<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

- Можно популярней, особенно про черную и белую?
И.Н.- Понимаете, очень часто магией мы считаем элементарные традиционные приемы психотехники, т.е. приемы, которые позволяют поддерживать психическое равновесие. Это значит, что мы вместе с водой выплеснули и ребенка. Разрушая религию и все, что, как нам казалось, связано с ней, мы разрушили огромный пласт культуры, участвующий непосредственно в социализации, в процессе, грубо говоря, изготовления людей, все то, что называется психокультурой, наследованием психических навыков. И в результате мы получили продукцию, опять специально грубо говорю, лишенную многих защитных психических механизмов. Как только то- талитарная организация общества начала распадаться, многим, повторяю, очень многим людям стало психологически хуже. Не говоря уже о всеобщей невротизации нашей цивилизации, у нас продукция такая. Психокультура - вещь очень тонкая, как и любая другая культура. Из технологии производства людей убрали процесс формирования у него психических механизмов, предназначенных для определенных целей, и ничего туда не вставили равноценного, предназначенного для тех же целей. Меня очень смущает, что пока не встречается каких-то попыток осознать и проанализировать технологию производства людей. Я не говорю, что мы можем создать описание, полностью исчерпывающее зтот процесс. Это не удавалось никому. Были сделаны жестокие эксперименты в истории челове- чества, когда младенцев помещали в абсолютно регулируемую ситуацию, и все равно не получалось однозначного результата, потому что мозг сам по себе штучная вещь, генетически наследственная, генетически обус- ловленная, и случайности невозможно изъять. Но мы можем осознать некоторые моменты общего структурного характера для того, чтобы не делать таких ужасных, я бы сказал, глупостей в будущем, имея дело с культурой. Мы так много занимаемся наукой (ученые мне сейчас скажут:
_Плохо занимаемся_). Но много. И так мало занимаемся культурой, очень мало. Мало кого это вообще интересует, а ведь именно культура обеспечивает производство людей. Именно она! Наука не производит людей.
Она может вмешаться в процесс биологического воспроизводства, т.е. в производство тела с нервной системой и мозгом, но чтобы это тело стало человеком, оно с неизбежностью должно пройти процесс социализации. А процесс социализации обусловлен культурологически. Я когда-то придумал такой образ: мы живем в культуре разбитых зеркал, мы разбили зеркало, в которое смотрится человек и через которое он себя познает и меняется, зеркало культуры, психокультуры. Теперь мы пользуемся осколками. Кому что попадется. Кому йога, кому еще что-то, но это все в конце концов осколки чужих зеркал. Пока мы это все переварим, интегрируем и заново создадим нечто органичное, пройдет не один десяток, а, скорее всего, какая-нибудь сотня лет, значит, мы все это время будем находиться в ситуации у разбитого зеркала, мы себя все время будем видеть по кусочкам. Поэтому проблемы интеграции психики, проблемы целостности человека для себя самого (я имею в виду в себе самом для себя бытие) - это колоссальные проблемы. Я ведь практический психолог. Люди приходят со своими проблемами. В принципе большая часть проблем сводится к невозможности интегрировать внутреннюю реальность. Она все время раз- валивается на части. Образно говоря, всеобщая шизоидность. Знаете, как один прекрасный психиатр говорил: _Чем отличается маньяк от шизоида? Ма- ниакальность - это когда один-единственный темный коридор, в конце которого яркая-яркая лампочка, и все туда. А шизоидность - это когда коридоров много, все они слабо освещены, и как человек попадает из одного коридора в другой, он совершенно не в состоянии понять_. Хороший образ. Мы сформировались в такое время, когда в политику государства входила попытка подменить целостность субъекта, интеграцию субъективной реальности одним коридором, в конце которого горит яркая лампочка. Это называется целеустремленность. Фанатизм был символом целеустремленности, и этого фанатизма в нас очень много, потому что это один из простых способов создать хотя бы ощущение целостности. Не зря на это так легко попадаются люди. Это редкий случай, дающий возможность ощутить себя целостным, интегрированным, собранным. Культ так называемых сильных людей, все эти памятники, указания, делать жизнь с кого. У нас с Щедровицким вышла дискуссия на эту тему. Он говорит, что я перегибаю палку, противясь идее делать жизнь с кого-то. Он считает, что просто нужны культурные образцы, что проблема только в том, что нам предлагали не те образцы. Может быть, я в психологическом пафосе ухожу от социо- логических параметров... Рушится тоталитарное государство, рушится единственность идеала, погасла единственная лампочка в конце коридора.
Коридоров теперь много...
Проблема интегрирования своей субъективной реальности... Ну, давайте, так вот, руку на сердце положа, вы что, пришли методику эту освоить? Вот этому научиться: 3А, 3В, шестнадцать состояний? Лишь некоторые из вас, может быть, будут заниматься и пользоваться этим, практика так показывает. Вы пришли потому, что вы ищете сами не зная чего, но чего-то такого, что бы вас с самим собой примирило. Не с окружением даже, но с самим собой, т.е., говоря психологическим языком, чтобы внутри вас возникла целостность, что-то такое, что б помогло с самим собой подружиться, самого себя любить. И чем больше вы будете с самим собой дружить и самого себя любить, тем легче вам будет с другими людьми, вы станете терпимее, вы станете лояльнее, конвенциональнее и т.д. Почему? Да потому, что вы решили главную проблему. Люди, которые приезжают к нам из других стран, из мира, где все в порядке (более или менее) с этой проблемой, замечают свое различие с нами сразу. Уж я, вроде, спокойный человек, а он мне говорит: _Что ты нервничаешь?_ Я говорю: _Это я выгляжу для тебя так?_ - _Да. Даже ты для меня выглядишь в постоянном напряжении._ А я на него смотрю - спокойный. Какой он тренинг проходил? Сразу в голову приходит, что тренинг состоит в том, что там все есть в магазине, на базаре. Нет, ребята, дело не в этом. У него отношение с самим собой другое. Его когда делали, все детали вло- жили, а нас когда делали, нескольких очень важных деталей просто не было. Потому что они были объявлены несуществующими, вредными. А нового вместо этого нам не вмонтировали. На этом простом образе мы видим, что человек все-таки вещь сделанная, это же ясно! Все мы знаем, что если че- ловеческое дитя вырастет не среди людей, то человека не получится.
Значит, мы сделаны людьми и из людей. Так вот, у нас нескольких деталей не хватает. Задача практической психологии: выяснить, каких именно. Что там можно отремонтировать, что заменить, что можно попробовать вставить.
Я не принадлежу к идеалистам, я стараюсь точно узнать, что именно надо вставить, чтобы максимально оптимизировать ситуацию. Это поиски недостающего блока постепенно привели меня и моих товарищей к следующему моменту. Изучая и практикуя так называемые древние учения и все то научное знание, которое мы смогли добыть из самых качественных источни- ков, мы подошли к тому, что наукообразно назвали _активной саморегуляци- ей_, т.е. создали такую методику, которая, если человек хочет ею воспользоваться, монтируется в его Я-концепцию и дает возможность ему быть более активным, повысить возможность реализовывать себя как субъекта. Человеку необходимо дать средства для восполнения пробелов в его конструкции, а предъявлять без этого ему претензии все равно, что сидеть и рассуждать о том, что утюг должен быть одновременно и персональным компьютером. Давайте прорабатывать на собраниях, давайте лозунги на нем писать: _Вперед, к прогрессу!_ Он все равно останется утюгом. У него там нет того, что нужно для компьютера. Поэтому я думаю, что гораздо правильнее прежде, чем призывать к чему-то, дать человеку средства повысить свою квалификацию по отношению к самому себе. Все. Я прошу вас рассматривать эту методику именно так. Вот поэтому я не против экстрасенсов (сейчас распространяют про меня такой слух, что я против экстрасенсов). Нет, я не против, я - за, я все время - за. Но я и за то, чтобы то, что доступно каждому, не объявлялось элитарным, эзотерическим, чудесным и только для избранных. Я этого терпеть не могу. Такова моя позиция. Поэтому я все, что, на мой взгляд, общедоступно, из того, что удалось извлечь, стараюсь общедоступным и сделать. И что бы ни говорили некоторые мои коллеги, которые считают, что я не прав, что это знание эзотерическое,- это их позиция, они имеют на это право. Есть эзотерическое знание, есть. Я про это никогда не расскажу, честное слово, но эзотерических знаний гораздо меньше, и они, в основном, скрыты совсем не в том, к чему мы привыкли. Зачем же одурачиванием дешевым за- ниматься? Если меня чему-то выучили и я убежден, что это толковая вещь, то мой долг состоит в том, чтоб этим поделиться. Может, это еще кому- нибудь нужно? А вдруг! А что касается эзотерического, оно никуда не денется. Оно само себя укрывает, само себя защищает, потому что оно эзо- терическое, захочешь проболтаться и не сможешь. Не потому, что запрещено или еще как-то. А просто, правда, не получится. Ну, хорошо. На этом мы сегодня закругляемся. Я вам очень советую время от времени вспоминать про Я-концепцию, размышлять об этом. Это не будет бесцельно проведенное время, и это не иссушит мозги творческих работников, которые очень озабочены этим, и не сделает ужасно фантазирующими мозги технических и научных работников, которые тоже почему-то этим озабочены. Это одинаково хорошо всем, потому что это ваше отношение с самим собой. И чем лучше, качественнее это делаете, тем больше ваши возможности в той сфере, которую вы для себя избрали. Спасибо. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
Духовные пути

Вступительный обзор
Я попытаюсь рассказать о духовных учениях, о том, на какие они делятся категории. Я заранее предупреждаю, что, естественно, такая классификация, такой подход - это мое личное мнение, а если мое, то, естественно, и той традиции, к которой я принадлежу. Поэтому прошу воспринимать сказанное не как истину в последней инстанции, а как некоторые итоги двадцати одного года работы.
Прежде всего, нужно усвоить, что у каждой живой духовной традиции существует убежище. Убежище предназначено для людей, которые думают, что они хотят духовного пути, а на самом деле ищут просто защиты. В чем отличительный признак любого убежища в любой традиции? В том, что структурно и описательно мир, предлагаемый в убежище, гораздо проще той жизни, которой живет большинство людей. Он легко описывается десятью заповедями, четырьмя правилами и т.д. и т.п. Он прост, понятен, не требует никаких особых усилий в себе самом, в своем описании, заведомо содержит плюс-подкрепление, там заведомо хорошо быть. Простая система ценностей: белое легко отличается от черного и т.д. Такие убежища существуют во всех традициях. Это и есть настоящий вход-фильтр. Не надо никакой таинственности, просто эти убежища функционируют, они легко доступны, о них много пишется: масса литературы, рассказов, легенд, мифов и т.д. Поэтому любой человек, чувствуя необходимость в убежище, его находит и прекрасно там себя чувствует, для большинства людей больше и не надо. Просто в силу тех или иных причин человек не выдерживает сложности жизни, в которой он живет, оказывается не в состоянии с ней справиться, он не вооружен для этого, не имеет достаточной квалификации, здоровья или еще чего-нибудь.
Большинство людей именно эти убежища и принимают за духовность, за духовные пути, за духовное сообщество. На самом деле это внешний двор, так называемая экзотерическая часть. Двор, открытый для всех, кто приходит искать убежища. Если же человек действительно рвется к чему-то неведомому, хочет на ту сторону, хочет другой жизни, которая сложней, во много раз сложней этой, во много раз потому, что там требуется больше активности, ответственности, самостоятельности, творческого напряжения, риска (вплоть до смертельного), физического, духовного, душевного напря- жения, если в нем действительно обнаруживается такая смыслоустрем- ленность, тогда открывается двор посвящения и тогда вступает в силу закон: ученик готов - учитель появляется. Такие люди встречают то, что им положено встретить. Это первое, что нужно ясно понимать и чего почти никто не понимает или понимать не хочет.
Были случаи, когда после подобного рассказа у меня появлялось новое количество врагов, т.е. _скрытых друзей_. Они считали, что я их унизил.
Я так не считаю. Такова истина. Ничего плохого в том, что существуют убежища, нет, наоборот, великолепно, что они существуют, и люди там тоже делают нужные, полезные дела. Это подтверждается хотя бы тем фактом, что они существуют на протяжении всей истории человечества.
Теперь, что касается самих духовных путей. Первое, что нужно пом- нить: всякий духовный путь, в любой традиции, ведет к жизни во много раз более сложной, во много раз более трудной, во много раз более ответственной.
Чем дальше вы продвигаетесь по пути, тем сложнее. Легкость, радость появляется не от того, что вам стало просто, а от того, что вы приближаетесь к тому, к чему вы устремлены. Почему один человек устремляется, а другой - нет? Об этом я ничего не могу сказать, кроме того, что существует такой факт: на шестьсот домашних свиней всего пять- шесть особей с доминированием исследовательского рефлекса над ориентировочным, на двести голов диких оленей двадцать таких особей, про людей данных пока нет, где-то в среднем между тем и этим. Возможно, поэтому это так сложно.
Что же касается самих путей, то материал, которым мы располагаем, дает возможность разделить их на несколько типов.
Пути воздействия. Это большой блок различных традиций. Их объединяет то, что главное технологическое, техническое действие на этих путях - воздействие на объективную реальность в различных вариантах.
Соответственно, это путь силы, путь формирования силы, путь управления силой, путь добычи силы, путь использования силы и т.д. Эти традиции в большинстве своем очень популярны, потому что они созвучны с нашим западно-европейским стилем мышления. Мы привыкли, что надо обязательно воздействовать на мир, и тогда что-то будет происходить, если не воздействовать, то это _пассивное отношение_.
Следующая группа путей - это пути медитативные, пути погружения.
Эти традиции - это путь в глубины своей субъективной реальности.
Основное технологическое действие - медитация, т.е. покой. Прежде всего покой, тишина и т.д. И конечно, ни о какой силе там и речи нет, ни о каком воздействии речи нет. Там- _не выходя из дома, мудрец знает, что делается в этом мире_. Это тоже достаточно популярная группа традиций.
Во всяком случае, каждый о ней где-то что-то слышал. Но то, что в большинстве книжек пишут про медитацию - безответственно, потому что медитацией называют все, что угодно, постоянно путая медитацию и медита- тивные упражнения.
Медитация - это специальный способ жизни дпя достижения специальных целей. Прежде всего - это умение хранить покой, находишься ли ты в уединенном месте или среди базара, торжища - ты должен быть погружен в ничем непоколебимый покой. Это пути внутренние.
Следующую группу путей я бы назвал путями хитрого человека. Это пути, на которых главное технологическое действие - это умение видеть ситуацию и умение управлять ситуацией. Это пути интеллектуальные.
Особенно много таких традиций происходит из Тибета и существует там.
Правда, это не совсем то же самое, что мы привыкли понимать под словом интеллект, потому что Будда говорил, что за одно мгновение, т.е. за одну двадцатую секунды, он отслеживает десять тысяч мыслей,- там включаются особые формы владения интеллектом, включается _высший интеллектуальный центр_, скорость работы которого действительно в десять тысяч раз быстрее. Недавно получены экспериментальные данные, очень интересные.
Оказывается, человеку для опознания знакомых глаз среди множества предъявляемых достаточно 1/10000 секунды, хотя по всем современным теориям он просто не в состоянии что-либо увидеть за это время. Это строгие экспериментальные данные, полученные лабораториями: 1/10000
секунды; приблизительно того же порядка величина опознавания знакомого лица в толпе, т.е. существует-таки что-то, о чем говорят древние. Так вот, пути хитрого человека связаны со специальным развитием интеллектуальных возможностей.
Конечно, при такой скорости работы человек может действительно реально ухватить ситуацию, нашими словами говоря, просчитать ее, отреагировать.
И четвертое - наименее известная и наиболее сложная категория путей - это так называемые пути трансформации. Трансформации, в результате прохождения которых получается в человеческом обличье не совсем обычное существо, скажем так.
Трансформация происходит не только интеллектуальная, но и энер- гетическая, эмоциональная, физическая и т.д. Зависит это от конкретной традиции.
Существует ли возможность выбора пути? Об этом спрашивают часто. Я думаю, что она как бы существует и как бы нет. Вопрос в том, кто кого находит. Я думаю, что скорее путь находит человека, чем человек - путь, хотя, с другой стороны, это может быть резонансное взаимодействие, потому что невозможно создать описание, согласно которому можно было бы найти человека для данного пути. Но иллюзия перебора путей есть, это точно. Когда человек говорит: _Я это попробую, я то попробую, то попробую_...
У меня восемь входных посвящений. Это же не значит, что я прошел восемь путей. Это значит, что я имею доступ. На мне стоит какая-то печать, я даже не знаю, как они ее опознают, но, если я прихожу туда, куда у меня есть такой доступ - меня примут, со мной будут общаться. Но это не значит, что я прошел этот путь. Если человек прочитал много разных книг про много разных традиций, это же не значит, что он все это попробовал, как и если он пробежался из одного убежища в другое.
Обычно, если человек встал на путь, то это уже все. Дай Бог, чтобы ему повезло, и все. Не так много сейчас живых носителей традиций, а пройти путь без живого носителя традиции - это редчайшее исключение.
Такой человек от природы должен быть безумно одарен медитативно, чтобы, скажем, материализовать учителя со второго уровня, перевести на первый.
И каждый раз это делать. Это безумно сложно. Нужно столько энергии.
Можно сделать... Я знаю человека, который так выучился. В принципе я представляю, как это делается, но тратить на это энергию... Я не знаю.
Может быть, мне просто повезло, я встретил учителя, а кому-то этот путь, путь без учителя на первом уровне становится единственно возможным.
Обычно _лапша_ в чем здесь заключается? Человек говорит: _Ну зачем мне учитель, я учусь у Космоса._ Некоторые учатся у учителей с Ориона. Мой учитель в таких случаях говорил: _Каждый хочет учиться у Христа, но каждый получает такого учителя, которого заслуживает_. Я думаю, что, поразмыслив, нетрудно понять, кто квалифицированней - живой носитель традиции или тот, кто ищет путь. Конечно, он быстрей вас заметит, чем вы его. Мой учитель говорил мне, что можно двадцать лет прожить рядом с человеком и быть уверенным, что это дядя Вася с пивзавода и что ты его как облупленного знаешь, но когда ты дорастешь, лет через двадцать, ты поймешь, что это учитель твоих учителей. Я никогда не забуду одно очень сильное переживание. В одной из наших последних встреч мой учитель сказал:_Когда ты будешь проходить мимо пьяного, валяющегося в своей блевотине, и услышишь сказанные через него для тебя слова, вот с этого момента ты начал учиться_. Я расценил это как образ, что нужно быть внимательным, что не нужно ничего заранее отвергать, что это непривязан- ность к форме. Но однажды наступил день. Я действительно шел мимо пьяного, валяющегося в своей блевотине, и услышал через него сказанное мне (у него вдруг изменился голос, и он странным голосом сказал несколько очень важных вещей), т.е. это произошло реально. И тогда я что-то понял, прокрутил у себя в голове все слова учителя. Стал внимательно вспоминать, что сказал мне учитель, и последнее из того, что он мне сказал, и понял через девять лет.
Что же он сказал? Теперь я знаю, что он говорил, то что он говорил, а я сразу интерпретировал под себя. Просто не надо то, что учитель говорит, тянуть под себя, надо себя тянуть к сказанному Учителем.
Давайте попробуем более внимательно рассмотреть эти 4 варианта духовных путей.
Пути силы. Наверное, самые популярные из них - это маги. И наиболее популярное, наверное, это то, что написал Кастанеда. Это во многом сказки, но... кто из тех, кто читал Кастанеду, скажет, сколько лет прошло от первой встречи с доном Хуаном до прыжка со скалы? Девять лет.
То, что описывал Кастанеда - это рассказ об одном из путей силы. Это путь силового воздействия, путь силы, путь овладения силой. Я думаю, что почти все, что там описано, практически возможно. Я общался с несколькими квалифицированными магами, и они, в общем, подтверждают это.
Хотя есть внешне более простые пути, но они менее эффективны. Есть у меня один знакомый маг - это просто прелесть, что за человек. Причем он магом стал по необходимости, реальной жизненной необходимости, спасая свою жену от психушки, и развил в себе это искусство до удивительных степеней.
Что здесь самое главное, на мой взгяд?
Наверное, прежде всего - качество традиции. Дело в том, что сила - вещь очень опасная для того, кто вступает с ней в контакт, и требует очень высокого знания необходимой последовательности действий во времени. Все серьезные пути требуют не менее девяти лет. Это общеизвестно. Девять-десять лет - это только чтобы начать, как следует, подойти - в серьезном учении. Быстрее не бывает.
Конечно, многим кажется, что воздействие - дело ясное - это воз- можность лечить, телекинез, прохождение сквозь стены, левитация и пр.
Нам это понятно, мы привыкли к психологии воздействия. Но должен вам сказать, что это в физическом смысле очень рискованный путь, очень много людей гибнет, физически гибнет, заболевают, умирают, сходят с ума; чем выше степень, чем дальше человек продвинулся по такому пути, тем он должен быть все более безупречным в профессиональном смысле слова, потому что он имеет дело с силой. Малейшее неправильное движение - сила его раздавит. Нужно очень внимательно читать такую литературу, как Кастанеда, анализируя, как путь развивался во времени. Там многое сильно запутано. Почему их было двое: Дон Хуан и Хенаро? Что делал Хенаро, что делал Хуан? Почему время от времени они менялись своими учениками? Какую часть там занимала разборка-сборка? Мистика для обучения - реальная мистика? Материальчик, безусловно, интересный.
Еще раз повторяю, чем выше степень мастерства, тем менее заметен этот человек, и, естественно, он никогда не вылезет на публику, потому что он никогда не будет _стрелять по площадям_. Это просто неграмотно.
Сила требует ювелирного приложения, безукоризненно точного прицела, как говорится. Если человек действительно на пути, а не в убежище одного из путей силы. Это в убежище _лапши_ много, фокусы, очень забавно. Это восторг. Там такой цирк. Это действительно цирк высшего класса.
Я с одним юным сатанистом общался, мелкий бес - у него такая степень была, он хотел из меня технологию какую-то выудить. Разговариваю с ним об общем - он засыпает, а как только я заговорю о технике - он сразу просыпается.
Он демонстрировал свое искусство, он чай специальный мог заваривать - хохотунчик, бормотунчик. Ты можешь смотреть: ничего, вроде, не делает особенного, ничего в чай не добавляет, а все начинают болтать, причем болтают обо всем, рассказывают интимные вещи о себе,- так сказать, _прилив искренности_.
Такой же чай заваривает, вдруг хохот начинается зверский, дикое веселье.
Это первое, чему его научили, т.е. это забавные вещи, цирк такой.
Серьезные люди этим не занимаются, это им ни к чему.
Потому что на пути чем дальше продвигаются, тем становятся менее заметными. Они стараются быть очень незаметными, очень аккуратными, потому что рукой махнет - улица, отмахнется - переулочек. И идущий это знает, помнит. С ними очень приятно общаешься - потому что они предельно собраны. У них все четко, нет ничего лишнего, все отточено до совершенства.
Но, к сожалению, больше распространены примитивные варианты - убежища. Там в голову тебе залезут, поковыряться в психоэнергетике, врежут по харе (_энергетический центр_). Баловство всякое.
Думаю, что из тех, кто чувствует такую тягу к силе, из тех, которым это импонирует, которые стремятся к этой встрече с силой, многие доходят.
(Когда мы говорим многие - это человек сто в мире, сто пятьдесят, двести в лучшем случае, на каждый момент времени. Это очень много.)
Теперь - пути медитации, пути погружения, пути покоя. Эти люди...
Кришнамурти - вы видели (в медитации, конечно). Это один из высоко достигших на этом пути. Люди из такого рода традиций обладают необыкновенной притягательностью, потому что внутри них светится нечто такое, нечто такое они внутри себя знают, они настолько спокойны...
Наша жизнь: в дом входишь, радио включаешь, телевизор, еще что- нибудь было бы - включил бы, только бы не тишина.
А они очень спокойные. Спокойные - даже не то слово. Некоторые нервничать начинают рядом с ними, их раздражает немыслимое нечто, фантастически устойчивое, некоторым они кажутся холодными. Тут вокруг вулканы, атомные бомбы взрываются, а он так сидит... Да, действительно, чуть-чуть улыбочка. Кришнамурти!
Но если вы с ними вступаете в контакт, не просто любуетесь, то для большинства из вас они кажутся сверхжесткими людьми, потому что их доброта за пределами нашего понимания о доброте. Это как у Гессе: _Холод на вершине, боги сидят там, смеются..._
И вот если ты только сумеешь встроиться, войти в резонанс с этим состоянием, потрясающим своей глубиной тишины и покоя, вот тогда, в молчании, в тебе что-то начинает взрываться, открываться, внутри тебя происходит нечто...
Только на неофитах прямо написано, как они хотят всех в свою веру обратить. Чем дальше человек продвигается, тем меньше цирка.
Теперь - пути интеллектуальные, хитрые, пути управления. Здесь важно что? Что человек работает с ситуациями, человек работает в таком интеллектуальном режиме, который для нас вообще немыслим.
Я, к сожалению, не смог встретиться с человеком, который очень мно- го прошел по этому пути. Я был допущен на несколько занятий в такой традиции. Руководитель там имел девять лет учебы за плечами, посвящение Далай-ламы, а ученики у него были начинающие - два года, два с половиной года. Я смотрел, как они работают со словом. Я пришел, а они в течение трех часов вытаскивали цепочку, которую породили два слова, сказанные одним из присутствовавших. И они ее вытащили. Это была мысль, которая возникла у этого человека три с половиной месяца назад. Это работа фантастически щепетильная. Я там не решился ни одного слова произнести.
Они тут же отметили это, сказали: _Блокировочка_. Они красиво работают.
У них культура мышления, культура употребления слов. По сравнению с их искусством отслеживать, откуда взялась мысль, психоанализ - это детский лепет на лужайке.
Это одна из буддийских традиций, приспособленная для Запада, для западных тугодумов.
Хотя, должен сказать, многие западные ребята, в силу своей вов- леченности или настроенности, получают посвящения, на которые ламам по десять лет пути нужно, а они за три-четыре года успевают. Для того чтобы к этому немножко реально прикоснуться, я вам приведу пример из самых симпатичных и относительно доступных: Тартанг Тулку _Пространство, Время, Знание_. Для того, чтобы прикоснуться к тому, что такое ювелирная работа интеллекта. Он там в конце дает шестнадцать начальных упражнений, можно поиграться с этим. Конечно, без живого носителя традиции ничего серьезного не произойдет, но, во всяком случае, познакомиться, поиграться в рамках убежища можно. Красивая штука, безусловно.
Я присутствовал на паре семинаров физиков по этому тексту. Для физиков та картина реальности, которую предлагает Тартанг Тулку, оказалась очень интересной и в чем-то близкой самым современным физическим взглядам. Она выражена краткой формулой: _Время разворачивает Знание в Пространстве_. А все остальное считается иллюзией.
Конечно, это каторжный труд. Как и всякий путь - это серьезное дело, но он притягивает многих, притягивает в силу того, что является логическим продолжением нашего культа сознания, потому что поначалу это кажется интеллектуальной игрой в стиле Гессе (_Игра в бисер_). Очень советую и это прочесть, это про убежища. Гессе много знал, хотя сам не был причастен ни к какой реальной традиции, но интересовался и с большим художественным чутьем это описал. Хотя конечная мораль там довольно забавная.
Самое сложное на этих путях - это компенсация. Во время развития на таком пути эмоциональная сфера почти не задействована, и, чтобы человек не свихнулся, а действительно прорвался - используются там очень сложные механизмы уравновешивания со стороны тела, со стороны эмоций. Все нужно привести в гармонию. Человек - целостная вещь. У них отточенная техника приведения в нужное соответствие всех компонентов психики.
Следующая группа - это группа путей трансформации. Об этих путях очень мало известно по двум причинам: первая - они, как правило, не канонические, т.е. нет канона, который задается ученику на первом этапе пути, как это делается во всех других традициях. (Вы должны помнить, что канон в канонических учениях - это не цель, это способ подготовки ученика, т.е. это первый этап обучения. Когда ученик реализует канон, тогда начинается, собственно говоря, настоящее обучение - за каноном. А канон - это способ введения, подготовки).
В трансформационных традициях, как правило, канона нет, потому что там, как правило, действует принцип: время, место, люди. Сама традиция, т.е. формы ее реализации, тоже трансформируется в соответствии с изменением реальности, местом, где она вживляется, и поэтому, в основном, передача идет устно, на первых этапах в особенности. Есть такой принцип: посылка может прийти в любой форме, когда ты научаешься отличать свои собственные проекции от реальных происшествий.
Эти пути очень опасны тем, что там все на риске с самого начала.
Поэтому многие эти варианты пробуют, но мало кто всерьез в это погру- жается.
Представьте себе, задача стоит такая: надо разобрать человека полностью, до основания, и при этом чтобы он сохранился, т.е. не сошел с ума, не умер. Параллельно все это начинают собирать по новому плану. И самая главная и самая сложная работа - это разборка и переделка механизма самотождественности, потому что это такая колоссальная штуковина в каждом из нас, а нужно ее убрать почти полностью.
Растождествление - тоже сложная задача.
В основном, в миру, как говорится, эти традиции укладываются приблизительно в такие названия, как дзен-буддизм, некоторые ордена суфизма, хасидизм. Еще есть сказка (помните, Иванушка-дурачок прыгнул в котел с кипящей водой и трансформировался) _Конек-горбунок_. Вот так, приблизительно, все это и происходит, только растянуто во времени. Там, т.е. на этих путях, действительно есть такое место, которое так и называется: _кипящий котел жизни_- медитация есть специальная. Во всяком случае, в нашей традиции такая медитация есть. Я вам могу предложить, если вы себя хотите примерить к началу. Медитация состоит в следующем:
допустим (это близко к истине), что каждую минуту на Земле умирают при- близительно сто десять человек, а рождается приблизительно сто тридцать человек, сто и сто двадцать, сто и сто тридцать - только людей. Вы входите в такое состояние, где всерьез об этом помните, т.е. вы смотрите на часы, секундомер ставите перед собой - стрелочки тикают, а в это время люди рождаются и умирают, и вы стараетесь как можно четче, зримо себе все это представить. Потом туда добавляются животные, растения и вообще все живое, и вы попадаете в кипящий котел, самым натуральным образом, и если вы из него вылезете, то это уже кое-что.
Эта ситуация любопытная, одно дело - пофантазировать, псевдопоме- дитировать, а другое дело - попасть туда хорошим тотальным переживанием.
Что отличает все трансформационные учения? Что в них общего?
Тотальность. Главный технический прием - тотальность, достижение тотальности. Прошу быть внимательными. В русском языке, из-за неправильных переводов трудов Маркса, Энгельса и Гегеля, тотальность и целостность - синонимы (в словарях так написано). И только совсем недавно появилась работа, _Категории диалектики_, где показано: перевод неправильный, это два разных понятия. В этих традициях прослеживается такая последовательность: механическое бытие, целевое бытие, целокупное бытие, тотальное бытие; также три стадии движения от целевого к целокуп- ному, от целокупного к тотальному; мир знания, мир любви, мир при- сутствия.
Безусловно, в какой-то степени в трансформационных путях отражаются элементы всех путей, потому что нужно пройти искус силой, обязательно, тебе дается такая сила; искус погружения, т.е. настоящая глубинная медитация и переживание глубинного покоя; и искус хитрого человека, т.е.
искус управления. Это все обязательно. Конечно, не в полной мере, но достаточно для того, чтобы убедиться, что ты действительно там, где ты хотел быть.
Я боюсь, что сейчас я стану пристрастным, потому что я начну рас- сказывать о том, к чему сам себя считаю принадлежащим, т.е. я считаю, что Школа - это одна из таких трансформационных традиций, и поэтому как- то неловко и застенчиво _каждый кулик свое болото хвалит_.
Я действительно очень люблю Школу, и чем дальше, тем больше. Мне кажется, что мне повезло, что я встретил такое учение, в котором нет никаких сектантских глупостей.
...Пришел - пришел, ушел - ушел, пришел опять - ну и здравствуй!
Прекрасно! Все это в формах самой жизни. Конечно, нельзя сказать, что нет риска, что нельзя _пролететь_, большое внимание Школа уделяет технике безопасности, потому что она предназначена для современной жизни. Нет такой жестокости. как в других традициях. Есть ведь традиции, кажущиеся нам страшно жестокими, хотя для ареала, в котором они родились, это нормально. В них умереть на пути - человек считает прекрасным, просто хорошая смерть. Там считается: если из тысячи, ставших на путь, один дошел, то жизнь остальных девятисот девяноста девяти уже оправдана. Есть жесткие традиции, где тебя сразу берут за загривок и сразу кидают в омут, и как хочешь выплывай. Выплыл - молодец, не выплыл - ну и что же... бог с тобой... Есть и такие традиции, они очень древние, очень жесткие по конструкции, поэтому очень мало имеют живых носителей в наше время. Ведь большинство людей считают, что духовность - это некий подвиг; если он туда отправился, то он уже герой, ему медаль на грудь должны повесить, оркестр должен играть, букет цветов...
Но на всех путях плата - это жизнь. Все эти дороги - без возврата, везде вы расплачиваетесь жизнью. Никаких других денег ни один духовный путь не признает. Жизнь, в самом прямом смысле этого слова, потому что, практически, во всех четырех вариантах традиций одно из главных событий обучения состоит в том, что вы растождествляетесь с жизнью. Жизнь для вас становится внешним объектом, вашим произведением, вашем полем действия, вы уже не в ней, а вы делаете ее.
На словах это что-то непонятное. Но эта цена неизбежна. Это дейст- вительно пути без возврата. Тебе каждый раз сообщают, что если ты сделаешь этот шаг, то ты назад не вернешься. А если ты не сделаешь этот шаг, то ты уже на путь не вернешься. Это с неизбежностью, потому что все это серьезно, все это требует больших затрат труда, большой точности и везения, наверное, тоже. Я считаю, что я везунчик в том, что, когда я встретил учителя, я влюбился, и любовь у меня всегда шла впереди знания - в этом мое везение. Это не было моим сознательным шагом, это я сейчас знаю, понимаю, осознаю, что да, действительно...
На любых путях, а на трансформационных путях особенно, любовь должна идти чуть-чуть впереди знания, потому что иначе знание просто раздавит тебя. Мне повезло. Я был очень эмоциональным человеком, увлекался театром, работал в народном театре... и в то же время уже было позади три года армии, где я и смерть повидал рядышком и прочее. Я влюбился в учителя и в путь, и для меня не было проблемы выбора, я не потратил время на перебор вариантов и сомнения, это один элемент везения. Второй элемент везения, как я теперь понимаю, проявился после первых трех лет обучения. Учитель меня поставил в ситуацию, когда минимальная неискренность (из самых хороших побуждений) усложнила бы путь очень надолго. Поставил он меня в ситуацию эту жестко. И как-то так получилось, что вырвался у меня совершенно искренний ответ, хотя я знал, что за ним последует кара: разлука с учителем. Словом, опять повезло.
И третий момент состоял в том, что я был очень болен, в течение двадцати лет у меня постоянно болела голова, волнообразно так. Чтобы совсем не болела, такого не было. Это у меня началось со второго класса - боль то больше, то меньше. Я возил с собой шприц, ампулы, и во мне выработалась с детства привычка с болью работать. Я ходил в школу, хорошо учился, я занимался спортом. Головная боль существовала отдельно, а я существовал отдельно. И я с ней все время работал, она меня в силу каких-то случайностей... и специалисты мне говорили тоже, не испугала, не раздавила. Я жил с ней активно. Так во мне выработался навык. Когда в процессе обучения я встретился с болезненными ситуациями, по-настоящему, там есть три-четыре - на грани, я был как бы подготовлен. Я уже знал, что надо не пугаться, а работать с этим, просто работать. И вот, в этом смысле, я считаю, что я везунчик. А главное везение, что я прошел Путь, дошел до конца еще при этой жизни. Все, что после этого - это уже подарок.
Я знаю многих людей на разных путях, у которых очень много времени уходит на сомнения... Дело сложное, как и в обычной жизни. В жизни даже больше гибнет людей, если взять в процентном отношении. Я считаю, что какое-то везение бывает определено вашей предысторией, в которой нет сознательного усилия, но она так удачно сложилась, что в чем-то вас предуготовила для этого. Бывают на пути очень трудные моменты, когда старого уже нет, а новое еще формируется - это нуль-переходы. В Школе существует система нуль-перехода - ты входишь туда, в этот вариант, в момент самого нуль-перехода ты сам вообще непонятно что, и куда тебя выбросит на той стороне, тоже неизвестно, и все это не в каких-то спе- циальных условиях, а параллельно с другими делами - ты, как и все, ходишь на работу, зарабатываешь - не зарабатываешь, женишься - разводишься, дети рождаются. Все это происходит в формах самой жизни, и поэтому бывают довольно сложные моменты. Но я считаю, что как раз те традиции, которые ведут обучение _на базаре_, т.е. в формах жизни, а не в специальных ситуациях ашрама, монастыря, наиболее подходят для современного человека. Это не значит, что здесь достижения выше, чем там, нет. Есть пути, в которых люди вообще из пещеры не выходили, образно говоря. Но они реально в мире присутствуют, и с ними можно всту- пить в контакт на втором уровне реальности, на третьем и еще на каком- нибудь, наверное, мне не доступном, но это реальность, не абстракция типа: ах! астрал, ах! ментал, - а реальность. Реальность от красивых абстракций отличается тем, что она сложна, многозначна, разнообразна и о ней можно рассказать со многими деталями, подробностями. Это живое. И если вы действительно _вышли в астрал_, то там также все бурлит, кипит.
Там немножко по-другому все организовано, но, в принципе, и там жизнь идет, своя, но жизнь. Она полна подробностей, юмора.
Тут вся сложность в чем? Чтобы не принять все эти кино, которые по- казывают вам по видику, не принять это за реальность, не попасться на таком красивом жаргоне. А для этого нужен грамотный водитель, который тебя ведет. Грамотный водитель с точными знаниями, грамотно организованная жизнь. Ведь жизнь-то ты должен сделать себе сам, такую, которая будет тебя вынуждать двигаться, т.е. ты уже не можешь жить, как придется, ты должен думать, например, так: _Я осознал, что у меня сейчас такая задача, моя жизненная ситуация такая, а моя задача такая. В этой жизненной ситуации ничего из этого не получится, значит, нужно взять себя _за шкирку_ и выбросить в такую жизненную ситуацию, в которой можно решить задачу. И если я эту задачу не выполню, то конец, мне вперед не продвинуться_. Вот такой ход мысли. И тогда ты себя просто кидаешь в нужную ситуацию. Потом постепенно находишь и другие способы, через резонансное состояние, например, но ты себя двигаешь, потому что готовая, данная тебе готовая жизнь довольно проста, хотя она нам кажется и сложной, и болезненной, и каждый из нас уверен, что его страдания - самые страдательные. _Вот я, конечно, пострадал, а остальные то... а вот я то..._ На самом деле, когда вы действительно реально пытаетесь дви- гаться по пути, вы понимаете, что по сравнению с тем, к чему вы двигаетесь, это все, вся эта готовая жизнь, даже вместе со смертью, довольно проста. Не примитивна, но проста. Это не умаляет жизни, потому что потом вы обнаруживаете в ней массу прекрасных вещей. Как заме- чательно П.Флоренский говорил в _Иконостасе_: есть восхождение, когда вы от мира отталкиваетесь, а когда вы проходите врата - есть нисхождение, когда вы притягиваетесь, тогда мир и жизнь в миру открывается вам в радости. Или об этом же у Соловьева в по_вести о Ходже Насреддине.
Помните, звездностранствующий дервиш отделил сущность Насреддина и показал ему. Ходжа говорит: нет, не надо, давай мое тело, а потом задумался - в чем же мой путь? Помните, Ходжа Насреддин сам про себя думает и понимает, что его путь - это жизнь. В ней тоже большой выбор, тоже много красоты. Много книжек теперь доступно, много сказок: _Сказка - ложь, да в ней намек..._. Как говорил мой учитель, книжка - это не инструкция, книжка - это повод для размышления. Все эти книжки, говорил он мне (я с ним сегодня сознательно согласен, тогда, что бы он ни сказал, я был согласен, а сейчас я согласен и так, как тогда, и так, как сегодня), - это сказка. Стою я на горе, и передо мной Багдад, и я рассказываю: Багдад - город такой, сякой... А вошел я в Багдад, и мне уже рассказывать некогда, потому что тут меня чуть конем не затаптывают, тут - чуть машина не переехала, тут вонь, тут красота - все перемешано.
Так книжка - это рассказ о Багдаде стоящего на горе, поэтому - сказка.
Рассказать словами, что там внутри, невозможно. Это попытка живую ткань жизни перевести в последовательность каких-то слов. Никакое описание реальности не может исчерпать эту реальность, поэтому книжка - сказка, повод для размышления. Библиотека - вещь прекрасная, можно в ней блуждать всю жизнь и получать от этого огромное удовольствие. Но библиотека куда угодно привести может, может к двери, которая тебя впустит, а может к стене, которую ты никогда не прошибешь. Поэтому к книжкам, в этом смысле, нужно относиться аккуратно, именно как к сказке.
У Лефорта есть книжка - _Учителя Гурджиева_. Он в конце пишет, что шейх ему подсказал написать такую книгу. Ведь это он все описывает задним числом, как бы свои приключения, но реальность соткана так... Это живая ткань, вы не в состоянии разложить ее в последовательность слов, даже в картинку, даже в видеофильм. Тем более такая реальность, где нам кажется важным одно, а рядом происходит то, что определит нашу жизнь на десять лет вперед. И мы этого не замечаем. Поэтому я и говорю: _Не ведаем, что творим - и в этом сила вида_. Когда мы хотим ведать, мы должны быть готовы к тому, чтобы нести этот крест ведения, нести его радостно, не торгуя собой как жертвой. Только та жертва истинна, о которой никто не знает. Жертва, о которой кто-нибудь узнал, уже продажна по строгим правилам духовного сообщества. Сознательный поступок не жертва, а дейст- во.
Безусловно, я буду рад за каждого из вас, кто встанет на Путь и пойдет. Это всегда большая радость. Безусловно, я буду рад за каждого из вас, кто найдет свое убежище и там проведет свои дни, и, безусловно, я буду рад за каждого из вас, кто поймет, что не хочет ни того, ни другого. Поймет это и начнет жить, понимая, что другой жизни у него нет и не хочет он другой, потому что жизнь в духовном сообществе - это другая жизнь. Она не лучше, ради бога, это только в убежищах такую лапшу вешают - выше, возвышенней. Она не лучше и не хуже, не менее значительная и не более значительная, она просто другая. И если вы хотите получить другую жизнь, то нужно отдать эту, а если вы хотите сидеть между двух стульев, то это самое неприятное положение на свете, потому что ни в этой жизни человек полноценно не живет, ни в той. Я, безусловно, буду рад за тех людей, которые поймут, что другой жизни им не надо, и будут использовать все те знания, которые доносятся разными путями из духовного сообщества, чтобы стать профессионалами в таком трудном занятии, как жить, которому нас мало и плохо, к сожалению, учат, и найдет свою радость, красоту, потому что жизнь бесконечно прекрасна при всех ее сложностях, при всех... Вот эта жизнь. Я ее отдал, поэтому, может, я ее вижу с другого берега и понимаю, что она безумно красива, великолепно сделана, фантастична. Я не говорю, что я жалею. Я рад, я счастлив, я безумно счастлив, что осуществил свою мечту, и что я дошел, и что я там, где я есть. Но именно поэтому я низко кланяюсь своей жизни и жизни всех людей, потому что, как ни крути, эта жизнь без духовного сообщества какое-то время еще сможет существовать, даже если вдруг духовное сообщество исчезнет, а вот духовное сообщество без этой жизни не просуществует и секунды, оно потеряет свой смысл. Во всяком случае, у нас, на Земле.
Единственно, когда я буду переживать за вас, - когда вы окажетесь между двумя стульями; поэтому я вижу задачу нашего общения в том, чтобы, настолько, насколько у меня получится, помочь вам разобраться. Никто за вас не решит, никто не предопределит, но помочь, дать какие-то ориентиры, поделиться тем, что имеешь,- я думаю, в этом есть смысл. Я буду рад, если вы окажетесь в одном из двух ясных положений. ПУТИ ВОЗДЕЙСТВИЯ ИЛИ ПУТИ СИЛЫ
Итак - пути силы. Акцентироваться на воздействии - это прежде всего постигать искусство концентрации.
Насколько мне известно из собственной практики и знакомства с практикой других, все системы, связанные с развитием возможностей воздействия, от лечения до передачи мыслей на расстояние, связаны с умением концентрировать свои усилия в заданном режиме. Попробуем рассмотреть концентрацию в режиме психоэнергетического воздействия.
Первое условие концентрации - это умение расслабиться. Без умения расслабляться никакая концентрация невозможна; если вы хотите хорошо сконцентрироваться, вы прежде всего должны расслабиться. Что такое расслабиться с психоэнергетической точки зрения? Это прежде всего обрести внутреннюю устойчивую точку равновесия, или _чашу_. Существует множество названий этого состояния, смысл которого состоит в том, что вы должны сформировать у себя какой-то внутренний объем, зону, агрегат- штуковину, которая находится в состоянии постоянного покоя, причем постоянного в буквальном смысле этого слова, т.е. всегда, везде, в любых обстоятельствах. Наиболее широко известным приемом является так назы- ваемая индивидуальная мантра, прием этот восходит к йогическим традициям, когда учитель давал ученику индивидуальную мантру и тот повторял ее до тех пор, пока она не превращалась в некий фон его внутренней жизни. Эта мантра являлась точкой опоры, точкой постоянного покоя. Все очень любят рассказывать историю о том, что когда в Махатму Ганди неожиданно выстрелили, то, и умирая, он произнес свою мантру. Даже в такой момент, перед лицом внезапной смерти.
Похожие приемы используются в восточных единоборствах, при обучении психотехнике. Без этого невозможно настоящее освоение боевой техники.
Чтобы это проверить, достаточно сравнить китайские видики на эти темы, где показывают художественное изображение боя, которое фактически является своеобразным видом балета, очень красивым не только по движению, но и по психоэнергетическому звучанию, и не менее заметные фильмы с Брюсом Ли, где совершенно иное звучание, по которому можно определить, что это действительно боевая вещь, а не художественный вариант. Брюс Ли как актер, передающий с экрана эту идею, идею боевого единоборства, очень точно, на мой взгляд, передает главный момент: в любых ситуациях, сколько бы их ни было, даже в самых надуманно киношных, точка покоя, зона покоя сохраняется в нем постоянно. Человеку, который не имеет такой зоны, человеку, который не создал в себе самом такой зоны, заниматься воздействием - это заниматься шарлатанством, с риском для собственной жизни и здоровья, не говоря уже о последствиях для пациентов или других объектов воздействия. В нашей системе путем к обретению _чаши_ является нуль-концентрация. К этому может быть добавлена индивидуальная мантра, но это вопрос личных контактов с живым носителем традиции. Для общедоступного варианта нуль-концентрации сов- ершенно достаточно. Научившись удерживать это состояние, вы имеете первую отправную точку для воздействия. Если вы собираетесь специализироваться в воздействии, если вы собираетесь сделать это своим постоянным занятием и достигать в этом совершенства, состояние нуль- концентрации должно быть постоянным, нерушимым, даже если вдруг ночью вас обольют холодной водой во сне и сбросят с постели, как тюк. Оно должно быть всегда с вами, без этого, еще раз повторяю, без наличия специально отработанной зоны покоя, постоянно присутствующей в вас, этим заниматься несерьезно, мягко выражаясь. Это отправной момент любой системы воздействия, любой известной мне, естественно. (Я напоминаю, что все, что я говорю, я говорю из своего личного опыта, из личных знаний, не претендуя на исчерпывающую полноту всемирных ассоциаций и учений.) В нашей системе, после того как человек выработал достаточно стабильную зону покоя, зону нуль-концентрации, при желании развить способность воздействия, он может овладеть техникой создания _чаши_, _Прежде чем зажечь огонь, нужно выковать _чашу_ _. Основное назначение _чаши_ - под- готовка психики и организма к большим энергиям, на грани разрушительных.
Далее, овладение техниками психоэнергетического воздействия связано также с умением управлять своими энергетическими потоками, т.е. умение сконцентрировать, собрать всю свою энергию в любом месте своего тела и в любой точке пространства вне своего тела. Если вы это можете сделать, значит, вы можете управлять своим энергетическим воздействием, причем желательно научиться работать не только с рук (наиболее распространенный способ), но и из любого центра, исполъзуя различные технологические приемы энергетического воздействия.
Следующее необходимое умение техник воздействия - это умение управлять своей энергетической ситуацией. Очень трудно дается людям одновременно излучение и набор энергии, т.е. обеспечение постоянного притока энергии. Поэтому воздействие у многих происходит только импульсно. Воздействие в достаточно длительном непрерывном режиме требует специальной тренировки, для того чтобы во время воздействия продолжался набор энергии. Это сложная задача. Это необходимо для того, чтобы воздействовать в тех случаях, когда вы не по _площадям рубите_, как установка ГРАД, а хотите произвести воздействие с конкретной целью, в конкретное место. Если вы не хотите действовать только по схемам, вы должны выработать необходимое качество восприятия. Есть очень интересный момент, его можно проиллюстрировать на примере биологически активных точек, точек акупунктуры. Для того, чтобы знать, как найти точку и как на нее воздействовать, существуют многочисленные схемы и способы расчета необходимого воздействия. Но должен вам сказать, что когда вы регулярно работаете с огненной энергией, которую мы используем в нашей традиции для психотехнической работы, то биологически активные точки начинают вести себя совершенно иначе. Можно сформировать такое состояние, при котором прибор будет показывать биологически активные точки в любом месте кожи, можно сделать и обратное, т.е. прибор нигде не будет их показывать. Если же вы имеете развитый аппарат восприятия на том языке, на котором воздействуете, тогда вы можете воздействовать совершенно четко, не держа в уме никаких схем, зная только тот факт, что такие точки существуют. Этого более чем достаточно. Когда я попытался разучить несколько наиболее ходовых наборов точек, я перестал их чувствовать и должен был их искать в соответствии с правилами и инструкцией.
Это вопрос сложный, потому что, как правило, люди, специализиру- ющиеся на воздействии, имеют очень слабое восприятие, слабое по отношению к мощности своего воздействия. Оно может быть и более сильное в сравнении с человеком, который ничем не занимается, но, как правило, это недифференцированное восприятие, и хорошие диагносты очень редко бывают хорошими целителями. Очень редко. Единицы. Я знал человека, который прекрасно диагностирует, который прошел всевозможные проверки.
Его официальная медицина мучила со всех сторон и вынуждена была признать, что да, он великолепный диагност, он четко диагностирует, даже в тех случаях, когда современная аппаратура не справляется. Но он совер- шенно не в состоянии что-либо вылечить, и пока он не избавился от этой иллюзии, что одно тут же автоматически рождает другое, он имел массу неприятностей и в жизни социальной, и со своим состоянием. И выглядел очень часто шарлатаном и жуликом. С тех пор как он понял, что одно автоматически не порождает другое, он прекрасно себя чувствует и прекрасно делает то, что умеет делать, т.е. ставит диагнозы. И его сразу медицина признала, использует его, он ставит человеку диагноз, когда это затруднительно другим путем, и врачи более эффективно лечат этого человека. Этот момент очень серьезный. Запомните. Я могу выдвинуть только свою версию, почему это так, думаю - это вечная проблема сочета- ния силы и чувствительности. Это очень сложная проблема, и во многих традициях ведутся постоянные поиски способов сочетать максимальную силу с максимальной чувствительностью. На широко доступном уровне я пока еще не знаю такого варианта, при котором это удалось бы сделать по- настоящему.
Какие основные ошибки я лично встречал в практике общения с разными людьми по поводу выбора воздействия как основного приложения своих субсенсорных или экстрасенсорных возможностей? Самая распространенная ошибка, о которой я уже говорил, это когда чувствительность принимается за способность к воздействию. Здесь наибольшее количество жертв, как со стороны воздействующего, так и со стороны тех, на кого воздействуют.
Когда человек чувствует, что может диагностировать, ему кажется, что это сразу автоматически делает его целителем. Это самая распространенная ошибка, особенно среди женщин, потому что женщины достаточно часто обнаруживают в себе высокую чувствительность. Они склонны к этому по природе своей и очень часто принимают чувствительность за способность лечить. В результате начинают болеть сами, дети болеют, все вокруг болеет, а они лечат. И кончается это обычно плохо.
Вторая ошибка - путаница между заложенной в меня программой и собственной силой. Есть люди, которые стали целителями в результате контакта со знающими людьми. Очень часто случается, что человек хочет излечиться от какой-то болезни, которую не может помочь излечить официальная медицина, попадает к серьезному целителю, тот его излечивает и попутно сообщает пациенту, что у него тоже теперь очень хорошее биополе и что теперь он тоже может лечить и должен лечить, и человек лечит. Он не может не лечить. Есть простой признак запрограммированности: пусть он попробует хотя бы месяц этим не заниматься - он опять начнет болеть. Как правило, болеть той самой прежней болезнью. Это цена. Некоторые традиции считают, что цена за излечение в определенных случаях есть то, что человек всю оставшуюся жизнь должен лечить. Это не сила и не воздействие, это программа, вложенная в организм и психику данного человека. Это очень важно отличать. В тех случаях, когда человек действует в соответствии с программой, он работает, как правило, профессионально и обычно не делает ошибку, которая очень распространена: незнание, что можешь и чего нет.
Индивидуальность имеет очень большой диапазон, и для того чтобы грамотно исцелять, целитель должен знать диапазон своих возможностей, что он может лечить, а что не может, на что он может воздействовать, а на что нет. Мы крутимся все время вокруг целительства, поскольку это наиболее модная сейчас вещь. И в силу ее модности люди перестают это всерьез воспринимать, и поэтому очень много вокруг этого всякой дезинформации.
Особенно распространились всевозможные курсы быстрого изготовления экстрасенсов. Главная ловушка - быстро и просто. Обучаются сейчас экстрасенсорике все, кому не лень, скоро это будет общедоступное средство неизвестно для чего. А надо бы разобраться: для чего же оно предназначено. Кроме лечебного воздействия, существует масса других:
боевое воздействие с целью нейтрализации агрессивных намерений, воздействие на реальность в различных объемах, на ход событий. По поводу воздействия распространена еще одна ошибка, которая состоит в том, что под магией понимается описание действий: взять цыпленка с утенком, внутренности перемешать и т.д. Магия - это не так. Все действия, которые вы встречаете в книжках - это технология такая же, как и язык дифференцированных функциональных состояний. Магия состоит в МАГЕ, в нем или в ней, в их способности к воздействию. Это нужно очень хорошо понять, потому что, если вы возьмете иголку и незаметно ее воткнете в доме своего врага - ничего не случится. Но если это сделает маг, то обязательно случится. Это нужно очень хорошо понять. Операциональное вооружение мага - это не магия. Магия - это он сам, его искусство владения силой. Поэтому, когда мы говорим о черных и белых магах, мы вставляем свою этическую оценку тому кодексу, которого придерживается данный конкретный маг, если мы вообще знаем об этом кодексе. Но если мы говорим о профессионализме или непрофессионализме, то никакой разницы между белыми и черными магами нет, есть талантливые, более обученные, более способные, есть шарлатаны, которые на самом деле никакие не маги, а просто используют эффект плацебо. Тренировка мага - это очень серьезная и сложная тренировка, не менее серьезная и сложная, чем в любом другом искусстве воздействия, включая и различные формы у-шу.
Искусств воздействия очень много, и, естественно, их может быть значительно больше и по количеству и по разнообразию, чем каких-либо других искусств, поскольку воздействовать - это любимое желание многих.
Мы выросли в силовой культуре, в силовой цивилизации, и мы с младен- чества приучены: не повоздействуешь - не получишь. Начиная с папы и мамы, которые воздействуют кнутом, пряником, пятерками, двойками, руб- лями, игрушками. Все это воздействие. Конечно, встречаются уникальные люди, которых людьми в нашем смысле слова трудно назвать - это от рождения люди Силы. Можно интерпретировать их талант как кармический, как судьбоносный (у нас ведь тоже магия в государстве распространена, всякие слова, заклинания используем). Эти люди владеют искусством воз- действия как таковым, т.е. это человек, про которого можно сказать - мастер воздействия - ему все равно: телепатия, телекинез, порча, сглаз, излечение, поворот судьбы, карьера силовая и т.д. _Взять милости от при- роды_ - это и есть мастера воздействия. Таких людей очень мало, потому что нужно особое стечение обстоятельств, нужно иметь определенный организм, нужно очень рано начать специальную подготовку.
Что мешает взрослым, умным, образованным людям осознать до конца все, что связано с воздействием? Прежде всего знаменитая вещь под названием _извините, я, некоторым образом, артистка..._ Я так это называю. Люди часто пытаются выдать воздействие за что-нибудь другое, потому что эта деятельность противоречит их же собственным нравственным установкам, но и отказаться от силы не хочется. Вокруг искусства воздействия разводят больше всего демагогии о моральных и нравственных кодексах, ограничивающих воздействие. Для людей, профессионально занимающихся воздействием, этих проблем нет, кодекс изначально закладывается той традицией, тем учением, в рамках которого они обучены.
Они соблюдают этот кодекс, потому что нарушение его создает внутренний конфликт, что, соответственно, ведет к потере способностей. Это древний психологический прием, которым пользуется духовное сообщество с незапамятных времен: создать ограничительную установку, нарушение которой вызывает внутренний конфликт, дезинтеграцию субъективной реальности и, соответственно, исчезновение обусловленных кодексом спо- собностей. Если человек додумался до того, как устроен этот механизм, он может его вынуть из себя. Поэтому чаще всего такие дискуссии об ограни- чении сфер воздействия ведутся людьми, ни к какому воздействию не спо- собными, кроме общепринятого набора, который нам всем дается с детства в процессе социализации. Ситуация такая же, как с лазером или атомной бомбой: в чьих руках находятся, так и используются. Как во всякой профессии, чем выше уровень человека, владеющего воздействием, тем сложней ему. Он сам для себя устанавливает границы или в рамках системы, в которой он обучен, или на каком-то зрелом этапе принимает на себя ограничивающее условие использования своего мастерства, и дальше все зависит только от него самого. Обычно равновесие устанавливается в каких-то противоборствующих системах. Они взаимно друг друга и сдержи- вают. Поэтому я (как всегда выступая в роли черного ворона: прилетел, прокаркал и разрушил) должен вам напомнить: благородные намерения не всегда ведут к благородным результатам при отсутствии мастерства. Очень часто люди, которые из благородных намерений берутся исцелять, не понимая до конца, что они делают, опираясь только на свою интуицию и свои ощущения, приносят гораздо больше вреда, чем им может показаться.
Вред, который не может установить медицина, хотя разрушение или определенные деформации субъективной реальности, не входящие в перечень патопсихологических проявлений, тоже очень часто бывают необратимыми, тем более, что они производятся в таких случаях неосознанно. С другой стороны, все мое выступление не означает, что я предлагаю вам не вступать в ряды экстрасенсов и других не пускать. Нет, конечно, это было, есть и будет, и вполне допускаю, что кто-нибудь из вас ощущает в себе именно такое призвание и предназначение, но тогда нужно заниматься серьезно, помня, что понимание без деятельности не возникает, сколько бы вы книжек ни прочитали, пока вы это не попробуете делать, понимание реального не возникает. Но хотя бы предварительно осознайте, что вы собираетесь делать, чем вы собираетесь заниматься и что, как минимум, для этого нужно прежде, чем начать. Еще раз повторяю три исходных условия:
1. Точка, зона покоя, _чаша_ - самое главное. Главное и для вас и, конечно, в первую очередь, для объектов и субъектов вашего воздействия.
Не может хирург дрожащей рукой сделать точную операцию.
2. Умение управлять своей воздействующей энергией, каким бы словом вы ее ни называли.
3. Максимальное развитие чувствительности, постоянное внимание к чувствительности в силу того, что существует сложнейшая проблема взаимоотношения силы и чувствительности: как правило, чем больше сила, тем слабее чувствительность, поэтому начинающего каратэка, даже из хорошей школы, легко узнать, т.к. он ничего не слышит, сколько бы вы ему импульсов ни посылали, он реагирует только на движение. Он не слышит, он не в состоянии слышать. Зато если он воздействует, то голова _трещит_
или другое место воздействия. Проблема чувствительности очень важна особенно для мужчин. Для женщин, как правило, наоборот. У них, за редчайшим исключением, проблемы чувствительности нет. У них обычно проблема с зоной покоя, умением управлять энергией, концентрировать ее.
Это, конечно, сложно, очень сложно. Мужчине проще достичь мастерства в воздействии в силу природной структуры, не зря символ мужского начала мира - точка, а женского - поток.

МЕДИТАТИВНЫЕ ПУТИ ИЛИ АКТИВАЦИЯ ВНУТРЕННИХ РЕСУРСОВ
Прежде чем говорить подробно об этом блоке путей, еще несколько слов о том, что такое медитация.
Медитация - это прежде всего покой, тишина. Если вы были вни- мательны, то должны были ощутить, что наши встречи происходят медитативным образом, в глубинном покое. Ведь медитация - это значит не знать. Вот я сажусь перед вами. Я не знаю, что я буду говорить, и только потому, что я не знаю и я спокоен, рождается тот текст, который рождается.
Идя к вам, я не думаю о том, что я буду говорить, или как я буду говорить, или даже о чем я буду говорить. Идя к вам, я думаю о вас, о нас, о том, чтобы вас увидеть, когда вы придете, услышать. О том, чтобы здесь родилось то пространство, которое может нас вести, которое может с нами говорить. Это и есть медитация.
Медитация не есть сила, усилие, напряжение. Она может проявляться в напряжении, в усилии, в чем угодно, но сама медитация всегда есть покой, потому что в основе реальности - покой.
Вот в этой нулевой точке, точке покоя, или, как образно сказал Лилли, в центре циклона, и рождается медитация. И сразу же в вашем беспокойном уме возникает вопрос: а как попасть в точку покоя?
Успокоиться. Те же медитации, которые делаются по рецепту, то есть по инструкции _как надо_ - это не медитации, это просто упражнения, хорошие упражнения, разнообразные упражнения, которые зачем-то названы медитацией.
Скажем, у Раджниша есть штук сто разных _медитаций_: с музыкой, без музыки, динамическая, смеховая и всякие другие. Совершенно великолепные есть медитативные упражнения в книге Тартанга Тулку _Пространство, Время, Знание_ - просто высшего класса, но это не медитация, это упражнения.
А медитация - это покой. Вы прислушайтесь, и вы услышите, как здесь тихо, как здесь покойно, и поэтому у нас никаких проблем нет ни с опоздавшими, ни с играющими детьми, ни с шумящими машинами - ни с чем.
Потому что здесь есть покой, есть тишина. Вот этот покой и эта тишина - это и есть медитация, она сама. А есть медитативные упражнения, это в книжках сколько угодно, возьмите Раджниша, Тартанга Тулку или еще кого- нибудь, их полно. Но это будет упражнение.
- Концентрация - это нечто противоположное медитации, другой полюс?
И.Н.- Концентрация, в строгом смысле этого слова,- это сила, т.е.
это воздействие, это уже другое. Очень смешно в наших словарях пишут:
медитация - сосредоточенное размышление. Если ты размышляешь, то никакой медитации вообще не может произойти. Медитация есть состояние покоя, незнания. Она противоположна нашему образу жизни в принципе. Поэтому представители духовных путей, где медитация есть путь, говорят, что медитация - образ жизни. Да, медитация есть образ жизни для тех, кто идет этим путем .
- Говорят, что те действия, которые через медитацию проходят,- это есть недеяние?
И.Н.- Да, конечно, если это медитация. Понятие _медитация_ сейчас получило такое же безразмерное употребление, как и понятие _сознание_.
Что такое _сознание_? Да все на свете. Что такое медитация? Да все что угодно. Сели, сосредоточились, пофантазировали - и уже медитация.
Поэтому нужно отделять суть, существо от упражнения, которое не есть медитация. Медитация не может быть известной заранее ни по содержанию, ни по результатам. Все, что должен сделать человек, желающий войти в медитацию, - это успокоиться, перестать знать, перестать хотеть чего-либо, кроме самой медитации и быть готовым принять то, что она даст.
То, что мы обозначили как медитативный путь, в определенном смысле - путь святого. Что имеется в виду? В таком варианте приложения знаний один из первых постулатов, который нужно принять, чтобы в этом деле развиваться более или менее профессионально - это постулат, что единственное воздействие, которое я имею право производить, это воздействие самим фактом своего существования. Это принципиальный момент такого варианта пути. Только фактом своего существования, уровнем своего бытия, образом своей жизни. Это единственное внешнее воздействие, все остальные знания и умения направлены на раскрытие своей внутренней реальности. Исходное решение состоит здесь в отказе от воздействия. В некоторых ортодоксальных традициях этот отказ доводят до полной неподвижности. Есть некоторые факирские традиции, где человек достигает того, что однажды садится в лотос и больше не двигается. Ученики переносят его с места на место, пыль с него сдувают. Но несмотря на то, что биологическое существование в нем еле теплится, фактом своего существования он производит для объективного наблюдателя большие, иногда очень большие изменения в окружающем его мире. Это удавалось немногим.
Для человека, который встал на этот путь, существенно раскрытие внутренней жизни, внутреннего мира, внутреннего качества своего бытия, и соответствующие этому внешние проявления совершаются как бы сами.
Поэтому это, в определенном смысле, путь святого. Человек погружается во внутреннюю реальность, раскрывает свои внутренние резервные возможности, без желания применять их во вне. Это принципиально, потому что если человек раскрывает свои внутренние резервы, но его основная мотивация связана с воздействием, то практически он не раскрывает этих резервов, он только функционально по отношению к воздействию совершенствуется как орудие.
Без внутреннего глубокого осознания отказа от воздействия качес- твенного перехода в эту ситуацию не происходит. Нужно понять, что каждый вариант имеет свои ограничивающие условия. Здесь первым ограничивающим условием является отказ от воздействия до той степени, до какой это реально для вас, возможно и доступно. Все воздействие сводится к факту, что я вот такой, вот существую. С неизбежностью этот путь сводит до минимума возможную для данного субъекта внешнюю активность, как мы ее обычно понимаем. Проповеди, и те постепенно перестают читать. По словам Раджниша - он сидит светится, вы пришли, прикоснулись, поняли, что да, есть еще святость в этом мире, и пошли дальше. Для этого человека контакты с реальностью происходят иначе. Я беру предельность, предельную выраженность этой ситуации. Блок традиций, связанных с этим путем, обогатил психотерапию, психологию, видимо, больше, чем другие. В современной практической психологии используется многое из добытого представителями этих традиций. Они добыли эту информацию, оформили ее, и потом пошла модификация. По мере продвижения по этому пути возникает необходимость создавать себе пространство свободы от внешней деятельности. Представители такой традиции в социальном плане выбирают себе максимально пассивную позицию. Они или примыкают к религиозным общинам, или выбирают пассивную позицию, без активного социального функ- ционирования в любом аспекте: от научного до общественно-политического.
Самый активный представитель этой традиции, из реально достигших, Криш- намурти. Кришнамурти позволяет себе общаться с людьми один на один.
Несколько книжек зтих бесед он выпустил в свет. Для этой традиции это очень активный представитель. В г.Ош был человек, который раз в год, в определенный день, появлялся на горе. Он сидел один день и ничего не говорил. Люди шли бесконечной очередью, чтобы только мимо него пройти.
Потом он исчезал до следующего года. Те, кто с ним соприкасался, утверждают о своих исцелениях, внутренних изменениях, но это их дело, а он только сидит. Главным техническим условием профессионализма в этом деле является покой и деконцентрация, умение деконцентрироваться, умение победить локальность внимания, включить расширенное внимание, деконцентрироваться, освободиться от привязанности к внешним объектам.
Медитативное состояние, погружение, является главным техническим приемом этого блока традиций. Самое главное, чему необходимо научиться физически,- это сидеть неподвижно. Во всех этих традициях существует очень долгая, иногда и очень жесткая практика канонической позы, в которой последователь должен уметь пребывать очень долгий для нас срок (минимум трое суток неподвижного сидения). Умение замереть, создать максимально пассивную позицию по отношению к внешней реальности - это сложно для современного человека. Вспомните наши усилия по поводу нуль- концентрации. Очень трудно сесть так, чтобы потом не дергаться, не шевелиться, не искать повод для этого, не призывать на помощь муху, чтобы она своим присутствием дала нам возможность как-то подвигаться.
Это особое состояние, когда вы тренируете, развиваете этот навык деконцентрации, этого сидения, этого выключения, этого погружения, тогда и организм приобретает эти навыки. На организме это видно наглядно, т.к.
каждая такая вещь имеет свою цену на уровне организма. И здесь нужно разобраться, проследить, какую цену с вас начинает брать тот или иной способ приложения ваших возможностей, насколько вы внутренне для этого предназначены, насколько ваша конструкция подходит для этого варианта.
Одно дело часик в день _посидеть, помедитировать_, а другое - войти в медитацию как постоянное пребывание, не вообще в медитацию - увлекушеч- ку, завлекушечку - а вот в это погружение в себя. Естественно, можно не делать этого глубоко, но мы разбираем эти ситуации всерьез. Поиграть в любой из этих вариантов можно сколько угодно, но если мы всерьез, если хотим извлечь нечто действительно находящееся за пределами обычных возможностей жизни, то тогда нужно действительно в это погружаться как следует. Важно учесть, что есть две принципиально разные медитации: с открытыми и с закрытыми глазами. Процессы, происходящие в мозгу в одном и в другом случае, абсолютно не совпадают. Я сторонник того, чтобы любые медитации делались с открытыми глазами. Можно чередовать, но быть внимательным. Далее нужно устанавливать контакт со своей внутренней, субъективной реальностью, изначально приняв ее всю как нечто, что мне способствует, помогает. Даже та некая часть вас, которую вы считаете дурной привычкой, может делать эту работу для какого-то вашего блага.
Весь вопрос, для какого блага и как найти другие пути к этому благу.
(Те, кто хочет ознакомиться с этим, могут почитать работы по нейролингвистическому программированию.) О медитациях тоже есть много книжек. Поэтому это и кажется ясным делом. Мне встречалось относительно много серьезных людей, принадлежащих именно этому блоку традиций,- больше, чем из других. У них получалось по три-шесть дней в процессе обучения входить в медитативное состояние. Самая опасная ловушка - ис- пользовать это не для общения с собой, со своей субъективной реальностью, а в качестве наркотика для появления переживаний, видений.
Есть тибетская книжка _Океан удовольствия для мудрого_, в которой уясня- ется, что любые проекции твоего сознания - это проекции твоего сознания, не более. В тибетской _Книге мертвых_ в конце есть специальная страница, где написано: _Это проекции твоего сознания, это проекции твоего сознания, не забывай, что все это проекции твоего сознания_. Когда человек под видом медитации настроен на воздействие, на изменение внеш- ней реальности, на самоутверждение себя как внешнего, действующего существа, то он начинает использовать медитативную технику погружения для установления контактов с иными мирами (миром г. Бога, миром сил, инопланетянами и т.д.) . С точки зрения моих знаний и опыта (на сегодняшний день), это неграмотно, потому что все эти визуализации, достигаемые в процессе погружения, есть не более и не менее, согласно самым строгим источникам, как способы представления самому себе своей субъективной реальности. В нашей книге _Наедине с миром_ я говорю, что мы привыкли акцентировать отношение к бесконечности объективной реальности и связанные с этим сложности, страхи и т.д. Но то же самое происходит при обращении к субъективной реальности, т.к. субъективная реальность также бесконечна. И когда человек встает на внутренний путь, он должен набраться мужества для встречи со своей субъективной реальнос- тью в том объеме, в котором обычно человек с нею не общается. Иначе его ждут ловушки, подмены внутреннего внешним. Человек встречает в себе некую область субъективной реальности, которую он не может признать как свою внутреннюю область, он начинает это выносить вовне, в _иные миры_.
Хотя я не отрицаю, конечно, возможность существования контактов с другими мирами, в данном случае я говорю, что на этом пути нужно быть жестким, профессионально настроенным, внимательным для того, чтобы действительно его реализовать, а не для того, чтобы маскировать свою жажду действия вовне. Путешествие по субъективной реальности не менее опасно, увлекательно и безгранично, чем путешествие по Вселенной.
_Господи! Зачем такая бесконечная Вселенная внутри?_ Людей, которые прошли или идут этим путем и которые смогли бы избежать соблазна деления внутренней реальности опять на две реальности (или больше), единицы. И путь этот один из самых трудных, его реально осуществить, в предельном выражении, как это сделал Кришнамурти, безумно сложно. Погружение во внутреннюю реальность есть дело, требующее подготовки, инструктора или помощника, который имеет карту этого пространства. И очень много зависит от системы образных обозначений областей субъективной реальности. Взять _Книгу мертвых_, это толстая книга на сорок девять дней программы, и в конце написано, что не следует забывать, что все это проекции твоего сознания. Практически это карта сознания, описание сорокадевятидневного путешествия по субъективной реальности. Почитаете внимательно, поймете, что на протяжении всей истории духовных поисков именно в этом варианте люди сталкивались с наибольшими трудностями, т.к. нужно было создавать адекватный язык для описания путешествия субъекта внутри своей собственной субъективной реальности. Проблема еще и в том, как передавать эти знания, ибо много ушедших и не вернувшихся оттуда.
Поэтому особенно напоминаю, что играть можно во все до тех пор, пока ты помнишь, что это игра и она принесет тебе пользу. Можно играть в просветление, медитацию. Но как только вы решаете, что хотите не играть, а заниматься этим всерьез, тогда вы должны становиться внимательным профессионалом, тщательно изучающим предмет. Из псевдомедитаций приходилось вытаскивать довольно много людей. Спрашиваешь такого: _Ты понимаешь, что происходит?_ Он отвечает: _Вы меня вытаскиваете...
Зачем?.. Мне здесь так хорошо..._ - _Так если тебе хорошо, зачем ты в этом состоянии притащился сюда через весь город, зная, что здесь тебя спасут? Иди и _медитируй_ дальше_. Этими улетными, залетными полны спецотделения всех психиатрических клиник, есть такие для заблудившихся в субъективной реальности.
Это безумно мужественный путь. Тем из вас, у кого есть скепсис по отношению к людям, которые этим способом пытаются что-либо постичь, советую от него отказаться. Пространства субъективной реальности настолько плохо описаны и настолько мало изучены (в основном они изучались в старинных духовных традициях и описаны экзотично), что необходимо найти для себя способ перевода доступных вам по литературе описаний внутренней реальности на максимально упрощенный язык.
Упрощенный - значит максимально приближенный к вашим возможностям реализации. Такая рабочая установка обязательна.
- Можно ли в путешествии по субъективной реальности встретить свое Я и как определить, является данная часть субъективной реальности моим Я или нет?
И.Н.- Вообще вся субъективная реальность является в определенном смысле вашим Я. Чтобы ответить на вопрос, необходимо развести два понятия. Один момент- Я как самотождественность, т.е. если мы можем построить свою самотождественность точечным образом, перейти к точечному Я и этого будет нам достаточно для переживания самотождественности, мы снимем эту проблему. Тогда мы сможем вывести это точечное Я и за пределы субъективной реальности, и за пределы объективной реальности. Если мы говорим о Я как о содержательном моменте (самотождественность Я=Я бессодержательна), то вся эта бесконечная реальность и есть мое Я, и тогда проблема состоит в том, как структурировать эту реальность, по каким принципам. Традиции, принадлежащие этому блоку, отличаются друг от друга принципом структурирования субъективной реальности. Как только мы ставим вопрос о подлинности-неподлинности, истинности-неистинности содержания субъективной реальности - мы выпадаем из этих традиций.
Вначале я говорил, что все содержание субъективной реальности подлинно для меня как для субъекта, истинно для меня как для субъекта, это моя субъективная реальность, для меня она всегда подлинна. Способ струк- турирования Я может быть иерархический, линейный, по принципу - это богово, а это кесарево. В _Книге мертвых_ единый мир субъективной реальности разбивается на энное количество миров, между которыми устанавливаются определенные взаимоотношения, и в рамках этих взаимоотношений происходит организация пространства субъективной реальности. Естественно, субъективная реальность - сверхсложная система, которая принципиально не может быть исчерпана линейным описанием. Мы вынуждены делить ее на блоки, объемы, структурировать, чтобы, в конечном итоге, представить ее себе самому как некое целое. Практически конечной технологической целью будет интегрирование, представление себе самому своей субъективной реальности как целого. Путь к этому есть вопрос традиции, вопрос психотехники, психотехнологии данной традиции.
- Что здесь это целое?
И.Н.- Целое - это значит, что каким-то образом одномоментно и ис- черпывающе мне представлена вся субъективная реальность. Наступает такой момент, такое событие, когда вся субъективная реальность исчерпывающе представлена мне как некое целое.
- Какое ощущение позволяет определить, что это целое?
И.Н.- Как правило, такое событие приводит к реальным последствиям внешнего характера. (Если верить тем описаниям, которые мы имеем).
- Дан ряд: ощущение, потом эмоции, переживания, потрясение, усво- ение. По мере того как человек прошел этот путь, осознал целостность - переживание целостности заменяет, исчерпывает этот ряд? Человеку, чтобы включиться во что-то, необязательно этот ряд заново пройти? Второе. Для каждого человека характерно свое восприятие пространства и времени - пространство протяженно, а время точечно и наоборот. Мне показалось, что есть критическая ситуация, в которой это сменяется. При этих блоках, структуре характерно ли какое-либо определенное сочетание времени и про- странства? Это одна из характеристик, одно из соотношений или это не связано со структурой?
И.Н.- С точки зрения темы лекции вопрос задан не из этого кон- текста. Вы пытаетесь говорить об этом как посторонний наблюдатель. Что я увижу, если человек, этим путем идя, будет то-то, то-то и то-то ...? В самом вопросе нарушен принцип штучности. По содержанию одна субъективная реальность неотличима от другой. Субъективная реальность имеет непосредственное отношение к объективной реальности. Объективная реальность одна, значит, и субъективная реальность одна. Я придерживаюсь этой позиции. Каким же образом в субъективной реальности проявляется штучность? Штучность проявляется в структуре отношения данного субъекта с субъективной реальностью. Мы должны разделить _Я как субъект_ и _моя субъективная реальность_. Пока мы это не разделили, никакого духовного пути вообще нет. Делать нечего. Субъективная реальность и субъект - ее обладатель становятся тождественными, и внутри вас все случается. Тогда вам нужно идти к психологу, тому, кто является наблюдателем, и он вам расскажет в соответствии с уровнем своих знаний, что у вас в личности конфликт, темперамент и мотивация противоречивы, так как темперамент вас ограничивает в этом месте, а вы ставите цели, которые усугубляют напряжение. Лучше опираться на такое-то сильное место, а слабое место как-то защитить. Что у вас неэффективные методы психологической защиты и т.д.
Для постороннего наблюдателя моя субъективная реальность не явля- ется субъективной, она является объектом исследования, частью объективной реальности. Я для него Другой. Если вы хотите действительно войти в субъективную реальность другого человека, а это возможно с помощью специальных психотехник, то это очень опасно. Есть известная фантастическая повесть _Человек без лица_. Там человек погружается в субъективную реальность другого из желания помочь. Он входит настолько, что самостоятельно выйти не может. Нужен еще один человек, который выдернет его оттуда. Напряжение, образовавшееся между мной и вами, возникло из попытки относиться к субъективной реальности как к объекту исследования. С этой точки зрения все вообще иначе выглядит, и то, что я говорю, есть просто БРЕД. Из такой позиции мы будем говорить обо всем иначе. Мы будем говорить о структуре ценностей, способах мотивации, о том, как работает смыслопорождающая функция, буферная система защиты, как происходит снятие напряжения и т.д. То, что мы обсуждали на протяжении всего предыдущего нашего общения (см. _Наедине с миром_), рассматривая устройство, механизмы человека. Сейчас мы говорим о применении полученных знаний. Второе. Все то, что мы говорим в этом цикле, не является объяснением чего-то, _как оно есть на самом деле_, мы изначально себя ограничиваем отказом от того_, как оно есть на самом деле_. Мы сейчас говорим о применении знаний, о методиках, о способах применения и возможных путях реализации идеи саморазвития, само- совершенствования и т.д. - истинного _само-_. И сегодня речь о том блоке путей, который мы назвали медитативным, или активацией внутренних ресурсов. Дело в том, что можно попытаться установить глубину зондирования своей собственной субъективной реальности, во все можно играть (в самом высоком смысле этого слова), исследовать (в самом высоком смысле). Но мы с вами говорим не об игре, не об исследовании, а о применении. Применение - вещь непредсказуемая, непредсказуема глубина погружения. Если вы однажды сядете, успокоитесь и отправитесь в путешествие по субъективной реальности, а рядом не будет инструктора, то никто не может предсказать, как и когда ваше путешествие кончится и каковы будут последствия. Вы можете увлечься - и будете все более пассивны с социальной точки зрения; вы можете испугаться - и тогда впадете в протест и начнете иронизировать над теми, кто медитирует. Все зависит от того, какой вы встретите свою субъективную реальность, не исследуя (исследование всегда зависит от возможностей исследовательской аппаратуры, глубина погружения в исследовании всегда контролируется).
Ваша субъективная реальность как будто и не ваша, поскольку всякая субъективная реальность содержит момент всеобщности, но, когда вы в нее погружаетесь, вы оказываетесь в другой позиции, в другой исходной точке.
Когда вы путешествуете, бывает трудно разобраться, чем спровоцированы _астралы, менталы_ из схемы уровней реальности. Но это все в ней есть.
Вспомним направленную против этого блока путей жуткую кампанию, длившуюся десятилетия, направленную под предлогом осуждения созерцатель- ности, пассивности. Да, с точки зрения потребителя, то есть социума, человек становится менее функционально активным, а с точки зрения культуры он может быть безумно активным, но мы живем в мире, где культура была уничтожена. Мы и сейчас еще не живем в культурном мире, у нас нет культуры, есть какие-то осколки. Сейчас хотят возродить культуру на национальной основе, кричат об этом, но ее нет. Есть наука и есть функционирование, фразеология. Что такое, например, советский человек?
Может, сначала разберемся с человеком просто?
Вы задали вопрос с позиции исследователя. Исследователь не вовлечен и потенциально сохраняет возможность сказать и это, и то... Реализующий вовлечен. Он сознательно или полусознательно отказался на время вовлеченности от всего остального, он перестал быть интересующимся, изучающим, делающим. Поэтому, если вы уже вступили на путь реализации конкретного варианта, вы вовлечены. А если вы хотите быть полувовлеченным - полунаблюдателем, то в результате имеете полузнание.
Этого знания достаточно, чтобы различать и анализировать, но не достаточно для глубокого проживания. Путь надо реально пройти, и только пройдя, можно встать в позицию интегрирующего. Хотя строго я доказать это, конечно, не могу.
- Если не исследовать, а реализовать, то, залетев в какую-нибудь _
яму_, на чью помощь надеяться?
И.Н.- Для этого во всех традициях существует правило наличия инструктора.
- А без инструктора медитировать невозможно?
И.Н.- Возможно. Либо ты надеешься на самого себя, либо с позиции игры, т.е. с контролируемой глубиной погружения. Но сам факт вмешательства наблюдателя меняет реальность. Инструктор нужен, чтобы отдавать функцию контроля, консервативную функцию, консервативное начало нашей психики. Снимать контроль - идти на риск. Одно дело - риск от эмоциональной вовлеченности, которая может кончиться и психушкой, другое дело - сознательный риск, когда ты обеспечиваешь себе ситуацию, знаешь технику безопасности, знаешь, как убрать контроль из себя и создать его вовне. Настоящую глубину можно постичь только так. Тот, кто ведет меди- тацию, есть всегда. Когда медитируешь один, то ты разделяешься на двух - один медитирует, другой ведет медитацию, то есть ты одновременно субъект и объект. Но для того чтобы погрузиться, нужно иметь возможность снять с себя функцию контроля, создать такую ситуацию, может быть, с помощью каких-то специальных приспособлений. Но это всегда риск, всегда. Я приводил примеры таких медитаций как полное растождествление со своими инструментами: _В темной, как темнота, темноте..._ Естественно, без внешнего обеспечения это реализовать невозможно. Если только не повезет, и ты не уснешь от усталости, и во сне не вернешься в нормальное сос- тояние. Если очень глубоко погрузиться, то не знаешь, как выбраться даже во сне. Во времена, когда мы этим активно занимались, я _поймался_ во сне. Двенадцать раз во сне я выскакивал из одной реальности в другую, делая какие-то усилия, пока не повезло, пока не попал домой. Поэтому нужна компания друзей с достаточной подготовкой. У одной девчонки, которая хотела самостоятельно _медитнуть_, проявился интересный рефлекс, когда она в медитативном состоянии приехала к нам через весь город, чтобы ее вытащили. Видимо, какая-то ограниченная часть ее вела и приве- ла. Она потом вспомнила эпизод, как к ней приставали в ночном городе пьяные, но отстали, увидев ее какие-то не такие глаза. Когда мы с ней установили словесный контакт, она начала капризничать, чувствуя себя уже в безопасности: _Вы меня вытаскиваете... Ах, зачем... Мне здесь так хорошо..._ Один мой товарищ своего подопечного, нарушившего инструкцию, вытаскивал около двух с половиной часов, используя контрастный душ и прочие экстренные способы. Спустя два часа удалось наладить словесный контакт. Дальше уже легче. Я сам, к несчастью, имею такой негативный опыт, но сделал это в окружении друзей, людей подготовленных. Меня вытаскивали три с половиной часа. Они трудились как лошади. Это дело серьезное.
Другое дело - медитативное состояние как некий способ активизации умственного или эмоционального процесса, легкое медитативное погружение.
Вот это - игра, это театр, по-моему. Игра в том смысле, что это нечто среднее между искусством и жизнью. Как театр - немного искусство, немного жизнь. Практическая психология - немного наука, немного искусство. Такие пограничные вещи. В данном случае это пограничная вещь.
- А надо ли вообще вытаскивать?
И.Н.- Как объяснить? Такой вопрос не возникает. Есть ответ- ственность. Есть договор. Есть обращение за помощью. У меня товарищ был один в Москве. Любил эти дела. Так у них в группе просто был врач- психиатр, который вместе с ними занимался. Когда кто-то _залетал_, то они любой ценой старались довести этого человека к своему врачу, потому что он знал, как быстро и эффективно из этого состояния человека вынуть, без использования всех тех лекарств, которые сразу автоматически начинают использовать, если доставить человека в больницу или вызвать _скорую_.
- В состоянии веселого сумасшедшего ты все помнишь?
И.Н.- Конечно.
- Кто контролирует твое состояние?
И.Н.- Ни инструктор и никто другой не контролирует твою внешнюю ситуацию.
- Инструктор держит твое состояние?
И.Н.- В его присутствии, конечно, легче, потому что знаешь, что он в крайнем случае тебя вытащит. Это состояние так построено, что ты действительно внешне сумасшедший. Действительно. И это не контролируется. Если будешь контролировать, то ты не войдешь в это внутреннее состояние.
- Сам не контролируешь и никто другой?
И.Н.- Внешнее поведение никто не контролирует.
- А кто контролирует внутреннее состояние?
И.Н.- То внутреннее состояние, ради которого это делается, - никто.
Ты входишь в него, и все.
- А контроль?
И.Н.- Так ты к этому же готовился. Не _раз-два, взяли_ и ввели.
Было предварительное обучение, тогда нужен был контроль. Это завершающая ступень обучения в определенной традиции.
- При введении повторно в это состояние остается ли память о том, что было раньше?
И.Н.- Я могу войти в это состояние хоть сейчас. Это то, чем я вла- дею. Конечно, я все помню. И внешнюю часть поведения тоже помню. Тогда я был действительно сумасшедший. Теперь я могу дозировать глубину погружения. Но в первый раз я дозировать не мог. Нужно было принять это решение, рискнуть. Преодолеть страх сойти с ума. А теперь я могу дозировать степень погружения. И чем меньше погружение, тем меньше внешних проявлений этого состояния. Это просто такая технология.
Есть своеобразная форма медитации, она обычно используется как часть пути трансформационного - это медитация на пустоту. Не путешествие по субъективной реальности, а выход как бы за пределы любого содержания, так называемая _пустотная медитация_. Принцип Великой Пустоты. Она тоже требует соответствующей подготовки. В этом деле всегда есть риск. И инструктор должен знать, подходит эта технология этому человеку или не подходит, как его провести и прочее. Здесь вопрос ответственности, договора, условия обговариваются. Иногда договор очень простой: _Или ты пройдешь, или сойдешь с ума. Согласен? Согласен. Все_. Бывает и так.
Поэтому вечная идея многих моих друзей и меня самого - создание профессиональной команды. Такая мечта есть у многих - создание команды профессиональных исследователей субъективной реальности. Но это, я думаю, останется мечтой. Потому что таких людей собрать в команду...
Профессионал, он и есть профессионал. Он уже автономен в какой-то степени. Но, может быть, когда-нибудь нам что-нибудь такое близкое удастся, это было бы очень интересно. Поэтому я сторонник того, чтобы описания эти становились доступными людям, чтобы в определенном смысле упрощать ситуацию, упрощать отношение к этому, упрощать технологию, извлекать оттуда максимум того, что может быть общедоступным, просто общедоступным.
Итак, мы выяснили: в этом варианте путей основное - это постижение внутренней реальности. Основным требованием на этих путях является покой, умение быть покойным, умение снизить до максимального предела уровень внутренних шумов, выработать устойчивость, умение деконцентрироваться. Основное техническое средство - медитация.
Что нужно здесь усвоить? Главное - что медитация как таковая есть образ жизни человека, идущего по такому пути. Образ жизни... Все.
Остальное - это медитативные упражнения. Это нужно четко развести.
Потому что в тех восточных книгах о медитациях, которые мы читаем, чаще всего это не разводится. Нужно четко для себя усвоить, что это огромная разница. _Сядем, помедитируем_ - это выражение несколько условное, потому что сесть помедитировать, в строгом смысле слова,- это нонсенс.
_Сядем, помедитируем_ - это сделаем какое-нибудь медитативное упражнение. Упражнение, которое позволяет наработать овладение медита- тивным состоянием как особым состоянием сознания, позволяет осознать часть своей проблематики и отработать какую-нибудь грань.
А для этих путей медитация, она же молитва, есть образ жизни. В чем внешне выражается такой образ жизни? К чему он? Прежде всего к тому, что все главные ценности переносятся в пространство субъективной реальности, естественно, поскольку познание, постижение и устремленность носят такой характер. Крайний случай проявления таких путей описан в рассказах о йогах, застывших в определенной позе и ушедших полностью в состояние медитации, как пишут (наполовину с юмором), что ученики их переносят с места на место, пыль с них сдувают. Они практически не едят, не пьют, медленно усыхают, доходят почти до мумифицированного состояния, хотя и живут. Это крайняя степень погружения. Есть красивая поэма о том, как такой человек сидел на скале совершенно неподвижно. У него в руках ласточки свили гнездо, прилетали каждую весну, выводили птенцов и улетали. Многие люди были вокруг него. Некоторые приходили просто прикоснуться к нему. И вот однажды он заплакал. Это было как извержение вулкана. Народ впал в ужас, думая, что грянет катастрофа мирового масштаба. Ближний ученик спрашивает у него: _Учитель, что такое? Что случилось?_ Тот молчал, не двигался, а потом говорит: _Ласточки не прилетели. Что-то во мне не так. Ласточки не прилетели_. Это трудный путь. Если относиться всерьез, он требует большой работы, впрочем как и все остальные пути, которые, в отличие от убежищ, требуют очень серьез- ного к себе отношения. И самое главное, что в этом пути, пути меди- тативном, очень много требуется отказов - с точки зрения постороннего наблюдателя. Но нужно помнить, что отказы для человека, идущего по пути, не являются отказами, это просто лишнее отпадает само собой. Иногда с болью отпадает, но это не есть отказ. Это со стороны глядя, иногда трак- туют: он отказался. А он ни от чего не отказался, это просто отпало по пути. Вот притча: Жили-были два брата царевича. Один бросил царство и ушел в монахи. И вот однажды их пути пересеклись, и царь говорит брату:
_Ну, брат, ты герой. Бросил царство ради Бога, я тобой восхищаюсь_. А брат ему отвечает: _Да брось ты. Я эгоист. Я променял дерьмо на алмаз.
Вот ты герой действительно_. Это очень важно.
Почему? На примере медитативных путей, как мы их условно назвали, путей постижения истины через погружение во внутреннюю реальность, особенно обнаженно выступает принцип необходимости растождествления с механизмами жизни. И поскольку мне хочется сказать вам что-нибудь практическое, а не только общетеоретическое, то я хотел бы вам рассказать первый принцип, хотя я рассказываю его в связи с медитативными путями, но он первый на всех путях, если вы серьезно собираетесь пройти один из них.
Этот принцип называется - жить как тебе хочется. Казалось бы, ну что тут проще? Но сразу возникает масса возражений. Как же это так? Как это так - как самому хочется? Это что, эгоизм? А как же другие? Нужно понять один из самых красивых и самых ближних механизмов жизни. Теперь уже и научно известно, что человек ничего не может сделать вне какой- либо своей потребности. Энергия любого действия - это энергия потребности. Любого! Повторяю, это принципиально, это фундаментальный двигатель. Потребность оформляется у человека как мотив, т.е. как стремление к реализации потребности через какую-то ценность. В упрощенном виде можно сказать, что все, что человек делает, он делает из _я хочу_. Объективно человек делает все, что он делает, из какой-либо своей потребности, т.е. из _я хочу_. Объективно для квалифицированного наблюдателя не существует - _я не хотел, но сделал_. Объективно для квалифицированного наблюдателя не существует - _я хочу, но не делаю, я не хотел, но был должен_ .
Человек имеет одновременно, как правило, несколько активизированных потребностей и соответственно некоторое количество мотивов - одновременно, т.е. много _я хочу_ в каждый момент времени. И реализует то _хочу_, которое, согласно его внутренней системе ценностей, которую он может и не осознавать, является в данный момент доминирующим, т.е. он действует по доминирующей потребности, поэтому все буферные механизмы, которые человечество создало, типа: _я не хотел, но вынужден был ..._, _я очень хочу этого, но никак не могу, потому что..._ и т.д. - вся эта группа самообъяснений и объяснений для других, с точки зрения квалифи- цированного наблюдателя, есть буферный приспособительный психологический механизм.
С точки зрения любого духовного пути, даже его самых первых шагов, это полное самоодурачивание и лишение себя всякой возможности сделать хотя бы один реальный шаг. Значит, для того чтобы начать двигаться по пути, нужно стать по отношению к себе, в этом месте, объективным.
Опираясь на знание, опираясь на глубокое самонаблюдение, которое может произойти в медитативном состоянии, нужно понять, что человек ничего не делает из _не хочу_, и вообще из _нет_. То, что человек делает, он делает из _да_, из _хочу_, поэтому если он хочет, но не делает, значит, он не хочет. Если он делает, а говорит, что не хочет, значит, он хочет.
Естественно, отдать такую выгодную, такую самопотакающую, такую преис- полненную жалости к себе штуковину трудно, но категорически необходимо, если у вас есть хоть мало-мальски серьезная потребность сделать хотя бы два, три шага по реальному пути. Это принципиальнейший вопрос. Просто принципиальнейший, без этого все бесполезно.
Я работаю с людьми двадцать с лишним лет. Я видел искателей духовных тысячи полторы минимум на сегодняшний день, видел их в разных ситуациях: рядом с мастером, рядом с учителем, рядом с тоннами духовных книг, - и поэтому я глубочайшим образом убежден, что это самоодурачивание есть самое первое препятствие на пути совершения поступка, т.е. на пути реального качественного изменения своей жизни в соответствии с полученными знаниями. Иначе эти знания начинают вам мешать. Иначе Путь никогда не начнется.


ПУТЬ ХИТРОГО ЧЕЛОВЕКА ИЛИ ПУТЬ УПРАВЛЕНИЯ СОЗНАНИЕМ
Следующий блок путей - это концептуальные пути, в основе которых всегда лежит определенная концепция реальности, и в соответствии с этой концепцией реализуется целостность сознания как инструмента. Один из вариантов такого пути предложен Гурджиевым. (Строго говоря, не самим Гурджиевым, а Успенским, перелагающим Гурджиева. Мне кажется, что это не совсем одно и то же. См. П.Успенский. _В поисках чудесного_.)
Что является главным требованием, что является главным техноло- гическим принципом такого рода путей? Прежде всего переосмысление, тотальное переосознавание всех своих концепций по отношению к реальности в любом проявлении: по отношению к себе ли как части реальности, к реальности ли как к таковой, к социуму, к духовной, субъективной, к объективной, к исторической, психологической, интеллектуальной, витальной - любой. В зависимости от объема, который закладывается в концепцию самого пути, устанавливается степень охвата реальности. Для этих путей прежде всего нужно иметь хороший мозг, грубо говоря, то есть это пути, требующие изощренной тренировки сознания как инструмента.
Изощренной - почему? По той причине, что нужно перелопатить практически все содержание сознания и подсознания. Все это перелопатить, все ненужное выбросить. Все, что может пригодиться, все, что переваривается концепцией реальности, принятой в данном Пути, переставить в совершенно другие связи, получить соответствующую сумму нового знания и потом еще всем этим практически пользоваться, то есть жить в соответствии с полу- ченным новым знанием. Я думаю, что и на этих путях есть разные варианты:
побольше, поменьше, потруднее, полегче, с полным охватом, с меньшим ох- ватом. Суть дела от этого не меняется, все они требуют одного и того же.
Они требуют колоссальной дисциплины ума, раскрытия, в идеале, высшего интеллектуального центра, где скорость осознавания в тысячу раз выше, чем та, к которой мы с вами привыкли. Именно с точки зрения этих путей появилась концепция жизни как сна, идея того, что мы все спим. Заметьте, в предыдущих двух блоках у нас с вами эта проблема не возникла. Спим - не спим, сансара - нирвана. Там не возникало этих проблем, а тут они сразу возникают. Почему? Потому, что если вам нужно играть в интеллектуальную игру, при которой вы в состоянии предвидеть на десять ходов вперед ходы самой реальности, это уже суперидеально, то есть практически это концепция игровой позиции, желательно на равных, по отношению к реальности. Только мы с вами свою концептуальную акцентуацию ментальных процессов принимаем всерьез, а в духовной традиции всерьез это не принимается и называется божественной игрой. Такова цель: умение играть в эту божественную игру, игру сознания, играть с таким партнером, как Реальность. Играть в эту игру гораздо лучше, чем это описано у Гессе в _Игре в бисер_, потому что у него это эстетизированный вариант игры.
Хотя подход к сознанию, к интеллекту как к возможности стать из участника, из фигуры на доске, игроком, Демиургом, творящим эту игру, в романе Гессе действительно заложен.
Ну скажите, чем я чувствую, что вам сегодня неинтересно, по срав- нению с тем, что было на прошлых встречах, когда мы беседовали о медитативном пути или о воздействии? У вас уровень активации был приблизительно в шесть-семь раз выше, а сейчас вы засыпать вот-вот начнете. Мы начали с одного уровня общей активации, с общего тонуса группы, а сейчас общий тонус с каждой моей фразой падает. Не поднимается, а падает. Почему? Попробуйте отследить, почему сегодня тонус у группы падает. Потому что никакой завлекалочки нет? Ничего опознаваемого нет? Казалось бы, парадокс: мы живем в культуре, в которой культ сознания, культ. Вы все тут люди с высшим образованием. Вы все тут, в основном, деятели умственного труда. Казалось бы, все, что касается сознания, должно вас безумно волновать, но увы: дело в том, что вы уже разочаровались в своем сознании. Вот ведь в чем дело. Потому и ищете вы что-нибудь другое. Это разочарование в сознании и создает дурную мистику, дурной иррационализм и вообще всю ту дешевку, которой торгуют сейчас на каждом углу. Доступной, как жевательная резинка.
Почему? Да потому, что разочаровались. Какое же тут торжество разума, извините меня, вокруг? Нас все время уговаривали - разум, разум, но нам про какой разум говорили? Про спящий, про такое сознание, которое работает на готовых алгоритмах, причем примитивных. Сознание, которое знает, в лучшем случае, два способа думания. Кто из вас может похвастаться, что может произвольно переходить с одного способа думания на другой способ думания? Кто? Поднимите руки. Никто. А их этих способов восемь как минимум. Я могу вам рассказать о восьми способах думать. Я для чего вам это говорю? Чтобы вы свое разочарование в таком сознании не объявляли гибелью сознания вообще: и что сознание ничего не может, и что оно потерпело крах, - и чтобы вы не зачитывали до дыр дешевые книжки, в которых объявляется, что истинно только иррациональное, потому что сознание обнаружило свое ничтожество. А что же мы тогда будем делать с Шанкарой, с Тартангом Тулку? Если вы хотите узнать, что такое сознание и что оно может - возьмите книжку Тартанга Тулку _Пространство. Время.
Знание_. Возьмите и прочтите, что может сознание, если это сознание, выработанное на одном из путей, о которых мы сегодня говорим, то есть блоке духовных путей с опорой на концепцию. Так что здесь большущая опасность, именно потому, что мы, разочаровавшись в своем сознании, объявили любое сознание недействительным, и потому нам неинтересно читать Тартанга Тулку, а интересно читать какую-нибудь дешевку, в которой нам обещают золотые горы, молочные реки и сидхи, если мы будем культивировать иррациональное. Вот в чем дело. Видите, какая актуальная и интересная тематика всплывает, когда мы заговорили об этом блоке путей. Говоря о предыдущих двух блоках, мы вынуждены были говорить об очень часто встречающейся халтуре - псевдомедитациях, псевдовоз- действиях, здесь же ситуация намного лучше. С точки зрения этих путей, никакого псевдосознания впереди нет, потому что в псевдосознании мы все уже находимся и все испытали этот кризис, и спекулировать тут уже нечем, разве что быстрочтение какое-нибудь. Конечно, в нашей культуре и без духовных путей есть люди выдающиеся по сознанию. Когда общаешься с такими людьми, как Юрий Михайлович Лотман или Мамардашвили, то понимаешь, что то, что ты называешь сознанием - это какой-то пери- ферийный кусочек, может быть аппендикс в организме сознания.
Фиксируем. Мы говорим о путях с опорой на сознание, на умение работать с ним, на умение организовать его в соответствии с той концепцией реальности, которая вкладывается конкретной традицией, и, как следствие этого, возникает умение оперировать ситуацией в разных масштабах в зависимости от подготовленности, одаренности и традиции.
Причем оперировать не каким-то неизвестным способом, а опираясь на знание закона наименьшего воздействия, то есть знание того, какое минимальное действие нужно сделать, чтобы получить максимальное заданное изменение ситуации. Отсюда появляется умение играть в любую социальную игру, отсюда появляется умение усваивать любую рациональную информацию и оперировать ею. На стороннего наблюдателя владение этим знанием и использование его действует подавляюще, поэтому таких людей с особой яростью любят обзывать манипуляторами, с какой-то патологической яростью, с какой-то внутренней яростью. Они раздражают особенно сильно, потому что нам кажется, что они обыгрывают нас, объегоривают, а они просто так видят, так мыслят, так играют. Мне это напоминает ситуацию Моцарта и Сальери. Один был музыкальный мыслитель, а второй гений от Бога, который вообще не думал. Знаете, как это раздражает: я тружусь, мучаюсь, как мне кажется, у меня что-то получается, даже как будто приз- нания достиг. И вдруг приходит шалопай, алкаш, _гуляка праздный ..._ .
Но этого же не должно быть! Это не входит в обыкновенную логику. Но оказывается, существует много других логик. Многие из них гораздо эффективнее, даже в самом элементарном жизненном процессе. Другое дело, что именно от этих людей веет очень часто холодом. Вы можете полжизни ходить по библиотекам, а они все равно делают это гораздо изящнее и с большим успехом, но, как правило, всегда скрывают, как и чем. Они, как правило, изображают людей сильно начитанных, разучивают списки литера- туры, заготавливают эти списки, потому что, с одной стороны, не хотят превратиться в клоунов, чтобы кто-то их засадил и эксплуатировал в ка- честве биокомпьютера, а с другой - понимают, что не надо обижать людей.
Ведь если они правильно развиваются, они стараются найти такую форму реализации своих возможностей, чтобы она не задевала остальных уж очень сильно, если, конечно, они живут в миру, если не в замкнутом социуме - ашраме, монастыре или исследовательском духовном центре. Потому что ничто нас так не оскорбляет, как знакомство с таким человеком, общение с ним. Когда сталкиваешься с человеком, который по-настоящему владеет одним из этих путей, когда он снимает все маски, приспособления и начинает общаться открыто, на своем языке, как говорится, то мне, например, страшно. Когда я в первый раз столкнулся с этим в своей жизни (а я человек вообще активных позиций, даже в поражении стараюсь найти какой-то активный выход), дня три я ходил совершенно пришибленный, потому что я понял, что не то что я идиот, не то что я безграмотный или слаборазвитый у меня интеллект, что я просто ... даже слова у меня такого нет, что я дурак, набитый книгами, что я шкаф книжный. Ведь я же много читал, но с ним чувствуешь себя идиотом. Что толку в том, что я прочитал такое количество литературы... Он сидит, и левой ногой... Начи- наешь в резонанс встраиваться, голова гудит. Только когда я прошел состояние веселого сумасшедшего (мне так в жизни повезло) и у меня страх сойти с ума исчез, только тогда я хоть как-то смог с такими людьми взаимодействовать. Ведь компьютер, самый совершенный, рядом с ними не более чем деревянные счеты. Почему это так действует? Если человек уходит в глубокую медитацию, а ты вообще в этом не разбираешься, то это никак на тебя не действует - ты просто говоришь: _О! О! О!_ Ставишь его куда-то на пьедестал. Все. Он там, я тут и ему молюсь, и все нормально.
Если он воздействием каким владеет, то тоже: _О! О! О!_ Ну, видели по телевидению. Тоже все нормально. Он там, я тут. Но когда вы встретитесь с человеком, который прошел в какой-то степени или до конца совершил поход по пути хитрого человека, и если он вам продемонстрирует это все (у них целый арсенал приспособлений - как выглядеть более-менее обыкновенно), то вы поймете, может быть, о чем я говорю. Снимет маски и покажет, как эта штука работает. Так ведь самое смешное, что защита по принципу: _он там, а я тут_ - невозможна, потому что это же сознание!
Оно у меня есть и у него есть. С одной стороны, это что-то такое раздав- ливающее, а с другой - опознаваемое. Вот в чем сложность. Его невозможно на пьедестал поставить, отделить, отгородить от себя. Когда человек со сцены демонстрирует суперсчет, то с этим еще надо разобраться - это, возможно, феномен, а возможно, человек этот просто прикидывается дурачком. Если человек из такой традиции делает то же, что делает Тофик Дадашев (или если Тофик Дадашев сам в такой традиции обученный), то это он дурачком прикидывается, а мы хлопаем в ладоши. То, что нам с эстрады демонстрируют: девять досок вертится, на каждой доске шестизначное число на шестизначное число умножить надо. Десять секунд человек смотрит, а потом результаты называет, а они все вертятся одновременно. С точки зрения людей, прошедших такой путь, это он дурачком прикидывается.
Наконец-то я подходящий пример нашел.
Так кто же тогда мы с этой точки зрения по отношению к своему соз- нанию? Поэтому я бы назвал эти пути аристократическими.
Как таким путем пройти, я как-то не представляю. Теоретически: ска- жем, лет в шестнадцать, восемнадцать, двадцать встречаю я учителя вот на таком пути... и как бы он из такого существа, как мы, сделал бы то, что надо, хоть бы и с помощью всего пути, потока, не представляю. Но ведь делают как-то, ведь существуют эти пути, не исчезают. Я, например, счастлив, что я два-три раза в жизни имел возможность прикоснуться к такому сознанию. Я счастлив, потому что... Конечно, это было тяжело, особенно в первый раз. У меня мысли всякие нехорошие вертелись в голове.
Хорошо, что я к тому времени к своим мыслям относился снисходительно. А то бы точно до чего-нибудь додумался, в постриг пошел, самоубийством бы не закончил - у меня витальное начало очень сильное, но чего-нибудь такое - запил с горя. Ну, чувствуешь себя даже не идиотом, это же обидно. Такая же башка, все от природы то же самое, он такие вещи делает, а ты... Пока ты пересчитал, передумал или переосознал, он уже двадцать восемь раз все пересчитал, передумал или переосознал. Будда за одно мгновение отслеживал десять тысяч мыслей у себя в голове. Будда, чтобы вам не показалось, что они сухари ментальные. Будда - десять тысяч мыслей за одно мгновение, за одну десятую секунды, миг, один раз мигнуть. И самое потрясающее, конечно, во всем этом, что, как и всякий другой путь, потенциально он доступен каждому, если только не повреждено что-нибудь капитально в материальном носителе сознания. Каждый путь имеет свои принципы отбора, но потенциально это доступно каждому. Сам принцип формирования такого сознания ничего общего не имеет с нашим коэффициентом интеллекта. Эти пути существовали тогда, когда образованных людей, в нашем понимании, вообще не было. Были единицы книжно образованных, социально образованных. Ведь брали детей пастухов, обучали их, потому что сознание может работать на очень разнообразных принципах. Принципы основные даже можно заложить другие, не говоря уже о неосновных. А что касается того, как выглядит неофит, то, извините меня, неофит в любом учении, на любом пути выглядит дурачком, потому что он ходит и везде кричит: _О! О!_ Это очень большое везение, если вам удастся столкнуться с человеком, который владеет если не до конца, то хотя бы лет девять-десять всерьез идет по такому пути, очень интересно.
Это из разряда таких людей, как Якоб Беме - сапожник. Философский труд издал - и опять в сапожники, потом еще книгу - и опять сапожник. (А теперь в издании _Памятники мировой философской мысли_ его печатают.) Мы думаем: ну чего же, если они такие есть, чего же они к нам в университет не идут преподавать, в Академию наук и т.д. Может, среди них и есть парочка таких, но у них мотивация другая. У нас всегда не хватает памяти, чтобы всегда помнить, всегда, когда мы сталкиваемся с этим, простую вещь,- что у человека, использующего духовную реальность не как убежище, а как путь, меняется мотивация,- и то, что это нам хочется и интересно, и это мы считаем: что если так, то обязательно из этого вот так,- а у него это может быть иначе. . . Он находит такие сферы применения своего сознания, про которые нам и в голову не приходит, что туда надо прикладывать какое-то сознание. Если ему нужно будет, то он станет академиком, не волнуйтесь, он просто посчитает, как это сделать быстро и максимально экономично. Однако вспомните фантастику, там во всех антиутопиях отрицательные герои чаще всего такие. Всеобщий страх передается фантастам. Они тоже боятся такого сознания, поэтому объявляют: это человек-робот, человек-компьютер, бездушное холодное существо, убийца, кровопийца, сам себя уничтожает, брак на пути. Я только один раз встретил иное отношение (в рассказе Биленкина _Дорога без возврата_), когда об этом говорится без осуждения, но все же с неко- торым оттенком отрицательным, что это не наш мир, это по ту сторону.
_Маленькому знанию не понять Большого знания_. Они отдельно со своим большим знанием, а мы от_
Что в этих путях является основной трудностью? Что можно выделить общетеоретическое, общеметодологическое? Конечно же, страх сойти с ума.
_Не дай мне, Бог, сойти с ума, уж лучше посох и сума_. Большинство людей в реальной жизни, если создается ситуация выбора: сойти с ума или умереть,- предпочли бы умереть. Страх этот сидит в нас очень глубоко, в силу еще и того, что мы ощущаем хрупкость своего сознания, его некачественность. Ну, приблизительно так: садишься на стул и сразу чувствуешь, что сделан он в конце квартала, юными умельцами, в качестве хобби - то же самое мы по отношению к своему сознанию. Мы чем-то другим воспринимаем некоторую некачественность своего сознания, его хлипкость, его неустойчивость, его неконструктивность, его слабые технические характеристики, говоря современным языком. И, конечно, это поддерживает в нас и культивирует страх сойти с ума, страх поломки этого инструмента.
Молодая ведь еще вещь, сорок-шестьдесят тысяч лет максимум. Это самое главное препятствие. Надо сказать, что в определенном смысле начитанность и какая-то тонкая образованность в нашем понимании слова, полуобразованность, точнее говоря,- она даже препятствие, потому что создает иллюзию, что и это я знаю, понимаю, и в этом разбираюсь, ну как же, как же, читали, как же, как же, слышали!- и поэтому, конечно, такому человеку начинать движение по пути этого типа сложно. Мало сказать, что я дурак и что ничего-то я вообще не знаю, и вообще у меня не мозги, а так, заготовка, на, бери и помоги мне из этого что-нибудь сделать.
Гораздо легче в этом смысле людям по-настоящему образованным, потому что они свое сознание уже как-то испытали в предельных режимах, они его как- то закалили, они в каком-то месте, какую-то часть сознания уже привели в более точное положение, и тогда можно, опираясь на более закаленную и тренированную часть, что-то сделать. Но все это разговоры теоретического плана. Кто захочет искать такой путь, тому придется искать всерьез и быть готовым сдаться сразу. Какие-то отдельные методики с этих путей, какая-то продукция для общего пользования, как и в двух других, существует, существуют и убежища такого типа. Естественно, поскольку убежище - оно же, в свою очередь, способ привлечения людей; а вдруг кто- то из убежища захочет выйти на Путь? И всякие интеллектуальные игрища и всякие разные штуковины для сознания, конечно, существуют. В конце концов, наверно, каждый в состоянии думать двумя способами, а не одним.
Наверно, каждый в состоянии до некоторой степени структурировать прост- ранство субъективной реальности хотя бы для того, чтобы меньше было боязни с ума сойти. Наверное, почти каждый в состоянии встать на позицию игры сознания, тем более, что в нашей культуре, при культе сознания, все-таки существуют, если быть внимательными, отдельные куски, отдельные фрагменты, которые как продукция с этого блока путей поступают в пользование Великого Среднего. И можно эту продукцию попытаться вмон- тировать в свое сознание, если не попасться на гордыне. Потому что нам часто кажется, что она сопровождается предупредительной этикеткой: все равно вы тут мало что поймете, но попробуйте. На самом деле этого нет, конечно. Просто такова действительность, таково реальное положение дел, и поэтому, наверное, сегодня тонус такой низкий в группе, как никогда.
Потому что кажется: ну хорошо, вот я сейчас что-то такое себе разрешу и осознаю до конца степень несовершенства своего сознания, а как же дальше жить? Во-первых, если вы сумеете что-то такое разрешить и действительно осознаете, вместо того чтобы объявлять, что сознание - это _вообще ерунда_, то уже это будет хорошо. Во всяком случае, вы себе сможете избрать более совершенную концепцию, хотя бы концепцию П.В.Симонова, что мышление просто обслуживает наши потребности. Такая милая концепция, достаточно прогрессивная, достаточно продуктивная в таком эвристическом плане. Опираясь на эту концепцию, можно кое-что сделать для своего сознания, и в то же время не обижает - даже наоборот. Сверхсознание - принципиально не познаваемо, оно не нуждается в осознавании, иначе оно работать не сможет (по Симонову) . Я вам очень советую, не для того, чтобы встать на путь, потому что я не могу посоветовать вам, где найти инструктора такого пути, но для того, чтобы как-то избавиться от чувства хлипкости, от чувства конструктивной недоделанности своего сознания, более - менее серьезно познакомиться с работами П.В.Симонова _Эмоциональный мозг_ и _Мотивированный мозг_, там много интересного. Для кого-то это может стать творческим толчком для поиска. Там довольно любопытно, на мой взгляд, разработано взаимоотношение сознания с пот- ребностями. В нашей книжке _Наедине с миром_ немного об этом рассказывается, но я сам считаю, что самое бледное, что есть в книжечке,- это попытка рассказа о сознании как инструменте. Правда, если всю книгу целиком представить как некую инструкцию по развитию сознания, то, может быть, что-то проявится, особенно в последней части, третьей.
Но сейчас речь идет о путях, в которых работа с сознанием является глав- ным сущностным моментом.
У меня часто спрашивают, как научиться управлять ситуацией. Я го- ворю - для этого нужно ее видеть. А как научиться ее видеть? Для этого нужно очень быстро думать и причем думать не вообще, а вполне определенным способом. Когда я работал режиссером, то если на сцене было больше восьми актеров - все, я не мог ничего. Тонкие вещи сразу пропадали. Поэтому я старался выбирать такие пьесы, в которых восемь действующих лиц, потому что восемь человек я мог вести три часа, не упуская ни одной детали поведения каждого из них, внутреннего движения каждого из них. Я имею в виду и актеров, и их персонажей, и отношения, и ситуации, и мизансцены. Это был предел моих возможностей. Вчера я наблюдал, как Кашпировский брал зал, по какой схеме (поскольку схему он выдал накануне, то уже легко было наблюдать), потому что видно, как он это делает и почему так, а сейчас вот так.. . . Конечно, он действовал с точки зрения этих путей грубо, очень непродуктивно, затрачивая огромное количество сил, ведь он с пути воздействия. Я наблюдал, как то же самое делает человек с пути знания, пути хитрого человека. Это фантастика.
Легко, красиво, без всяких усилий. И такие вещи, и побольше, и посложнее, с минимальным усилием. Почему? Потому что он работает в таком режиме, при котором мгновенно точку наименьшего сопротивления ситуации определяет. Мгновенно определяет то минимальное действие, которое нужно, чтобы ситуация развернулась на триста шестьдесят градусов, или на сто восемьдесят градусов, или на сколько угодно. Собирается группа более двадцати человек - мне уже тяжело, потому что, даже владея распреде- ленным вниманием, видя всех сразу, необходимой тонкости ощущения каждого добиться сложно. Даже просто ввести группу в режим работы как одно целое безумно трудно. Я чувствую, что мы быстро закончим эту _ужасную_ тему, потому что эта группа учений энтузиазма в коллективе нашем не вызывает, а раз она не вызывает энтузиазма, то, естественно, и говорить-то Игорю Николаевичу особенно не нужно и ни к чему, потому что связь замыкается, и, к сожалению, ничего особенно интересного я сегодня не смог услышать, хотя очень надеялся. Будем ждать другую группу, которая будет нацелена в эту сторону, и тогда он расскажет что-нибудь побольше и поувлекательнее.
Попробуйте заинтересоваться этой темой и родить вопросы. А вдруг получится? Я по объему восприятия чувствую, что материал очень интересный, но как-то он никого не интересует. Вот это тот случай, когда импульс не разворачивается в словесно-логическую информацию по причине несоблюдения трех условий - время, место, люди. Время - то, место - то, а люди как-то не заинтересованы. Я же не лектор, которому все равно, слушают - не слушают, уровень активации такой или не такой. Его дело изложить свой материал, а там как хотите. Я же к этому имею такое же почти отношение, как и вы. Просто я умею работать репродуктором.
Разберем основное недоразумение по отношению к восприятию того, что я рассказывал сегодня. Проблема состоит в том, что мы себе помыслить сознание как таковое, вне атрибутов, вне содержания не можем. Когда мы произносим _сознание_, мы не имеем в виду его самого, сознание как таковое. Мы имеем в виду то, что в сознании: количество знаний, размещенных в пространстве сознания, или количество операторов, с помощью которых этим нашим сознанием манипулируют, и т.д. Конечно, есть такая концепция, что сознание нужно сделать как зеркало. Это легко сказать, а как это сделать? Главное во всех этих путях в том, что они приводят человека к такому качеству, когда он может работать с самим сознанием, - не с атрибутами сознания: память, мышление, ум, - а с ним самим как с целым. И вот когда он начинает работать с ним самим, вот тогда и начинаются какие-то эффекты. Это и есть принципиально иное.
Мы говорили уже, что духовная реальность, духовный путь ведет из одной жизни в другую жизнь. Она не лучше и не хуже, но она принципиально другая. (Вы уже забыли об этом). Вся сложность в том, что, когда мы говорим о сознании, нам кажется, что не может быть принципиально иного, другого сознания. Но вещь - это общий принцип духовной реальности, она принципиально другая, по-другому сделана, имеет другую структуру. Я думаю, что начало любого пути должно быть близким по принципу, по конструкции. Сделать сознание пустым, чтобы его обнаружить; извлечь из него все, чем мы его забили, всю эту комнату освободить, чтобы увидеть саму комнату, для того чтобы определиться в ней, как в ней жить, где там Я и какое отношение имею Я к своему сознанию. Если забить комнату мебелью, то жить в ней нельзя будет. Мебель, которой мы забили наше сознание, - знания как информация. В нем уже нельзя находиться, оно уже руководит нами, а не мы им. Пробиться к своему сознанию уже невозможно, так оно загружено. Что это за штуковина такая - сознание само по себе?
Единственный мыслитель, которого я знаю, во всяком случае в бывшем Советском Союзе, который поставил такой вопрос, это Мамардашвили. Что такое сознание само по себе? Он как-то сказал, что все, что мы можем сказать о сознании, что это нечто ограниченное. Сложность состоит в том, что мы приобретаем сознание в процессе социализации, и естественно, что качество сознания зависит от качества социализации. Мы находимся не в позиции хозяина по отношению к инструменту, а мы как бы часть мебели, которая стоит внутри этого сознания. И поэтому предложенный нам вариант образования как расширения объема памяти мы воспринимаем как развитие самого сознания. Хотя, конечно, сейчас мы находимся в лучшем положении (я имею в виду, наша культура), потому что сейчас появилось понятие о структурном мышлении, понятие о системной организации, понятие о мышле- нии нечеткими множествами, об оперировании сверхсложными системами. То есть сейчас инструментальная, операторная часть сознания тоже стала развиваться. Это совсем недавно произошло, до этого мы только увеличивали объем содержания. А оно уже само по себе вступало в какие-то отношения между своими частями, совершенно нам непонятные и неизвестные.
При большом объеме памяти и небольшей пропускной способности мышления ум, естественно, становился консервативным. Сейчас резко двинулась вперед научная методология, появилось множество операторных систем для сознания, то есть способов его описания и структурирования. Ведь зная о том, что существует структурный метод познания, можно, поработав над этим, структурно организовать пространство сознания. Зная о том, что можно оперировать нечеткими множествами, можно при желании научиться де- лать это с любым содержанием своего сознания, то есть стать более активным по отношению к своему знанию. Начать эту мебель не просто запихивать в комнату, а расставлять в комнате композиции, которые или эстетически, или еще как-то вас устраивают. Это развитие операторной части сознания. При этом самое сознание тоже как-то развивается, только мы не знаем как, очевидно, непредсказуемо. Потому что с самим сознанием мы еще не знакомы.
- А как узнать, куда, в какое место поставить?
И.Н.- Ну как, взять типовый проект. Знаешь, в высотных блочных домах провели исследование, и оказалось, что столы стоят друг над другом, шкафы друг над другом и т.д. Типовая планировка - типовая мебель - типовое мышление. Все. Все это по вертикали выстроилось. Но это шутка, конечно. Мы говорим о духовных путях. Видите, как вы хотите убежать. Вы хотите поговорить про свое сознание, а тема наших бесед - различные типы духовных путей, не убежищ, а духовных путей.
- Есть люди, талантливые ученые, они совершенно по-другому мыслят.
Они же нигде не обучались, а у них есть что-нибудь перекликающееся?
-И.Н.- Конечно. Но что значит: они нигде не обучались? Это еще неизвестно, как у них это получилось. Есть много разных концепций по этому поводу. Если действительно у них стиль совершенно уникальный...
Например, такой эффект: почему одни и те же идеи возникают в разных головах в одно и то же время? И тут миллион проблем. Сейчас мы говорим о том, как опознать Путь. Как сориентироваться в своем отношении к этому пути. Сложность состоит в том, чтобы не быть вовлеченным внутрь сознания, в содержание его или в операторную часть. Сложность в том, чтобы заняться самим сознанием как таковым. И только тогда возникают различные концептуальные конструкции, такие, например: сознание есть высшая форма реальности. А есть такие пути, где постулируется, что сознание есть вообще ничто. Не ничего, а ничто по отношению к реальности, и поэтому оно такое, такое ... Есть набор концепций по поводу того, что есть самое сознание, и он определяет специфику той или иной традиции, того или иного пути из этой группы путей. Это концепции не по поводу того, как мы живем, а по поводу того, что есть сознание и каково его отношение с реальностью. Сознание как таковое. Обычно даже трудно себя заставить помыслить о том, что можно помыслить о сознании без атрибутов. Но ведь о теле вы можете так помыслить. Вы говорите:
_Тело_. Это же абстракция, без атрибутов, но ни у кого не вызывает напряжения. Психика - тоже. А вот сознание - что-то сбоит. А почему? А потому, что вы внутри его, среди информационной мебели. Ведь очень часто нас начинают убеждать, что человек и есть содержание своего сознания, что он этим определяется. Вот простой пример. Вчера в трамвае - вошел человек, и реакция окружающих на него была однозначной - пьянь, тьфу, да еще и морда поцарапана. А на уровне психоэнергетики у нас произошло опознавание: человек-то этот из традиции, связанной с развитием психоэнергетики. Вот так же у них опознавание происходит на уровне сознания. Это происходит благодаря тому, что у них сознание ни на что не накладывает определенный, обязательный отпечаток. А наше сознание уже заранее содержит целый список того, как должен выглядеть сознательный человек. Я уже не говорю о том, что мы знаем, что он обязан был про- читать в обязательном порядке. Вы же сами знаете, сколько есть умных, но необразованных людей. Это значит только то, что память у них не заданного объема содержания, но они имеют ум. Или есть люди с очень развитым мышлением. Они из маленького содержания извлекают гораздо больше пользы, чем мы. _Йог столько извлекает из куска хлеба, сколько англичанин из бифштекса_. Человек с развитым мышлением столько извлекает из одной странички текста, сколько мы из двадцати книжек. Просто из-за развитости мышления как оперативной части сознания. И ум как аспект связи сознания тоже может быть развит, как умение уловить связи между, казалось бы, ничего общего не имеющими вещами. Но говоря так, мы говорим на языке одной из технологий о структуре сознания как инструмента, но мы еще не говорим о сознании как таковом. Что же это такое? А ведь ответ на этот вопрос и определяет конкретный вариант одного из путей этого духовного направления. Поэтому не удивительно, что активность ваша спадает. Если о другой жизни на путях, например, воздействия нам есть о чем подумать своим же сознанием, если о другом способе отношения к субъективной реальности есть чем думать, то о другом сознании, о возможности существования другого сознания в нашей собственной практике нам думать нечем. Да? Только нечто под названием интуиция, или само- сознание, или сверхсознание намекает, что что-то все-таки, наверное, есть. Но что это? Ответить на этот вопрос можно только встав на этот путь и пройдя его.
Основное, так мы теперь можем четко сформулировать, - как и для двух предыдущих групп,- основное требование, основной, так сказать, императив этого блока путей - это способность допустить существование другого качества того, что мы называем сознанием. Если нечто в вас отозвалось на эту информацию, то есть шанс, что вы сможете встретить живого представителя такой традиции и пойти по этому пути.

ТРАНСФОРМАЦИОННЫЕ ПУТИ ИЛИ ПУТИ ПРЕОБРАЖЕНИЯ
Блок трансформационных путей. Что является их первичным отли- чительным признаком?
Наверное, то, что в них нет канона. На многих духовных путях учеба начинается с усвоения некоторого канона, и только когда человек усваивает этот канон, он начинает учиться дальше.
Канон есть некоторое приведение к общему как к точке начала пути, трансформационные пути не могут принять даже это тонкое покушение на штучность каждого человека, поэтому в трансформационных путях нет канона, нет фиксированных текстов, разве что в форме притч, намеков; как правило, нет системы обрядов, явной системы инициации. С чем еще это связано? С тем, что трансформационные пути - это пути для очень сильных людей, сильных не в том плане, как мы привыкли понимать - сила воздействия, сила понимания или сила проникновения, здесь сила является в способности людей на этом пути вынести трансформирующие ситуации и переживания, которые бывают очень и очень болезненными. Почему они так болезненны?
Сама идея трансформации, т.е. перехода на принципиально иные способы быть не только в психологическом, но и в физическом и духовном плане, сама заявка трансформационных путей, их претензия, их устремленность делают их самыми эзотерическими не в силу сокрытия каких- то знаний, а в силу того, что просто очень мало людей в состоянии не только пройти этот путь, но даже его начать, просто вступить на него.
Отсюда одна из отличительных особенностей этих путей: трансформационные пути создают убежища самые объемные и во времени, и по количеству всевозможных приспособлений, информации, приключений, потому что трансформационному учению для того, чтобы _выловить_ одного человека, который встанет на этот путь, необходимо обычно пропустить очень большое количество людей через зону убежища.
Вы заметили, в прошлый раз, когда мы беседовали о ситуационных путях, у нас была одна обстановка. А сегодня на беседе о трас- формационных, смотрите, сколько детей пришло. Что, если отнестись к этому не как к случайному факту, а как к некоторому высказыванию реальности? Я не отвечу на этот вопрос, я его задал, а вы поразмышляйте.
В чем же качество устремленности в трансформационном пути? Прежде всего, наверное, в том, что человек каким-то образом (это всегда неизвестно) чувствует, что возможна другая форма существования, другая форма бытия. Сложность состоит в том, что для того, чтобы достичь другой степени бытия, нужно пройти через очень много, если можно так сказать, соблазнов. На трансформационном пути вы проходите этап, когда в вас актуализируются возможности воздействия и вы получаете, при желании, возможность уйти в сторону воздействия; и этап, когда в вас активизи- руются медитативные возможности; и этап, когда в вас активизируются ситуационные возможности; и этап, когда в вас активизируются возможности восприятия других уровней реальности, и т.д. и т.п.
Короче говоря, на трансформационном пути вы прокручиваете материал всей духовной реальности, и сделать это надо так четко, чтобы нигде не произошло схватывания, чтобы нигде не возникло желания удержать.
Это одна из самых сложных задач трансформационного пути - избав- ление от инстинкта схватывания, и это очень сложно, по-настоящему слож- но, настолько сложно, что я даже не очень представляю, как это вам рас- сказать. Потому что если это рассказывать так, как оно есть, то это абсолютно не по-человечески.
Вы на этом пути теряете все, с чем вы на него становитесь.
Вы теряете себя такого, какой вы есть; вы теряете близких, вы теря- ете старые связи с людьми, вы теряете мир, в котором вы жили, со всеми его атрибутами.
Хорошо, если у вас потом будет такая работа, которая позволит нахо- диться в специальном окружении, а если ваша работа будет состоять в том, чтобы вернуться в этот мир и жить в нем, то и без того чудовищное переживание одиночества, через которое обязательно проходит человек на трансформационном пути, усилится еще больше.
Путь трансформации не есть путь достижения, путь трансформации не есть движение к некоторой цели. Здесь нет, строго говоря, понятия цели, тут есть движение от смысла к смыслу, а не от цели к цели.
Удержаться в рабочей позиции по отношению ко всем тем ситуациям и аспектам реальности, которые принято считать мистическими, оккультными, сверхъестественными и т.д. и т.п., добиться, чтобы схватывание, удержание не сработали в этом месте, особенно сложно.
Второй очень сложный момент состоит в том, что на этом пути вы теряете себя в самом прямом смысле этого слова. Психологически вы теряете то, что мы в жизни привыкли называть _Я_. Вы с неизбежностью перестаете существовать как нечто определенное с точки зрения социума, т.е. вы действительно становитесь никаким. Не в том смысле, что вы умеете быть разным, а в том смысле, что у вас этого просто нет.
Человек, когда такое слышит, сразу пытается приспособить это к своему пониманию и сказать - я умею быть разным. Нет! Это не вопрос умения, это просто такой получается продукт, вы становитесь таким... - никаким.
Просто этого человека действительно нет... очень трудно уяснить. Я один раз только встретил человека с хорошей подготовкой, которому я сказал, что меня нет. Где-то через три часа он в этом убедился. Когда всем вам я говорю: _Вы знаете, меня _нет_!_ - это пустой звук. И я не знаю, как вы интерпретируете, как вы себе объясняете, что я хотел этим сказать. Самое смешное, что я ничего не хотел сказать, кроме того, что сказал - меня действительно нет в том смысле, в каком вы - есть.
Другой вопрос: _как это увидеть?_. Очень просто. Попробуйте жить как я, и вы сразу наткнетесь на нечто, что не даст вам так жить - это и означает, что вы есть. Вы просто не сможете, это невозможно. Это кажется так просто, а вы не сможете, потому что начнете обижаться, оскорбляться, отстаивать свой образ, доказывать, что вы не такой, а такой... Я вам могу перечислить огромный список, потому что со всем этим списком я сам имел дело, когда от всего этого нужно было освободиться. Огромный список ваших реакций, которые не дадут вам жить так, как я. Поэтому, когда я вижу, как молодые и дерзкие, отзанимавшиеся год, полтора, начинают пытаться изображать меня, я заранее знаю, что с ними будет. Но я понимаю, что им без этого нельзя, им надо попробовать, им надо своим _фейсом_ влететь в свой же _тейбл_. Как это объяснить, чтобы вам было за что ухватиться? Я говорю то, что есть, что действительно - меня нет. Как это объяснить?
Если бы вы были внимательными и потратили какое-то время на анализ своего общения со мной и на анализ всего того, что вы обо мне сами знаете, или слышали, или видели, то у вас бы получился ноль; если бы все собрали и попытались вывести среднее, то в среднем всегда получится ноль, в среднем, если беспристрастно собрать все это в одно место.
Почему так получится?
Потому что все, что вы можете сказать - это ваши проекции; все, что вы можете сказать обо мне, - ко мне не имеет никакого отношения. Вот так. Вот я так дерзко заявляю. Любой из вас сейчас, вы все вместе и каждый что-то будете обо мне говорить, и если все это собрать, в сумме получится ноль. Если честно, каждый будет что-то искренно до конца говорить, а потом все это сложить, - баланс всегда будет ноль. Минусы на плюсы, справа и слева ... потому что все это ваши проекции.
Вам трудно поверить, но у меня нет такого места, которым бы я смотрел на себя. Я понятия не имею, как я выгляжу, какой образ ... что еще там положено видеть ... я уже забываю.
Мне это совершенно неважно. Меня это не интересует никак. Чтобы вы обо мне ни сказали, - я заранее согласен. Вам лучше знать. Я заранее согласен независимо от того, положительное, отрицательное, еще какое- нибудь. Все, что вы обо мне ни скажите, все это - правда, потому что все это ваше видение объекта под названием Игорь Николаевич Калинаускас, но И.Н.Калинаускас ко мне не имеет никакого отношения, я к нему имею, а он ко мне нет.
Как это происходит? Я попытался рассказать об этом в десяти лекциях, которые есть в книге _Наедине с миром_, и, как мне кажется, мне удалось, благодаря слушателям, которые были хорошо подготовлены, некоторые вещи впервые сказать словами. Я думаю, что было бы неправильно и способствовало бы вашему обману - просто рассказать задним числом, как я теперь вижу, как это все происходило. Почему это способствует обману?
Потому что трансформация каждого, кто проходит этот путь, вещь совершенно уникальная, хотя в ней есть какие-то общие этапы. Есть этап послушничества, т.е. подготовки себя к тому, чтобы стать учеником. Это требование существует на всех духовных путях, но в трансформационных оно особенно важно, потому что быть учеником - это определенный образ жизни.
Значит, к этому надо готовиться; значит, прежде чем стать учеником, нужно пройти период послушничества. У некоторых вся жизнь превращается в этот период, и они так и не становятся учениками. Есть люди, неспособные быть учениками, просто неспособные в том смысле, в котором это принято на духовном пути.
Не зря мудрые люди говорят, что в наше время нет проблемы Учителя.
На каждого ученика на Земле приходится минимум пара учителей, потому что учеников мало, а учителей достаточно (Юмор?).
Следующий этап - сдача. В трансформационных путях сдача абсолютная.
Я вам приведу пример из своей истории. Я раньше не имел права его приводить, но теперь уже можно.
В самом начале, где-то недели через три, может через месяц после встречи с Учителем, случилась такая история. Он пришел ко мне, это было утром, и рассказал, что, начиная со вчерашнего вечера, его товарищи по группе социологов из МГУ, которые работали по договору с заводом, в общежитии, где они жили, его пытали. Он пересказал все издевательские пытки, которые мне были известны: зубной щеткой пол подмести, под холодный - под горячий душ, всякое-всякое... Я не буду перечислять, ну набор, в данном случае, ужасно унизительный. Потом он ослабел совсем.
Они его силком посадили в машину, отвезли в ресторан и вылили в него бу- тылку коньяка, чтобы он не мог звать на помощь. В общем, такое издева- тельство всякое-разное происходило всю ночь. И вот утром он приходит ко мне, рассказывая все это, ну просто ситуация фашистская совершенно. И говорит: _Пойдешь в свидетели в милицию, скажешь, что ты был всему этому свидетелем, потому что мне больше не к кому обратиться в чужом городе.
Если ты это считаешь возможным, то пойдем, ты все это расскажешь, что ты все это видел, что это при тебе было..._
Я говорю: _Конечно_. Мы пошли в милицию, я написал все показания, расписался на каждой странице. И устно меня допрашивали. В соседнем кабинете, я сам слышал, что совершенно противоположное рассказывала та группа, и я их видел, тех мучителей. А дальше... это неважно, что было дальше. Важна вот такая ситуация. Я говорю о сдаче, напоминаю, и рассказал вам эту историю в связи с этим.
Самое главное здесь не то, что для меня не было никаких сомнений, что раз Учитель говорит - значит, надо. Самое главное то, что он разрешил мне эту сдачу. У нас же мысль как развивается: ну это ужасно трудно, но уж если я решился, то это все. Нет. Самое главное, чтобы он тебе это разрешил, принял твою сдачу.
Третий этап - разборка, т.е. вас разбирают в психологическом смысле просто на части: ядро личности, механизм само собой разумеющихся норм, структура ценностей, все это подвергается полной разборке, и это, конечно, очень болезненно. Сами понимаете, ведь от вас просто ничего не остается, одни запчасти... (Все это разделение на последовательные этапы условно, чтобы выделить принципиальные моменты.) Затем наступает четвертый этап пути - сборка. После сборки начинаются испытания сидхами, т.е. открываются миллионы разных увлекательных возможностей.
Потом нуль-переход, один, другой, третий - и наступает другая жизнь. Это такая приблизительная схема - три просветления, как угодно, или три нуль-перехода. Неважно, какими словами назвать, важно, что от вас ничего не остается. Это действительно трансформация, во всех смыслах слова .
И конечно, современному человеку это очень трудно.
У меня есть люди, с которыми я работаю уже семь-восемь лет. Я имею в виду тех, кто остались из пришедших семь-восемь лет назад. Они искренне считают меня своим учителем и себя моими учениками. Они многое прошли, многое испытали. Они очень непохожи на тех людей, которыми были, когда пришли, от них мало что осталось, и несмотря на это, им еще очень трудно, и будет еще труднее, потому что здесь действует принцип: чем дальше, тем труднее. В этом благородство пути, в том, что чем дальше - тем труднее, т.е. ты постоянно имеешь возможность _сойти_ без всяких угрызений совести, без всяких осуждений в твой адрес. Каждый раз тебе предлагают все более сложную ситуацию, и ты сам решаешь, браться за нее или нет. Но на каком бы ты этапе ни сошел, ты остаешься с так называемой зарплатой, тебе остаются определенные знания, определенные умения, на основе которых ты можешь просто вернуться в обычную жизнь, пока еще не произошло необратимых изменений, или уйти на какой-нибудь другой путь, потому что, как правило, людей таких, конечно, с радостью встречают на любом из других путей. Их немного... на любом Пути.
Можно, например, книжку написать, и за нее даже, может, и заплатят, не материально, так морально. Я вот думал, как же вам помочь прикоснуться, увидеть, ощутить это. Но я даже не знаю, какие подобрать слова, потому что с точки зрения стороннего наблюдателя - это оскорбительно, хотя то, что в вас оскорбляется, просто защитная, реф- лексивная реакция, потому что никакого желания обидеть кого-то, естественно, нет.
Лучше всего такой образ: ситуация в сумасшедшем доме. Вы все нормальные, а я сумасшедший, и вот сумасшедший пытается нормальным доказать, что его сумасшествие - это как раз и есть норма.
Наверное, эта ситуация именно так и выглядит. Это не лучше и не хуже. Как вы видите по мне, ничем особенно принципиальным я от вас не отличаюсь. То, что касается моей внутренней жизни, отношения к вам не имеет. Мои профессиональные заботы или тот мир, в котором я живу, никак не совмещаются с вашими, и поэтому если говорить о том, что реально существует для глаза, для уха, то ничем особенным от вас я не отличаюсь.
Как видите, я не экстрасенс, не телепат, не ясновидящий и телекинезом не владею, и не йог, и болею... как видите. Здесь нет _заманки_. В этих путях нет принципа качественного превосходства,- это, пожалуй, самое главное отличие этих путей от других. Здесь нет принципа качественного превосходства, здесь нет такой постановки вопроса, что, идя по пути, вы становитесь выше, более развитыми, еще что-нибудь для поднятия самооценки... Нет обещания каких-нибудь сверхъестественных способностей.
В этом мире ничего этого нет. Ну какие у меня сверхъестественные способности! Я элементарных вещей сделать не могу: мне уже сорок пять, а я семье квартиру сделать не могу, ну что это такое, бездомный, что здесь сверхъестественного? Меня гоняли пять лет с волчьим билетом, и я ничего не мог сделать. Я так и болтался, массажистом у спортсменов работал за сто двадцать рублей, т.е. в этом мире ничего особенного нет. Другой вопрос, что есть огромный свой мир, в котором я живу, - другой. И там, конечно, другие законы, там, может быть, что-то и происходит такое чудесное, а здесь, снаружи, ничего принципиально не меняется. Это такой своеобразный вид безумия, мне кажется, сошествия с ума.
И только то, что я умею вести себя согласованно в социальной реальности, не дает никому основания объявить меня сумасшедшим, хотя попытки такие и были.
Просто я знаю правила игры, как надо вести себя согласованно в реальности.
Но если бы я вдруг начал вслух воспроизводить свой мир и то, чем я реально живу, не Игорь Николаевич, а Я, то тут никаких сомнений не было бы. Ну, как минимум паранойяльный синдром, т.е. _систематизированный бред_, _искусственно созданная реальность_ и т.д.
Конечно, должен вам сказать, что если говорить о знаниях, то больше всего труда заняло разучивание всего этого хозяйства для того, чтобы получить возможность существовать среди людей в согласованном виде. За последние восемь лет это была самая тяжелая работа. Для этого пришлось прочитать огромное количество книг, чтобы уметь играть в эти игры, изобразить психолога, изобразить режиссера, изобразить философа или еще кого-нибудь. Для этого же надо очень много знать, ведь обычный человек, по ходу жизни, просто накапливает эти знания, и они кажутся само собой разумеющимися, потому что есть средний вариант. Школа, институт, работа - и вот ты все разучил. Мне же пришлось проделать обратный путь. Когда я закончил свое обучение, то после еще самостоятельно пришлось находить форму, в которой можно было бы существовать согласованно с социальной реальностью. И все равно полностью спрятаться невозможно. Есть закон стаи: стая по запаху чужого опознает. Рано или поздно тебя все равно опознают, _запах_ от тебя не тот.
Может, это просто недостаток квалификации и я еще не достиг такого качества, чтобы делать свою работу, которую я считаю нужной делать, и при этом совсем уметь растворяться. Я умею, но не очень. Не всегда у меня это получается.
Хорошо, что кончился договор и я уже имею право говорить своим языком, пока во всяком случае, на той работе, которую делаю сейчас.
А раньше было безумно трудно, потому что все нужно было переводить _на китайский_, т.е. любую фразу нужно было переводить. Я не имел права говорить ни с кем на своем языке, кроме одного человека, а его я видел раз в год. Я все время говорил на языке тех, с кем я общался. Это хорошая практика, потому что мы же все иностранцы, вы это знаете. Это хорошая практика, потому что я научился говорить о своем на любом языке.
Я имею в виду на русском, но на любом психологическом языке, в рамках русского языка. Я думаю, что я знаю русский язык, потому что на нем я могу говорить и с маленьким ребенком, и с профессором, и с бичом - мне все равно, с кем. Я на этом языке с любыми людьми договорюсь.
Какой же смысл вообще в этих путях? Это очень трудно объяснить.
Какой же смысл в любви? Довольно сложный вопрос: какой смысл в любви.
Но, наверное, он есть. Ведь находятся те, кто хотят по этим путям идти.
Те, кто в силу неизвестных причин уловили этот запах, запах другой жизни.
Я часто думаю, почему за двадцать лет пути у меня не было никогда никаких проблем выбора? Я влюбился сразу и на всю жизнь. Я - _везунчик_, это, наверное, не типичный пример. Но именно в этот трансформационный вариант я влюбился. Мне в нем нравится. Мне нравится то, что нет канона.
Мне нравится то, что нет ритуалов, что нет инициации, что нет рецептуры, что все это нужно открывать самому, что каждый шаг дается все с большим и большим трудом. Мне вот это все ужасно нравится, и поэтому меня они никак не волновали, приглашения переметнуться в другие варианты. Я экстрасенсом решил побыть, попробовать, узнать, что за жизнь такая у экстрасенса. Пожил три месяца экстрасенсом - скучно. Я не говорю, что эти пути - самое лучшее для всех, и я вас всех не призываю ринуться на эти пути. Я вас даже не призываю вообще ринуться ни на какие пути, если у вас нет такого неодолимого желания. Вполне достаточно хорошо жить в духовном убежище и уже этим приносить пользу себе и людям. Просто когда я об этом говорю, я, естественно, говорю о своей любви. И влюбленный он всегда такой, он не может быть совершенно объективным, он говорит о возлюбенной. Он не может не быть уверенным, что она самая прекрасная.
Таково свойство любви.
Я могу вспомнить, как я катался по комнате, бился головой об стен- ку, кричал, сходил практически с ума и просил Школу об одном: чтобы мне разрешили умереть. Я делал это трижды. Это не значит, что все проходят через это, но со мной это было так. На третий раз, если перевести на человеческий язык, мне матом ответили, что умереть - это самое легкое - не стоило вставать на этот путь, если ты встал на него для того, чтобы просто умереть. Два раза я чуть с ума не сошел, ну т.е. я находился в ситуациях, в которых я боролся с тем, чтобы не сойти с ума, какая-то часть меня очень этого хотела в силу напряжения. Три раза я был на краю физической смерти ... Ну а социальной бякой, цацой, так это вы уже знаете,- я был и бякой и цацой, а в итоге в основном - нищим был. Хотя бывал материально обеспеченным, но это, как правило, долго не длилось.
Просто учеба обходится очень дорого, потому что нужно самому искать те ситуации, которые поставят тебя в экстремальное положение, никто ж тебе эти ситуации не подарит. А поскольку жизнь у нас построена по принципу обратному, до _убаюкивания_, как в детстве начинается и так до конца, до смерти продолжается, то нужна масса собственных личных усилий, чтобы найти те ситуации, которые дадут тебе возможность сделать еще шаг.
Предельные ситуации, потому что главная технологическая особенность трансформационных путей - это то, что шагом считается только сугубо экс- тремальное, т.е. экстремальность считается нормой, т.е. ты должен так суметь организовать свою жизнь, если хочешь учиться, чтобы постоянно находиться в экстремальных условиях.
Как говорил Гурджиев - в счет идут только сверхусилия, просто уси- лия вообще никуда не засчитываются. Поэтому я и говорю, что это путь для сильных людей, потому что мало того, что ты должен находиться в экстремальных условиях, ты еще сам их себе должен найти, создать, а это обходится дорого. Вы думаете, что это так просто - мотаться из города в город, бросать себя из одного места в другое, и только обжившись, сразу, как только почувствовал, что начинаются _гули-гули_, _спи, хороший, отдохни_, нужно тут же взять себя за шкирку и выкинуть себя из этой си- туации, потому что если _гули-гули_, так может и годик пролететь, а когда путь кончится, и успеешь ли ты пройти или не успеешь, никаких гарантий. Как известно, на духовных путях не выдают гарантийных обязательств на будущее. В трансформационных путях необходимость постоянного сверхусилия - это норма, это просто норма. Когда мы говорим:
_Ох, как трудно! Как пережить все это!_ - это радость, т.е. внешне в согласованной реальности ты говоришь: _Ох, боже мой!_ - а внутри себя ты счастлив, потому что есть шанс. Это не так просто сделать. Это кажется, что жизнь полна экстремальных ситуаций. Того, что мы считаем экстремальными, тяжелыми обстоятельствами в обычной жизни, хватает на первые три года учения, максимум. Через три года, куда ни глянь - все просто, и надо искать. У Кастанеды, помните, Дон Хуан говорит, что мелочный тиран - находка для воина. Что он считал мелочным тираном? - Человека, который имеет право тебя убить. Это мелочный тиран. Это называется _мелочный тиран_, потому что тираном человек не в состоянии быть. Этому нужно долго учиться, чтобы он стал крупным тираном, поэтому это находка для воина.
На трансформационном пути экстремальная ситуация тоже находка, потому что если их нет, то нет и шансов. Те из вас, кто читал первую книжку, помнят, что в начале первой лекции я обращаюсь к тем, кто присутствовал в аудитории (а большинство из них люди, прозанимавшиеся семь-восемь лет), с сообщением, что у них ничтожный шанс, его почти нет!
Это у них. И я им говорю правду. Самое страшное, а может быть смешное, а может быть никакое, что они-то это знают. За шесть-семь лет учебы они поняли это, они поняли, что шанса почти нет для них. Хотя они вроде бы прошли через массу очень сложных ситуаций. Так что, как видите, у нас, как ни странно, получилась некая иерархия вариантов. Хотя мы говорили о всеобщей сложности путей, о том, что переход из одной жизни в другую - это трудно, но, говоря о путях воздействия, о медитационных вариантах, нагнетания никакого мы не ощущали. Когда заговорили о путях _управления ситуацией_, в первый раз возникла тема, что это довольно сложный и требующий определенных, достаточно жестких предпосылок вариант. Сегодня мы дошли до того места, которое действительно является самым трудным, и это признается всеми посвященными людьми, т.е. людьми, которые прошли какой-либо духовный путь. Это воспринимают все. Когда я вам говорю, что у меня восемь входных посвящений - это не означает, что у меня восемь медалей на груди, это означает только одно: что, пройдя своим путем, идя по нему, я имел возможность вступать в контакты с представителями других путей. И в большинстве случаев это были обоюдные контакты, взаимопонимание и помощь. Помощь, кстати говоря, на духовных путях вы знаете как звучит: падающего подтолкни, чтоб не упал. Помощь состоит в том, чтобы не давать человеку заснуть, чтобы не дать впасть в состояние _спи спокойно, дорогой товарищ_. Друг - это не тот, который тебя убаю- кивает, а друг - это тот, который, когда ты вздремнул, подножку вовремя подставит, чтобы ты плюхнулся и проснулся. Все за рамками нашей логики и красивых рассказов о духовности, поэтому на меня и злятся некоторые или не злятся даже, а считают меня неправым в том, что я рассказываю слишком много, как им кажется, но я не вижу просто другого выхода для решений той рабочей задачи, которая у меня существует. Еще раз повторяю: как говорил мой учитель (и за двадцать с лишним лет, с тех пор как я его встретил, я уже неоднократно в этом убеждался), можно прожить с чело- веком рядом двадцать лет, быть уверенным, что он из себя ничего не представляет, и только потом дорасти до него и понять, что это учитель твоих учителей, потому что трансформационные пути в этом мире не дают никакой функциональной, качественной выявленности, никакого преиму- щества.
Конечно, я многое могу в своих взаимоотношениях с реальностью, и если описывать это общим языком, то, может быть, это выглядит и грандиозно, если посмотреть со стороны. Но это совсем не имеет никакого отношения ни к каким сидхам, это определенное взаимоотношение с реальностью, и все. Это очень трудно рассказывать, потому что как это рассказать...
Мы будем очень рады, если вдруг увидим идущего по этой дороге на наш берег. Это случается не часто, совсем не часто.
Наверное, есть смысл еще сказать о том, что в трансформационных путях больше всего нагрузки на самостоятельную систему требований к самому себе, т.е. первоначальным требованием является требовательность самого человека к себе, и только потом ему можно помочь, его можно учить.
Невозможно инструктору на трансформационном пути сделать, или потребовать, или предложить больше, чем человек требует от самого себя, поэтому заповедь состоит в том, что сначала нужно дать человеку средства для организации хорошей жизни, т.е. поместить его в убежище. Дальше, если он еще не успокоился, помочь ему встретиться с самим собой, а тогда уже будет видно, пойдет он по пути или нет.
- Раскажите о той реальности, в которой вы живете.
И.Н.- Я уже вам давно про нее рассказал: движение целого в целом в точке координатора посредством нуль-перехода. Исчерпывающий ответ на такой вопрос. Главное, что каждое слово истинное, а если разбавлять, то истина убежит, останется одна правда.
- Какие представители есть такого пути?
И.Н.- Иисус Христос, Сократ, Будда, поближе Гурджиев.
- А суфии?
И.Н.- Это сложно сказать, что такое суфии, что это такое вообще.
Можно сказать, что большинство суфийских традиций, дзен-буддистских, хасидских относится к путям трансформационным, но это ничего не прибавит.
- Как встать на этот путь?
И.Н.- Здесь, сейчас, теперь.
- А вехи на пути - это что: три раза с ума сходить, или есть другие вехи?
И.Н.- Самая первая веха - это ужас от знакомства с собой, это самое страшное, потому что первое, и перейти от этого ужаса к любви к самому себе невероятно трудно. Для чего этот вопрос? Что вы хотите этим для себя уяснить?
- Один из вариантов ответа - максимально прожить жизнь.
И.Н.- Вот перед вами сидит человек, который прошел этот путь. Зачем вам Будда, Христос, Гурджиев, Шанкара и другие? Вот он перед вами сидит - живите как я. Кто же вам мешает?
- Но вы сегодня здесь, а завтра уедете...
И.Н.- Так это я здесь, а завтра буду в другом месте. Но вы-то где?
Если ваше желание пройти этот путь ограничивается ташкентской пропиской или проживанием в г.Ташкенте, то вы точно его не пройдете.
В чем проблема? Это же не проблема.
Что вы хотите найти? Решись, и ты свободен. Вас найдут, не волнуй- тесь. Когда ученик готов, учитель появится, это же неизбежно. Это такое событие - появление ученика в любой традиции.
В любой традиции это событие радостное, праздник: еще один Ученик родился. У меня на сегодняшний день, строго говоря, три ученика, хотя я работал с большъм количеством людей, и то я не знаю, и они не знают, удастся им пройти путь до конца, удастся ли. Но они есть, их трое, и я безумно счастлив. Трое. Они выдержали, движутся дальше, сейчас делают следующий шаг.
А людей, которые считают меня своим учителем, а себя моими учени- ками, их намного больше. И это тоже хорошо. Это же не имеет с точки зрения реальности никакого значения. Ученик - это способ жизни, это образ жизни, это не то, как вы привыкли: пришел на лекцию, на занятия, как гость. Мы в обычной жизни принимаем, что учиться - это только часть жизни.
Ученичество на духовном пути - это вся жизнь, и совсем неважно, находитесь ли вы рядом со мной, если считаете меня своим учителем, или за тысячу километров. Никакой разницы. Я вас услышу, не волнуйтесь. Это не так трудно, как кажется, это как раз просто.
Трудно в словах что-то рассказать, это трудно, безумно трудно.
Если здесь среди вас появится ученик этого учения, то мы услышим, обязательно услышим. В этом нет проблемы, проблема в другом...
Сейчас мы все сделали для того, чтобы источник стал общедоступным.
Мы этого добиваемся, книжку пытаемся напечатать большим тиражом. И все, что мы делаем, мы делаем для того, чтобы всем желающим было известно, что существует Школа, что она существует на территории бывшего Советского Союза и что для этого не надо ехать в Индию или еще куда- нибудь. Это наше сознательное действие, которое мы делаем уже в течение некоторого времени, чтобы источник был известен и доступен. Мы это делаем, чтобы каждый, кто захочет напиться из этого источника, мог бы прийти и напиться. Но это не значит, что каждый, кто придет и напьется, станет учеником. Нет. Это совсем необязательно. Учеником становятся не только потому, что решают стать учеником. Это какое-то сокровенное событие. Иногда к этому нужно долго-долго готовиться, т.е. долго-долго идти, и наконец ты почувствуешь, что стал учеником; иногда это происходит внезапно, как первая любовь. Как я своего учителя встретил.
Пригласил он меня к себе, я вошел к нему домой из одного мира, а вышел уже в другой. Все было Другое. То же самое и в то же время Другое. И не- смотря на все сложности, трудности, ошибки и прочее, это жило со мной всегда. Это по-разному бывает, очень по-разному, и когда у меня кто-ни- будь спрашивает: _Игорь Николаевич! Можно, я буду вашим учеником?_
Отвечаю: _Да, пожалуйста, можешь - будь. Я буду только счастлив_. Это же не вопрос моего волевого решения. А получится ли... Кто это знает? Кто может это предсказать? Никто. С точки зрения реальности никто не может предсказать - вот этот человек пройдет до конца путь или нет. Вот этот человек будет учеником или нет. Это самое трудное, я этого не могу объяснить иногда даже людям, которые находятся внутри духовной традиции.
Они говорят: _Что ты делаешь? Почему ты так со всеми подряд?_ - то же самое и Мирзабаю говорили, то же самое и Раджнишу говорили. Почему? Есть люди, которые убеждены, что они могут отличить человека потенциально возможного от человека потенциально невозможного. Они считают, что есть такие критерии, а мы считаем, что если бы такие критерии были в реальности, то все бы происходило автоматически, автоматическая расфасовка, никакой работы тогда не надо было бы делать, потому что по этим критериям бы реальность сама расфасовала людей, если бы эти критерии были. Четко: вот этот человек подходит, а вот этот не подходит.
Лапша. Это принципиально противоречит, на наш взгляд, тому, что есть духовность и духовная реальность, и принципу потенциальной божественности каждого. Это наша позиция, мы в нее верим и работаем на нее. Но это не значит, что у всех такая позиция, поэтому я с вами так и разговариваю, за это на меня многие обижаются, _бочку катят_ и даже объ- являют своим идейным врагом. Это нормальная жизнь. Вы что думаете, духовная реальность - это рай всеобщего согласия? Это работа . И как во всякой работе, есть разные взгляды, позиции, и каждый убежден, и каждый пытается это реализовать и доказать это реальностью, что его понимание наиболее верное. В прошлом году мы старались получить ответ на вопрос - какая основная будет ситуация взаимодействия между духовным сообществом и Великим Средним в ближайшее время? И получили: основная ситуация будет - выдача знаний, способствующих трансформации материальнго носителя, т.е. тела человеческого. Так оно и есть. Вот вам, пожалуйста, Кашпировский, это тоже оттуда. Так что в общем работа, творческая, интересная, но работа. Если мы говорим, что Бог - это тоже работа такая, так вы должны уже, из этого исходя, понимать точку зрения трансфор- мационных учений на духовность как таковую и на ее смысл. Возможность делать работу - это самое главное. Вот духовные убежища. Они не являются путем. Но ведь кто-то эту работу делает. Просто так ничего не будет существовать, это нужно делать, нужно знать как, как в данном конкретном месте создать данное конкретное убежище, как обеспечить ситуацию социально и пр. Это все работа, потому что в духовном сообществе нет автоматизма, чтобы само собой _втекало_ и само собой _вытекало_, как в Великом Среднем миллиардном: каждый взял по травиночке, и в результате получилась гора. Но нас-то не миллиарды и автоматически ничего не получится, надо работать. Другой вопрос, что такое работа, квалификация и как ее получить? Это уже вопрос конкретного пути, конкретной устремленности. Кто-то инструктором на пути работает, кто-то заведует убежищем, кто-то исследует перспективные возможности, кто-то работает с реальностью - масса всякой работы. Так что это серьезное дело, не отдых.
Почему я зацепился за ваш вопрос? Ведь время, место, люди - закон духовной реальности, и кто знает, может быть, ваш учитель сидит здесь, а может быть, он сейчас мимо окон проходит. Проблема не в этом для вас, проблема - вы ученик или нет, это единственная проблема. А в учителях проблемы нет, _наши люди на каждом километре_, иногда даже чаще.
Почему-то у меня Володя в качестве испытуемого, я ему все время показываю, что на каждом километре наши люди, а он все еще до конца поверить не может, но уже меняется, в последнее время встречает их все чаще и чаще. Я вам расскажу такой эпизод. У нас была программа, мы на берегу озера палаточный городок построили и там программу реализовывали.
И вот девочка едет после этой программы где-то в глубинке, в Литве, в районе. Она на автостанции сидит, и вдруг появляется сумасшедший, что-то кричит, пристает к людям. Кто его знает - отодвигаются, кто не знает - боятся. Подходит он к ней, смотрит на нее, глаза в глаза. Она на него смотрит. Он вдруг ей говорит совершенно нормальным голосом: _Кто тебя научил такому дурацкому поведению?_ Буквальные ее слова были такие:
_Игорь_. - _А!_ - сказал он и пошел дальше, уже опять сумасшедший.
Откуда он все это знает? А Бог его знает, откуда.
Я же говорил, что у ребят наших, у них даже такой перебор: когда они видят пьяного или сумасшедшего, они сначала думают, не наш ли это человек... обратная реакция. В каждом готовы видеть, потому что столько они получили всяких свидетельств, совершенно неожиданных вариантов, что они уже знают, что форма - это дело такое: может появиться какой-нибудь благообразный старец, а может появиться какой-нибудь юродивый или не поймешь кто. Так что надо помнить и быть внимательным всегда, без напряжения, конечно.
Я хочу завершить наше большое путешествие, которое мы проделали, пусть на словах, пусть в таком варианте, но это все-таки огромное путешествие. Пусть многое из того, что я рассказал, вы не услышали и не запомнили; в любом случае, если вы хоть чуть-чуть сумеете применять это в своей жизни, в своем восприятии окружающей реальности, то, я думаю, это поможет вам и не только вам. Если вы сумеете поделиться этим с другими людьми, которые интересуются проблемами духовности, духовной учебы, духовного сообщества. Потому что хоть такой рассказ слишком обобщен, но все-таки он дает возможность сориентироваться, отличить одно от другого и, самое главное, если вы не захотите забыть или сможете не забыть, умение отличить духовное Убежище и Путь, и чего вы в данный момент хотите - Убежища или Пути, или просто информации о том и другом.
И не выносите на меня свою проекцию, что лучше, что хуже, потому что для меня это равноценно: жизнь в убежище духовном или работа на духовном пути и движение, учеба - все это равноценно, все это жизнь, все это человек, и все это есть реальность, и это прекрасно, действительно прекрасно.

Ташкент - Вильнюс 1989 - 1990


ВМЕСТО ЭПИЛОГА
О МАТЕРИАЛЬНОМ ВОПРОСЕ (Подражание Гурджиеву).

Анекдот, почти притча.
Положили в психушку больного, который думал, что он пшеничное зер- но. Лечили его, лечили - вылечили. Собирают комиссию: _Ну как, Петров Сидор Сидорович, вы уже знаете, что вы не пшеничное зерно?_,- _Конечно профессора, большое спасибо, вы меня вылечили, теперь я точно знаю, что я не пшеничное зерно, а Петров Сидор Сидорович_.- _Поздравляем Вас, всего доброго, желаем счастливой жизни, трудовых успехов, здорового потомства_. Выходит. Через пятнадцать минут врывается обратно к врачу с ужасным криком: _Профессор! Там во дворе петух!_- _Ну и что, вы же теперь знаете, что вы не пшеничное зерно_.- _Я-то знаю, а петух-то нет_.

* * *

Вопрос о взаимоотношении денег и духовности всегда интересовал многих, но в последнее время он возникает особенно часто.
Духовность во все времена большей частью существовала на подаяние.
В различных культурах по-разному, но общество всегда осознавало необходимость существования людей, которые профессионально занимаются проблемами духовности. Наше время особенно тяжело для культуры, потому что традиции содержания духовного сообщества нет ни у государства, ни в обществе. И когда представители той или иной духовной традиции пытаются жить по классическому образцу, то есть на подаяние, то из этого ничего не получается, по той простой причине, что никто не подает.
В духовных традициях, существующих в наше время в открытом социуме, возникает жизненная необходимость решать вопрос о том, на какие средства будут существовать все те же структуры, которые обеспечивают существование традиции на первом уровне.
В связи с этим необходимо понять простую вещь: любое духовное знание, передаваемое традицией, содержит в себе два компонента. Первый - это практика, второй - это постижение. Практика в данном случае служит как бы инструментальной подготовкой для того, чтобы стало возможным постижение. Наличие практики в духовном знании дает возможность, не разрушая духовные структуры, а, наоборот, развивая их, решать духовные проблемы. В нашей традиции мы говорим о том, что практика должна способ- ствовать раскрытию и развитию сущности человека. Практика очень многообразна и потому дает возможность включить каждого идущего по пути человека в такого рода деятельность, которая, развивая его сущность, будет еще и обеспечивать его, и не только его, материальное существование. Если человек этот достаточно искусен и обладает определенными способностями, то это будет давать возможность осуществлять и ту деятельность Школы, которая требует материальных затрат.
В чем сложность? Сложность состоит в том, что вначале большинство людей приходит в традицию как в убежище. А что такое убежище? Убежище - это упрощенная модель жизни. Убежище, прежде всего, служит людям, которые не справились с трудностями реальной жизни, не смогли справиться с проблемами, с которыми сталкивается человек в реальной жизни, и потому пытаются найти для себя более простую модель, и находят ее, как правило, в каком-либо духовном или религиозном убежище, где микросоциум органи- зован так, что модель жизни упрощена, следовательно, упрощены критерии, оценки, групповой идеал, т.е. весь процесс социальной динамики сведен к очень простой, структурно ясной формуле. Идеологически эта формула обычно подкрепляется возвышенной, в самом хорошем смысле, идеологией духовного характера. Таким образом, убежище выполняет свою роль, обеспе- чивая людей психологической и социальной защитой. Естественно, что убежище, в лучшем случае, может существовать на самоокупаемости, что то- же бывает довольно редко.
Дело в том, что в убежище человек приходит не работать. Примером тому распространенные сейчас по всему миру коммуны, например, раджнишевские, которые обеспечивают свое существование только потому, что получают материальную поддержку извне; кроме того, простые хозяйственные обязанности выполняются у них или по очереди, либо теми людьми, которые не в состоянии заплатить за свое пребывание в коммуне.
Когда мой товарищ ездил в Голландию к раджнишевцам, он работал там уборщиком. Это занимало у него не много времени, но это была плата за то, что он посещал там различные курсы.
Это одна сторона дела. Вторая сторона состоит в том, что для того, чтобы осуществлялась практика, нужно получать специальные знания. В традиции существуют люди, которые, в силу своей устремленности, достигли профессионального уровня, постигли профессиональные знания и умения и в состоянии обучить этому других. Естественно, труд таких людей обязательно должен быть оплачен, потому что деятельность по обучению не является духовной обязанностью.
Ни в одной духовной традиции духовное обучение не является обя- занностью. Я знаю много примеров, когда мастера и учителя духовных традиций уходили из этого мира, так и не встретив того единственного ученика, которому они могли бы передать то, что действительно является эзотерическим, то, что действительно передается только из уст в уста и определенным образом. Ученик, обращающийся к учителю с вопросом: _Почему вы у меня берете деньги, если у нас уже духовные отношения?_, тем самым дает Учителю право на адекватную реакцию: _А почему ты не служишь? Тогда служи мне, как положено ученику_. Деньги в данном случае являются облег- чающим моментом. Они делают процесс обучения более светским, менее традиционным и менее обременительным для ученика. Мой мастер говорил:
_Деньги - это пакт_. Деньги - это эквивалент той энергии, которую ученик должен был бы затратить впрямую на непосредственный процесс взаимодействия с учителем. В данном случае он где-то их зарабатывает, приносит и рассчитывается, и остается в рамках передачи знания технического характера, т.е. знания, относящегося к практике, но не относящегося к постижению.

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>