<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Когда, глядя в лицо спящего, она по собственному желанию целует [его] — это поцелуй, «разжигающий влечение» (26). Когда [она целует] невнимательного или бранящегося, занятого другим делом или желающего спать, — это «отвлекающий» [поцелуй], с целью прогнать сон (27). Когда пришедший поздно ночью целует по собственному желанию уснувшую на ложе — это «пробуждающий» [поцелуй] (28). Она же, заметив приход мужчины и стремясь испытать [его] чувства, может притвориться спящей (29). Когда он целует отражение возлюбленной в зеркале, на стене или в воде, это делается, чтобы обнаружить свою склонность (30). Когда целуют ребенка, портрет, статую — это «переносные» [поцелуи, таковы же бывают и] объятия (31). Ночью, на представлении или в собрании близких людей возлюбленная целует палец руки находящегося рядом или целует палец ноги сидящего (32). Когда же, растирая тело мужчины и обнаруживая признаки [страсти], она, словно охваченная дремотой и против желания, прикладывает рот к его бедру, целует бедро или целует большой палец ноги — это «вызывающие» [поцелуи] (33).
В ответ на действие пусть совершают ответное действие, на удар — ответный удар и, по той же причине, на поцелуй — ответный поцелуй (34).
59
Четвертая часть. Десятая глава
О ЦАРАПИНАХ НОГТЯМИ
При возрастании влечения наносят знаки ногтями, заключающиеся в царапании (1). К этому прибегают, когда впервые сходятся, возвращаются из путешествия, отправляются в путешествие, умиротворяют гнев и когда она пьяна; бесстрастные же [прибегают к этому] не всегда (2). Так же в силу [соответствующих] свойств бывает и с укусами (3).
Есть восемь видов этих [царапин]: «звучащая», «полумесяц», «круг», «линия», «коготь тигра», «лапка павлина», «прыжок зайца», «листок голубого лотоса» (4). Места [нанесения царапин] — подмышки, груди, шея, спина, нижняя часть и бедра (5). Суварнанабха же [учит], что когда колеса страсти пришли в движение, то уже неизвестно, где место, где не место (6).
У страстных ногти левой руки бывают аккуратно заостренными с двумя или тремя остриями (7). Украшенные полоской, ровные, блестящие, не грязные, не потрескавшиеся, хорошо растущие, мягкие, приятные на вид — таковы достоинства ногтей (8). У жителей Гауды ногти длинные, украшающие руку, и вид их похищает рассудок женщин (9). У жителей южных областей — короткие, прочные и при желании подходящие для нанесения различных [царапин] (10). У жителей Махараштры — средние, обладающие свойствами обоих (11).
Когда этими [ногтями], умело сложенными вместе, легко касаются подбородка, грудей или нижней губы, так, что не остается следов, и от одного лишь прикосновения рождается дрожь волосков [на теле], а от касания [ногтей друг о друга возникает] усиливающийся звук, — это «звучащее» [царапанье] (12). Его наносят желанной при растирании членов, чесании головы, лечении нарывов, при беспокойстве и страхе (13). Нанесение ногтем изогнутого знака на шее и на поверхности груди — «полумесяц» (14). Два таких [знака], обращенные друг к другу, — «круг» (15). Его наносят на низ живота, между ягодицами, между бедрами (16). Не слишком длинная «линия» [наносится] повсюду (17). [«Линия»], изогнутая [и нанесенная] до соска, — «коготь тигра» (18). «Линии», [нанесенные] пятью направленными друг к другу [ногтями] и направленные к соску, — «лапки павлина» (19). Следы пяти сложенных вместе ногтей, [нанесенные] на соске у наслаждающейся любовным соедине-
60
нием, — «прыжок зайца» (20). [Знак в виде] листка голубого лотоса, нанесенный на поверхности груди и пояснице, — «листок голубого лотоса» (21). Отправляющимся в путешествие [наносят] на память четыре или три сходящиеся линии на бедрах и поверхности груди. Таковы действия ногтей (22). Пусть наносят также и другие [царапины] разного вида (23). Наставники [учат], что бесконечны различия и нет предела правилам опыта, повсеместным упражнениям и особенностям влечения, — кто же в состоянии постичь все способы яанесеиш царапин (24)?
Ватсьяяна же [учит], что охваченные влечением обращают внимание на многообразие, и многообразием должно возбуждаться взаимное влечение. Так, наделенные уменьем га˜ пики и их любовники возбуждают стремление друг в друге. Ведь и в искусстве стрельбы из лука и других науках владения оружием обращают внимание на многообразие приемов — тем более здесь (25)!
Однако пусть не обращаются так е вышедшими замуж за другого. Пусть наносят им особые знаки в сокровенных местах ради памяти и чтобы усилить влечение (26).
Когда женщина видит в тайных местах знаки ногтей, то даже давно прошедшая любовь приобретает для нее новизну и очарование (27).
Когда влечение давно успокоилось, то исчезает и любовь, если не остается знака ногтей, напоминающего об источнике влечения (28).
Даже у чужого, видящего издали молодую женщину, чьи груди носят следы ногтей, рождается преклонение и страсть (29).
Так же и мужчина,, отмеченный знаками ногтей в разных местах, обычно приводит в трепет даже стойкое женское сердце (30).
Нет другого пути, более подходящего, чтобы усилить влечение, как действия, совершаемые ногтями и зубами (31).
Пятая часть. Одиннадцатая глава
ОБ УКУСАХ
Места для кусания зубами — те же, что для поцелуев, кроме верхней губы, внутренней поверхности рта и глаз (1). Ровные, гладкие на вид, легко окрашиваемые, должной величины, без изъянов, остроконечные — таковы достоинства
61
зубов (2). Испорченные, с трещинами, грубые, неровные, слабые, широкие, редкие — таковы недостатки (3). «Скрытый», «припухший», «точка», «цепь точек», «коралл и драгоценность», «цепь драгоценностей», «разорванное облако», «жеванье вепря» — таковы различные укусы (4). [Укус, оставляющий след] не очень красного цвета, известен как «скрытый» (5). Он же с надавливанием — «припухший» (6). Эти два [укуса] и «точка» [наносятся] в нижнюю губу (7), «припухший» и «коралл и драгоценность» — в щеку (8). Подобно украшению на ухе, поцелуй, царапина, укус — украшения левой щеки (9). «Коралл и драгоценность» осуществляется сдавливанием между зубами и губой (10). То же, [нанесенное] всеми [зубами], — «цепь драгоценностей» (11). «Точка» наносится, когда маленький кусочек кожи кусают двумя зубами (12). [Когда кусают] всеми [зубами] — «цепь точек» (13). Таким же образом обе «цепи» [наносятся] на шею, подмышки, между бедрами (14). «Цепь точек» — [также] на лоб и бедра (15). Подобный кругу с неравными выступами [укус] на поверхности груди — «разорванное облако» (16). Непрерывные, длинные, многочисленные в виде полос с медно-красными промежутками следы укусов на поверхности груди — «жеванье вепря» (17). Эти два [последних вида] свойственны страстным (18). Таковы укусы. Царапины, укусы и прочие [знаки, нанесенные] на украшении для лба, украшении на ухе, венке из цветов, листке бетеля и листке тамалы, принадлежащих возлюбленной, служат знаками домогательства (19).
Двенадцатая глава
О МЕСТНЫХ ОБЫЧАЯХ
Пусть обращаются с женщиной сообразно обычаям местности (20). Жительницы Мадхьядеши, по большей части арьи, чисты нравом и не любят поцелуев и следов от ногтей и зубов (21). [Таковы же] жительницы страны Бахлика и Аванти (22). Однако у них есть склонность к особым наслаждениям (23). Жительницы Малавы и Абхиры особенно склонны к объятиям, поцелуям, царапинам, укусам, сосанью, избегают повреждений и приводятся в возбуждение ударами (24). Жительницы бассейна рек, шестая из которых — Синдху, склонны к аупариштаке (25). Жительницы западных границ и Латы страстны и произносят звук «сит» слабо (26). В Стри-
62
раджье и Кошале любят сильные удары, полны страсти и обычно прибегают к искусственным средствам (27). Жительницы Андхры нежны по природе, сладострастны, нечисты вкусами и дурного поведения (28). Жительницы Махараштры склонны предаваться шестидесяти четырем искусствам, любят непристойные, грубые речи и несдержанно ведут себя на ложе (29). Жительницы Нагары — такие же, но проявляют это лишь в уединении (30). Жительницы Дравиды, даже когда их усердно растирают, очень медленно увлажняются (31). Жительницы Ванавасы — средние по страсти, способны на все [ласки], скрывают [недостатки] своего тела, высмеивают [недостатки] чужого тела, избегают порицаемого, непристойного и грубого (32). Жительницы Гауды нежны в речах, чувствительны, нежны членами (33).
Суварнанабха [учит], что свойственное природе важнее свойственного местным обычаям и в подобных случаях не следуют местным обычаям (34). Обычаям, нарядам и развлечениям следуют сообразно времени и разным местам, и пусть знают это (35). Среди объятий и прочих действий каждое предыдущее все больше усиливает влечение, каждое последующее — все более необычно (36).
Если женщина не желает терпеть тех знаков, что наносит мужчина, [несмотря на] сдерживание, пусть она возмещает их вдвойне (37).
За «точку» оплата «цепью», за «цепь» — «разорванным облаком» — так, словно охваченная гневом, пусть она вступает в любовное состязание (38).
Взяв за волосы, приподняв его лицо, пусть затем она пьет [из его губ], прижимается и, влекомая опьянением, кусает в разные места (39).
Приподняв шею возлюбленного, охватив его грудь, пусть она наносит ему «цепь драгоценностей», а также и другие знаки (40).
Днем же незаметно от других пусть она смеется над оставленными ею знаками, которые обнаруживает на себе мужчина в толпе людей (41).
Выпятив губы, словно браня мужчину, словно негодуя, она обнаруживает знаки на своем теле (42).
Когда так во взаимной склонности оба сохраняют стыдливость, их любовь не пропадает даже за сотню лет (43).
63
Шестая часть. Тринадцатая глава
О СПОСОБАХ ВОЗЛЕЖАНИЯ
Когда оба охвачены влечением, «газель» при «высоком» наслаждении возлежит, расширяя нижнюю часть (1); «слониха» при «низком» наслаждении — как бы суживая (2). Где соединение соразмерно, там она лежит естественно (3), Таким же образом разъяснено поведение «кобылы» (4). Так она принимает мужчину нижней частью (5). При «низком» же наслаждении особенно [распространены] искусственные средства (6).
«Расцветающий», «растянутый» и «индрани» — таковы обычно три способа [соединения] для «газели» (7). Когда, опустив голову, она поднимает нижнюю часть — это «расцветающий» (8). Так она открывает путь (9). Когда она принимает [мужчину], не опуская бедер и раздвинув их в стороны, — это «растянутый» (10). Когда, приложив бедра к бокам, она держит колени у боков, этот [способ], постигаемый усердным обучением, — «индрани» (11). Благодаря ему осуществляется прием даже при «высшем» наслаждении (12). При «низком» наслаждении прием осуществляется «облечением» (13). При «низком» же наслаждении [способы] для «слонихи»: «облекающий», «сжимающий», «охватывающий», «кобылий» (14). Когда ноги обоих вытянуты прямо — [это] «облекающий» (15). Он двух видов: «облекающий на боку» и «облекающий на спине», ибо осуществляется соответствующими способами (16). Когда [мужчина] лежит [на левом боку] с лежащей на правом боку женщиной — это повсеместный обычай (17). Когда после осуществления «облекающего» способа она сильно сжимает бедра — это «сжимающий» (18). Когда [вслед за тем] она скрещивает бедра — это «охватывающий» (19). Когда она, словно кобыла, прочно захватывает [член] — это «кобылий» способ, постигаемый обучением (20). Он по большей части свойственен жительницам Андхры. Таковы способы [возлежания], согласно Бабхравье (21).
Согласно же Суварнанабхе, когда оба бедра подняты вверх — это «изогнутый» [способ] (22). Когда мужчина поднимает вверх ее ноги — это «вытянутый» (23). Когда при этом [ноги] согнуты — «прижимающий» (24). Когда при этом одна [ее нога] вытянута — это «полусжимающий» (25). Когда одна [нога] — на плече мужчины, другая вытянута и положение их поочередно меняется — это «расщепление
64
бамбука» (26). Когда одна нога касается [ее собственной] головы, другая вытянута — это «насаживание на кол», постигаемое обучением (27). Когда она прикладывает согнутые [в коленях ноги] к нижней части своего живота — это «способ краба» (28). Когда, подняв бедра, она скрещивает их — это «сжимающий» (29). При скрещивании голеней — [положение], подобное «сиденью лотоса» (30). Когда обнимающая спину [мужчины] повертывается — «поворачивающий», постигаемый обучением (31). Пусть знают и особые соединения в воде — лежа, сидя или стоя, ибо они легко исполнимы, — так [учит] Суварнанабха (32). Однако, согласно Ватсьяяне, их следует избегать, ибо они не рекомендованы в наставлениях (33).
Четырнадцатая глава
ОБ ОСОБЫХ НАСЛАЖДЕНИЯХ
Теперь — об особых наслаждениях (34). Когда оба молодых стоят прямо, опираясь друг на друга или опираясь о стену или колонну, — это «наслаждение стоя» (35). Когда, охватив петлей рук шею опирающегося о стену, сидя в гнезде его рук и обвив петлей бедер нижнюю часть его тела, она раскачивается, упираясь ногами в стену, — это «висящее» наслаждение (36). Когда, подражая быку, опускаются на женщину, находящуюся на земле, подобно четвероногому, — «коровье» (37). Здесь спина принимает на себя действия, предназначенные для груди (38). Таким же образом пусть знают и всевозможные необычные способы: «собачий», «олений», «козий», «приближение осла»» «игру кошки», «нападение тигра», «давление слона», «трение вепря», «подъем коня» (39). Совместное соединение с двумя женщинами, любящими [одного], — «объединенное» наслаждение (40). Со многими женщинами — «коровье стадо» (41). При «игре в воде», «козьем», «оленьем» [наслаждениях] подражают соответствующим действиям (42). В области Граманари в Стрираджье и Бахлике многие юноши находятся на равных правах в женских покоях, будучи женаты на одной и той же, и женщины наслаждаются ими или по одному или сразу — сообразно своей природе и обстоятельствам (43). Один держит ее [на коленях], один угождает [поцелуями и прочим], один [ласкает] нижнюю часть, один — лицо, один — туловище, и они действуют так, по-
65
стоянно чередуясь (44), Таким же образом разъяснено поведение гетеры, окруженной компанией, и царских жен, окруженных [мужчинами] (45). «Нижнее» же наслаждение — через задний проход — [распространено] у жителей южных областей (46). О мужских способах сближения мы скажем [в главе] «О подражании мужчине» (47).
И здесь приводятся два стиха:
Пусть знаток сердец с помощью тех или иных способов и повадок домашних животных, зверей и птиц умножает средства возбудить страсть (48).
Действуя в соответствии с этими особенностями, с обычаями местностей и теми или иными природными свойствами, он завоюет и любовь, и влечение, и преклонение женщин (49).
Седьмая часть. Пятнадцатая—шестнадцатая главы О ПРИМЕНЕНИИ УДАРОВ. О ЗВУКЕ «СИТ»
Говорят, что любовное удовольствие подобно состязанию, ибо любви свойственны распри и дурное настроение (1). В силу подобной склонности нанесение ударов — также часть [любовного удовольствия]. Места [ударов] — плечи, голова, [впадина] между грудей, спина, нижняя часть, бока (2). Эти [удары] четырех видов: тыльной частью руки, согнутой ладонью, кулаком и распрямленной ладонью (3).
От них происходит и звук «сит», ибо связан с чувством боли. Он многообразен (4). Восклицаний же восемь (5): звук «хин», «рокот», «воркованье», «плач», звук «сут», звук «дут», звук «пхут» (6), а также слова с тем или иным значением — призыв к матери, сдерживание, желание освободиться, просьба о прекращении (7). Пусть употребляют множество различных звуков «сит», подобных голосам горлицы, кукушки^ голубя, попугая, пчелы, курочки, гуся, утки, перепела (8).
Сидящую на его коленях он ударяет кулаком по спине (9). При этом она, словно сердясь, издает «рокот», «плач», «воркованье» и наносит ответный удар (10). Введя член, он ударяет ее между грудей тыльной стороной руки (11) — сначала медленно, [потом], с возрастанием влечения и вплоть до конца, — [все быстрее] (12). При этом, не сдерживаясь, издают один за другим «хин» и другие различные звуки (13). Когда, слегка согнув пальцы, ударяют бранящуюся рукой
66
по голове, произнося звук «пхут», — [это удар] согнутой ладонью (14). При этом из уст раздается воркование и звук «пхут» (\5). В конце наслаждения — вздохи и «плач». Подражание звуку расщепляемого бамбука — звук «дут» (16), [звуку] падения в воду плода бадары — звук «пхут» (17). Во всех случаях, принимая поцелуи и прочие [ласки], она также отвечает звуком «сит» (18). При повторении ударов, вызванных влечением, она произносит слова, означающие сдерживание, желание освободиться, просьбу о прекращении и призыв к матери, а также [издает] прерывистые вздохи, «плач», «рокот», смешанные с восклицаниями. Когда же страсть [близка] к удовлетворению и вплоть до конца — с великой быстротой наносятся удары в нижнюю часть и бока (19). При этом она торопливо издает «воркованье», подобно куропатке или гусю. Таково применение возгласов и ударов (20).
И здесь приводятся два стиха:
Твердость и порывистость считаются достоинством мужчины; беспомощность, избегание боли и бессилие — женщины (21).
Иногда благодаря влечению и особым обычаям происходит перемена ролей, но ненадолго: под конец природа снова берет свое (22).
«Клин» - - по груди, «ножницы» — по голове, «прокалы-ватель» — по щекам, «зажим» — по грудям и бокам — таковы вместе с предыдущими восемь видов ударов у жителей южных областей. Там у молодых женщин на груди видны и следы «клиньев». Это свойственно местным обычаям (23). Ватсьяяна [учит], что это жестоко, не свойственно арьям и достойно презрения (24). Так же и прочее, свойственное одной местности, не следует применять в других местах (25). Пусть избегают при этом и опасных действий (26). Так, царь Чолы при страстном соединении убил «клином» г анику Читрасеиу (27). Шатакарни Шатавахана из Кунталы [убил] «ножницами» царицу Малаявати (28). Нара-дева с изувеченной рукой, неправильно прибегнув к «прока-лывателю», выбил глаз у танцовщицы (29).
И здесь приводятся стихи:
В подобных случаях не размышляют и не рледуют предписаниям. Когда совершается страстное соединение, здесь действует лишь влечение (30).
Даже во сне нельзя увидеть тех желаний и тех любовных уловок, которые во мгновенье возникают при совершении соития (3J).
4 А'7
Ибо каков конь, что на всем скаку, слепой от стремительного [бега], не замечает на пути столбов, ям и даже пещер (32), таковы и столкнувшиеся в соитии, слепые от влечения оба любящих — они стремительно действуют, не замечая опасности (33).
Пусть поэтому сведущий в науке, приняв во внимание нежность, страстность и силу молодой женщины, а также и свою собственную силу, действует соответствующим образом (34).
Не всегда и не со всеми женщинами [пригодны] все способы любовного соединения — применение их осуществляется сообразно состоянию, месту и времени (35).
Восьмая часть. Семнадцатая—восемнадцатая главы
О «ПОДРАЖАНИИ МУЖЧИНЕ». О МУЖСКИХ СПОСОБАХ СБЛИЖЕНИЯ
Заметив, что мужчина устал от продолжительных усилий, но еще сохраняет влечение, она с его согласия кладет его на спину и помогает ему «подражанием мужчине» или же [делает это] по собственному намерению, стремясь к разнообразным способам или [побуждаемая] любопытством мужчины (1). При этом один способ — когда он вводит член и затем она, будучи поднята, кладет его на спину, действуя так, что чувство наслаждения не прерывается. Второй же — когда с самого начала она сближается таким образом (2). Распустив волосы, [украшенные] цветами, прерывая смех вздохами, прижимая грудью его грудь, чтобы соприкоснуться лицами, вновь и вновь наклоняя голову, она повторяет те действия, которые перед тем совершал он сам, и, смеясь, угрожая, нанося ответные удары, говорит: «Поверженная, я сама повергаю [тебя]». Впоследствии же она обнаруживает стыд, усталость и желание прекратить [соитие].. Так сближается она, пользуясь мужскими способами сближения (3). И мы расскажем о них (4).
Находясь на ложе с женщиной, чье сердце словно похищено его речами, пусть мужчина распустит повязку на ее талии. Если она возражает, он смущает ее, целуя в щеку. Готовый к соитию, он повсюду трогает ее. Если она впервые сходится [с ним], он касается ее между сжатых бедер; если девушка — прижатых [ее руками] грудей, рук, подмышек, плечей и шеи; если она сама стремится к наслаж-
68
дению — действует сообразно свойствам и обстоятельствам. Он крепко захватывает пальцами локоны и подбородок, чтобы целовать ее. При этом та, которая впервые сходится [с ним] или девушка, стыдится и закрывает глаза (5). При любовном соединении пусть он следит по ее поведению, как она наслаждается (6). Куда при введении члена соединенная с ним она обращает взор, то место у нее пусть он и прижимает. Это тайна молодых, женщин — так [учит] Сувар-нанабха (7). Расслабление тела, закрывание глаз, утрата стыда, стремление к теснейшему соединению — таковы признаки желания у женщин (8). Ее руки дергаются, она покрывается испариной, кусает, не дает ему подняться, толкает ногой и после того, как он достиг наслаждения, продолжает действовать, как мужчина (9). Прежде чем ввести член, пусть, сложив пальцы наподобие [хобота] слона, он станет растирать ее детородные части, пока не увлажнятся, а затем вводит член (10).
«Сближение», «пахтанье», «кинжал», «растирание», «сжимание», «натиск», «удар вепря», «удар быка», «игра воробья», «облечение» — таковы мужские способы сближения (11). Обычное естественное соединение — «сближение» (12). Когда он рукой движет [введенный] член во все стороны — «пахтанье» (13). Когда, опустив ее нижнюю часть, он ударяет сверху — «кинжал» (14). Когда то же быстро совершается наоборот, [снизу] — «растирание» (15), когда нанеся удар членом, он долго нажимает — «сжимание» (16). Когда, до конца извлекши [член], он стремительно налегает нижней частью [тела] — «натиск» (17). Когда он усиленно трет лишь одну сторону — «удар вепря» (18); когда же обе стороны попеременно — «удар быка» (19). Когда, соединившись и не извлекая [члена], он наносит удары — первый, второй, третий, четвертый и так, пока влечение не прекратится, — «игра воробья» (20). Как совершают «облечение», уже разъяснено (21). Все это применяют по-разному в зависимости от свойств женщины (22).
При «подражании мужчине» сверх того бывают «зажим», «поворот», «раскачивание» (23). Когда, словно кобыла, захватив член, она долго держит его, притягивая или сжимая, — «зажим» (24). Когда после введения члена она поворачивается, словно колесо, — «поворот», постигаемый обучением (25). При этом пусть он поднимает свою нижнюю часть (26). Когда, двигая взад и вперед нижнюю часть, она поворачивается во все стороны — «раскачивание» (27).
69
Удерживая член, пусть она отдыхает, приложив лоб к его лбу (28). И когда она отдохнет, мужчина снова поворачивается. Таковы «подражания мужчине» (29).
И здесь приводятся стихи:
Даже та возлюбленная, что скрывает свое желание и не выдает себя внешним видом, в силу влечения обнаруживает свое желание, находясь сверху (30).
Каков нрав женщины и каковы склонности в страсти — все это пусть узнают по ее поведению [при «подражании мужчине»] (31).
Однако ни менструирующей, ни недавно родившей, ни «газели», ни беременной, ни слишком толстой женщине не следует прибегать к «подражанию мужчине» (32).
Девятая часть. Девятнадцатая глава ОБ А У ПА РИШТА К Е
Евнухи бывают двух видов — женоподобный и мужеподобный (1). Женоподобный подражает женщинам в одежде, речах, движениях, желаниях, мягкости, робости, простодушии, беззащитности и стыдливости (2). В его рту совершается действие нижней части, и это зовется аупариш-така (3). Таким образом он получает «воображаемое» наслаждение и средства существования и ведет образ жизни гетеры. Таков женоподобный [евнух] (4).
Мужеподобный же скрывает свое желание и, стремясь сблизиться с мужчиной, живет ремеслом массажиста (5). При массаже он, как бы [невзначай] обнимая, растирает бедра мужчины и с возрастанием доверия касается основания бедер и нижней части (6). При этом, заметив, что член напряжен, он раздражает его трением ладони и смеется, словно порицая того за возбуждение (7). И заметив [в нем] признаки неестественной склонности, он, даже не будучи побуждаем, сам приступает к делу; побуждаемый же мужчиной возражает и уступает лишь с трудом (8).
При этом применяется совокупность действий восьми видов: «умеренное», «боковой укус», «внешний зажим», «внутренний зажим», «поцелуй», «потирание», «сосанье плода манго», «поглощение» (9). Завершив каждое из них, [евнух] выказывает желание остановиться (10). Тот же по завершении предыдущего требует следующего за ним другого; когда же и оно закончено — следующего (11). Держа ру-
70
кой, он прикладывает его к губам, отводит, а затем двигает его во рту — это «умеренное» (12). Охватив пальцами головку, он, не кусая, прижимает ее губами с боков, успокаивая [того словами]: «Пусть будет до сих пор», — это «боковой укус» (13). Побуждаемый дальше, он сжимает головку сомкнутыми губами и, как бы втягивая, целует — это «внешний зажим» (14). При этом, упрашиваемый, он продвигает [член] несколько дальше и, сжав головку губами, [затем] выталкивает — это «внутренний зажим» (15). Держа рукой, он как бы захватывает его губами — это «поцелуй» (16). Сделав так, он концом языка со всех сторон касается его и толкает головку — это «потирание» (17). Таким же образом, наполовину введя и со страстью сильно прижимая вновь и вновь, он отпускает его — это «сосанье плода манго» (18). По желанию мужчины он поглощает и сжимает его до самого конца — это «поглощение» (19). И здесь по желанию применяются возгласы и удары. Такова аупариштака (20).
Распутные и несдержанные женщины, служанки и массажистки также прибегают к этому (21). Однако наставники [учат], что этого не следует совершать, ибо оно противно закону и низко. Ведь и самому [мужчине] неприятно снова касаться их рта (22). Ватсьяяна же [учит], что для тех, кто любит гетер, это не грех, в иных же случаях должно избегаться (23).
Поэтому жители восточных областей не сходятся с теми женщинами, что совершают аупариштаку (24). Жители Ахич-чхатры не сходятся с гетерами, если же сходятся, то избегают действий их рта (25). Жители Сакеты сходятся, ни на что не обращая внимания (26). Жители же Нагары по собственному побуждению не совершают аупариштака (27). Жители Саурасены, не тревожась, прибегают ко всем способам (28).
Ибо говорят так: кто может доверять нраву, чистоте, обычаям, поведению, преданности или речам женщин? Ведь по природе они нечисты помыслами. И все же не следует их оставлять, потому что, согласно преданию, они должны считаться чистыми (29). Ибо сказано так:
Свободен от скверны теленок во время сосания, чиста собака, когда хватает лань, птица — когда роняет плод, женский рот — при любовном соединении.
Поскольку сведущие расходятся во мнениях и слова предания применимы [к разным обстоятельствам], пусть
71
действуют согласно местным установлениям и собственным склонностям и понятиям — так [учит] Ватсьяяна (30).
И здесь приводятся стихи:
У некоторых мужчин аупариштаку совершают молодые слуги с блестящими украшениями в ушах (31).
То же совершают и некоторые горожане, желая с возрастанием доверия по обоюдному уговору угодить друг другу (32).
Так же и мужчины исполняют то же самое дело у женщин. Подробности его постигаются по сходству с поцелуями в рот (33).
Когда же женщина и мужчина лежат головой к ногам другого и одновременно соединяются — эта любовь зовется «вороньей» (34).
И оставив ради этого достойных, разумных, щедрых мужчин, гетеры наслаждаются рабами, погонщиками слонов и прочими низкими людьми (35).
Однако ученый брахман, или несущий обязанности царского советника, или пользующийся доверием пусть не совершают аупариштаку (36).
Пусть не побуждает к применению то, что это предусмотрено наукой. Пусть знают, что содержание науки простирается [на все], применение же — лишь на отдельные случаи (37).
Если даже и сказано во врачебной науке, что собачье мясо вкусно, прибавляет силы и способствует пищеварению, разве станет оно от того съедобным для мудрых (38)?
Бывают, [однако], некоторые мужчины, бывают такого рода места, бывают и времена, для которых эти способы небесполезны (39).
Пусть поэтому, приняв во внимание место и время, обычай и наставление, а также и собственные свойства, прибегают или не прибегают к этим способам (40).
Дело это держится в тайне, а [людской] нрав непостоянен. Кто же способен знать, когда, как и по какой причине станет кто-либо действовать (41)?
Десятая часть. Двадцатая глава О НАЧАЛЕ И ПРЕКРАЩЕНИИ НАСЛАЖДЕНИЯ
В украшенных цветочными подношениями, наполненных благовонными ароматами и прибранных спальных покоях жилища горожанин вместе с друзьями -и слугами приближается к совершившей омовение, нарядившейся и в долж-
72
ную меру отведавшей питья женщине, ведя ласковые речи и предлагая напиток (1). Он усаживается справа от нее (2), касается пряди [ее] волос, края одежды, повязки на талии (3) и, чтобы выказать страсть, осторожно обнимает левой рукой (4). Затем следуют шутки и приятные разговоры, связанные с напоминаниями о прошедшем (5); речи с намеками на тайные и неудобные вещи (6); пение, игра на инструментах с танцами или без танцев (7), разговоры об искусствах (8) и снова — возбуждение напитком (9). Когда же в ней тоже рождается влечение, других людей отпускают, о/дарив цветами, притираниями и бетелем (10). И наедине пусть он возбуждает ее объятиями, описанными [выше], и прочим (11), а затем приближается, распуская повязку на талии, и с помощью прочего, уже описанного. Таково начало наслаждения (12).
По прекращении наслаждения, когда влечение проходит, оба, словно незнакомые, со стыдом, не глядя друг на друга, порознь идут в комнату для туалета (13). Вернувшись, они стыдливо усаживаются на подходящие места, берут бетель, и он сам умащивает ее тело чистым сандалом или другим притиранием (14). Обняв ее левой рукой, с чашей вина в [правой] руке, он с ласковыми словами дает ей пить (15). Или же оба они пьют воду и едят сладости, или, следуя обычаям, надлежащим образом вкушают что-нибудь другое (16): чистые соки, отвары, кислое молоко, рисовую кашу, жареное мясо с приправами, напитки, манговые плоды, сушеное мясо, [нарезанные] кружочками лимоны с сахаром — в соответствии с местными вкусами (17). При этом, угощая, он по очереди пробует все — вкусна ли, нежна и чиста ли [пища] (18). Или же оба, находясь на крыше, усаживаются, чтобы наслаждаться лунным светом (19). При этом ведутся надлежащие беседы (20). Она прислоняется к его коленям и смотрит на месяц, а он объясняет ей [расположение] ряда созвездий (21) — показывает Арундхати, Дхруку, Венец семи мудрецов. Таково прекращение наслаждения (22).
Тут приводятся такие стихи:
Даже по прекращении [наслаждения] любовь, украшенная услугами и доверчивыми беседами, рождает высшее удовольствие (23).
Действия взаимной любви, вызванные собственной природой, во мгновенье переходящие в гнев и во мгновенье [вновь] предстающие любовью (24):
73
игры халлиса, песни, сценические представления, созерцание диска луны возбужденными и влажными от влечения глазами (25);
рассказы о всех тех желаниях, что родились раньте, при первой встрече, и о горе, что снова придет с разлукой (26);
в конце же рассказа — страстные объятия и поцелуи, благодаря исполнению всего этого возрастает влечение юных (27).
Двадцать первая глава О ВИДАХ НАСЛАЖДЕНИЯ
«Происходящее от влечения», «вызывание влечения», «искусственное влечение», «переносное влечение», «наслаждение со служанкой», «низменное наслаждение», «несдержанное наслаждение» — таковы виды наслаждения (28). Когда оба, чье влечение возросло с первой же встречи, с трудом получают возможность сойтись после возвращения из странствий или соединяются после разлуки, вызванной ссорой, — это «происходящее от влечения» (29). При этом ведут себя по собственному усмотрению и по надобности (30). Когда оба наслаждаются, ощущая вначале умеренное влечение, — это «вызывание влечения» (31). Когда при этом предаются влечению, последовательно возбуждаясь шестьюдесятью четырьмя средствами, применяемыми соответственным образом ради этой цели, или же когда оба стремятся к другим — это «искусственное влечение» (32). Пусть при этом заботятся обо всех приемах, согласно предписаниям (33). Когда же мужчина с начала соединения и вплоть до [удовлетворения] страсти действует, помышляя о другой, милой сердцу, — это «переносное влечение» (34). Происходящее по надобности соединение с низкородиьтми блудницами или прислужницами — «наслаждение со служанкой» (35). При этом пусть он не заботится об угождении (36). Также происходящее по надобности [соединение] гетеры с деревенским жителем — «низменное наслаждение» (37). То же -— у горожанина с женщинами из деревни, пастушками, жительницами окраин (38). Когда же у обоих возникло доверие, то от взаимного расположения бывает «несдержанное наслаждение». Таковы наслаждения (39).
74
Двадцать вторая глава О ЛЮБОВНОЙ ССОРЕ
Женщина, чья склонность возрастает, не должна терпеть упоминания имени соперницы, разговора о ней или оговорки в обращении, а также неверности мужчины (40). В подобном случае начинается сильная ссора: она плачет, возбуждается, рвет волосы,, наносит удары, падает на землю с сиденья или ложа, сбрасывает венки и украшения, ложится на пол (41). Пусть при этом, приблизившись и успокаивая ее подходящей ласковой речью или падением в ноги, он поднимет ее на ложе (42), В ответ на его слова она, обнаруживая еще больший геев, хватает его за волосы, пригибает лицо и раз, другой, третий ударяет ногой по рукам, по голове, в грудь или спину (43). Она идет к дверям и, усевшись там, проливает слезы (44). Но как она ни разгневана, пусть не идет дальше двери, ибо это ошибка, — так [учит] Даттака (45). При этом, когда ее должным образом уговаривают, пусть постарается успокоиться, но, даже успокоившись, все еще ссак бы ранит его резкими словами. И [под конец] успокоенная, желая насладиться, она обнимается с мужчиной (46). Когда же она находится в собственном жилище и поссорилась по [тем же] причинам, то пусть идет к мужчине, ведя себя таким же образом (47). При этом мужчина поручает приближенному, прихлебателю или шуту смягчить ее гнев. Успокоенная ими, она приходит вместе с* ними в его жилище и остается там. Такова любовная ссора (48).
И здесь приводятся стихи:
Мужчина, применяющий таким образом эти шестьдесят четыре средства, разъясненные Бабхравьей, достигает успеха у наилучших женщин (49).
Лишенный знания шестидесяти четырех средств, даже рассуждая о прочих наставлениях, не встречает большого почета при беседах в собрании знатоков (50).
Тот же. кто украшен этим [знанием], даже будучи лишен прочих знаний, занимает первое место при беседах в компании мужчин и женщин (51).
Кто же не станет чтить это [знание], чтимое знатоками, усердно чтимое даже низкими людьми, чтимое множеством ганик и доставляющее радость (52)?
Радующим, благоприятным, ведущим к пели, доставляю-
75
щим счастье, любимым женщинами называют в предписаниях наставники это [знание] (53).
Поэтому девушки, замужние женщины и ганики с преклонением глядят на сведущего в шестидесяти четырех средствах (54).
И здесь окончен второй раздел — «О любовном соединении».
Третий раздел
ОБ ОБРАЩЕНИИ С ДЕВУШКАМИ
Первая часть. Двадцать третья глава НАСТАВЛЕНИЕ В ВЫБОРЕ НЕВЕСТЫ
С женщиной из той же варны, не выдававшейся раньше за другого и полученной согласно предписаниям, муж приобретает дхарму, артху, сыновей, родных, умножает друзей и узнает неподдельную страсть (1).
Пусть поэтому он стремится к девушке, узнав, что она благородного происхождения, имеет мать и отца, младше его не меньше чем на три года; рождена в достойной, богатой, окруженной друзьями семье, любимой родичами и изобилующей родичами; насчитывает много друзей со стороны матери и отца; наделена красотой, добрым нравом и счастливыми признаками; имеет не слишком маленькие, не слишком большие и неиспорченные зубы, ногти, уши, волосы, глаза, грудь и здоровое от природы тело (2). Взяв такую в жены, он может считать себя достигшим цели и не встретит порицаний у близких за то, что выбрал ее. Так [учит] Гхотакамукха (3). При выборе ее пусть ему помогают отец, мать, родичи и друзья с обеих сторон, которые держат свое слово (4). Пусть они рассказывают об очевидных и ожидаемых недостатках других соискателей (5) и объясняют достоинства жениха в настоящем и будущем, связанные с его происхождением и мужскими свойствами, в особенности же — приятные для матери девушки (6). И пусть [один из них], приняв вид предсказателя и толкуя предзнаменования, связанные с полетом птиц, влиянием планет и знаков зодиака, нарисует счастье, ожидающее жениха в будущем (7). Другие же возбуждают беспокойство у матери девушки, говоря, что он может взять девушку в другом месте, где его ждет особый почет (8).
76
Пусть выбирают и выдают девушку при благоприятных обстоятельствах, принимая во внимание предзнаменования, полет птиц, оракулы (9), но не произвольно, из-за того лишь, что [к ней сватается] мужчина, — так [учит] Гхотака-мукха (10).
Пусть он избегает той, которая при сватовстве спит, плачет или выходит из дома (11). Пусть избегает носящей неблагоприятное имя, скрытной, выданной [за другого], носатой, с пятнистой кожей, мужеподобной, сутулой, с нескладными бедрами, большим лбом, совершившей погребальный обряд над отцом, оскверненной мужчиной, уже имевшей месячные, немой, находящейся с ним в дружбе, младше его меньше чем на три года и потливой (12). И пусть при сватовстве он избегает названной именем созвездия, именем реки, именем дерева и той, чье имя оканчивается на «л» или «р» (13).
Некоторые [учат], что та лишь приносит благополучие, которая пленяет сердце и глаз; к иной же и не следует стремиться (14). Поэтому во время выдачи девушку выводят тщательно приодетой (15); всегда наряженная, пусть после полудня она играет с подругами. При жертвенных церемониях, свадьбах и прочих людских сборищах, а также праздниках ее усердно выставляют наподобие товара (16). Приближающихся же ради сватовства мужчин, приятных на вид, ведущих должные речи и сопровождаемых близкими, встречают почетными подношениями (17) и под [каким-нибудь] другим предлогом показывают им эту украшенную девушку (18). И прежде чем решить о выдаче, отводят время для того, чтобы узнать презднаменоваиия (19). Будучи приглашены для омовения и прочего, сопровождающие жениха не приходят в тот же день, говоря: «Все совершится [в свое время]» (?9). Пусть женятся в соответствии с местными обычаями, следуя одному из видов брака — брахма, праджапатья, арша или дата — и согласно предписаниям. Таково наставление в выборе невесты (21).
Двадцать четвертая глава ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ [НОВОГО] РОДСТВА
И здесь приводятся стихи:
Дополнение [заданной части стиха] и прочие совместные развлечения, свадьбы и встречи следует устраивать с равными, но не с высшими или низшими (22).
Когда, взяв девушку, мужчина живет, подобно слуге,
77
пусть знают, что это «высокое» [для него] родство, избегаемое разумными (23).
Когда он живет подобно господину, чтимый своими [новыми] родственниками, — это непохвальное, «низкое» родство; оно также порицается добрыми людьми (24).
Когда же устраивается развлечение, доставляющее обоюдное удовольствие и отличие обеим сторонам, — в такое родство и следует вступать (25).
Вступив в «высокое» родство, он должен будет впоследствии склониться перед родичами, но пусть не вступает в «низкое» родство, порицаемое добрыми людьми (26).
Вторая часть. Двадцать пятая глава О ПРОБУЖДЕНИИ ДОВЕРИЯ В ДЕВУШКЕ
[Первые] три ночи новобрачные спят на полу, соблюдают целомудрие и воздерживаются от пищи с сахаром иели солью. Затем в течение семи дней они совершают омовепкк, [развлекаются] музыкой и пением, наряжаются, вместе принимают пищу, посещают зрелища и оказывают почет родственникам. Это — [правило] для всех варн (1). На следующую ночь в уединении пусть он приближается к ней с нежными словами (2). Если девушка видит в течение трех [последующих] ночей, что мужчина безмолвствует и словно окоченел, она испытывает отвращение и презирает его, ктс евнуха, — так [учит] Бабхравья (3). Пусть поэтому он приближается и пробуждает доверие, но не нарушает целомудрия, — так [учит] Ватсьяяча (4). И приближаясь, пусть ничего не делает силой (5). Ибо женщины подобны цветам и требуют очень нежного обхождения. Когда, не пробудив доверия, насильственно приближаются к ним, они чувствуют ненависть к любовному соединению. Поэтому надо ласково обращаться с ними (6).
Поскольку же успех достигается искусными приемами, пусть он им и следует (7). Прибегая к объятию, не слишком продолжительному и приятному ей (8), пусть он начинает с верхней части тела, которая спокойнее переносит [объятия] (9). Достигшую зрелости и еще прежде знакомую [обнимают] при свете светильника, девочку и незнакомую — в темноте (10). Примирившейся с объятиями он протягивает ртом бетель, и если она не соглашается, то ласковыми , словами, клятвами, уговорами и падением в ноги застав-
78
ляет ее взять. Даже стыдливая, даже сильно разгневанная женщина уступает, когда ей падают в ноги, — это известно всем (И). Воспользовавшись передачей [бетеля], он нежно, осторожно и беззвучно целует ее (12). Достигнув этого, он вызывает ее на разговор (13). Чтобы услышать ее, он спрашивает о чем-нибудь, будто бы ему неизвестном, что может быть высказано в немногих словах (14). Если ответа нет, пусть он ласково, не волнуя ее, спрашивает вновь и вновь (15); если она все еще молчит, пусть настаивает (16). Ибо все девушки внимают словам, которые произносит мужчина, даже когда сами не хотят промолвить ни слова. Так [учит] Гхотакамукха (17). Когда ее настойчиво спрашивают, она может ответить движением головы; если же в ссоре, то даже не шевеля головой (18). Когда ее спра--шивают: «Желаешь ли ты меня или не желаешь?», «Нравлюсь ли я тебе или не нравлюсь?» — она долго медлит и отвечает на настояния благосклонным движением головы; чувствуя же, что с ней хитрят, отвечает отрицательно (19).
Если она [уже ему] знакома, то, взяв в посредницы благожелательную и пользующуюся доверием обеих сторон подругу, он поручает той разговор (20). При этом [девушка] улыбается, опустив лицо (21), и, когда та говорит слишком много, бранится и возражает (22). А та в шутку передает как [будто бы] сказанное ею даже то, чего [девушка] не говорила (23). Тут [девушка] отталкивает ее и на просьбу ответить сидит молча (24). В ответ же на настояния она невнятно, так, что нельзя понять смысла, произносит: «Я этого не говорю» (25), — и, улыбаясь, время от времени искоса взглядывает на мужчину. Так ведется беседа (26).
Когда таким образом рождается близость, она по просьбе [мужчины] молча кладет рядом с ним бетель, притирания,, венок или же прикрепляет это к его верхней одежде (27). Тут пусть он коснется бутонов ее грудей, [произведя] «звучащее» [царапанье] (28). Когда его удерживают, он [говорит]: «Обними и ты меня — тогда я не буду так делать», — и условившись об этом, обнимает ее, то и дело протягивая свою руку к середине ее живота и снова отводя. И постепенно, посадив ее на колени, он все больше и больше ласкает ее; когда же она противится, то запугивает (29): «Я оставлю следы зубов на твоей нижней губе и следы ногтей на груди и, сделав то же самому себе, расскажу твоим подругам, будто это сделала ты. Что ты тогда скажешь?» — Так с помощью детских запугиваний и детских
79
уговоров он понемногу завлекает ее (30). Во вторую и третью ночи, когда доверие несколько возрослоэ пусть он действует рукой (31) и приближается, целуя все тело (32). Положив ей руку на бедро, пусть он производит растирание и, совершив это, постепенно переходит к основанию бедер (33). Когда при этом его удерживают от растирания, он возбуждает ее, [говоря]: «Что здесь плохого?» (34) — и продолжает дальше. Совершив это, он под разными предлогами касается сокровенных мест, развязывает пояс, распускает повязку на талии, снимает одежды и [снова] растирает основание бедер (35). И пусть наслаждается, введя член, но не нарушает обета в недозволенное время и сначала обучит [ее] (36). Пусть обнаружит [перед ней] свое влечение, опишет прежние желания, обещает, что в будущем заживет с ней в согласии, и прогонит ее страх перед соперницами (37). Так в должное время пусть он постепенно приближается к оставившей девичество, не приводя ее в смятение. Таково пробуждение доверия в девушке (38).
И здесь приводятся стихи:
Пусть таким образом он искусно подготавливает /девушку, следуя ее склонностям, — тогда она ощутит влечение и доверие к нему (39).
Ни чрезмерным потворством, ни чрезмерным упорством не добиваются успеха у девушек — пусть поэтому идут средним путем (40).
Кто знает, как пробудить доверие в девушке, приносящее любовь ему самому и умножающее славу женщин, тот бывает ими любим (41).
Кто не проявляет внимания к девушке, считая, что она чрезмерно стыдлива, тот не понимает ее намерений и достоин презрения, подобно скоту (42).
Поистине, девушка, к которой приблизились поспешно, не овладев [сначала] ее сердцем, тут же ощущает страх, трепет, смятение и ненависть (43).
Не достигнув же удовольствия в соединении и потому страдая от смятенья, она или становится ненавистницей мужчин, или же, вызвав ненависть [супруга], идет затем к другому (44).
80
Третья часть. Двадцать шестая глава
О ПРИБЛИЖЕНИИ К ДЕВОЧКЕ
Лишенный же богатств, хоть и наделенный достоинствами, или человек средних достоинств, лишенный знатности, или богатый сосед, или зависящий от матери, отца и братьев, или вхожий в дом [невесты], но считающийся ребенком — пусть не сватается за девушку, ибо она [ему] недоступна (1). И пусть с детства он сам стремится вызвать в ней склонность (2). В южной области находящийся в таком положении и ребенком разлученный с [отцом и] матерью живет в доме дяди с материнской стороны, ведя скромную жизнь, и стремится к дочери дяди, хоть та и недоступна-ему, превосходя его богатством или будучи раньше помолвлена с другим (3). Или же он добивается другой, живущей вне [этого дома]. Такое домогательство похвально, ибо девочка достигает [при этом своей] дхармы, — так [учит] Гхотакамукха (4).
Сообразно степени знакомства и возрасту пусть он собирает с нею цветы, плетет гирлянды, строит домики, играет в куклы, варит еду (5). Пусть, следуя ее желаниям, он играет с близкими ей рабами и служанками и с нею в кости, в ленты, в «чет и нечет», в игру маленьким [пальцем?] и другие игры, [а также] — в «захват среднего пальца», в «шесть камешков» и другие местные [игры] (6); [играет] с [ее] подругами в подвижные игры: «зажмуривание», «схватывание», «соляной рынок», «удары ветра», «кучки пшеницы», «постукиванье пальцами» и другие местные [игры] (7).
С тою, которую считают ее доверенной, пусть он заключит тесную дружбу и старается получше узнать ее (8). С ее молочной сестрой пусть он также обращается как можно более дружески и заботливо, ибо, дружелюбно относясь к нему и узнав о его намерениях, та не станет мешать, сможет соединить его с ней и поможет даже без просьб (9). Даже и не зная его намерений, она из симпатии обнаружит [перед ней] его достоинства — так, что и возлюбленная почувствует симпатию (10). Пусть он достигает цели, входя во все то, к чему возлюбленная проявляет интерес (11). Пусть без труда доставляет ей игрушки, которые необычны и которые редко встречаются у других [девочек] (12). Пусть при этом он почаще показывает ей друг за другом различные пестро разрисованные деревянные шары, а также кукол из пряжи, дерева, рога, слоновой кости, воска, муки, глины (13). Он показывает ей утварь,
81
чтобы варить пищу; выточенных из дерева соединенных вместе баранов, женщину с мужчиной, коз, овец; храмы богов, построенные из глины, расщепленного бамбука и дерева; клетки с попугаями, кукушками, скворцами, перепелами, петухами, куропатками; различного вида сосуды дли воды, амулеты, маленькие вины, помещения для кукол, туалетные шкатулки, красный лак, красный мышьяк, желтый мышьяк, киноварь, черную и другие краски, а также — сандал, шафран, плоды и листья бетеля — сообразно времени. Пусть делает подарки тайно; то же, что [можно дать] открыто, — [дарит] открыто, смотря по возможности. И пусть стремится убедить ее, что исполняет все ее желания (14). Пусть тайно попросит ее о свидании и таким образом заводит разговор (15). Он объясняет, что тайное дарение вызвано его страхом перец родителями и тем, что его подарок хотели получить другие (16), И если от рассказов в ее душе растет ответное влечение, пусть услаждает ее соответствующими разговорами, похищающими сердце (17). Если она склонна к удивительному, пусть удивляет ее, проделывая фокусы; если увлекается искусствами, выказывает умение п них; если любит пение, очаровывает ее слух песнями. В ашваюджи, титамичапдру, каумуди, в празднества при процессиях, затмениях или исполнении домашних обрядов [он дарит] различные венки, украшения для ушей, жемчуга, превосходные одежды, кольца, наряды, если не считает, что это повредит ему (18). Чтобы дать знать о своем отличии от других мужчин, пусть он обучает ее молочную сестру, окруженную мужчинами, шестидесяти четырем искусствам (19). Под предлогом такого обучения он обнаруживает перед возлюбленной свою искушенность в страсти (20). Пусть он будет безупречен собой на вид, носит превосходную одежду (21). Пусть по поведению и выражениям лица узнает, когда она обнаруживает желание (22). "Ибо юные девушки влюбляются прежде всего в мужчину, с которым знакомы и постоянно видятся, но, даже влюбившись, не добиваются [своей цели открыто] — это общее мнение. Таково приближение к девочке (23).
Двадцать седьмая глава
РАЗЪЯСНЕНИЕ ЗНАКОВ ПОВЕДЕНИЯ И ВЫРАЖЕНИЙ ЛИЦА
Расскажем о знаках поведения и выражениях лица (24).
Она не глядит в лицо; когда же он глядит на нее, обнаруживает стыд (25). Найдя предлог, она приоткрывает какую-нибудь красивую часть тела (26). Она взглядывает на возлюбленного, когда тот отв печен, уединился или прошел мимо (27). Спрошенная о чем-нибудь, она с улыбкой, опустив голову, отвечает еле-еле, невнятно, так, что нельзя понять смысла (28). Ей нравится долго находиться поблизости от него (29). Находясь поодаль, она желает, чтобы тот ее увидел, и, меняя выражения лица, обращается к окружающим, не сходя с места (30). Увидев что-нибудь, она смеется и начинает рассказ, чтобы задержаться там (31). Он обнимает и целует ребенка, сидящего на ее коленях, наносит служанке знак на лбу; с помощью окружающих открыто предается тем или иным развлечениям (32). Она оказывает доверие его друзьям, высоко чтит и исполняет, их слова (33); дружит, беседует и играет с его слугами (34) и, словно госпожа, поручает им свои дела (35); когда они ведут с другим беседу о возлюбленном, внимательно прислушивается к ним (36). Побуждаемая молочной сестрой, она входит в жилище возлюбленного (37) и, сделав ее посредницей, стремится затеять с ним игру, развлечение или беседу (38). Она избегает показаться ненарушенной (39). Когда тот просит [у нее] украшение для ушей, кольцо или венок, она решительно снимает его с себя к дает в руки подруге, и она всегда носит подаренное им (40). Она огорчается при разговорах о других женихах (41) и не общается с их близкими (42).
Видя такое поведение и выражения лица, связанные с желанием, пусть он заботится о тех или иных средствах любовного соединения с девушкой (43).
Девочка завоевывается детскими развлечениями, находящаяся в юном возрасте — искусствами, зрелая женщина — завоеванием доверенных [ей] лиц (44).
83
Четвертая часть. Двадцать восьмая глава
О ДОМОГАТЕЛЬСТВЕ ОДНОГО МУЖЧИНЫ
Когда поняты знаки поведения, выражения липа, пусть он искусно добивается девушки (1). При игре и развлечениях пусть, возражая, он выразительно берет ее за руку (2) и, согласно предписанию, как это было разъяснено, осуществляет «прикосновение» и прочие объятия (3). При резьбе по листьям он, объясняя свои намерения, изображает соединенную пару (4), а также иногда изображает и другое (5). При развлечениях в воде он ныряет в воду поодаль от нее, приближается к ней и, коснувшись ее, выплывает в том же месте (6). Во время «молодых листьев» и других [игр] он особыми способами дает знать о своем желании (7). Он уверенно рассказывает о своем мучении (8) и по какому-нибудь поводу — о сне, связанном с желанием (9). Во время представления или в собрании своих близких он садится поблизости и там под каким-нибудь предлогом касается ее (10). Ища опору, он жмет ногой ее ногу (II), затем понемногу "касается то одного, то другого пальца (12) и большим пальцем ноги трогает кончики ее ногтей (13). Проделав это, пусть постепенно стремится все к большему (14) и старается приучить ее к этому (15). При омовении ног он жмет ее пальцы, схватывая их пальцами своих ног (16). Передавая или принимая вещь, [он дает знать] об испытываемом им возбуждении (17). Кончая ополаскивание, он обрызгивает ее водой (18). В одиночестве и в темноте пусть приучает ее сидеть с ним вдвоем и находиться на одном ложе (19); при этом, не пугая ее, он должным образом дает. знать о своем желании (20). «Надо кое-что рассказывать наедине», — говоря так, он затем без слов обнаруживает свое желание, как мы поведаем о том в [разделе] «О чужих женах» (21). Дав же знать о своем желании, он, притворившись больным, заставляет ее прийти в его дом, чтобы узнать о случившемся (22). И когда она приходит, просит нажать ему на голову, берет ее ладонь, выразительно кладет себе на глаза и на лоб (23) и указывает ей, что делать, под тем предлогом, что это целительное средство (24). «Это должна сделать именно ты, ведь никому другому, кроме девушки, не следует делать этого», — [говорит он] и, когда она собирается уходить, отпускает ее, прося прийти снова (25). И к этому средству можно прибегать в течение трех ночей и трех дней (26). Когда
84
она приходит, пусть, чтобы почаще видеть ее, он умножает [способы] общения (27). Пусть даже обращает все больше и больше внимания [на нее] в присутствии других женщин, чтобы вызвать в ней доверие, но не злоупотребляет [при этом] словами (28). Ибо даже тот-, чье желание зашло далеко, может по невниманию не достичь успеха у девушек — так [учит] Гхотакамукха (29). Когда же он считает, что она покорена многочисленными [уловками], пусть приближается к ней (30). Вечером, ночью и в темноте женщины меньше пугаются, бывают склонны к соитию, страстны и не отталкивают мужчину; поэтому следует стремиться к ним в это время — таково общее мнение (31). Когда же домогательства одного мужчины безуспешны, то с помощью молочной сестры или подруги, посвященной в суть дела, находящейся вместе с нею и не открывающей этой цели, пусть заставит ее приблизиться, а затем домогается, как [о том] было сказано (32). Или пусть он сначала пошлет свою служанку подружиться с ней (33).
При жертвоприношений, свадьбе, процессии, празднестве, гулянье, когда народ занят представлением, — во всех этих случаях, поняв знаки поведения и выражения лица и убедившись в ее желании, пусть он приблизится к ней в уединении (34). Ибо женщины, чье желание понято, не отворачиваются, когда к ним стремятся в подходящем месте и в удобное время, — так [учит] Ватсьяяна. Таковы домогательства одного мужчины (35).
Двадцать девятая глава
О ПРИВЛЕЧЕНИИ ЖЕЛАННОГО [МУЖА]
Девушка, лишенная близких, хоть и наделенная достоинствами; бедная, хоть и родовитая; не встречающая предложений со стороны равных, или лишенная матери и отца, или живущая в доме у родственников, с наступлением юности пусть сама стремится к замужеству (36). Пусть она домогается достойного, сильного и красивого, [которого] любит с детства (37), или же с помощью дружеского обращения, забот, услуг и постоянных встреч завладевает тем, относительно которого полагает: «Не обращая внимания на мать и отца, бессильный перед страстью, он сам станет моим» (38). Пусть она представит ему свою мать вместе с подругами и молочными сестрами (39). Пусть в уединении,
85
вечером она приходит к нему с цветами, благовониями и бетелем в руках (40). Обнаруживая себя сведущей в искусствах или растирая и сжимая ему голову, она показывает,
на что пригодна (41). Она ведет беседы, соответствующие нраву желанного, и ведет себя, как [о том] было сказано в [главе] «О приближении к девочке» (42). И даже полная страсти, пусть она сама не предлагает себя мужчине, ибо юная девушка, сама предлагающая себя, губит свое счастье — так [учат] наставники (43). Но пусть принимает надлежащим образом его домогательства (44). Заключенная в объятия на [его] коленях, пусть она не обнаруживает беспокойства (45); пусть принимает нежности, словно не зная о них. (46); заставляет его приложить усилия, когда он захватывает ее рот (47), и, когда просит ее доставить любовное наслаждение, лишь с трудом соглашается на прикосновение к сокровенным местам (48). Даже когда ее просят, пусть она не будет чересчур уступчивой, пока не уверится: в будущем (49). Когда же она думает: «Он предан мне и не отвернется», — то пусть поощряет его домогательства с тем, чтобы освободиться от детского состояния (50). И лишившись девственности, пусть она сообщит об этом доверенным. Таково привлечение желанного [мужа] (51).
Тридцатая глава
О ПРИОБРЕТЕНИИ ДЕВУШКОЙ [МУЖА] СРЕДИ ДОМОГАЮЩИХСЯ
И здесь приводятся стихи:
Когда же девушка служит предметом домогательств, то пусть берет в мужья того, кого считает надежным,. счастливым, равным по происхождению и преданным (52).
Даже когда, не обращая внимания на достоинства, красоту, пригодность, девушка из стремления к богатству готова выйти за имеющего [уже других] жен (53),
пусть все же она не отвергает наделенного достоинствами, преданного, способного, сильно желающего и домогающегося ее [всеми] способами (54).
[Ибо] лучше преданный супруг, принадлежащий самому себе, пусть он беден, пусть лишен достоинств, чем принадлежащий многим [женам], хоть и наделенный достоинствами (55).
Обычно у богатых много жен, живущих без стеснений,
86
но, несмотря на внешние удовольствия и внешнее благополучие, те лишены истинной близости (56).
Тот же мужчина, который домогается, будучи низкородным или седым, и любящий странствовать по чужбине, недостоин вступить [с ней] в союз (57).
Тот, который домогается лишь по прихоти или склонен к обману и предается азартным играм, а также имеющий жену и детей, недостоин вступить [с ней] в союз (58).
Среди домогающихся, равных по достоинствам, в женихи [ею] должен быть выбран один; у [такого] домогающегося тут преимущество, ибо уже по своей природе он вызывает в ней влечение (59).
Пятая часть. Тридцать первая глава О ЗАКЛЮЧЕНИИ БРАКА
Когда, нельзя встретиться с девушкой наедине, он чаще всего приближается, расположив к себе дружеским обращением и заботой [ее] молочную сестру (1). Пусть та описывает ей достоинства возлюбленного, делая вид, будто не знакома с ним (2); главным же образом рисует те достоинства возлюбленного, которые нравятся [девушке] (3). Она говорит о противоречащих ее желаниям недостатках других женихов; о том, что ее мать в отец не разбираются в достоинствах [поощряемых ими женихов] и алчны, а родственники — легкомысленны (4). Пусть она указывает ей и на других девушек в том же роде — таких, как Шакунтала, которые, найдя супруга по собственному желанию, были счастливы в любовном союзе (5). Пусть описывает [удел девушек, попавших] в знатные семьи, где, мучимые женами-соперницами, они испытывают ненависть, несчастья и бывают покинуты; пусть нарисует и его будущее (6). Пусть нарисует непрерывное счастье единственной супруги и влечение возлюбленного (7). Когда же та ощутит страсть, пусть с помощью доводов прогонит ее боязливость, тревогу и стыд (8) и исполняет все обязанности посредницы (9). «Возлюбленный захватит тебя силой, как бы без твоего ведома», — [внушает она ей] и действует так, чтобы все хорошо устроилось (10).
Когда [невеста] согласна и находится в назначенном месте, пусть возлюбленный, принеся огонь из жилища просвещенного брахмана, разостлав кушу и совершив предписан-
87
ным способом жертвоприношение, трижды обойдет вокруг [жертвенного огня] (11). Затем пусть известит [ее] мать и отца (12). Ибо, согласно наставникам, браки, заключенные перед ликом [жертвенного] огня, нерасторжимы (13).
Лишив ее чистоты, пусть он постепенно сообщит об этом своим близким (14). Пусть действует так, чтобы ее родственники отдали ему ее, стремясь избежать семейных неприятностей и из страха перед наказанием (15). И затем пусть удовлетворяет ее родственников дружеским обращением и любезностью (16). Так совершает он брак «гандхар-ва» (17).
Когда же она не дает согласия, то, уговорив другую, близкую к ней женщину из хорошей семьи, уже знакомую и сочувствующую [ему], пусть с ее помощью, воспользовавшись каким-нибудь предлогом, приведет [девушку] в подходящее место (18); затем [принесет] огонь из жилища просвещенного брахмана [и действует далее] согласно сказанному раньше (19). Если же предстоит [ее] свадьба [с другим], то пусть заставит ее мать раскаяться, представляя ей недостатки другого жениха (20). Затем с ее согласия отведя ночью [девушку] в дом соседки, возлюбленный [приносит] огонь из жилища просвещенного брахмана [и действует далее] согласно сказанному раньше (21). Или же пусть он долгое время потакает ее брату одного с ним возраста, привязанному к гетерам или чужим женам, угождая, оказывая помощь и дружескую поддержку, и под конец откроет ему свое намерение (22). Ибо юноши готовы обычно пожертвовать жизнью ради товарищей, одних с ними нравов, занятий и возраста. Затем с его помощью пусть под каким-нибудь предлогом приведет ее в подходящее место [и действует далее] согласно сказанному раньше (23).
На аштамичандру или другой [праздник] пусть молочная сестра, напоив ее хмельным питьем и сославшись на какую-нибудь свою надобность, приведет в подходящее место к возлюбленному (24). Ничего не сознающую от опьянения, он лишает ее там чистоты [и действует далее] согласно сказанному раньше (25). Или же когда она спит и находится в одиночестве, он, удалив молочную сестру, лишает ее, ничего не сознающую, чистоты [и действует далее] согласно сказанному раньше (26). Узнав, что она отправилась в другую деревню или парк, возлюбленный может собрать достаточно помощников и, разогнав или перебив стражников, похитить девушку. Таково заключение брака (27).
88
Каждый предыдущий вид брака лучше [следующего], ибо больше способствует дхарме; когда же предыдущий вид невозможен, то надлежит прибегать к следующему (28).
Поскольку плод прочных браков — взаимное влечение, то способ гандхарва пользуется почетом, хоть и занимает среднее место (29).
[Брак] гандхарва считается превосходным, ибо приносит счастье, не сопряжен с большими трудностями и со сватовством и ему свойственно взаимное влечение (30).
И здесь окончен третий раздел •— «Об обращении с девушками».
Четвертый раздел ОТНОСИТЕЛЬНО ЗАМУЖНИХ ЖЕНЩИН
Первая часть. Тридцать вторая глава
О ПОВЕДЕНИИ ЕДИНСТВЕННОЙ СУПРУГИ
Пусть жена — единственная супруга — будет глубоко преданна мужу и угождает ему, словно богу (1). Пусть с его согласия она возьмет на себя заботу о семье (2). Она содержит жилье в чистоте, тщательно прибранным, расставляет разные цветы, отполировывает пол, чтобы [все] радовало взор; трижды [в день] совершает возлияния, подношения пищи и чтит святилища (3). Ибо ничто другое не радует так сердце домохозяина — так [учит] Гонардия (4). Она оказывает подобающее внимание старшим родственникам, подчиненным, слугам, сестрам мужа и их мужьям (5).
Пусть она выращивает в вычищенных местах грядки зелени и овощей, стебли сахарного тростника, насаждения тмина, горчицы, сельдерея, шатапушпы, тамалы (6). Пусть выращивает насаждения мускусной розы, миробалана, жасмина, мускатного дерева, желтого амаранта, навамалики, тагары, священной смоковницы, китайской розы и других [растений] со множеством цветов; [разводит] на участках алоэ и бородач и устраивает в роще деревьев лужайки, доставляющие удовольствие (7). Пусть позаботится, чтобы в середине вырыли колодец, пруд или длинный водоем (8).
Пусть она не общается с нищенствующими странницами, постящимися монахинями, неверными женами, фокусницами, предсказательницами, ворожеями (9). Во время еды она
89
должна знать, что нравится [мужу] и что неприятно, что полезно и что вредно — чтобы убирать или же подавать ему это (10). Услышав снаружи голос [мужа], идущего домой, она говорит [себе]: «Что мне следует делать?» — и стоит наготове, [ожидая его] в доме (II). Отослав служанку, она сама омывает ему ноги (12). Пусть и наедине она не показывается мужу без украшений (13). Если он чересчур расточителен или тратится на недостойное, пусть тайно вразумит его (14). Она посещает свадебные приемы, брачные церемонии, жертвоприношения, находится в компании подруг, отправляется в храм [лишь с его] дозволения (15). И во всех развлечениях она ведет себя так, чтобы угодить ему (16). Она ложится позже его, встает раньше, не будит спящего (17). Кухня должна быть [у нее] хорошо скрытой и светлой (18).
Сколько-нибудь огорченная проступками мужа, она не должна чрезмерно бранить его (19), но может обратиться к нему со словами упрека, когда он окружен друзьями или же наедине. И пусть не прибегает к колдовству с помощью кореньев (20). Ибо ничто другое не возбуждает так недоверия — [учит] Гонардия (21). Пусть она избегает произносить дурные слова, глядеть со злобой, говорить отвернувшись, стоять на пороге и смотреть [на прохожих], вести беседы в увеселительном саду, оставаться подолгу в уединенных местах (22). И пусть остерегается дурного запаха от пота или грязных зубов, ибо это бывает причиной отвращения (23). Множество украшений, различные цветы и притирания, одежда, сияющая разными красками, — таков наряд ее для любовной встречи (24). Очень тонкие, мягкие небольшие [накидки] из дукулы, умеренное убранство, благовония, не слишком обильные притирания, а также белые и другие цветы — таков наряд для развлечений (25).
Когда муж исполняет обет или пост, пусть она и сама следует тому же; если же он ее удерживает, возражает ему, говоря: «Не надо мне в этом препятствовать» (26). Она вовремя и по дешевой цене приобретает утварь из глины, тростника, дерева, кожи и металла (27), держит дома в потайном месте соль, масло, редкие благовония, острые приправы и лекарства (28). Она приобретает и вовремя сеет семена всевозможных растений — редиску, алу-ку, паланки, даману, амратаку, огурцы, тыкву, баклажаны, кушманду, алабу, сураиу, шуканасу, сваямгупту, сандал, агнимант'ху,, чеснок, лук ж другие (29).
90
Пусть она не говорит чужим о своем достатке и о планах супруга (30). Пусть превосходит равных ей по происхождению женщин уменьем, блеском, кулинарным искусством, разумением, а также услужливостью (31). Подсчитав годовой доход, она соответствующим образом совершает траты (32). Пусть она приготовляет сливки из молока, оставшегося от еды, а также — масло и патоку; прядет нити хлопка, ткет пряжу, плетет петли, веревки, сети, обрабатывает мочало, занимается молотьбой и очисткой зерна, использует воду, в которой кипятился рис, накипь, мякину, зернышки, пыльцу, угли; доставляет жалованье и пропитание слугам, заботится о земледелии, уходе за скотом, надлежащем обращении с упряжными животными; присматривает за баранами, петухами, перепелами, скворцами, кукушками, павлинами, обезьянами, антилопами и пусть умеет согласовывать ежедневные накопления и расходы (33). Собрав плохие, изношенные одежды, она окрашивает в разные цвета или чистит их, в знак милости и почета отдает слугам, исполняющим оаои обязанности, или же употребляет на что-нибудь другое (34). Она держит про запас и расходует сосуды с вином и сосуды с наливками; занимается покупкой и продажей, приходом и расходом (35).
Она должным образом чтит друзей мужа, поднося им венки, притирания, бетель (36); угождает свекрови и свекру, преданна им, не возражает, ведет [при них] сдержанные и мягкие речи, избегает громкого смеха (37); к их друзьям и недругам она относится как к собственным друзьям и недругам (38). Она скромна в удовольствиях (39), добра с окружающими (40); никому не делает подарков, не спросив [разрешения] мужа (41); определяет обязанности слуг и оказывает им почет в праздники. Таково поведение единственной супруги (42).
Тридцать третья глава
ОБ ОБРАЗЕ ЖИЗНИ. ВО ВРЕМЯ ОТСУТСТВИЯ [МУЖА]
Во время отсутствия [мужа] пусть она носит лишь приносящую счастье одежду, чтит божество постом, ждет известий, занимается домашними делами (43). Она спит рядом со свекровью (44), с ее разрешения исполняет свои обязанности (45), усердно приобретает то, что приятно ее мужу, и заботится об этом (46). Как в обычных, так и в особых
91
делах она придерживается установленных расходов (47), заботится о завершении начатых им дел (48). Она не идет к своим родным иначе как в случае несчастья или праздника (49) и при этом бывает окружена близкими мужа,'" не задерживаясь надолго и не меняя одежду, которую носит в отсутствие [мужа] (50). Она справляет праздники с разрешения старших (51). С помощью честных, послушных приказаниям слуг она занимается покупкой и продажей, умножая достаток и по возможности сокращая расходы (52). И когда [муж] возвращается, она сначала показывается ему в обычном виде, поклоняется божествам и подносит приношения. Таков образ жизни во время отсутствия [мужа] (53).
И здесь приводятся два стиха:
Пусть единственная супруга, желающая блага мужу, ведет достойную жизнь — будь она впервые выданная, вновь вышедшая замуж [вдова] или даже гетера (54).
Женщины, ведущие достойную жизнь, приобретают дхарму, артху, а также — каму, высокое положение и супруга, не имеющего других жен (55).
Вторая часть. Тридцать четвертая глава О ПОВЕДЕНИИ СТАРШЕЙ СУПРУГИ
Другую жену берут, когда [первая жена] глупа, дурного нрава, несчастлива, не рожает детей, рожает одних лишь девочек или когда муж непостоянен (1). Пусть поэтому она с самого начала стремится избежать этого, выказывая преданность, добрый нрав и ум (2). Если же она не рожает детей, то пусть сама побуждает его взять другую жену (3). И будучи замещена [другою], пусть по мере сил старается доставить [новой жене] высшее положение по сравнению с собой (4). При ее приближении пусть обращается с нею, как с сестрой (5); пусть с ведома мужа усердно заботится о ее вечернем убранстве (6); не обращает внимания, если под влиянием благополучия та враждебна или высокомерна (7). Если [новая жена] невнимательна к супругу, то пусть она не заботится о ней (8), когда же та считает, что это дело уладится само собой, пусть почтительно наставляет ее (9). В присутствии мужа и втайне она обучает ее множеству различных [искусств] (10). Она не делает различия между ее детьми (11), полна сочувствия к окружающим ее людям (12), любит ее друзей (13), не заботится сверх
92
меры о собственных родных (J4) и весьма почтительна к ее родным (15).
Когда же она замещена многими женами, то пусть объединяется с той, которая ей ближе (16). Ту же, к которой муж привязан больше, чем к другим, пусть с помощью подстрекательств поссорит с прежней любимицей (17) и затем проявляет сочувствие (18). Объединившись с другими женами, она, сама не участвуя в раздоре, порочит ту, которая пользуется наибольшей привязанностью [мужа] (19); когда же муж ссорится с той, принимает ее сторону, поддерживает ее утешениями (20) и усиливает ссору (21). Видя, что ссора незначительна, она сама разжигает ее (22); если же находит, что и в этом случае муж склонен примириться с той, она сама стремится соединить их. Таково поведение старшей супруги (23).
Тридцать пятая глава О ПОВЕДЕНИИ МЛАДШЕЙ СУПРУГИ
Младшая же супруга пусть смотрит на другую жену, как на мать (24). Пусть без ее ведома она не пользуется даже тем, что ей подарено родными (25). Она исполняет собственные дела при ее поддержке (26), с ее разрешения ложится с мужем (27), не передает другим ее слов (28), относится к ее детям лучше, чем к собственным (29). На ложе пусть она усердно угождает мужу (30). Она не рассказывает [ему] о своем горе, вызванном враждебностью других жен (31); стремится к особому, тайному вниманию мужа (32); говорит: «Я живу лишь благодаря этому целительному дару» (33), — но не рассказывает открыто, из хвастовства или страсти, об этом [внимании] (34), ибо выдавшая тайну вызывает презрение супруга (35). И пусть из страха перед старшей супругой она добивается лишь тайных знаков внимания — так [учит] Гонардия (36). Она сочувствует старшей супруге, когда та несчастлива и не имеет детей, и вызывает сочувствие [к ней] мужа (37). Взяв же верх над ней, пусть она ведет себя как единственная супруга. Таково поведение младшей супруги (38).
93
Тридцать шестая глава О ПОВЕДЕНИИ ВНОВЬ ВЫШЕДШЕЙ ЗАМУЖ
Вдова жеэ которая не в силах подавить желание и, страдая [от любви], вновь находит склонного к удовольствиям и наделенного достоинствами [мужчину, — зовется] вновь вышедшей замуж (39). Однако последователи Бабхравьи [учат], что она может снова уйти от него по своему желанию, если считает, что у него нет достоинств, и тогда пусть стремится к другому (40). Ведь стремясь к счастью, она может снова, найти другого (41). Гонардия [учит], что полное счастье бывает, когда достоинства соединены с наслаждениями, — отсюда и возникают различия (42). Ватсья-яна же [учит], что [счастье] — от соответствия собственным желаниям (43).
Пусть с помощью родственников она стремится получить от мужа [средства] на угощения, прогулки, благочестивые подаяния, услужение друзьям и другие дела, требующие расходов (44), или собственными силами заботится о его и своих украшениях (45). В любовных дарах [здесь] нет ограничений (46). Оставляя дом по своему желанию, пусть она отдаст назад полученное от мужа, кроме любовных даров; когда же ее изгоняют, пусть ничего не отдает (47). Она занимает его дом, словно госпожа (48), но с любовью относится к законным женам (49), всегда справедлива к слугам, весела и приветлива с друзьями (50). Она обнаруживает умение в искусствах и превосходные знания (51). Когда возникают поводы к ссоре, пусть она сама упрекает мужа (52). Пусть наедине услуживает [ему] шестьюдесятью четырьмя искусствами (53). Она сама помогает другим женам (54), дарит наряды их детям (55), служит им, как господам (56), тщательно заботится об украшениях и одеждах (57), полна щедрости к слугам и друзьям (58), расположена к обществу, угощениям, прогулкам, процессиям, развлечениям. Таково поведение вновь вышедшей замуж (59).
Тридцать седьмая глава О ПОВЕДЕНИИ НЕСЧАСТЛИВОЙ ЖЕНЫ
Несчастливая же, притесняемая другими женами, пусть ищет поддержки у той из них, которая пользуется наибольшей привязанностью у мужа. (60). Она открыто обнаруживает познания в искусствах (61); в несчастливом
94
состоянии у нее не возникает тайн (62). Она исполняет обязанности няньки с детьми мужа (63), привлекает на свою сторону его друзей я с их помощью дает знать о собственной преданности (64), бывает первой в благочестивых делах, обетах и постах (65), справедлива со слугами, не ставит себя высоко (66). На ложе пусть она сама отвечает на его влечение приятным ему способом (67), не порицает его и не обнаруживает недовольства (68). Она стремится вернуть его любовь к той [жене], с которой он поссорился (69); сводит его с той, которую он тайно любит, и держит это в секрете (70); стремится, чтобы муж счел ее преданной и правдивой. Таково поведение несчастливой жены (71).
Тридцать восьмая глава О ГАРЕМЕ
Из этих глав пусть знают и о поведении гаремных жен (72). Пусть стражница или горничная доставляет от них царю венки, притирания и одежды, [говоря, что это] послано госпожами (73). Приняв это, царь дает им в ответ оставшиеся [у него] венки (74). И после полудня, нарядившись, он посещает наряженных гаремных жен — всех вместе (75). Согласно времени и достоинству он предлагает им место, оказывает почет и ведет веселые беседы (76). Затем он посещает также и вновь вышедших замуж (77), затем — гетер, живущих у него, и танцовщиц (78). Их места, как было сказано, — в отдельных покоях (79). Когда же днем царь поднимается с ложа, хранительницы покоев в сопровождении служанок его [гаремных женщин], которые на очереди, [очередь] которых прошла и у которых месячные, доставляют ему посланные ими притирания, запечатанные перстнем, и сообщают о месячных и очередности (SO). При этом чье [подношение] царь принимает, той он и дает знать, что наступил ее черед (81). Во время праздников, музыкальных развлечений и зрелищ всем [женщинам] доставляется подобающий почет и угощение (82). Живущим в гареме нельзя выходить наружу, и тем, кто снаружи, нельзя проникать внутрь, за исключением лиц, известных своей чистотой (83), и дела исполняются без помех. Такова [жизнь] в гареме (84).
95
Тридцать девятая глава
ОБ ОБРАЩЕНИИ МУЖЧИНЫ СО МНОГИМИ ЖЕНЩИНАМИ
И здесь приводятся стихи:
Мужчина, взявший много жен, пусть будет справедлив, не относится к ним с презрением и не терпит проступков (85).
Ни любовных повадок, ни' телесных изъянов, ни доверительных упреков одной [из них] он не открывает другим (86).
Он ни в коем случае не дает воли женщинам, когда дело касается соперницы, и считает виновной ту, которая выступает с упреками (87).
В одной он тайно вызывает доверие, другой — оказывает открытый почет, еще одной — многочисленные знаки внимания — так он услаждает женщин (88).
Прогулками по парку, удовольствиями, подарками, почитанием родственников и тайными любовными приемами он услаждает каждую из них (89).
Молодая женщина, победившая гнев и живущая согласно предписаниям, подчиняет себе супруга и возвышается над другими женами (90).
И здесь окончен четвертый раздел — «Относительно замужних женщин».
Пятый раздел О ЧУЖИХ ЖЕНАХ
Первая часть. Сороковая глава
ОБЪЯСНЕНИЕ МУЖСКИХ И ЖЕНСКИХ НРАВОВ
Приближение к вышедшим замуж за других происходит по уже разъясненным причинам (1). Пусть [при этом мужчина] сначала примет во внимание, доступны ли они, безопасны, достойны ли сближения, [каковы их] намерения и поведение (2). Когда же он видит, что любовь его переходит от одного состояния к другому, то, чтобы спасти собственное тело от разруитения, пусть приближается к вышедшим замуж за других (3). Состояний же любви — десять (4): любовный взгляд, привязанность в мыслях,
96
рождение желания, бессонница, исхудание, отвращение к предметам восприятия, утрата стыда, безумие, потеря сознания и смерть — вот их признаки (5). Согласно наставникам, пусть по внешности и приметам он определит нрав, правдивость, чистоту, доступность и страстность молодой женщины (6). Ватсьяяна же [учит], что поскольку внешность и приметы могут ввести в заблуждение, склонности женщины следует постигать по признакам поведения и выражению лица (7).
Увидев какого-нибудь блестящего мужчину, женщина чувствует любовь; таков же и мужчина в отношении к женщине. Однако Гоникапутра [учит], что из-за осмотрительности [сближения сразу] не происходит (8). Женщине здесь свойственно отличие (9). Влюбленная женщина не заботится о том, что добродетельно и что не добродетельно, но, проявляя осмотрительность, не идет навстречу сама (10). Когда мужчина, следуя своему желанию, домогается ее, она уклоняется, даже испытывая влечение (11). Но когда он снова и снова домогается ее, она уступает (12). Мужчина же, наделенный стойкостью, добродетелью и благородством, уклоняется, хоть и испытывает любовь (13), и настроенный таким образом не уступает, даже подвергаясь домогательствам (14). Он способен домогаться [женщины] без особой на то причины; добившись же, больше не стремится к ней и становится равнодушным к уступившей (15). Он презирает легко доступную и жаждет недоступной. Таково общее мнение (16).
Сорок первая глава О ПРИЧИНАХ[ЖЕНСКОЙ] УКЛОНЧИВОСТИ
Вот причины [женской] уклончивости (17): привязанность к супругу (18); забота о детях (19); немолодой возраст (20); подавленность несчастьем (21); невозможность уединиться (22); гнев за непочтительное обращение (23); нерешительность, когда [мужчина ей] непонятен (24); [боязнь], что он уйдет, что с ним нет будущего, что привязанности его — в другом месте (25); тревога, что он не держит в тайне своих дел (26); осмотрительность из-за друзей, которым он всецело предан (27); беспокойство, что он домогается ее не всерьез (28); замешательство перед могущественным человеком (29); боязнь «газели», что он чересчур стреми-
97
телен и силен (30); стыд [деревенской жительницы] перед горожанином, сведущим в искусствах (31); дружеские отношения с ним (32); недовольство его неумением действовать сообразно месту и времени (33); презрение к низкому положению (34); пренебрежение, когда он не понимает даже знаков ее внимания (35); [опасение] «слонихи», что он «заяц» и чересчур вял (36); сострадание [при мысли]: «Пусть не будет ему от меня ничего нежеланного» (37); отвращение при виде его телесных недостатков (38); боязнь, что узнают родные и прогонят ее (39); равнодушие к покрытому сединой (40); подозрение, что тот подослан супругом, чтобы испытать ее (41); забота о добродетели (42),
Когда [мужчина] замечает, что на него действуют эти причины, пусть сначала устранит их (43). [Причины], связанные с благородством, [он устраняет], усиливая [ее] влечение (44); рожденные невозможностью — указанием средств (45), вызванные почтением [к нему] — близким знакомством (46), вызванные презрением — обнаруживая великую гордость и искушенность (47), рожденные [боязнью] его презрения к ней — почтительностью (48), связанные со страхом — ободрением (49).
Сорок вторая глава
О МУЖЧИНАХ, ИМЕЮЩИХ УСПЕХ У ЖЕНЩИН
Вот какие мужчины обычно имеют успех: знаток «Кама-сутры», искусный рассказчик, близко знакомый с детства, находящийся в расцвете юности, вошедший в доверие благодаря играм и другим занятиям, исполнитель поручений, привычный собеседник, делающий приятное, бывишй раньше посредником другого [возлюбленного], знающий ее слабые стороны, вызывающий желание в [другой] превосходной женщине, тайно сблизившийся с ее подругой, известный успехами [у женщин], вместе выросший, склонный к любви сосед, сходный [с ним] слуга, завладевший молочной сестрой, [вступивший в их дом] новый жених, склонный к зрелищам, прогулкам и щедрый, известный своим пылом «бык», стремительный, отважный, превосходящий ее мужа знаниями, красотой, достоинствами и способностью к наслаждениям, роскошно одевающийся и живущий на широкую ногу (50).
98
Сорок третья глава
О ЛЕГКО ДОСТУПНЫХ ЖЕНЩИНАХ
[Мужчине] следует знать как о собственных [основаниях для] успеха, так и [о причинах] легкой доступности женщин, [и здесь] названы легко доступные женщины (51). Вот какие женщины доступны уже при простом домогательстве: [любящая] стоять на пороге, глядеть с крыши на главную улицу; общающаяся с компанией в доме молодого соседа; то и дело бросающая взгляды; следяпдая сбоку, когда на нее бросают взгляды; без причины замененная другою женой; ненавидящая мужа; ненавидимая им; не знающая запретов; бездетная; постоянно живущая в родительском доме; та, чьи дети умерли; стремящаяся к компании; стремящаяся к любви; жена актера; девочка, чей супруг умер; бедная; очень страстная; старшая супруга, имеющая много деверей; высокомерная жена ничтожного мужа; гордая [своим] уменьем и обеспокоенная глупостью мужа, [его] неспособностью рассуждать и жадностью; та, [к которой возлюбленный] усердно сватался, когда она была девушкой, но почему-либо не выданная за него и затем снова вызвавшая его домогательства; обладающая одинаковым [с ним] рассудком, нравом, способностями, поведением, свойствами; по природе влекущаяся на его сторону; без вины униженная [мужем]; поставленная ниже равных ей по красоте; жена находящегося в странствиях; жена ревнивпа, неопрятного, чокши, евнуха, медлительного, трусливого, горбуна, карлика, урода, шлифовальщика драгоценностей, деревенского жителя, дурно пахнущего, больного и старика (52).
Здесь приводятся два стиха:
Желание, что рождено природой, усилено действиями и благодаря рассудительности свободно от тревог, бывает прочным и постоянным (53).
Узнав, какие у него [основания для] успеха, определив женские признаки и устранив причины отвращения, мужчина достигает успеха у женщин (54).
99
Вторая часть. Сорок четвертая глава
О ЗАВЯЗЫВАНИИ ЗНАКОМСТВА
Наставники [учат], что девушки [легче] достичь путем собственного домогательства, а не через посредницу; чужой же супруги, чье желание определенно, достигают через посредницу, а не самостоятельно (I). Ватсьяяна же [учит], что во всех случаях, когда возможно, лучше домогаться самостоятельно; когда же осуществить это затруднительно — использовать посредницу (2). И по общему мнению, тех, кто впервые нарушает супружескую верность и с кем можно беспрепятственно говорить, пусть склоняют самостоятельно, других же — с помощью посредницы (3). Желающий домогаться самостоятельно пусть сначала завяжет знакомство (4). Увидеть ее можно естественно или же подстроив это (5). Естественная [встреча] — около собственного жилища; подстроенная — около жилища друга, родственника, главного советника, врача, во время свадьбы, жертвоприношения, праздника, несчастного случая, гулянья в парке и при других [возможностях] (6). Увидев ее, пусть он то и дело бросает многозначительные взгляды, приглаживает волосы, издает звук ногтями, звенит украшениями, прижимает нижнюю губу, прибегает к различным уловкам. Когда она глядит на него, рассказывает товарищам о ней, будто бы имея в виду что-либо постороннее; обнаруживает щедрость и страстность; склонившись на колени друга, он расправляет члены, зевает, хмурит брови, медленно говорит, прислушивается к ее словам; под каким-нибудь предлогом ведет с ребенком или другим лицом двусмысленную речь, обращенную к ней; дает ей под каким-нибудь предлогом знать о своем желании; обращаясь к ней, целует и обнимает ребенка, языком дает ему бетель, трогает указательным пальцем его подбородок и совершает другие действия в соответствии с обстоятельствами и возможностями (7). Он ласкает ребенка, сидящего на ее коленях, дает ему детские игрушки и берет [их у него]; приблизившись, он таким образом завязывает разговор; он вступает в дружбу с человеком, имеющим возможность общаться с ней; действуя с его помощью, находит повод часто приходить к ней; когда она может услышать, он, притворяясь, будто не видит ее, беседует о «Камасутре» (8).
Когда же знакомство продвинулось вперед, пусть вручит ей залог на хранение (9) и день за днем то и дело берет
100
его по частям, [а также — берет] благовония и плоды бетеля (10). Чтобы вызвать доверие, он сводит ее в тесной компании и уединенном месте со своими женами (11). Чтобы постоянно видеть ее, он старается сам и с помощью своих подчиненных исполнять работу [лиц], в которых она нуждается, — золотых дел мастера, шлифовальщика драгоценностей, ювелира, красильщика индиго и сафлором и других (12). Занятый исполнением этого, он подолгу видится с нею на глазах у людей (13). Одновременно он обращается и к другим делам, и, когда для нее требуется [что-нибудь] сделать, [достать какую-нибудь] вещь и обнаружить уменье, он показывает, как применять эту [вещь, объясняет ее] происхождение, средства ее приобрести и [проявляет] свойственные ему познания (14). Он вступает в спор с ней и ее близкими о некогда свершившихся в мире событиях и о том, как испытывать свойства предметов (15). Если при этом заключаются пари, он назначает ее арбитром, когда же не согласен с нею, то [обращается к суду] других своих сторонников. Таково завязывание знакомства (16).
Сорок пятая глава О ДОМОГАТЕЛЬСТВАХ
Завязав знакомство и поняв знаки поведения и выражения лица, пусть [различными] приемами он домогается ее так же, как и девушки (17). Там, однако, домогательства бывают обычно осторожными, ибо девушки не знают еще любовного соединения (18). С другими же он действует [более] открыто, ибо [замужние женщины] знакомы с любовным соединением (19). Когда своим внешним видом она обнаруживает любовную склонность, пусть, обмениваясь [с нею разными] принадлежностями, он пользуется ими (20). При этом он берет дорогие благовония, верхнюю одежду, ее цветы, колечко с ее руки, бетель; собираясь идти в компанию, он просит цветок из ее волос (21). При этом он со значением дает ей дорогие желанные благовония, помеченные знаками его ногтей и зубов (22). Все новыми и новыми усилиями он прогоняет ее тревогу (23). И пусть в уединенном месте постепенно совершаются приближение, объятия, поцелуи, принятие бетеля, обмен вещами при дарении и прикосновение к сокровенным местам. Таковы домогательства (24). И где он домогается одной, там пусть
101
не домогается [одновременно] другой. Если же там живет старшая женщина, уже испытавшая чувственные удовольствия, пусть дружеским обращением и угождением он склонит ее на свою сторону (25).
Здесь приводятся два стиха:
Пусть мужчина не сходится ни с какой, даже легко доступной, женщиной там, где появляется ее супруг, посещающий [то же самое] «другое место» (26).
Пусть разумный и знающий основания своих [действий] не помышляет о женщине, которая беспокойна, находится под охраной, боязлива и появляется в сопровождении свекрови (27).
Третья часть. Сорок шестая глава О ВЫЯСНЕНИИ ЧУВСТВА
Пусть домогающийся выяснит поведение женщины — тем самым бывает выяснено и ее чувство (1). Когда она не раскрывает- своих помыслов, пусть добивается ее с помощью посредницы (2). Когда она не принимает домогательств, но вновь встречается с ним, пусть знает, что ее помыслы раздваиваются, и добивается ее постепенно (3). Когда, не принимая домогательств, она вновь появляется тщательно наряженная и в таком виде подходит к нему, пусть знает, что ею следует овладеть насильно в уединенном месте (4). Когда, хоть и дозволяя многочисленные домогательства, она все же долго не отдается, то ее как сухо отвечающую [на знаки внимания] добиваются, прерывая ласковое обращение (5), ибо человеческое сердце непостоянно (6). Когда она, хоть и уклоняясь от домогательств и не встречаясь с ним, все же не отвергает его из почтительности и уважения к нему и из собственной [гордости], едва доступна при самом ласковом обращении, пусть он добивается ее с помощью посредницы, знающей ее слабые стороны (7). Если при домогательстве она грубо отталкивает его, следует ее оставить (8). Но когда, даже будучи грубой, она обнаруживает любовное чувство, пусть добивается ее (9). Когда по [какой-либо] причине она разрешает прикосновения, но словно не замечает их, то ее помыслы раздваиваются и следует с постоянством и терпением добиваться ее (10). Так, когда она лежит рядом и он, словно уснув, кладет на нее руку, она, [притворясь] уснувшей, наблюдает за ним; сделав же вид, что проснулась, отстраняет его,
102
желая нового домогательства (11). Так же разъясняется [ее поведение], когда ногу кладут на ногу (12), При таких отношениях пусть затем во время сна он приблизится ic ней с объятиями (13), и если, не разрешая этого, она. поднимется, но на следующий день будет вести себя как обычно, пусть знает, что она желает домогательств; если же [после этого] она не появится, следует добиваться ее с помощью посредницы (14). Когда даже после долгого отсутствия она встречается с ним, ведя себя по-обычному, пусть приближается к ней как подавшей знак и проявившей [расположение своим] видом (15).
Даже не встречая домогательств, проявляет [подчас женщина свое влечение] (16). Она показывается в уединенном месте (17); говорит, дрожа и запинаясь (18); у нее потеют руки, ноги, пальцы, потеет лицо (19). Она сама берется сжимать голову и массировать бедра мужчины (20); производя массаж, она, полная желания, одной рукой массирует, а другой рукой касается и обнимает его, давая знать [о своем чувстве] (21); [словно] в изумлении или охваченная сном, она стоит, охватив руками его бедра (22); прикладывает в каком-либо месте лоб к его бедрам (23); не отказывается, когда ее просят массировать основания бедер (24); оставляет там без движения руку (25) и медленно убирает, когда тот сдавливает ее, зажимая бедрами (26). Приняв таким образом домогательства мужчины, она на следующий день снова приходит для массажа (27). Когда она не идет на слишком тесное сближение, но и не уклоняется (28) и обнаруживает свое желание как в уединении, так — без причины — и открыто, не только в тайном месте, то следует насладиться ею с помощью приближенного к ней слуги. Если, даже обнаружив [желание], она ведет себя по-прежнему, надо добиваться ее с помощью посредницы, знающей ее слабые стороны (29). Если же [и тогда] она уклоняется, то следует усомниться в ней. Таково выяснение чувств (30),
И" здесь приводятся стихи:
Сначала он завязывает знакомство, затем следует разговор и сопутствующее разговору наблюдение за видом друг друга (31).
Усмотрев в ответе проявление благосклонности, пусть мужчина домогается женщины, оставив тревогу (32).
Той женщины, что первая обнаруживает желание своим видом, следует быстро домогаться при первой же встрече (33).
103
Та же, которая [вначале] слабо выдает себя внешним видом, но весьма открыто обнаруживает [ответное желание], — сладострастна и должна считаться доступной во мгновение (34).
Для упорствующей, нерешительной и для той, [чье чувство] следует выяснить, изложено это краткое наставление; женщины же, [действующие] открыто, доступны [и так] (35).
Четвертая часть. Сорок седьмая глава О ДЕЙСТВИЯХ ПОСРЕДНИЦЫ
К женщине, чьи знаки поведения и выражения лица понятны, но которая очень редко появляется или [еще] не знакома, пусть приближаются с- помощью посредницы (1). Проникнув к ней должным способом, пусть эта [посредница] услаждает ее изображенными на полотне сказочными [героями], колдовскими средствами, [слухами] о мирских событиях, поэтическими произведениями, рассказами о чужих женах, а также восхвалениями ее красоты, знаний/ уменья и нрава (2). Она возбуждает [в ней] сожаление, [спрашивая]: «Как это у тебя, столь достойной, оказался подобный супруг?» (3); говорит: «Он не достоин тебя, прекрасная, и годится лишь для рабской службы!» (4). Находясь рядом и пользуясь [ее] расположением, она говорит о вялости, ревности, лживости, неблагодарности, отвращении к любовному удовольствию, скупости, непостоянстве и других скрытых в нем [пороках], преувеличивая их (5). Она нападает именно на тот недостаток, который, как она замечает, беспокоит [жену] (6). И [лишь в том случае], когда та — «газель», то не') недостатка, если [муж] — «заяц» (7). То же говорится относительно «кобылы» и «слонихи» (8).
Согласно Гоникапутре, завоевав доверие возлюбленной, пусть он приближается с помощью посредницы, когда женщина впервые отваживается [на измену] и не обнаруживает своего чувства открыто (9).
Пусть эта [посредница] рассказывает о поведении мужчины, его приятных чертах и влюбленности (10). Когда расположение той возрастает, она искусно говорит о сути дела следующим образом (11): «Послушай, прекрасная, как это удивительно! Едва увидев тебя там, тот мужчина, столь славный родом, помрачился рассудком. Никогда раньше ничто не причиняло ему страданий; теперь же он стал несчастным и, будучи столь нежным от природы, может
104
даже расстаться с жизнью» — так описывает она [его чувства] (12), Достигнув в этом успеха, на следующий день, заключив по речам, лицу и взглядам о ее благосклонности, она снова начинает рассказ (13) и, пока та слушает, рассказывает ей об Ахалье, Авимараке, Шакунтале и всякие другие подходящие к случаю мирские истории (14). Она описывает мужество, осведомленность в шестидесяти четырех искусствах и красоту мужчины, говорит о том, сколь он достоин похвалы, и о его прежней тайной любовной связи — имело ли это место в действительности или нет — и следит при этом за ее видом (15).
Та же с улыбкой обращается к ней (16), предлагает сиденье (17), спрашивает, где была, где спала, где ела, где ходила и что делала (18). Она показывается в уединенном месте (19), просит о рассказах (20), задумывается, вздыхает, зевает (21), дает дружеские подарки (22), вспоминает [о посреднице] по священным праздникам (23), отпускает, условившись о новой встрече (24). Она завязывает беседу, [спрашивая]: «Как же ты, ведущая добрые речи, сказала так нехорошо?» (25) — приписывает мужчине недостатки — лживость и непостоянство (26). Ничего не рассказывая сама, она желает, чтобы та говорила о случившемся раньше — как [мужчина] увидел ее и пытался вступить в разговор (27). И когда ей рассказывают о желаниях мужчины, она смеется, словно презирая это, но не возражает (28).
Поняв ее поведение, пусть посредница возбуждает ее напоминаниями о мужчине (29). Когда же та еще не знакома [с ним], пусть склоняет ее, говоря о его достоинствах и рассказывая о влечении (30).
Согласно Ауддалаки, не следует прибегать к посреднице, когда оба незнакомы и выражения лица не поняты (31). Согласно последователям Бабхравьи, можно — когда выражения лица обнаруживают [влечение], пусть даже они незнакомы (32). Согласно Гоникапутре, можно — когда они знакомы, пусть даже выражения лица не обнаруживают [влечения] (33). Согласно Ватсьяяне, можно — даже когда они незнакомы и выражения лица не поняты, ибо посредница вызывает доверие (34).
Пусть [посредница] показывает им посланные этим [мужчиной] восхитительные подарки — бетель, притирания, гирлянды, колечки или одежды (35). На них пусть мужчина надлежащим образом оставит следы ногтей, зубов и прочие знаки (36); на одежду пусть он нанесет шафраном отпеча-
105
ток ладоней (37). Она показывает листья, на которых вырезаны [знаки] различных желаний, украшения для ушей и венки, в которые сложены письма (38), где он дает знать о своем желании. И пусть она побуждает ее послать ответный дар (39). Когда таким образом совершен обмен подарками, посредница устраивает встречу (40).
Согласно последователям Бабхравьи, [встреча] эта происходит во время посещения храма, процессии, развлечения в парке, купанья, свадьбы, жертвоприношения, несчастья, праздника, пожара, при смятении от разбойников, при выступлении войск страны, когда заняты представлением и теми или иными делами (41). Согласно Гоникапутре, легкий способ [встретиться] — в доме подруги, нищенки, постящейся монахини, отшельницы (42). Согласно Ватсьяяне, легкий способ [встретиться] — в ее доме, разузнав [сначала] о выходе и входе и позаботившись о предотвращении опасности, чтобы всегда можно было войти и выйти в неизвестное [другим] время (43).
«Полномочная», «ограниченная», «письмоносец», «посредница, [действующая] ради себя», «глупая посредница», «жена-посредница», «немая посредница», «посредница-ветер» — таковы виды посредниц (44). [Та, которая], узнав суть желаний мужчины и женщины, собственным рассудком достигает цели, — «полномочная» (45). Обычно она [действует] между знакомыми и говорившими друг с другом (46); по поручению женщины, когда оба знакомы, хоть и не говорили друг с другом (47); или же из любопытства, когда те соответствуют и подходят друг другу, хоть и не знакомы (48). [Та, которая], узнав [об исполнении] части цели и части домогательства, достигает остального, — «ограниченная» (49). Она [действует] между понявшими выражение лица друг друга, но очень редко видящимися (50). «Письмоносец» лишь доставляет послания (51). Она служит для того, чтобы сообщить о месте и времени [свидания] сильно привязанным и близко знакомым друг другу (52). [Та, которая], будучи послана другой женщиной в качестве посредницы, словно не зная этого, сама сближается с мужчиной или же рассказывает о наслаждении, испытанном с ним во сне; бранит его и его жену, когда он путает имена; обнаруживает под этим предлогом свою ревность; дает ему что-либо отмеченное знаками ногтей и зубов; говорит: «Меня с самого качала решили выдать за тебя»; спрашивает наедине: «У кого лучше вид — у меня или у твоей жены?» —
106
это «посредница, [действующая] ради себя» (53). [Мужчина] встречает и принимает ее в уединенном месте (54). [Та, которая], под предлогом посредничества сблизившись с другой, и выслушав ее поручения, таким путем завладевает мужчиной и устраняет ее с дороги, — также «посредница, [действующая] ради себя» (55).
Таким же образом разъяснено и [поведение] мужчины, [выступающего] посредником другого (56). [Когда влюбленная], войдя в доверие к глупой жене мужчины и беспрепятственно проникнув [в дом], спрашивает о привычках мужчины, обучает [ее соответствующим] приемам, многозначительно наряжает ее, возбуждает в ней гнев, внушает: «Так и действуй!», сама оставляет на ней следы ногтей и зубов и таким путем открывается мужчине, то эта [жена] — «глупая посредница» (57). Муж использует ее и для ответов той женщине (58). Или же, использовав свою глупую жену и благодаря доверию сведя с той женщиной, он с ее помощью открывается [той] и показывает свое уменье. Эта [жена] -- «жена-посредница», через нее он узнает и о внешнем виде той женщины (59). Или же, прибегая к невинному средству, он посылает девочку-служанку, не знающую греха, и при этом тайно вкладывает письмо в гирлянду или украшение для ушей или [оставляет там] следы ногтей и зубов. Это — «немая посредница», через нее же он просит ответа у той женщины (60). [Та, которая], находясь в стороне [от обоих], передает обычные по смыслу или двусмысленные слова, непонятные другим людям и несущие заранее известное [влюбленным] значение, — «посредница-ветер». Через нее же он просит и ответ у той женщины. Таковы виды [посредниц] (61).
й здесь приводятся стихи:
Вдова, предсказательница, рабыня, нищенка, ремесленница быстро входят в доверие и постигают обязанности посредницы (62).
Пусть [посредница] возбуждает ненависть к супругу, рисует восхитительные свойства, [влюбленпого] и описывает его всевозможные любовные наслаждения — хотя бы и с другими женщинами (63).
Пусть она рисует влюбленность мужчины и снова — искушенность в страсти, и [то, как к нему] стремятся достойные женщины, и его постоянство (64).
Даже нерешенное и по недосмотру оставленное дело искушенная в речах посредница снова приводит в движение (65).
Пятая часть. Сорок восьмая глава
О ЛЮБВИ ВЛАДЫК
Цари или главные советники не проникают в чужое жилище, ибо все люди глядят на их дела и следуют им (1). [Так] три мира взирают на восходящее солнце и восходят вслед за ним, взирают на движущееся [солнце] и утверждаются вслед за ним (2). Поэтому они не должны совершать ничего легкомысленного, ибо это недопустимо и достойно порицания (3). Когда же необходимо поступить так, пусть прибегают к [соответствующим] средствам (4). Для молодых деревенского начальника, чиновника, сына старейшины деревенские женщины доступны с одного слова. Прихлебатели зовут их неверными женами (5). Любовное соединение с ними происходит, когда [те] исполняют принудительные работы, входят в амбар, отправляются и приходят за вещами, приводят в порядок жилище, трудятся в поле; доставляют хлопок, шерсть, лен, коноплю, мочало; получают пряжу, покупают, продают и меняют вещи и исполняют те или иные дела (6). То же — у надзирателя за скотом с пастушками (7); у надзирателя за прядильным делом — с вдовами, безнадзорными, странствующими монахинями (8); у городского надзирателя — с бродяжничающими женщинами, когда те бродят ночью, ибо известны их слабые стороны (9); у надзирателя за торговлей — [с женщинами, совершающими] покупку и продажу (10).
На аштамичандру, каумуди, сувасанту и другие дни женщины из столицы, центров, маленьких городов обычно играют в жилище владыки с гаремными женами (II). Там после угощения городские женщины вместе с гаремными женами — каждая с той, с которой знакома, — входят в женские покои; сидят, беседуя; принимают знаки уважения, пьют и к вечеру уходят (12). При этом посланная туда царская рабыня, уже знакомая с желанной [царю женщиной], обращается к ней (13) и начинает показывать восхитительные вещи (14). Еще перед этим в ее жилище она говорит ей (15): «Среди тех развлечений я покажу тебе восхитительные вещи в царском жилище», — и делает это, когда настает время (16). «Я покажу тебе снаружи коралловую площадку», — [говорит она и показывает] место, выложенное драгоценностями, сад, виноградную беседку, купальню, убежища с тайными ходами в стене, картины, ручных газелей, механические сооружения, птиц,
108
клетки с тиграми и львами и прочее, прежде описанное [ею] (17) И наедине она. сообщает, что владыка влечется к ней (18), описывает его искушенность в любовном соединении (19) и, не прибегая к заклинаниям, добивается ее согласия (20).
К несоглашагощейея же владыка подходит сам, смягчает знаками внимания, услаждает и, соединившись, отпускает со свидетельствами любви (21). Также, окружив милостью мужа желанной [ему женщины], он надлежащим образом постоянно приводит [его] жен в гарем, и посланная туда царская рабыня [действует] согласно предыдущему (22). Или гаремная жена, послав свою служанку, заводит дружбу с желанной; когда же дружба возрастает, под каким-нибудь предлогом устраивает встречу; та приходит, принимает знаки уважения, пьет, и посланная [туда] царская рабыня [действует] согласно предыдущему (23). Или же гаремная жена почтительно приглашает желанную, чтобы та показала себя в том искусстве, в котором прославлена, и когда она приходит, посланная [туда] царская рабыня [действует] согласно предыдущему (24). Или же нищенка говорит жене, супруг которой переживает несчастье или страх: «Слова той гаремной жены воздействуют на царя, а она прислушивается к моим речам. Я сострадательна от природы и, как-нибудь приблизясь к ней, помогу тебе прийти; она же отвратит от твоего мужа великое несчастье». Дважды и трижды она приводит согласившуюся, гаремная жена обещает той безопасность, и, когда эта радуется, слыша о безопасности, посланная [туда] царская рабыня [действует] согласно предыдущему (25).
Таким же образом разъяснено [обращение] с женами нуждающихся в средствах к существованию, угнетаемых главным советником, насильственно задерживаемых, беспомощных в ведении дел, недовольных своим достатком, стремящихся к царской милости, желающих отличиться среди царских приближенных, притесняемых своими родичами, желающих притеснить своих родичей, доносчиков и прочих, стремящихся к [каким-либо] целям (26).
Или же, когда она живет с другим, [царь], захватив ее и превратив в рабыню, со временем вводит желанную в гарем (27). Также, с помощью шпиона опорочив ее супруга как ненавистника царя и таким способом задержав жену, он вводит ее в гарем. Таковы тайные средства. Обычно они свойственны царским сыновьям (28).
109
Пусть, однако, владыка не проникает в чужое жилище (29). Ведь Абхиру, царя Котты, пришедшего в чужое жилище, убил красильщик, подосланный [царским] братом; царж Каши Джаятсену — надзиратель за лошадьми (30).
Но местные обычаи дозволяют и открытую любовь [владык] (31). У жителей Андхры выданные замуж дочери подданных на десятый день, получив какой-нибудь подарок, входят в гарем и отпускаются после того, как [царь] насладится ими (32). У жителей Ватсагулмы [жены] главных советников владыки приближаются ночью к царю для услужения в гареме (33). У жителей Видарбхи красивые жены подданных под предлогом дружбы живут в гареме месяц или полмесяца (34). У жителей западных границ [мужья] отдают своих прекрасных жен как любовный дар царю и главным советникам (35). У жителей Саураштры женщины из городов и женщины из деревень группами или порознь входят во дворец, чтобы развлечь царя (36).
И здесь приводятся два стиха:
Эти и многие другие средства [сближения] с чужими женами существуют в различных странах и применяются царями (37).
Пусть, однако, не прибегает к этому царь, стремящийся к благу людей. Одолевший шестерых врагов завоевывает весь мир (38).
Шестая часть. Сорок девятая глава О ГАРЕМЕ И ОХРАНЕ ЖЕН
Поскольку гаремные жены охраняются и не могут встречаться с мужчинами и поскольку супруг один, их же всех много, они остаются неудовлетворенными и услаждают друг друга искусственным способом (1). Нарядив молочную сестру, подругу или рабыню мужчиною, они успокаивают свое желание подобными по форме принадлежностями — луковицами, корешками, плодами или [другими] искусственными средствами (2); ложатся с мужеподобными и с теми, чьи признаки [пола] неразвиты (3). Хоть и не чувствуя желания, цари из сострадания, пользуясь искусственными средствами, посещают, как надлежит, даже многих жен в одну ночь; с той же, которую любят, которая на очереди или [в должное время] имела месячные, они удовлетво-
110
ряют желание [естественным образом]. Таковы обычаи восточных областей (4). Таким же образом, как для жш˜ щин, объяснено, как успокаивают желания мужчины, лишенные возможностей, — противоестественными способами, с животными, женоподобными и одним лишь растиранием (5).
Обычно гаремные жены проводят [к себе] вместе со служанками горожан, переодетых женщинами (6). При их приближении пусть действуют молочные сестры, которые хороню знакомы с внутренними покоями и указывают на то, что ожидает [пришедших] (7). Они описывают, как легко проникнуть внутрь, как выйти, как просторен дом, невнимательна стража и часто отсутствуют слуги (8). Когда же дела обстоят иначе, пусть не побуждают мужчину проникнуть, ибо это опасно (9). Пусть горожанин не проникает [сам] даже в легкодоступный гарем, ибо это сопряжено с величайшей опасностью, — так [учит] Ватсьяяна (10). Когда же [гарем] имеет выход, окружен садом для развлечений, имеет разные просторные потайные места; когда охрана невелика и невнимательна, а царь находится в отъезде, то, убедившись в этих обстоятельствах и слыша многократные призывы, пусть он разберется в сути дела, ознакомится с доступом в потайные места и таким путем, определив образ действий, проникает внутрь (11) и, если это возможно, каждый день выходит оттуда (12). Пусть под каким-нибудь предлогом он завяжет знакомство со стражниками, стоящими снаружи (13). Пусть притворится, что влюблен в служанку, живущую внутри и посвященную в суть дела, и что опечален ее недоступностью (14). Пусть с помощью проникающих внутрь женщин устраивает все, что входит в обязанности посредницы (15), остерегается царских шпионов (16); когда же и посредница не имеет доступа, то выбирает себе место там, где его сможет увидеть желанная, чье выражение лица он уже постиг (17). Однако и здесь его предлог перед стражниками — служанка (18). Когда она устремит на него взор, он сообщает [о себе] знаками и выражением лица (19). Там, где она появляется, он кладет рисунок с ее изображением, песни с двусмысленным значением, игрушки, на которых оставляет знаки, гирлянду, колечко (20). Он следит за поданным ею ответом и вслед за тем стремится проникнуть внутрь (21). Он тайком заранее останавливается там, куда, как он знает, она постоянно приходит (22); или в назначенное ею
III
время проникает внутрь под видом стражника (23); или его вносят и выносят, закутав в ковер или покрывало (24); или сам он и его тень становятся невидимыми с помощью путапуты (25). Вот этот способ: пусть он сварит без дыма сердце ихневмона, плоды чораки и тумби и змеиные глаза и затем смешает в равной доле с мазью для глаз — намазав этим глаза, он станет невидимым вместе со своей тенью (26). Или он [проникает внутрь] в ночь каумуди в толпе несущих светильники или же подземным ходом (27).
И здесь приводятся стихи:
При выносе вещей, доставлении напитков, праздничном угощении, суетне служанок (28);
также при перемене жилища, смене сторожей, прогулке по парку, процессии, возвращении с процессии (29)
и когда царь долгое время отсутствует, отправившись в поход, — молодые люди обычно проникают [в гарем] и выходят [из него] (30).
Зная цели друг друга и преследуя одну и ту же цель, обитательницы гарема затем воздействуют и на остальных женщин (31).
Так, нарушая чистоту друг друга и проявляя настойчивость в достижении одной цели, [все гаремные жены], став неразлучными, постоянно вкушают желанные плоды (32).
При этом у жителей западных границ посещающие царский двор женщины вводят в гарем, который не очень хорошо охраняется, достойных мужчин (33). У жителей Абхиры [гаремные жены] достигают своей цели с помощью гаремных стражников, которых набирают из кшатриев (34). У жителей Ватсагулмы проводят вместе со служанками юных горожан, [переодетых] в их платья (35). У жителей Видарбхи [женщины], исключая самих матерей, соединяются с сыновьями [гаремных женщин], свободно ходящими по гарему (36). Таким же образом у жителей Стрираджьи соединяются с входящими [в гарем] близкими родственниками и не иными (37). У жителей Гауды — с брахманами, друзьями, зависимыми людьми, рабами и слугами (38). У жителей долины Синдху — с привратниками, прислужниками, имеющими доступ в гарем, и прочими, подобными им (39). У жителей Химавата отважные люди, подкупив деньгами стражу, вместе проникают внутрь (40). У жителей Ванги, Анги, Калинги городские брахманы с ведома царя идут в гарем с поручением доставить цветы, беседуют с этими [женщинами] за занавесом, и благодаря этой воз-
112
можности совершается сближение (41). У жителей восточных областей каждые девятъ-десять [женщин] вместе прячут по одному юноше. Так пусть действуют с чужими женщинами (42). Таковы нравы гарема.
И по этим причинам пусть [муж] охраняет своих жен (43). Наставники [учат], что надлежит поставить в гареме стражников, свободных от побуждений любви (44). Гоникапутра [учит], что поскольку из страха или корысти они могут впустить другого, то [пусть будут] свободны от побуждений любви, страха и корысти (45). Ватсьяяна [учит], что добродетель свободна от зла, но даже ее оставляют под действием страха, — [пусть же они будут] свободны от побуждений добродетели и страха (46).
Согласно последователям Бабхравьи, чтобы испытать, чисты или нечисты его жены, пусть он сведет их с женщинами, передающими чужие речи и скрывающими свои действия (47). Согласно же Ватсьяяне, поскольку молодых жен легко опорочить, пусть без причины он не порочит непорочную (48).
Чрезмерное пристрастие к компании, несдержанность, распущенность супруга, свободное поведение с мужчинами, жизнь во время отъезда [мужа], пребывание в чужих местах, недостаток в средствах существования, общение с распутными женщинами и ревность мужа — таковы причины падения женщин (49).
Постигнув из [этих] предписаний правила, касающиеся чужих жен, никто, сведущий в предписаниях, не бывает обманут относительно собственных жен (50).
Поскольку [сказанное здесь] применимо лишь в отдельных случаях, связано с очевидными опасностями и противоречит дхарме и артхе, пусть [мужчина] не общается с чужою женой (51).
Наставление это предпринято ради охраны жен и блага мужчин, не следует усваивать его с целью порчи людей (52).
И здесь окончен пятый раздел — «О чужих женах».
Шестой раздел О ГЕТЕРАХ
Первая часть. Пятидесятая глава
РАССУЖДЕНИЕ О ПОМОЩНИКАХ, ПОСЕТИТЕЛЯХ,
О ТЕХ, КОГО НЕ СЛЕДУЕТ ДОПУСКАТЬ,
И О ПРИЧИНАХ ПОСЕЩЕНИЯ
При посещении мужчин гетеры получают наслаждение и, согласно обычаю, средства существования (1). Общение ради наслаждения — естественно, ради выгоды — искусственно (2). Но и в этом случае пусть она изображает естественное чувство (3), ибо мужчины обычно доверяют женщинам, выказывающим любовь (4). Чтобы изобразить это, пусть она представится бескорыстной (5) и, чтобы обеспечить [свое] будущее, пусть не добивается выгоды неподходящими способами (6). Пусть, надев украшения, она постоянно глядит на главную улицу, будучи заметна и не слишком скрыта [от глаз], ибо но природе сходна с товаром (7).
Пусть она берет себе в помощники тех, благодаря которым завлекает мужчину, ограждает [его] от других женщин, противодействует собственной неудаче, добивается денег, не терпит унижений от посетителей (8). А это люди из стражи, судьи, предсказатели, доблестные, могущественные, равные [ей] знаниями, сведущие в искусствах, приближенные [к знатной особе], прихлебатели, шуты, плетельщики венков, торговцы благовониями, продавцы вина, красильщики, брадобреи, нищие — те или иные, полезные для [ее] целей (9).
Посетители, приносящие лишь деньги, таковы: независимый, совсем юный, богатый, живущий скрытно, государственный служащий, без труда добывающий средства существования, соперничающий, имеющий постоянный доход, тщеславный, хвастун, бессильный в любви и желающий, чтобы его называли мужчиной, состязающийся с равными, щедрый от природы, пользующийся влиянием на царя или главного советника, верящий в судьбу, презирающий богатство, вышедший из подчинения родителям, пользующийся вниманием своих родичей, богатый и единственный сын, монах, тайно влюбленный, герой и врач (10).
114
Те же, выгода от которых — в любви и славе,, должны допускаться ради их достоинств (11). Знатный родом, ученый, знаток всех законов, поэт, искусный рассказчик, красноречивый, решительный, знающий различные ремесла, чтущий старших, человек с великими замыслами, имеющий огромную силу, стойко преданный, свободный от зависти5 щедрый, преданный друзьям, склонный к праздничным сборищам, компании, представлениям, встречам и общим играм, здоровый, свободный от телесных недостатков, сильный, ее пьющий хмельного, мужественный, сострадательный, способный руководить женщинами и услаждать [их], но не попадающий под их власть, живущий самостоятельно, не грубый, не ревнивый и свободный от тревог — таковы достоинства мужчины (12).
Наделенная красотой, юностью, счастливыми признаками, приятностью, ценящая достоинства, а не деньги, склонная к соединению по любви, постоянная в мыслях, не обманывающая, стремящаяся к превосходному, всегда бескорыстная и любящая компанию и искусства — таковы достоинства женщины (13).
Рассудительность, добрый нрав, надлежащее поведение, прямота, чувство благодарности, предусмотрительность, верность слову, знание, где и когда действовать, образ жизни горожанина; стремление избежать тоски, лишнего смеха, клеветы, злословия, гнева, жадности, высокомерия, непостоянства; учтивость, искушенность в «Камасутре» и причастных к ней знаниях — таковы достоинства, общие [для мужчины и женщины] (14). Противоположные [этим] достоинствам [свойства] — пороки (15).
Истощенный, больной, страдающий от глистов, имеющий дурной запах во рту, любящий супругу, грубый в речах, корыстолюбивый, бессердечный, покинутый родителями, вор, склонный к обману, колдующий с помощью кореньев, не заботящийся о чести и бесчестии; тот, который за деньги может быть подкуплен даже врагами; чрезмерно стыдливый — таковы те, кого [гетере] не следует принимать (16). Наставники [учат], что причины посещения [гетерой мужчины] — это влечение, страх, деньги, соперничество, месть врагу, любопытство, приверженность к [какой-нибудь] стороне, беспокойство, добродетель, слава, сострадание, дружеские уговоры, стыд, сходство с любимым, богатство, стремление утолить желанье, природное сходство, соседство, постоянство и могущество [клиента] (17). Согласно же
115
Ватсьяяне, это деньги, противодействие убытку и любовь (18). Пусть, однако, из-за любви она не терпит убытка в деньгах, ибо [для гетеры] они — главное (19), И следует выяснить, насколько серьезны или незначительны опасность и прочие [обстоятельства] (20). Таково рассуждение о помощниках, посетителях, о тех, кого не следует допускать, и о причинах посещения.
Пятьдесят первая глава О ПРИВЛЕЧЕНИИ ПОСЕТИТЕЛЕЙ
Даже призываемая посетителем, пусть она не соглашается сразу же, ибо мужчины презирают легко доступных (21). Чтобы разузнать о [его] желании, она посылает к посетителю или к преданным ему людям массажистов, певцов, шутов, если же их нет — приближенных и прочих лиц, начиная со слуг (22). С их помощью она узнает, чист ли мужчина или нечист, увлечен или чувствует отвращение, привязан или не привязан, щедр или не щедр (23). И пусть, послав сначала прихлебателя, соединяется в любви с тем, о котором разузнала (24).
Пусть под предлогом боя перепелов, петухов, баранов, разговора попугаев и скворцов, представления, [занятий] искусствами приближенный приведет мужчину в ее жилище или же — ее к нему (25). Она дает пришедшему .как любовный дар какую-либо вещь, возбуждающую любовный интерес, [говоря при этом]: «Лишь тебе самому и никому другому надлежит пользоваться этим» (26). И если он рад этому, услаждает его беседой и знаками внимания (27). После [его] ухода она всегда посылает [к нему] умеющую весело говорить служанку с подношением или же, воспользовавшись [каким-нибудь] предлогом, сама идет в сопровождении приближенного. Таково привлечение посетителей (28).
И здесь приводятся стихи:
Пусть она с любовью подносит пришедшему бетель, гирлянду, тщательно приготовленное притирание и заводит беседу об искусствах (29).
Пусть в знак привязанности дает [ему разные] вещи и обменивается [ими], и сама обнаруживает стремление к любовному соединению (30).
Соединившись же с посетителем, пусть вслед за тем услаждает его любовными дарами, предложениями [услуг] и особыми знаками внимания (31).
116
Вторая часть. Пятьдесят вторая глава
ОБ УГОЖДЕНИИ ВОЗЛЮБЛЕННОМУ
Соединившись с возлюбленным, пусть, чтобы усладить его, она ведет образ жизни единственной супруги (1). Пусть привязывает [его к себе], не привязываясь сама, но действуя, словно привязанная, — так выражена вкратце [суть ее поведения] (2). Она должна подчиняться своей жестокосердной и корыстолюбивой матери, если же таковой нет — кормилице (3). Когда та, не очень расположенная к посетителю, насильно уводит [от него] дочь (4), женщина всегда выказывает недовольство, подавленность, стыд и страх, но не нарушает приказа (5). Она сообщает о [своей] вымышленной болезни, которая неизвестно от чего возникла [и вместе с тем] не должна вызывать в нем отвращения, невидима для глаз и переменчива (6). Когда есть подобная причина, она под этим предлогом не посещает возлюбленного (7). Однако женщина посылает [к нему] служанку с оставшимися цветами и бетелем (8).
Во время близости она поражает его знаками внимания, учится [у него] шестидесяти четырем способам и сразу же подражает показанным им приемам, ведет себя согласно его тайным склонностям, делится желаниями, скрывает [свои] недостатки в сокровенных местах, не проявляет недовольства, когда он, [засыпая], отворачивается на ложе, разрешает касаться сокровенных мест, целует и обнимает уснувшего (9).
Она следит за ним, когда он рассеян; находясь на крыше дома на главной улице и замеченная там [возлюбленным, она изображает] стыд, чтобы уничтожить [подозрение в своей] неверности. Она ненавидит ненавистного ему, любит любимого им, находит удовольствие в его удовольствии, следует за ним в радости и горе, интересуется [его отношениями с другими] женщинами, недолго сердится [на него]; даже сама оставив [на нем] знаки ногтей и зубов, беспокоится, что это чужие знаки (10).
Пусть она не говорит о своем влечении к нему, но обнаруживает это без слов своим видом, представляясь пьяной, сонной, больной; [пусть восхваляет] похвальные дела возлюбленного (11). Когда он говорит, она схватывает суть речей; поразмыслив, хвалит их; с вниманием ведет разговор и дает ответ на его речи, когда он обнаруживает [к ней] привязанность (12). Она внимает [его] рассказам, если только
117
[речь идет] не о соперницах (13). Когда он вздыхает, зевает, оступается или падает, она проявляет тревогу (14); когда чихает или выражает изумление — говорит: «Будь здоров!» (15); будучи в дурном настроении, она объясняет это какою-либо болезнью или враждой (16). Она не хвалит достоинств другого и не бранит обладающего теми же пороками, что и он; хранит [его] подарки (17). При ложном обвинении [с его стороны] или несчастье с ним она не наряжается и не принимает пищи (18); она скорбит вместе с ним, готова покинуть с ним страну, [если надо] откупиться [за. него] перед царем (19). [Она говорит, что], обретя его, достигла цели жизни. Когда он получает богатство, достигает задуманного или выздоравливает, она приносит обещанные перед тем жертвенные подношения божеству (20). Она всегда нарядна, умеренна в пище (21). При пении она восхваляет его имя и род; утомясь, пусть положит [его] руку [себе] на грудь или на лоб (22). Видя, что это доставляет удовольствие, она засыпает или же дремлет, склонясь ему на колени, и следует [за ним], когда он отлучается (23). Она [говорит, что] желает родить от него сына и не хочет пережить его (24).

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>