стр. 1
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Как создать рынок доступного жилья?

В Правительстве и Государственной думе началось обсуждение пакета законов о формировании рынка доступного жилья. О сути предлагаемых изменений рассказывает один из разработчиков законопроектов, президент фонда "Институт экономики города" Надежда Косарева.

На рассмотрении в Государственной думе находится целый пакет законов, направленный на формирование рынка доступного жилья. В него входит 27 законов, в том числе два новых кодекса - Жилищный и Градостроительный, поправки в Гражданский и Налоговый кодексы, закон об ипотеке, закон о регистрации, изменения в закон о банкротстве, новые законы об инвестиционных соглашениях и тарифном регулировании в коммунальном хозяйстве, и другие. Речь идет о большом законодательном блоке, разработанном рабочей группой по формированию рынка доступного жилья под руководством Игоря Шувалова, в которую входила и я. Весь последний год в Центре стратегических разработок создавалась концепция предстоящих изменений, собирались и дополнялись уже имеющиеся наработки.

На мой взгляд, уникальная особенность этого пакета законопроектов заключается в комплексном подходе к проблеме. Ведь цель формирования доступного рынка жилья предусматривает не просто увеличение спроса на жилье, развитие кредитования, но и требует обеспечить адекватное предложение жилья, увеличить жилищное строительство, чтобы у нас не росли цены на жилье, а спрос нашел адекватное предложение, организовать инфраструктуру оборота на этом рынке, выстроить налоговую систему. В ходе разработки мы сохраняли такой комплексный взгляд на проблему. Поэтому, если этот пакет законов будет принят в нынешнем виде, то он действительно сможет обеспечить законодательную основу для формирования рынка доступного жилья.

В чем концепция предлагаемых изменений? В первую очередь надо было определить основное направление жилищной политики в стране, а именно - выделить те группы населения, которые смогут получать бесплатное социальное жилье, и те, которые должны будут собственными силами решать жилищные проблемы. Этой задаче отвечает новый проект Жилищного кодекса, в котором записано, что, в соответствии с Конституцией, социальное жилье должно предоставляться муниципалитетами малоимущим гражданам. В свою очередь Федерация или субъекты Федерации могут помогать другим категориям граждан участвовать в рынке жилья через предоставление разного рода субсидий.

В то же время надо развивать и возможность участия всех остальных групп населения в жилищном рынке: покупать жилье в собственность, строить его и арендовать на частном рынке. Следовательно, необходимо сформировать институты, позволяющие тем гражданам, которым не будет предоставляться социальное жилье, самостоятельно решать жилищную проблему. Для этого надо создать рыночные - т. е. кредитные и накопительные - институты приобретения жилья. Ведь покупать жилье за счет текущих доходов просто невозможно.

Но этого мало. Если не уделять внимания предложению жилья, жилищному строительству, то все наши усилия уйдут в рост цены на рынке. Здесь наша основная цель - обеспечение увеличения объемов жилищного строительства. Строительный рынок следует сделать конкурентным, упростить доступ на него, снизить административные барьеры. Эти проблемы решаются проектом Градостроительного кодекса и некоторыми другими законопроектами.

Если же мы сможем расширить платежеспособность граждан за счет кредитования и обеспечить адекватное предложение на рынке жилья, то надо будет еще позаботиться о том, чтобы это жилье свободно обращалось и права на него были гарантированы. Третий блок законов - оборот рынка жилья и все институты на этом рынке. Здесь речь идет и о регистрации прав, и об учете объектов недвижимости, и о снижении рисков и транзакционных издержек на этом рынке. Существует много предложений по защите прав добросовестного приобретателя, по усилению системы регистрации прав, отмене нотариального удостоверения договора ипотеки, которое сегодня при приобретении жилья в кредит стоит слишком дорого - 1,5% и не добавляет дополнительной защиты.

Наконец, налоговый блок должен выстроить эти отношения с точки зрения налогообложения, правильно стимулируя участников рынка к использованию прозрачных схем и создавая заинтересованность как у участников рынка, так и у публичных органов в развитии рынка жилья.

В основу всех этих законопроектов была положена концепция создания в стране нормального рынка жилья. Человек должен быть уверен, что, имея стабильный доход, он может приобрести жилье. Если он малоимущий - ему предоставят социальное жилье. А если его доходы на среднем уровне и выше среднего, то у него должна быть возможность с помощью кредита приобрести то жилье, которое он хочет.

Я очень обеспокоена тем, как будут проходить чтения этого пакета законов в Государственной думе. Никто не возражает против того, чтобы расширять платежеспособный спрос населения, развивать кредитование. Но, к сожалению, достаточно много голосов раздается против того, чтобы сделать прозрачным строительный рынок, снять административные барьеры и увеличить количество строящегося жилья. К сожалению, здесь очень много противоречий. Оно и понятно. Ведь сегодня этот сектор в первую очередь зависит от бюрократов, чиновников, в руках которых находится ресурс доступа к земле, которая до сих пор находится в государственной собственности, и разрешительные процедуры, т. е. предоставление разрешения на строительство, согласование документации и т. д. Разумеется, чиновник не хочет лишиться административного ресурса.

Поэтому наибольшее количество возражений поступает по поводу этой сферы, включая коммунальную инфраструктуру. Поступают как конкретные возражения, которые можно учесть между первым и вторым чтением, так и категорические протесты со стороны непримиримых противников наших законопроектов, которые не хотят менять ситуацию в сфере градорегулирования и жилищного строительства. Но пока и депутаты внесли в полном объеме этот пакет, и на заседании правительства он был одобрен целиком, хотя там и ставился вопрос о перенесении Градостроительного кодекса и закона об инвестиционных соглашениях в коммунальном комплексе месяца на три. И все же пока все сходятся на том, что предложенные законы надо принимать единым блоком. Иначе вся инициатива становится бессмысленной, а перспектива создания рынка доступного жилья отодвинется на неопределенный срок.
Надежда Косарева
18.06.2004


Социальные выплаты необходимы для рыночной экономики

Нынешние наши правители считают пенсионные, да и вообще социальные выплаты непроизводительными расходами, а их получателей, пенсионеров - балластом общества. Такой подход экономистов гайдаровской школы наложил отпечаток на всю политику в отношении этих слоев населения. В то же время грамотные экономисты придерживаются на этот счет иной точки зрения.
В рыночной экономике обращение принципиально неравновесно. Продавцы изымают с рынков всегда больше денег, чем сами направляют на нормальное потребление. Это имеет объективные причины: сумма затрат на производство товара всегда выше суммы зарплаты и прибыли, есть еще издержки обращения. А платежеспособный спрос примерно равен сумме зарплаты и прибыли. В результате с каждым полным оборотом (в случае замкнутого характера данного цикла), на рынок возвращается меньше денег (в самом лучшем случае - не больше), чем изъято.
Следовательно, естественный характер процесса в этой системе - коллапс, то есть перманентное сокращение объемов сбыта, которое диктует падение цен, сокращение объемов и снижение прибыльности производства. В девятнадцатом веке эта тенденция время от времени приобретала преобладающий характер и была замечена и описана Сисмонди.
Сисмонди же указал и на то, что стабилизатором экономики является присутствие слоев населения, не включенных в этот цикл, "праздного класса", который своим дополнительным спросом компенсируют неизбежный недостаток спроса со стороны участников производства - как предпринимателей, так и наемных рабочих. В те времена устойчивый рост капиталистического хозяйства, таким образом, шел засчет постепенного поглощения ресурсов социальных слоев - остатков докапиталистического уклада.
В начале XX века этот ресурс роста был исчерпан, что и поставило на повестку дня вопрос о создании компенсирующего механизма перекачки денег в сферу потребления произведенного. Здесь возникли три пути. Первый путь виделся в милитаризации экономики, в создании государственного сектора спроса путем наращивания военных расходов. Этот путь породил фашизм, национал-социализм и японский милитаризм. Второй путь заключался в создании планового механизма согласования спроса и предложения, что позволяло вообще радикально уйти от этой проблемы.
Наконец, третий путь предложила европейская социал-демократия и авторы "нового курса" Рузвельта. Этот путь заключался в создании вэлфера - системы непроизводительных социальных выплат, создании привилегированного "праздного класса" засчет государственного бюджета. Наличие такого сектора спроса необходимо для устойчивого развития и расширенного воспроизводства.
Аналогичную роль сыграли и введенные Рузвельтом затратные глобальные инвестиционные проекты. Начиная от строительства скоростных дорог и кончая амбициозными космическими проектами, они составили сектор государственного спроса, который необходим для компенсации сокращения спроса. Короче говоря, саморегулирующаяся производственная система не может работать в замкнутом цикле, сама на себя. В таких условиях она неизбежно коллапсирует. Для расширенного производства ей нужна внешняя цель производства.
Таким образом, система социальных (непроизводительных) бюджетных расходов и затратных перспективных проектов является необходимым условием стабильной экономики и расширенного производства. Таким образом, она является не нагрузкой на экономику, как считают неоконсервативные идеологи, а является абсолютно экономически целесообразной. Следовательно, и размеры этой системы должны определяться из соображений экономической целесообразности.
Будучи людьми глубоко аморальными с точки зрения христианских (а также мусульманских, буддийских и иудейских ценностей) идеологи неоконсервативной волны рассматривают социальные расходы исключительно как систему бесполезных расходов, имеющих благотворительную природу. Считая, что надо следовать не принципу любви к ближнему, а принципу "экономической целесообразности" (как они ее понимают), они требуют максимально возможного сокращения "непроизводительных" расходов бюджета. Именно этого они добились в последние годы в Европе. Резкое сокращение этого компенсаторного спроса и явилось одной из составляющего того денежного дефицита, который породил обвал мировых рынков.
В России совершенно аналогичным образом аморальность "реформаторов" породила их специфическое отношение к социальным расходам государства, оборонным расходам, а заодно и к финансированию перспективных сфер - науки, космоса, затратных проектов. Считая "экономически целесообразным" максимальное сокращение этих расходов, они сократили их примерно в 10 раз (при сокращении реального ВВП только вчетверо) и этим полностью уничтожили их компенсаторную функцию, усилив коллапс экономики. Таким образом, аморальное решение не оказалось экономически целесообразным.
Целесообразным обычно оказывается как раз то решение, которое диктуется соображениями морали. Это можно счесть простым совпадением. Но такое совпадение имеет место всегда. На самом деле существует строгая закономерность: аморальные решения не могут быть целесообразными ни в какой области. В конечном счете, они оказываются проигрышными. Кстати, и академик Сахаров как-то заметил, что нравственное решение оказывается в конечном счете самым правильным...
Евгений Гильбо
18.06.2004



Рынку нужно регулирование

Слова "рынок", "рыночная экономика" в постперестроечной России заменили слово "коммунизм". В обоих случаях никто не может строго сформулировать, что это такое, но на интуитивном уровне считается, что это нечто, что надо с большими жертвами и паранойяльным упорством строить, а когда построим, то сразу же наступит земной рай и всеобщее благосостояние. Располагается этот "рынок", как и коммунизм, на горизонте, то есть на той линии, до которой сколько ни иди, не дойдешь.

Поэтому всякая попытка здраво обсудить, что такое рынок и какую роль он играет в экономике, а также, что такое "рыночная экономика" вызывает звериную агрессию, потоки слюны, истерических криков, обвинений в коммунизме, фашизме, национализме, русофобии, антисемитизме и сумасшествии одновременно. На самом деле вся эта агрессия имеет целью прикрыть собою тот факт, что связь этой идеологемы с реальностью крайне слаба и не может быть основой для адекватной и эффективной политической практики.

Дело в том, что "свободной рыночной экономики", под которой "реформаторы" понимают сочетание совершенной конкуренции, свободы торговли и отсутствия государственного регулирования, в развитых странах не существует. Существует сегодня рыночная экономика в чистом виде разве что на Папуа. Если мы добросовестно рассмотрим экономику любой развитой страны, все равно европейского или азиатского культурного круга, мы не найдем там "свободного рынка", а найдем существенную многоукладность. И "свободный рыночный" сектор играет там достаточно скромную, хотя и существенно необходимую роль.

Если мы возьмем экономику любой европейской страны, то мы увидим следующую картину. В товарном производстве существует достаточно большое количество микроотраслей за редким исключением монополизирована одним производителем. Исключениями являются олигополии типа автомобильной промышленности или систем крупных универмагов (C&A, ALDI, Hertie, Woolworth, Penny, MiniMal и т.п.). В микроотрасли не существует "совершенной конкуренции" да и конкуренция вообще. Конкуренция существует в косвенной форме засчет высокой перекрестной эластичности товаров, когда равновесие на конкретном монопольном рынке зависит от воздействия других монопольных рынков.

Таким образом реально в сегодняшней западной экономике в сфере производства товаров существует монопольная конкуренция - явление известное экономической науке, но находящееся далеко за пределами знаний и догматов "неоконсерваторов" как в России, так и в самих США.

Нечто похожее на совершенную конкуренцию можно найти в ряде отраслей сферы услуг в больших городах. Такая конкуренция может быть, например, между адвокатами и парикмахерскими. Но все же большинство отраслей или микроотраслей и в сфере услуг оказывается в значительной мере монополизированными.

Кстати, часто демонополизация и силовое введение конкуренции - совершенной или олигопольной - оказывается эффективным способом защиты интересов потребителя, как это имеет место в области связи в США и Европе. Здесь деятельность неоконсерваторов дала явные положительные результаты. Но попытка распространить этот опыт на всю экономику столкнется с реальностью там, где монополизация диктуется закономерностями производства.

Например, в области гражданского самолетостроения в последнее десятилетие имела место обратная тенденция, а именно абсолютная монополизация в масштабах всего мирового рынка. Эта монополизация была результатом не прихоти, а технологических особенностей производства, и разрешение на нее американские и европейские контролирующие инстанции вынуждены были дать, несмотря на свою приверженность неоконсервативной идеологии.

Аналогично выглядит ситуация с естественными монополиями. В ряде отраслей или микроотраслей демонополизация и построение конкуретного механизма оказываются невозможными. Следовательно, необходимы механизмы внерыночного, административного, планового регулирования этих отраслей в интересах потребителя. Иного пути нет.

Если государство не имеет механизма планомерного регулирования естественных монополий, и оно и граждане становятся заложниками их произвола. Именно такова ситуация в сегодняшней России. Вместо строительства грамотного механизма регулирования реформаторы начали... "борьбу с естественными монополиями", которую закономерно и комично проиграли.

Наконец, еще одна идеологема авторов учебников экономики для клерков: на монополизированном рынке при прочих равных условиях равновесие цен устанавливается на уровне, более высоком, чем при совершенной конкуренции. Это легко доказывается математически, а если автор учебника с математикой не в ладах, то иллюстрируется путем рисования графиков.

На самом деле лукавство здесь заключается в оговорке "при прочих равных условиях", которую часто опускают, хотя всегда подразумевают. Дело в том, что равных условий формирования издержек производства между монопольным и конкурентным рынком не существует.

В условиях монопольного рынка адаптация производителя к спросу происходит засчет обычных инвестиций в расширение производства или задействования резервных мощностей, либо консервации мощностей при сужении спроса. В условиях конкурентного рынка процесс адаптации производственной системы к спросу происходит засчет прихода на рынок новых фирм (при расширении спроса) и ухода с рынка аутсайдеров при сужении спроса.

Затраты на создание нового бизнеса и ликвидацию обанкротившегося очень велики. Таким образом, уровень издержек в конкурентной отрасли неизбежно выше, чем в монополизированной. А поскольку условия неравные, то "завышенное" равновесие монопольного рынка часто оказывается ниже, чем "нормальное" на конкурентном.

Иллюстрацией могут служить классические примеры монополизации в конце прошлого века нефтяной промышленности США и анилиновой в Германии. Цены в первом случае на керосин, а во втором на красители в последовавшее за монополизацией десятилетие сократились в несколько раз(!). Таким образом, эта монополизация была существенно целесообразна с точки зрения как интересов потребителя, так и собственно экономики.

На самом деле таких примеров весьма много. В цивилизованных условиях монополизация отрасли происходит именно тогда, когда она выгодна потребителю.

Таким образом, существование монопольного сектора для развитой экономики неизбежно и экономически целесообразно. Но в условиях монополизации рыночные регуляторы не действуют в принципе. В отсутствие регуляторов монополия неизбежно злоупотребляет своим положением, нанося этим ущерб потребителям. Именно в этом и заключается рациональное содержание антимонопольных настроений авторов учебников для клерков.

Регулировать монопольную экономику можно только административным, плановым путем. Эффективность в этом секторе экономики, защита интересов потребителей возможна только при грамотном государственном вмешательстве. Отсутствие вмешательства создает вакуум, который малограмотные, но хамоватые государственные деятели подменяют "борьбой с монополиями". Выглядит это столь же глупо, как борьба с лунными затмениями, приливами и осенним дождем.

Итак, неизбежность существования монопольных отраслей означает неизбежность существования планового сектора экономики. Существование такого сектора вовсе не означает, что в стране ведется строительство коммунизма. Именно на таких началах в Германии, например, работают железные дороги. И работают очень хорошо.

Противники государственного регулирования утверждают, что оно ограничивает экономическую свободу. На самом деле свободу эту часто ограничивает и рыночная стихия. Государственное регулирование ограничивает ее лишь тогда, когда государство коррумпировано. В Дании коррупции нет, а государственное регулирование есть - и по индексу экономической свободы она занимает одно из первых мест в мире. А Россия, где реализованы все догматы неоконсерваторов, находится по этому показателю на 111 месте из 124, рядом с Нигерией.

Так что не с госрегулированием надо бороться, а с коррупцией.
Евгений Гильбо
11.06.2004



Страна миллиардеров

Дела у российских миллиардеров идут при Владимире Путине так хорошо, как никогда прежде - однако именно сейчас Кремль может нанести ответный удар
Молодая незамужняя особа - и все еще в поисках миллионера, который возьмет на себя заботы о ее хлебе насущном? Тогда добро пожаловать в Россию. Здесь живет Михаил Прохоров, пока еще не получивший свидетельства о браке: 39 лет, моложавый, с привлекательной улыбкой. Его капиталы позволили занять ему четверное место в списке богатейших людей России, и даже при самом расточительном образе жизни они позволят ему до конца дней существовать без забот. Ни разу не слышали об этом человеке? У подавляющего большинства россиян дела обстоят таким же образом.

На Урале Михаил Прохоров возглавляет "Норильский никель", крупнейший российский металлургический комбинат. Почти 29% акций, находящихся в его собственности, сделали из него холостяка с состоянием в 5,4 млрд долларов. По крайней мере, столько насчитали репортеры журнала Forbes, который в своем русском выпуске впервые представил список ста самых богатых россиян.

Даже у замыкающего список Ралифа Сафина имеется 210 млн долларов. Дела у российских миллиардеров идут так хорошо, как никогда прежде - их число растет быстрее, чем в какой-либо другой стране. В 1997 году Forbes назвал самым богатым россиянином Бориса Березовского с его 3 млрд долларами, который сейчас живет в эмиграции в Лондоне. Кроме Березовского тогда в России было всего три миллиардера. Сегодня их уже 36, больше - только в США (277 миллиардеров) и в Германии (52). Только в 2003 году их количество в России возросло на 19 человек.

Еще десяток лет назад Елена Батурина была лишь амбициозной деловой женщиной, одной из многих. После того, как она вышла замуж за всемогущего московского мэра Юрия Лужкова, 41-летняя бизнесвумен создала империю, включающую в себя строительные фирмы, цементное производство и нефтяные компании, для которых городские заказы - вовсе не редкость. Теперь Батурина с 1,1 млрд долларов является самой богатой женщиной в России.

Богатство в России не обходится без риска. Самый богатый человек в стране с октября 2003 года находится в тюрьме в ожидании процесса, который должен начаться сегодня. Ему предъявлено обвинение в мошенничестве. Вынужденная пауза в деловой жизни, кажется, не нанесла ущерба состоянию Михаила Ходорковского. Репортеры Forbes оценивают его в 15,2 млрд долларов.

Занимающий второе место Роман Абрамович имеет 12,5 млрд долларов. В отличие от Ходорковского, находящийся на свободе Абрамович имеет возможность тратить деньги. В июле 2003 года, когда он за 119 млн. евро купил лондонский футбольный клуб "Челси", его имя красовалась на первых полосах всех газет. Затем Абрамович, чтобы иметь возможность незаметно скрыться, заказал яхту, в комплектацию которой входит подводная мини-лодка. Злые языки в Москве утверждают, что делая такое уникальное приобретение, Абрамович готовится к бегству из России. Хотя он, как губернатор Чукотки, обладает иммунитетом. Но российская Счетная палата уже давно расследует мнимые растраты чукотской администрации и в ближайшее время собирается передать соответствующие документы в Генеральную прокуратуру.

Аналогичным образом началось в прошлом году дело Ходорковского. Он упрямо повторял, что если Кремль того хочет, то пусть он его арестует - добровольно в эмиграцию он не уедет. Через несколько дней его арестовали.

Когда-то близкий Кремлю политолог Вадим Малкин недавно заговорил о новой кампании против сверхбогатых олигархов. Их богатство и политическая власть основываются на контроле над нефтью или газом, полезными ископаемыми или металлургическими комбинатами.

Эти ресурсы, находившиеся когда-то исключительно в государственной собственности, в основном, были распроданы по дешевке во время пресловутой приватизации 90-х годов. Согласно данным Международного банка реконструкции и развития, 23 олигархические группы контролируют сегодня 57% российской экономики.

Группа Ходорковского ЮКОС на апогее своей власти контролировала несколько десятков парламентариев и тем самым избегала, например, установления высоких налогов для нефтедобывающей промышленности. Государственный концерн "Газпром", группа "Альфа" миллиардеров Михаила Фридмана и Петра Авена, группа "Интеррос" Владимира Потанина, а также все остальные олигархи тоже имеют верных людей в парламенте или правительстве. Они тоже могут стать жертвами новой "антиолигархической кампании", как и вожделенный холостяк Михаил Прохоров. Политолог Малкин полагает, что для нового удара Кремль выберет спокойное летнее время между июлем и сентябрем.

С точки зрения Путина и других "силовиков", как называются ветераны КГБ, армии и милиции, вовсе не обязательно переводить собственность олигархов в непосредственное владение государства. В своей речи перед предпринимателями 23 декабря Путин подчеркнул, что уголовное преследование "пяти, семи, десяти человек" не равнозначно "пересмотру итогов приватизации". Разумнее, чем возврат к плановой экономике было бы, с точки зрения силовиков, перераспределение собственности в пользу бизнесменов, близких их клану или, по меньшей мере, что является непременным условием, лояльно настроенных.

Нефтяной и сырьевой магнат Виктор Вексельберг считается одной из возможных мишеней Кремля и Генеральной прокуратуры. Чтобы доказать свой патриотизм и лояльность, миллиардер Вексельберг приобрел на Западе несколько легендарных произведений ювелирного искусства, так называемых яиц Фаберже. Они принадлежали царской фамилии и после Октябрьской революции были проданы на Запад. Их приобретение, как пишет газета "Газета", обошлось Вексельбергу в 128 млн долларов. С прошлой недели яйца выставлены в Кремле. Представитель Вексельберга сказал, что миллиардер вернет родине еще большее произведений русского искусства. Посмотрим, какое впечатление это произведет на следователей.



Frankfurter Rundschau



Структурный дисбаланс русской экономики

Молодые российские экономические боссы, известные как "олигархи", стали предметом обсуждения. Национал-шовинистские политики под одобрительные аплодисменты избирателей, обвиняют их в том, что они сорвали приватизацию и лишили народ его богатства.
Если не считать Ходорковского, который из тюрьмы в статье о кризисе либерализма в России призвал своих коллег к моральному исправлению, его коллеги, похоже, потеряли как лицо, так и голос. Никто не хочет идти на риск и неосторожными высказываниями навлекать на себя гнев вновь окрепшей власти, в то время как Кремль, судя по всему, собирается пересмотреть правила игры.

В этом климате Всемирный банк представил всеобъемлющее экономическое исследование "Economic Memorandum for the Russian Federation", которое впервые позволяет дифференцированно взглянуть на значение российских олигархов.

Свет во тьме имущественных отношений

К особенностям России относится то, что большинство предпринимателей пытаются защититься от действий государства и зависти народа, создавая целую цепочку оффшорных фирм в качестве номинальных владельцев.

Прошлым летом Всемирный банк на условиях анонимности опросил аналитиков и специалистов по поводу известных им реальных имущественных отношений и собрал таким образом обширный материал, который показывает, кто контролирует свыше 1300 крупнейших фирм, которые обеспечивают 57% промышленного производства страны.

Согласно этой информации в России есть 23 олигарха и олигархические группы, которые контролируюе 35% общего производства российской экономики и дают работу пятой части всех занятых. 10 самых могущественных групп контролируют свыше 60% всех котирующихся на бирже фирм. Россия выходит по этому показателю на первое место в группе стран, в которой раньше лидировала Индонезия (58%) и в которой, для сравнения, Сингапур имеет 25%, Япония и США - 2 и 3% соответственно.

Двойственная экономика - тормозящее государство

В России по-прежнему большую роль играет государство: государство или его зачастую сомнительные наместники контролируют четверть экономики, иностранцы же - лишь 5%. Значение различных групп собственников в России распределено не равномерно, по секторам экономики.

Олигархи контролируют прибыльные, экспортные и "стратегические" сектора, где они выгодно приватизировали построенные еще в советское время, зачастую огромные, заводы. При помощи денег, заработанных на этом, они теперь медленно продвигаются в другие сектора экономики. Иностранцы доминируют в некоторых потребительских секторах: производство сладостей, сигарет, пива, безалкогольных напитков. Государство контролирует газовую отрасль и энергетику.

В целом российская экономика представляет двоякую картину: немногие владеют доходными сырьевыми секторами, а в остальной экономике еще слишком много слабых фирм. Нет новых, средних и крупных предприятий, которые компенсируют потерю рабочих мест в результате модернизации самых производительных секторов.

Вместо этого главным образом слаборазвитые регионы создают все больше неквалифицированных рабочих мест в государственном секторе, которые они оплачивают траншами из центра. Это препятствует внутренней миграции и более быстрому приспособлению экономически мало выгодной, сложившейся в советское время структуры населения.

Превращение из модернизаторов в проблему

Для того чтобы действительно четко оценить роль олигархов в экономике России, необходимо исследовать, как развиваются частные предприятия со временем. Этого исследования Всемирного банк сделать не может, поскольку оно рассматривает лишь срез в определенный момент времени. Но все же оно показывает, что сегодня олигархи владеют в сырьевых секторах относительно современными предприятиями.

Российские "бароны-разбойники" в последние годы оказались движущей силой структурной перестройки, поскольку из пришедших в упадок советских предприятий они сделали современные, доходные концерны с доступом на международные финансовые рынки. Их фирмы инвестируют в среднем на 30% больше, чем более мелкие частные предприятия и государственные предприятия, и являются более эффективными, чем государственные компании.

Однако исследование Всемирного банка содержит и удивительный результат: несмотря на всю свою экономическую мощь, вне сырьевого сектора олигархи владеют фирмами, которые работают, скорее, хуже, чем фирмы, принадлежащие более мелким предпринимателям.

Возможное объяснение этому, во-первых, может заключаться в том, что олигархи скупают плохие предприятия, надеясь, что в будущем их ценность увеличится. Во-вторых, возможно, они не занимаются этими предприятиями, чтобы пока сконцентрировать усилия на своих успешных фирмах. В-третьих, возможно, олигархи просто скупают предприятия, чтобы как можно больше обеспечить свое присутствие и снимать монопольную ренту.

На пресс-конференции в Москве представители Всемирного банка сообщили, что многое указывает на то, что по третьей причине олигархи грозят превратиться в проблему. Экономисты Всемирного банка выяснили, что, хотя региональные власти реже привилегированно относятся к олигархам, чем к местным предпринимателям или иностранным инвесторам, олигархи больше других используют исключительные постановления для того, чтобы целенаправленно строить барьеры, препятствующие доступу на рынок.

Поэтому Кристоф Рюль, главный экономист Всемирного банка в Москве, считает, что Россия сегодня находится в такой же ситуации, как Америка в XIX веке. Тот факт, что в России олигархи добились богатства и успеха, сам по себе не является негативным. Намечающая попытка государства разжигать неуверенность путем постановки под сомнения прав собственности и перспективы перераспределения - это с экономической точки зрения будет плохим ответом.

То, что сейчас нужно России, - это более жесткое конкурентное законодательство и более эффективные антимонопольные органы. Они должны обуздать олигархов и сделать так, чтобы в будущем и средний класс предпринимателей мог стать двигателем роста.


Источник - Neue Zurcher Zeitung , перевод - http://www.inopressa.ru



Налоговая реформа по заказу международных организаций

Напомню о критике, которой нас подвергли международные финансовые организации и их эксперты относительно плохой статистики: у нас ВВП искусственно увеличен за счет того, что (с целью ухода от налогообложения) любая сделка с нефтью, нефтепродуктами, газом, электроэнергией прогоняется через массу липовых фирм, в итоге чего ВВП искусственно завышается, во-первых. Во-вторых, он гораздо больше зависит от цен на нефть, чем это можно предположить. Очень своевременно поднят вопрос о том, что надо изымать эти суммы, бороться с такими формами уклонения от налогов. Представляется разумным править Налоговый кодекс, потому что только там можно корректно прописать процедуру калькуляции себестоимости и прибыли для данного вида деятельности. Это первое, что следует сделать, чтобы считать правильно.
Второй момент (в чем были тогда не правы специалисты международных финансовых организаций) - внутри страны ВВП учитывается плохо, потому что доллар за пределами страны намного дороже, чем доллар внутри страны. Здесь на всех этапах нефть и бензин продают дешево, а реальные цены появляются уже за пределами таможенной границы, за пределами наших контрольных органов. Этот факт они не учитывают, точнее, преувеличенное значение внутреннего ВВП преуменьшает то, что происходит с точки зрения вывоза капитала: реально вывозится больше, чем нам кажется. С этим надо бороться разными способами, хотя некоторые способы достаточно дороги для экономики.
Что означает, бороться с трансфертными ценами внутри страны? Это означает - ужесточить внутреннюю отчетность. Реально для массы организаций, которые торгуют нефтью, газом и т.д. отчетность ужесточится. Маржа, которую они могут получать, резко сократится. Налоги, которые они смогут заплатить в местный бюджет, тоже сократятся. Зато с самих нефтяных предприятий - нефтедобывающих, газовых, нефтеперерабатывающих - удастся взять больше. Поскольку мы сами понимаем, что у нас, грубо говоря, на бензине много не заработаешь, а все деньги увозятся за границу, главная проблема в том, удастся ли отследить и проконтролировать трансграничные сделки - вывоз средств в офшоры. Надо понимать, что наши предприятия, продавая на селе бензин для крестьян и фермеров, уходят от налогов, ставя липовые цены, они выстраивают цепочку таким образом, чтобы эта разница (дельта) оказалась за пределами страны, а не здесь. Наш посредник по определению, который продает по цепочке нефть, потом нефть на нефтеперерабатывающий завод, которая затем доходит до конечного потребителя, везде живет очень скромно. Схема всегда строится таким образом, чтобы деньги были вывезены за пределы страны. Насколько эффективно мы сможем бороться с офшорными фирмами, насколько широко будет поставлен вопрос - основная и ключевая проблема.
Как провалить какое-нибудь дело? Надо широко замахнуться (грубо говоря, собрать деньги), бросить все силы на борьбу с мелкими жуликами, которые утаивают 5 копеек, потом отчитаться за огромные масштабы работ, в то время как нескольким большим злодеям мы ничего плохого не сделаем. По итогам мы сможем посмотреть, насколько решат эту реальную проблему: ужесточат вывоз средств в офшоры, отсекут эту форму деятельности, эту часть проблемы - липовых трансфертных цен, насколько одновременно не будут изобретать и развивать ненужную бюрократическую активность в части попытки отследить, как уклоняется от налога тот или иной мелкий дилер, который снабжает колхоз соляркой и керосином. Это сложный технический вопрос, который решить можно так: кто-то, кто отвечает за сбор налогов, определяет квалифицированность самого Минфина: насколько грамотные документы он сделает, насколько будет лояльна Дума, когда в ходе обсуждения подредактирует эти документы, не появится ли какая-нибудь "замечательная" статья, которая все потом пустит насмарку.
Леонид Пайдиев
14.04.2004



Оптимистический сценарий для России

На это раз все иначе, по крайней мере, так говорят менеджеры открытых фондов, с готовностью инвестирующие в российскую экономику.

Последний рост курса биржевых акций на российском фондовом рынке не повлечет за собой очередного крушения, утверждают они. Как минимум до тех пор, пока цены на нефть остаются высокими, а экономика страны - достаточно устойчивой.

"Я не думаю, что это мыльный пузырь, - говорит Джон Коннор, представитель инвестиционного фонда Third Millennium Russia, входящего в фондовую группу World Funds; прибыль фонда в первом квартале составил 31,6%. - У нас впереди еще несколько лет".

Дефолт и девальвация рубля в 1998 году вызвали потрясения во всем мире финансов. Хеджевые и открытые фонды, производившие инвестиции в развивающийся рынок, с его долгами ушли в штопор. Среди потерпевших убытки компаний был и фонд Long-Term Capital Management - его потери были столь огромны, что это угрожало всей финансовой системе США.

Но российский фондовый рынок восстановился после этого краха, а в этом году и вовсе устанавливает рекорды. Главный биржевой индекс России РТС поднялся от 40 пунктов 1998 года до 752,66 пунктов, по данным на 31 марта этого года. Только за первые три месяца этого года индекс вырос еще на 32,7%.

У этого стремительного роста - прочные подпорки. Российская экономика вышла из крена, и последние четыре года в ней наблюдался последовательный рост. Потребительские товары, к примеру сотовые телефоны, стали широко распространены.

Инфляция теперь под контролем, в правительственном бюджете - профицит. ЦБ России недавно сообщил о наличии 80 млрд долларов валютных резервов.

Основной двигатель роста российской экономики - высокие цены на нефть, обеспечивающие процветание нефтяным компаниям, доминирующим на РТС.

Серен Ритофт, ведущий стратег фирмы Metzler/Payden Investment Advisors, говорит, что экономический рост обусловлен тремя основными факторами: ценами на энергоресурсы, стремительным ростом числа пользователей мобильной телефонии и перевыборами Путина.

Он и Маркус Бруек, старший менеджер по инвестициям и главный управляющий фонда Metzler/Payden European Emerging Markets, говорят, что по сравнению с другими развивающимися рынками российский по-прежнему относительно дешев. Акции российских компаний продаются на фондовом рынке в 8-9 раз дороже первоначальной цены. В Европе, по словам Ритофа, средний рост доходности составляет 6,5. Однако средний исторический показатель для Европы - 15-20, а по оценке агентства "Стандард Корпорейшн" - 17-19, добавляет он.

Он предрекает рост ВДП на 5-6% в 2004 году и еще на 4,5 % в 2005, притом что в 2003 он составил 7,2%.

"Западные страны могут только мечтать о таком росте. И инвесторы готовы хорошо за это платить, - говорит Ритофт. - Мы уже видели примеры искусственного роста на российском рынке, но в этот раз все иначе, поскольку рост привязан к высоким ценам на энергоресурсы. Если такая тенденция продержится, от России можно будет еще многого ожидать".

Среди компаний, получающих инвестиции фонда: "Лукойл" и сотовая компания "Вымпелком". Прибыли фонда составили 21,2% за квартал и 84% за 12 месяцев - к марту.

Аналитик Morningstar Билл Рокко считает, что необычайный успех российского рынка может быть поводом для беспокойства.

"Развивающиеся рынки вообще вот уже в течение нескольких лет показывают лучший результат, чем развитые. Но вложения в них очень рискованны. Вы можете очень быстро потерять значительные суммы. Большинству инвесторов не стоит вкладывать средства в российский рынок. А если уж так этого хочется, надо иметь в виду: сейчас не самое подходящее время. Тот факт, что Россия только что совершила стремительный скачок, как раз означает возрастание рисков, а не наоборот".

Коннор, представитель группы World Funds указывает, что с инвестированием в России связан еще один риск. "Россия кое в чем уязвима, - говорит он. - Банковская система только начинает развиваться, а это значит, что коммерческие банки достаточно безжизненны". Но он все же считает, что фондовые рынки достаточно надежны.

Коннор вкладывает средства в "Лукойл", "Газпром", "Северсталь" и "Норильский никель". Его вложения не превышают 2-3% от капитала фонда, который считается одним из самых успешных на европейском биржевом рынке.


Источник - International Herald Tribune , перевод - http://www.inopressa.ru
Эрин Э. Арвелунд
14.04.2004



Крах жилищно-коммунальной системы России

В.В.Путин назвал причиной аварий в ЖКХ "экстремальные холода и изношенность коммуникаций".

Представители МЧС, наоборот, переставляют эти причины местами и утверждают, что "причиной аварий становится изношенность теплотрасс и экстремальные погодные условия".

Насчет холодов власти лукавят. Климатические условия даны нам Богом, и если вы не можете в этих условиях обеспечить населению минимальный совместимый с жизнью обогрев жилищ, - не беритесь править "этой страной". Вы несостоятельны как власть и даже не желаете честно объясниться с людьми. Как же можно относиться к правительству и Президенту, которые не желают гласно констатировать наличие кризиса, за который они несут полную ответственность? Ведь уже из этого видно, что они принципиально уклоняются от разрешения этого кризиса! Этот разрыв между очевидной, всем видимой реальностью и позицией властей - новое явление за всю послевоенную историю. Ведь местным властям все равно как-то придется объясняться с населением. Как может верховная власть так предавать свою базу! Лицом к лицу с людьми так лгать, конечно, невозможно. На местах работники до уровня губернатора обычно и говорят прямо, как есть. Так, в комитете по содержанию жилищного фонда Петербурга причиной аварий в 99% случаев называют изношенность коммуникаций. А вот подборка корреспондентов "Известий" за 14 января 2003 г. Прокурор Ленинского района Саратова В. Вениаминов сказал:

"Можно менять начальников, от этого система труб, которая сгнила за 50 лет практически полностью, новее не станет. Нужен капитальный ремонт. У ДЕЗа денег нет, у города одни долги. В областном бюджете на следующий год необходимой суммы на ремонт систем ЖКХ тоже не заложено". Мэр Екатеринбурга Аркадий Чернецкий так оценил положение: "Чтобы поменять все теплотрассы города, нужно 20 лет".

Ведомства вынуждены выражаться уклончиво, но все же смысл ясен. Вот что было сказано о совещании в октябре 2002 г., после проверки готовности к зиме: "По данным Госгортехнадзора, более 32% котлов и 23% трубопроводов давно уже выработали свой ресурс и не способны обеспечивать теплом жителей российских городов. И заменить их не на что. Для спасения ситуации представители Госстроя попросили выделить из федерального бюджета 31 миллиард рублей... Вероятно часть затребованной суммы все-таки будет выделена".

Вчитайтесь в эти туманные цифры. Что значит "более 32% котлов и 23% трубопроводов"? Насколько "более"? Что значит "давно уже выработали свой ресурс"?

Как давно? А сколько процентов "выработали свой ресурс недавно"? Например, всего 5 лет назад? Но, так или иначе, видно, что положение критическое. Отказ трети котлов и разрыв четверти труб - все равно катастрофа. Поэтому Госстрой и говорит о необходимости "спасения ситуации". Речь идет о спасении, а не мелких вспомоществованиях вроде денежного перевода терпящей бедствие Карелии. Но в категориях гибели и спасения Президент В. В. Путин не мыслит. Он не крест власти принял в трудное для страны время, он "просто нанятый на 4 года менеджер".

В феврале, по горячим следам аварий, в Госстрое РФ было проведено Всероссийское селекторное совещание с регионами. На нем председатель Госстроя РФ Н.Кошман сказал, что ЖКХ и предприятия энергетики ряда субъектов РФ не могут обеспечить стабильное и надежное функционирование систем жизнеобеспечения населения. По его словам, "устранить основные причины чрезвычайных ситуаций предыдущего отопительного периода пока не удается".

Но если устранить известные причины чрезвычайных ситуаций "не удается", следовательно, эти чрезвычайные ситуации становятся нормой. Фактически, правительство и Президент открыто признают свое банкротство в качестве управляющих ЖКХ. Причем речь идет об их беспомощности в выполнении функции, сопряженной с физическим выживанием населения. Пора, господа интеллигенты, которые за все это боролись, наконец-то признать вслух. Устроить многопартийность и открыть границы, распродать хозяйство и разрешить телевидению лить помои в души людей - все это нетрудно, а многим правителям даже прибыльно. А вот "обеспечить стабильное и надежное функционирование систем жизнеобеспечения населения" - для этого требуется ум, воля и честность. И еще такая тонкая вещь, как любовь к своему народу.

После январских морозов на средних уровнях власти стали раздаваться голоса о том, что положение в сфере теплоснабжения превратилось в чрезвычайную проблему общенационального значения. "Проблемы жилищно-коммунального комплекса страны все больше переходят из социальной сферы в плоскость сохранения стабильности в обществе и национальной безопасности" ,- заявил полномочный представитель президента в Сибирском федеральном округе Леонид Драчевский. Как сообщает ИТАР-ТАСС, он выступил в Омске, на расширенном заседании коллегии Госстроя РФ. Л. Драчевский также отметил, что нынешняя зима остро выявила проблемы износа коммунального хозяйства больших и малых городов. И, хотя специалисты предупреждали о них еще несколько лет назад, действенные меры приняты так и не были"(06.02.2003).

Подводя 3 апреля итоги работы коллегии Госстроя РФ, Президент Чувашии Н. Фёдоров сказал: "Мне не очень нравятся такие термины, как катастрофа, кризис, но тем не менее, надо признать, что проблемы ЖКХ превратились в проблему выживания для жителей России. В некоторых регионах, если не принять чрезвычайные меры военного или МЧС-характера, в наступающем отопительном сезоне может сложиться ситуация хуже, чем во время войны".

Подчеркнем важный момент, который отметил Л. Драчевский - о надвигающемся вале отказов и аварий теплоснабжения "специалисты предупреждали еще несколько лет назад, но действенные меры приняты так и не были". В Уголовном кодексе РСФСР такое поведение должностных лиц трактовалось как преступное бездействие, и если речь шла о том, что результатом этого бездействия должностных лиц была, как выразился полпред президента, угроза "стабильности в обществе и национальной безопасности", то такое бездействие трактовалось как государственная измена. В нынешней РФ должностным лицам, прямо ответственным за состояние теплоснабжения, даже легкого упрека не было сделано! А ведь их преступная халатность просто не умещается в сознании. Заместитель председателя Госстроя Л. Чернышев довольно цинично говорит о действиях своего ведомства: "Действительно, это похоже на латание дыр... Как правило, повторяется одно и то же в Карелии, это уже 4-ый год мы по Карелии имеем место. По Ленинградской области 3-й год эта проблема и т.д." (Радио "Эхо Москвы"). Вице-губернатор Санкт-Петербурга А. Смирнов высказался еще более откровенно: "Если говорить в общем, то в последний год проблему ЖКХ только научились правильно понимать. Но этой проблемой по-настоящему пока ни граждане, ни власти ещё не начали заниматься" ("СПб Ведомости", 29.03.2003).

Но ведь это чудовищное признание. Чего можно было не понять в "проблеме ЖКХ"? Все в этой проблеме было досконально известно, при правительстве работает большая группа вполне компетентных экспертов, они пишут четкие доклады и концепции, в стране есть целый ряд НИИ, КБ, фирм, вузов. Довольно точные прогнозы делались начиная с первого года реформы. Что же это за власть, которая только "в последний год проблему ЖКХ научилась правильно понимать", а заниматься этой проблемой и до сих пор не начала? Никакое государство с такой властью не может долго просуществовать.

Какие же перспективы? В какой коридор толкает развитие событий нынешняя власть? Тех больших капиталовложений, которые требуются для обновления инфраструктуры теплоснабжения она, похоже, делать не собирается - об этом прямо говорит принятых закон о реформе ЖКХ. Все это хозяйство правительство сбрасывает на местные власти, а они только и могут, что предложить людям копать теплые землянки. Когда поднимали вопрос о необходимости выделить средства на ремонт теплосетей, у одного из богатейших на земле людей В. С. Черномырдина был наготове ответ: "Нет денег!" Мол, деньги скопились у уважаемых "олигархов", а их трогать нельзя. Да, один Ходорковский на свое личное состояние мог бы треть всех теплотрасс в РФ переложить. Но вряд ли ему такая мысль в голову придет.

Еще важнее, что власти в голову не приходит и сама мысль, что для стабилизации дел в теплоснабжении необходимы действия в материально-технической сфере. Нет, власти уповают на магические действия в сфере надстройки. 22 мая 2003 г. в Минэнерго РФ начало работу Общероссийское совещание по проблемам совершенствования систем теплоснабжения в России. Как сказано в прессе, "выступивший на совещании заместитель Министра энергетики России И. Леонов подчеркнул, что для решения накопившихся проблем в теплоснабжении... необходимо, в первую очередь, совершенствование организационной, нормативной и правовой базы, разработка новых подходов к тарифному регулированию, управлению спросом и развитию рыночных отношений, осуществление технического перевооружения отрасли".

В. В. Путин и его министры впали в иллюзию, будто трудные и дорогие усилия по замене изношенных теплотрасс можно заменить какими-то чудодейственными решениями в сфере надстройки - правовой, административной, даже идеологической. Это - особая разновидность нарушения в сфере сознания (т.н. гипостазирование). Воздействие на реальные сущности пытаются заменить манипуляциями со словами и понятиями. Эта патология была присуща либеральной интеллигенции в начале ХХ века. Тогда, надеясь на установление в России западных порядков, интеллигенция сосредоточила внимание исключительно на отношениях в сфере распределения, не проявляя никакого интереса к западной производственной системе.

Это - выверт истории, болезнь нашей культуры. Цепь исторических обстоятельств привела к тому, что на рубеже веков в России к власти пришла часть элиты с мышлением шамана. Произошел чудовищный откат от рационального сознания и расчетливости к мышлению, которое называется пралогическим. Люди с таким мышлением, хотя и бывают очень хитрыми и ловкими, не могут составить в уме цепочки причинно-следственных связей и произвести простейшие расчеты - они не могут ориентироваться в реальном пространстве. И они действительно не могут жить и действовать без указаний Клинтона, Буша, Шредера, МВФ и т.д. Такие люди легко могут угробить самую мощную армию, самую лучшую школу, уморить самый неприхотливый народ.

Судя по всему, никаких реальных действий в материально-технической сфере теплоснабжения правительство предпринимать не будет. Это значит, что в любую зиму в любом городе могут произойти одновременно множественные разрывы труб, и ремонтные мощности захлебнутся - произойдет череда технических катастроф, перерастающих в общероссийскую социальную катастрофу.

Из этого следует, что государство "Российская Федерация" оказалось неспособно управиться с коммунальным хозяйством страны и подвергает население огромной опасности. Попросту, это государство не обеспечивает населению права на жизнь в самом примитивном смысле этого слова. Маневры правительства с попыткой снять с себя ответственность в условиях, по сути, чрезвычайного положения, по своей подлости и мелочности - небывалое дело в истории.
Сергей Кара-Мурза
02.04.2004



Убытки населения России от деятельности правительств Ельцина и Путина

Убытки населения страны от "реформ"
(по материалам справочника "Российский статистический ежегодник" за 1992-2002 гг.)

Убытки трудящихся:

Среднемесячная зарплата в 1990 г., долл.США - 330

Среднемесячная зарплата в 2002 г., долл.США - 96

Снижение среднемесячной зарплаты по сравнению с 1990 г.*, долл.США - 234

Среднее число трудящихся, млн.чел. - 66

Итого: суммарные убытки трудящихся из-за снижения зарплаты, млрд. долл. США - 2000

Убытки пенсионеров:

Среднемесячная пенсия в 1990 г., долл.США - 125

Среднемесячная пенсия в 2002 г., долл.США - 49

Снижение среднемесячной пенсии по сравнению с 1990 г., долл.США - 76

Среднее число пенсионеров, млн.чел. - 37

Итого: суммарные убытки пенсионеров из-за снижения пенсий, млрд. долл. США - 370

Итого: суммарные убытки населения из-за снижения зарплаты и пенсий, млрд. долл. США - 2370

Потери сбережений населения, млрд. долл.США - 380

Ущерб от уничтожения бесплатных медицины, образования и роста цен на жилищно-коммунальные услуги, долл.США - 250

Итого: общие убытки населения, млрд. долл. США - 3000


Источник: "Дуэль" (http://www.duel.ru)
В.Олин
01.04.2004



Парадоксы русского экономического роста

Экспорт нефти - основа роста. Впервые появились хорошие шансы на проведения настоящих реформ
Кто проезжает по Москве, тот видит его - экономический подъем. Строительный бум набирает бешеный темп. Внутри московской кольцевой дороги в небо взмывают высотные башни. Вне кольца город окружают коттеджные поселки. Повсюду реклама призывает покупать коттеджи и таун-хаусы. Москвичи круглосуточно совершают покупки в торговых центрах и "Мега Молах" - если только не стоят в своих роскошных и не очень роскошных машинах в пробках, которые с раннего утра и до вечера парализуют город.

Москва переживает бум. Быть может, столица является лишь маленьким пятном в огромной российской империи, но все же там живут десять процентов населения.

Зависимость от черного золота

В конце марта 2000 года Владимир Путин стал президентом. С тех пор вот уже три года наблюдается экономический подъем. Экономика росла ежегодно в среднем на 6,8 процента. В период с 1996 года вплоть до вступления Путина в должность рост был всего лишь 0,7. Частное потребление за последние три года увеличивалось ежегодно на 8,4 процента. В последние три года эпохи Ельцина эта цифра составляла всего 0,5 процентов. Сократилась безработица, внешняя задолженность, а фондовый рынок бьет один рекорд за другим.

Если российская сырьевая промышленность добилась рекордных прибылей, то все благодаря цене на нефть. По экспорту нефти Россия перегнала Саудовскую Аравию. И ничто - ни нападки государства на самый крупный российский нефтяной концерн ЮКОС, ни арест его главы Михаила Ходорковского - не смогло затормозить подъем российского фондового рынка.

Россияне отблагодарили своего президента за самый длительный период роста в постсоветскую эру, обеспечив ему убедительную победу на выборах. Однако эксперты по-прежнему в унисон предупреждают, что подъем российской экономики зависит лишь от цены на нефть. Всемирный банк подсчитал, что доходы от экспорта сырья составили не 9 процентов, как было заявлено официально, а 25. "Это потемкинский ВВП", - заявил главный экономист Всемирного банка Христоф Рюль.

Рост, в самом деле, лишь в незначительной степени является результатом реформ, говорит Леонид Григорьев, руководитель Института мировой экономики и международных отношений. Реформы хотя и были, например в налоговом законодательстве, в пенсионном обеспечении и финансовом секторе, однако коренной модернизации экономической системы нет.

Реформ требуют и представители российского союза предпринимателей мелкого и среднего бизнеса "Опора". Опрос, проведенный среди 2700 предпринимателей, показал, что от российского административного гибрида страдают прежде всего предприятия среднего бизнеса. Ежегодно московская фирма подвергается 23 проверкам. В год на каждого работающего приходится сумма взяток, равная 400 долларам, жалуется президент "Опоры" Сергей Борисов.

Бегство капиталов продолжается

Крупные предприятия от таких нападок уклоняются. Они переводят большую часть своего имущества за границу, вместо того вкладывать его в новые проекты. Пока злоупотребления служебным положением и коррупция не будут остановлены, вряд ли что-либо изменится в таком положении дел. Здесь Путин собирается действовать активно. Реорганизация правительства свидетельствует об этом, говорят эксперты-экономисты. Но с коррупцией и бегством капиталов боролось и прошлое правительство - без явного успеха.

Сейчас шансы на радикальную структурную реформу российской экономики хороши как никогда. Характер развитие экономики помогает правительству, говорит Леонид Григорьев. "Россия впервые находится в благоприятном положении для того, чтобы определить направление развития, что имеет принципиальное значение в ситуации, которая не является критической. На этот раз речь идет не о выживании, а о долгосрочном повышении конкурентоспособности в эпоху глобализации".


Источник - Berliner Zeitung , перевод - http://www.inopressa.ru



Иррациональная экономика

Экономисты начинают постепенно отходить от предположения о рациональном поведении людей, принимая нас такими, какие мы и есть в действительности: противоречивыми, неуверенными и немного сумасшедшими.
Вопрос о том, насколько экономистам знакомо понятие 'человечность', может показаться праздным для большинства мужей науки, однако он возникает в головах у многих непосвященных, впервые познакомившихся с выкладками экономической теории. Действительно, в традиционном представлении экономистов, человек больше напоминает робота из научно-фантастического фильма: он полностью подчинен логике, всецело обращен на достижение поставленной цели и свободен от дестабилизирующих влияний чувств или нерационального поведения. Хотя в реальной жизни действительно существуют люди подобного склада, не стоит все же забывать о том, что в поведении большинства из нас гораздо больше неопределенности и склонности ошибаться.
Сейчас, наконец, постепенно начинают осознавать этот факт и сами экономисты, и в башнях из слоновой кости, в которых творятся таинства экономической теории, начинает потихоньку ощущаться человеческий дух.
Среди наиболее молодых и амбициозных экономистов становится даже модным использовать примеры из психологии и даже биологии, чтобы объяснять такие вещи, как наркотическую зависимость, поведение водителей нью-йоркских такси и прочие модели поведения, которые кажутся совершенно нелогичными. Начало этой тенденции положил председатель Федеральной резервной системы Алан Гринспэн (Alan Greenspan), еще в 1996 году задававшийся вопросом о 'нелогичном процветании' американского рынка ценных бумаг (тогда, после некоторого замешательства, инвесторы его проигнорировали).
Многие экономисты-рационалисты остаются верными своим убеждениям и подходят к проблемам, обсуждаемым коллегами-отступниками из растущей школы поведенческой экономики, исключительно логически. Ирония ситуации заключается в том, что пока экономисты борются с еретиками в своих рядах, их собственные методы начинают все чаще использоваться такими общественными науками, как право и политология.
Золотой век рациональной экономической теории начался в 1940 году. Великие экономисты прошлых лет, такие как Адам Смит (Adam Smith), Ирвинг Фишер (Irving Fisher) и Джон Мэйнард Кейнс (John Maynard Keynes), учитывали в своих теориях нелогичное поведение и другие аспекты психологии, но в послевоенные годы все это было сметено в сторону новой волной рационалистов. Успех рационалистической экономики шел рука об руку с внедрением в экономику математических методов, применять которые оказалось существенно проще, если считать поведение людей строго логичным.
Считалось, что можно выделить несколько форм рационального поведения, простейшая из которых определялась как 'узкая рациональность'. Эта теория предполагала, что в своей деятельности человек стремится максимизировать для себя 'счастье', или, как сказал философ 19 века Стюарт Милл (Stuart Mill), 'полезность'. Другими словами, предоставленный собственному выбору, человек должен предпочитать тот вариант, 'полезность' которого для него выше. Кроме того, он должен быть последовательным в своих предпочтениях: так, если он предпочитает яблоки апельсинам, а апельсины грушам, то, соответственно, яблоки должны нравится ему больше, чем груши. Существует и более общая трактовка рационального поведения, которая, в частности, подразумевает, что ожидания человека основаны на его объективном логическом анализе всей доступной ему информации. До сих пор смысл и содержание этих определений вызывают дебаты в философских кругах.
В конце 1970-х годов, экономический рационализм был не просто ортодоксальной теорией, он оказывал реальное влияние на окружающий мир. Так, в ряде стран, особенно это относится к Великобритании и США, макроэкономическая политика попала в руки сторонников теории 'разумных ожиданий'. Согласно их представлениям, люди формируют свои ожидания не в соответствии со своим собственным ограниченным опытом, но на основании всей доступной им информации, в том числе точной оценки государственной политики. Так, если правительство заявляет о том, что принимает все необходимые меры для борьбы с инфляцией, то люди должны трансформировать свои ожидания в соответствии с этой информацией.
Аналогичным путем инвестиционные фирмы с Уолл Стрит подпадали под воздействие так называемой 'гипотезы эффективного рынка', согласно которой цена финансовых активов, таких как акции и облигации, имеет логическое обоснование и зависит от имеющейся информации. Даже в том случае, если на рынке имеется большое количество глупых инвесторов, они не смогут противостоять инвесторам умным, чья более успешная деятельность заставит их покинуть рынок. В результате, предположения, что инвестор может заработать большую прибыль, чем в среднем по рынку, вызывали у сторонников этой теории смех. Как же все изменилось с того времени! Многие из этих самых экономистов сегодня подались в менеджеры по инвестициям, судя по их успеху на этом поприще им следовало бы уделять больше внимания разработке своих ранних теорий о том, что 'сделать' рынок очень сложно.
1980-е годы стали свидетелями несостоятельности макроэкономических теорий, основанных на разумных ожиданиях (хотя, может быть это вызвано и тем, что люди разумно отказывались верить обещаниям правительства). Окончательно репутацию многих апологетов этих теорий разрушил произошедший в 1987 году крах фондовой биржи, который случился без каких-либо вновь появившихся причин или информации. Это послужило началом тому, что в светлый храм экономики стали потихоньку допускаться теории, учитывавшие нерациональное поведение. Сегодня это вылилось в появление растущей школы экономистов, которые, используя последние достижения экспериментальной психологии, ведут массированное наступление на саму идею рационального поведения, как отдельного человека, так и целого сообщества.
Даже самое краткое перечисление их выводов способно вызвать обморок у любого сторонника рациональной экономики. Так, оказывается, что люди подвержены чрезмерному влиянию страха перед сожалением, и часто проходят мимо возможности приобрести выгоду только из-за того, что существует незначительная вероятность потерпеть неудачу. Более того, людям свойственен так называемый когнитивный диссонанс означающий явное несоответствие между окружающим миром и представлением о нем и проявляющийся в том случае, если это представление росло и лелеялось в течение долгого времени. И еще: люди часто подвержены влиянию стороннего мнения, что проявляется даже в том случае, если они точно знают, что источник мнения некомпетентен в данном вопросе. Кроме того, люди страдают от желания любой ценой сохранить статус кво. Часто стремление сохранить существующее положение вещей заставляет их идти на большие затраты, чем те, на которые они бы пошли, добиваясь этого положения 'с нуля'. Теория рациональных ожиданий предполагает, что человек принимает конкретные решения в зависимости от анализа общего положения дел. Психологи выявили, что на самом деле человеческий разум разбивает окружающую действительность на некие общие категории, часто руководствуясь при этом поверхностными признаками объектов и явлений, при этом анализ отдельных категорий не учитывает другие.
Очевидно, что в поведении людей часто проявляется и такой иррациональный феномен как 'всезнание'. Задайте человеку вопрос, а потом попросите его оценить степень достоверности данного им ответа. Скорее всего, эта оценка будет завышена. Это может быть вызвано так называемой 'эвристикой представления': тенденцией человеческого разума относится к окружающим явлениям как к представителям уже известного ему класса. Это дает человеку чувство, что явление ему знакомо, и уверенность в том, что он правильно определил его суть. Таким образом, например, люди 'видят' в потоке данных некую структуру, хотя на самом деле ее там нет. 'Эвристика доступности', родственный психологический феномен, заставляет людей фокусировать свое внимание на отдельном факте или событии, не принимая при этом во внимание общую картину, так как именно данное событие показалось им более явным, или оно четче отпечаталось в их памяти.
Еще одна замечательная особенность человеческой психики, 'волшебство воображения', заставляет людей предписывать их собственным действиям последствия, с которыми они не имеют ничего общего, и, соответственно, подразумевать, что они обладают большими возможностями воздействовать на положение дел, чем это есть в реальности. Так, инвестор, который приобрел акции, затем внезапно пошедшие вверх, скорее всего, сочтет причиной этого свой профессионализм, а не простую удачу. В дальнейшем это может также вылиться в 'квазиволшебство воображения', когда инвестор начинает вести себя так, как если бы он считал, что его собственные мысли могут влиять на события, даже если сам он знает что это невозможно.
Вдобавок, большинство людей, по словам психологов, страдают от 'ложной непредусмотрительности': когда что-то происходит, они чрезмерно переоценивают вероятность того, что они сами могли бы предсказать это происшествие заранее. С этим феноменом граничит так называемая 'ложная память': люди начинают сами убеждать себя в том, что они предсказывали это событие, хотя на самом деле этого не происходило.
И, наконец, вряд ли кто-то не согласится с тем, что человеческим поведением часто правят эмоции, а отнюдь не разум. Это наглядно показывает психологический эксперимент, известный как 'ультимативная игра'. В ходе эксперимента одному из участников давалась некая сумма денег, например 10 долларов, часть которой он должен был предложить второму участнику. Тот, в свою очередь, мог либо взять деньги, либо отказаться. В первом случае он получал эти деньги, а остаток забирал себе первый участник, во втором они оба не получали ничего. Эксперимент показал, что в том случае если предлагаемая сумма была мала (менее 20% от общей), то она обычно отвергалась, хотя с точки зрения второго участника выгодно соглашаться с любой предложенной суммой, даже с одним центом. Однако в этом случае наказание первого участника, предложившего оскорбительно малую часть денег, давало людям большее удовлетворение, чем их собственная выгода.
Наибольшее влияние на экономическую мысль оказала так называемая 'теория перспектив', разработанная Дэниэлом Канеманом (Daniel Kahneman) из Принстонского университета (Princeton University) и Эмосом Тверски (Amos Tversky) из Стэнфордского университета (Stanford University). Эта теория соединяет воедино результаты ряда психологических исследований, и в значительной мере отличается от теории рациональных ожиданий, при этом она использует методы математического моделирования, применявшиеся последней. Теория перспектив основана на результатах сотен экспериментов, в ходе которых людям предлагалось совершить выбор между двумя вариантами действий. Результаты исследований Канемана и Тверски говорят, что человек избегает нести потери, т.е. его ощущения от потерь и приобретений несимметричны: степень удовлетворения человека от приобретения, например, 100 долларов гораздо ниже степени расстройства от потери той же суммы. Однако стремление избегать потерь не связано со стремлением избегать риска. В реальной жизни, избегая потерь, люди рискуют гораздо меньше, чем если бы они действовали строго рационально и стремились максимизировать для себя полезность. Теория перспектив также говорит о том, что люди неверно оценивают вероятности: они недооценивают вероятность событий, которые, скорее всего, произойдут, переоценивают менее вероятные события, и считают невозможными события, вероятность которых хотя и мала, но все же существует. Люди так же рассматривают принимаемые ими решения сами по себе, не учитывая всего контекста.
Реальная жизнь во многом подтверждает теорию перспектив, о чем, например, пишет Колин Камерер (Colin Camerer), экономист из Калифорнийского Технологического института (California Institute of Technology). Так, изучая работу таксистов в Нью-Йорке, он заметил, что большинство из них устанавливают для себя дневную норму выработки, заканчивая работу тогда, когда эта норма выполнена. Таким образом, в оживленные дни они обычно работают на несколько часов меньше, чем тогда, когда у них мало пассажиров. С точки зрения теории рационального поведения, они должны поступать наоборот, работать больше в те дни, когда из-за наплыва клиентов их среднечасовой заработок возрастает, и сворачивать работу тогда, когда по причине простоев он уменьшается. Теория перспектив позволяет объяснить это нерациональное поведение: когда водитель не может достичь поставленной им же цели, это воспринимается им как поражение и он прилагает все свои силы и время к тому, чтобы избежать его. Напротив, ощущение победы, возникающее при выполнении нормы, лишает его дополнительного стимула продолжать работу в этот день.
Люди, играющие на скачках, предпочитают 'темных лошадок' фаворитам гораздо чаще, чем они должны были бы с рациональной точки зрения. Теория перспектив связывает это с неверной оценкой вероятностей: люди недооценивают вероятность выигрыша фаворита и переоценивают возможность того, что никому неизвестная кляча придет к финишу первой. Так же отмечено, что игроки обыкновенно начинают ставить на никому неизвестных лошадей ближе к концу дня. К этому времени многие из этих людей уже лишились части своих денег, осевших в карманах у букмекеров, и, удачный заезд 'темной лошадки' для них может превратить неудавшийся день в триумф. С точки зрения логики в этом нет никакого смысла: последний забег ничем не отличается от первого. Однако люди склонны выключать свой внутренний счетчик под конец дня, так как им не хочется уходить с ипподрома в проигрыше.
Наверное, самым известным примером работы теории перспектив является так называемая 'проблема доходности акций'. В США долгие годы акции приносили инвесторам существенно больший доход по сравнению с облигациями, чем это можно было бы предположить исходя только из различий в рискованности этих бумаг. Ортодоксальные экономисты объясняли этот факт тем, что инвесторы проявляют меньшую, чем ожидалось, склонность к риску. С точки зрения теории перспектив это объясняется стремлением инвесторов избегать потерь в каждом отдельно взятом году. Так как потери по итогам года более свойственны акциям, чем облигациям, то инвесторы готовы вкладывать деньги только в те из них, чья большая доходность позволила бы им компенсировать риск потерь в том случае, если год окажется неудачным.
Ответной мерой сторонников рационального подхода к экономической теории стали доказательства рациональных корней нерационального поведения человека. Гари Бекер (Gary Becker) из Чикагского университета высказывал эти идеи задолго до того, как поведенческая экономика поставила под вопрос классические догмы. В своей работе, удостоенной Нобелевской премии, он описывает с точки зрения экономики такие стороны человеческой жизни, как образование и семью, самоубийство и пристрастие к наркотикам. В дальнейшем им также были созданы 'рациональные' модели формирования эмоций и религиозных верований. Такие рационалисты как Бекер обвиняют сторонников поведенческой экономики в том, что последние используют любую подходящую психологическую теорию для того, чтобы найти объяснение исследуемой проблеме, подменяя этим последовательный научный подход. В свою очередь, упоминавшийся выше Камерер, говорит то же самое и о рационалистах. Так, они объясняют стремление игроков на скачках ставить на неизвестных лошадей тем, что тяга к риску у этих людей выражена сильнее, чем обычно, при этом говоря обратное в случае с проблемой доходности акций. Хотя подобные объяснения и имеют право на существование, очевидно, что всей картины они не учитывают.
На самом деле, конфликт между сторонниками рациональной и поведенческой психологии сейчас уже во многом завершен. Традиционалисты больше не могут себе позволить просто игнорировать значение чувств и переживаний с точки зрения их влияния на поведение человека, точно так же как и адепты поведенческой школы больше не считают человеческое поведение полностью иррациональным. Вместо этого, большинство из них оценивают поведение людей как 'квазирациональное', то есть предполагают, что человек старается вести себя рационально, но снова и снова терпит ошибки на этом поприще.
Роберт Шиллер (Robert Shiller), экономист из Йеля (Yale), который, по слухам, подтолкнул Гринспэна к высказыванию о 'нелогичном процветании', сейчас работает над книгой по психологии фондовой биржи. По его словам, хотя достижения поведенческой психологии и нужно принимать во внимание, это не должно означать полного отказа от традиционной экономической теории. Психолог Канеман, стоявший у истоков исследования иррационального в экономике, так же говорит о том, что полностью отказываться от модели рационального поведения еще рано. По его словам, в модель может быть введено не более одного фактора иррациональности единовременно. В противном случае обработка результатов исследования может оказаться невозможной.
Тем не менее, скорее всего, будущее развитие экономической теории будет идти на стыке с другими науками, от психологии до биологии. Эндрю Ло (Andrew Lo), экономист из Массачусетского Технологического института (Massachusetts Institute of Technology), надеется, что прогресс в естественнонаучных отраслях позволит выявить генетическую предрасположенность в риску, определить, каким образом идет формирование эмоций, вкусов и ожиданий, глубже понять процессы обучения. В конце 1980-х - начале 1990-х, Ричард Тэйлер (Richard Thaler) был, по сути дела, первопроходцем, внедрявшим психологические методы в мир финансов. Сейчас он профессор Чикагского университета (University of Chicago), цитадели сторонников рациональной экономической теории. Он верит, что в будущем экономисты будут учитывать в своих моделях столько поведенческих аспектов, сколько они будут наблюдать в окружающей их реальной жизни хотя бы потому, что поступать по-другому будет просто нерационально.
Источник: www.worldeconomy.ru



Путин отчитался перед главой Всемирного банка

Во вторник президент Владимир Путин воспользовался визитом главы Всемирного банка, чтобы рассказать о своих планах экономических усовершенствований и о намерении России списывать больше долгов бедным странам.
На встрече с президентом банка Джеймсом Д. Вулфенсоном Путин заявил, что Россия хочет использовать повышение своего статуса как члена Всемирного банка, для иллюстрации того, насколько улучшилась экономическая и финансовая ситуация. В 1991 году, после распада СССР, банк дал России 8,4 млрд долларов в виде займов.

В 2006 году Россия будет председательствовать в "Большой восьмерке", и, по мнению политических аналитиков, Путин хочет продемонстрировать, что Россия достигла достаточно высокого уровня процветания, чтобы еще дальше дистанцироваться от финансово неблагополучных стран.

"Для Путина важно то, что Россия поднимается с колен и становится вполне оперившимся членом Всемирного банка, не просителем, а членом международного финансового сообщества, - заявил Дмитрий Тренин, глава исследовательского отдела московского Центра Карнеги. - Что касается списания долгов, то Путин хочет восстановить Россию как экономическую державу. Он понимает, что в наше время основу величия составляет экономика".

В комментариях, переданных по национальному телевидению, Путин заявил, что сосредоточится на "значительном ускорении экономического роста" и "борьбе с бедностью". Он также пообещал, что Россия "продолжит совершенствовать свои экономические институты, бюджетную политику, финансовые рынки и банковскую сферу", а также будет содействовать развитию малого и среднего бизнеса.

Путин добавил, что Россия интенсифицирует списание долгов странам третьего мира, но не сказал, каким. Кремль откликнулся на призыв США списать долг Ираку, отказавшись более чем от половины суммы в 8 млрд долларов, которые Ирак должен России еще с советских времен, в надежде, что это поможет российским компаниям заниматься там бизнесом.


Источник - New York Times , перевод - http://www.inopressa.ru



Россия должна преодолеть извращения ельцинизма

Россия стоит перед лицом проблем, доставшихся в наследство от коммунизма и от так называемого переходного периода (от коммунизма к рынку). Одна группа проблем касается политики и сложностей утверждения демократии и власти закона после десятилетий тоталитаризма. Другая - относится к экономике.
В период президентства Бориса Ельцина были допущены две трагические ошибки в экономической политике. Во-первых, как я утверждаю в своей книге "Недовольство глобализацией", были созданы стимулы скорее к грабежу государственной собственности, чем к накоплению капитала. Во-вторых, были уничтожены те немногие достижения, которые оставила коммунистическая эпоха.
Одним из таких достижений был высокий уровень человеческого капитала, особенно научно-технического, большая часть которого была утрачена, поскольку многие наиболее талантливые люди эмигрировали. Другая часть промотанного наследства, причем промотанного с серьезными политическими последствиями, - это относительное равенство, доставшееся от коммунизма.
Политика и экономика здесь неразрывно переплетены: эрозия средних классов, сопровождавшаяся возвышением нескольких чрезвычайно богатых олигархов и погружением миллионов в бедность, значительно затруднила создание демократического сообщества и установление власти закона.
Причина проста. Вовсе не рокфеллеры и гейтсы этого мира рьяно оберегают "границы игрового поля" и блюдут уважение к закону, в том числе и закону конкуренции. Исторически именно средние классы были кровно заинтересованы в справедливости и равенстве, играя тем самым инструментальную роль в учреждении власти закона.
По этой причине признание незаконности приватизации 1990-х годов, являющейся корнем имущественного неравенства в России, - это совершенно необходимое условие. И не только с точки зрения права. Это признание важно для долгосрочного функционирования экономики России.
В конечном счете гарантия прав собственности, а также экономический рост, который она делает возможным, зависит, прежде всего, от легитимности этих прав в глазах общества. Если на тех, кто владеет богатством, смотрят как на преступников, то никакая юридическая система не сможет обеспечить безопасность такой собственности. Если же собственность не защищена или просто воспринимается как незащищенная, то стимулы к прогрессу искажены. А потому люди, контролирующие российский бизнес, будут продолжать расхищать активы и конвертировать их в формы богатства, приспособленные к легкому вывозу из страны.
Хуже того, если не заняться вплотную наследием незаконной приватизации, тогда экономическая олигархия, скорее всего, трансформируется также и в политическую. Именно под таким углом зрения следует рассматривать недавние действия российского президента Владимира Путина против магната Михаила Ходорковского. Если олигархи преуспели в сохранении капиталов, приобретенных бесчестным путем, то не трудно вообразить себе кого-либо вроде г-на Ходорковского, кто уже создает политическую машину параллельно со своей бизнес-империей - оплачивая акциями ЮКОСа, разместив богатство в безопасных офшорах и манипулируя российской политикой.
Что же все-таки делать с той запачканной собственностью, которая была захвачена в ходе дикой приватизации 90-х? Быть может, российскому государству было бы значительно проще вернуть часть добытой нечестным путем собственности олигархов, скажем, после кризиса 1998 года, когда многие из них пострадали от долговых обязательств?
Хотя эта возможность не была использована, я все еще думаю, что значительно легче решить эту проблему сейчас, нежели в следующем десятилетии. Как только г-н Ходорковский и ему подобные сделают ставку на иностранные интересы и вывезут свои деньги из России, уже ничего нельзя будет сделать.
Но не создаст ли новых проблем пересмотр итогов незаконной приватизации 90-х и не подорвет ли это усилия России утвердить гарантии права собственности? Я полагаю, что некоторые несправедливости прошлого могут быть исправлены без какой-либо прямой атаки на "права собственности", какими бы сомнительными они ни были. Россия могла бы установить нечто вроде "налога на сверхприбыль", как это произошло с американскими нефтяными компаниями, когда их доходы резко возросли не благодаря их усилиям, а из-за высоких цен на нефть в 1970 году.
Налог можно было бы установить, скажем, со ставкой 90 процентов на сверхприбыль от использования приобретенных государственных активов, или в размере 10 процентов совокупного дохода от первоначальных вложений. Налог был бы выплачен, либо когда акции компании будут переданы на рынок ценных бумаг, либо при продаже ее активов. Такой налог обеспечил бы олигархам доходы и даже компенсировал бы их усилия по реконструкции предприятий.
Понятно, что непросто обложить налогом активы, переведенные за границу. Но чтобы поощрить внутренние инвестиции, можно ввести налог на "уход" капитала, который вывозится из страны. Нечто подобное мы наблюдали в США, когда администрация Клинтона предложила ввести налог на миллиардеров, которые отказались от гражданства, для того чтобы избежать нежелательного налогообложения.
Деньги, полученные за счет нового налога, могли бы помочь восстановить, к примеру, разрушенные системы здравоохранения и образования России. Безусловно, налог не решил бы всех российских проблем. Он не устранил бы чудовищного неравенства. Он не создал бы нового среднего класса.
Однако такой налог проложил бы дорогу к исправлению последствий "грабежа собственности" в ельцинскую эпоху. Важнее всего то, что, даже если гарантии жизнеспособной демократии не будут созданы, ее, по крайней мере, можно будет спасти от растущего отравляющего воздействия денег на российскую политику.

стр. 1
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>