<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 8)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

С восходом солнца все повторяется вновь. Но не для всех. Кто-то не просыпается - умирает. Но что означает умереть? Что такое смерть? И существует ли она вообще?
Ведь каждую ночь мы умираем, а утром оживаем. А сколько раз приходилось наблюдать: упал человек, потерял сознание, а через некоторое время пришел в чувство.
Или кажется, что человек умер, но проходит день, второй, иногда неделя и больше - и жизнь возвращается. Летаргический сон всегда поражал людей своей похожестью на смерть. А если человек не проснулся, то неужели умер? К кому из нас во сне, а тем, кто страдает галлюцинациями, и наяву не приходили родственники, любимые, друзья, те, кто уже навсегда покинули этот мир.
А если приходят, значит, они где-то живут, существуют. Значит, смерти нет?
Древние верили, что смерть - это только долгий-долгий сон, что кто-то постоянно живет в каждом человеке. Этот загадочный "кто-то" может оставлять тело человека и возвращаться снова. Так возникло представление о двойнике.
Считалось, что двойник - реальное существо, обладающее не только своим телом, но и удивительным свойством - летучестью.
Когда двойник находится в теле - человек не спит, работает, любит, страдает; ушел двойник из тела - человек спит или теряет сознание; не возвратился - засыпает вечным сном.
Со временем менялись понятия о двойнике: его уже не наделяли физическими свойствами, а воспринимали как дух, душу.
Одни представляли душ, как очень тонкую эфирную часть тела, другие - в виде тончайшего вещества, которое нельзя увидеть или прикоснуться к нему, третьи считали ее туманным неуловимым существом, тенью, имеющей тело (правда, оно отличается от нашего). Душа может пить, кушать, ее можно ранить и даже убить.
Неоспоримым свидетельством реального существования души всегда были сновидения.
Из глубокой древности дошли к нам убеждения: сновидения - это то, что видит душа, которая оставила тело.
Она в это время живет по законам, общается с дорогими ей людьми, которые давно умерли, путешествует, пирует, решает труднейшие задачи, преодолевает препятствия.
Душа продолжает жить и после смерти человека. Был человек добр при жизни - осталась жить после его смерти добрая душа; умер злой, жестокий, неуживчивый - мается по белу свету злая душа.
Встреча во сне с доброй душой - хороший сон, встреча с душой злого человека предвещает беду.
Древние считали, что чужая душа может нанести визит спящему или наоборот: своей душой можно посетить чужое тело.
Ночные сновидения иногда поражают нас своей реальностью, и в верованиях народов можно заметить, что сон и явь для них абсолютно реальны.
Как-то приснилось в прошлом столетии одному африканцу, что белый путешественник убил его раба. Африканец, проснувшись рано утром, немедленно потребовал выкуп за причиненный ущерб, хотя раб его был жив-здоров... Выкуп пришлось уплатить: основание для требования выкупа было слишком серьезное - сновидение.
Сновидения считали не просто реальностью, но реальностью материальной. В Китае существовал такой обычай: если человеку приснился плохой сон, то, чтобы предотвратить беду, предсказанную во сне, сон можно просто... съесть! Для этого обращались к тапиру: "О тапир, съешь мой сон".
Таджикам в таких ситуациях помогал горный поток: они просили его унести дурной сон.
Отзвук представлений о материальности сновидений находим в пословицах-заговорах: "Куда ночь, туда и сон".
Сейчас мы уже знаем, что существует обычный сон, летаргический сон, гипнотический сон, галлюцинации. Но нередко, даже владея современными знаниями, наши сновидения поражают нас своей загадочностью, хитросплетениями сюжетных линий и, самое главное, предсказательностью. Как нелегко иногда бывает разобраться в этих ночных грезах.
Для того, чтобы разгадать свои сны, эти пророческие подсказки судьбы, издавна люди пытаются толковать их, находить соотношение между образами сна и явлениями реальной жизни. Так создавались сонники.
Первый известный сонник принадлежит перу Артемидора Эфесского (II столетие до н. э.).
Началом I тысячелетия до н. э. датируется один из древнейших памятников мировой культуры - индийский сборник заговоров "Атхарваведа". Авторство этой древнейшей книги приписывают жрецу огня Атхарвану.
Среди многочисленных заговоров, собранных в этой книге, значительное количество служит для разрушения чар, наведенных плохими снами.
Конечно же, сновидения здесь также воспринимаются как реальность, но реальность, которую можно разрушить при помощи заговоров.
Тайны сна люди стремились раскрыть во все времена, и надо отдать им должное - они достигли значительных успехов. Анализ мифов, легенд, обычаев убедительно свидетельствует: многие свойства сна и значительное количество конкретики в сновидениях если и не осмыслили, не познали, то, во всяком случае, заметили еще в глубокой древности.
Так, жрецы Древнего Египта знали и умели использовать методы гипноза.
Недаром в Древней Греции среди многочисленных богов почетное место принадлежало богу сна - Гипносу. Гипнос - сын ночи, и ночь его царство. Он - брат Мойр - богинь судьбы и брат смерти.
Схожесть сна и смерти чисто внешняя, но как часто Танатос - бог смерти - приходит к человеку, когда он пребывает в плену Гипноса.
Лик Танатоса ужасен; Гипнос тих, прекрасен и доброжелателен.
Но мудрые греки понимали: сон очень сложное явление, и его невозможно персонифицировать одним богом. Поэтому у Гипноса много детей - богов сна и сновидений.
Пожалуй, самый известный - прекрасный и вездесущий бог сновидений крылатый Морфей. Боги щедро наделили его: он может принять любой облик и посетить во сне каждого из живущих на земле.
Гипнос и Морфей - активные помощники Асклепия - бога лекарей, бога медицины. Уже в те далекие времена лекари познали целебную силу сна, верили, что сновидения в храме Асклепия - подсказка богов о заболевании человека и совет, как лечить больного.
Еще великие врачи прошлого Гиппократ и Гален обратили внимание на диагностическое значение сновидений. Эта проблема разрабатывалась в трудах многих лекарей античности, в эпоху средневековья.
Накопленные за прошлые столетия знания о снах и сновидениях с успехом использует современная медицина. Научные исследования подтверждают следующее:
Сновидения, если их правильно расшифровать, можно очевь эффективно использовать при диагностике и прогнозировании заболеваний человека, потому что любые изменения в организме, радости, печали, потрясения находят свое отражение в ночных грезах.
Опытный специалист по характеру сновидений может не только определить саму болезнь, но и узнать конкретное заболевание, его локализацию, начало, развитие и завершение.
Во время скрытого (латентного) периода болезни возрастает, частота сновидений как на протяжении одной ночи, так и на протяжении многих ночей.
Сновидения становятся неприятными, неспокойными, иногда превращаются в кошмары. Сюжеты сновидений на этой стадии: грязь, кровь, пожары, ранения, атаки, сражения, врачи, лекарства, падения и т. д.
Замечено, что чем тяжелей заболевание, тем ужасней сновидения и их последствия: чувство страха, тревога, уныние.
Сновидения иногда прямо, а иногда в зашифрованном виде отображают локализацию патологического процесса, специфику того или иного заболевания.
Как правило, такие сновидения продолжаются на протяжении всей болезни, часто повторяются "дословно" или с изменениями. И когда в подобных сновидениях появляются радостные мотивы, изменяется их эмоциональная окраска, значит начался период выздоровления.
Зная общие закономерности развития в проявления сновидений, можно объяснить большинство так называемых вещих снов.
Так, сон, описанный в 1908 году М. М. Поповым, произвел на многих неизгладимое впечатление. Молодой блестящий офицер князь Василий Владимирович Долгорукий внезапно умер. Смерть князя глубоко поразила его друга Степана Степановича Апраксина.
В первую же ночь после трагедии ему приснился сон: приходит к нему в гости покойный друг. Друзья знают, что они уже в разных мирах, но это им не мешает. Умерший князь обещает своему другу долгую жизнь и сообщает, что в следующий раз он посетит его за три дня до смерти.
Прошло сорок лет. И снова увидел Степан Степанович своего друга во сне. Через три дня он умер...
На первый взгляд кажется, что не обошлось без вмешательства высших сил. Но психологи утверждают, что здесь сыграли роль силы внушения и самовнушения. Науке давно известны подобные явления.
Как видим, и сон, и сновидения хранят еще немало загадок и тайн. Практически нам почти неизвестно о таких простых вещах, как храп и зевота.
Непонятно и такое заболевание, как "Проклятие Ундины", забирающее во время сна жизнь младенцев, которые раньше ничем не болели (необычное название болезни взято из мифологии: ревнивые боги лишили смертного возлюбленного водяной нимфы возможности дышать во сне).
До сих пор не могут разгадать, почему во сне у практически здоровых мужчин неожиданно возникает фибрилляция сердечной мышцы, затем - смерть.
Непонятны и так называемые "просветленные" сны, которые не только развиваются "на заказ", но и допускают вмешательство и влияние на сознание спящего человека.
Не изучено и впервые описанное Вальтером Скоттом и им же названное "чувство предсуществования": человек видит реально существующие, но никогда им не виденные образы - определенную местность, дом, комнату и т. д.
Немало тайн скрывает сон в призрачных ночных сновидениях.
Похоже, что сон и сновидения могут послужить ключом, который природа дала человеку для познания фундаментальных тайн бытия: сознания, мышления, памяти.
А теперь несколько слов о галлюцинациях - так называемом "сне наяву".
Галлюцинации есть состояние грез наяву; в то время, когда чувства пробуждены, глаза видят, уши слышат и т. д. Говоря в строгом смысле, это не что иное, как бред одного из многих чувств, так как представляющийся предмет не оказывает действия на сетчатую глазную оболочку, звук не поражает слуха, то действительную причину галлюцинации надлежит отыскивать в чувственном нервном снаряде и приписывать ее особенной деятельности мозга.
Это явление существует не для одного только зрения и слуха, прочие чувства могут также подвергаться ему. Осязание, запах, вкус, ощущаемые без всякого наружного раздражения, могут быть также названы истинными галлюцинациями.
При таком заблуждении чувств одному слышатся, например, восхитительные мелодии, другому - ужасный шум, уши раздирающий скрип. Один видит очаровательные образы, другой - отвратительные, в ужас приводящие лица и т. д. Наконец, одни воображают, что их бьют или мучают, что они грызут раскаленные уголья, между тем как другим кажется, что они едят дорогие кушанья и пьют превосходные вина.
Эти мнимые ощущения зависят от идей и образов, представляемых памятью, дополняемых и олицетворяемых привычкой. Книги такого содержания, история магии и волшебства во все времена и у всех народов, летописи психологической медицины наполнены множеством примеров сколько удивительных, столько же странных заблуждений чувств.
Причины, предрасполагающие к подобному состоянию, суть двоякого рода: физические и моральные. Первые весьма многочисленны: повышение или понижение температуры, злоупотребление спиртовых напитков, сильные приемы сернокислого хинина, травы наперстянки, бешеной вишни, белены, дурмана, акапита опиума, камфары, азотных испарений и особенно гашиша; наконец, потрясения мозга от удара, падения и т. д. К обыкновенным физическим причинам принадлежит также: внезапное впечатление на чувства или слишком продолжительное и живое ощущение, слишком напряженное внимание, угрызения совести, страх, испуг, страсти и т. д.
Хотя эти заблуждения могут происходить во все часы дня, но по большей части развиваются они перед сном или непосредственно после пробуждения, когда все предметы приобретают какую-то неопределенную форму: этот момент - самый благоприятный, во малейшее наружное возбуждение может нарушить его.
Здесь должно заметить, что в большей части случаев заблуждения чувств обнаруживаются при начале безумия, и как только разразится эта болезнь, они принимают продолжительный характер и беспрерывно преследуют свою несчастную жертву.
В других случаях галлюцинации появляются при полном уме; иногда же делаются перемежающимися и наступают ежедневно в определенные часы. Это явление мы встречаем преимущественно у истерических, каталептических, ипохондрических, меланхолических и таких особ, которые предаются глубоким размышлениям или печальным страстям.
Бросим теперь взгляд на заблуждения, свойственные отдельно каждому чувству, и начнем с заблуждений слуха, как наиболее часто встречающихся.
1. Заблуждения слуха. Особам, принадлежащим к этой категории, кажется, что они слышат разного рода звуки, тихие, громкие или ужасные голоса, которые поражают одно или оба уха, происходят издалека или поблизости, иногда же бывают внутренними. Подверженные этому состоянию слышат шум в голове, в груди и в прочих частях тела. История рассказывает о многих великих людях, внимавших голосу своего гения-хранителя. Эти внутренние голоса были не что иное, как возбужденное беспрерывной умственной деятельностью сотрясение мозговых нервов.
Я знал одного профессора философии, человека вспыльчивого и неукротимого, в молодых летах своих предававшегося дурным наклонностям, которые были подавлены усилиями его разума. Этот профессор слышал различные голоса: один, кроткий и дружеский, влек его к добру; другой, отзывавшийся металлическим звуком и грубым тоном, побуждал его ко злу. Здесь объяснение очень естественно: разум боролся с инстинктом и одерживал победу в этой борьбе.
Один канонир, одержимый глухотой в продолжение десяти лет, вдруг начал слышать звуки труб и военную музыку, напоминавшие ему о тех днях, когда он находился под знаменами. Он с радостью говорил своим знакомым, что вскоре излечится от глухоты, потому что начинает слышать звуки трубы и бой большого барабана.
В Бисетри, несколько лет тому назад, находился один бедный музыкант, который вследствие помешательства сделался ликантропом (почитающим себя за волка), из находившихся в этом заведении он ни с кем не хотел заводить знакомства, кроме одного студента медицины, который подарил ему смычок.
Ежедневно, уединяясь, он по целым часам водил смычком по левой руке, как будто на скрипке. При этом пантомимы его были очень любопытны: он делал движения то вперед, то назад, то направо, то налево, то ускорял, то замедлял такт и давал знак воображаемому оркестру, чтобы он лучше исполнял пьесу; потом его движения усиливались и лицо покрывалось крупным потом, выражая досаду на то, что невидимые музыканты играли не так, как надо.
Через минуту он медленно водил смычком по руке, взглядывал на небо и казалось, прислушивался к восхитительной гармонии, в чертах его выражался неизъяснимый восторг, и если в эту минуту кто-нибудь мешал ему, "Тс! Тс! - кричал он, - на колени, профаны! слушайте эти божественные звуки!"
В последние годы своей жизни знаменитый Бетховен совершенно оглох и слушал, как невидимый оркестр разыгрывал его возвышенные симфонии. Говорят, что для старика это было первым утешением.
Одна дама, вполне обладавшая своими умственными способностями, как только садилась за туалет, слышала два мужских голоса. Один превозносил белизну ее кожи, упругость форм и тайные прелести ее. "Ты так прекрасна, что можно сойти с ума от любви к тебе!" - говорил он. И дама, хотя ей очень приятно было слышать такие похвалы, закрывалась от стыдливости.
Когда она опять подходила к зеркалу, чтобы продолжить свой прерванный туалет, вдруг раздавался другой голос, говоривший совершенно противное первому: "Твоя свежесть поддельная, эти формы и окружности только обман: если бы те, которые удивляются им, взглянули на них в обнаженном виде, они убежали бы, испугавшись твоего безобразия. Ты так гадка, что на тебя даже страшно взглянуть!"
Бедная дама краснела от стыда и бледнела от досады, сильно звонила слуге, чтобы он вытолкал наглого мужчину. Но в то время, как слуга входил, она сознавала свое заблуждение и приказывала ему заложить лошадей в экипаж. На другой день в определенный час повторялось то же; так прошло полгода.
Теперь эта дама совершенно излечилась и может без всякой помехи заниматься своим туалетом.
Один аббат, умственные способности которого были ниже посредственности, в один день вдруг пробудился как красноречивый проповедник, все стеклись слушать его. Удивленный начальник спросил его о причине такой неожиданной перемены. Аббат простодушно отвечал ему, что он в безмолвии ночи слышал божественные голоса и писал свои проповеди под диктовку св. Михаила.
2. Заблуждения зрения. Заблуждения этого чувства, подобно заблуждениям слуха, почти всегда находятся в более или менее тесной связи с настоящими идеями и занятиями или с прошедшими живыми ощущениями. Представляющиеся образы бывают или ясны и резко очертаны, или темны и запутаны; они продолжаются дольше или кратковременнее, потом бледнеют, кажутся будто распадающимися в воздухе и исчезают.
Мы сказали уже, что заблуждения зрения происходят также и днем, но чаще утром, вечером и ночью. Если пробуждаются они в темную ночь, то один луч света мгновенно развевает их; во время же ясного дня достаточно только моргнуть, чтобы заставить их исчезнуть.
Г-н Бальяржер в своем превосходном сочинении о заблуждении чувств сообщает следующий факт,
В 1832 году при разрытиях земли в старом францисканском монастыре в Париже отрыто было много гробов, внутри которых находились еще довольно хорошо сохранившиеся скелеты. Один студент медицинского факультета получил от работников порядочное количество костей, которые он развесил на стенах своей комнаты, и через два дня, возвратившись в полночь домой, он почувствовал страх при виде отвратительных черепов, озаренных лунным светом. Он прогнал эту глупую боязнь, закурил сигару, выпил рюмку рому и лег в постель. " Только что заснул он, как был пробужден сильной болью в локте, смешанной с шумом голосов и стонами. Оглянувшись в испуге, он увидел при свете месяца два ряда человеческих фигур, которые были одеты в саваны и ходили по комнате в безмолвном размышлении.
"Их неподвижные лица, - говорил он, - блистали, как серебро, их устремленные на меня взоры бросали бледные молнии. Время от времени взглядывали они на меня, наморщив брови, и шепот их обличал враждебные покушения на мою особу.
Сначала я подумал, что подвергаюсь ужасному кошмару, однако же я находился совершенно в бодрственном состоянии, потому что услышал стук экипажа на улице и бой часов на колокольне церкви св. Северина. Я чувствовал все малейшие подробности видения, хотел вскочить с постели, но меня как будто удерживали.
Приподняв голову, заметил я возле себя человека высокого роста в черной одежде, с бледным лицом. Его сверкающие глаза принудили меня закрыть веки; так как рука моя находилась точно в клещах и я не мог вскочить с постели, то почувствовал бешенство, отчаяние, страх. Наконец великан отпустил мою руку, обратившись ко мне с какой-то речью, из которой я удержал только эти слова: любопытство, нескромность, молодость.
Теперь я соскочил с постели и отворил окно, мне ужасно захотелось спрыгнуть во двор... Между тем прохлада ночи опять напомнила мне о действительной жизни, и я долго смотрел на звездное небо, освещенное серебряными лучами месяца. Когда обернулся я, чтобы взглянуть на мою постель, я опять увидел человека, одетого в черное, и два ряда белых привидений.
По крайней мере с четверть часа смотрел я на странную сцену. Стало рассветать. Между этими фигурами произошло большое движение; я слышал, как двери моей комнаты отворялись и затворялись; я опять лег в постель; глаза мои подернулись покровом, и крепкий сон овладел мной. Проснувшись в восемь часов, почувствовал я сильную боль в сгибе ладони и непонятную тоску, как будто избавился от какой-нибудь страшной опасности".
Один чиновник военного министерства в течение долгого времени подвергался мучительному заблуждению чувств. Пробуждаясь утром, он видел посреди своей комнаты паука, висевшего на паутине. Паук быстро увеличивался и наполнял всю комнату, так что чиновник поневоле выходил вон, чтобы это исполинское и отвратительное насекомое не раздавило его.
Теперь это обманчивое представление заменилось другим, менее мучительным и более приятным. Чиновник каждое утро при своем пробуждении видел стол с отличным завтраком, но, к сожалению, он может наслаждаться только взглядами, потому что стол в ту же минуту исчезает, когда чиновник подходит к нему.
Во время моего пребывания в Греции испытал я очень приятное заблуждение чувств, которое приписываю я умственному напряжению, и при котором в одно время были напряжены зрение и слух.
В один из прекрасных и поэтических вечеров под голубым небом Эллады прилег я отдохнуть на зеленом ковре горы Ликейской. Высокие вершины поднимались в туманной дали, и серебряные волны залива Аркадия отражались на лазоревом горизонте, птицы пели под тенью весенних листьев, легкий ветерок разносил по небольшой долине благоухания трав и цветов, и последние лучи заходящего солнца бросали на эту прекрасную природу свои таинственные оттенки.
Я был молод, впечатлителен, полон энтузиазма и сладостных воспоминаний, мало-помалу переносясь мысленно в героические времена древней Греции.
Мои глаза тихо устремились на берега реки Ладон, протекавшей у ног моих. Телесная жизнь, казалось, прекратилась, и мое воображение блуждало по смеющимся полям мифологии.
Посреди этого безмолвного созерцания увидел я в некотором от меня расстоянии хор нимф, плясавших под звуки свирели Пана. Они переплетались руками, ноги их в мерный такт ударяли о землю, и как только ветерок поднимал их легкие туники, глаза мои любовались очаровательными формами, роскошными очертаниями.
То был сладостный обман чувств!.. О! Как я желал бы продолжить его!.. Но, ах, одного лишь прищуривания глаза достаточно было, чтобы все разрушить, все рассеять...
Я мог объяснить себе этот феномен, пока он касался только чувства зрения, но то, что я слышал, оставалось для меня необъяснимым. Я сошел к берегу реки, чтобы увидеть музыканта, однозвучные мелодии которого доносил до меня ветер.
После нескольких розысканий заметил я, что на некоторых местах берега тростник срезан был на неровную высоту, так что воздух, проносившийся над разверстыми трубками, извлекал из них различные звуки, которые, смешиваясь с шумом листьев, производили слышанную мной странную гармонию. Этим все объяснялось.
3. Заблуждения осязания. При заблуждении чувства осязания субъект испытывает воображаемое ползание муравьев по его коже, всеобщее или местное колотье, ощущение холода и тепла, изменяющееся от ледяной стужи до жгучей боли, прикосновения какой-либо гадины, обвивающейся вокруг его тела, паука, ползающего по нему; иногда кажется ему, что тело его увеличивается в объеме, непомерно раздувается и наконец лопается, иногда же оно мало-помалу уменьшается и доходит до величины-песчинки.
В других обстоятельствах он воображает, что ему наносят удары палкой, кнутом и т. д. Более приятные заблуждения заставляют его думать о ласках и объятиях, тогда он почитает себя счастливым и в чертах его выражается неизъяснимое наслаждение.
Одна бедная женщина чувствовала, что по ее телу бегали мыши. Как только удавалось ей освободиться от них, на нее нападали пауки, которые вскоре превращались в жуков. Через час это видение пропадало, и она успокаивалась до следующего дня.
Другой женщине казалось, что тело ее покрыто жабами и гусеницами. Третья после того, как пришлось ей однажды напиться воды из ручья, чувствовала, что в желудке ее шевелится лягушка. Четвертая ощущала жар и зимой была вся в поту. Пятая думала, что она замерзла, и дрожала в самый жаркий летний полдень.
Один нотариус позволял жене своей бить себя; жена умерла, и он радовался, что теперь останется в покое, но, ах! Надежда его была напрасна. Тело злой жены являлось время от времени и отсчитывало ему по несколько полновесных ударов палкой, так что бедняга посреди своих занятий громко кричал, как будто действительно его били.
Рассказывают историю о бедной даме из Панта, которую долгое время беспокоил демон, не знавший ни малейшего приличия, ни стыда. Этот помощник сатаны являлся ей во сне в образе прекрасного юноши и сообщался с ней даже на брачном ложе, возле ее супруга. Несчастная, несмотря на торжественные слова заклинателей, пришла бы в совершенное истощение, в которое повергали ее любострастные наслаждения во время ночи, если бы на помощь к ней не подоспело врачебное искусство и не прогнало докучливого демона, восстановив ее здоровье.
4. Заблуждения обоняния и вкуса. Заблуждения этого рода встречаются гораздо реже предыдущих, однако все еще находят довольно много примеров, которые служат подтверждением их существования.
Восторженные ханжи воображают, что они окружены запахом мирры, фимиама, корицы и ладана, напротив того, беснующиеся везде слышат зловонный и отвратительный запах.
Один врач, желая испытать, как далеко может простираться заблуждение подобного рода, привел одного с завязанными глазами на бойню, тот пробыл целый час и воображал, что он прогуливается по саду, усаженном душистыми цветами.
Одна старая актриса, сошедшая с ума, воображала себя жертвой толпы любовников, которых она отвергала в дни своего торжества. "Не довольно того, что они оскорбляют меня, - говорила она, - нет, они бросают на мое тело такую зловонную нечистоту, что я не имею спокойствия ни днем, ни ночью".
5. Заблуждение всех чувств вместе. Подобные случаи очень редки и встречаются только у помешанных или у фанатиков.
Одна девушка слабого сложения, нервная, истерическая и напуганная речами и поучениями фанатика, мало-помалу пришла в такое состояние, которое не было еще безумием, но в последствие времени довело бы до безумия, если бы любовь к отцу и просьбы брата не возвратили ее на путь истинный. Мы приводим здесь ее собственный рассказ.
"Я проводила дни мои в молитве, и вследствие продолжительных молений слышала небесные звуки, божественные гармонии. Сладостный голос раздавался в ушах моих и обещал мне вечное блаженство, если я сделаюсь монахиней, но я не имела столько духа, чтобы оставить моего отца, 75-летнего старца, для которого я была единственным его утешением, и так я отказывалась вступить в монастырь.
Тогда сладостные голоса и божественные гармонии прекратились; я слышала звон цепей, скрежет зубов, пронзительные крики, шум порывистых ветров, как бы во время ужасной грозы, и удары грома, которые заставляли меня наклонять голову и затыкать уши.
Новое помешательство овладело умом моим: мне казалось, что весь ад плясал вокруг меня; ужасные, отвратительные привидения приходили ко мне, чтобы схватить меня и увлечь с собой; я с жаром принималась молиться, мой добрый ангел-хранитель снова явился мне и указывал пальцем на монастырь, но мысль о моем престарелом слабом родителе удерживала меня, и я не осмеливалась произнести обет монашества.
Раздраженный ангел исчез, но я чувствовала, что помощники сатаны тащили, щипали, терзали меня, я задыхалась от запаха серы, воздуха недоставало мне, головокружение усиливалось. Все тело мое покрывалось зловонным потом, кровь текла из глаз моих, рот мой походил на горящую печь, я не смела проглатывать слюну свою, так она была горька в едка. Если я кашляла, то брызги, падая на мое тело, оставляли на нем как бы следы крепкой водки. Я снова стала призывать моего ангела-хранителя. Он опять явился, безмолвный, неподвижный; рука его была простерта к монастырю.
Боже мой! Как я страдала!.. В течение целого полугода я боролась с этим ужасным кошмаром, который днем мучил меня ежечасно; наконец я не в силах была сопротивляться более и хотела оставить моего бедного отца, чтобы вступить в монастырь, полагая, что на это воля Божия. Тогда прибыл из армии брат мой; он сжег мои книги, выгнал из дома людей, которыми была окружена я, и через несколько дней при помощи врача исчезли эти ужасные представления.
Рассудок и здоровье снова возвратились ко мне, я обняла моего брата, и теперь могу быть полезна моему престарелому родителю ".
Еще и в наши дни есть в деревнях люди, которые верят оборотням, домовым, привидениям и демонам, вышедшим из ада; они с величайшим хладнокровием уверяют вас, что во время темной ночи слышали звуки цепей и стук костей, что их преследовали ужасные привидения, страшные чудовища, и все это рассказывают они с таким простодушием, которое не оставляет никакого сомнения в действительности слов их.
Часто случается, что люди неблагонамеренные, мошенники и воры, наряжаются фантастически, чтоб напугать боязливых людей и удачнее исполнить свои преступные замыслы.
В таком случае, разумеется, нет никакого заблуждения чувств; напротив того, оно существует, если химерические явления бывают следствием ужаса. К несчастью, многие, которые по обязанности своей должны бы просвещать невежественный и легковерный класс людей, стараются из личных своих выгод содержать его в самом грубом суеверии; тем хуже для дураков, говорят те, которые смеются над этим...
А теперь поговорим о так называемых "прозрачных" снах.
Институт психофизиологических исследований в Оксфорде некоторое время собирал сообщения о том, что они называли "прозрачным" и "допрозрачным" сном.
Прозрачным называется такой сон, во время которого человек понимает, что спит.
При допрозрачном сне человек не уверен, спит он или бодрствует, и может так и не прийти к правильному решению.
Вот одно из хранящихся в институте сообщений:
"Я обнаружил, что нахожусь с N (другом рассказчика) в комнате на другом конце коридора. Я рассказал ему о прозрачных снах, которые я только что видел, и вдруг сказал:
"Конечно, это тоже сон". - "Может быть. Как знать?" - ответил N с беспомощной улыбкой. "Конечно, это сон, - сказал я и подошел к окну. - Сейчас я полечу". - "Глупо получится, если это не сон", - сказал К, который по-прежнему был спокоен и, казалось, подшучивал надо мной".
Конечно, можно увидеть во сне что угодно, в том числе и пробуждение ото сна. Многим снится, что они просыпаются, лежат в постели, встают, начинают одеваться - и вдруг обнаруживают, что все это сон, что они еще спят. Даже осознание того, что первое пробуждение им приснилось, не служит гарантией истинности второго пробуждения.
Бертран Рассел сообщил, что однажды, просыпаясь от наркоза, он испытал "около сотни" ложных пробуждений.
Отличить сон от бодрствования непросто, по крайней мере, во сне. Те, кому снятся прозрачные сны, не могут довериться своим ощущениям, так как прикосновение, вкус и запах во сне бывают абсолютно реальными.
Все, что можно испытать наяву, можно испытать в во сне. В сновидениях события могут осмысленно следовать друг за другом с учетом предшествующего опыта. Во сне можно увидеть, как ты просыпаешься, встаешь, выходишь из дому и делаешь одно за другим обычные ежедневные дела, пока вдруг не возникает сомнение в реальности происходящего. В этот момент человек может вспомнить аналогичные затруднения, возникавшие у других людей, и сравнивать их со своими и все же не быть уверенным в собственном состоянии.
Вы даже можете читать во сне книгу и думать, что все это происходит наяву.
Вы спите или уже проснулись? Или же все, что сегодня с вами произошло - часть сложного сна? На какое-то время подобные вопросы могут вызвать приступ сомнения, но вскоре вы отбрасываете сомнения, потому что уверены, что проснулись.
Эта уверенность, которую мы чувствуем на биологическом уровне, настолько несомненна, что не имеет ничего общего с разумом.
В одном из сообщений, собранных оксфордским институтом, это чувство очень хорошо передано: "Я думал, как мне узнать, что я действительно проснулся. Меня это часто озадачивало, но все же я уверен, что, когда ты на самом деле проснулся, ты чувствуешь нечто иное. Я не могу четко выразить это различие. Однако мне кажется, что во сне одно из чувств отсутствует, возможно, чувство ответственности".
Итак, если вы сомневаетесь, проснулись ли вы на самом деле, то будьте уверены, что вы еще спите.
Эта уверенность превращает допрозрачные сны в прозрачные, принося с собой уверенность в обратном. Вероятно, сновидения отличаются друг от друга, как и от состояния бодрствования, чем-то особенным и трудноуловимым. Несмотря на схожесть чувственного опыта и умственных процессов в состояниях сна и бодрствования, мы можем утверждать, что эти состояния совершенно различны и что личность может с одинаковой легкостью выражать себя в любом из них, но не в обоих одновременно.
Когда вы бодрствуете, вы можете вспоминать, как замечательно вылететь из приснившегося вам окна и вольно парить над черепичными крышами раскинувшейся внизу деревушки. Когда вы видите прозрачный сон, вы можете помнить, как неприятно водить пальцем по лезвию бритвы, и возможно, даже попытаетесь сравнить два ощущения. Развитие личности, вероятно, зависит от обоих видов опыта.
Когда мы бодрствуем, мы находимся во власти сил, формирующих наше тело и заключенный в нем разум, во сне же, как и в игре, у нас появляется возможность действовать вне этих сил, оказываясь в самых различных обстоятельствах, чтобы затем связать их с другим нашим опытом и построить всеобъемлющее и плодотворное отношение к жизни.
Тот факт, что у младенцев на сновидения падает восемьдесят процентов времени, уходящего на сон, а у стариков - меньше пятнадцати, подтверждает гипотезу о том, что сновидения играют важную роль в интеграции опыта.
По-видимому, все содержание снов является производным от ощущений, полученных во время бодрствования.
Хелен Келлер, лишившись зрения, слуха и обоняния в результате скарлатины, перенесенной вскоре после рождения, часто видит сны. Сначала это был чисто физический примитивный опыт, например, на нее наваливалось что-то тяжелое. Затем, когда она попала к опытному воспитателю, который подробно описывал ей мир, она начала видеть сны в новом измерении, но все они прочно опирались на единственное чувство, которому она могла доверять.
"Однажды во сне я держала в руках жемчужину. У меня нет зрительной памяти о жемчужине. Та, которую я видела во сне, была, вероятно, плодом моего воображения. Это был гладкий, прекрасно сформированный кристалл... роса и пламя, бархатная зелень мха в приглушенная белизна лилий".
Сновидения слепых от рождения не содержат зрительных образов и не сопровождаются быстрым движением глаз, характерным для сновидении зрячих.
Один слепой и глухой пациент никогда не слышал о сновидениях, но вспомнил, что однажды проснулся в глубокой печали, вновь пережив потрясение, испытанное им, когда, засунув руку в клетку с жившей у него птицей, он обнаружил ее мертвое тельце.
Связь ощущений, испытанных в состоянии бодрствования, с переживаниями во сне была подтверждена во время наблюдений за сном глухонемого, который обычно общался на языке знаков. Когда ему снилось, что он обычным путем говорит с другими людьми, электромиограф, присоединенный к телу спящего, отметил сильные двигательные токи, однако не в гортани, а в пальцах.
Зависимость сновидений от информации, полученной в состоянии бодрствования, огромна, но не абсолютна.
В 1965 году проведенные австралийскими учеными исследования показали, что люди, которые спали под действием сильных снотворных, могли научиться различать два звука разной высоты, один из которых сопровождался электрическим шоком. Когда те же два звука воспроизводились уже бодрствующим пациентом, энцефалограф показывал, что их мозг отвечал на шоковый, а не на нейтральный звук.
Эта обусловленность давно рекламируется теми, кто продает аппараты для обучения во сне. По данным большинства исследований, обучение сводится в основном к тем периодам, когда учащийся дремлет или находится на грани сна, но, очевидно, на разных стадиях сна восприимчивость меняется.
Засыпая, мы проходим через четыре распознаваемые стадии ортодоксального сна, по мере которых мы засыпаем все крепче.
Затем, когда начинается быстрое движение глаз и мы входим в фазу парадоксального сна, внезапно происходят количественные изменения. Мышечный тонус быстро падает, и тело расслабляется, спинальные рефлексы пропадают, и даже храп прекращается. По мере увеличения мозговой активности восприимчивость понижается.
По-видимому, наиболее полный уход от физической реальности происходит тогда, когда начинается прозрачный сон.
Того, кто видит прозрачный сон, почти невозможно разбудить, и ни один отчет не содержит упоминания о прозрачном сне, включающем в себя внешние стимулы, как это нередко происходит с непрозрачными снами. Когда вы знаете, что спите, вы достигаете самого полного ухода от связанных с телом ограничений.
Есть много сообщений о том, что во сне можно получить информацию, которую нельзя получить другим путем.
В Нью-Йорке в Маймонидской лаборатории сна Монтегю Ульман и Стаяли Крипнер сделали попытку объективно проанализировать эту возможность.
Они присоединили испытуемых к обычному электроэнцефалографу и после каждого быстрого движения глаз будили их и спрашивали, какой сон они видели. Пока они этим занимались, третий человек, находящийся в комнате на другом конце здания, напряженно думал о картине, выбранной наугад из целого собрания картин.
Наутро испытуемым показывали все картины и спрашивали, какая из них больше всего напоминает то, что они видели во сне. Было выявлено множество удивительных корреляций.
Однажды для проведения опыта была выбрана картина Ороско, изображающая группу мексиканских революционеров, движущихся на темном фоне клубящихся облаков и гор. Один из участников опыта видел во сне "Нью-Мехико", "тяжелые облака и горы" и "колоссальную кинопродукцию". Даже когда связь между сном и картиной была менее очевидна, группа независимых экспертов почти всегда легко находила нужную картину на основании сообщений об увиденных снах.
Этот успех объясняется скорее телепатией, чем пространственным перемещением спящего, однако последние исследования той же лаборатории представляют проблему в новом свете.
В1969 году к группе испытуемых присоединился молодой английский физик Мальком Бессент, который увидел во сне "чашу с фруктами", когда по плану стоял натюрморт Коковского "Фрукты и цветы", и "мелкие бассейны" и "изготовление коллажа", когда по плану шел коллаж под названием "Людской суд".
Но особенно удивительными зги попадания в цель делает то, что в третьей комнате ночью не было никого, кто думал бы о картинах, а в некоторых случаях картину отбирали только на следующее утро.
По-видимому, Бессент не только мог путешествовать в пространстве, покидая свое спящее тело, но и осуществлять отделение во времени. Было бы интересно узнать, видел ли он прозрачные сны, потому что разделение разума и тела можно намеренно контролировать, когда ты понимаешь, что спишь.
Один из участников опыта, работавший с Оксфордским институтом психофизических исследований, сообщает, что в прозрачном сне можно переместиться куда угодно, просто закрыв глаза и "мысленно сосредоточившись".
Известен старый, но хорошо документированный случай, который иллюстрирует все заключенные в данной ситуации возможности.
3 октября 1863 года из Ливерпуля вышло паровое судно "Гарод Лимерик", на борту которого находился владелец мануфактуры из Коннектикута С. Р. Уилмот, направляющийся домой к жене и семье в Соединенные Штаты.
Ночью 13 октября Уилмоту приснилось, что его жена вошла в каюту в ночной рубашке, остановилась в нерешительности в дверях, увидев, что там находится еще один пассажир, затем приблизилась, поцеловала его и исчезла.
На следующее утро его сосед, по отзывам "сдержанный и очень набожный человек", без всякой видимой причины вдруг перестал с ним разговаривать. После настойчивых попыток выяснить, в чем дело, Уильям Таит заявил: "Как вы можете позволять себе, чтобы женщина являлась к вам в таком виде". Выяснилось, что, лежа без сна, он наяву видел в точности ту же сцену, что Уилмот во сне.
Когда 23 октября судно пришло в Нью-Йорк, жена Уилмота сразу же спросила, не видел ли он ее десять дней назад. Зная о штормах в Атлантике и услышав сообщение о гибели другого судна, она отправилась спать в большой тревоге за жизнь мужа.
Ночью она почувствовала, что пересекает бурное море, находит низкий черный корабль, проходит сквозь него, видит на соседней койке глядящего прямо на нее незнакомого человека и на минуту задерживается в дверях, но все же входит, целует мужа и покидает каюту. После расспросов она сумела точно описать особенности каюты.
Этот случай внимательно разбирался сотрудниками Американского общества психических исследовании, и у нас нет оснований сомневаться в правдивости участников событий, но тем не менее вынести о нем суждение век спустя не представляется возможным.
Сегодня эта история интересует нас с точки зрения заключенных в ней возможностей. Если все произошло именно так, как описано, тогда Уилмот и его жена имели во сне общий опыт, при этом сохранив собственную индивидуальность, во сне они видели и чувствовали то же, что чувствовали бы и наяву, в обычной жизни.
Но самое удивительное, что бодрствующий Таит также принимал участие в этом событии, имея собственную точку зрения. Из того факта, что он,, вероятно, видел - и впоследствии мог описать - жену Уилмота, следует, что энергетическое тело, которое мы постулировали ранее, скорее всего сохраняет свою узнаваемую форму, даже после отделения от своего физического двойника.
Тут мы оказываемся в самом сердце мрачного мира призраков, где у науки почти нет шансов выбраться из тумана неопределенности.
СЕКРЕТЫ АУТОТРЕНИНГА
1. Метод Куэ
Эмиль Куэ родился в городе Турайте (Франция) в 1857 году и до 1910 года работал аптекарем. Будучи наблюдательным человеком и постоянно общаясь с пациентами, Куэ обратил внимание на то, что лечебный эффект лекарства зависит не только от его фармакологических свойств, но в еще большей степени - от того, верил ли больной в целебную силу этого лекарства или нет. Одно дело, когда человек принимает лекарство с уверенностью в выздоровлении ("завтра мне станет лучше"), и совсем другое, когда он не верит в пилюли ("все равно мне ничего не поможет"). Оказывается, делает вывод Куэ, сила воображения влияет на эффективность лечения.
Основываясь на своих практических наблюдениях, Куэ создал систему психотерапевтической помощи, которую назвал "школой самообладания путем сознательного самовнушения". В 1910 году Куэ переезжает в Нанси и открывает там клинику психотерапии, которой руководит до самой смерти (1926).
Следует отметить, что "Система Куэ" в 20-х годах получила довольно широкое распространение. Известный французский психотерапевт Соигаих (1978) называет Куэ одним из предшественников создания поведенческой психотерапии, отмечая, что он был "первым, кто предложил методы контроля мысли и подчеркивал роль позитивной мысли в изменении поведения".
С современных позиций некоторые теоретические рассуждения Куэ кажутся упрощенными и даже примитивными. Тем не менее созданный им метод "произвольного самовнушения" применяется в практике психотерапии и по сегодняшний день.
Куэ считал, что главной причиной заболевания является болезненное воображение, в котором проявляется бессознательное Ид. Куэ сравнивал силу воображения с горным потоком, который в своей стихийной безудержности сносит все на своем пути, но который можно "приручить", и тогда он сможет вырабатывать положительную энергию. Куэ утверждал, что все люди находятся во власти силы своего собственного
воображения и что больной человек, "вооружившись правильным представлением, может снова достичь своего душевного равновесия".
Сознательное самовнушение по Куэ - это лечебный метод, позволяющий подавить болезненные, вредные по своим последствиям представления и заменить их полезными и благотворными. Куэ сравнивал болезненные представления с застрявшими в предсознательной части Эго штифтами, которые можно постепенно выбить и заменить другими.
Кто не желает преуспеть именно в тех областях деятельности, в которых он отстает и перед которыми испытывает страх? Как известно, Демосфен страдал дефектом речи (голос его был тихим, а речь шепелявой), но он очень хотел стать оратором. Этот человек был настолько полон веры в себя, что путем упорных тренировок (он учился говорить с камнями во рту) стал, по свидетельству современников, непревзойденным оратором.
Пример Демосфена, по мнению Куэ, наглядно иллюстрирует одно из важных его теоретических положений: "успех приносит не столько сила воли, сколько сила собственного воображения".
Действительно, сознательные волевые усилия при коррекции речи не помогают, а только мешают. То же происходит и при некоторых других заболеваниях. Совет врача больному, страдающему навязчивыми состояниями или фобиями, "взять себя в руки " чаще всего приносит только ухудшение.
Согласно Куэ, лечебные представления, которые он назвал "формулой самовнушения", являются по своей сути констатацией факта. Формула самовнушения должна быть простой и не носить насильственного характера. Например: "С каждым днем во всех отношениях мне становится все лучше и лучше".
При этом неважно, считает Куэ, соответствует ли формула самовнушения действительности или нет, так как она адресуется подсознательному Я, которое отличается легковерием. Подсознательное Я принимает эту формулу за истину, как приказ, который необходимо выполнить. Чем проще будет формула, тем лучше лечебный эффект. "Формулы должны быть "детскими", - говорит Куэ. - Они предназначаются не для нашего сознательного, критически настроенного Я, а исключительно как представление, как детские формулы".
Куэ неоднократно подчеркивал, что произвольное самовнушение должно осуществляться без каких-либо волевых усилий. "Если вы сознательно внушаете себе что-либо, - писал он, - делайте это совсем естественно, совсем просто, с убеждением и особенно без всякого усилия. Если бессознательное самовнушение, часто дурного характера, бывает столь успешным, то это от того, что оно осуществляется без усилий".
Техника лечения. Лечение начинается с предварительной беседы, во время которой разъясняется влияние самовнушения на организм, приводятся примеры целебного воздействия внушения и самовнушения при различных заболеваниях. Чтобы убедить больного в том, что его собственные мысли, представления могут влиять на непроизвольные функции организма, мы нередко используем пробу с маятником Шевроле. Грузик, подвешенный на нитке, раскачивается в "неподвижной" руке пациента только при одном представлении о его движении. Это усиливает внушаемость больного и убеждает его в действенности избранного метода лечения.
Далее врач совместно с больным составляет формулу самовнушения, которая может меняться в процессе лечения. Формула должна быть простой, состоять из нескольких слов, максимум из 3-4 фраз и всегда носить позитивное содержание. Например, "Я здоров" вместо "Янеболен". Иногда формула представляет своеобразный "код", понятный только больному. Так, для усиления веры в свои силы может быть использована формула: "Я могу, я могу, я могу". В других условиях формула может быть более расширенной. Например, в условиях групповой зависимости от алкоголя или наркотиков пациент внушает себе: "Мое решение победить тягу к спиртному (наркотикам) окончательное. Какой бы предлог ни выставляли друзья и как бы меня ни уговаривали, в любом случае не поддамся уговорам, не изменю своему решению".
Во время сеанса больной занимает удобную позу сидя или лежа, закрывает глаза, расслабляется и шепотом, без всякого напряжения 20 раз произносит одну и ту же формулу самовнушения. Произносить формулу нужно монотонно, не фиксируя внимания на ее содержании, не громко, но так, чтобы сам больной обязательно слышал то, что говорит.
Сеанс самовнушения продолжается 3-4 мин, повторяется 2-3 раза в день в течение 6-8 недель.
Куэ рекомендовал использовать для проведения сеансов просоночные состояния утром при пробуждении и вечером при засыпании.
Чтобы не отвлекать своего внимания на счет при 20-кратном повторении формулы, Куэ рекомендовал использовать шнур с двадцатью узелками, которые перебираются, как четки.
Лечение проводится обычно амбулаторно, но под наблюдением врача.
Метод Куэ может использоваться самостоятельно, но чаще применяется в комплексе с другими методами суггестивной психотерапии.
Несомненным преимуществом метода самовнушения по сравнению с внушением и гипносуггестией является то, что пациент сам активно участвует в процессе лечения, а сеансы самовнушения можно проводить в любой обстановке и в любое время.
2. Метод Джекобсона
Метод предложен чикагским врачом Джекобсоном в 1922 году, то есть за 10 лет до того, как Шульц представил на суд медицинской общественности свой метод, изложенный им в монографии "Аутогенная тренировка - сосредоточенное саморасслабление" (Schultz, 1932). Следует отметить, что в 20-30-х годах эти методы не разделялись и рассматривались как варианты "лечения посредством деконтрактации".
Джекобсон исходил из общеизвестного факта, что эмоциональное напряжение сопровождается напряжением поперечнополосатых мышц, а успокоение - их релаксацией. Естественно было предположить, что расслабление мускулатуры должно сопровождаться снижением нервно-мышечного напряжения.
Занимаясь регистрацией объективных признаков эмоций, Джекобсон подметил, что различному типу эмоционального реагирования соответствует напряжение соответствующей группы мышц. Так, например, депрессивное состояние сопровождается напряжением дыхательной мускулатуры; страх - спазмом мышц артикуляции и фонации.
По мнению Джекобсона, снимая посредством произвольного самовнушения напряженность определенной группы мышц ("дифференцированная релаксация"), можно избирательно влиять на отрицательные эмоции.
Джекобсон полагал, что каждая область мозга функционирует в связи с периферическим нейромускулярным аппаратом, образуя церебронейромускулярный круг. Произвольная релаксация позволяет влиять не только на периферическую, но и на центральную часть этого круга.
Под релаксацией Джекобсон понимал не только релаксацию мышц, но в состояние, противоположное психической активности.
Техника лечения. Лечение начинается с беседы с больными, в процессе которой психотерапевт объясняет механизмы лечебного воздействия мышечной релаксации, подчеркивает, что основной целью метода является достижение произвольного расслабления поперечнополосатых мышц в покое.
Условно выделяют три этапа освоения техники прогрессивной мышечной релаксации.
П е р в ы й э т а п. Больной ложится на спину, сгибает руки в локтевых суставах и резко напрягает мышцы рук, вызывая тем самым ясное ощущение мышечного напряжения. Затем руки расслабляются и свободно падают. Так повторяется несколько раз. При этом нужно зафиксировать внимание на ощущении мышечного напряжения и расслабления.
Второе упражнение - сокращение и расслабление бицепсов. Сокращение и напряжение мышц должно быть сначала максимально сильным, а затем все более и более слабым (и наоборот). При этом упражнении необходимо зафиксировать внимание на ощущении самого слабого напряжения мышц и полного их расслабления.
После этого больной упражняется в умении напрягать и расслаблять мышцы сгибателей и разгибателей туловища, шеи, плечевого пояса, наконец - мышц лица, глаз, языка, гортани, участвующих в мимике и акте речи.
В т о р о й э т а п (дифференцированная релаксация). Больной в положении сидя учится напрягать и расслаблять мускулатуру, не участвующую в поддержании тела в вертикальном положении; далее - расслаблять при письме, чтении, речи мышцы, не участвующие в этих актах.
Т р е т и й э т а п. Больному предлагается путем самонаблюдения установить, какие группы мышц у него более всего напрягаются при различных отрицательных эмоциях (страх, тревога, волнение, смущение) или болезненных состояниях (боли в области сердца, повышение артериального давления и т. п.). Затем посредством релаксации локальных мышечных напряжений можно научиться предупреждать или купировать отрицательные эмоции или болезненные проявления.
Упражнения прогрессивной мышечной релаксации по Джекобсону осваиваются больными обычно в группе из 8-12 человек под руководством врача или опытного инструктора. Групповые занятия проводятся 2-3 раза в неделю. Кроме того, сеансы самообучения больные проводят самостоятельно 1-2 раза в день. Каждый сеанс продолжается от 30 мин (индивидуальный) до 60 мин (групповой). Весь курс обучения занимает от 3 до 6 месяцев.
3. Йога и медитация
Современные методы лечебного самовнушения при всем их многообразии имеют древние и в большинстве своем общие истоки. К таким истокам прежде всего относится древнеиндийская система йоги с ее эмпирическими находками.
Примерно во второй половине II тысячелетия до н. э. в Северную Индию вторглись племена, которые называли себя арийцами (благородными). Полагают, что именно арийцы создали самую древнюю индийскую литературу - "Веды". Основные литературные, этнические и религиозные концепции "Вед" сконцентрированы в "Упанишадах" - тайных знаниях, которые передавались от учителя к ученику. Известно более 120 "Упанишад", последние из которых были созданы в ХУ-ХУ1 веках н. э.
В IV-II веках до н. э. был создан древнеиндийский эпос "Махабхарата", заложивший основу философии йоги.
Большая заслуга в систематизации йоги принадлежит древнеиндийскому философу и врачу Патанджали. В своей книге "Йога-Сутра" (II в. до н. э.) он излагает основные философско-этические принципы йоги, а также практические приемы медитации. Именно его считают основоположником йоги.
Значение слова "йога" соответствует его санскритскому корню "йюдж", что означает "запрягать в упряжку, надевать сбрую, дисциплинировать ", а в более широком смысле - " заставить себя сосредоточиться, мобилизоваться".
Йога - широкое понятие, которое включает в себя и цель, и средства ее достижения. Прежде всего йога - древнеиндийская философская система. Главное в ней - учение о самосознании. Путем самосознания, согласно йоге, человек может достичь "освобождения", то есть способен освободить свое индивидуальное сознание (душу) от влияния условий материальной жизни и слить его с абсолютным знанием (богом). Самосознание достигается путем сосредоточения, при котором "созерцающее сознание теряется в созерцаемом объекте и перестает сознавать себя".
Методика достижения "освобождения" через йогу, по Патанджали, содержит 8 основных ступеней, которые расположены в строго определенном порядке и дополняют друг друга. Это йама (воздержание), нияма (культура питания, труда и отдыха), асана (поза), пранаяма (контроль над дыханием), пратьяхара (удаление чувств), дхарана (концентрация внимания), дхьяна (созерцание), самадхи (сосредоточение).
Йама включает в себя 5 "внешних" заповедей: не убивай, не лги, не смущайся, блюди целомудрие, не жалей богатства. Заповедь "не убивай" толкуется широко и включает в себя требование не есть мясо, рыбу, яйца и т. д., не курить, не пить спиртное. Указанные моральные ограничения играют роль своего рода "социальной защиты ", способствуют эмоциональной уравновешенности Дога.
Нияма содержит 5 "внутренних" заповедей: очищение, скромность, умеренность, декламацию очищающих изречений (молитвы), смирение.
Асаны - специфические позы. Существует около 500 асан: для медитации и релаксации, для укрепления тела, для очищения пищеварительной системы и т. д.
Пранаяма - упражнения по йоговскому дыханию. Выделяют 4 фазы дыхания: вдох (пурака), задержка (кумбхака), выдох (речана), пауза после выдоха. Большое значение придается задержке дыхания, во время которой, по мнению йогов, в организм поступает жизненная энергия - права. Прана поступает не только через воздух, но и через пищу, поэтому йоги прожевывают пищу очень медленно.
Пратьяхара- "негативная" концентрация, посредством которой достигается физическое и психическое расслабление. При глубоком расслаблении (релаксации) достигается выключение работы органов чувств.
Дхарана- активная концентрация внимания на объекте (внешнем или внутреннем). Упражнение считается освоенным, если внимание на предмете удерживается не менее 12с.
Дхьяна - процесс проникновения в сущность объекта сосредоточения. Если концентрация внимания на объекте удерживается в течение 144 с, что равно 12 дхаранам, считается, что дхьяна достигнута.
Самадхи достигается, если концентрация внимания на объекте удерживается 1728 с (12 дхьян, или 144 дхараны). Йоги считают, что в состоянии самадхи происходит полное проникновение в объект концентрации. В этот момент йог не в состоянии разграничивать свою личность и объект.
Первые 4 ступени ориентированы главным образом на психологическую и физическую подготовку; последние 4 - на тренировку психических процессов.
Последние 3 ступени (дхарана, дхьяна и самадхи) являются этапами медитации. Переход от одного этапа к последующему не нуждается в применении специальной техники. Он связан только с увеличением глубины концентрации на объекте.
В зависимости от использования специфических техник существуют различные виды системы йоги: мантра-йога, хатха-йога, лайя-йога, раджа-йога.
В мантра-йоге концентрация осуществляется на определенных словах и выражениях (мантрах), которые при
непрерывном повторении (джапа) оказывают определенное воздействие на состояние центральной и вегетативной нервной системы.
Основу х а т х а-й о г и ("силовая йога", "йога против воли") составляют асаны и пранаяма.
Йоги считают, что существует связь эмоционального состояния человека с позой и тонусом мускулатуры. Используя мышечную систему как наиболее поддающуюся волевому контролю, путем многолетней тренировки нервно-мышечных процессов йоги приобретают навыки самовоздействия на эмоционально-волевую сферу.
При этом одни асаны действуют на организм подобно релаксантам, транквилизаторам, другие - подобно стимуляторам.
Определенные асаны приводят к расслаблению мышц грудной клетки, что снижает усилия при дыхании. Поэтому асаны предшествуют пранаяме. Йоги считают, что существует прямая связь между дыханием и психическим состоянием, и придают этой связи большое значение. Считается, что нормализация ритма дыхания приводит к психической релаксации. И наоборот, психическая релаксация приводит к урегулированию ритма дыхания. Оптимальным соотношением циклов вдоха, задержки и выдоха йоги считают соотношение 1:4:2.
Лайя-йога - система саморегуляции, цель которой - пробуждение "латентной" энергии вегетативной нервной системы. Основной техникой системы является медитация. Объектами концентрации могут быть специфические слова (мантры), геометрические фигуры (литры), картины (даяты).
По мнению йогов, в основании позвоночника находится жизненно важный центр - муладхара, в котором хранится нервная энергия (кундалини) регулирующая висцеральные функции организма. Символом кундалини является змея, свившаяся в спираль. Пробуждение и освобождение кундалини достигается путем психической концентрации на центре муладхара.
Раджа-йога является системой этико-философских принципов и религиозных норм, а также правил медитирования. В раджа-йоге используются процедуры и техники, аналогичные лайя-йоге, но объекты концентрации связаны с высшими проявлениями сознательной деятельности человека. Считают, что с помощью раджа-йоги создается мост между сознательными и бессознательными психическими процессами.
Йоги уверены, что, прежде чем практиковать раджа-йогу, необходимо обязательно освоить практику хатха-йоги и лайя-йоги.
С помощью медитации йоги способны изолировать себя от внешнего мира. С углублением медитации йог теряет чувство реальности и не может отличить свой внутренний мир от внешнего.
Согласно раджа-йоге, внешний мир является только грубой формой мира внутреннего. Йог ничего не получает от общества и ничего ему не дает. Он достигает состояния абсолютной изоляции (кайвалья), которая является целью его социального существования.
Центральным методом самовнушения в восточных учениях является медитация.
Слово медитация происходит от греческого медомой ("о чем-либо размышлять"). Ему соответствует санскритский термин дхьяна ("размышление", углубление").
С позиции древнеиндийской психологии бодрствующее сознание человека имеет три возможных состояния:
1) неспособность сосредоточиться на одной мысли (состояние, противоположное медитации);
2) навязчивая мысль, мотив, образ (непроизвольная медитация);
3) способность произвольно сосредоточиться на чем угодно и не думать о том, что мешает в данный момент (медитация).
Иначе говоря, медитация - это всякое сосредоточение мысли, всякая концентрация внимания на чем бы то ни было.
Патанджали учит: "Дхарана есть удержание мысли на каком-нибудь определенном предмете. Непрерывное течение познавания этого предмета есть дхиана... Когда оно, отвергая образы, отражает только их смысл, - это самадхи" (цит. по С. Вивекананда, 1906).
Человек может размышлять над какой-то житейской или научной проблемой, может быть охвачен какой-то идеей, но это не есть медитация. Под медитацией обычно подразумевают искусственно созданную ситуацию, в которой человек специально занят самосовершенствованием своих мыслительных процессов или каких-то психических особенностей, размышляя (медитируя) над им же созданными искусственными обстоятельствами.
Можно провести аналогию со спортом и обычным физическим трудом. Специальные физические упражнения могут более эффективно развивать физическую силу и мышцы, чем повседневный физический труд.
Точно так же специальная практика медитации может усиливать ваши психические возможности более значительно, чем повседневное функционирование психики. Если при медитации внимание концентрируется на физиологических процессах тела, то это может привести к их изменению, как при аутогенной тренировке.
В процессе медитации у йога возникает иллюзия, что он сливается со всем мирозданием, достигает высоких ступеней интуитивного прозрения, с помощью которого он осознает скрытую суть вещей.
С современных позиций медитация является одной из форм ауто-гипнотизации, а состояние измененного сознания, достигнутое в результате медитации, представляет собой гипнотический транс.
Техника медитации йогов связана с такими понятиями, как янтры и мантры.
Я н т р ы. Уже первобытный человек пытался материализовать свои представления о мире в виде наскальных рисунков. В последующем, созерцая их, он вызывал у себя адекватные эмоциональные переживания. Сначала это были изображения реальных образов (людей, зверей, деревьев), а потом - их символов. В этом отношении верха совершенства достигла египетская символика.
Известно, что изображения разнообразной формы и цвета оказывают различное влияние на психическое состояние человека. Так, зигзагообразная линия с острыми углами создает впечатление резкого изменения, накопления и разряда энергии, вызывает у человека чувство напряженности, тревоги. Наоборот, 8-образная кривая называется линией грации и формирует чувство гармонии, успокоения. Закругленные линии можно назвать легкими, ломаные - твердыми. Фигуры с радиально расходящимися прямыми создают иллюзию излучения, квадрат связывают с представлением завершенности, круг - с космической бесконечностью и абсолютной гармонией.
Ряд геометрических фигур подобран по принципу возрастания иллюзии излучения. Эти фигуры считаются священными почти во всех религиях и являются основными элементами в изображении так называемых чакр в системе лайя-йоги.
Разное психическое воздействие оказывают фигуры симметричные в несимметричные, уравновешенные и неуравновешенные.
Концентрация внимания на фигуре со сбалансированным центром (уравновешенная фигура) вызывает у человека чувство успокоения, а концентрация на несбалансированной фигуре - чувство дискомфорта, напряжения.
Определенное влияние на психическое состояние оказывают и различные цвета. Например, красный цвет возбуждает, а фиолетовый успокаивает. В. X. Кандинский отмечал, что желтый цвет концентрирует внимание, а синий и красный рассеивают. Он же утверждал, что оранжевый цвет порождает прилив энергии, амбицию и стремление к триумфу.
Художники знают, что ярко-красный, ярко-желтый и оранжевый - "теплые" цвета, а светло-синий, салатовый и голубой - "холодные". Взаимодействия цветов еще более усиливают влияние на эмоции. Так, например, золотисто-желтый цвет и цвет морской волны взаимно усиливают эмоциональную уравновешенность, а сочетание золотисто-желтого и огненно-красного цветов действует противоположно.
Эффект воздействия формы и цвета на психическое состояние человека лежит в основе практики лайя-йоги. Медитация здесь проводится посредством концентрации внимания на реальных или воображаемых графических изображениях - янтрах.
В качестве объектов концентрации при медитации также часто используются чакры.
Мантры. Влияние звуков и речи на психическое состояние человека бесспорно. Основное назначение речи состоит в передаче информации. Однако эмоциональное и суггестивное воздействие человеческой речи определяется не только содержанием информации, но и зависит от выразительности, громкости, музыкальности произнесенных слов. Зависимость силы воздействия человеческой речи от ее структуры - увлекательная и еще мало разработанная область знаний.
Слова, смысл которых конкретен (блеск, свет, ночь, тепло, сладко и т. д.), обладают большей суггестивной силой, чем слова с абстрактным смыслом (следовательно, в результате, потому что и т. п.). Чем выше степень абстракции при описании образа, тем меньше его суггестивное воздействие. Если мы хотим сформировать образ какого-то человека, то нужно говорить не о человечестве вообще, а о конкретных качествах конкретного человека.
Суггестивное воздействие речи повышают такие ее качества, как мягкость и сила голоса, паузы, использование эффекта неожиданности.
На эмоциональное состояние человека оказывает влияние не только смысл и интонация речи, но и определенное звукосочетание слов. Такие слова, как "монотонный", "флаг", "дрожжи", "Владивосток", звучат мягко, а слова "роса", "роза", "пробуждаю", "трава", "рассвет "звучат твердо, стимулируют к действию. Приказы обычно состоят из твердых слов. Интересно, что звук "р" присутствует в слове "красный" почти во всех европейских языках.
Все звуки речи делятся на гласные и согласные. Согласные делятся на твердые и мягкие. Гласные получаются при озвученном выдохе и характеризуются высотой основного тона и сопровождающих его обертонов. Последние принято называть формантными тонами. Самый высокий формантный тон у звука "и", самый низкий - у звука "у".
При воздействии словом важно не только его смысловое содержание, но и звуковая структура. Так, например, присутствие в слове звука "и" создает впечатление чего-то маленького, узкого, незначительного. Это легко подтвердить экспериментом. Предложите испытуемому назвать воображаемыми словами ("ла", "лау", "ли") три одинаковые по форме, но различные по величине фигуры. Обычно для самой маленькой фигуры выбирается название "ли", а для самой большой - "лау". Звук "и" создает ощущение напряженности, холодности, звук "о" - расслабленности, мягкости, теплоты.
Наличие звуков "а", "е", "и" создает ощущение чего-то белого, светлого, желтого, красного, яркого; звуки "ы", "о", "у" ассоциируются с мрачным, темным. Доминирование звуковой символики над содержанием понятия хорошо демонстрируется в детском творчестве (считалки, скороговорки). Эти звуковые ряды более устойчивы, чем смысловые.
Разрыв содержательных связей в структуре мышления происходит в просоночном состоянии, а также во время медитации. Первоначально в сознании всплывают не связанные друг с другом эпизоды. Внутри каждого эпизода существует логическая связь. При более глубокой медитации появляются отдельные, не связанные друг с другом фразы, а потом происходит их распад. При глубокой степени медитации происходит распад слов, причем в сознании остаются лишь краткие, ритмизированные звукосочетания. Вероятно, поэтому некоторые авторы (В. А, Налимов, 1989) называют практикующих медитацию "психонавтами".
Речь освобождается от понятийного содержания при выраженных аффектах (крик, рев). Наоборот, в восклицаниях (ах! ох! эх!) содержится сильный эмоциональный компонент. Восклицания как бы символизируют сами эмоции. Они не несут никакой понятийной нагрузки кроме представления об определенном эмоциональном состоянии.
У каждого человека с определенным восклицанием обычно связаны определенные эмоции. Бели вы произнесете такое восклицание несколько раз подряд, то можете вызвать соответствующее эмоциональное состояние. Интересно, что аналогичные воздействия наблюдаются и при произнесении любого слова. В этом специфическом воздействии звукосочетаний на психику человека и заложена тайна воздействия мантр.
Сознательное воздействие на человека с помощью слов или словосочетаний практиковалось еще в глубокой древности. Многократное повторение определенных, чаще всего бессмысленных слов широко распространено в практике народной медицины, культовых обрядов, присуще стрессовым ситуациям. В таком воздействии бессмысленного ряда слов на психику человека нет ничего абсурдного, так как в этом случае воздействует не смысловая нагрузка, не информация, а звукосочетание.
Мантры можно придумывать самому. Предположим, вы на берегу моря, под вашими ногами теплый желтый песок, ласково греет утреннее солнце, вы чувствуете себя спокойным, уверенным в своих силах. Расслабьте тело, сконцентрируйте внимание на своих ощущениях и придумайте словосочетание, соответствующее в данный момент вашему душевному состоянию. Это ваша мантра. Концентрируясь на ней в процессе медитаций и повторяя ее многократно, вы можете вызвать у себя то душевное состояние, которое испытали и прочувствовали на берегу моря. Подобным образом вы можете создать мантры, соответствующие различным эмоциональным состояниям.
Техника медитации. Упражняясь в медитации, следует соблюдать следующие правила.
1. Помещение для медитации должно быть тихим, теплым и уютным. В последующем медитировать можно в любой обстановке.
2. Медитация должна выполняться натощак или через 1-2 ч после еды, лучше утром (до завтрака) и вечером (перед ужином).
3. Не следует проводить тренировок, если вы чувствуете себя нездоровым или эмоционально перевозбуждены.
4. Во время медитации не сопротивляйтесь мыслям, спонтанно возникающим в сознании; пусть они исчезнут сами.
5. Не превращайте медитацию в "идею фикс".
6. Медитацией следует заниматься 40-45 мин 3-4 раза в неделю.
Поза. Для тех, кто занимается хатха-йогой, рекомендуется использовать позу "лотос" или "полулотос". Остальные могут медитировать в положении сидя на стуле с удобной спинкой, позволяющей выпрямить позвоночник, или лежа на спине.
Расслабьте руки, лицо, ноги, все тело. Подождите 2-3 мин до полного расслабления. Закройте глаза.
Концентрация на собственном теле. Займите медитативную позу. Сконцентрируйте внимание на своем теле: "Я лежу спокойно... мое тело расслаблено... мои руки и ноги расслаблены... я чувствую пальцы ног... они расслаблены полностью... чувствую свои голени... мои голени расслаблены полностью... чувствую свои бедра... мои бедра расслаблены... все мое тело расслаблено... моя грудная клетка расслаблена... мое тело расслаблено... чувствую свой живот... он расслаблен... чувствую свою шею...
она расслаблена... чувствую свое лицо... каждая мышца лица расслаблена... я все больше и больше расслабляюсь..."
Произнесение фраз происходит медленно, с одновременной активной концентрацией на частях тела. Со временем, в ходе тренировок, глубина мышечного расслабления увеличивается.
На определенном этапе медитирующий как бы превращается в постороннего наблюдателя собственной мыслительной деятельности. В сознании появляются самые различные реальные или фантастические картины. Необходимо отстраниться от эмоциональных переживаний этих картин и следить за ними как бы со стороны, наподобие зрителя, смотрящего фильм.
При углублении медитации картины начинают все быстрее сменять друг друга. Происходит распад мыслительного процесса. При настойчивой тренировке можно добиться глубокого транса.
Концентрация на позе. Все внимание направьте на правую руку. Сконцентрируйтесь на ощущениях, которые испытываете в руке. Переместите руку и снова сконцентрируйтесь на изменившихся ощущениях. Теперь концентрируйте внимание на позе тела. Ощутите его пространственную конфигурацию. Представьте, что вы совершаете различные действия - плаваете, ныряете, танцуете, берете финиш, выполняете гимнастические упражнения, наносите удары, защищаетесь. Эта медитативная техника являлась основой подготовки в древних восточных боевых искусствах в используется сейчас в дзюдо, каратэ, конфу, айкидо и др.
Концентрация на дыхании. Примите медитативную позу. Расслабьте тело. Сконцентрируйтесь на дыхании. Не меняйте естественного ритма дыхания, а только следите за ним. Дыхание можно мысленно сопровождать фразами: "Я чувствую свой вдох... чувствую свой выдох..." и т. д. Простота упражнения только кажущаяся. При тренировках вы столкнетесь с ограничением возможностей удерживать свое внимание на дыхании.
Возникают периоды рассеянности со сменой картин и мыслей. В процессе регулярных тренировок периоды рассеянности сокращаются, а периоды концентрации становятся все более продолжительными и устойчивыми. Медитирующий начинает ощущать внутреннюю стабильность и гармонию своих эмоциональных реакций. Это упражнение является основной техникой в практике дзен. Сконцентрировав свое внимание на дыхании, можно повторять примерно следующие медитативные фразы:
Я вдыхаю...
Я выдыхаю...
Грудная клетка расслаблена... (один дыхательный цикл)
Я вдыхаю...
Я выдыхаю...
Мое тело расслаблено... (один дыхательный цикл)
Я вдыхаю...
Я выдыхаю...
Я чувствую покой и расслабление... (один дыхательный никл)
Я вдыхаю...
Я выдыхаю...
Приятное ощущение... (вдох)
Приятное ощущение... (выдох) Приятно дышать... (вдох)
Приятно дышать... (выдох)
Я чувствую тепло... (вдох)
Я чувствую тепло... (выдох)
Все расслаблено... (вдох)
Все расслаблено... (выдох)
Спокойствие и тишина... (вдох)
Спокойствие и тишина... (выдох)
Упражнение представляет собой модификацию буддийской медитативной техники.
Медитация на мантрах. Принимается определенная поза, в которой можно находиться длительное время, не испытывая физических неудобств. Тело полностью расслабляется. Медитирующий успокаивается и ритмизирует дыхание, концентрирует взгляд на определенной точке или закрывает глаза. В этом состоянии полного расслабления начинается непрерывное мысленное повторение мантры (процесс джапа).
Непрерывная концентрация на мантре является исключительно трудным процессом. Через некоторое время после начала медитации внимание непроизвольно рассеивается, место мантры занимают посторонние мысли или картины.
Потом концентрация снова фокусируется на мантре, и процесс джапа продолжается. Для мантра-медитации целесообразно использовать звукосочетания, не имеющие понятийного смысла, но способные создавать определенный психический фон. В древней практике лайя-йоги используются звуки санскритского языка, смягченного группами звуков "нг", "анг", "инг", например:
1) анг, бант, вант, данг, джанг, дзанг, танг, занг, кант, ланг, манг, нанг;
2) енг, бенг, венг, генг, дженг, дзенг, тенг, зенг, кенг, ленг, мент, ненг, пенг, ренг, сенг, тент, фенг, хенг, ценг, ченг, шенг;
3) инг, бинт, винт, гинг, динг, джинг, дзинг, тинг, зинг, кинг, линг, минг, нинг, тинг, ринг, синг, тинг, финт, хинг, цинг.
Каждую мантру нужно тренировать отдельно в течение продолжительного времени. Достаточно выбрать 2-3 мантры, создающие у медитирующего соответствующее психологическое состояние. Мантра способствует заполнению сознания нейтральным содержанием, освобождающим его от следов предшествующей психической деятельности, и вхождению в транс.
Медитация на янтрах. Примите медитативную позу, расслабьтесь. Мысленно представьте круг, треугольник, прямоугольник, звезду и другие простые геометрические фигуры, сноп лучей. Попытайтесь зафиксировать те специфические эмоциональные состояния, которые они у вас вызывают. В дальнейшем по мере тренировки попытайтесь зафиксировать внимание только на одной из фигур.
Медитация на чакрах. Техника представляет собой эффективное средство воздействия на вегетативную нервную систему (лайя-йога).
В своей книге "Лайя-йога" Госвами описывает технику, предназначенную для стимулирования вегетативной нервной системы. Она состоит из следующих этапов.
1. Концентрация на чакре муладхара. Нужно сконцентрировать воображение на спирали кундалини (символ потенциальной нервной энергии), которая излучает красный цвет.
2. Концентрация на чакре совершается одновременно с мысленным произнесением мантры "ханг". Воображение фокусируется на спирали кундалини, которая начинает постепенно нагреваться и излучать тепло. Одновременно она медленно раскручивается и поднимается вверх по позвоночнику. Последовательно она проходит через все чакры и достигает теменной области - чакры сахасрара.
3. Воображение направляется на сегмент спирали, находящейся между чакрами муладхара и анахата. Медитирующий представляет, что эта часть спирали излучает огненно-красный свет.
4. Далее воображение концентрируется на сегменте спирали между чакрами аджна и вишудха; спираль излучает бело-красный свет.
5. Наконец, воображение концентрируется на окончании спирали в чакре сахасрара. Спираль раскалена добела, здесь сосредоточена огромная энергия, которую медитирующий может контролировать.
Давно существуют попытки найти связь между чакрами и центрами вегетативной нервной системы. Однако все они пока безуспешны. Следует согласиться с мнением болгарского исследователя Н. Петрова (1986), который считает, что различные интерпретации кундалини, допускающие существование нематериальных проводников биоэнергии, а также чакр как центров, контролирующих биоэнергию, представляют собой смесь наивности и метафизики.
Медитация на мантрах и янтрах в качестве средств самовнушения издавна используется в восточных религиях. Однако нельзя считать религиозные культуры первоисточником медитативных техник. По всей вероятности, способность человека к медитации возникла в глубокой древности. Не случайно еще у первобытного человека появилась потребность в ритмах и танцах, примитивных песнях, предметах культа. Посредством концентрации внимания на этих ритмах и предметах культа первобытный человек формировал у себя психический настрой, возбуждая себя или успокаивая.
Мантры лежат в основе песенного творчества многих народов, помогают преодолевать тяжелый физический труд. Вполне естественным считается вхождение в транс во время танцев, в основе которых лежит ритм, или в процессе строевой подготовки солдат.
Короткие команды, хождение строевым шагом, бесчисленные повороты налево, направо, кругом, беспрекословное выполнение, казалось бы, нелепых приказов... Потом приказ: "В атаку!" Люди поднимаются и идут на смерть. Все это - звенья одной цепи.
4. Метод Шульца
Аутогенная тренировка - это самовнушение в состоянии релаксации (низшая ступень) или гипнотического транса (высшая ступень).
Создателем метода аутогенной тренировки по праву считают Иоганса Генриха Шульца, ему же принадлежит и термин "аутогенная тренировка". Временем создания метода считают 1932 год, однако корни его рождения уходят в далекое прошлое.
После учебы в Познани, Геттингене и Бреслау Шульц некоторое время занимался исследовательской и преподавательской работой в институте психологии им. Пауля Эрлиха во Франкфурте, где (будучи по профессии дерматологом) он читал лекции по психотерапии. Через некоторое время Шульц получил диплом невропатолога и занял место главного врача санатория "Белый олень" под Дрезденом. В 1924 году он переехал в Берлин, где были написаны основные его труды (более 400), в том числе монография "Аутогенная тренировка - сосредоточенное саморасслабление" (1932), формально давшая начало методу аутогенной тренировки.
Шульцу еще при жизни посчастливилось быть свидетелем " победного шествия" аутогенной тренировки. В 1961 году был создан "Интернациональный координационный комитет для клинического применения в обучения аутогенной терапии" (118АТ), куда вошел и представитель СССР. Особо широкое распространение аутогенная тренировка получила в Германии, США, Канаде.
Ученый успел даже написать предисловие к 13-му изданию своей книги, вышедшему в 1970 году В нем Шульц с тревогой писал: "Широкое распространение метода привело к тому, что, к сожалению, к нему "примазались" и шарлатаны: один священник обещает детям легкие пути к самообладанию, различные "институты психологии" рассылают проспекты, отмечая мимоходом, что их руководители имеют ученые степени и звания, и тому подобное. Даже коллеги издают без конца "Сборники упражнений" для самостоятельных занятий без врачебного контроля". Между тем почти за 40 лет до этого в предисловии к первому изданию своей известной книги Шульц писал: "Настоятельно предупреждаем читателей, не имеющих отношения к медицине, о недопустимости использования нашего метода самостоятельно или с посторонней помощью без врачебного контроля; так как по своей внутренней сути аутогенная тренировка направлена на перестройку сознания человека, ее необходимо осуществлять под медицинским наблюдением".
Умер Шульц 27 сентября 1970 года в возрасте 86 лет.
В СССР аутогенная тренировка систематически стала изучаться примерно с середины 50-х годов (А. М. Свядощ, М. С. Лебединский, Г. С. Белов, А. С. Ромен и др.). Этому методы посвящены монографии А. С. Ромена (1970), А. Г. Панова, Г. С. Беляева, В. С. Лобзина, И. А. Копыловой (1980) и др.
Аутогенная тренировка, предложенная Шульцем как самостоятельный метод, по своему характеру является методом синтетическим (Лобзин, Решетников, 1986). В его основе лежат находки древнеиндийской системы йогов, опыт исследования ощущений людей, погружаемых в гипноз, практика использования самовнушения нансийской школой психотерапевтов (Куэ, Бодуэн), психофизиологические исследования нервно-мышечного компонента эмоций и опыт применения мышечной релаксации (Джекобсон), а также рациональная психотерапия (Дюбуа).
Основной заслугой Шульца является прежде всего то, что он освободил учение йоги от распространенной интерпретации или от налета мистицизма.
Предложенная Шульцем методика аутогенной тренировки в отличие от ее многочисленных модификаций называется классической и делится на 2 ступени: 1-я, или начальная (АТ-1) и 2-я, или высшая (АТ-2).
Техника АТ-1. Перед началом тренировки с пациентами проводится беседа, в которой в доступной форме объясняются физиологические основы метода, механизмы воздействия на организм тех или иных упражнений. Сам Шульц, например, считал, что при значительном расслаблении поперечнополосатой мускулатуры возникает особое состояние сознания, позволяющее путем самовнушения воздействовать на различные, в том числе непроизвольные функции организма. Умело проведенная беседа, сопровождаемая демонстрацией эффективности отдельных упражнений, а также пациентов, добившихся путем тренировки позитивных результатов, способствуют успеху дальнейшего лечения. В беседе подчеркивается, что мысленное повторение формул самовнушения должно проводиться спокойно, без излишней концентрации внимания и эмоционального напряжения. Полезно с самого начала ознакомить больного с планом тренировок.
Сеансы самовнушения проводятся 3-4 раза в день. Первые 3 месяца длительность каждого сеанса не превышает 1-3 мин, затем время их несколько увеличивается (АТ-2), но не превышает 30 мин. На всем протяжении лечения тренировки должны проводиться под наблюдением врача.. С этой целью не менее 1 раза в неделю проводятся сеансы групповой тренировки. На первом этапе лечения необходимо овладеть 6 упражнениями. На тренировку каждого требуется примерно 10-15 дней. После этого наступает 2-й этап лечения (АТ-2), который длится не менее 6 месяцев. Полный курс аутогенной тренировки рассчитан на 9-12 месяцев.
Сеансы проводятся лежа или сидя, в позе "кучера" (голова склоняется вперед, кисти и предплечья - на коленях, ноги удобно расставлены).
1-е упражнение - вызывание ощущения тяжести. Мысленно повторяют: "Я совершенно спокоен" (1 раз); "моя правая (левая) рука тяжелая" (6 раз); "я спокоен" (1 раз). После 4-6 дней упражнений ощущение тяжести в руке становится отчетливым. Далее таким же образом чувство тяжести вызывается в обеих руках... в обеих ногах... во всем теле. Каждое упражнение должно начинаться и заканчиваться формулой: "Я спокоен".
2-е упражнение - вызывание ощущения тепла. Мысленно повторяют: "Я спокоен" (1 раз); "тело тяжелое" (1 раз); "моя правая (левая) рука теплая" (6 раз). В последующем внушение тепла распространяется на вторую руку, ноги, все тело. Переходят к формуле: "Обе руки теплые... обе ноги теплые... все тело теплое".
В дальнейшем 1-е и 2-е упражнения объединяются одной формулой: "Руки и ноги тяжелые и теплые". Упражнение считается освоенным, если ощущение тяжести и тепла в теле вызывается легко и отчетливо.
3-е упражнение - регуляция ритма сердечной деятельности. Упражнение начинается с формулы: "Я спокоен". Затем последовательно вызывается ощущение тяжести и тепла в теле. Пациент кладет свою правую руку на область сердца и мысленно' произносит 5-6 раз: "Мое сердце бьется спокойно, мощно и ритмично". Предварительно пациенту рекомендуется научиться мысленно считать сердцебиение. Упражнение считается освоенным, если удается влиять на силу и ритм сердечной деятельности.
4-е упражнение - регуляция дыхания. Используется примерно следующая формула самовнушения: "Непокоен... мои руки тяжелые и теплые... мое сердце бьется сильно, спокойно и ритмично... Я дышу спокойно, глубоко и равномерно". Последняя фраза повторяется 5-6 раз. В последующем формула сокращается: "Я дышу спокойно".
5-е упражнение - влияние на органы брюшной полости. Больному предварительно разъясняется локализация и роль солнечного сплетения в нормализации функции внутренних органов. Вызываются последовательно такие же ощущения, как при упражнениях 1-4, а затем мысленно 5-6 раз повторяют формулу: "Солнечное сплетение теплое... оно излучает тепло".
6-е упражнение - вызывание ощущения прохлады в области лба. Вначале вызываются ощущения, описанные в упражнениях 1-5. Затем 5-6 раз пациент мысленно повторяет: "Мой лоб прохладен ".
По мере освоения упражнений формулы самовнушения могут сокращаться: "Спокоен... Тяжесть... Тепло... Сердце и дыхание спокойны... Солнечное сплетение теплое... Лоб прохладный".
После выполнения упражнения пациентам рекомендуется спокойно отдыхать в течение 1-2 мин, а затем вывести себя из состояния аутогенного погружения. Для этого дают себе мысленную команду: "Согнуть руки (2-3 резких сгибательных движения в локтевых суставах), глубоко вдохнуть, на вдохе открыть глаза".
Приведенные 6 упражнений низшей ступени являются подготовительными и позволяют в основном воздействовать на вегетативную нервную систему и вегето-висцеральные функции организма.
Техника АТ-2. К высшей ступени аутогенной тренировки Шульц относил упражнения, цель которых заключается в тренировке процессов воображения (со способностью к визуализации представлений) и нейтрализации аффективных переживаний.
В основе упражнений высшей ступени аутогенной тренировки лежит медитация.
1-е упражнение- медитация на цвете. После исполнения 6 упражнений низшей ступени пациент, не меняя позы, мысленно концентрирует свое сознание на образах характерного цвета: заснеженные горные вершины... зеленый луг... синий цветок. Во время упражнений пациент должен стремиться удерживать в сознании представление о цвете, а не о конкретных формах предметов.
Упражнение повторяется до тех пор, пока пациент не научится визуализировать цветные образы.
2-е упражнение - медитация на образе определенного цвета. Цель упражнения заключается в целенаправленном вызывании определенных цветовых представлений. Одновременно тренируются ассоциации цвет - ощущения. Например, фиолетовый - чувство покоя, черный - печаль, тревога и т. д.
3-е упражнение - медитация на образе. Цель упражнения - научиться произвольно визуализировать конкретный предмет или образ. Это может быть цветок, ваза, человек. Критерием успешности тренировки является целенаправленная визуализация самого себя.
4-е упражнение - медитация на абстрактной идее. Сущность упражнения заключается в вызывании образных эквивалентов таких абстрактных понятий, как свобода, надежда, радость, любовь и т. п. Образные эквиваленты подобных абстрактных понятий у всех людей сугубо индивидуальны. У одних свобода ассоциируется с парящей в небе птицей, у вторых - с морем, у третьих - с бескрайней степью.
5-е упражнение - медитация на эмоциональном состоянии. В процессе упражнений осуществляется переход к проекции визуализированных образов на себя, на собственные переживания. Шульц в качестве примера предлагал медитацию ощущения при виде гор. Фокус воображения должен быть направлен не на конкретный объект или пейзаж (море, горы), а на ощущения, которые возникают при их созерцании.
6-е упражнение - медитация на человеке. Сначала воображение концентрируется на незнакомом, а потом - на знакомом человеке. Основная задача упражнения состоит в том, чтобы научиться "освобождаться" от субъективных установок и эмоциональных переживаний по отношению к знакомым образам, сделать эти образы "нейтральными".
7-е упражнение - "ответ бессознательного". Овладев способностью к визуализации образов, пациент сам себе задает вопросы, а ответы на них получает в виде спонтанно возникающих образов, которые потом интерпретируются. Наиболее часто задаются такие вопросы: "Что я хочу от жизни?", "Какие ошибки я допускаю в жизни?", "В чем мои главные проблемы?", "Как я должен себя вести в конкретной ситуации?"
Лутэ, соавтор Шульца по 6-томному руководству "Аутогенная терапия" (1969), предлагает после аутогенной медитации (высшая ступень аутогенной тренировки по Шульцу) дополнительные упражнения по аутогенной модификации и аутогенной нейтрализации.
Упражнения по аутогенной модификации включают в себя специальные упражнения для внутренних органов (аналогичные упражнения по методу Клейнзорге-Клюм-биеса) и формулы-намерения. Пациент не просто задает себе вопрос, как в 7-м упражнении ЛТ-2, а медитирует какую-либо формулу-намерение. Например: "Я не принимаю ни одной капли алкоголя, нив какое время, ни при каких обстоятельствах " в ситуации приглашения выпить или: "Я просыпаюсь, когда мой мочевой пузырь даст знать о себе" при энурезе и т. п.
Упражнения по аутогенной нейтрализации включают в себя: аутогенное отреагирование и аутогенную вербализацию.
При аутогенном отреагировании (по Лутэ) больной, например, неврозом, задает себе вопрос: "В чем причина моего заболевания? " Ответ он получает в визуализированных образах, которые потом интерпретируются. Обычно наблюдается "послойное" вскрытие психотравмирующих причин: вначале вскрываются "поверхностные", а в конце - "глубокие" элементы причины заболевания.
Вскрытие и отреагирование психотравмы ведет к ее нейтрализации и выздоровлению. Иногда процесс "воспроизведения" психотравмирующих причин завершается бурной аффективной реакцией (аутокатарсис).
Модификацией описанной методики Лутэ является "Аутогенная терапия памяти", предложенная В. С. Лобзиным и М. М. Решетниковым (1986).
Авторы считают, что в ряде случаев болезненные переживания и невротические нарушения связаны с прошлым пациента, "актуально присутствующим в его сознании в виде мучительных воспоминаний". Сами пациенты избегают рассказывать об этих неприятных воспоминаниях. В подобных случаях психотерапевт разъясняет больному, что именно мучительные воспоминания являются причиной болезненных ощущений, которые могут пройти только после многократного образного их воспроизведения, выполненного как можно детальнее, с представлением обстановки, времени действия и ситуации. Воспоминания обязательно должны сопровождаться вербализацией, которая облегчается в состоянии аутогенного погружения. Если во время вербализации пациент начнет плакать, врач не должен прерывать его и прибегать к утешению. Отреагирование болезненных воспоминаний приводит к их нейтрализации и улучшает состояние больного.
В настоящее время появилось большое количество модификаций методики Шульца. Остановимся коротко лишь на некоторых из них.
Модификация Клейнзорге - Кяюмбиеса. В 1965 году переведена на русский язык монография X. Клейнзорге и Г. Клюмбиеса "Техника релаксации", где изложены основные положения методики "направленной тренировки органов".
Авторы рекомендуют формировать специальные лечебные группы по сходным психосоматическим синдромам (стенокардия, бронхиальная астма, функциональные расстройства желудочно-кишечного тракта и т. д.).
В отличие от классической методики Шульца, авторы большое значение придают синдромологически ориентированным узкоспециализированным комплексам тренировки. Авторы выделяют следующие группы комплексов.
"Покой" (соответствует первому стандартному упражнению АТ-1 по Шульцу). Группа комплексов направлена на достижение "телесного покоя ". Используется методика прогрессирующей релаксации по Джекобсону. Показания: эмоциональные нарушения, расстройства сна.
"Сосуды". Образные представления акцентируются на ощущении тепла. Показания: нарушения периферического кровообращения, артериальная гипертензия.
"Сердце". При выполнении упражнения целенаправленно вызываются ощущения тепла в левой руке, а затем в области сердца. Возможен следующий вариант самовнушения: "Мое сердце бьется спокойно и равномерно. Я едва чувствую свое сердце, приятное тепло струится от левой руки в левую половину груди. Сосуды левой руки расширяются. Через сердце струится тепло. Совершенно самостоятельно, совершенно спокойно работает мое сердце". Показания: стенокардия, функциональная неврогенная аритмия.
"Легкие". Тренировка направлена прежде всего на ритмизацию дыхания. Это обеспечивается мысленным счетом временных интервалов фаз вдоха, паузы в выдоха.
Авторы рекомендуют следующую формулу самовнушения: "Я совершенно спокоен, совершено спокоен. Легко и свободно струится воздух, прохладный и освежающий воздух. Дышится совершенно спокойно, без моего участия, самопроизвольно. Так прекрасно струится воздух, свободно, свободно в легко. Я совершенно спокоен. Совершенно спокоен".
Показания: бронхиальная астма, хронические пневмонии, психогенные нарушения ритма дыхания.
"Живот". Произвольное самовнушение тепла в отдельных органах брюшной полости - в области желудка, печени, кишечника. Перед упражнением больному нужно подробно объяснить анатомическое расположение органов в брюшной полости.
Показания: хронические гастриты и гепатиты, спастические колиты, дискикезии желчного пузыря и т. д.
"Голова". Упражнение является модификацией 6-го стандартного упражнения по Шульцу. Формула самовнушения может быть несколько расширена: "Я совершенно спокоен - Моя голова свободная и легкая- Лоб приятно прохладен. Я чувствую, как прохлада окутывает всю голову... Голова становится легкой... думается легко... Я могу сосредоточиться на каждой мысли..." Иногда ощущение прохлады в области лба усиливают головные боли, головокружение. В этих случаях авторы рекомендуют самовнушение тепла в области лба.
Показания: вазомоторные нарушения мозгового кровообращения, мигрень, синдром Меньера.
Психотоническая тренировка по Мировскому - Шогаму, Обычно аутогенная тренировка направлена на расслабление, успокоение и в конечном счете на транквилизирующий эффект.
Методика К. И. Мировского и А. Н. Шогама рассчитана на противоположный, стимулирующий эффект. Тренировка начинается непосредственно со специализированных мобилизующих (активирующих) упражнений. Релаксирующий этап тренировки резко сокращен или совсем исключен. Авторы предлагают формулы самовнушения примерно такого содержания: "Плечи и спину охватывает легкое познабливание, будто приятный освежающий душ. Все мышцы становятся упругими. Я - как стальная пружина. Все готово к борьбе!" Такой мобилизующей формуле предшествует формула покоя: "Я совершенно спокоен. Ничто и никто не отвлекает. Я совершенно спокоен".
Показания: гипостеническая форма астении, артериальная гипотензия.
Введение в методику аутогенной тренировки тонизирующих упражнений послужило основой для применения ее в спортивной практике (Н. В. Алексеев, А. Т. Филатов), на производстве (А. С. Ромен, Л. П. Гримак, X. И. Алиев, Н. А. Лайша).
Появились такие понятия, как "психомышечная тренировка", "психогенная саморегуляция" (ПСР), "психорегулирующая тренировка" (ПРТ), "психофизическая тренировка" (ПФТ), "эмоционально-волевая подготовка" (ЭВП), "психосоматическая гимнастика" (ПСГ) и т. д.
Психомышечная тренировка (ПМТ) по А. В. Алексееву (1979).
В основе ПМТ лежат следующие элементы:
- умение расслабиться;
- способность максимально ярко, с предельной силой воображения, но не напрягаясь, представить содержание формул самовнушения;
- умение удерживать внимание на избранном объекте;
- умение воздействовать на самого себя нужными словесными формулами.
Обучение проводят в форме гетеротренинга. Чаще применяют в спортивной практике.
Вначале достигается последовательное расслабление различных групп мышц, начиная с рук. На вдохе мышцы медленно напрягаются. Затем следует задержка дыхания, во время которой мышечное напряжение удерживается. На выдохе мышцы быстро расслабляются. Это упражнение сопровождается словесной формулой: "Мои руки... (вдох)... расслабляются (выдох), мои руки... (вдох)... теплеют (выдох)".
Таким образом, уже на первом занятии объединяются тренировка в мышечной релаксации с тренировкой вызывания ощущения тепла.
После освоения упражнения для рук тренирующийся переходит к мышцам лица, шеи, ног, туловища.
Следующее упражнение заключается в тренировке общей релаксации всего тела. Формула самовнушения: "Я... (вдох)... расслабляюсь и успокаиваюсь (выдох)".
Занятия завершаются формулами: "состояние глубокого покоя", "весь мой организм отдыхает", "я отдохнул и успокоился", "самочувствие хорошее". Основная цель упражнения состоит в развитии способности "входить в состояние контролируемой дремоты" и одновременно сконцентрировать внимание на заданном ощущении".
После освоения начальных упражнений ПМТ (первая ступень) спортсмены овладевают приемами самовнушения, направленного на преодоление чувства предстартового волнения, чувства боли при травме, обучаются приемам аутоактивизации, тонизации и мобилизации в нужный момент своих психических и физических возможностей.
При подготовке к предстоящим соревнованиям используются образные представления:
- "боевой" готовности;
- идеального выполнения упражнения;
- ситуации, в которой выступление было удачным.
Сходные упражнения используются и при психогенной саморегуляции на производстве и в экстремальных условиях (А. А. Ромен, 1986; X. М. Алиев, 1990; Н. А. Лайша, 1990 и др.).

<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 8)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>