<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Джозеф Стиглиц
16.01.2004




России придется менять внешнеэкономическую политику

В конце прошлого года стало очевидно, что в ВТО Россию не очень хотят видеть. Те требования, которые Европа предъявляет России, явно носят для нас запретительный характер.
Путин говорил, что повышение тарифов на российские энергоносители не должно быть чрезмерным. Отказ от этих слов о недопустимости присоединении к ВТО на условиях Евросоюза и США будет не только экономическим, но и политическим самоубийством. Я надеюсь, что этого не произойдет. Надеюсь, что эти высказывания из Минэкономразвития, являются всего лишь PR-ом.
Сейчас будет формироваться новое правительство, и каждый министр решает задачи своего сохранения в его составе. Практически все начинания МЭРТ провалились с большим треском. Европеизация экономики уже стала анекдотом, поддержка малого бизнеса вообще ничего, кроме истерики не вызывает. Ну и так далее. То есть, результатов нет. И нужно продемонстрировать хоть что-то. И сама идея о присоединении к ВТО возникла оттого, что нужно показать хоть какой-то результат, который не привел бы к негативным социальным последствиям. Да, кстати, пенсионная реформа, которая разрабатывалась МЭРТ, тоже в общем-то дискредитировала себя. Земельная реформа забуксовала. Реформа Газпрома - непонятно, пойдет ли вообще. Реформа электроэнергетики, которую продвигал МЭРТ, тоже в значительной степени дискредитирована. ВТО - это желание показать хоть какой-то результат, любой результат, любой ценой. Лишь бы можно было показать успехи. Они могут нести какую угодно ахинею. Рассказывать о своих выдающихся, но вполне мнимых успехах. Лишь бы создать у руководства страны благоприятный образ своей деятельности, повысить свои шансы на сохранение.
Но здесь есть опасная составляющая. Дело в том, что это все отчасти является правдой. Темпы роста цен энергоносителей, электроэнергии и газа, которые запланированы на внутреннем рынке, отстают от требований Евросоюза, но не очень сильно. В принципе, действительно, за два года мы планируем удвоение внутренних цен на газ. При этом никто не желает думать о том, чем это обернется для экономики в целом. Все думают только о том, как будет при этом хорошо Газпрому. И на самом деле - это очень опасно. Если правительство убедит наших западных оппонентов, а оно может убедить, что запланированное повышение роста тарифов на газ, запланированные темпы удорожания электроэнергии соответствуют европейским требованиям, если они добьются компромисса, добьются согласия на эти темпы, то тогда все-таки возможно вступление. Проблема по сельскому хозяйству, но это политически не значимая отрасль. И там все вопросы решаются заменой министра, или почти все, и пока там новые будут оглядываться и укрепляться, можно сдать все, что можно. Проблема с гражданским авиастроением является проблемой в основном в отношениях с США. Если останется только эта проблема, то так или иначе она будет решена. Может быть будет даже решена отказом России от гражданского авиастроения. Хотя его и не существует.
Так что тарифы на энергоносители - это фундаментальный вопрос. Если его сдвинуть, то все пойдет достаточно быстро. А пока рост тарифов - это решение российского правительства. Причем оформленное на уровне протокола заседания правительства. Это даже не постановление, даже не распоряжение и, в принципе, пока мы своему слову хозяева. Правительство приняло решение, но оно имеет возможность, увидев его пагубность, его отменить.
Но если это решение будет зафиксировано Западом в качестве условия присоединения России к ВТО, то уже его так просто не отменишь. И если даже до наших умников дойдет пагубность этого решения для экономики, они все равно ничего сделать уже не смогут. Потому, что это будет международный скандал, вплоть до разрыва отношений с Западом.
Но при оценке того, что на самом деле происходит, нужно учитывать еще третий компонент. Нужно учитывать сильнейшее обострение отношений России с Западом, вместе с Европой и США, которое произошло в последние полгода. И обычно это связывают с делом ЮКОСа, но дело ЮКОСа всего лишь предлог, или всего лишь последняя соломинка, которая сломала хребет верблюду, не нужно это переоценивать. Запад понял, что Россия в сегодняшнем виде идет не по демократическому или последовательному недемократическому пути, а, что еще для них более важно, по неэффективному пути. И это является главной проблемой. Мы очень долго лавировали между Европой и США, в итоге оказались в положении, когда поссорились и с теми, и с другими. Это такая молчаливая ссора без битья посуды. Но вы знаете, когда супруги не разговаривают это значительно хуже, чем когда они дерутся. Мы сейчас в положении когда супруги не разговаривают. Холодное отчуждение. В этих условиях маловероятно, чтобы Запад сделал какие-то столь значимые шаги вперед, уступки, или там гарантии, или обещания серьезные о решении по поводу присоединения к ВТО.
Главной проблемой, на мой взгляд, сейчас является отсутствие многоуровневого системного диалога и с американцами, и с европейцами. На самом деле, вся внешняя политика завязана у нас на первое лицо, или почти вся. Когда возникает необходимость в экспертном обсуждении, в принятии каких-то гипотез, выдвижении каких-то предложений, то возможность этого обмена мнениями на порядок меньше, чем было даже во времена Брежнева. Если у американского Госдепартамента возникает вдруг какая-то идея, то ему не с кем обсудить ее в России. Понятно, что можно обсудить с Ваней Пупкиным, но из тех людей, которые понимают, что по этому поводу думает государство, вот такого структурного обмена мнениями не существует. А когда не существует инструмента обмена мнениями, разговора, накапливается взаимное недопонимание. Потому что когда люди ругаются, ссорятся или конфликтуют, есть возможность найти общий язык. Когда же люди не разговаривают, отсутствуют механизмы переговоров, проведения консультаций, то в этих условиях отсутствует принципиальная возможность сформулировать направленность переговоров. Сейчас у нас форма взаимодействия, когда одна сторона говорит, мне нужно вот это. И продавливает это силой. Я бы назвал это принципиальной проблемой. Есть масса проблем второго плана в разных областях. Но именно накопление этих проблем является результатом фундаментального отсутствия механизма взаимодействия, и причина отсутствия механизма взаимодействия тоже понятна. Потому, что у нас люди, в принципе, не умеют делегировать ответственность, не понимают необходимости этого, а создание такой инфраструктуры для ведения переговоров, консультаций, это и есть такое делегирование части ответственности, части полномочий. И на самом деле, сегодня к присоединению к ВТО мы не готовы, так же как и четыре года назад. И это чудовищно, и это ужасно потому, что бизнес готовится и все более готов, продвинутая часть бизнеса. А вот государство не готово.
Можно стоять на разных позициях, присоединяться к ВТО завтра или чуть подождать, но понятно, что в перспективе это необходимо. Если мы будем страну оздоравливать, то мы дойдем до того уровня рано или поздно, когда мы сможем присоединиться к ВТО просто по уровню нашего развития. И тогда нам понадобится соответствовать достаточно жестким юридическим и институциональным требованиям, а у нас не ведется реальной подготовки соответствующей системы. Вся наша подготовка сводится к односторонним уступкам. И не более того. Недавно Китай объявил о введение пошлин на нашу сталь. У нас нет структуры, отстаивания интересов, которая может пойти и драться там за наших производителей. У нас нет структуры, которая может найти внутри Китая силы, заинтересованные в поддержке нашей относительно дешевой стали. И там, в Китае активизировать эти силы, чтобы они дрались за нашего производителя. Этим занимается каждый индивидуально. Но необходима государственная политика
Михаил Делягин
16.01.2004



Джон Ло, которого не хватает России

Деньги - цель и мера конечного результата всякой экономической деятельности. Какие бы теории ни строили экономисты, какие бы ни формулировали цели развития, речь, в конечном счете, всегда идет о деньгах. Любая экономическая теория может быть интересной или скучной, новаторской или ретроградной, либеральной или реакционной - но ее практическую полезность следует оценивать по тому, открывает ли она возможность сделать хорошие деньги, и сколько денег.
Деньги как переменная величина
В 1671 году, когда в шотландской столице Эдинбурге родился Джон Ло, да и столетия после его кончины в марте 1729 года в Венеции люди очень хорошо представляли себе, что же такое деньги. Деньги - это золотые и серебряные монеты, а ценность их определяется содержанием золота или серебра в них. Деньги самоочевидно признавались товаром, а стоимость их - стоимостью этого товара. Основатель английской классической политэкономии сэр Уильям Петти, а затем и ее систематизатор Дэвид Рикардо убедительно обосновывали величину этой стоимости количеством затраченного на добычу золота и серебра общественно полезного труда. Немного дальше ушли в этом вопросе и советские экономисты. Столкнувшись с тем, что печатание денег требует затрат труда, несопоставимых с их номиналом, они просто ушли от этой проблемы. Взгляды эти были вполне очевидны для того времени. Точно также и в физике до начала XX века казалось самоочевидным, что масса объекта равна его массе покоя. Только в двадцатом веке оказалось, что с ростом скорости тело приобретает дополнительную массу, названную релятивистской. Потом открыли частицы, обладающие только релятивистской массой, но не имеющие массы покоя. Оказалось, что масса - всего лишь функция законов движения, по которым частица функционирует. Стоит ее "извлечь" из процесса, как масса теряется, и вполне может быть что целиком. Также обстоит дело и с деньгами. Ценность их определяется законами движения. И если золотая монета имеет "стоимость покоя", будучи извлеченной из обращения, то бумажные деньги таковой не имеют. Их стоимость полностью определяется законами обращения. А эти законы могут меняться. Для того чтобы установить этот факт в физике, понадобилось со времен Ло больше двух веков. Для того чтобы его осознали экономисты, двух веков не хватило. По крайней мере, в России с этим упорно спорят. Тем больше стоит прозрение Джона Ло, еще в XVII веке понявшего то, что осмыслить теоретически удается только сегодня. Понять и сделать из этого деньги. Юность романтика
Джон Ло с юности вел широкий образ жизни. Этот образ жизни требовал денег, а денег всегда не хватало. Блестящий систематический ум Джона, сопоставимый, пожалуй, только с блеском таланта Эвариста Галуа или Альберта Эйнштейна, все время был занят этой проблемой - и все время без особых усилий приходил к обобщениям, к пониманию все новых и новых правил той блестящей символической игры, которую деньги из себя представляют. Впрочем, все это оставалось лишь игрой ума и праздным развлечением. Подобно Галуа Джон Ло был молод и красив (даже заработал прозвище Beau'Law), был бретером и гулякой, умудрился попасть в тюрьму и бежать из нее. Джон Ло был романтиком. Романтика гениальных натур находит свое выражение в разных сферах - в математике, как у Галуа, в физике, как у Эйнштейна, в литературе, как у Сирано, в социологии, как у графа Сен-Симона. У Ло она нашла выражение, в казалось бы, неожиданной области. Он нашел романтику в банковском деле. И он опередил в понимании сути банковского дела свое время на столетия.
Когда не хватает денег?
Посетив с пользой для себя Голландию, Францию, Италию еще молодой, но уже зрелый игрок возвращается в родную Шотландию. Он находит родную страну почти в том же состоянии, в каком мог бы найти нынешнюю Россию покинувший ее шесть лет назад человек. Нехватка денег была подлинным бичом экономики Шотландии. Нехватка денег не давала развернуться предпринимателям. Нехватка денег угнетала конъюнктуру. Нехватка денег порождала безработицу и нищету. Государство вынуждено было душить всех налогами - и все равно денег не хватало ни на что. Страна находилась на пороге утраты независимости. Джон Ло немедленно бросился со своим блестящим аналитическим умом и со всей мощью своего таланта в водоворот жизни родной страны. Он быстро понял, в чем причина прогрессирующей трагедии Шотландии - в убогой организации денежного обращения. Ло предложил выход - реформу системы денежного обращения. Проект Ло был изложен в блестящей книжке, которая вышла в 1705 году в Эдинбурге и названа им "Деньги и торговля, рассмотренные в связи с предложением об обеспечении нации деньгами". Эта книжка содержит блестящие, не утратившие еще сегодня новизны и научной значимости идеи, намного опередившие не только свое время, но и современную академическую науку. Но при этом теория как таковая совершенно не интересовала Ло, как и профессорская карьера. Книга посвящена решению конкретной практической задачи - но решению за счет гениального интеллектуального прорыва. Ло считал, что богатство нации - это материальные ценности, товары, предприятия. Намного опережая время, он включал не только продукты сельского хозяйства, но и промышленные, не только товары, но и услуги (прежде всего торговлю), не только продукты производства, но и предприятия, то есть бизнес. Сами по себе деньги Ло никаким богатством не считал. Но при этом Ло утверждал, что, чем больше денег в стране, тем она богаче. Именно деньги - тот катализатор, который обеспечивает полную занятость и максимальную эффективность производства. Фактически Ло подошел к мысли, что в сфере денежного обращения может создаваться новая стоимость. Правда, тогда еще вопрос стоимости был неактуален, и Ло в таких именно терминах свою мысль не выразил. Да и не интересовался он столь отвлеченно теоретическими вопросами. Но еще и сегодня сугубо актуально звучат слова Ло, которые нелишне было бы заучить нашим реформаторам: "Внутренняя торговля есть занятость людей и обмен товаров... Внутренняя торговля зависит от денег. Большее их количество даст занятие большему числу людей, чем меньшее их количество".

Почему не хватает денег?
Думаю, что даже наши реформаторы согласятся со словами Джона Ло. Но они сразу бы задали ему очевидный вопрос - а как сделать больше денег в обращении? Если выпустить их слишком много, то они обесценятся - и опять будет столько же, сколько до эмиссии и последовавшей инфляции. Какой же смысл печатать деньги? Пользы-то не будет все равно. Эта позиция исходит из старого как мир представления о деньгах, как о товаре - всеобщем эквиваленте, обладающем фиксированной стоимостью. Количество денег в обращении определяется скоростью их обращения и количеством товаров (сделок): D * v = Y
где Y - объем сделок в экономике. Если считать Y и v неизменными, то количество денег D останется одной и той же величиной, сколько их не выпускай - просто инфляция съест лишнее. Однако этот взгляд никак не может объяснить, почему, скажем, в США и Европе эффективно обращается денежная масса в 80-90% ВВП, в Японии - 105% ВВП, а в России - всего лишь 8% реального ВВП (15% легального). И стоит выпустить больше - инфляция, и все тут! Ло имел совершенно другой, вовсе не такой вульгарный взгляд на денежное обращение. Он учитывал, что денежное обращение обладает своей структурой, своими законами обращения. При изменении этой системы (что требует просто издания новых законов) в экономике может эффективно (то есть без всякой инфляции) обращаться больше денег, а значит - оживляется конъюнктура, начинается экономический рост. "Хорошие законы, - говорит Ло, - могут довести денежное обращение до той полноты, к какой оно способно, и направлять деньги в те отрасли, которые наиболее выгодны для страны; но никакие законы... не могут дать людям работу, если в обращении нет такого количества денег, которое позволило бы платить заработную плату большему числу людей."
Ло говорит о том, что в передовых странах - Англии, Голландии, Италии - денег в обращении больше благодаря новым, как это теперь называется, кругам обращения. В них уже естественным образом появились кредитные деньги, которые и обеспечивают более высокий уровень жизни и производства. А Шотландия все еще живет средневековым денежным обращением, что и порождает ее нищету. Ло предложил реформу денежного обращения, которая позволила бы создать в Шотландии наилучшую, наиэффективнейшую в мире структуру денежного обращения. В короткие сроки страна могла бы вырваться вперед и стать мировым банкиром. "Использование банков - лучший способ, который до сих пор применялся для увеличения объема денег в обращении" - говорит он. Но - нет пророка в своем отечестве. Члены шотландского парламента, конечно, не могли понять глубины идей Ло, а в рамках их средневековых представлений делать деньги "из воздуха" не представлялось возможным. Парламент отверг проект Ло, точно также как в 1994, 1995, 1996, 1997, 1998, 2000 годах Дума и Правительство РФ упорно отвергали проект реформы денежного обращения, позволявший за счет структурных решений создать добавленную стоимость по экономике в целом примерно в 500 миллиардов долларов за пять лет и финансировать эти годы бюджет без налогов. Как и Шотландия накануне утраты своей независимости, Россия упорно сопротивляется попыткам сделать ее современной и процветающей.

Париж, который умеет ценить гениев
Как сказал Альфонс Додэ, гений - человек, который рождается в провинции, чтобы умереть в Париже. Это верно не только для французских гениев. Удивительное свойство этого города, сделавшее его столицей мира, заключается в том, что любой гений может там найти себе применение. Джон Ло, не сумев найти условия для реализации своего блестящего проекта в Англии, Шотландии, Савойе и Лигурии, появился, в конце концов, в Париже. В этом городе ему и суждено было сыграть свою великую игру. Патриотизм великих экономистов имеет особый характер. Они выбирают ту Родину, которая открывает им возможности для реализации их идей. Если не получается в одной стране, можно выбрать другую. Или поделить эту. Или наоборот, объединить ее с другими. Но в любом случае, дело делать надо. После смерти Людовика XIV Франция была накануне финансового банкротства. Король-солнце оставил грандиозный долг, разваленную преследованиями гугенотов экономику, расстроенные финансы. Все это получил в наследство его племянник - регент Филипп Орлеанский. Новому регенту нужны были деньги, и сделать их мог только один человек - Джон Ло. Всю свою власть регент употребил на то, чтобы провести предложенный Ло проект финансовой реформы. Был учрежден Всеобщий банк, выпущены его банкноты. Ло сумел организовать обращение банкнот таким образом, что структура денежного обращения страны кардинально изменилась. Мощность системы Ло относилась к мощности современных ему кредитных денежных систем Голландии и Англии, как те относились к старым средневековым системам чисто золотых денег. Денежная система Франции могла теперь обращать втрое больше денег, чем ранее - при том же объеме производства и цен. И Ло успешно, хотя и довольно осторожно, накачивал ее этими деньгами. Объемы доходов от реформы денежного обращения были таковы, что уже через год-другой Ло выкупил все долги Франции, смог обильно финансировать государственные расходы. Налоги снизились, конъюнктура выросла, экономика почти мгновенно стала процветающей. Долги Франции, выкупленные Ло, составляли 2 миллиарда ливров. Насколько непомерна такая сумма для сельскохозяйственной страны с 12-миллионным населением, можно судить по тому, что ординарные государственные доходы были около 110 миллионов ливров в год. Ло сделал деньги для Франции. Ло за два года сделал Францию богатейшей из стран. Но Ло был уже готов сделать следующий шаг, в котором он опередил свое время почти на сто лет.
Творец акционерного капитала
Как знают все читатели Прудона и Карла Маркса, до XIX века крупные инвестиции могли делаться в основном из награбленных средств, что называлось первоначальным накоплением. Составить себе честным трудом такое состояние, которое бы позволило инвестировать в крупное производство, можно было крайне редко - ведь инвестиции требовались огромные. А грабители инвестировали в производство также неохотно. Поэтому и промышленность развивалась крайне медленно. Норма накопления вплоть до середины XVIII века в Англии (до начала XIX - во Франции и середины XIX - в Германии) была крайне -низка. Как заметил тот же Маркс, "Мир до сих пор оставался бы без железных дорог, если бы пришлось дожидаться, пока накопление не доведет некоторые отдельные капиталы до таких размеров, что они могли бы справиться с постройкой железной дороги".
Джон Ло указал выход из этого положения, который полтора столетия спустя стал одной из важнейших форм обеспечения национального роста в США, а затем и во всем мире. Ло создал акционерный капитал. В принципе, акционерные компании существовали в Англии задолго до этого. Но они редко имели ограниченную ответственность, скорее были полными товариществами. Да и по сути, они представляли скорее закрытые клубы-корпорации, нежели демократические инвестиционные структуры. В 1717 году Ло создает компанию нового типа - акционерное общество. Это предприятие называлось "Компания Индий". Ло предполагал сосредоточить свободные капиталы Франции для освоения Луизианы - предприятия, которые обещало высокую норму прибыли. Всякое акционерное дело требует первоначального толчка, начального капитала. Ло решил эту задачу столь же нетрадиционно, и столь же с опережением своего времени на столетия. Ло первый, пожалуй, оценил на практике фундаментальную значимость нематериальных активов.
Такими нематериальными активами Компании Индий оказались привилегии и монополии, дарованные регентом, а также сам регент, который вошел в состав Правления. Это обеспечило изначально высокий уровень доверия к акциям Компании. В дальнейшем он был еще поднят искусной рекламой, значение которой Ло также осознал одним из первых. И здесь Ло проводил эмиссионную политику весьма грамотно и осторожно. Только после того, как на рынке устанавливался устойчивый спрос, он удовлетворял его новыми выпусками. Насколько осторожной была его политика, можно судить по тому, что акции к сентябрю 1719 года продавались в 10 раз дороже номинала, и спрос ажиотажно превышал предложение. В конце концов, она даже поднялась до 40 номиналов. Компания Индий была предприятием хотя и грандиозным, но довольно опасным. Во всяком случае, она оказалась уязвима для действий недоброжелателей.
Финансы и политика
Будучи гениальным экономистом, Ло все же оказался плохим политиком. Математический ум и психиатрический ум вовсе не всегда в равной мере присутствуют в одном разуме. Ло просмотрел опасности, проистекающие от политических атак на финансовое предприятие. Быть может, ему вскружила голову грандиозная популярность, которую он приобрел во Франции. Мы часто видим, что и гораздо меньшая популярность кружит людям голову. Может быть, Ло переоценил могущество своего покровителя, регента Филиппа. Унаследовав абсолютную власть Людовика XIV, этот просвещенный и умный человек не унаследовал его решительности и энергичности. Он оставался скорее царедворцем, нежели властителем. Изначально Ло настаивал, чтобы эмитент банкнот был государственным учреждением. Сопротивление парижского парламента заставило его сделать банк частным предприятием. Только с 1719 года банк перешел к государству и стал Королевским банком. Но было уже поздно - создать прочную систему государственных гарантий для своих денег Ло не успел. В этой ситуации дело Ло подверглось тяжелым испытаниям, которые его, в конечном счете, погубили. Самый грандиозный за всю историю Европы финансовый успех, естественно, вызывал жгучую зависть у одних, и желание урвать себе как можно больший кусок - у других. У Ло и его дела оказалось столько врагов, что и власти абсолютного монарха вкупе с прозорливостью самого финансиста оказалось недостаточно для спасения ситуации. Ло замахнулся на то, чтобы выплатить ВЕСЬ двухмиллиардный долг Франции - и действительно скупил его. Чтобы понять грандиозность этой претензии надо учесть, что спустя семьдесят лет вдвое меньший долг привел к падению государства и установлению республики, а затем - и Империи. То, что Ло выполнил эту грандиозную задачу и спас Францию от очень серьезных потрясений, само по себе является просто фантастичным. Фантастично, что его система обладала такой мощностью, чтобы потянуть ЭТО. И понятно, что, взвалив на себя такую ношу, Ло рисковал грандиозно. Не меньшую опасность представляли воры. Странно, что сам герцог Орлеанский проявлял относительно скромные текущие запросы к Ло, которые тот удовлетворял без всякого напряжения. Регент был человеком разумным и трезво оценивал возможности системы и пределы этих возможностей. Он способен был отдать должное грандиозности сотворенного Джоном Ло и не требовал большего. Однако воры не были сдерживаемы просвещенностью и государственным умом, как регент. Они хотели урвать себе как можно больше, а дальше - пускай хоть все рухнет. Они готовы были организовать любые способы давления на Джона Ло для достижения своих частных целей. И поэтому они изо всех сил раскачивали ситуацию. Ресурсы же и запас прочности системы Ло были хоть и грандиозны, но не бесконечны. Но главным было то, что английские, итальянские и голландские конкуренты Франции забеспокоились по поводу ее возраставшего финансового могущества. Перед их агентами влияния в Париже встала задача любой ценой снести систему Ло.
Крах
Первой жертвой атак стала "Компания Индий". Слишком поспешный выкуп облигаций государственного долга, очевидно, предпринятый под давлением регента, создал дисбаланс в активах компании. Восстановление баланса требовало примерно полутора лет. Но этих полутора лет не было. Начались жесткие атаки и на бирже, и по политическим каналам. Курс акций стремительно полетел вниз. Ло мог бы просто девальвировать акции и переложить, таким образом, последствия паления курса на акционеров. Но Джон Ло был, во-первых, честным человеком, а во-вторых, видел, что ресурсы его системы достаточно велики, возможности для маневра не исчерпаны. Поэтому он решил за счет нового маневра задействовать резервные возможности системы и поддержать курс за счет скупки акций. Таким образом, просто изменилась бы структура денежной массы: уменьшилось бы количество бумаг Компании, доверие к которым упало, и выросло количество банкнот, доверие к которым стояло прочно. Однако Ло вновь не учел опасностей внешних, проистекающих из политической ситуации. Вслед за атакой на Компанию началась жесткая атака на Королевский Банк. Будучи несравненно более прочной структурой, чем Компания Индий, Королевский Банк непременно устоял бы, если бы Ло изначально бросил акционеров Компании на произвол судьбы. Но Банк оказался под ударом в самый тяжелый момент. Времени у Ло больше не было. Дойдя до предела прочности, финансовая система рухнула одномоментно и грандиозно. Мы можем представить, как это выглядит, поскольку были сами свидетелями подобного краха. Система денежного обращения СССР, способная эффективно обращать денежную массу примерно в 65% ВВП, в 1991 году претерпела эрозию, а в 1992 - полное крушение. Сложившаяся из ее обломков новая структура может обращать без инфляции денежную массу в 8% ВВП. Поэтому с 01.01.92 начался переходный процесс "схлопывания" денежной массы с исходных 65% до 8%. Внешне он выглядел как инфляция, которая никакой эмиссией объяснена быть не может. За четыре года рубль упал в цене в 10 тысяч раз. Крах системы Ло был хотя и менее грандиозен, но явлением того же порядка. Фактически Франция вернулась после краха этой системы к средневековой системе денежного обращения, существовавшей при Людовике XIV. Следовательно, две трети денег в стране оказались лишними. Естественно, основной удар инфляции приняли бумажные деньги. Их держатели потеряли до 3/4 своего состояния. И естественно, во всем обвиняли Ло. Требовали его смерти, его ареста, расправы с ним. Даже могущественный регент счел за лучшее удалить опального министра из Парижа. Понимая, что вины Ло в произошедшем нет, он все же был не уверен в своей способности защитить его. Не помогло даже то, что по предложению Ло его личное имущество было направлено на удовлетворение кредиторов - это была лишь капля в море. И Ло, и Филипп Орлеанский рассчитывали, что после того, как основной накал страстей схлынет, Ло сможет вернуться в Париж и восстановить систему. Этому посвящена их переписка последних лет, где Ло убедительно и весьма профессионально знакомит регента с проектами возрождения системы. Смерть Филиппа Орлеанского спутала последние надежды Ло. Новая власть мало понимала в экономике и судила о Ло по предрассудкам публики, а не по трезвому осознанию сути его дел. Кроме того, у многих было рыльце в пушку, многие были сами виновны в раскачке системы и теперь желали похоронить всю эту историю, сделав Ло козлом отпущения. В 1729 году Ло умер от пневмонии, унося с собой надежды на новый экономический подъем Франции.
Проклятия мертвецу
Виновником всегда оказывается творец системы, а не ее разрушители. К примеру, виновниками нашего теперешнего разорения оказываются коммунисты, создавшие советскую индустрию и запустившие спутники Земли, а вовсе не антикоммунисты, которые все это разрушили. Если кто-то раньше времени изобретает реактивный двигатель и пытается приделать его к телеге, он должен быть готов к тому, что телега может развалиться на ухабах даже при самом осторожном управлении. И виноватым в гибели телеги перед всеми будет он - подлый изобретатель адской машины. Именно в таком положении оказался Джон Ло перед своими современниками. Хотя его вины, как экономиста во всяком случае, в крахе построенной им финансовой системы нет, но именно он олицетворял систему в глазах толпы - и он был объявлен ответственным за ее крах. Ло настолько опередил свое время, что целые столетия после его смерти экономисты были неспособны оценить глубину его идей и блеск его творения. Они судили лишь по результату, а результатом был крах. Поэтому они в своих оценках недалеко ушли от толпы, и в своей критике Ло вместе с водой часто выплескивали и ребенка. Адам Смит, например, а за ним и все английские экономисты, напрочь отвергали капиталотворческую концепцию кредита. А ведь в ней была огромная глубина проникновения в суть вещей. По сути, в те времена, когда еще шли споры, образуется ли новая стоимость в промышленности, Ло уже четко понимал, что она может создаваться в сфере денежного обращения - как за счет оптимизации денежных потоков, так и в первую очередь за счет структурных решений. Сегодня статистика США отражает, что 16% ВВП США создается в сфере финансов. Правда, в России, где только недавно в ВВП стали включать услуги, это еще неприемлемо для многих экономистов. В этом смысле они далеко отстали от Джона Ло. Классическая и консервативная школы в экономике не любили Ло и еще за одну его позицию. Он не верил в laissez faire, в принцип, что "рынок сам все расставит по местам". Он считал, что государство должно осуществлять активное регулирование экономики, устранять дисбалансы. В этом он оказался предшественником Кейнса и его школы. Обвинения, предъявляемые Джону Ло, по большей части крайне безграмотны и крайне политизированы. Да-да, именно политизированы. Потому что идеи Ло весьма актуальны и прогрессивны еще сегодня. Потому что гения Ло не хватает сегодня многим странам, включая и Россию. Потому что Ло и сегодня живее всех академических экономистов, подбирающих и пережевывающих до блевоты объедки великих практиков. Идиосинкразия к системе Ло, нежелание ее возродить, были одной из главных причин того прозябания и стагнации, в которых французская экономика оставалась последующие семьдесят лет. Тормоза развития кредита и денежного обращения были снесены только Великой Революцией 1789 года.
Джон Ло и российские реформы
Почему Джон Ло сегодня так актуален в России? Потому что он актуален везде, где чувствуется нехватка денег. А в сегодняшней России именно дезорганизация денежного обращения и вызванный ей денежный дефицит являются главным препятствием для успеха политики реформ. Более того, сегодня финансовый кризис зашел уже так далеко, что угрожает не только стабильности нынешнего правления, но уже и самой независимости и территориальной целостности России. Страна, имеющая современную экономику, не может существовать со средневековой системой денежного обращения. Денежная масса не может сегодня быть больше 8% реального ВВП, а этого не хватает для обслуживания ни бюджета, ни потребительского рынка, ни взаиморасчетов предприятий, ни, тем более, инвестиций. Экономика упрощается, умирают "верхние" ее этажи типа науки или промышленности, основные фонды изнашиваются и сокращаются до приемлемого средневековью уровня. Значит, стране нужна финансовая реформа, которая позволит поднять уровень эффективности системы денежного обращения с 8% до 108%. Значит, России сегодня нужен свой Джон Ло. Иначе страна не выживет. Побочным эффектом от введения современной структуры денежного обращения будет возможность безинфляционной эмиссии примерно 3 триллионов рублей. А значит, бюджет можно будет семь лет финансировать без налогов. Можно представить, каков будет экономический расцвет и какова конъюнктура рынка!
Наш Джон Ло, несомненно, сможет выплатить и гигантский долг. Но проблема остается все той же - система и ее создатель должны быть защищены от повышенных аппетитов воров и политического давления. Система не выдержит, если воровство превысит 25%-30%. А значит, для проведения финансовой реформы нужна сильная власть. Джон Ло говорил о Франции: "Это - счастливая страна, где нужная мера может быть обсуждена, решена и выполнена в 24 часа, а не в 24 года, как в Англии". Без такой власти, без ее союза с новым Джоном Ло Россия обречена на погибель.
Евгений Гильбо
22.12.2003



Несколько направлений постиндустриального бизнеса. Выбирайте...

Вопрос читателя:
Евгений Витальевич, какие направления постиндустриального бизнеса осуществимы в данный момент в России?
Логистика
Туризм
Консалтинг
Продажи артефактов
Дистанционное образование
Офшорные переводы
Дистанционный риэлтинг
Проектирование
Офшорное программирование
Офшорное проектирование
IT-консалтинг
Шоу-бизнес
Астрология
Антиглобализм
Гринпис
Гей-Клубы
Нетрадиционная медицина
Офшорный дизайн
Психотерапия
Религиозные секты и церкви
Терроризм
Продажа родины (монополизировано)
Компьютерные клубы
Подростковые клубы
Элитные клубы
Политтехнологии
Доткомы
Риэлтинг
Пэйнтбол
Спортклубы
Игровые клубы
и еще множество других - на выбор
Евгений Гильбо
19.12.2003



1 советский рубль = 100 путинских

В последнее время идут многочисленные споры о том, насколько нынешний уровень жизни выше советского. Официальная статистика утверждает, что экономика уже достигла уровня 1990 года и скоро его превысит, уровень жизни - тоже. Но что на самом деле?
Начну с собственного опыта. Я жил тогда в крупном провинциальном городе в небогатой семье. Отец - инженер-исследователь в химическом НИИ, мать - врач. Получали порядка 160-180 р. Рабочие на заводе тогда получали под 300. По советским понятиям семья жила небогато.
В 1983-89 я был студентом. Стипендия на первом курсе была 40, затем - 45, 52, 70, 112.50 - учился хорошо, вышел на повышенную. Прирабатывал я оператором на вычцентре. Работа не пыльная. Зарплата - 120 + 50% премия. Выходило 180. Работал на огромных машинах, печатал статистические сводки в одном промобъединении.
Что такое тогдашний советский рубль? Если сравнить цены по товарам, он составит 30-35 сегодняшних рублей. Если сделать скидку на неполное товарное обеспечение (дефицит) - 27-31 рубль. По транспортным услугам он равен 100 путинским рублям. Трамвай стоил 3 коп, автобус и метро 5 коп, купейный билет Питер-Моксква - 12 руб, билет на самолет Москва-Владивосток - 30 руб. По прочим услугам он был равен 300 путинским рублям: стрижка в парикмахерской - 40 коп, оплата жилуслуг (с учетом сохранившейся сейчас 50%-ной дотации) - ок. 3 коп метр. В среднем ППС по потребительской корзине, с учетом изменения структуры цен, можно принять 1 сов. рубль = 100 путинских. Плюс-минус тридцать процентов - в зависимости от выбранной методики оценки.
Может ли сегодняшний студент рассчитывать на стипендию в 11 250руб, даже если он учится не хуже меня? Может ли он к тому найти непыльную халтурку на 18 тыс.?
Оставим студентов. Средняя пенсия тогда была 55 руб. - 5500 нынешних. Жили небогато, но на помойках никто не побирался, как при Ельцине (сейчас побираются меньше - 20 миллионов вымерло). Сейчас средняя зарплата в РФ - менее 5000.
На преуспевающих предприятиях сейчас выходят на уровень оплаты брежневских времен - 15-25 тыс. для инженера. Но работягам 18-30 тыс. уже не платят.
Если говорить о доходах предпринимателей, то в то время предпринимательство считалось незаконным, но милиция брала с фарцовщика или цеховика максимум 15%-30% его дохода - это при том, что он не платил налогов, а тогда подоходка, как и сейчас была - 13%. Сейчас менты (при Ельцине - бандиты) стрясают с предпринимателя 30%-40% дохода, плюс ему приходится отдавать процентов 20% на налоги - если он пользуется всеми возможными схемами ухода от них, то есть как и при Брежневе ведет предпринимательство нелегально. Если при Брежневе коммерсант рисковал посадкой, то при Ельцине его могли в любой момент грохнуть. Если при Брежневе основное давление бизнес испытывал со стороны государства, то при Ельцине возник двойной гнет - государство плюс бандиты. При Путине государственный гнет в форме налогово-репрессивных органов дополнился гнетом окончательно обнаглевшей милиции.
Средняя зарплата при Брежневе составляла 179 рублей, то есть в 3,6 раз превышала сегодняшнюю среднюю зарплату в РФ. Предпринимательский доход (с учетом теневого сектора) тогда добавлял к этому еще 40-50 руб. на человека, сейчас - 3000-4000 путинских рублей. Распределен он и тогда был неравномерно.
В доходы населения следует зачислить также и выплаты на различные льгот, которые тогда назывались фондами общественного потребления. Например, тогда медицина на 85% финансировалась из бюджета и этих фондов, только 15%-16% составляли разного рода подношения врачам и оплата неофициальной частной практики и официальных частных поликлиник. Сегодня бюджет и страховые фонды финансируют медицину лишь на 18-23%, остальные 80% составляют разного рода официальные и неофициальные денежные поборы с больных.
В советское время каждый человек минимум раз в два года получал путевку в санаторий или пансионат, 60-85% которой оплачивал профсоюз. Конечно, качество этих пансионатов существенно уступало нынешним турецким пансионатам. Но двадцать-тридцать лет назад турецкие пансионаты были еще хуже, а египетских не было вообще. Правда, сравнивать их некорректно: сегодня поездку в дешевую Турцию может позволить себе не каждый работяга, а только преуспевающие представители "миддл-класса". Соответствующие господа в то время ездили в крымские здравницы экстра-класса, которые сопоставимы с хорошими отелями Испании (которых тогда еще не было - Испания тогда вообще жила куда беднее СССР, она поднялась как раз в последние 25 лет).
Аналогичные процессы имели место в просвещении, культуре, жилхозяйстве. Образование стало платным и очень дорогим, несмотря на существенное снижение его качества и архаизацию. В культуре теперь оплачиваются из бюджета только идеологические услуги, в то время как в советское время на это направлялось не более 10% общего бюджета культуры.
В сумме выплаты ФОПов на 1985 год составляли 155 руб. в год по СССР в целом или 572 рубля на человека, сегодня в РФ они составляют по РФ менее 1,5 трлн руб., около 10000 руб на человека - в пять-шесть раз меньше.
Итак, советский уровень жизни еще не достигнут. Впрочем, смотря где. В Москве уже многие живут не хуже, чем при Брежневе. В остальной России - еще нет.
В целом месячные доходы среднего работающего россиянина сократились с 180+50+48=278 брежневских рублей до 5000+4000+850=9850 путинских рублей - то есть примерно в три раза. Доходы на душу населения сократились с 210 брежневских до 7000 путинских - тоже в три раза.
Доход от воровства из бюджета составлял тогда за год 130 руб. на человека (10% консолидированного бюджета по СССР в целом), сейчас - около 10000 руб. на человека (40% консолидированного бюджета РФ), то есть по общей массе менее 80% от уворовывавшегося тогда, а по доле - вчетверо больше. Как и тогда, конечно, уворовываемое из бюджета распределялось крайне неравномерно, доставаясь только номенклатуре (тогда - только чиновников, теперь в ее состав вошли и "олигархи", как в РФ теперь называют руководителей крупного приблатненного бизнеса).
Эксплуатация населения за счет механизма взяток также была при Брежневе существенно меньше. Например, при поступлении в вуз взятки в приемную комиссию были распространены, в основном, в Азербайджане, Средней Азии и Татарии - 20-50% случаев поступления. В российских вузах взятки имели место в 2-5% случаев. Нынешней молодежи может показаться сказкой, что я поступил в престижный вуз только по результатам экзаменов и за пять лет обучения не только не заплатил на экзаменах ни копейки, но даже подобная мысль в мою голову не приходила. Сегодня взятки в приемную комиссию имеют место в 80-95% случаев поступления на бюджетные места вузов.
Взятки в структурах исполнительной власти и в милицию в первой половине 80-х не превышали 5 руб. на душу населения в месяц, то есть порядка 2% общего дохода. Сейчас они достигли 1000 руб. на душу населения в месяц или 15% общего дохода.
Уровень налоговой эксплуатации населения также существенно вырос, хотя сравнить его численно очень сложно в силу коренной структурной перестройки налоговой системы и даже ее концепции в эти 20 лет. Но для среднего работяги все в те времена сводилось к 13% подоходного плюс 1% партвзносов. Сегодня на налоги уходит порядка 20% доходов семьи, у среднего класса доходит и до 35%.
Впрочем, это советские данные. Насколько можно им верить? Насколько они соспоставимы с современными?
Статистику надо уметь читать. Полезно обращаться к независимым статистическим источникам. Вот пример - данные из американского справочника Soviet Economic Structura and Performance, согласно которым:
1.ВВП - СССР -2375 миллиардов долларов 1987 года; США - 4436 миллиардов.
2.ВВП на душу населения - СССР -8363 доллара; США -18180.
3.Производство зерна -СССР -211 млн.тонн; США - 281 млн.тонн.
4.Производство молока - СССР -103 млн.тонн; США - 65 млн. тонн.
5.Производство картофеля - СССР - 76 млн.тонн; США -16 млн. тонн.
6.Добыча нефти - СССР -11.9 миллионов баррелей в день, США -8.3 миллиона баррелей.
7.Добыча газа - СССР - 25,7 триллионов кубических футов; США -17,1 триллиона.
8.Производство электроэнергии - СССР -1665 миллиардов квт-час; США -2747 млрд.квт-час.
9.Добыча угля - СССР - 517 миллионов тонн; США -760 млн.т
10.Производство чугуна - СССР -162 млн.т; США -81 млн. т.
11.производство цемента - СССР -128 млн.т.; США - 63,9 млн.т.
12.Производство алюминия - СССР - 3,0 млн.т.; США - 3,3 млн.т.
13.Производство меди - СССР - 1,0 млн.т.; США - 1,6 млн.т.
14.Добыча железной руды - СССР -114 млн.т.; США - 44 млн.т.
15.Производство пластмасс - СССР -6 млн.т.; США - 19 млн.т.
16. Добыча бокситов - СССР - 7,7 млн.т.; США - 0,5 млн.т.
17.Производство автомобилей - СССР - 1,3 млн.шт.; США -7,1 млн. шт.
18.Производство грузовиков - СССР -0,9 млн.шт, США - 3,8 млн. шт.
19.Строительство жилья - СССР -129 млн.кв.футов; США - 224 млн.кв.футов.
20. Добыча золота - СССР -10,6 млн.тр.унций; США - 5,0 млн.тр.унций.
В качестве контраргумента американской статистике было приведено бесспорное утверждение, что "согласно Госкомстату СССР ВНП в 87г. был 825 млрд.руб., что даже по официальному курсу 0,6 руб./долл. дает 1375 млрд.долл., а не 2375".
Здесь следует разъяснить, что валютный курс СССР был величиной номинальной в силу существенной несводимости экономик двух стран. Валютный курс имеет смысл для открытой экономики, когда механизмы обмена, пусть с оговорками, но охватывают всю экономику обоих эмитентов. Курс отражал некое приемлемое соотношение в очень узкой сфере частных обменов, туризма. Даже в обычной оптовой торговле действовала система коэффициентов-поправок к курсу.
В годы работы в Высшем экономическом совете РФ мне пришлось заниматься работой по сведению показателей несводимых экономик - советской и западной - в целях оценки параметров структурных перестроек, которые предстояли российской экономике. В рамках этой работы оценивался и паритет покупательной способности советского рубля к доллару. Учитывалось соотношение цен не только на потребительские, но и на товары производственного назначения, услуги и так далее. ППС по 1986 году получился у нас 36 коп. за доллар. Альтернативная оценка американской рабочей группы составила 32 копейки за доллар. Разница незначительная - она была вызвана некоторым отличием принятых весов. Однако, на цифре ППС 3 доллара = 1 советский рубль (плюс-минус 10%) сходились все исследователи. Собственно, когда структурная перестройка российской экономики произошла, цены выросли в 100 раз, а система цен стала соотносима с американской, курс в 30-32 рубля за доллар установился сам и сейчас держится. Так что практика показала абсолютную справедливость этих оценок.
Оценив натуральные показатели экономики СССР по рыночным американским ценам, американские статистики и получили размер ВВП в 2375 млрд. долларов или 54% от американского. ППС у них получился около 35 копеек за доллар - в тех же пределах, что и остальные экспертные оценки.
Если говорить о материальном производстве, его объем в СССР составлял примерно 75% от уровня США. При этом в силу недооценки плановыми органами постиндустриальных приоритетов инвестирования, который начал катастрофически нарастать с 1978 года, в этих сферах СССР отставал от США в несколько раз. Вместо ликвидации этого разрыва Горбачев выбрал приоритетом инвестирования нефтегазовую отрасль, куда и вгрохал весь инвестиционный потенциал страны. По производительности труда в индустриальных сферах СССР достигал 75% от уровня США, в логистике - 70%, в розничной торговле - 20%, в сфере услуг - 15-30%, в связи и информатике - 10-15%, в строительстве - 25%. В результате средняя производительность труда была вдвое ниже.
Все это порождалось не свойствами самой системы, а неверно заданными стратегическими приоритетами. Система исчезла, а приоритеты старые остались и сегодня, так как никуда не делась формулировавшая их экономическая школа, считающая эксплуатацию природных ресурсов основой экономики и совершенно не понимающая реалий постиндустриального мира. Тот факт, что при таких творцах экономических приоритетов старая система могла поддерживать более высокий уровень производства и жизни, да еще и обеспечивать гигантский военный бюджет, говорит явно в ее пользу.
Так все же, достигла ли российская экономика уровня ВВП 1990 года?
Российский ВВП составил в 2002 году 345 млрд. долларов, если считать по валютному курсу. Советский ВВП 80-х оценивался экспертами в 2300-2400, из которых 1400-1500 млрд. производила РСФСР. Следственно, ВВП 2002 года составляет 24% от уровня середины позапрошлого десятилетия.
И тем не менее официальная статистика утверждает, что в 2002 году был восстановлен объем ВВП 1990 года. Как у них это получается?
Структурная перестройка экономики, произошедшая в 1992-2002 годах, повлекла совершенно неравномерные изменения масштабов цен для разных категорий ценностей. Разброс дефляторов даже по генеральным группам - от 20 до 400. Например, товарное производство в натуральном выражении упало в России в шесть раз по сравнению с уровнем 80-х. Наоборот, производство услуг почти не упало, а по некоторым позициям (связь, шоу-бизнес, клубы, проституция, астрология, нетрадиционная медицина и др.) даже и выросло. Если за дефлятор ВВП принять дефлятор материального производства или близкую к нему величину, то за счет сектора услуг можно показать гигантский экономический рост - его и показывают. Только если в советское время сектор услуг давал 25% ВВП, то теперь уже перевалил за 80%.
Так какая же цифра верна? Вчетверо упал ВВП или поднялся до уровня 1990 года?
На самом деле обе цифры неверны. Если официальная статистика творит очевидное жульничество с дефляторами, то отвечая на предыдущий вопрос и я поступил некорректно, взяв за коэффициент перевода ВВП РФ в доллары валютный курс вместо ППС.
Давайте честно посчитаем, сколько стоит ВВП РФ, если бы в РФ и США ходила одна валюта. Хотя курс доллара в 2002 году составлял 31,5 рубля, ППС по всем группам товаров был равен 19 рублей за доллар. Это значит, что ВВП в 10863 млрд. руб. соответствует не 345 (по курсу), а 572 (по ППС) млрд. долл. Следовательно, реальный размер российского ВВП составил в 2002 году 40% от уровня 80-х годов.
Выше мы видели, что при этом реальные доходы на душу населения сократились по сравнению с тем временем в три раза. Это означает, что из народного потребления изымается бОльшая относительная доля ВВП, чем тогда. А ведь тогда только на оборону тратилось 14-16% ВВП. Но зато воровство из бюджета как механизм перераспределения работал вчетверо слабее.
Но учитывается ли здесь размер теневого ВВП? Он составляет 40% российской экономики. Может, его надо просто добавить - и тогда получится радужная картина процветания?
А вот и нет. Госкомстат теневую экономику в объеме ВВП учитывает. В отличие, кстати, от советского госкомстата. А ведь и тогда теневая экономика давала не менее 10% производства в стране.
Но почему же так много людей считают, что жить стало лучше, что уровень жизни вырос?
В основном это москвичи. В основном не старше 30 лет. Они не помнят эпоху Брежнева, могут судить о ней лишь по внушениям министерства правды с телекрана и опыту горбачевского дефицита.
В начале 90-х мы проводили исследования поддержки Ельцина различными слоями населения. В середине 90-х появилась возможность сравнить эти рейтинги с цифрами падения уровня жизни каждой из этих социальных групп. Рейтинги в точности совпали - с точностью до наоборот. Чем выше была поддержка Ельцина в данном социальном слое, тем больше было там падение уровня жизни.
Наиболее пострадавшей категорией оказались ИТР ВПК, где поддержка ельцинизма приближалась к 100%. За ними следовали научные сотрудники, гражданские ИТР и т.п. Наименьшую же поддержку Ельцин имел у служащих аппарата госуправления и сотрудников милиции.
В 1998 году эта тенденция проявилась еще более ярко. Поэтому теперь, встречая радостные апологии режима и попытки вопреки фактам доказать, будто жить в РФ стало лучше, чем в СССР, я думаю о том, к какому социальному слою принадлежит этот человек? Кого будут грабить теперь?
Те, кто гордо провозглашает себя "мыддл-классом" и кичится хорошим (иногда даже и по советским меркам) заработком, должны понимать, что для власть предержащих они - обыкновенное мыдло, которое и является главным кандидатом на раздевание и кровопускание при любой ближайшей передряге.
Евгений Гильбо
18.12.2003



КОНЕЦ СКАЗКИ О НОВОЙ ЭКОНОМИКЕ

Исправление структурных перекосов в хозяйстве США будет очень болезненным
Последнее десятилетие XX века для США было ознаменовано чрезвычайно высокими темпами экономического роста, намного превышающими среднестатистические показатели, причем шел он без явного роста инфляции. Есть только один период в истории США, сопоставимый по результатам, -- это конец 20-х годов прошлого века, когда сравнимый по скорости рост не сопровождался инфляционными процессами (правда, к несчастью, он завершился Великой депрессией).
Подобные достижения породили многочисленные теоретические суждения об их причинах и следствиях. В конце концов сформировалось достаточно прочное и однозначное мнение, согласно которому (если не вдаваться в детали) основной причиной экономических успехов США являются информационные технологии (ИТ). Однако с объективной и неангажированной точки зрения эти суждения кажутся весьма спорными.
К настоящему времени ситуация в экономике кардинально изменилась. Пресловутый интернет-бум закончился. Фондовый рынок обвалился и стал зависеть от глобальных экономических причин, причем носящих ярко выраженный немонетарный характер. Но, судя по потоку комментариев, необходимые выводы не сделаны и вышеупомянутые теории не пересмотрены. Многие по-прежнему считают происходящее неглубоким и непродолжительным циклическим спадом.
Для того чтобы аргументировать несогласие с распространенной точкой зрения и свою приверженность пессимистическому сценарию развития событий, нужно представить анализ феномена небывалого роста 90-х годов, иначе именуемого новой экономикой.
ТИПОВАЯ СХЕМА
Прежде всего хотелось бы обратить внимание на следующее обстоятельство. Практически все новые технологические уклады, серьезно изменившие мировую экономику, имели ряд общих закономерностей своего развития. Назовем те из них, что наиболее важны для нашего анализа.
Производство нового продукта, пользующегося повышенным спросом на потребительском или промышленном рынке, на этапе внедрения и экспансии растет более быстрыми темпами, чем экономика в целом, норма прибыли при его производстве выше, чем в среднем по экономике.
Это принципиальный момент, поскольку быстро растущий сектор неминуемо вытягивает на себя все ресурсы экономики, до которых он может дотянуться. И это означает, что остальные отрасли лишаются возможности получать дешевые ресурсы.
Быстро растущий сектор может продавать свою продукцию либо конечному потребителю, либо производителю. В последнем случае он должен обеспечивать увеличение объема продаж и прибыли у своего покупателя, то есть либо способствовать повышению его производительности труда, либо предоставлять новые потребительские качества его товару.
МУТАНТ
Первое и принципиальное отличие нынешней ситуации от всех известных ранее прецедентов бурного роста передовых секторов состоит в чудовищно гипертрофированном удельном весе новой экономики по сравнению с ее реальным вкладом в экономику и благосостояние. Уже в силу этого ее развитие вопреки распространенному мнению произвело не просто подавляющий, а угнетающий эффект на остальные отрасли экономики, которые безуспешно пытались конкурировать с ней за ресурсы. Все увеличение темпов роста производительности экономики США на самом деле сконцентрировано в шести отраслях. В остальных же 53 среднегодовые темпы роста были очень невысоки
Вообще точно оценить масштабы новой экономики достаточно сложно. Условно можно разделить ее на две части. Первая -- это собственно компании новой экономики, не занимающиеся никакой другой деятельностью, например интернет-компании. Вторая часть -- это те подразделения и дочерние компании крупных корпораций, которые специализируются на направлениях новой экономики. Именно эта часть чрезвычайно трудно поддается оценке. Трансфертные цены и внутреннее перекрестное субсидирование, перераспределение финансовых потоков и многие другие обстоятельства делают возможным лишь приблизительную оценку того масштаба, которого достигла новая экономика в рамках классических компаний.
Одно можно сказать с уверенностью: доля новой экономики в период ее расцвета в США наверняка превышала 20% ВВП.
ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ ТРУДА
Вторая особенность новой экономики связана с легендой, что ее внедрение в традиционную экономическую деятельность приведет к резкому увеличению производительности труда.
Действительно, в соответствии с официальной статистикой в последние несколько лет XX века темпы роста производительности труда существенно увеличились (график 1). Одновременно с этим в американской экономике происходило и увеличение темпов роста инвестиций в ИТ (график 2).
Многие наблюдатели сопоставили эти две тенденции и сделали вывод о том, что информационные технологии вызывают рост производительности труда во всей экономике. Однако только лишь на основе наблюдения синхронности двух процессов некорректно делать вывод об их взаимосвязанности. Вполне возможно, что производительность труда выросла благодаря другим факторам.
В этой связи уместно привести результаты исследования американской аудиторско-консалтинговой компании McKinsey "Рост производительности труда в США в 1995--2000 гг.". Доклад был издан в октябре 2001 года и является результатом годовой работы, проводившейся с участием комиссии экспертов, возглавляемой нобелевским лауреатом Робертом Солоу.
Исследователей интересовало:
-- что вызвало ускорение роста производительности труда в США с 1995 года и какими факторами обусловлено это ускорение -- структурными или циклическими. Действие этих групп факторов качественно различается: первые создают изменения долгосрочного характера, вторые -- изменения временные, преходящие;
-- какова роль информационных технологий в ускорении роста производительности труда.
Результаты этого исследования оказались достаточно неожиданными. При расчетах роста производительности в отраслевом разрезе выясняется, что практически все увеличение темпов роста производительности в экономике США на самом деле сконцентрировано в шести отраслях: розничная торговля, оптовая торговля, торговля ценными бумагами, производство полупроводников, компьютеров, телекоммуникации. В остальных 53 отраслях наблюдалось небольшое увеличение или снижение роста производительности, в целом компенсирующие друг друга (график 3).
Указанные шесть отраслей производят 31% ВВП, вносят 38% в совокупное увеличение насыщенности экономики информационными технологиями и составляют 29,5% от общей занятости. Каждая из этих шести отраслей была детально проанализирована с целью выявления движущих сил роста. Особое внимание было уделено инвестициям в ИТ и их влиянию на показатели производительности.
ФАКТОРЫ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ
Итак, к структурным факторам мы можем отнести нововведения, конкуренцию и изменения в регулировании со стороны государства. В каждой отрасли эти факторы проявлялись по-разному. Циклическими факторами роста являются смещение потребительского спроса в сторону более дорогих товаров и услуг и быстро растущий фондовый рынок.
В розничной торговле рост производительности ускорился во многом благодаря деятельности одного из крупнейших операторов рынка компании Wall-Mart. Успехи Wall-Mart стимулировали его конкурентов к усовершенствованию деятельности.
Что касается электронной коммерции, то, хотя она и развивалась быстро, масштабы ее внедрения (в 2000 году доля электронных продаж составила 0,9% от совокупного объема розничных продаж) были слишком низки, чтобы оказать серьезное влияние на общую производительность. В совокупности развитие торговли через Интернет внесло менее 0,01% в общеэкономическое увеличение роста производительности.
В оптовой торговле в середине 90-х произошли похожие изменения. Хранение, сортировка и отгрузка товаров раньше были очень трудоемкими. Теперь же относительно несложное оборудование и программное обеспечение позволили оптовикам частично автоматизировать товарные потоки и существенно увеличить производительность труда.
Рост производительности труда в полупроводниковой отрасли увеличился с 43 до 66% в год благодаря ускорению производительности продаваемых чипов и разработке более быстродействующих процессоров.
В производстве компьютеров ускорение роста производительности в значительной степени обязано нововведениям за пределами самой отрасли. Более интенсивные технологические усовершенствования микропроцессоров и других устройств способствовали ускорению производительности компьютеров. В то же время появление Интернета и повышение требований операционных систем к жесткому оборудованию вызвали необыкновенный всплеск спроса на более мощные персональные компьютеры.
Торговля ценными бумагами оказалась единственной из шести лидирующих отраслей, где Интернет действительно существенно способствовал увеличению производительности. К концу 1999 года приблизительно 40% розничных продаж ценных бумаг шло через Интернет, в то время как в 1995 году эта цифра практически равнялась нулю. Конкуренция же с традиционными брокерами вызвала быстрое распространение технологических новшеств.
Изменения в регулировании со стороны государства повлияли на увеличение конкуренции, рост потребления и производительность в двух секторах -- торговле ценными бумагами и телекоммуникациях. Естественно, что ключевое значение для производительности в торговле ценными бумагами имело образование "мыльного пузыря" на фондовом рынке.
В шести отраслях, где произошел скачкообразный рост производительности, большая часть указанного феномена после 1995 года объясняется принципиальными изменениями в производстве товаров и оказании услуг. В некоторых случаях эти изменения были связаны с технологическими нововведениями, в некоторых -- нет. Во всех отраслях уровень конкуренции непосредственно воздействовал на распространение нововведений, и в двух отраслях изменения в регулировании со стороны государства сыграли важную роль в увеличении конкуренции. Циклические факторы спроса сильно повлияли на ускорение производительности в розничной и оптовой торговле, а также в торговле ценными бумагами.
РОЛЬ ИТ
Характеризуя в целом значение информационных технологий в общем повышении роста производительности, можно выделить два основных момента:
Из шести рассмотренных выше отраслей, в которых было сконцентрировано практически все увеличение темпов роста производительности, три отрасли являются информационно-технологическими -- это полупроводники, производство компьютеров и телекоммуникации. Вместе они производят только 5% ВВП и составляют всего 4% от общей занятости, но при этом внесли 29% в общее увеличение роста производительности труда.
Использование ИТ было лишь одним из нескольких ключевых факторов, вызвавших увеличение роста производительности труда в шести отраслях (см. выше).
Проблема взаимосвязи использования ИТ и роста производительности дополняется двумя особенностями, выясненными в ходе исследования компании McKinsey:
Вклад вышеперечисленных шести секторов в общее увеличение насыщенности информационными технологиями составил 38%.
Еще 62% пришлись на оставшиеся 53 отрасли, которые в совокупности не внесли практически никакого вклада в увеличение роста производительности.
Попытки рассчитать взаимосвязь между ростом производительности и насыщенностью информационными технологиями не принесли никаких статистически значимых результатов. Коэффициент корреляции между увеличением темпов роста производительности труда и насыщенности информационными технологиями равен всего 0,007, что говорит об отсутствии статистической значимости. Огромная часть сделанных в 90-е годы инвестиций оказалась неэффективной. Невозможность вернуть взятые кредиты за счет повышения производительности труда тяжким грузом легла на традиционную экономику
ВЕРДИКТ
Если резюмировать все вышесказанное, исследования McKinsey свидетельствуют о том, что ускорение роста производительности после 1995 года можно объяснить и без ИТ. Различные нововведения, возросшая конкуренция (иногда благодаря изменениям в системе регулирования отраслей) и циклические факторы спроса оказались наиболее важными причинами роста. Более того, ИТ в большинстве случаев не влияют в особой степени на производительность труда. Можно сказать, что ИТ серьезно способствовали росту производительности труда только тогда, когда они представляли собой новые средства производства.
Обзор развития остальных 53 отраслей показывает, что в течение последних двадцати лет среднегодовые темпы роста производительности в них были очень невысоки.
Фактически приведенный анализ демонстрирует, что для большей части отраслей американской экономики, в частности для отраслей промышленности, огромная часть сделанных в 90-е годы инвестиций оказалась неэффективной. Невозможность вернуть взятые кредиты за счет повышения производительности труда тяжким грузом легла на традиционную экономику. Структурные несоответствия неминуемо должны вызвать структурную перестройку экономики США, сопровождающуюся серьезным падением ВВП
ПРИБЫЛИ
Третья особенность связана с мифом о сверхъестественной прибыльности новой экономики. В прогнозах отраслевых аналитиков и в воображении инвесторов предполагаемый рост прибыли был колоссальным, хотя никакие текущие показатели доходности не давали даже намека на это. Судя по котировкам акций некоторых компаний в разгар интернет-бума, ожидалось, что доходы новой экономики на протяжении десятилетий будут расти со скоростью, многократно превышающей средние темпы роста экономики в целом, и в результате обеспечат как возврат вложенных средств, так и баснословную прибыль.
Но все эти расчеты оказались неверны. В итоге огромное количество компаний прекратило свое существование, так и оставшись убыточным. А недавние громкие скандалы с корпоративной финансовой отчетностью многих гигантов новой экономики, выглядевших благополучными и даже успешными, разбивают последние иллюзии.
СТРУКТУРНЫЕ ДИСБАЛАНСЫ
Все описанные выше эффекты не могли не привести к появлению серьезных структурных перекосов в американской экономике. Поскольку поток инвестиций и кредитов был вполне реален, а доходы оказались далеко не столь высоки (в ряде отраслей новой экономики отсутствовали вовсе), встает вопрос о том, как созданный за истекшие пятнадцать лет сектор будет существовать не в тепличных, а в реальных экономических условиях.
Так как переоценка возможностей новой экономики является одним из основных дисбалансов, приведших к рецессии, уместно провести сопоставительный анализ входящих и выходящих потоков этого сектора. В качестве выходящих потоков можно рассмотреть вклад ИТ-сектора в ВВП и в валовой выпуск, а в качестве потоков входящих -- его долю в инвестициях в основной капитал.
Для проведения данного анализа использовались данные межотраслевого баланса экономики США за 1987-й, 1992-й, 1997-й и 1998-й год. Эти сведения более адекватно передают интересующую нас информацию, поскольку они точно обозначают, какие ресурсы вложены в каждый вид продукции новой экономики, каков его объем в ВВП и в валовом выпуске.
Анализ межотраслевого баланса (график 4) дает довольно интересные результаты. За 1987--1998 годы доля инвестиций в продукцию новой экономики увеличилась в 1,68 раза -- с 15 до 25% от общего объема инвестиций в основной капитал. За тот же период доля аналогичной продукции в ВВП, рассчитанном методом конечного использования, увеличилась незначительно, с 17% в 1987 году до 19% в 1998-м (то есть в 1,11 раза), так же, как и ее доля в валовом выпуске -- с 16 до 18% (в 1,13 раза).
При более детальном рассмотрении становится видно, что увеличение общей доли инвестиций в продукцию новой экономики произошло главным образом за счет возрастания доли инвестиций в "компьютерные услуги и обработку данных". Доля этого вида продукции в инвестициях поднялась на 10,577 процентного пункта -- с 0,001% в 1987 году до 10,578% в 1998-м (для других видов продукции новой экономики изменения их долей в инвестициях не превышали ±0,4 процентного пункта). При этом его доля в ВВП увеличилась на 2,25 процентного пункта -- с 0,24% в 1987 году до 2,49% в 1998-м, а доля в валовом выпуске увеличилась на 1,56 процентного пункта -- с 0,79% в 1987 году до 2,35% в 1998-м.
Следует обратить внимание на то, что доля данного вида продукции в инвестициях составляла в 1998 году более 10%, в то время как его доля в ВВП и в валовом выпуске в том же году была на уровне 2%. Похожая ситуация наблюдается для вида продукции "компьютеры и офисное оборудование" -- в 1998 году доля инвестиций в эту продукцию составляла 4,18%, а доля в ВВП -- 0,60%.
Из описанных выше расчетов очевиден вывод о несоответствии входящих и выходящих потоков новой экономики. В самом деле, скорость роста инвестиций в нее превышает скорость роста ее доли в ВВП в 1,5 раза. Напомним, что внедрение новых информационных технологий требует очень больших капитальных затрат, которые окупаются в течение длительного времени, по мере достижения высоких объемов продаж. Но, судя по результатам расчетов, к моменту разворачивания кризисных процессов в американской экономике темпы увеличения капиталовложений в нее превышали темпы роста ее объемов выпуска.
Эти структурные несоответствия неминуемо должны вызвать структурную перестройку экономики США, сопровождающуюся серьезным падением ВВП. При нынешних диспропорциях, с учетом объема американского ВВП (около 10 трлн долларов), общее сокращение ВВП должно составить примерно 200--250 млрд долларов. Каждый месяц! Понятно, что таких ресурсов нет ни у одной страны в мире
БАЛЛАСТ
Впервые в истории колоссальные инвестиции вкладывались в сектор экономики, который не смог существенно увеличить свою долю продаж конечному потребителю и не дал своим корпоративным покупателям возможности улучшить потребительские свойства или количественные параметры своих товаров. Мобильные сети третьего поколения, на покупку лицензий по которым компании в Европе тратили десятки миллиардов долларов, до сих пор не развернуты -- просто потому, что они никем не востребованы. Оптоволоконные сети в США загружены на 5% и нет никаких оснований полагать, что эта загрузка серьезно вырастет. Корпорации все чаще отказываются покупать продукцию новой экономики и поддерживать собственные подразделения, занимающиеся этой деятельностью, потому что они приносят только убытки.
Это не значит, что вся новая экономика должна умереть. Разница между входящими и выходящими потоками в 1998 году составила около 10% в долях ВВП. С учетом падения выходящих потоков имеет смысл увеличить эту разницу до 15%. А с учетом сферы услуг, наросшей на новой экономике за пятнадцать лет, довести ее примерно до 25% ВВП. Это тот объем американской экономики, который вообще ничего не продает, а только потребляет. Существовать этот пласт, а по сути -- паразитический нарост, может исключительно либо на потоке наличности за счет продаж конечному потребителю (этого, как сказано выше, нет и не предвидится), либо на неиссякаемом потоке инвестиций -- но он уже иссяк, так как инвесторы поняли, что их дурят, и вкладывать свои средства под пустые обещания роста продаж больше не будут.
Для пояснения этого тезиса приведем абстрактный пример. В США появились элитные загородные частные клубы (фитнес-центры, рестораны и т. д.), рассчитанные на богатых клиентов, которыми стали, в частности, топ-менеджеры бесчисленных интернет-компаний. Средства на красивую жизнь менеджеры получали от доверчивых инвесторов, которым они обещали бум интернет-торговли и прочих изобретений новой экономики. Но продаж нет, поток инвестиций закончился, компании банкротятся... Ну и кому теперь будут продавать свои услуги эти клубы?
РЕЗАТЬ!
С того момента, когда структурный кризис входит в свою острую стадию, до его завершения обычно проходит где-то год-полтора -- примерно один финансовый цикл.
Похоже, сейчас США столкнутся со структурным кризисом невиданных масштабов. На самом деле кризис этот естественным путем должен был начаться лет на пять раньше. Тогда масштабы диспропорций, в частности размеры никому не нужной паразитической экономики, были бы гораздо меньшими. Но кризис все эти годы отдаляли, искусственно поддерживая на плаву дутую часть новой экономики, политикой низких ставок, иллюзорной статистикой роста производительности, всевозможными словесными заклинаниями, да и просто обманом.
При нынешних же диспропорциях, с учетом объема американского ВВП (около 10 трлн долларов), общее сокращение ВВП должно составить примерно 200--250 млрд долларов в месяц. Если денежные власти США не готовы признать наличие структурного кризиса и допустить некоторые структурные изменения, то они должны направлять примерно такие суммы на поддержание падающих секторов. Каждый месяц! Есть серьезные основания полагать, что наблюдаемое изменение бюджетного профицита на дефицит связано именно с проведением такой политики. Скорее всего эта политика обречена на провал, поскольку США не располагают ресурсами таких масштабов, а те, которые можно мобилизовать, по самым оптимистическим оценкам, закроют не более 30--40% необходимого объема.
Но даже в случае удачного стечения обстоятельств применение этих демпфирующих мер не заменит болезненную структурную перестройку, а лишь растянет ее во времени. И общий кризис американской экономики будет продолжаться до тех пор, пока эта структурная перестройка не завершится.
Михаил Хазин
16.11.2003




Рейтинги

Михаил Геннадьевич, в связи с повышением России кредитного рейтинга до инвестиционного уровня разгорелись горячие споры. Агентство Moody's обвиняют в сговоре против России, в инсайде, в излишней политизированности. ЦБ заявил, что контролировать рубль и инфляцию уже стало намного сложнее. С Вашей точки зрения, насколько эти обвинения обоснованы. Или же Moody's поступило совершенно правильно и по объективным показателям, а во всех проблемах, которые это повлекло за собой, виноваты мы сами?
Здесь есть два вопроса. Первый вопрос, а правильно ли нам присвоили инвестиционный рейтинг? И второй вопрос, конкретные обвинения, которые по этому поводу выдвигаются к Moody`s. Я бы нынешней России, сидя внутри нее и глядя в том числе на инвестиционные процессы, инвестиционного рейтинга не присвоил бы. Хотя необходимо оговориться, что конкретно этот инвестиционный рейтинг агентства Moody's отличается тем, что ценные бумаги обладают спекулятивными особенностями, то есть, он формально инвестиционный, а, на самом деле, он пограничный. Я считаю, что в любом случае, мы до этого не дозрели. Но Moody's известно несколько романтическим отношением к России, я об этом говорил. И люди в своем праве, в конце концов, это их собственная репутация, рейтингового агентства, захотели - дали, все имеют право на ошибку, в том числе и рейтинговые агентства. Я абсолютно убежден, что агентству Moody's в голову не могло прийти, что наш ЦБ обвинит их в том, что их решение создает для ЦБ какие-то проблемы с инфляцией. Но проблемы с инфляцией - это не дело рейтингового агентства. Дело рейтингового агентства сказать, что ситуация обстоит так и так, и я как эксперт считаю, это, это и это. А то, что это заявление может как-то повлиять на страну, в отношении которой оно делается, это не проблема рейтингового агентства, это не его зона компетенции и ответственности. Хотя, конечно, возникают некоторые вопросы. Потому что, если предоставление стране инвестиционного рейтинга создает для этой страны такие проблемы, что это выплескивается наружу, то какой здесь может быть инвестиционный рейтинг?! Люди ломаются под гнетом собственной славы.
То, что иностранные инвесторы узнали о присвоении рейтинга раньше официального объявления и сыграли на повышение, то есть такая штука, как инсайд, с ней везде и всегда борются, но никогда и нигде не могут побороть. Если это событие, действительно, имело место, то да, это проблема Moody's, но это не проблема оценок Moody's. Все знают, что есть инсайд, все знают, что в мировой практике развитых стран инсайд меньше, чем в российской практике, но он все равно есть. Ясно, что из агентства Moody's информация ушла, в первую очередь, к иностранным инвесторам, а не к российским. Конечно, не должна была уйти, но это бывает, это неизбежные вещи.
Политизированность рейтинга?! Рейтинг, который не учитывает политических аспектов - неадекватный рейтинг. И мы должны понимать, что никакой неопределенности, связанной с президентскими выборами, нет, что Президент России известен, звать его Владимир Владимирович Путин, "царствовать" он будет до 2008 года, если ничего не изменится, не случится, и он будет избран большинством голосов, более, чем 52%. И я думаю, что это данность, которая есть, которая предопределена сложившейся политической ситуацией. Пытаться закрывать на это глаза, пытаться говорить, что в президентских выборах есть какая-то интрига, пытаться говорить, что существуют какие-то риски, связанные с президентскими выборами, простите, несерьезно. Если агентство ответственно относится к своим оценкам, оно должно сказать, ребята, нет никаких политических рисков. Это может отталкиваться от политизированности, но это абсолютно адекватная политизированность. Я, будучи скептически настроенным к оценке Moody's по содержанию, обвинения формальные в его адрес не понимаю. Конечно, есть серьезные обвинения насчет инсайда, это бывает, лучше, конечно, с этим бороться. Но если это не система, если кто-то один раз не смог с этим бороться, ничего не поделаешь. Посмотрим, во-первых, имел ли место факт, а, во-вторых, если имел место факт, какие они сделают выводы из этого. Да, есть проблема. Но я бы не стал критиковать, в первую очередь, тех, кто относится к нам хорошо, скажем так.
Получается, что другие рейтинговые агентства, Standard&Poor's и Fitch, ждут президентских выборов необоснованно?
Я не уверен, что они ждут президентских выборов. Может быть, они обращают внимание на ситуацию с собственностью в России. Может быть, они обращают внимание на ситуацию с произволом монополий в России, на ситуацию с бедностью в России, на ситуацию с Чечней, на ситуацию с ЮКОСом. Может быть, они обращают внимание на неустойчивость нынешнего равновесия, потому что, если предоставление нам инвестиционного рейтинга, который, на самом деле, на грани спекулятивного ведет к довольно драматическому падению доллара, создает инфляционные проблемы, о которых говорят, то понятно, что это очень неустойчивое благополучие. Содержательно я согласен с теми агентствами, которые не торопятся, которые ждут. Но обвинения конкретно в адрес Moody's не понятны. Уверен, что он раздражил многих, но... Я бы лично радовался, потому что мы все привыкли, что в отношении России делается ошибка в сторону чернушности, что Россию представляют как место, которое хуже, чем оно есть на самом деле. Даже если предположить, что сделана ошибка в сторону того, что, наоборот, представляют ситуацию в России в более радужных красках, чем она есть, то если выбирать между ошибками в сторону чернухи и в сторону оптимизма, я бы предпочел, чтобы ошибались в сторону оптимизма.
Михаил Делягин
15.10.2003




Тарифная сетка бедности

Леонид Евгеньевич, бедность это тормоз в развитии страны или фактор роста? И является ли Россия бедной страной?
Каждый начнет с рассуждения о том, что это понятие относительное, и бедный человек в США баснословно богат в любой африканской стране. На самом деле, есть два определения бедности. С точки зрения морали, и с точки зрения экономики. С точки зрения экономики, бедный - это человек, находящийся на грани воспроизводства рабочей силы для данной страны. То есть, он с трудом воспроизводит себя как работника и быстро изнашивается с огромным убытком для всего общества. Совсем бедный человек - это тот, кто в данном обществе уже не в состоянии подготовить себе смену. Индивидуальный капиталист или работодатель, который нанимает этого человека, не всегда может осуществлять контроль за этим процессом, но это обязано должно контролировать государство. Почему? В условиях жесткой конкуренции каждый предприниматель должен снижать издержки настолько, насколько возможно. Он может снизить их до очень низкого уровня. Если нет серьезных профсоюзов, или работники недостаточно квалифицированы и защитить свои интересы не могут, то и зарплата им снижается. Сама буржуазия достаточно ясно поняла, что это невыгодная позиция. И работодатели вступают в контакт с профсоюзом, потому что не происходит воспроизводства рабочей силы. Хорошо, если эту рабочую силу откуда-то можно привезти. Но надо понимать следующее - для разных обществ понятие бедности тоже разное. Чем более квалифицированы виды деятельности в данной стране, чем более квалифицированные рабочие места в этой стране, чем от более квалифицированных видов деятельности она богатеет и кормится, тем выше планка бедности. Если страна кормится от финансов, от науки, от передовых научно-технических разработок, то планка бедности задирается очень высоко. Чтобы получить квалифицированного человека, надо, чтобы на него общество тратило деньги минимум до 25 лет. Это большие деньги. Значит сын работника должен иметь возможность до 25 лет учиться за счет его средств. Это приходится закладывать в зарплату. Все, что не закладывается в зарплату, приходится закладывать в налоги. Если это не закладывается в налоги, значит надо покупать человека из другой страны. Он может приехать из другой страны, но это всегда будет дороже, что бы кто ни говорил. Потому что, чтобы человек поехал в другую страну, в этой стране должно быть лучше. А "лучше" достигается очень большими издержками. "Лучше" - это означает развитую инфраструктуру, это хорошая полиция и суд, это серьезная система здравоохранения. Это мощная финансовая система, в рамках которой предприимчивый человек может реализовать свои замыслы. Все это огромные деньги. Если этого нет, то можно претендовать только на те рабочие места, где воспроизводство рабочей силы дешево. А где дешево? Это поднеси да брось. Утрируя, можно сказать, что такая страна не может даже претендовать на работу официанта или, грубо, проститутки. Потому что, чтобы человек получил хорошее место официанта, он должен быть красивым, а красивого человека вырастить - дорого. Поэтому бедность всегда является основанием того, что ты теряешь хорошие рабочие места.
Надо ясно понимать еще и такую вещь. Существует две стратегии вписывания более-менее крупной страны среднего уровня в мировую экономику. Вот, мы добываем какое-то сырье и можно его пропустить по всей цепочке межотраслевой связи. Грубо говоря, от добычи руды до выпуска сложной машины, от добычи нефти до производства изделий из полимеров. На каждом этапе создается добавленная стоимость. Чем выше этот этап, тем более высокий уровень, тем больше добавленной стоимости создается. Это получается богатая страна с развитым внутренним рынком. А можно добыть железную руду или нефть и продать. И получить маржу. А все остальное ввозить, вплоть до фруктовых соков как в Африке. Делить тогда приходится очень немного. Горстка богатых наверху в такой стране, как показывает опыт всех подобных стран, существует, а остальным не перепадает ничего. В рамках второй стратегии бедность является преимуществом. Потому что мы наняли голодных негров "поднеси да брось" арахис обработать, и мы вывозим арахис. Тогда это наша монокультура, таковы страны типа Сенегала. Или нефть можно так же добывать. Большую часть работы можно вести задешево. В рамках этого дешевая рабочая сила помогает, снижает издержки. Тут нужно и дешевое государство. Хотя бы потому, что на него просто не остается денег.
Но если мы хотим перейти к первой стратегии, то есть строить эту длинную цепочку, то бедность нам не помогает. Потому что нищий народ ничего не покупает. Нищая страна, надо шире говорить, ничего не покупает.
А Россия бедная страна?
Россия с огромными трудами пыталась стать страной, где есть эта длинная цепочка переделов - от добычи руды до производства конечной продукции. Какого-то успеха добились. Это обеспечило достаточно высокий уровень жизни, и понятие бедности в нашей стране было с высокой планкой. Грубо говоря, на уровне современной Португалии, Греции или Японии. В ходе проводимых реформ мы перешли к моноэкономике - выкачать нефть и продавать. Самый верхний передел, где создается самая большая добавленная стоимость, - это банковское дело, страхование, вся сфера финансов, которая у нас просто отсутствует. Не говоря уже о науке и наукоемких технологиях. Поэтому количество товаров, которое мы производим, резко сократилось. Что произошло? Во-первых, люди не могут воспроизводиться уже для занятия конкурентных мест, где платят хорошие зарплаты. Люди стали жить беднее по сравнению с той зарплатой, которая им нужна, чтобы воспроизводилась рабочая сила. От этого страдают они сами, от этого страдают бизнес и страна. Но одновременно, сами критерии бедности стали ниже, потому что мы претендуем на другие места на рынке. Это неперспективная стратегия. Потому что места для голодных негров полностью заняты. И здесь либо ты попадаешь в нишу богатых и критерии бедности для тебя спускаются с европейских стандартов. Если ты ориентируешься на стандарты Африки, то тебе не обеспечить даже этого уровня. Поэтому в нашей стране долгое время неуклонно росло количество людей, живущих ниже уровня бедности и уровня выживания. Что это означает? В нашей стране наступил тот уровень бедности, когда это уже уровень физического выживания человека. И только последнее небольшое улучшение экономической конъюнктуры немного приостановило этот процесс. Но богатая страна - это там, где значительная часть ВВП создается в банковской сфере, сфере финансов, сфере высоких технологий. У нас эта сфера теперь практически отсутствует. Спрашивается: откуда же богатство?
Но вот ведь Голландия делает часть своего ВВП на добыче сырья и на выращивании цветов. Высокими технологиями эта страна похвастаться не может. Но ведь это богатое государство.
Э-ээ, нет! Выращивание цветов - это тоже высокие технологии. Это высокоинтенсивное сельское хозяйство. Человек, который занимается в Дании или Голландии сельским хозяйством - человек с высшим образованием, человек который постоянно повышает свой уровень, до уровня, грубо говоря, кандидата наук, по нашим меркам. Конечно, при таком подходе этим бизнесом можно жить. Он действительно высокотехнологичен и специализирован. Это страна, где корову не искусственно осеменяют, а подсаживают уже готовый эмбрион, она рожает нужного теленка с нужными качествами. Это очень далеко от тети Мани с двумя классами образования, которая с вилами выполняет грубый физический труд. И все это базируется на сильной кредитной системе. Потому что без мощного кредита такое сельское хозяйство не поднять. Оно требует очень больших денег и значительных начальных затрат.
Леонид Пайдиев
14.11.2002




На собственные сбережения нужно смотреть стратегически

Вопрос читателя:
Леонид Евгеньевич, куда вкладывать народу личные сбережения - в рубли, доллары или в евро?
Ну и вопрос вы мне задали! Звучит так же, как если бы вы спросили 30 июня 1941 года: "Уважаемый Леонид Евгеньевич, где мне лучше провести летний отпуск?" - или, опять же: "Как мне лучше сберечь свои деньги?"
Лично у меня деньги лежат в Сбербанке России, и я за них абсолютно не переживаю. Последние свои сбережения я положил в Сбербанк на евросчет в первых числах января, и уже получил прибыль от этого вложения.
Однако совет вкладывать деньги я даю с оговорками. А вот оговорки очень большие и серьезные.
На самом деле, сейчас в сфере международных финансов происходят настолько драматичные события... Когда жизнь отдельного человека недорого стоит, то и его сбережения, соответственно, стоят немного. По экономическим соображениям евро является более прочной валютой, чем доллар, и даже по оценкам ведущего на сегодняшний день финансового института США Golden Sachs, к концу года его курс составит 1,20 евро. Причем их прогноз оказался верным, они ставили в начале 1,12 на конец года, теперь они скорректировали свой прогноз до 1,20. Все остальные аналитики оказались неправы, и не случайно руководитель Golden Sachs оказался главным экономическим советником президента США. Так вот, за этим стоит огромное перенапряжение эмиссионной пирамиды США. То есть, США слишком привыкли жить в долг. В условиях нестабильности экономики в долг больше не дают, и тот, кто всегда перекредитовывался, оказался в сложном положении. Таким образом, если верить прогнозу Golden Sachs, то вывод уже просто элементарный: поменять доллары на евро - это выгодно. Так ли это будет на самом деле? Президент Буш только что представил новый бюджет. Сумма дефицита бюджета США превышает $300 млрд. на этот год, и на 2004 год - точно такая же картина. Спрашивается - откуда такие деньги? Прежде США могли бы напечатать эти деньги. Сейчас это сделать сложнее, такого спроса на доллары нет, но кто-то должен дать эти деньги. Одновременно запланирован достаточно бурный экономический рост - 2,9% в этом году и 3,6% в 2004 году. Это выше, чем прогнозируют независимые специалисты. Для того, чтобы обеспечить этот рост, США резко сокращают бюджет на 2004 финансовый год, и одновременно снижают налогообложение своих предприятий. Таким образом, они рассчитывают на огромный приток капитала, который компенсирует этот чудовищный дефицит. Этот рост будет беспечен ростом потребительских расходов и инвестиций. Что это означает? Это означает, что со всего мира деньги хлынут в США, и налоговые льготы, которые предоставляют США в ущерб своему бюджету, будут с лихвой компенсированы притоком инвестиций в американские компании. Этот же приток средств на американские финансовые рынки обеспечит огромными заработками американских финансистов. Они начнут активно тратить, поэтому резко упадет безработица. То есть, начнется бурное процветание.
Каким образом они могут обеспечить этот грандиозный рост? Обеспечить экономический рост и приток средств можно только за счет таких стран и регионов, как Япония и Европа. Если они обеспечат такое колоссальное изъятие финансовых ресурсов с этих рынков в свою пользу, то там начнется тяжелая стагнация, кризис экономики и финансов, резкое падение жизненного уровня. После этого евро подешевеет. Но для того, чтобы это произошло, нужно предпринять какие-то активные действия. До тех пор, пока они не предприняты, евро будет стоить достаточно дорого - так считают американские экономисты. А поскольку это будут активные и достаточно заметные мероприятия, то в такие моменты всегда дорожает золото. К сожалению, Банк России создал такую систему, что покупать золото в нашей стране невыгодно - оно облагается высоким налогом. Тем не менее, надо искать обходные пути и покупать его. Потом, когда великая схватка между двумя международными финансовыми системами закончится, золото снова станет ненужным, и начнет резко дорожать валюта-победитель. Надо будет вкладываться в этот момент в нее. Поскольку все уже ясно поняли, что в международных финансах не может быть двух резервных валют, то альтернативные валюты будут давить, давить и давить. Что это значит? Значит, цены на золото не только резко упадут сами по себе, но их будут сознательно сбивать, точно так же, как их сознательно сбивали все последние годы. Исходя из этого, человек сможет построить свою стратегию, решить, куда ему вкладывать средства. На самом деле, одному человеку, если он не очень богат (очень богатый человек может построить свою стратегию), спастись, конечно, сложно. Его должно спасти государство - сплоченными усилиями всего общества, разумной политикой Банка России и правительства. Без таких активных мероприятий правительства и Банка России надеяться на то, что удастся серьезно защитить свой жизненный уровень и свои сбережения, не приходится.
А может ли правительство защитить сбережения своих граждан? В 1998 году оно их уже "защитило"...
Пока оно таких попыток не делало, но я надеюсь, будучи патриотом своей Родины, и веря в наше правительство, что оно, конечно, позаботится обо всех нас. И на этот раз позаботится эффективнее, чем было в 1991, 1994, 1995, 1998 и других годах.
Хотелось бы разделить Ваш оптимизм...
Да мне и самому хотелось бы разделить свой оптимизм.
А какова роль рубля в данном контексте?
Рубль - валюта, базирующаяся на нефтяных ценах. В моменты высоких нефтяных цен, цен на сырье, на наши экспортные товары, он резко укрепляется. Как только цена на нефть падает, автоматически он начинает дешеветь, а вся финансовая система страны - прежде всего банковская - становится банкротом. До тех пор, пока в мире царит нестабильность, цены на нефть стихийно растут: дорожают все массовые биржевые товары, как во время войны дорожают спички и хлеб. Что покупают люди? Они покупают золото, они вкладываются в нефтяные фьючерсы, покупают нефть. В этот момент нефть всегда дорогая. Поэтому мы сейчас получаем большие объемы финансовых средств из-за рубежа, и наш рубль достаточно крепок. До тех пор, пока экономика не впала в глубокий кризис, или наоборот, кризис не завершится и не наступит новый период роста, цены на нефть будут стоять достаточно высоко. После того, как ситуация неопределенности заканчивается, начинается распродажа запасов. Это спекулятивная военная маржа. А самое главное - для стимулирования экономического роста уже есть отработанный механизм, к которому всегда прибегали США: сбиваются цены на сырьевые товары, осуществляется кредитная экспансия. Как только США решат, что начинается экономический рост, то где-то в 2004 году этот бурный экономический рост будет обеспечен снижением всей массы сырьевых товаров в мире: подешевеют алюминий, лес, нефть и так далее. Вот тогда-то наш рубль ослабеет. Но сейчас он очень прочен.
Леонид Пайдиев
05.02.2003




Россия не станет богатой, пока не прекратится ее сырьевая специализация

Евгений Витальевич, как по-Вашему связаны богатство страны сырьевыми ресурсами и богатство ее населения?
Прежде всего, посмотрим, какие страны наиболее богаты природными ресурсами? Первое место по запасам этого добра на душу населения занимает Боливия, затем - Конго-Заир, Замбия и т.п. На другом конце - бедные полезными ископаемыми страны: Япония, Швейцария, Корея, Тайвань, Бельгия, Дания. Если посмотреть на рейтинг стран по душевому доходу, то там первая группа стран замыкает список, а вторая - в числе его лидеров.
Так было не всегда. Еще в первой половине прошлого века, в позапрошлом, да и в предыдущие века запасы природных ресурсов оказывали положительное влияние на развитие экономики. Еще в начале прошлого века ценность этих ресурсов была столь высока, что войны шли за обладание лотарингским железом или саарским углем. Зато последние тридцать лет и Саар и Лотарингия - депрессивные районы.
Современная экономика устроена так, что наибольшая прибыльность сосредоточена на верхних ее этажах - в постиндустриальной сфере. Добывающая промышленность и первичная обработка столь убыточны, что страны с высоким уровнем жизни не в состоянии ее себе позволить: она всегда убыточна и дотируется государством. В бедных странах ее дотируют сами занятые - посредством заниженных зарплат.
Чем больше минеральных ресурсов есть у страны, тем больше трудовых ресурсов приходится затрачивать на их добычу. Наличие в экономике существенного сырьевого сектора тянет ее назад, создает огромные нагрузки и по сути делает убыточной национальную экономику в целом. Приходится вводить высокие налоги с целью скрытого дотирования этих отраслей, а население живет в нищете.
Например, в Кувейте, где нефтяные ресурсы не только огромны, но и условия добычи самые льготные в мире, в крайней нищете живет 95% населения. Остальные 5%, так называемые "коренные жители" получают социальные пособия, позволяющие поддерживать приличный по их понятиям уровень жизни (он существенно ниже уровня европейского "среднего класса", но потребление имеет несколько иную структуру: кувейтцы потребляют меньше услуг и почти столько же товаров, как европейцы). Как в любом нищем обществе, здесь огромно социальное расслоение, и около 0,1% общества, племенные шейхи и их родня, живут в роскоши. Сами кувейтцы распространяют миф о всеобщем богатстве кувейтцев, не включая в состав нации 95% эксплуатируемого населения - то есть работающих на них иммигрантов из других мусульманских стран.
Аналогична социальная структура и в ОАЭ. В Саудовской Аравии "коренное население" почти не дотируется в силу многочисленности, и живет почти также бедно, как и иностранные рабочие. Самая богатая нефтью страна Ливия живет в поголовной нищете, недалеко от нее ушли Иран, Ирак и Россия. Конечно, Россия живет побогаче Ирана и Ирака, но только за счет проедания советского наследства. Проест - станет их полным подобием.
Напротив, страны, где запасы энергосырьевых ресурсов минимальны, изначально развивают постиндустриальные и высокотехнологические индустриальные сферы экономики. Сосредоточение трудовых ресурсов в прибыльных и "непыльных" отраслях и создает тот самый высокий уровень жизни нации в целом.
Развитые страны - США, Франция, Германия - во второй половине прошлого века осуществили программу резкого сокращения национальной добывающей промышленности. Англия с этим несколько припозднилась и заплатила существенным отставанием от континентальной Европы, которое преодолела только в последнее десятилетие. СССР, наоборот, стал развивать добычу нефти и газа и на этом разорился.
Сегодня реальная себестоимость добываемой в РФ нефти составляет $50 за баррель, в то время как продается она по $15-$25 за баррель. Искаженная бухгалтерия, введенная в РФ, позволяет занизить реальные издержки. Прежде всего, почти не взимается плата за стоимость нефти в земле - это все равно как ценить мясо по стоимости его разгрузки из вагона. Далее, существенно занижены зарплаты в отрасли. И - самое главное - идет расхищение основных фондов.
В 80-е годы Горбачев инвестировал в нефтяную отрасль более $100 миллиардов за счет ограбления инвестиционных ресурсов постиндустриальной сферы СССР. Это повлекло деградацию постиндустриальной сферы и экономический крах СССР, но в нефтяной отрасли сосредоточились новейшие основные фонды. Это позволило 15-20 лет не амортизировать эти фонды. Из издержек нефтедобычи оказалась исключена инвестиционная составляющая на возобновление основных фондов. Фактически нефтяная отрасль получает ежегодную дотацию в $10 млрд. за счет проедания горбачевских инвестиций. Этого хватает и на покрытие реальной убыточности отрасли и на выведение минимальной формальной "прибыли", которую можно проедать на политические кампании и личное обогащение приватизаторов.
Аналогична экономика и газовой отрасли РФ, куда Горбачев тоже вгрохал около $100 млрд. инвестиций. Газпром всегда был убыточной компанией и выводил формальную прибыль за счет проедания основных фондов.
Россия не станет богатой страной, пока не прекратится ее нефтегазовая специализация. До тех пор, пока Россия не начнет покупать нефть и газ, а сама не сосредоточится на экспорте высокотехнологической продукции, технологий, финансовых услуг и на эмиссионной деятельности, она будет продолжать жить в нищете.
Если Россия не найдет в себе силы подобно США ограничить своих нефтегазовых баронов, сократить эту индустрию и перейти к импорту, несмотря на наличие запасов - она будет деградировать и утратит свою независимость в считанные годы.
Евгений Гильбо
19.09.2002




Что такое рынок ипотеки? Это гениальное изобретение, сделанное в США в начале 30-х годов, в период кризиса

Леонид Евгеньевич, в банковский комитет Госдумы поступило отрицательное заключение президента на проект закона "Об ипотечных эмиссионных ценных бумагах". Как говорится в документе, проект требует концептуальной переработки, потому что его необходимо вернуть к процедуре первого чтения. По мнению Президента проект закона создает возможность для недобросовестного перераспределения собственности и не гарантирует право владельцев ипотечных ценных бумаг.
Что, по Вашему мнению, могло стать предпосылкой к такому заключению на проект закона, работа над которым длится уже более года?
Вопрос очень важный и принципиальный. Я смотрел этот закон, мне показалось его юридическая техника просто великолепной, там было несколько нюансов, которые, я думаю, потихоньку устранят. Грубо говоря, организаторы ипотечной системы, те, кто будут ей заниматься, видимо, немножко хотят увеличить свою долю, это вполне понятное желание, и чуть-чуть снять свою ответственность. Потому что в этой схеме всегда важно, - кто отвечает собственными деньгами, как в любой финансовой схеме. То есть когда ты собираешь чужие деньги, всегда важно, чтобы ты сам не был нищим человеком, чтобы в случае чего, на эти твои деньги или активы можно было наложить взыскание. Это не так смертельно, потому что, кто же будет давать взаймы тому, у кого нет обеспечения. Тем паче население эти бумаги не покупает, а покупают в основном люди серьезные, которые если что, то могут всякими способами свои долги вернуть. Поэтому такое замечание меня немного насторожило.
В заключении на проект закона выражается несогласие, в частности, с тем, что ипотечные сертификаты участия и закладные листы отнесены к ипотечным ценным бумагам.
То, что ипотечные сертификаты участия и закладные листы отнесены к ипотечным ценным бумагам, это соответствует международному праву. В США эта система работает, она построена именно так. Это является основным финансовым столпом США.
До недавнего бума на фондовом рынке США, который кончился обвалом и потащил за собой экономику Штатов в рецессию, как это называется красивым словом, американский фондовый рынок состоял на 40% из государственных ценных бумаг или "treasury bonds", на 40% из ипотечных бумаг, и 20% - все остальное, в том числе и фондовый рынок, эти пресловутые акции.
Что такое рынок ипотеки? Это гениальное изобретение, сделанное в США в начале 30-х годов, в период кризиса. В законченной форме оно окончательное развитие получило в 80-ые годы. Получить ипотечный кредит очень дорого, риски огромные, под 40% годовых физическое лицо может получить деньги на то, чтобы купить себе дом или магазинчик, или бензоколонку. Это нормально, потому что риски очень велики, в США, как и у нас, действует очень жесткое законодательство. Если человек становится банкротом, то это значит, что его не так легко из собственного дома выселить, это достаточно сложно, о нем надо позаботиться. Поэтому была придумана довольно простая, эффективная схема, ее смысл в том, что ипотечные кредиты, выполненные по унифицированной форме, их выдают банки, а покупают организации более высокого уровня. Они скупают пакеты из этой ипотеки, собирают крупные пакеты, кредитные договора, обеспеченные недвижимостью и продают паи участия в этих пакетах.
В нашем законе было написано тоже самое. Продают эти паи участия, их покупают те, кто вкладывают деньги ненадолго, происходит действительное великая вещь: короткие деньги превращаются в длинные, бумаги ликвидны, их всегда легко продать, объем их велик. В итоге рынок строительства и граждане, мелкий бизнес и рядовой средний класс получают дешевый кредит на недвижимость. В США за 8-9%, а сейчас это до этих последних снижений ставок можно было получить кредит на 32 года, заплатив 10% от стоимости дома, и спокойно жить. О чем еще мечтать простому человеку? В чем второе преимущество этой схемы? Почему Гринспэн всегда следит за этой системой? Существует два механизма предложения денег. Один все знают, это рынок казначейских бумаг, государственных облигаций США. А второй - это ипотечный рынок, потому что государство периодически поддерживает эту систему, она периодически, разумеется, переживает кризисы. Когда такая сложная система с массой людей, всегда существует вероятность кризиса, самый известный из них, когда для спасения системы государство выделило в сберегательные банки $320 млрд. Это была самая грандиозная по масштабам программа.
Почему это делает американское государство тем, чем оно сейчас является? Богато только то государство, которые создает деньги из воздуха, это раз, и привлекает иностранные средства, это два. Эта система идеально создана и идеально работает.
Самое главное, - в чем гарантия возврата этих денег? Она не в том, что можно всегда легко выкинуть человека из дома, из квартиры, это как раз трудно, даже если банкротство наступило. А в том, когда пакет из 1000 ипотек, то он высоконадежен, в основном-то дается серьезным людям взаймы. Допустим, 1, 2, 3, 4, 5 человек разорились или оказались жуликами, но остальные-то заплатят.
Тоже самое и у нас. Не пойдут люди внаглую не платить деньги за кредит в банк, даже если знают, что их не выселят. Даже в нашей стране таких смельчаков немного. Вторая важная часть, почему этот крупный пакет минимизирует риски, - всегда во всех системах активно участвует государство, наиболее известно, когда аналогичные схемы создавали в Аргентине. Был создан гарантийный фонд, который обеспечивал стабильность вторичных бумаг, производных от ипотеки на рынке, то есть если они падали ниже определенного уровня, всегда их скупали. В США в неявной форме всегда существовали эти гарантии, если эти бумаги обесценивались, их всегда поддерживало и скупало государство, они фактически без громких заявлений были приравнены казначейским обязательствам, в этом гарантии этих бумаг.
Далее, сам этот закон не очень нужен в нашей стране, и без него работа шла бы прекрасно, действующий Гражданский кодекс позволяет это делать. Но его принятие дало бы определенные психологические гарантии банкирам, которые соберутся развивать этот бизнес. У нас ассоциация ипотечных банков существует давно, а работать они еще толком не начали, в чем причина? А причина-то достаточно проста, нужен этот гарантийный фонд, который устраивает всех, обеспечивает единые стандарты кредитного договора, а потом в трудный момент скупает производные от ипотеки у вторичных структур. Обязательно нужен кто-то, кто прогарантирует эти производные. У нас никто в государстве заниматься этим не хотел, ни ЦБ, ни правительство, поэтому система и не пошла, а в США никогда на это не жалели денег.
Леонид Пайдиев
30.05.2002




Если власть не обратит самого пристального внимания на рынок труда, то никакого экономического роста не будет. Реального роста, а не бумажно-конъюнктурного

Леонид Евгеньевич, что сейчас представляет из себя рынок труда в России? Уровень безработицы у нас довольно высок, он сравним с уровнем в развитых странах (согласно официальной статистике). Но хотелось бы докопаться до причин, потому что на Западе проблема безработицы - это на 90% проблема нехватки рабочих мест для высококвалифицированных специалистов. С чем связана безработица у нас, так же или у нас своя специфика?
У нас есть своя специфика. Наша безработица имеет в значительной степени другие причины.
Проблема безработицы на Западе достаточно хорошо известна, как ни странно, можно даже пользоваться классическими терминами - это застойные безработицы, сезонные, текучие и так далее. По сути, это необходимый резерв рабочей силы. Рыночная экономика - это вообще стохастический процесс, то есть во многом стихийно-циклический, периодически там возникают подъемы и спады, под которые подстраивается и рынок труда и прочие рынки. Там все время меняется структура спроса и предложения. Следовательно, все время нужен резерв рабочей силы, которая бы перетекала и занимала эти вакансии, плюс как средство укрепления трудовой дисциплины и качества труда.
За последнее время там, конечно, процесс модифицировался. В условиях системы высокой социальной защиты граждане или жители этой страны, которые имеют статус граждан, претендуют на очень высокий уровень социальной защиты, не берутся за целый ряд работ. Им выгодней и лучше находится на свободных хлебах в той или иной форме, чем браться за низкооплачиваемую работу, на эти работы нанимают людей из тех стран, в которых минимальная заработная плата европейских стран является счастьем, а таких стран много. На такие непрестижные работы стараются брать таких людей, которым трудно получить гражданство, которые плохо знают язык, молятся другому богу, отличаются по цвету кожи. Потому что если приедет человек с белой кожей и полностью ассимилируется в этой стране, он тоже начнет претендовать на те места или на "вольные хлеба", он не захочет заниматься убоем скота, как это делают турки, или подметать мусор. К этому можно свести всю проблему безработицы в Европе. Она, безусловно, будет существовать, потому что в условиях НТП, разумеется, очень многие рабочие места исчезают и квалифицированные специалисты становятся не нужны, точнее, их конкретная квалификация становится ненужной, это создает определенные проблемы, поэтому много людей садятся на пособие. Они не хотят заниматься грязными работами, благо есть высокая система социальных гарантий, а новую квалификацию получить сложно, до тех пор, пока есть приток дешевой рабочей силы, которая не имеет право получить гражданство этих стран, они не будут занимать эти места.
А у нас?
А у нас другая ситуация. Россия была промышленным государством, даже в сельском хозяйстве, это был действительно агропромышленный комплекс, но произошли изменения в социально-политическом устройстве государства, сопровождаемые экономическим кризисом. Давайте подробно разберем его суть, иначе будет непонятно, вернемся к истокам, так сказать.
Представьте себе огромное государство догоняющего развития, то есть менее конкурентоспособное, чем развитые страны, где построена вся система отраслевых цепочек от добычи руды до запуска спутников в космос и производства ЭВМ. На каждом этапе каждое звено цепочки слабее, чем аналогичное звено за рубежом, но все вместе они создают общественное богатство. Но вот развалилась эта система, развалился СЭВ, развалился СССР, разумеется, каждое из этих звеньев начал покупать более эффективную дешевую продукцию, ориентировались они на доли процента в стоимости этих товаров - японские, корейские, западногерманские товары по соотношению затраты-качество, очевидно, более привлекательны. Каждый из этих кусочков получал выгоду, но в рамках всей системы потери были больше. Почему? Ты выигрываешь вот эту долю процента в цене, но одновременно теряются вместе налоги и заработная плата. То есть из-за того, что каждое звено получало небольшой процент выгоды, каждая частичка звена получала все меньший процент. На следующем этапе срабатывает такой эффект, как явление вывоза капитала. Почему? Капитал ориентируется на норму прибыли, то есть на часть прибыли, чуть-чуть разница в процентах и он убегает в другую страну. Но надо понимать, что данное общество кроме этого потеряет и зарплату, и налоги, и оставшуюся часть прибыли, то есть последовательное расчленение большого отсталого государства на множество кусочков и введение традиционных механизмов перетока капитала приводит к тому, что потери грандиозны. В итоге огромное промышленное государство превращается в пустырь, и процесс этот продолжается.
Во-первых, кто остается без работы? Остаются вполне квалифицированные рабочие силы. Наша страна - это страна достаточно высококвалифицированной рабочей силы. Самый лучший способ, чтобы не было безработицы, это просто воссоздать Советский Союз, грубо говоря. Второй вариант, если мы не можем это сделать, можно создать более современную, мощную, кредитную банковскую систему и развить рынок услуг, тогда многих людей удается занять.
У нас в России избыток квалифицированной рабочей силы. Но теперь мы столкнулись со следующим этапом, после кризиса 98-ого года возможности либеральной политики были парализованы на какой-то момент в проведении, страна немножко задышала. Высокие качества показал российский бизнес, в условиях развала кредитной системы они смогли выкрутиться, они смогли использовать эту нишу свободного спроса, развили импортозамещение. И с чем они сразу столкнулись? За это время произошло расслоение рабочей силы, те квалифицированные кадры, которые были, резко состарились, опустились и так далее. А системы, я подчеркиваю, СИСТЕМЫ подготовки новых и НУЖНЫХ в хозяйстве кадров нет.
Страну сегодня можно так описать: остатки старых квалифицированных кадров, которых не хватает и в Москве (квалифицированного станочника, наладчика какой-то аппаратуры дешевле, чем за 10 тыс. рублей не наймешь), и огромное количество молодежи. Не будем трогать рынок Москвы, это особое дело, здесь на биржах труда не принимают вакансии с зарплатой менее 3,5 тыс. но и тут в более мягкой форме, но срабатывает то же, что и в провинции - острая нехватка квалифицированных кадров.
Идут просьбы с мест, чтобы государство профинансировало подготовку нового поколения станочников, например, различного рода наладчиков, механиков и т.д. Это при огромной безработице среди молодежи и огромном количестве застойной безработицы, когда очень много спившихся, опустившихся людей. Как решается эта проблема? Если бы страна была на подъеме, в стране был бы кредит, то это не сложно. Имея кредитный ресурс, дешевые деньги, можно было молодежь подготовить для рабочих профессий, дать им работу. Я не говорю про суперквалифицированные кадры, это более сложная тема, но в том же ключе решается.
Да вот, например, развивается современная торговля, какая-нибудь сеть универсамов "Пятерочка", тут нужны наладчики холодильного оборудования, расчетно-кассовых машин, масса аппаратуры разного рода. Есть шанс, что у нас поднимется целый ряд отраслей промышленности, нужны кадры, а кадры пока все старенькие, вместе с развалом подготовки кадров уходят целые отрасли, например, авиастроение. Уход авиастроения, это, значит, что наша страна уже никогда не будет иметь доступа к высоким технологиям, представляете там все люди под шестьдесят лет и за шестьдесят, а чтобы подготовить человека нужны годы.
А каковы перспективы рынка труда?
Наши перспективы - это возникновение огромной застойной безработицы, людей, которые никому никуда не нужны. Эта проблема очень тяжело решается, потому что самое главное - это создать мощную кредитную систему, чтобы кредит был дешевый в стране, банковская реформа, тогда начнет развиваться экономика. Нельзя допустить развала страны, я именно с этого и начал, страна догоняющего развития не может развиваться отдельными кусочками, она слишком большая. Если это будет, то огромную массу, этих 100 млн. лишних людей, никому не нужных, удастся как-то занять.
Подытоживая, скажу: я очень рад, что наш Президент обращает внимание на пенсионеров, хорошо, что пенсионную реформу сдвинули с мертвой точки. Но если власть не обратит самого пристального внимания на рынок труда, его качество, мобильность и квалификацию, то можно забыть про амбиции. Никакого экономического роста не будет. Реального роста, а не бумажно-конъюнктурного.
Леонид Пайдиев
21.05.2002




Реальные аналитики давно оценивают факторы роста по постиндустриальным раскладам, а не по старым рыночным моделям, как МВФ и путинская администрация

Агентство Moody's изменило прогнозы рейтингов России со стабильного на позитивный. Теперь мы стоим на одной ступени с Бангладеш и Папуа - Новая Гвинея. Вдобавок, в прошедшие выходные западная пресса рассекретила составленный Мировым валютным фондом новый прогноз мирового экономического роста в 2002 году. В МВФ считают, что в мире произошло неожиданное ускорение, и ситуация начала напоминать сию в более высокую категорию в своем рейтинге кредитной надежности 2000 год: США показывают рост в 5% годовых, цены на нефть высоки. Россия может приободриться. Оправдан ли весь этот оптимизм? Действительно ли кризису конец, и никаких серьезных потрясений больше не предвидится?
Для начала сошлюсь на свой собственный комментарий полугодовой давности, от 11:10 16.10.2001, в котором я внятно разъяснил, почему во втором квартале 2002 года в США начнется довольно бурный подъем. Почему же произошедшее ускорение в МВФ и западной прессе сочли неожиданным? На этот вопрос дает ответ исследование, которое я комментировал уже в 13:57 06.02.2002.
Думаю, что всякий грамотный специалист, который анализирует происходящее с точки зрения закономерностей новой, постинудстриальной институциональной экономики, не встретит неожиданностей и будет давать вполне точные прогнозы. К сожалению, эксперты МВФ принадлежат к старым рыночным школам, адекватность моделей которых ушла в прошлое вместе с рыночной экономикой и XX веком.
Что касается цен на нефть, то ситуация на этом рынке имеет тенденцию к стабильности и к постепенному понижению цен. В долгосрочном рассмотрении следует учитывать фактор технологических изменений, который существенно обесценит нефть как топливо уже в ближайшие десятилетия. В краткосрочном значение имеет только нежелание администрации Буша допустить обрушение цен на рынке.
Однако, даже если предположить рост цен на нефть, западные финансисты не станут повышать русский кредитный рейтинг по этой лишь причине. Дело в том, что даже при самой благоприятной конъюнктуре на сырьевых и топливных рынках, торгующая преимущественно сырьем и топливом страна, не имеющая собственного постиндустриального потенциала, не может иметь в постиндустриальном мире стабильную экономику. А те, кто занимается реальными финансами, давно уже оценивают ситуацию по новым постиндустриальным раскладам, а не по старым рыночным моделям, как эксперты МВФ и путинской администрации.
Независимым аналитикам очевидно, что в основе грядущего кризиса в России лежит износ основных фондов. В связи с этим ожидается резкое сокращение добычи. Необходимость в полном объеме инвестировать и амортизировать основные фонды ляжет на себестоимость российской нефти уже в ближайшие несколько лет. Станет ясно, что эта себестоимость существенно выше мировой цены на нефть, а российская нефтяная промышленность институционально убыточна и показывала прибыль лишь за счет проедания унаследованных от СССР основных фондов, покрывая убыток экономией на амортизационных отчислениях. Впрочем, серьезным ребятам на Западе это ясно давно.
Аналогичным образом оцениваются последствия износа основных фондов и в прочих сферах. Прежде всего, в ближайшие годы Россия столкнется с резким ростом издержек текущего содержания основных фондов, необходимостью сброса части социалки и жилищного фонда. Резко вырастет нагрузка на МЧС, да и в целом процесс их эксплуатации примет чрезвычайный характер. Характер этот крайне затратен сам по себе, а с учетом неизбежного при чрезвычайке воровства стоимость поддержания основных фондов станет неподъемной для бюджетов субъектов Федерации даже при самой лучшей конъюнктуре.
В этих условиях власть столкнется с отчаянным сопротивлением прижатых к стенке людей на местах, которое будет существенно мешать собирать со страны ясак на выплату процентной дани. Понятно, что ожидая такого развития событий, западные эксперты испытывают меньший оптимизм в отношении перспектив кредитоспособности России, нежели ангажированные и малограмотные эксперты российского начальства, не желающие видеть и признавать влияние процессов в реальной экономике на финансовое положение режима.
Кроме того, Россия существенно отстает от большинства стран и по темпам роста. Не только страны третьего мира, но и сами США вернулись на уровень в 5% в годовом исчислении, а нынешний кабинет даже в условиях наилучшей конъюнктуры сможет обеспечить только 4%. Учитывая, что при таких темпах Россия вернется на уровень производства и потребления времен незабвенного Леонида Ильича Брежнева только к началу XXII века, западные эксперты предпочитают отложить окончательное решение по поводу кредитоспособности России до этого срока, а пока поместить ее в одну категорию с Папуа и Бангладеш, где уровень туземных правительственных экономистов примерно такой же и с теми же результатами.
Не существует решения проблемы кредитоспособности России отдельно от решения проблемы возрождения экономики. А возрождение экономики недостижимо без отказа от архаических рыночных представлений и программ, без резкой смены курса и перехода к строительству постиндустриальной институциональной экономики современного типа.
Евгений Гильбо
16.04.2002




В нашей экономике нет привлекательных направлений инвестирования

Леонид Евгеньевич, Министерство финансов в будущем году планирует привлечь 30 млрд. рублей под "нерыночные" ценные бумаги. По слова Беллы Златкис, пока неизвестно, какой это будет инструмент, но, скорее всего, это будут среднесрочные бумаги с плавающей ставкой первые два-три года после размещения, потом ставка будет фиксированной. Что это могут быть за бумаги?
Нерыночными называются бумаги, которые не обращаются на рынке. Обращение бумаг на рынке означает, что они подвержены колебаниям и эмитент должен постоянно следить за тем, чтобы они не обрушились, чтобы не было различного рода кризисов. Тут сразу на память приходят ГКО.
Термин "нерыночные бумаги" означает, что их берет некий избранный покупатель, который дает обязательство, что он их или не продает вообще, или продает на особых каких-то условиях в особые моменты времени. Видимо речь идет о таких бумагах. Стало быть, есть гарантии, что некие структуры готовы временно разместить свои средства в новые финансовые инструменты, и не будут, скажем так, эти бумаги сбрасывать, когда им захочется этого. Правда, видимо, им тоже нужно будет давать гарантии, что с этими инструментами все будет в порядке. Кроме того, очевидно, что когда случается большая нужда в коротких деньгах, из этих бумаг их не выдернуть. Получается некая заморозка активов, но в нашей стране возможностей замораживать активы на длительный срок ни у кого нет. Следовательно, речь идет о неких индивидуальных соглашениях, поэтому пока нет внятных ответов.
Хорошо, но ведь в ситуации с ГКО тоже были так называемые первичные дилеры, которые работали по соглашениям с правительством?
Конечно, но это было отступление от рыночных принципов. Вообще говоря, между рыночными и нерыночными бумагами грань условная, потому что каждый пытается регулировать бумаги, но она, разумеется, существует. Между лысиной и волосатостью все-таки трудно провести грань, но она есть.
Насколько важно Минфину осуществить эту операцию?
У нас образовалась достаточно большая рублевая масса, которая не находит применения. И государство исходит с разными идеями, как ее каким-то образом связать.
То есть государство не имеет нужды в заимствованиях, оно имеет нужду в связывании денежной рублевой ликвидности?
Это следует из официальных заявлений власти, из того экономического курса, который проводится. На самом деле, в рамках проводимого курса и политики стерилизации денежной массы в принципе такая проблема есть, такая задача ставится, и вот ее реализуют таким образом.
25 октября Минфин выходит на рынок ГКО. Сумма эмиссий составит 3 млрд. рублей. По словам все той же Бэллы Златкис, доходность, предложенная инвестором, не будет превышать 10,5%. Это очень низкая доходность, но, тем не менее, судя по предыдущим выходам Минфина на рынок, инвесторы готовы покупать государственные бумаги даже под отрицательную доходность. Почему так?
Это очень грустная вещь. Она говорит о том, что в нашей экономике нет привлекательных направлений инвестирования. Вот, к примеру, есть депозиты Банка России, там очень низкая доходность, но банки туда вкладывают, потому что собранные деньги, остатки счетов своих клиентов не могут эффективно разместить. В этой ситуации Минфин считает, что он может привлечь небанковские структуры или банки, которые не пользуются депозитами, даже на таких жестких условиях. Мол, никуда не денутся, вложат.
Леонид Пайдиев
13.10.2000




Если в обществе не создано надежных механизмов инвестирования денег, то лучше их проедать

Леонид Евгеньевич, согласно предварительной информации, полученной агентством Прайм-ТАСС из Госкомстата России, реальные доходы российского населения в сентябре выросли на 12,2% по сравнению с сентябрем 1999 года и на 0,9% по сравнению с августом текущего. Это много или мало? Нужно ли вообще увеличивать доходы? Есть известная теория стимулирования спроса, как источника экономического роста, может быть, стоит взять ее на вооружение?
Я считаю, что стимулировать спрос населения для того, чтобы вызвать экономический рост, безусловно, необходимо. Вспомните осень 1998 года. Если бы тогда деньги были направлены на поддержку малоимущих, они бы купили немножко хлеба и угольной пыли для отопления жилищ, это стимулировало бы производство. Но их выдали банкам для стабилизации финансовой системы, финансовым компаниям и так далее. Они их обратили в валюту и вывезли за пределы страны. Евгений Примаков, правда, быстро сориентировался и начал эту ситуацию менять.
Но нельзя забывать об одном существенном обстоятельстве. Если в обществе не создано надежных механизмов инвестирования денег, то лучше их проедать. Стимулировать инвестиции на самом деле гораздо сложнее, чем простейшим способом снижать налоги, это очень сложный процесс. Пока в государстве нет надежных механизмов инвестирования, к сожалению.
12% за год - это большой прирост доходов, или нет?
Это маленький прирост. Но он все равно стимулирует экономику, это однозначно положительное явление, но прирост небольшой, потому что он идет от кризисного спада. Вот давайте вспомним "Великую депрессию", наиболее сильно затронувшую Соединенные Штаты и Германию. Боюсь переврать цифры, но тогда восстановление упавшего жизненного уровня и доходов населения шло гораздо быстрее после преодоления острой фазы кризиса. Одна из причин победы Гитлера была в том, что жизненный уровень вырос где-то на 40%, было такое специальное статистическое исследование.
На протяжении демократических преобразований в России было несколько моментов, когда страдали доходы населения - начало 90-х, 1994, 1998 годы. Как вообще можно рассмотреть динамику доходов населения?
Если начинать с Горбачева, тогда было ясно, что инвестиции в стране эффективно не используются: возник так называемая инвестиционная пауза. Было принято правильное решение о том, что стоит за счет этих средств подкормить население. И действительно, сняли даже с нефтегазового комплекса, с оборонного комплекса, начали повышать жизненный уровень населения. Это сразу вызвало оживление общественной жизни, рост рождаемости, массу других позитивных моментов. Людей не так сильно пугала инфляция, они имели на руках деньги, которые на самом деле работали на экономику.
А "павловская реформа"?
Павловская реформа была вполне разумным, но более чем непоследовательным механизмом по упорядочению того, что происходило. У нас тогда 90% богатства распределялось, как считало нужным государство, а 10% отдали, так сказать, спекулянтам. Такая неявная была система коммерческой торговли. Но тут выяснилось, что процент кооператоров начал резко расти, и государство не могло контролировать эти процессы. Отсюда возникло желание несколько подрезать и инфляцию, и тот жирок, который начал скапливаться вне госсектора экономики. Но сделано это было неверно. Если бы в условиях инфляции мы пошли по израильскому пути, мы должны были реально индексировать сбережения населения в сберегательных кассах, проводить приватизацию строго в соответствии с принятым законом: каждому открывать сберкнижку и туда отчислять приватизационные рубли. Это было бы очень просто и эффективно. Можно было раздать деньги населению, этого не было сделано, деньги раздали капиталу, банкам. Тогда Центральный Банк России в лице Матюхина и по решению Ельцина начал накачивать деньгами коммерческие банки. Итог этого известен: население богаче не стало, а все полученные деньги банки сразу вложили в валюту, и начался чудовищный вывоз из страны всего, что только можно. С 1992 года начался вывоз всех запасов, которые копила Советская власть на случай войны. Совершенно грандиозные были ценности вывезены...
Но хочу еще раз подчеркнуть, что пока не создана система инвестиций, грабить народ бессмысленно, экономить на расходах бюджета бесполезно, эти деньги просто покидают страну. И дальше эта ситуация повторялась несколько раз с завидной регулярностью, похожая ситуация была в 1994 году. Чем она была спровоцирована? Пришли деньги из-за рубежа для нашего фондового рынка. Были созданы условия, и фондовый рынок, если вы помните, весной расцветал-расцветал, а осенью резко рухнул. Пришли иностранцы, заработали колоссальные прибыли на этом фондовом рынке и с деньгами ушли.
Потом был 1996 год, год начала предвыборного процветания. Тут раздавали деньги щедрой лопатой. Бедных и больных поддержали, это было еще нормально. А потом 1997 год, когда подкармливали народ за счет заемных денег. Бюджетникам платили зарплату, в общем, жили хорошо до 1998 года.
В 1998 году случился кризис. И тогда, когда стали выходить из кризиса, было два варианта: ограничить капитал или трудящихся. Было принято решение ограничить трудящихся и несистемные предприятия. И теперь я снова возвращаюсь к началу, к тому, что уже говорил. Итог был печальным: цены взлетели, казна пуста, валюта из страны выходит, спрос на валюту растет, а в итоге импорт накрылся. А страна привыкла уже жить на наркотике импорта. Что было с беднотой - можете вспомнить, перед глазами живые примеры.
Импортозамещение - это эффект положительный для экономики...

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>