать?
Как люди, знающие вас, могли бы отличить вас от двойника?

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>