<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

стоимость жилья, питания, спецодежды и т. д.;
стоимость медицинского обслуживания иностранных рабочих;
прочие выплаты, сделанные нанимателем для привлечения иностранной рабочей силы (например, оплата проезда, доставки багажа, таможенные платежи).
Что касается показателя Пп, то здесь следует решить, брать ли за основу валовую или чистую прибыль (т.е. прибыль после уплаты налогов, выплат в фонды и т.д.). Учитывая специфику отечественной экономики, для расчетов можно использовать валовую прибыль, поскольку в настоящее время многие предприятия (особенно крупные) не имеют прибыли или искусственно минимизируют ее. В этом случае эффективность лучше подсчитывать по формуле 2:


Зрс = ,


где: Зрс эффективность использования рабочей силы,
Дс — добавленная стоимость,
Зтр — стоимость труда (издержки на рабочую силу).
Добавленная стоимость — это стоимость созданной продукции (освоенных средств при возведении и монтаже объектов) за вычетом всех затрат прошлого периода: материалов и сырья, малоценных инструментов (списываемых в процессе работы), стоимости износа основного оборудования, других расходов.
Затраты прошлого периода подсчитываются в соответствии с рекомендациями Государственной налоговой инспекции РФ для бухгалтеров по расчету налога на добавленную стоимость.
Формула 3 применяется в строительстве (где нет традиционного понятия прибыли), а также в сельском хозяйстве и промышленности.
Показатель эффективности иностранной рабочей силы, работающей на данном объекте (например, в строительстве или сельском хозяйстве), следует сравнить с аналогичным показателем для всей рабочей силы на предприятии. Так выводится показатель сравнительной эффективности применения иностранной рабочей силы на предприятии (Зсирс):

Зсирс = Зрс (ирс)/Зрс (в целом).

Если Зсирс больше 1,0, то иностранная рабочая сила используется более эффективно, чем в целом на предприятии. Как правило, если контракт составлен правильно и контроль за работой иностранного контингента осуществляется качественно, то иностранная рабочая сила используется сравнительно эффективнее, чем отечественная.
В случае, если бригада иностранных рабочих работает, например, с апреля по октябрь, местные рабочие круглый год, то для сравнения результатов работы следует взять один показательный месяц сельхозсезона (например, июль).
Этот вариант не исчерпывает всей проблемы эффективности использования иностранной рабочей силы, особенно если речь идет об объектах, где работают практически одни иностранцы, или о плохо обеспеченных рабочей силой регионах. Но на уровне одного предприятия или целой отрасли этот показатель является в основном объективным.

Механизм привлечения и использования иностранной рабочей силы. Указом Президента Российской Федерации от 30.12.1993 г. в Российской Федерации введена система иммиграционного контроля в целях обеспечения государственного регулирования миграционного потока при въезде на территорию Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства.
Действует иммиграционный контроль на пунктах пропуска через государственную границу Российской Федерации под руководством органов Федеральной миграционной службы России для идентификации, регистрации и учета иностранных граждан и лиц без гражданства, въезжающих на территорию страны, в том числе ищущих убежище, следующих транзитом, для предупреждения неконтролируемой миграции и в случае необходимости, организации депортации иностранцев, а также рассмотрения ходатайств иностранных граждан и лиц без гражданства, прибывших на территорию России, о предоставлении убежища.
Условия и порядок выдачи лицензии на право привлечения иностранной рабочей силы определяются Положением о привлечении и использовании в Российской Федерации иностранной рабочей силы, введенным в действие тем же указом Президента.
Выдача разрешений на привлечение иностранной рабочей силы и контроль за их использованием осуществляются Федеральной миграционной службой России по предложениям органов исполнительной власти республик в составе Российской Федерации (краев, областей, автономной области, автономных округов, городов федерального значения). Разрешениями устанавливаются квоты на привлечение определенного числа иностранных граждан в целом и по группам профессий, нанимаемых работодателями для работы на территории республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов федерального значения. Разрешения могут выдаваться не только российским юридическим лицам, предприятиям с иностранными инвестициями, действующим на территории Российской Федерации, но также отдельным российским и иностранным физическим лицам и лицам без гражданства (работодателям), проживающим на территории Российской Федерации и использующим труд наемных работников в сельском хозяйстве. При этом срок профессиональной деятельности привлекаемых иностранных граждан не должен превышать срока действия разрешения.
Для получения разрешения работодатель должен представить в Федеральную миграционную службу России документы, обосновывающие его просьбу:
1) заявление;
2) предложение (заключение) соответствующих органов исполнительной власти республик в составе Российской Федерации с обоснованием целесообразности привлечения и использования работодателем иностранной рабочей силы;
3) проект трудового контракта или другие документы, подтверждающие предварительную договоренность с иностранными гражданами или зарубежными партнерами о намерении и об условиях привлечения иностранных работников. При этом условия, оплата и охрана труда иностранных граждан, их социальное обеспечение и страхование определяются нормами законодательства РФ с учетом особенностей, предусмотренных межгосударственными и межправительственными соглашениями Российской Федерации с зарубежными странами.
Предприятия, учреждения организации, подведомственные Министерству обороны Российской Федерации, для получения разрешения представляют также согласие Министерства обороны Российской Федерации на привлечение иностранных работников.
Заключения местных органов исполнительной власти основываются на принципе приоритетного права российских граждан на занятие вакантных рабочих мест и подготавливаются с учетом наличия на соответствующей территории равноценной рабочей силы и отсутствия возможности перераспределения трудовых ресурсов из других регионов страны, обеспечения равных условий оплаты труда иностранных работников по сравнению с гражданами Российской Федерации и, главное, предотвращения негативного воздействия найма иностранных граждан на условия занятости российских граждан.
Решение о выдаче разрешений принимает Федеральная миграционная служба России обычно в течение 30 дней со дня подачи работодателем документов, предусмотренных в пункте 5 Положения. После проведения экспертизы, но не позднее 45 дней со дня подачи указанных документов.
Мотивированный отказ в выдаче разрешения направляется работодателю в письменном виде в течение 5 дней после принятия решения об отказе в выдаче разрешения.
Разрешения выдаются, как правило, на срок до одного года, но по мотивированной просьбе работодателя действие разрешения может быть продлено, но не более чем еще на один год.
Разрешение не подлежит передаче другим работодателям. Привлекаемые на основе разрешения иностранные работники не могут быть переведены на работу к другому работодателю. В разрешении указываются: наименование органа, выдавшего разрешение, наименование и адрес работодателя, которому выдано разрешение, численность и профессиональный состав привлекаемых работников, страна их происхождения или обычного проживания, основание для выдачи разрешения, срок действия и другие данные по форме.
Разрешение подписывается ответственным должностным лицом Федеральной миграционной службы России и заверяется печатью.
Работодатели, получившие разрешение на привлечение иностранной рабочей силы, обязаны в месячный срок направить в Федеральную миграционную службу России сведения о заключении на основании разрешения трудовых контрактов с иностранными работниками.
В случае ущемления прав иностранных работников (угрозы гибели людей или нанесения ущерба их здоровью) Федеральная миграционная служба России может приостановить действие разрешения до устранения допущенных нарушений или аннулировать его.
Любой иностранный гражданин, въехавший в Российскую Федерацию с целью осуществления профессиональной деятельности, может работать по найму на территории Российской Федерации только при наличии подтверждения на право трудовой деятельности, выданного на его имя на основании полученного работодателем разрешения.
Исключение составляют следующие категории граждан:
1) иностранные граждане на должности руководителей предприятий, их заместителей для предприятий с иностранными инвестициями;
2) официально признанные беженцы;
3) лица, постоянно проживающие на территории Российской Федерации;
4) лица, подающие ходатайство о предоставлении статуса беженца и получившие разрешение на временное проживание;
5) деятели науки и культуры, работающие на территории Российской Федерации в учреждениях, созданных в соответствии с межгосударственными соглашениями;
6) работники дипломатических и консульских учреждений, а также организаций, пользующихся дипломатическим статусом, находящихся на территории Российской Федерации;
7) религиозные деятели, осуществляющие профессиональную деятельность на территории Российской Федерации, в официально зарегистрированных религиозных организациях и обществах;
8) члены экипажей морских и речных судов;
9) студенты, проходящие производственную практику во время каникул в рамках программ российских образовательных учреждений высшего профессионального образования;
10) корреспонденты и журналисты, аккредитованные в Российской Федерации;
11) лекторы и инструкторы, читающие курсы лекций и выполняющие другую работу в российских академиях и образовательных учреждениях высшего профессионального образования;
12) лица, для которых определенный порядок трудоустройства межгосударственными и межправительственными соглашениями Российской Федерации с зарубежными странами.
Привлечение иностранной рабочей силы на предприятия с иностранными инвестициями в целом осуществляется в том же порядке, что и в любую другую организацию, зарегистрированную на территории РФ, с одним исключением: руководители этих предприятий, являющиеся иностранными гражданами, не обязаны получать разрешение Федеральной миграционной службы, а сразу могут получить подтверждение территориальной (региональной) миграционной службы, т.е. эта категория проходит через одноступенчатую систему оформления, что является определенной льготой для предприятий с иностранными инвестициями.
Студенты вузов РФ, являющиеся иностранными гражданами и желающие подработать во внеурочное время, должны не только пройти двухступенчатую систему оформления (фирма, принимающая их на работу, обязана получить разрешение ФМС, а затем подтверждение территориальной (региональной) миграционной службы), но и получить письменное заключение вуза о том, что работа не будет мешать учебному процессу. Исключение составляет лишь работа в качестве практики, прохождение которой входит в программы российских вузов. В этом случае разрешения на использование иностранной рабочей силы не требуется.
Федеральная миграционная служба России направляет в соответствующие дипломатические представительства и консульские учреждения Российской Федерации за границей информацию о выданных разрешениях, которая является основанием для получения иностранными гражданами въездной-выездной визы с правом найма на работу.

2.3.2. Страны-происхождения иностранной рабочей силы в России
Иностранная рабочая сила привлекалась нами и раньше из разных стран. На первом этапе из стран-членов СЭВ в основном Европы, что было связано с крупными интеграционными проектами в основном в области сырья и топлива (Болгария, Чехословакия, ГДР, Польша, Венгрия, Румыния). Каждый трудовой контингент был привязан к своему отраслевому комплексу. Например, болгары рубили лес в Коми АССР для отправки в Болгарию по межправительственному соглашению в рамках СЭВ. Кроме того, интернациональные коллективы работали на строительстве крупных энергетических систем, которые на базе российского сырья должны были обеспечивать энергоносителями свои страны (нефтепровод “Дружба, газопровод “Братство”, энергосистема “Мир” — электроснабжение).
Общая численность в тот период сильно колебалась в зависимости от развертывания новых объектов (от 15 до 20 тыс. чел.). Вопрос привлечения на совместные объекты рабочей силы из “третьих стран”, т.е. не участвующих в конкретном проекте в тот период даже не ставился. Делались попытки обосновать эффективность использования иностранной рабочей силы в противовес отечественной, значительно более дешевой.
Для этого в качестве главного требования выставлялись такие параметры, как качество и точность по срокам исполнения работ по проекту.
Был и объективный фактор в использовании иностранной рабочей силы — нехватка отечественной рабочей силы в ряде регионов. Большая часть регионов использования иностранной рабочей силы в СССР приходилась на Россию.
Второй этап в использовании иностранной рабочей силы наступил после подписания межправительственного двустороннего соглашения с СРВ от 2 апреля 1981 года “О направлении вьетнамских граждан на профессиональное обучение и работу”. Постановление предусматривало вместе с тем сроки обучения короткими — 2-4 месяца, а сроки работы по полученной специальности довольно длительными: 4 года (для девушек) и 6 лет (для юношей). Оговаривался также возраст трудового контингента (до 34 лет), система отбора во Вьетнаме и очень подробно регламентированы все отношения между вьетнамцами и предприятием, где они работали. В этот период соотношение вьетнамцев и всех остальных иностранных рабочих из стран СЭВ резко стало меняться в пользу вьетнамцев , причем за счет их численности, а не за счет сокращения других контингентов. К 1989 году численность иностранной рабочей силы по СССР возросла до 160 тыс. чел., причем около 80 тыс. из них были вьетнамцы, 36 тыс. — болгары, 20 тыс. — северные корейцы.
Около 70% иностранных рабочих, трудившихся тогда в СССР, приходилось на Россию.
Третьим этапом в использовании иностранной рабочей силы стал период после принятия Постановления Совмина СССР от 7 марта 1989 года N 203 о дальнейшем совершенствовании внешнеэкономической деятельности, где предусматривалось следующее: любой директор любого предприятия имеет право подписать контракт на наём любого количества нужной предприятию рабочей силы из любой страны, получив лицензию Госкомтруда СССР, которая давалась сроком обычно на 1 год.
С этого года (Постановление вступило в силу с 1 апреля, а по иностранной рабочей силе фактически с 6 июня) картина начала резко меняться. Рабочая сила из Европейских стран-членов СЭВ стала сокращаться и достигла 4 тыс. чел. Резко сократилась численность вьетнамцев — до 40 тыс. чел. Стала быстро расти численность китайцев — до 25 тыс. чел. Также увеличилась численность рабочих из КНДР — до 4 тыс. чел., появилась рабочая сила из Монголии — около 1 тыс. чел. В настоящее время в России после распада СССР наступил, пожалуй, четвертый этап, характеризующийся правовым вакуумом, отказом Министерства труда и занятости России выдавать лицензии, несмотря на запросы предприятий, и отсутствием системы государственной статистики, которая начала было налаживаться на базе информации по выдаче лицензий и по данным ОВИРа.
Систематизировав типичные “нестыковки” прошлого, можно дать оценку существующего положения как неудовлетворительного. Своего оптимума страновой аспект использования иностранной рабочей силы так и не достиг. По анализу странового разреза прошлого периода наиболее эффективным было использование трудолюбивой, упорной, деловой и неприхотливой азиатской рабочей силы, способной ко многим видам монотонного и кропотливого труда. В первую очередь, введение механизма, близкого к рыночному, показало приоритет китайцев. Из вьетнамского же трудового контингента себя хорошо зарекомендовали женщины, тогда как мужчины являлись своеобразным дополнением, показанным вьетнамской стороной.
Следует отметить, что именно на третьем этапе численность отдельной трудовой бригады всегда была неровной (4,8,63 человека), тогда как в более ранние периоды численность отдельного иностранного контингента тяготела к округлению (50,175,500 чел.), что указывало на искусственный характер определения необходимой численности и создавало по любой стране на каждом предприятии “излишки” иностранной рабочей силы, требовавшей дополнительной работы от дирекции.

2.3.3. Отраслевой аспект использования иностранной
рабочей силы в России
Так, в показательном 1988 году из 140 тыс. иностранных рабочих в СССР в основных отраслях использовалось: Миннефтегазстрой — 45 тыс. чел. (Болгария, ГДР); Минлесбумпром — 34 тыс. чел. (Болгария); Минлегпром — 20 тыс. чел. (Вьетнам).
Здесь необходимо рассмотреть распределение иностранной рабочей силы по отраслям и по возможности по профессиям. Определить наличие тенденции к “притяжению” определенных национальных контингентов к “своим” отраслям и профессиям в первый период довольно сложно, поскольку привязка эта если и была (болгары — лесоповал, венгры — газ), делалась достаточно искусственно. В Болгарии мало лесных массивов и, следовательно, на лесоповал присылались люди недостаточной квалификации и без учета национальной профориентации. Во втором периоде распределение вьетнамцев по широкому спектру отраслей невольно выявило отрасли, где вьетнамки “пришлись ко двору” и не только выполняли наши нормы, рассчитанные на физически более развитых женщин, но и обгоняли их в тех отраслях, которые являлись традиционными для Вьетнама, т.е. в легкой промышленности (ткацкое и швейное производство).
Так, в ткацких цехах вьетнамки выполняли, согласно замерам ученых, операцию по ликвидации обрыва нити в 2,5 раза быстрее наших ткачих, а на швейном производстве Дальнего Востока, по данным цехового учета, на наиболее монотонных операциях (например, сверлочных) вьетнамские швеи показывали результаты в 1,5 раза выше наших опытных ткачих.
Третий этап, характеризующийся резким ростом использования китайской рабочей силы в профессионально-отраслевом разрезе, показал наиболее эффективное использование китайцев в сельском хозяйстве (особенно огородничестве), где урожай был в 4-5 раз выше, чем на соседних участках у отечественных колхозников, а также в строительстве, где китайцы всегда успевали закончить объект в течение строительного сезона (апрель-октябрь).
При этом и качество, и интенсивность труда в отраслях “национальной профориентации” были по многим отзывам значительно выше, хотя серьезных “полевых” обследований научными подразделениями не проводилось. В связи с этим трудно разделить две такие спорные причины использования иностранной рабочей силы, как простую нехватку трудовых ресурсов и большую эффективность труда иностранцев именно в конкретной отрасли или профессии.

2.3.4. Региональный разрез использования иностранных
трудовых ресурсов
В этом разделе главное — взаимоотношение использования иностранной рабочей силы и безработицы (в т.ч. трактовка этих вопросов в общественном сознании и прессе) и методы защиты национального рынка труда от иностранной трудовой конкуренции.
Следует отметить, что боязнь воздействия на национальный рынок труда использования иностранной рабочей силы была сильна в первые периоды, а затем снизилась. На наш взгляд, причин снижения этой боязни несколько. Первая, — несмотря на упрощение механизма привлечения, иностранная рабочая сила даже в “пик” своего присутствия не составляла и 1% от занятых в народном хозяйстве. Второе — иностранцев из восточных стран направляли на относительно низкооплачиваемые, монотонные, непрестижные работы, где местная рабочая сила не составляла конкуренции. И третья причина, связанная с нашей спецификой, — иностранная рабочая сила, особенно китайцы, использовались в необжитых районах Восточной Сибири и Дальнего Востока, где нехватка трудовых ресурсов приобрела хронический характер. Таким образом, механизм лицензирования, введенный на третьем этапе, был более чем достаточной защитой для национальной рабочей силы от конкуренции. Сейчас решено возродить лицензирование иностранной рабочей силы. Эти лицензии предприятия-работодатели должны получать с 1 января 1994 г. в региональных (краевых, областных, городских) органах по труду.
Важным моментом является влияние экономического кризиса на процесс использования иностранной рабочей силы. Несмотря на необходимость иностранной рабочей силы, кризисная ситуация снижает ее использование (инфляция, нестабильность, невыгодность новых проектов, плохая транспортная сеть и т.д.).
Проблема возможностей привлечения квалифицированной рабочей силы из стран Запада также должна стать предметом обсуждения. Однако фактически возможности ее привлечения ограничены либо узкими областями использования (например, сфера валютных услуг), либо особыми ситуациями (роль спонсора, благотворительный труд самого иностранного специалиста, трудовой бартер и т.д.). Если по восточной рабочей силе кризис наносит сильный удар, то по западным специалистам он практически сводит возможность к самому минимуму.

2.3.5. Оплата труда рабочей силы из других стран
Традиционно внешняя миграция идет из стран с низкой оплатой труда в страны с традиционно высокой.
Здесь следует проанализировать уровень оплаты труда, сравнить его с национальным и оценить условия оплаты и использования рабочей силы с точки зрения и международных норм.
По китайцам и вьетнамцам уровни оплаты труда характеризовались следующим образом: у нас они зарабатывали в зависимости от квалификации, опыта, интенсивности труда примерно от 50 до 125% от среднего уровня оплаты труда нашего работника на аналогичном участке промышленного производства. По сравнению со своими возможностями на родине они только по уровню заработка повышали свое благосостояние примерно в 1,5-2 раза против среднего национального заработка. При этом следует учесть, что во многих странах происхождения имелась значительная безработица (иногда скрытая), что сильно влияло на желание уехать на заработки в Россию. Кроме того, поездка в другую страну и обратно давала возможность иностранным рабочим получать дополнительный доход на перепродаже товаров, пользующихся большим спросом как в России, так и у себя на Родине. Это зачастую давало значительно больше трудового заработка. Таким образом, стимулов для привлечения иностранной рабочей силы достаточно. Иногда высказывались опасения по возможности сильного занижения оплаты труда иностранных рабочих (прежде всего китайцев) и отрицательного влияния такой практики на иностранный контингент. Следует отметить, что в случае посреднического обязательного участия национальной компании (Китай, КНДР) наша сторона не имеет возможности выяснить реального уровня оплаты труда иностранного работника, предоставленного компанией, и влиять на него. Международные нормы никаких конкретных цифр по оплате труда не предусматривают, указывая лишь на “достаточность”.

2.3.6. Эффективность использования иностранной рабочей силы
В настоящее время не существует методик определения эффективности использования иностранной рабочей силы, хотя в свое время работа в этом направлении велась (Васильев Л.Н.), однако в тот период 60-70-х, начала 80-х годов оценка делалась на базе искусственно скалькулированных (по согласованию с правительственными органами стран-членов СЭВ) ставок оплаты труда для специалистов из социалистических стран, работающих на тех или иных объектах по межправительственным соглашениям.
В нынешней рыночной ситуации, когда оплата труда зависит от конъюнктуры на рынке труда и не регламентируется жестко правительственными решениями, каждый предприниматель решает вопрос о найме иностранной рабочей силы на базе эффективности ее использования, даже не делая специальных расчетов, а часто лишь подсознательно.
В основе этих расчетов может лежать целый ряд факторов: скорость и беспрерывность работы, ее качество, возможности оперативного изменения задач в ходе выполнения работ, досягаемость самих трудовых ресурсов и т.д. Но главными остаются стоимость труда (издержки) и норма эксплуатации (в традиционных терминах политэкономии). Во Всероссийском научно-исследовательском институте создана методика эффективности использования иностранной рабочей силы на базе нескольких формул.
Норма эксплуатации рассчитывается по формуле:


Нэ = , где


Пп — прибыль предприятия (проекта),
Зтр — затраты труда (или издержки на рабочую силу).
Для получения конкретной цифры по этой формуле исследователю (расчетчику) следует взять всю прибыль за период работы и разделить на сумму тех средств, которые были истрачены на рабочую силу, а именно (по контингенту иностранных рабочих):
Зарплата (включая надбавки, премии, доплаты).
Плата в социальные, пенсионные, страховые фонды и проч.
Стоимость жилья, питания, спецодежды и т.д.
Стоимость медицинского обслуживания контингента иностранной рабочей силы.
Прочие выплаты, сделанные нанимателем для обеспечения использования контингента иностранной рабочей силы (например, оплата проезда, доставка багажа, таможенные формальности).
Все эти выплаты суммируются и вводятся в знаменатель формулы как Зтр. Что касается числителя формулы Пп, то здесь следует решить, брать ли за основу валовую или чистую прибыль (т.е. после уплаты налогов с прибыли, выплат в фонды и т.д.). Учитывая специфику нашей экономической ситуации, можно было бы посоветовать брать валовую прибыль, т.к. многие предприятия (особенно большие) не имеют прибыли или искусственно минимизируют ее. В этом случае эффективность лучше подсчитывать по формуле:

Эрс = , где


Эрс — эффективность использования рабочей силы,
Дс — добавленная стоимость,
Зтр — затраты труда.
Зтр считаются так же, как было сказано выше, а добавленная стоимость состоит из стоимости созданной продукции (освоенных средств при возведении и монтаже объектов) за вычетом всех затрат прошлого периода:
1) материалов, сырья;
2) малоценных инструментов (списываемых в процессе работы);
3) стоимости износа основного оборудования;
4) других платежей.
Все платежи (1-4) подсчитываются в соответствии с рекомендациями Государственной налоговой инспекции РФ для бухгалтеров по расчету налога на добавленную стоимость.
Эта формула применяется в строительстве (где нет как такового понятия прибыли), а в нынешней ситуации может быть применена и в сельском хозяйстве, и в промышленности.
Далее, получив Эрс по иностранной рабочей силе, т.е. по контингенту, работающему на данном объекте (например, строительства или сельского хозяйства), следует сравнить его с аналогичным показателем по всей рабочей силе на предприятии, получив, таким образом, показатель сравнительной эффективности применения иностранной рабочей силы на предприятии (Эсирс).


Эсирс =


Если Эсирс больше 1,0, то в целом иностранная рабочая сила используется более эффективно, чем в целом на предприятии. Как правило, если контракт составлен правильно и контроль за работой иностранного контингента осуществляется качественно, то иностранная рабочая сила используется сравнительно эффективнее, чем отечественная, по следующим причинам:
1) за тот же срок проводят больший объем работ;
2) работают интенсивнее;
3) получают меньшую оплату труда.

* * *

Если трудно стыковать сравнение по срокам (например, бригада китайцев работает с апреля по октябрь, а все рабочие колхоза — круглый год), то можно взять один показательный месяц сельхозсезона (например, июль) для сравнения результатов работы как иностранцев, так и наших.
Этот вариант не исчерпывает всей проблемы эффективности использования иностранной рабочей силы, особенно если речь идет об объектах, где работают практически одни иностранцы или о трудонедостаточных регионах, но является показателем на уровне одного предприятия или целой отрасли.

2.3.7. Механизм привлечения и использования
иностранного трудового контингента
Механизм привлечения иностранной рабочей силы в России строится на двух “китах”. Во-первых, рамки использования ввода межправительственных соглашений (Китай, Вьетнам) и готовящийся к использованию механизм лицензирования иностранной рабочей силы. В настоящее время в России действуют соглашения с Китаем и Вьетнамом и готовится соглашение с Польшей.
Наибольшие масштабы получило сотрудничество в этой области с Китаем.
Надо отметить, что Китай имеет опыт строительства объектов по всему миру. В 1979-1992 гг. Китай заключил с более чем 70 странами и регионами контракты по выполнению Китаем подрядных строительных работ и экспорта трудовых услуг. Сумма контрактов превысила 25,5 млрд. долларов США. Объем выполненных работ составил более 15 млрд. долларов США. В списке крупных объектов, построенных Китаем за рубежом по подрядным контрактам, — металлургические, угледобывающие, геологические, машиностроительные, химические предприятия, порты, дороги, электростанции, гидротехнические сооружения, аэродромы, объекты радиовещания и связи , а также объекты в области освоения космоса. Более того, Китай создал немало своих предприятий за рубежом, их число к концу 1992 г. достигло 3 416 (размещены в более чем 120 странах и регионах пяти континентов). Большинство из них ориентировано на промышленное производство и разработку природных ресурсов (“Китай” — Издательство “Синьсин” КНР, Пекин, 1993, стр. 86-87).
Одной из важных форм внешнего технико-экономического сотрудничества является кооперация на основе двустороннего и многостороннего участия. Начиная с 1979 г. Китай успешно сотрудничает с такими организациями, как Международная Ассоциация развития ООН (МАР), Организация ООН по промышленному развитию (ЮНИДО), Фонд демографической деятельности, Детский фонд, Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) и другие. Всего в плане сотрудничества с этими организациями в Китае велись работы по более чем 600 темам. Наряду с этим более 10 стран мира (в том числе Япония, Германия, Канада, Австралия, Италия) и Европейское сообщество оказали Китаю безвозмездную техническую помощь по 200 темам, таким как энергетика, транспорт, связь, сельское и лесное хозяйство, машиностроение и электроника, химическая промышленность, научно-технический прогресс, медицина и охрана здоровья. Межправительственным соглашением между Российской Федерацией и КНР от 19.08.1992 г. о принципах направления и приема граждан на предприятиях и организациях России определен порядок использования китайской рабочей силы в России (Текст соглашения см. в Приложении).
Положительным моментом в данном случае является сам факт принятия данного соглашения, убравшего некий организационно-правовой “вакуум” в вопросе использования иностранной (в частности китайской) рабочей силы в России — на настоящий момент наиболее перспективного трудового иностранного контингента. К преимуществам данного соглашения следует отнести то, что оно не дает ограничений по численности использования китайских рабочих и не регламентирует регионы и отрасли их применения. Кроме того, если сравнивать его с первым двусторонним соглашением между СССР и СРВ от 2 апреля 1982 г., то оно снимает целый ряд мелочных регламентаций по социально-бытовым вопросам проживания иностранных рабочих на нашей территории, относя большое число мелких услуг и расходов за счет предприятий (обучение, здравоохранение, питание, жилье, социокультурные мероприятия, организацию отдыха, похоронные услуги, посылки на родину и т.д.).
Принципиальным недостатком этих соглашений является отсутствие системы индивидуальных контрактов, а подписание группового контракта, заменяющего индивидуальные, что снижает ответственность отдельного работника и влечет за собой целый ряд других недостатков (например, контроль за перемещением работника по территории России и т.д.). В целом работа по групповым контрактам, на наш взгляд, не способствует и без того медленному движению нашего общества к правовому государству. Кроме того, индивидуальный контракт больше соответствует духу нового правового режима “Закона о въезде и выезде...”.
Следует учесть то, что медицинский контроль за въезжающими в Россию китайцами “перед отъездом из КНР осуществляется китайскими врачами” (ст.4.2.). Оговорка же о стандартах медицинского обследования, согласованных между органами здравоохранения России и КНР, ничего по существу не дает, так как даже если полностью положиться на добросовестность китайских врачей, ни уровень, ни сроки, ни принципы этих согласований не указаны. Это требует от российского нанимателя некоторых мер по медицинскому контролю.
В целом использование иностранной рабочей силы, особенно из КНР, на нынешнем этапе нашей экономической реформы представляется довольно перспективным для некоторых трудоемких отраслей (строительства, сельского и лесного хозяйства и др.) и трудонедостаточных и необжитых регионов. Хотя недостаток опыта у предприятий и неотлаженный до конца механизм их привлечения сужают возможности использования иностранной рабочей силы.

2.3.8. Экономическая эффективность применения иностранной рабочей силы в России с точки зрения занятости
(на примере труда китайских рабочих в строительстве
и сельском хозяйстве Дальнего Востока)
Основу данного раздела работы составляет анализ материалов Приморского края и Амурской области. Они представляют собой два типа административно-территориальных единиц. Приморский край является преимущественно промышленным регионом с развитой производственной и социальной инфраструктурой, численность городского населения которого (1751 тыс. чел.) в 3,4 раза превышает сельское (509 тыс. чел.). Амурская область — регион со значительно менее развитой промышленностью и численностью жителей, численность городского населения (716 тыс. чел.) здесь в 2,1 раза превышает сельское (342 тыс. чел.).
В работе использованы данные областного и краевого органов по труду и занятости населения, экономическая информация и оценки руководителей предприятий, использующих иностранную рабочую силу (директора предприятий и начальники отделов капитального строительства, работники службы занятости, отвечающие за вопросы перераспределения рабочей силы).
Изучение использования иностранной рабочей силы на отдельных предприятиях включает два аспекта:
во-первых, внутрипроизводственный анализ показателей эффективности труда иностранцев, соотношение его затрат, результатов и качества, а также сопоставление с аналогичными показателями других категорий работающих;
во-вторых, долгосрочный эффект использования иностранной рабочей силы, поскольку многие последствия выходят за рамки отдельно взятого предприятия и даже отрасли и действуют на уровне региона.

2.3.8.1. Занятость китайских рабочих и специалистов
Китайские рабочие и специалисты привлекаются на Дальний Восток в основном из северных провинций Китая. В 1992 году из Харбина прибыло 2,4 тыс. чел., из гг. Дуннин, Далянь, Мишань, Суйфэнбхэ — 500 до 800 чел., из гг. Гирин, Яньцзы, Хуньчунь, Муданьцзян, Хэйхэ, Пекин, Дацин — от 100 до 300 человек.
Порядок привлечения иностранцев в Приморском крае определяется Временным положением, принятым администрацией края. Разрешение для привлечения иностранцев дает администрация на основе:
проекта контракта с зарубежными партнерами;
согласования возможности пребывания иностранной рабочей силы с администрацией соответствующих городов и районов края;
указанной цели привлечения и количества иностранной рабочей силы, срока их пребывания, вида производственной деятельности и способа расчета с иностранными партнерами;
заключения Санэпидстанции о состоянии жилищно-бытовых условий проживания иностранцев;
подтверждения паспортного отдела УВД об ознакомлении предприятий с правилами пребывания иностранных граждан на территории Российской Федерации и мерах ответственности за нарушение этих правил.
В настоящее время в Приморском крае работает более 6 тыс. китайцев, подготовлены документы на приглашение еще 3 тыс. Иностранную рабочую силу использует более 100 предприятий и организаций края, их доля среди персонала этих предприятий колеблется от совершенно незначительной величины до 90%, по большей части составляя 10-30%.
Китайцы составляют основную часть иностранцев, работающих в народном хозяйстве Приморского края. В Амурской области занято свыше тысячи китайских рабочих. Их доля среди работающих иностранцев несколько меньше, чем в Приморье.
Иностранцы заняты преимущественно в строительстве, сельском хозяйстве, на лесозаготовках, китайцы — главным образом в строительстве и овощеводстве.
Численность иностранной рабочей силы по отношению и к занятым российским работникам, и по сравнению с западноевропейскими странами, использующими труд иммигрантов, является, однако, незначительной.

2.3.8.2. Экономические интересы российских предприятий
в найме китайской рабочей силы
Интегральная оценка экономической эффективности труда китайцев обусловлена экономическими интересами всех участников их найма, а именно:
российских предприятий-нанимателей;
администрации края, выражающей территориальные интересы;
китайских фирм-посредников;
самих китайских рабочих и специалистов.
Заинтересованность в иностранной, в том числе в китайской, рабочей силе наиболее сильна у ее потребителей — строительных организаций и сельскохозяйственных предприятий, в значительно меньшей степени — у промышленных и торговых.
Необходимость привлечения иностранных работников на предприятия Дальнего Востока вызвана, прежде всего, традиционным недостатком рабочей силы в некоторых отраслях и на производствах, главным образом, в строительстве социально-бытовых объектов, в овощеводстве, на вредных и тяжелых работах в промышленности. Изменение форм хозяйствования и порядка расчетов заказчика с подрядчиком привели к обострению традиционной “болезни” российских строительных организаций — росту объемов незавершенного и неоплаченного строительства. Это, в свою очередь, повлекло относительное сокращение заработной платы и интенсивный отток высококвалифицированных рабочих кадров, в том числе в негосударственные организации. Последние, однако, не способны выполнять достаточно большие объемы работ и не могут полностью взять на себя строительство социально-бытовых объектов.
Определенную роль играет и заметный недостаток рабочих некоторых профессий, в частности, имеющих навыки кирпичной кладки и выполнения других подобных работ. Это было вызвано в свое время массовым переходом к строительству крупноблочных зданий вместо кирпичных и последующей переквалификацией строительного персонала.
Следует отметить, что указанные проблемы для региона не новы и накапливались годами. В настоящее же время общеэкономический кризис привел их к резкому обострению и росту дефицита собственных кадров, следовательно, к повышению потребности в дополнительной рабочей силе.
Контрагентом предприятия выступает китайская посредническая фирма, осуществляющая организованный наём, в функции которой входит подбор кадров, комплектование бригад, заключение трудовых контрактов с работниками, в которых устанавливаются размер и порядок оплаты, социальные условия и гарантии. В целом посредническая фирма выступает от лица китайских рабочих и выполняет функцию защиты их прав.
Контракт между российским предприятием и иностранной фирмой предусматривает объем, срок и стоимость работ, сроки и формы оплаты, взаимные обязательства сторон и другие условия. Специфика сегодняшней экономической ситуации в регионе проявляется в широком распространении натуральной формы оплаты, где расчетным эквивалентом выступают минеральные удобрения, рыбная продукция, некоторые вилы сырья. Существуют контракты, где этот своеобразный бартер (товар “продукция” за товар “рабочая сила”) является единственно предусмотренной формой оплаты (например, контракт между Тихоокеанским управлением промысловой разведки и научно-исследовательского флота и Харбинской инженерно-строительной компанией), а также и контракты со смешанной формой расчетов: так, договор между Управлением “Востокрыбхолод” и Хайлунцзянской компанией предусматривает 30% оплаты стоимости работ в рублях, 70% — поставкой рыбы.
Вопрос об эффективности и выгодности таких контрактов для российской стороны неоднозначен.
Во-первых, известно, что поставка за рубеж сырьевых ресурсов, полуфабрикатов или продукции первичной переработки с экономической точки зрения наименее выгодна поставляющей стороне.
Во-вторых, если рассчитывать непосредственный экономический эффект, то типичным примером могут служить результаты выполнения контракта между ТУРНИФ и Харбинской инженерно-строительной компанией по строительству 108-квартирного жилого дома (таблица 8).
Из таблицы 8 видно, что данный контракт для российского предприятия в абсолютном значении убыточен, причем в решающей мере за счет высоких пошлин. Однако в качестве базы для сравнения служит нормативная смета затрат на производство строительных работ, которые российские строители фактически превышают в 2 раза.
Китайские же бригады превышают первоначальную смету затрат в среднем на 8-15%, “потолок” не превосходит 30%. Таким образом, при относительном сравнении можно говорить об определенном экономическом эффекте, выраженном в форме минимизации убытков.
Говоря об эффективности контрактов, нельзя не отметить факт растущей задолженности российской стороны по поставкам бартерной продукции (таблица 9), что в перспективе с учетом роста ее себестоимости и цен может привести к дополнительным экономическим трудностям.
Учитывая тенденции роста цен на бартерную продукцию, та недопоставка ведет к формированию значительной задолженности и затрудняет финансовое положение предприятия.
На экономическую эффективность контрактов подобного типа влияет целый ряд факторов положительного характера:
выполнение производственной программы, сдача строительных объектов в эксплуатацию. По единодушному мнению руководителей предприятий и производственных подразделений, сам факт ввода зданий в эксплуатацию — решающий, и хотя он не имеет точного стоимостного выражения, но проявляется в перспективе;
более короткие сроки выполнения работ по сравнению со сроками работ, выполняемыми силами отечественных строителей;
высокое качество работ (подробнее этот аспект анализируется в следующем разделе);
низкие затраты на удовлетворение социально-бытовых потребностей китайских работников, обусловленные временным и сезонным характером строительных и сельскохозяйственных работ, дисциплинированность и добросовестное выполнение трудовых обязанностей.
Таковы основные факторы, определяющие заинтересованность российской стороны в использовании китайской рабочей силы и формирующие интегральный экономический эффект.
Таблица 8
Расчет экономического эффекта от контракта между ТУРНИФ
и Харбинской инженерно-строительной компанией
Строка
Показатель
Значение
1
Общая стоимость работ по контракту:
в тыс. швейцарских франков
в тыс. рублей

668
23400
2
Процент выполнения объема к моменту расчета (1.10.1992)
Стоимость выполненного объема работ:
в тыс. швейцарских франков
в тыс. рублей

20

133,6
4680
3
Количество рыбы, эквивалентное стоимости выполненного объема работ, т

156
4
Пошлина на вывоз рыбы в КНР, тыс. руб.
2808
5
Итого затраты по контракту, тыс.руб. (стр.3 + стр.5)

7488
6
Средние затраты на строительство объекта-аналога собственными силами, тыс. руб.

5640
7
Экономический эффект от использования рабочей силы из КНР, тыс. руб.
без учета пошлины (стр. 3 — стр. 7)
с учетом пошлины (стр. 6 — стр. 7)


- 960
- 1848
Таблица 9

Наименова-ние строительных объектов
Наименова-ние бартерной продукции
Объем экспорта

Недо-постав-ка


по контракту, т
фактически, т

Гостиница
карбамид
4000
-
4000

нитроамофос
5000
4845
1155
Школа
аммиачная селитра
1850
-
1850

карбамид
1470
-
1470
Кирпичный завод
аммиачная селитра
1000
-
1000

карбамид
769
-
769
Итого

15089
4845
10247

В то же время следует отметить, что из всех участников рассматриваемого трудового процесса наибольший экономический эффект концентрируется, по-видимому, у посредника.
Вопрос об экономических интересах самих лиц наемного труда из КНР в силу отсутствия информации о размерах и порядке их оплаты поддается не детальному анализу, а лишь косвенной оценке. Согласно этой оценке, по-видимому, главный источник доходов работников лежит не в производственной сфере, а за ее пределами. Поскольку Дальневосточный регион является зоной приграничной торговли с соответствующей либерализацией таможенных правил и тарифов, доходы от реализации товаров китайского производства с учетом разницы в ценах составляют большую долю общих доходов работников и во всяком случае превышают размер прямой оплаты их труда. Косвенно об этом свидетельствуют достаточно многочисленные факты сменяемости китайских работников внутри бригад. В этом отношении китайцев следует рассматривать не только как лиц наемного труда, но и как участников формирования и функционирования потребительского рынка в регионе. Принципиально это соответствует экономическим интересам региона, способствует насыщению рынка потребительских товаров, активизирует рыночные взаимосвязи и т.д.
Однако существуют и негативные проявления: этот рынок носит неорганизованный, стихийный характер и практически не поддается регулированию. В частности, это проявляется в обострении криминогенной обстановки в регионе. Известно также, что в зонах приграничной торговли реализуются в основном товары худшего качества, что, естественно, снижает эффективность потребительского рынка.
Администрация в деле привлечения иностранной рабочей силы к труду в народном хозяйстве региона выступает в качестве:
во-первых, субъекта хозяйственной деятельности, заинтересованного в социально-экономическом развитии края, области;
во-вторых, власти, регулирующей миграционно-трудовые потоки рабочей силы и одновременно заинтересованной в доходах местного бюджета;
в-третьих, гаранта прав местного населения на труд и др.
В отличие от российских предприятий, китайских наёмных работников и посредников, администрация является косвенным участником найма иностранной рабочей силы.
В деле найма интересы местной власти и отдельных предприятий в целом совпадают. Нанимателями выступают промышленные предприятия, заинтересованные в строительстве или капитальном ремонте жилищных и других социально-бытовых объектов, совхозы. Не принимая непосредственного участия в ремонтно-строительных и сельскохозяйственных работах, администрация, давая разрешение на привлечение иностранцев, содействует улучшению социально-бытовых условий жизни населения и насыщению потребительского рынка. При этом местная власть косвенно получает эффект, так как экономит собственные средства на выполнении задач жилищного и другого социально-бытового строительства и овощеводства.
Вместе с тем ресурсы края, области, необходимые для оплаты контракта по бартеру, используются менее эффективно, чем в случае прямой продажи рыбы, удобрений и т.п. за границу. Вряд ли можно предполагать, что потери в этом деле, счет которым никто не ведет, компенсируются пошлиной.
Следует также учитывать, что формирование миграционного трудового потока проходит достаточно стихийно, так как единственными субъектами организации труда иностранцев выступают руководители предприятий, действующие в одиночку и по собственному усмотрению решающие все соответствующие задачи — численность привлекаемых иностранцев, материально-техническое снабжение материалами, социально-бытовое обеспечение. Об этом косвенно свидетельствует растущее преобладание немногочисленных групп китайцев, прибывающих на работу (таблица 10). Такая стихийность создает возможность для бесконтрольного расширения производств, на которых используются иностранцы.

Таблица 10
Распределение китайских рабочих по численности приезжающих групп
(Приморский край)

Годы
Численность групп

до 25
25-60
50-100
более 100
всего групп
1991
6
18
22
14
60
1992
33
35
24
17
109

Эффективные экономические и правовые рычаги регулирования привлечения и использования иностранной рабочей силы у администрации в настоящее время отсутствуют. Нет нормативных документов, определяющих механизм регулирования отношений по найму иностранной рабочей силы и финансово-экономических рычагов, позволяющих в нужный момент увеличить или уменьшить численность иностранцев в области, крае. Поэтому реально местные экономические органы и органы по труду выполняют учетную, а не регулирующую функцию. Даже в том случае, если бы по вопросам найма иностранцев возникли серьезные противоречия между интересами предприятия, населения, местной власти, если бы сделки по поводу привлечения иностранцев приносили ущерб краю, области, то у администрации все равно нет возможности предотвратить такой наём.

2.3.8.3. Занятость иностранцев и безработица
В качестве активно действующего фонда привлечения к труду на дальневосточных предприятиях выступает трудоспособное население, прежде всего безработное. Оно должно быть заинтересовано в сохранении рабочих мест на отечественных предприятиях и можно предполагать, что оно будет противостоять найму иностранных рабочих, в том числе китайцев.
В некоторых районах численность иностранцев превышает численность безработных. Однако, сравнивая эти данные, необходимо иметь в виду незначительные масштабы как иностранцев, так и безработных. В настоящее время подавляющую часть безработных составляют женщины среднего и старшего возраста. По Амурской области на 1.09.1992 — 84% безработных — женщины, труд которых не может быть использован в строительстве и на заготовках леса — в основных сферах деятельности китайцев и корейцев.
Таким образом, в настоящее время вряд ли можно предполагать конкуренцию на рынке труда между иностранными рабочими и российскими гражданами, ищущими работу. Китайские и другие рабочие не вытесняют с рынка труда российских трудящихся, а лишь заполняют незанятые рабочие места.
Вместе с тем есть случаи недовольства местного населения присутствием иностранных рабочих и специалистов на лесозаготовках в Коми АССР, работавших на гораздо более выгодных условиях, чем советские, вызывали недовольство людей, не имевших возможностей такого же заработка. В Караганде одним из поводов массовых выступлений шахтеров в начале 60-х годов стала более высокая заработная плата чехословацких рабочих. В Тюмени в 70-х — начале 80-х годов систематически избивали болгар и венгров, труд которых оплачивался выше.
Резонно вместе с тем предполагать, что расширение миграционного трудового потока иностранцев, несомненно, более дисциплинированных и обладающих профессиональным мастерством, по многим параметрам превосходящих отечественных работников, может привести к вытеснению российских работников с рынка труда, с тех рабочих мест, которые они занимают. Последнее обусловлено общим и структурным экономическим кризисом в России, сокращением капитальных вложений, распадом строительных организаций, наблюдающимся в настоящее время.






2.3.8.4. Анализ внутрипроизводственной эффективности
применения труда китайских работников
на отечественных предприятиях
Вопрос о внутрипроизводственной эффективности труда иностранных рабочих на российских предприятиях, безусловно, имеет решающее значение в определении целесообразности подобного найма.
Поскольку бригады китайских рабочих работают на условиях подряда, а также учитывая специфику их найма (через фирму-посредника), внутрипроизводственный учет их деятельности носит закрытый характер, и большинство экономических показателей не поддается прямому анализу. Кроме того, имеет значение и внутрипроизводственная специфика. Например, в строительстве, как известно, объем выполненных работ в стоимостном выражении является не результатной, а затратной характеристикой, поэтому на нее нельзя опираться для получения объективной оценки эффективности и производительности. С точки зрения затрат надо отметить, что у китайских строителей превышение стоимости сметных работ составляет, как правило, не более 30%. Этот факт выгодно отличает китайских рабочих от отечественных строителей, которые обычно в несколько раз превышают нормативные сроки строительства, что в свою очередь ведет к значительному (в 2 и более раза) увеличению сметной стоимости или росту “незавершенки”.
В бригадах, укомплектованных китайцами, практически нет случаев простоев, прогулов. Наоборот, китайскими рабочими, как правило, превышается нормативный фонд рабочего времени: рабочая неделя составляет 7 дней, продолжительность рабочего дня часто 10-12 часов. В целом отмечается хорошая организация труда, высокая культура производства, трудовая и технологическая дисциплина.
В то же время обращает на себя внимание более низкий показатель среднемесячного выполнения норм выработки китайскими рабочими по сравнению со средними значениями, отмеченными на ряде предприятий. Однако это скорее свидетельствует не о низкой производительности труда, а о качестве работ, которое у китайских бригад традиционно выше. Например, известно, что расход цемента в этих бригадах в 2-3 раза выше, чем в других, что также указывает не на материалорасточительность, а на тщательное соблюдение производственного процесса и технологической дисциплины. Вообще, в строительстве для заказчика показатели качества выполненных работ выходят на первый план. Практически всеми потребителями отмечается высокое качестве объектов, возведенных китайскими рабочими, особенно качество кирпичной кладки и отделочных работ, отсутствие недоделок, мелкого брака и т.д.
В овощеводческих хозяйствах края внутрипроизводственная эффективность использования труда китайских рабочих проявляется еще отчетливее, чем в строительстве.
Всего работниками из КНР в 1991 году собрано в Амурской области 48754 ц овощей и 2802 ц картофеля, выручка от их реализации составила 9521 тыс. руб., прибыль — 4242,5 тыс. руб., что более чем в 2 раза превышает показатели предыдущего года.
Однако, учитывая резкое усиление в последние годы влияния ценового фактора на стоимостные показатели эффективности, более объективное исследование предполагает анализ натуральных показателей, характеризующих эффективность сельскохозяйственного производства.
Несмотря на некоторое сокращение привлечения иностранной рабочей силы из Китая в 1991 году по сравнению с предыдущим (99,3%), показатели ее эффективности — урожайность 1 га пашни (ц), выработка на одного работника (ц/га), валовой сбор (ц) и т.д. — имеют ярко выраженную тенденцию к росту.
Существенные отклонения в абсолютных значениях показателей (например, урожайность колеблется от 59,5% в совхозе “Бонивуровский” до 172,5% ц в совхозе “Первомайский”) объясняются различной структурой возделываемых культур и, соответственно, разной трудоемкостью работ, разностью подходов к выбору почв для выращивания той или иной культуры. В среднем же производительность труда анализируемой категории работников в натуральном выражении возросла на 92,4%, а урожайность площадей, занятых под овощные культуры, на 32,9%.
Другой объективный показатель эффективности — сопоставление с показателями работы хозяйств, использующих лишь собственную рабочую силу, — также показывает выгодность привлечения работников из КНР в сельском хозяйстве региона. Так, урожайность площадей, возделываемых китайцами, составила в среднем 124,1 ц с га, в то время как в совхозе-техникуме “Уссурийский” — лишь 89,3 ц с га, то есть почти на 40% выше. Выше и такие показатели, как выручка от реализации на одного работника — 13,7 тыс. руб. против 12,9 тыс. руб. (т.е. 106%). Это сопровождается относительным сокращением затрат на производство: себестоимость овощной продукции, собранной рабочими из КНР, составила 70,4 руб., в совхозе “Уссурийский” — 81,2 руб., т.е. на 13,3% ниже. В результате прибыль от реализации в расчете на одного работника из КНР на 50% выше и составляет 6104 тыс. руб. против 4069 тыс. руб. (таблица 16). Учитывая, что по условиям договора иностранный партнер имеет лишь 40% прибыли, общий экономический эффект от привлечения китайских рабочих для работы в совхозах района весьма ощутим.
Таблица 11

Сравнительный анализ основных показателей эффективности труда
китайских рабочих и рабочих совхоза-техникума “Уссурийский”
в 1991 г.

Показатели
Совхоз-техникум “Уссурий-ский”
В среднем по китайским рабочим в районе
Соотноше-ние,
%
Урожайность, ц/га
109,4
124,1
113,4
Себестоимость 1 ц
валовой продукции, руб.
81,2
70,4
86,7
Выручка от реализации в расчете на одного работника, тыс. руб.
12,9
13,7
106,0
Прибыль от реализации в расчете на одного работника, тыс. руб.
4,07
6,10
150,0

Об относительно высоких показателях эффективности китайских овощеводов по сравнению с периодами, когда их труд не привлекался, свидетельствует и анализ динамики производства совхоза “Чигиринский” Амурской области: показатель часовой выработки продукции в расчете на одного человека возрос с 9,71 кг овощной продукции до 18,1 кг, т.е. на 87% затраты труда на единицу (1 ц), наоборот, имеют ярко выраженную тенденцию к снижению — с 10296 чел. час до 5941 чел. час, т.е. на 46,7%. Кроме того, известно, что в предшествующие годы совхоз активно привлекал городских жителей, что обусловило рост объемных показателей — валового сбора — практически по всем культурам, но отрицательно сказалось на качестве урожая. В 1991 г., несмотря на некоторое снижение объемов продукции, выращенной и собранной китайскими работниками, качество урожая было намного выше. Это объясняется высокой культурой китайского овощеводства, более квалифицированного подхода к выбору почв, удобрений, подкормки, которую зачастую работники из КНР ввозят с собой и т.д.
Таким образом, анализ внутрипроизводственной эффективности свидетельствует о выгодности использования иностранной рабочей силы в отечественных хозяйствах.

2.3.9. Влияние миграций населения из стран ближнего зарубежья
на рынок труда и политику занятости в России
В связи с распадом СССР возникла, по сути, уникальная миграционная ситуация, когда в рамках бывшего Союза внутренняя миграция одномоментно превратилась во внешнюю, требующую совершенно других подходов, иных миграционных мер и в определенной степени иной политики занятости. И наибольшие изменения коснулись непосредственно России, оказавшейся как бы в эпицентре миграционных потоков, в первую очередь, из ближнего зарубежья.
В условиях ухудшающейся экономической ситуации Россия практически оказалась неподготовленной к эффективному решению проблем, вызванных появлением новых видов миграционного движения, которые в большей степени могут воздействовать и уже воздействуют (как в положительном, так и отрицательном направлениях) на рынок труда в России, особенно в его региональном, отраслевом и профессиональном аспектах.
Наша задача проанализировать, какое воздействие на рынок труда России могут оказать миграционные потоки из государств ближнего зарубежья в настоящее время и в ближайшей перспективе, в какой мере возможно влияние каждого из них на занятость по России в целом и по ее отдельным регионам, как должна учитывать данный миграционный фактор политика занятости в РФ.
С точки зрения служб занятости каждый мигрант трудоспособного возраста создает дополнительную работу по его трудоустройству, причем в желательно наиболее короткие сроки, поскольку зачастую они находятся в ситуации крайней социальной неустроенности. В то же время среди мигрантов существенное число нетрудоспособных также желает искать себе работу (как стариков, так и подростков школьного возраста),что также оказывает косвенное давление на рынок рабочей силы России. Поэтому общий показатель численности мигрантов в соотношении с безработными также рассматривается нами в данной работе. Кроме того, в данном разделе рассматривается влияние женщин-мигрантов на рынок женской рабочей силы, а также особенности рынка высококвалифицированной рабочей силы в связи с большим притоком высокообразованных кадров в составе мигрантов.
Анализ построен на сравнительном анализе публикуемых статистических данных Федеральной Службы Занятости РФ и Федеральной Миграционной Службы РФ, который до сих пор статистическими службами не проводился. К сожалению, из-за недостатка достоверных данных по странам СНГ нам не удалось проанализировать роль дифференциации доходов населения стран СНГ как фактора трудовой миграции в Россию.
В данном разделе будет обобщена и дана полная картина миграционных потоков из ближнего зарубежья, которая позволит выявить основные тенденции этого явления.
Мы найдем ответ на вопрос, оказывает ли мигрантское давление прямое влияние на напряженность на рынке труда Российской Федерации. Затем мы узнаем, как мигранты в РФ реагируют на следующие два фактора: высокий уровень жизни (притягивающий) и высокий уровень безработицы (отталкивающий).
Мы выясним, действительно ли миграция населения в Россию из стран ближнего зарубежья имеет тяготение к определенным районам, например, Центральному, и в то же время, почему беженцы, вынужденные переселенцы избегают некоторых, например, Северных и Сибирских.
Мы проанализируем главные стимулы миграции: или мигранты в большей степени тянутся к регионам с хорошими условиями и высоким уровнем жизни, или к регионам с низкой безработицей.
В целом по экономическим районам РФ наблюдается тенденция усиления притока мигрантов в те районы, где ниже уровень безработицы, независимо от наличия вакансий.
Весьма важным является проблема мигрантов-женщин. Женская рабочая сила из ближнего зарубежья, по некоторым мнениям, может создавать особое напряжение на рынке рабочей силы, что мы выясним реально.
У мигрантов образованная прослойка выше, чем у безработных и по России в целом, и по всем регионам. Доля лиц с высшим образованием среди мигрантов значительно превышает аналогичную долю среди безработных, а доля лиц с неоконченным высшим и средним специальным превышает соответственно, но незначительно.
Каков интеллектуальный потенциал мигрантов и как это влияет на их трудоустройство — еще одна важная задача.
Перспективная оценка трудового миграционного потенциала из ближнего зарубежья будет сводиться к следующему:
Имеют ли миграционные потоки в Россию из ближнего зарубежья тенденцию к нарастанию.
Будет ли миграция давать приток в Россию образованной прослойки.
Где мигранты будут конкурировать с безработными в наибольшей степени.
На базе наших выводов будут даны предложения Министерству труда и социального развития, Федеральной Миграционной Службе и Госкомстату по статистике.
1. Использовать новые показатели ФСЗ по учету миграционных потоков из ближнего зарубежья в политике занятости РФ, созданные в данной работе:
общее мигрантское давление;

<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>