<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

- граждане:
а) зарегистрированные в качестве индивидуального предпринимателя;
б) не зарегистрированные в качестве индивидуального предпринимателя (поскольку приведенная норма противоречит ГК РФ, то она будет введена в действие только с момента вступления в силу соответствующих изменений в ГК РФ);
в) главы крестьянских (фермерских) хозяйств (с 1 января 1995 г. глава крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляющий деятельность без образования юридического лица, признается предпринимателем вследствие самого факта государственной регистрации фермерского хозяйства).
Правила, регулирующие банкротство гражданина (гл. IX Закона о банкротстве 2002 г.), применяются к отношениям, связанным с банкротством индивидуального предпринимателя и крестьянского (фермерского) хозяйства, с учетом особенностей последних.

1. Право должника на обращение в арбитражный суд с заявлением о банкротстве

Правом на обращение в арбитражный суд, как и по ранее действовавшему Закону о банкротстве 1998 г., с заявлением о признании должника банкротом наделяются должник, конкурсные кредиторы (т.е. кредиторы по денежным обязательствам, за исключением граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, а также учредителей (участников) должника - юридического лица по обязательствам, вытекающим из такого участия) и иные уполномоченные органы. В качестве кредиторов по денежным обязательствам могут выступать также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, ликвидационная комиссия (ликвидатор). Таким образом, Законом о банкротстве 2002 г. значительно расширен круг лиц, имеющих право на обращение в арбитражный суд с заявлением о банкротстве.
Основанием для возбуждения арбитражным судом дела о банкротстве является заявление о признании должника банкротом (ст. 37 Закона о банкротстве 2002 г.), оформленное в соответствии с требованиями АПК РФ.
Дела о банкротстве рассматриваются арбитражным судом по месту нахождения должника - юридического лица и по месту жительства должника-гражданина. В соответствии с п. 2 ст. 54 ГК РФ место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации, а местом жительства гражданина согласно п. 1 ст. 20 ГК РФ признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает, т.е. населенный пункт, где гражданин зарегистрирован по месту проживания.
В случае наличия у кредитора требований в меньшем размере, чем установлено законом, он имеет возможность договориться об объединении своих требований с требованиями других кредиторов для обращения в арбитражный суд с общим заявлением (ст. 39 Закона о банкротстве 2002 г.).
Закон о банкротстве 2002 г. закрепляет за должником не только право, но и обязанность подачи заявления в арбитражный суд о признании его несостоятельным (банкротом).
При каких же условиях должник может реализовать свое право на обращение в арбитражный суд? В первую очередь необходимо отметить, что заявление о признании несостоятельным (банкротом) должно быть подписано руководителем юридического лица, однако принятие решения о ликвидации юридического лица не входит в его компетенцию (так, в производственном кооперативе решение такого вопроса относится исключительной к компетенции общего собрания; государственные или муниципальные унитарные предприятия могут быть ликвидированы по решению собственника их имущества и т.д.). Обращению должника в арбитражный суд должно предшествовать решение органа, уполномоченного в соответствии с учредительными документами на принятие решения о его ликвидации, либо решение органа, уполномоченного собственником имущества должника - унитарного предприятия, поэтому к заявлению должника необходимо приложить решение соответствующего органа и выписку из учредительного или иного документа, подтверждающую полномочия этого органа на принятие указанного решения. Исключение из общего правила составляют лишь случаи, когда обращение в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника - юридического лица является обязанностью руководителя юридического лица.
Законом о банкротстве 2002 г. подробно сформулированы требования к форме, содержанию, реквизитам заявления должника.
В частности, в заявлении должны быть указаны:
- наименование арбитражного суда, в который подается заявление;
- размер требований кредитора к должнику с указанием размера подлежащих уплате процентов и неустоек (штрафов, пени);
- обязательство должника перед кредитором, из которого возникло требование, а также срок его исполнения;
- сведения об имеющемся у должника имуществе, в том числе о денежных средствах и дебиторской задолженности, и т.д.
Кроме того, в заявлении должны быть указаны наименование и адрес саморегулируемой организации, из числа членов которой арбитражный суд утверждает временного управляющего, однако перечень требований к кандидатуре временного управляющего при этом не указывается.
Вместе с тем при необходимости в заявлении должник вправе указать иные сведения, которые могут повлиять на решение по делу о банкротстве. В частности, должник вправе изложить в заявлении имеющиеся у него ходатайства о представлении необходимых документов кем-либо из кредиторов, о назначении экспертизы, о вызове свидетелей и т.д.
Таким образом, прилагаемые к заявлению документы можно подразделить на две группы:
- документы, предусмотренные АПК РФ (документы, подтверждающие уплату государственной пошлины, направление копии заявления должнику и др.);
- документы, предусмотренные Законом о банкротстве 2002 г., в частности:
а) учредительные документы должника - юридического лица, свидетельство о государственной регистрации юридического лица или индивидуального предпринимателя;
б) документы, подтверждающие обязательства должника перед кредиторами, наличие задолженности по указанным обязательствам (решения судов о взыскании с должника денежных средств, договоры, платежные документы, счета, акты сверки с кредиторами, справки налоговых и иных уполномоченных органов, отчет о финансовом состоянии должника);
в) полный список кредиторов и дебиторов должника с расшифровкой задолженности и указанием почтовых адресов (указание суммы долга, основания ее возникновения);
г) бухгалтерский баланс на последнюю отчетную дату или документы, его заменяющие, либо документы о составе и стоимости имущества должника-гражданина;
д) для юридических лиц - решение уполномоченного органа об обращении должника в арбитражный суд (решение собрания учредителей (участников), органов государственной власти и местного самоуправления - в отношении государственных и муниципальных унитарных предприятий);
е) протокол собрания работников должника, на котором избран представитель работников должника для участия в арбитражном процессе по делу о банкротстве, но только в том случае, если такое собрание уже проведено.
Исходя из особенностей правового статуса отдельных категорий должников, законодатель предусматривает необходимость представления дополнительных документов. Так, к заявлению о признании отсутствующего должника несостоятельным (банкротом) должны быть дополнительно приложены документы, подтверждающие наличие обстоятельств, позволяющих отнести должника к отсутствующему, в частности документ органа связи о невозможности вручить должнику корреспонденцию, справку налоговой инспекции о непредставлении отчетной документации налоговому органу и т.д.
В случае непредставления таких документов арбитражный суд возвращает указанное заявление на основании ст. 42, 43, 44 Закона о банкротстве 2002 г. Следует обратить внимание, что закон обязывает должника направить копии заявления конкурсным кредиторам, уполномоченным органам, собственнику имущества должника - унитарного предприятия, совету директоров (наблюдательному совету) или иному коллегиальному органу управления, а также иным лицам в случаях, предусмотренных законом. Также если до подачи заявления должника избраны (назначены) представитель собственника имущества должника - унитарного предприятия, представитель работников должника, то копии заявления направляются и этим лицам.
По общему правилу не допускается подача в арбитражный суд заявления должником, если он не располагает имуществом, достаточным хотя бы для покрытия судебных расходов.
Однако Закон о банкротстве 2002 г. знает несколько исключений из общего правила: во-первых, когда руководитель должника - юридического лица либо должник - индивидуальный предприниматель обязаны обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника; во-вторых, заявление о признании должника банкротом подается в связи с тем, что стоимость имущества юридического лица, в отношении которого принято решение о ликвидации, оказывается недостаточной для удовлетворения требований всех его кредиторов.
При определенных обстоятельствах должник вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о предвидении банкротства - ситуации, когда срок исполнения обязательств еще не наступил, но имеются обстоятельства, свидетельствующие, что через некоторое время должник окажется неспособным рассчитываться по денежным обязательствам с кредиторами, а также вносить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды (ст. 8 Закона о банкротстве 2002 г.).
В этом случае для обоснования своего заявления должник должен представить суду данные, которые отражают его имущественное положение, и решение органа, уполномоченного в соответствии с учредительными документами должника на принятие решения о ликвидации должника, либо лица, уполномоченного собственником имущества должника. Существование данного правила обусловлено тем, что учредители или собственник должника могут предотвратить его банкротство путем предоставления должнику дополнительных средств или иными способами.
Для сравнения приведем интересный факт - по законодательству Испании должник может инициировать процедуру добровольного банкротства, обратившись с заявлением о вынесении решения в соответствующий суд. Если обязательства должника больше, чем стоимость его активов, то суд признает должника банкротом.
Основные последствия вынесения такого решения следующие:
- суд определяет дату, начиная с которой должник был или будет неспособен оплатить свои долги;
- все договоры, заключенные должником, и все действия по управлению активами, произведенные должником, после установленной судом даты являются ничтожными (эта ситуация в законодательстве носит название "обратная сила закона");
- управление компанией не может осуществляться прежними органами управления;
- суд назначает одного или нескольких административных управляющих, которые временно будут ответственны за управление активами должника.

2. Обязанность должника по подаче заявления о банкротстве

При определенных обстоятельствах руководитель должника - юридического лица или должник - индивидуальный предприниматель обязаны обратиться с заявлением должника в арбитражный суд (ст. 9 Закона о банкротстве 2002 г.):
- когда удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств в полном объеме перед другими кредиторами;
- когда органом должника, уполномоченным в соответствии с учредительными документами должника на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника (такое решение может быть принято только при наличии признаков неплатежеспособности или в предвидении банкротства. В противном случае оно может быть оспорено участниками (учредителями) юридического лица, возражавшими против принятия такого решения);
- когда органом, уполномоченным собственником имущества должника - унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника. Такое решение вправе принять Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование в лице уполномоченных им органов (ст. 295 ГК РФ);
- в иных случаях. К примеру, если стоимость имущества юридического лица недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, то юридическое лицо может быть ликвидировано только в порядке банкротства (ст. 65 ГК РФ); в данной ситуации обязанность обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника возлагается на ликвидационную комиссию (ликвидатора).
Во всех указанных случаях заявление должника должно быть направлено в арбитражный суд не позднее одного месяца с момента возникновения соответствующих обстоятельств.

3. Ответственность руководителя предприятия-должника и индивидуального предпринимателя

Обязанность руководителя должника - юридического лица либо ликвидационной комиссии (ликвидатора) по обращению в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника обеспечивается привлечением указанных лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника перед его кредиторами, возникшим по истечении месячного срока со дня появления обстоятельств, которые признаются основаниями для обязательного обращения в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника (п. 1 ст. 10 Закона о банкротстве 2002 г.).
Руководитель должника, члены ликвидационной комиссии (ликвидатор) помимо этого могут быть лишены права занимать руководящие должности и (или) осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическими лицами (дисквалифицированы) на срок и в порядке, которые установлены федеральным законом.
Уголовная ответственность руководителя должника и индивидуального предпринимателя наступает в следующих случаях:
а) сокрытие имущества или имущественных обязательств, сведений об имуществе, его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, передача имущества в иное владение, отчуждение или уничтожение имущества и др., если эти действия совершены указанными выше лицами при банкротстве или в предвидении банкротства и причинили крупный ущерб (ч. 1 ст. 195 УК РФ);
б) неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов заведомо в ущерб другим кредиторам, если эти действия причинили крупный ущерб (ч. 2 ст. 195 УК РФ);
в) преднамеренное или фиктивное банкротство (ст. 196, 197 УК РФ).
Руководитель должника или индивидуальный предприниматель, не выполнившие обязанность по обращению в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника, при определенных условиях могут стать субъектами и таких преступлений, как получение кредита или льготных условий кредитования путем предоставления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии организации или индивидуального предпринимателя, если это деяние причинило крупный ущерб (ч. 1 ст. 176 УК РФ); злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности в крупном размере или от оплаты ценных бумаг после вступления в силу соответствующего судебного акта (ст. 177 УК РФ).

§ 3. Правовой статус кредиторов

В соответствии с гражданским законодательством кредитором признается лицо, в пользу которого должник обязан совершить определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги, - наделенное правом требовать от должника исполнения его обязанности (ст. 307 ГК РФ). Однако участниками процесса банкротства хозяйствующих субъектов могут быть только кредиторы по денежным обязательствам, являющиеся стороной в денежном обязательстве должника и обладающие имущественными (денежными) претензиями к потенциальному банкроту.
В качестве кредиторов по денежным обязательствам могут выступать российские и иностранные физические и юридические лица, а также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования (п. 1 ст. 2 ГК РФ).
Правом же на подачу заявления кредитора о признании должника банкротом обладают только лица, признаваемые в соответствии с Законом о банкротстве 2002 г. конкурсными кредиторами. Конкурсными кредиторами признаются кредиторы по денежным обязательствам, за исключением граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, а также учредителей (участников) должника - юридического лица по обязательствам, вытекающим из такого участия (ст. 2 Закона о банкротстве 2002 г.).
В отличие от иных кредиторов конкурсные кредиторы наделены законодателем большим объемом правомочий. Это выражается, во-первых, в том, что только конкурсные кредиторы являются лицами, участвующими в деле о банкротстве (ст. 34 Закона о банкротстве 2002 г.); во-вторых, только конкурсные кредиторы имеют право обращаться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом (ст. 7); в-третьих, участниками собрания кредиторов с правом голоса являются только конкурсные кредиторы (ст. 12).
Анализ положений Закона о банкротстве 2002 г. позволяет классифицировать кредиторов по их статусу. Так, в зависимости от суммы требований, признанной обоснованной, можно выделить крупных и мелких кредиторов.
Следует согласиться с М.В. Телюкиной, что эта дифференциация "основывается на оценочных категориях. Крупными являются кредиторы, в силу объема своих требований имеющие возможность реально влиять на положение должника. Это, как правило, юридические лица. Такие кредиторы всегда более организованны и осведомлены, в том числе в экономических и правовых вопросах. Это дает им возможность принимать на собраниях кредиторов решения в свою пользу, подчас в ущерб интересам мелких кредиторов и самого должника. Мелкие же кредиторы, несмотря на свою численность, разобщены и неорганизованны, поэтому не могут в значительной степени воздействовать на положение дел"*(76).
Еще одним критерием классификации может служить обстоятельство: является или нет кредитор инициатором процесса банкротства. На этом основании различают кредиторов-заявителей и кредиторов, не инициирующих дело о несостоятельности.
Кроме того, в зависимости от порядка удовлетворения требований различают очередных и неочередных кредиторов. Требования очередных кредиторов удовлетворяются в порядке установленной Законом о банкротстве 2002 г. очередности (ст. 134). В свою очередь, неочередные кредиторы - это те, чьи требования удовлетворяются по возможности должника. Причем они делятся на внеочередных и послеочередных.
К первой группе (внеочередных) требований относятся:
- судебные издержки;
- выплаты арбитражным управляющим и реестродержателям;
- текущие расходы, связанные с функционированием должника;
- требования по обязательствам должника, возникшим после возбуждения производства по делу о банкротстве и до признания должника банкротом;
- задолженность по заработной плате, возникшая после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, по оплате труда работников должника, начисленная за период конкурсного производства, и т.д.
Ко второй группе (послеочередных) требований относятся требования, удовлетворяемые после погашения всех очередных требований. Послеочередными кредиторами являются учредители (участники) юридического лица, а также кредиторы третьей очереди, заявившие свои требования после закрытия реестра требований кредиторов.
Интересен тот факт, что в соответствии с Законом Украины от 30 июня 19992 г. "О восстановлении платежеспособности должника при признании его банкротом" (новая редакция Закона Украины "О банкротстве") можно выделить шесть видов кредиторов:
а) инициирующие;
б) вынужденные;
в) залоговые;
г) текущей задолженности;
д) приоритетные (привилегированные);
е) реестровые.
В частности, к числу вынужденных относятся те кредиторы, которые обращаются в суд после публикации в официальном печатном органе объявления о возбуждении дела о банкротстве либо признании должника банкротом и открытии ликвидационной процедуры. Реестровыми признаются кредиторы, чьи требования включены в реестр и признаны (утверждены) хозяйственным судом. Только такие кредиторы обладают правом участия в процедуре банкротства непосредственно или опосредованно (через собрание (комитет) кредиторов). С точки зрения сравнительно-правового исследования по отношению к российскому законодательству представляет интерес правовой статус привилегированных кредиторов. К ним относят тех кредиторов, чьи требования не нуждаются в признании судом и погашаются в течение всей процедуры банкротства. Такие кредиторы могут обращаться в суд с требованиями о признании их кредиторами (в этом случае они пользуются правами реестровых кредиторов). Если эти кредиторы не обращаются в суд о признании их таковыми, то требования их в отличие от требований других кредиторов не считаются погашенными. Иными словами, погашение требований привилегированных кредиторов осуществляется независимо от признания их таковыми судом.
Российский Закон о банкротстве 2002 г., как и Закон о банкротстве 1998 г., не сохранил прежнего понятия привилегированных кредиторов, содержавшегося в ранее действовавшем Законе о банкротстве 1992 г., в соответствии с которым привилегированными признавались кредиторы первых трех очередей. Основным преимуществом кредиторов данной категории была невозможность опровержения сделок с их участием, даже если эта сделка была направлена на нарушение прав других кредиторов, даже если действия сторон были умышленными.
В случае неисполнения обязанности по уплате обязательных платежей новый Закон о банкротстве 2002 г. называет кредиторами налоговые и иные уполномоченные органы (в частности, Пенсионный фонд РФ, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования, Государственный фонд занятости населения РФ и т.д.). Однако данные органы в этом случае выступают как субъекты публично-правовых отношений, реализующие свои властные функции, а не как кредиторы в собственном смысле этого слова.

1. Заявление кредитора

Заявление кредитора должно соответствовать общим требованиям, предъявляемым законодателем к заявлению должника. Право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора по истечении 30 дней с даты направления (предъявления к исполнению) исполнительного документа в службу судебных приставов и его копии должнику. Право на обращение в арбитражный суд возникает у уполномоченного органа по истечении 30 дней с даты принятия решения налогового (таможенного) органа о взыскании задолженности за счет имущества должника.
В заявлении кредитора должны содержаться следующие сведения:
- наименование арбитражного суда, в который подается заявление кредитора;
- наименование и почтовые адреса должника и кредитора;
- размер требований кредитора к должнику с указанием размера подлежащих уплате процентов и неустоек (штрафов, пени) и т.д.
Кроме того, кредитор обязан указать иные сведения, которые характерны только для заявления кредитора, в частности, доказательства обоснованности требований кредитора, в том числе вступившее в законную силу решение суда, доказательства, подтверждающие признание указанных требований должником.
Следует обратить внимание, что конкурсный кредитор в своем заявлении вправе указать профессиональные требования к кандидатуре временного управляющего.
Кроме того, кредитор-заявитель должен иметь требования, подтвержденные судебным решением. Иными словами, заявление не может быть принято арбитражным судом, пока заявитель не докажет, что он предварительно предъявлял исковое требование к должнику, получил соответствующее решение суда и не смог его исполнить.
Заявление кредитора может быть основано на объединенной задолженности по различным основаниям. Кредиторы вправе объединить свои требования к должнику и обратиться в арбитражный суд с одним заявлением. Такое заявление подписывается всеми кредиторами, объединившими свои требования (п. 5 ст. 39 Закона о банкротстве 2002 г.).
В соответствии с положениями Закона о банкротстве 2002 г. (ст. 39) кредитор обязан также приложить к заявлению документы, подтверждающие размер задолженности по обязательствам. Такими документами (при наличии исполнительных документов) являются, в частности, постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства, о возвращении исполнительного документа взыскателю, об окончании исполнительного производства (п. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 6 августа 1999 г. N 43 "Вопросы применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в судебной практике")*(77)
О принятии заявления кредитора или иного субъекта о признании должника банкротом суд прежде всего информирует должника, у которого возникает право направить отзыв на это заявление (п. 1 ст. 47 Закона о банкротстве 2002 г.). Отзыв должен быть направлен в течение 10 дней со дня получения определения о принятии заявления о банкротстве должника. Вместе с тем отсутствие отзыва должника не препятствует рассмотрению дела о банкротстве (п. 3 ст. 47 Закона о банкротстве 2002 г.).
Отзыв должен быть направлен заявителю, иным лицам, участвующим в деле о банкротстве, а также в арбитражный суд. В отзыве должны быть отражены сведения, содержащиеся в ст. 131 АПК РФ, а также в ст. 47 Закона о банкротстве 2002 г. К числу последних относятся:
- возражения по требованиям заявителя, имеющиеся у должника;
- сведения об общей сумме задолженности должника по обязательствам перед кредиторами, оплате труда работников должника, обязательным платежам;
- сведения об имеющемся у должника имуществе, в том числе о денежных средствах, находящихся на счетах в банках и иных кредитных организациях;
- доказательства удовлетворения требований заявителя в случае их признания должником;
- иные сведения.
Интересен тот факт, что в законодательстве ряда стран Западной Европы (к примеру, в Великобритании) закреплены положения, касающиеся классификации заявлений кредиторов в зависимости от их степени срочности.
Во-первых, заявления могут быть настолько срочными, что суду необходимо принять решение еще до того, как заявление может быть рассмотрено в обычном порядке, т.е. до того момента, как другая сторона по делу сможет представить возражения по заявлению или даже получит уведомление о нем.
Во-вторых, они могут быть срочными, но не настолько, чтобы нельзя было соблюсти обычный порядок рассмотрения дела (между тем именно таким заявлением предоставляется приоритет в очередности судебных слушаний). Примером подобного рода дел является рассмотрение обоснованности заявления о признании должника банкротом или наличия прав на продажу имущества.
В-третьих, заявления могут не иметь особой срочности, хотя и должны быть рассмотрены без лишнего промедления (в частности, требования кредиторов, подаваемые для целей получения выплат)*(78) .
Заявление уполномоченного органа должно соответствовать требованиям, предусмотренным для заявления кредитора. Вместе с тем к заявлению уполномоченного органа должно быть приложено решение налогового или таможенного органа о взыскании задолженности за счет имущества должника, а также сведения о задолженности по данным уполномоченного органа (ст. 41 Закона о банкротстве 2002 г.). Кроме того, законодатель наделяет уполномоченные органы правом участвовать в судебных заседаниях по рассмотрению обоснованности требований по обязательным платежам и оснований для включения этих требований в реестр требований кредиторов.

2. Собрание кредиторов

С момента принятия к производству арбитражным судом заявления о банкротстве должника кредиторы не вправе обращаться к должнику с исками, вытекающими из конкретных обязательств. Кредитор в рамках дела о банкротстве должен заявить арбитражному управляющему о том, чтобы его требования были включены в реестр требований кредиторов и в случае признания должника банкротом были удовлетворены в порядке установленной очередности. Кредиторы не вправе осуществлять и иные действия, направленные на удовлетворение их требований по конкретным обязательствам. Для представления и защиты интересов кредиторов созывается собрание кредиторов и создается комитет кредиторов.
Собрание кредиторов - это специальный орган, представляющий интересы кредиторов во взаимоотношениях с должником (ст. 12 Закона о банкротстве 2002 г.).
Участниками собрания кредиторов с правом голоса являются конкурсные кредиторы и уполномоченные органы.
Число голосов, которыми обладает каждый из конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, определяется пропорционально их требованиям по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, включенных в реестр требований кредиторов на дату проведения собрания кредиторов. В сумму требований при определении числа голосов не включаются неустойки (штрафы, пени), финансовые (экономические) санкции, в том числе установленные решениями судов (п. 3 ст. 12 Закона о банкротстве 2002 г.)*(79).
Участниками собрания кредиторов без права голоса являются представитель работников должника, представитель учредителей (участников) должника, представитель собственника имущества должника - унитарного предприятия, которые вправе выступать по вопросам повестки дня собрания кредиторов. При рассмотрении дела о банкротстве градообразующей организации лицом, участвующим в деле, признается соответствующий орган местного самоуправления. Для участия в собрании кредиторов без права голоса могут быть привлечены также федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации (ст. 170 Закона о банкротстве 2002 г.). Случаи, когда указанные органы могут быть привлечены к участию в деле, законом не определены. Необходимость привлечения к участию в деле таких лиц определяется по усмотрению арбитражного суда с учетом конкретных обстоятельств дела и мнения сторон.
Правом созыва собрания кредиторов обладают:
- арбитражный управляющий;
- комитет кредиторов;
- конкурсные кредиторы и (или) уполномоченные органы, права требования которых по денежным обязательствам и (или) обязательным платежам составляют не менее чем 10% от общей суммы требований кредиторов, внесенных в реестр требований кредиторов;
- 1/3 от общего числа конкурсных кредиторов и уполномоченных органов независимо от размера их требований к должнику.
Организация и проведение собрания кредиторов возложены на арбитражного управляющего. В рамках организационных мероприятий арбитражный управляющий уведомляет кредиторов о дате и месте собрания кредиторов, готовит необходимые материалы и знакомит с ними участников собрания, реализует решения собраний кредиторов и т.д.
В соответствии с положениями Закона о банкротстве 2002 г. к компетенции собрания кредиторов отнесены важнейшие вопросы, возникающие в процессе банкротства. В частности, собрание кредиторов принимает решения о целесообразности введения внешнего управления имуществом должника, о заключении мирового соглашения, о порядке оценки имущества должника, об избрании членов комитета кредиторов и т.д.
Собрание кредиторов считается правомочным, если на нем присутствовали конкурсные кредиторы и уполномоченные органы, включенные в реестр требований кредиторов и обладающие более чем половиной голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, включенных в реестр требований кредиторов (п. 4 ст. 12 Закона о банкротстве 2002 г.).
На практике достаточно часто данное положение нарушается, что впоследствии может привести к признанию собрания кредиторов неправомочным.
Это можно проиллюстрировать следующим примером из судебно-арбитражной практики.
По одному из дел арбитражный суд признал неправомочным собрание кредиторов должника ООО "Радиал Ко". При этом суд исходил из того, что при его проведении были нарушены требования ст. 12 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", согласно которым принятие решения о введении определенной процедуры банкротства в отношении должника относится к компетенции собрания кредиторов. Как следует из материалов дела, в суд было представлено решение первого собрания кредиторов ООО "Радиал Ко" о введении в отношении должника внешнего управления. В соответствии с п. 2 ст. 14 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" решение о введении и продлении внешнего управления либо об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства принимается большинством голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов. Конкурсный кредитор (п. 3 ст. 12 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)") обладает на собрании кредиторов числом голосов, пропорциональным сумме требований конкурсного кредитора, установленных на дату проведения собрания кредиторов. Из материалов дела усматривается, что в собрании кредиторов участвовало два кредитора: ЗАО "ПСА - "Лефортово" и ООО "Херманн Руссия", обладающие в совокупности 45% голосов. На основании вышеизложенного арбитражный суд отменил решение собрания кредиторов ООО "Радиал Ко"*(80).
По общему правилу решения собрания кредиторов по вопросам, поставленным на голосование, принимаются большинством голосов от числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, присутствующих на собрании кредиторов (п. 1 ст. 15 Закона о банкротстве 2002 г.).
Но для ряда решений, предусмотренных п. 2 ст. 15 Закона о банкротстве 2002 г., установлено, что они принимаются большинством голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов. На практике порой достаточно сложно обеспечить созыв собрания, на котором бы присутствовали конкурсные кредиторы, имеющие большинство голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов. Поэтому Закон о банкротстве 2002 г. предусматривает, что если на первом собрании кредиторов нет необходимого для принятия решения числа голосов, то созывается повторное собрание кредиторов. Оно правомочно принимать решения, указанные в п. 2 ст. 15 Закона о банкротстве 2002 г., если за них проголосовали конкурсные кредиторы и уполномоченные органы, число голосов которых составило более чем 30% общего числа голосов, при условии, что о времени и месте проведения собрания конкурсные кредиторы и уполномоченные органы были надлежащим образом уведомлены (п. 3 ст. 15 Закона о банкротстве 2002 г.).

3. Комитет кредиторов

Комитет кредиторов создается, во-первых, с целью представления интересов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, во-вторых, с целью осуществления контроля за действиями арбитражного управляющего, в-третьих, с целью реализации иных полномочий, предоставленных собранием кредиторов.
Решения об избрании членов комитета кредиторов и определении их количественного состава принимает собрание кредиторов. Комитет кредиторов создается в обязательном порядке, если количество конкурсных кредиторов более 50. Комитет кредиторов избирается на период проведения наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления и конкурсного производства, поэтому, как правило, срок полномочий комитета кредиторов совпадает с периодом проведения соответствующих процедур*(81). Однако допускается и досрочное прекращение полномочий комитета кредиторов по решению собрания кредиторов. При такой ситуации переизбранию подлежит весь состав членов комитета кредиторов в целом: не может быть принято решение о переизбрании в отношении отдельных членов комитета кредиторов.
Членами комитета кредиторов могут быть избраны исключительно представители конкурсных кредиторов и уполномоченных органов. Число членов комитета кредиторов определяется собранием кредиторов, но во всяком случае оно не должно быть менее чем три человека и более чем 11 человек (п. 4 ст. 17 Закона о банкротстве 2002 г.).
Особенностью комитета кредиторов является то, что он избирается по правилам кумулятивного голосования: каждый из конкурсных кредиторов и уполномоченных органов голосует по списку всех кандидатур, предложенных в комитет кредиторов, он может отдать все свои голоса за одну или несколько кандидатур или распределить их по всем кандидатурам. В результате подсчета голосов в состав комитета кредиторов включаются те из кандидатур, которые наберут наибольшее количество голосов (п. 2 ст. 18 Закона о банкротстве 2002 г.).
Комитет кредиторов для осуществления возложенных на него функций вправе:
- требовать от арбитражного управляющего или руководителя должника предоставления информации о финансовом состоянии должника и ходе внешнего управления;
- принимать решения об обращении к собранию кредиторов с рекомендацией об отстранении арбитражного управляющего от исполнения его обязанностей и др.;
- обжаловать в арбитражный суд действия арбитражного управляющего.
Решения комитета кредиторов принимаются большинством голосов от общего числа членов комитета кредиторов.
Из Закона о банкротстве 2002 г. не вытекает, что решения комитета кредиторов должны приниматься только непосредственно на его заседании. Представляется, что голосование по тем или иным вопросам может проводиться и путем письменного, телефонного и другого опроса членов комитета кредиторов.

§ 4. Арбитражный управляющий

1. Общие положения

При осуществлении всех процедур банкротства одним из главных действующих лиц является временный, административный, внешний и конкурсный управляющие, которые объединяются понятием арбитражного управляющего. Арбитражный управляющий - это особый субъект, от деятельности которого зависит в конечном итоге судьба должника.
Данное лицо должно беспристрастно влиять на процесс банкротства в интересах как должника, так и кредиторов. Данное положение обеспечивается путем закрепления на законодательном уровне ряда требований, предъявляемых к кандидатуре арбитражного управляющего Законом о банкротстве 2002 г. и иными нормативными актами, в частности постановлением Правительства РФ от 19 сентября 2003 г. N 586 "О требованиях к кандидатуре арбитражного управляющего в деле о банкротстве стратегического предприятия или организации", постановлением Правительства РФ от 9 июля 2003 г. N 414 "Об утверждении Правил проведения стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего" (с изменениями и дополнениями) и др.
Арбитражным управляющим по законодательству РФ может выступать только физическое лицо, утверждаемое арбитражным судом для осуществления установленных законом полномочий в целях реализации различных процедур банкротства: наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления и конкурсного производства (ст. 2 Закона о банкротстве 2002 г.).
Требования, предъявляемые к кандидатуре арбитражного управляющего, условно можно разделить на две группы: требования, наличие которых необходимо для утверждения лица в качестве арбитражного управляющего (позитивные), и требования, которые препятствуют утверждению данного лица в качестве арбитражного управляющего (негативные).
К числу позитивных требований следует отнести: гражданство РФ, высшее образование, регистрация в качестве индивидуального предпринимателя, стаж руководящей работы не менее чем два года в совокупности, наличие специальных знаний, подтвержденных сдачей теоретического экзамена по программе подготовки арбитражных управляющих, членство в одной из саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, стажировка в качестве помощника арбитражного управляющего сроком не менее шести месяцев.
Если требование о принадлежности к гражданству РФ является новеллой действующего Закона о банкротстве 2002 г., то регистрация арбитражного управляющего в качестве индивидуального предпринимателя предусматривалась ранее положениями Закона о банкротстве 1998 г. Это означает, что деятельность гражданина в качестве арбитражного управляющего признается индивидуальной предпринимательской деятельностью. Более того, при осуществлении своих функций арбитражный управляющий не вступает в трудовые отношения ни с должником, ни с арбитражным судом, хотя последний и утверждает его в качестве арбитражного управляющего.
Применительно к рассматриваемому вопросу следует обратить внимание на определение понятия руководящая работа.
В соответствии с положениями Закона о банкротстве 2002 г. руководящей признается работа в качестве руководителя юридического лица или его заместителя, а также деятельность в качестве арбитражного управляющего при условии исполнения обязанностей должника, за исключением случаев проведения процедур банкротства по отношению к отсутствующему должнику. В этом случае к арбитражному управляющему применяются все меры ответственности, установленные законодательством для руководителя такого должника (п. 4, 5 ст. 20 Закона о банкротстве 2002 г.).
Одним из обязательных требований, предъявляемых к кандидатуре арбитражного управляющего, является наличие специальных знаний, подтвержденных сдачей теоретического экзамена по единой программе подготовки арбитражных управляющих. Правила подготовки и проведения такого экзамена утверждены постановлением Правительства РФ от 28 мая 2003 г. N 308 (с изменениями и дополнениями). В нем определено, что Министерство юстиции РФ утверждает программу подготовки арбитражных управляющих на условиях равного представительства Министерства юстиции и образовательного учреждения, проводившего подготовку арбитражных управляющих, формирует комиссию по приему экзамена, определяет дату, место и порядок проведения экзамена, порядок выдачи свидетельства о сдаче экзамена и т.д. Успешно сдавшим теоретический экзамен считается лицо, ответы которого минимум на 80% вопросов экзаменационного билета комиссия оценила как правильные.
К числу позитивных требований следует отнести также необходимость прохождения стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего в течение не менее шести месяцев. Правила проведения стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего определяют требования к помощнику арбитражного управляющего, основания отказа в прохождении стажировки, порядок привлечения помощника к деятельности управляющего (присутствие помощника на заседаниях арбитражного суда, выявление кредиторов должника, ведение реестра требований кредиторов, организация и проведение собраний кредиторов, принятие мер по взысканию задолженности перед должником, подготовка отчетов арбитражного управляющего и т.д.), порядок выдачи и учета свидетельств о прохождении стажировки и др.
Закон о банкротстве 2002 г. не содержит требования обязательной регистрации арбитражного управляющего в одном из арбитражных судов. Кроме того, в настоящее время не требуется получения лицензии для ведения деятельности арбитражного управляющего. Следует заметить, что ранее лицензирование осуществлялось в соответствии с Положением о лицензировании деятельности физических лиц в качестве арбитражных управляющих, утвержденным постановлением Правительства РФ от 25 декабря 1998 г. N 1544. С момента вступления в силу Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" деятельность в качестве арбитражного управляющего не включена в перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию.
Интересен тот факт, что по законодательству ряда стран СНГ, к примеру Украины, наличие лицензии является обязательным условием при назначении физического лица арбитражным управляющим, за исключением распорядителя имущества крестьянского хозяйства, управляющего санацией руководителя должника, ликвидатора при банкротстве должника, ликвидируемого собственником*(82). Лишение в установленном порядке лицензии является основанием для отстранения хозяйственным судом арбитражного управляющего от исполнения им своих обязанностей по делу о банкротстве.
Новеллой российского Закона о банкротстве 2002 г. является положение, согласно которому конкурсный кредитор или уполномоченный орган вправе предусмотреть дополнительные требования к кандидатуре арбитражного управляющего:
- наличие высшего юридического, экономического или профильного образования (по специальности, соответствующей сфере деятельности должника);
- наличие определенного стажа работы в соответствующей сфере экономики;
- наличие определенного количества проведенных процедур.
Исходя из специфики правового статуса отдельных категорий должников, также на законодательном уровне предусмотрены дополнительные требования к кандидатуре арбитражного управляющего. Так, постановлением Правительства РФ от 19 сентября 2003 г. N 586 установлен Перечень требований к кандидатуре арбитражного управляющего в деле о банкротстве стратегического предприятия или организации. К числу таких требований законодатель относит:
- наличие стажа работы в оборонно-промышленном комплексе не менее пяти лет (из них не менее одного года стажа руководящей работы);
- участие в качестве арбитражного управляющего не менее чем в двух делах о банкротстве (за исключением дел о банкротстве отсутствующего должника) при условии, что в течение последних трех лет кандидат не отстранялся от осуществления обязанностей арбитражного управляющего;
- наличие высшего юридического или экономического образования либо высшего образования по специальности, соответствующей сфере деятельности должника.
Дополнительные требования установлены также в отношении арбитражного управляющего при банкротстве кредитной организации. Помимо общих положений арбитражный управляющий должен соответствовать квалификационным требованиям, изложенным в Положении ЦБ РФ от 6 сентября 2001 г. N 2929 "О порядке аттестации Банком России арбитражных управляющих (ликвидаторов) кредитных организаций". Это в частности, следующие требования: отсутствие в Банке России информации о нарушении данным лицом банковского законодательства и законодательства о несостоятельности (банкротстве), наличие специальных знаний, приобретенных в образовательном учреждении, аккредитованном Банком России, по программам подготовки руководителей временной администрации по управлению кредитной организацией и т.д.
Негативными для кандидатуры арбитражного управляющего являются следующие основания:
- заинтересованность в отношении должника или кредиторов;
- процедура банкротства, введенная в отношении арбитражного управляющего как индивидуального предпринимателя (арбитражный управляющий как индивидуальный предприниматель сам может быть признан несостоятельным (банкротом) в порядке и на условиях, закрепленных действующим законодательством);
- неполное возмещение убытков, причиненных лицом при исполнении обязанностей арбитражного управляющего;
- дисквалификация (административное ограничение на осуществление деятельности по управлению делами и (или) имуществом других лиц);
- судимость за преступления в сфере экономики, а также за преступления средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие;
- отсутствие заключенного договора страхования ответственности на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве.
Критерии заинтересованности установлены ст. 19 Закона о банкротстве 2002 г. При этом заинтересованными лицами по отношению к должнику признаются:
- юридическое лицо, являющееся основным или дочерним;
- руководитель должника;
- члены совета директоров (наблюдательного совета) должника;
- члены коллегиального исполнительного органа;
- главный бухгалтер;
- бухгалтер;
- лица, находящиеся с указанными выше категориями в родственных отношениях (супруг, родственники по прямой восходящей и нисходящей линиям, сестры, братья и их родственники по нисходящей линии, родители, сестры и братья супруга).
Так, по одному из дел истец ОАО "Екатеринбургский муниципальный банк" просил признать недействительным договор о продаже имущества с торгов, заключенный между ОАО "Молочный комбинат "Свердловский" и ГУ "Фонд имущества Свердловской области", и применить последствия недействительности сделки, основываясь на том, что специализированная организация, проводящая торги, была заинтересована в их результатах.
В соответствии с п. 1 ст. 111 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" после проведения инвентаризации и оценки имущества должника внешний управляющий приступает к продаже этого имущества на открытых торгах, если собранием или комитетом кредиторов не установлен иной порядок продажи имущества должника. В силу п. 6 ст. 110 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" внешний управляющий может выступить в качестве организатора торгов либо поручить проведение торгов специализированной организации на основании договора.
Суд отказал в удовлетворении иска, поскольку специализированная организация к числу заинтересованных лиц законом не отнесена.
Закон о банкротстве 2002 г. устанавливает, что обязательной формой финансового обеспечения деятельности арбитражного управляющего признается договор страхования ответственности, который должен быть заключен на срок не менее чем один год с его обязательным последующим возобновлением на тот же срок. При этом минимальная сумма финансового обеспечения не может быть менее чем 3 млн руб. в год. Предусматривается также дополнительное страхование ответственности арбитражного управляющего на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве, в размере, зависящем от балансовой стоимости активов должника (п. 8 ст. 20 Закона о банкротстве 2002 г.).

2. Саморегулируемые организации арбитражных управляющих

Основными принципами деятельности арбитражного управляющего являются независимость, объективность и беспристрастность.
Своеобразным гарантом профессиональной этики являются ассоциации (профессиональные) арбитражных управляющих, которые в Законе о банкротстве 2002 г. именуются саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих (ст. 21). Как показывает международная практика, в некоторых зарубежных странах большинство арбитражных управляющих объединены в партнерства, насчитывающие от 2 до 50 партнеров, делящих между собой доходы, расходы и людские ресурсы. В некоторых случаях такие партнерства входят в более крупные объединения, к примеру ведущие аудиторские и консалтинговые фирмы*(83).
По данным Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству*(84), на начало 2004 г. было зарегистрировано более 40 саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. В настоящее время сохраняется тенденция к увеличению их количества.
Правовое регулирование деятельности саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (далее - СРО) является новеллой Закона о банкротстве 2002 г. Правовой статус данная организация приобретает с момента включения сведений о ней в единый государственный реестр саморегулируемых организаций.
Порядок ведения реестра СРО регламентирован Положением о порядке ведения единого государственного реестра саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, которое утверждено приказом Министерства юстиции РФ от 30 декабря 2004 г. N 202.
Закон о банкротстве 2002 г. (п. 2 ст. 21) устанавливает ряд условий для включения некоммерческой организации (по своей организационно-правовой форме СРО являются некоммерческими организациями) в единый государственный реестр:
- наличие не менее чем 100 членов, каждый из которых соответствует требованиям, предъявляемым законом к арбитражным управляющим;
- участие ее членов не менее чем в 100 процедурах банкротства (в совокупности), учитывая и незавершенные;
- наличие компенсационного фонда или имущества у общества взаимного страхования, формируемых за счет денежных средств в размере не менее чем 50 тыс. руб. на каждого члена.
Функции саморегулируемой организации в отношении ее членов весьма разнообразны. Это как защита прав и законных интересов ее членов, повышение уровня профессиональной подготовки арбитражных управляющих, так и применение к ним мер ответственности за нарушение правил профессиональной деятельности.
Одной из важнейших функций СРО является отбор кандидатур из своих членов, которые представляются арбитражным судам для утверждения в качестве арбитражного управляющего.
Правовая регламентация утверждения арбитражного управляющего в настоящее время существенно изменилась. По мнению М.В. Телюкиной, "Закон 1998 г. ставил решение этого вопроса в зависимость от воли кредиторов, определяя способы выдвижения, обсуждения кандидатуры, представления ее арбитражному суду. Закон 2002 г. лишил кредиторов возможности повлиять на назначение конкретной кандидатуры, передав соответствующие возможности саморегулируемым организациям арбитражных управляющих"*(85).
Заметим, что арбитражный суд, принимая заявление о признании должника банкротом, выносит определение, в котором указывается саморегулируемая организация, из числа членов которой впоследствии и будет утвержден арбитражный управляющий.
После получения запроса СРО составляет список своих членов, изъявивших желание быть утвержденными в качестве арбитражного управляющего и удовлетворяющих в наибольшей степени требованиям к такой кандидатуре, содержащимся в данном запросе. В список включаются три кандидата, расположенные в порядке уменьшения их соответствия обозначенным требованиям, а при равном соответствии этим требованиям - с учетом их профессиональных качеств. Не позднее пяти дней с даты получения такого запроса СРО направляет список кандидатур в арбитражный суд, заявителю (собранию кредиторов или представителю собрания кредиторов) и должнику. Должник и заявитель (представитель собрания кредиторов) вправе отвести по одной кандидатуре арбитражных управляющих, оставшаяся кандидатура утверждается арбитражным судом. Если стороны не воспользовались правом отвода, то арбитражный суд самостоятельно утверждает кандидатуру, занимающую более высокую позицию в списке представленных кандидатур (ст. 45 Закона о банкротстве 2002 г.).
Следует заметить, что при наличии отвода кандидатура не может быть утверждена. Отводы заявляются в процессе судебного заседания при рассмотрении вопроса об утверждении управляющего; об отводах должно быть указано в протоколе судебного заседания.
Определенный научный и практический интерес представляет структура управления СРО, отличающаяся следующими особенностями:
- наряду с исполнительным органом образуется постоянно действующий коллегиальный орган управления в составе не менее чем семь человек;
- не более 25% членов данного коллегиального органа управления должны составлять лица, не являющиеся членами СРО;
- в состав органов управления не могут входить государственные и муниципальные служащие.
Помимо вышеназванных органов управления в составе СРО формируются следующие структурные подразделения:
- по контролю за деятельностью членов в качестве арбитражных управляющих;
- по рассмотрению дел о наложении на членов СРО мер ответственности;
- по отбору кандидатур своих членов для их представления арбитражным судам с целью последующего утверждения.
Заметим, что основания и порядок проведения СРО проверки деятельности своих членов указаны в Правилах, утвержденных постановлением Правительства РФ от 25 июня 2003 г. N 366 "Об утверждении Правил проведения саморегулируемой организацией арбитражных управляющих проверки деятельности своих членов".

3. Права и обязанности арбитражного управляющего

Для осуществления своих функций арбитражный управляющий наделен достаточно широким кругом прав и обязанностей.
Он, в частности, имеет право:
- обращаться в арбитражный суд в случаях, предусмотренных Законом о банкротстве 2002 г.;
- привлекать на договорной основе экспертов, независимого оценщика и иных лиц с оплатой их деятельности из средств должника;
- созывать собрание и комитет кредиторов;
- получать вознаграждение и др.
Так, Законом о банкротстве 2002 г. определено право арбитражного управляющего на вознаграждение за выполнение им своих полномочий. Следует признать, что право на вознаграждение было предусмотрено и ранее действовавшими законами о банкротстве, однако Закон о банкротстве 1992 г. не закреплял при этом ни порядок выплат, ни порядок установления минимального и максимального размеров вознаграждения арбитражного управляющего.
В соответствии с действующим законодательством (ст. 26 Закона о банкротстве 2002 г.) вознаграждение арбитражного управляющего за каждый месяц осуществления им своих полномочий устанавливается в размере, определяемом кредитором (собранием кредиторов) и утверждаемом арбитражным судом, и должно составлять не менее чем 10 тыс. руб.
Вознаграждение арбитражного управляющего является его правом. Поскольку деятельность арбитражного управляющего признается Законом о банкротстве 2002 г. индивидуальной предпринимательской деятельностью, арбитражный управляющий не вступает в трудовые отношения ни с должником, ни с арбитражным судом, следовательно, он имеет право получать за выполнение своих функций вознаграждение, а не заработную плату*(86).
Что касается дополнительного вознаграждения, то оно устанавливается по результатам деятельности арбитражного управляющего конкурсными кредиторами (собранием кредиторов) или уполномоченным органом.
Следует заметить, что Закон о банкротстве 1998 г. в качестве дополнительной гарантии деятельности арбитражного управляющего рассматривал его право на заключение договора со специализированным фондом при государственном органе по финансовому оздоровлению и банкротству. За счет средств данного фонда гарантировалось получение арбитражным управляющим минимального вознаграждения. Однако этот фонд так и не был создан. Закон о банкротстве 2002 г. положения о данном фонде не содержит.
К числу обязанностей арбитражного управляющего Закон о банкротстве 2002 г. относит, в частности:
- принятие мер по защите должника;
- анализ финансовой, хозяйственной, инвестиционной деятельности должника, его положения на товарном рынке (такой анализ необходим при осуществлении всех процедур банкротства);
- рассмотрение заявленных требований кредиторов;
- ведение реестра требований кредиторов, внесение в него записей и исключение записей;
- сохранение конфиденциальности сведений, охраняемых законодательством;
- осуществление иных функций.
Так, одной из важных обязанностей арбитражного управляющего с точки зрения защиты прав и законных интересов должника и кредиторов является ведение реестра требований кредиторов. В реестре должны содержаться сведения о каждом кредиторе, размере его требований по денежным обязательствам и обязательным платежам, а также об очередности удовлетворения каждого требования. От полноты, точности и объективности данных сведений зависят два важных обстоятельства: во-первых, определение участников собрания кредиторов, во-вторых, порядок и очередность удовлетворения требований кредиторов.

4. Ответственность арбитражного управляющего

В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим своих обязанностей Закон о банкротстве 2002 г. устанавливает для него различные правовые последствия в зависимости от наличия или отсутствия убытков, причиненных его действиями или бездействием, у должника или кредиторов.
Контрольными функциями за деятельностью арбитражного управляющего обладают собрание (комитет) кредиторов, арбитражный суд, саморегулируемая организация арбитражных управляющих. Все эти органы могут изучать его деятельность и делать выводы об исполнении управляющим своих обязанностей. В случае выявления нарушений законодательства, неэффективной деятельности или неисполнения управляющим обязанностей каждый из вышеназванных органов может по-своему на него воздействовать. Отсутствие убытков при ненадлежащем исполнении обязанностей арбитражным управляющим влечет за собой его отстранение от управления должником.
Так, арбитражный суд может отстранить временного управляющего от исполнения обязанностей:
- в связи с удовлетворением жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение управляющим своих обязанностей при условии, что такое недобросовестное исполнение нарушило права или законные интересы заявителя, а также повлекло или могло повлечь за собой убытки должника или его кредиторов;
- в случае выявления обстоятельств, которые препятствовали утверждению лица управляющим и др. (п. 3 ст. 65 Закона о банкротстве 2002 г.).
Общие основания для отстранения арбитражного управляющего содержатся в ст. 25 Закона о банкротстве 2002 г. Законодатель говорит о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязанностей, предусмотренных для арбитражного управляющего, во-первых, правилами, утвержденными Правительством РФ, и, во-вторых, правилами, утвержденными СРО, членом которой является управляющий.
При нарушении правил, установленных постановлениями Правительства РФ, арбитражный управляющий отстраняется определением суда, но отмена этого определения в силу абз. 2 п. 1 ст. 25 Закона о банкротстве 2002 г. влечет восстановление арбитражного управляющего в рамках той процедуры банкротства, в которой он был отстранен от профессиональной деятельности.
При нарушении правил, установленных СРО, арбитражный управляющий может быть исключен из нее, что влечет отстранение его судом от исполнения обязанностей, причем ни отмена, ни признание недействительным решения об исключении управляющего из организации не влекут его восстановления в процедуре банкротства.
Наличие убытков у должника или кредиторов, вызванных действиями арбитражного управляющего, может повлечь гражданско-правовую ответственность.
Поскольку арбитражный управляющий является частным предпринимателем, иными словами, лицом, на свой риск осуществляющим предпринимательскую деятельность, все убытки возмещаются им в полном объеме из своих собственных средств.
Потребовать возмещения убытков могут как кредиторы, так и должник. Как показывает практика, возникают проблемы, связанные с ответом на вопрос о том, кто от имени должника может предъявлять требования. По мнению отдельных авторов*(87), в качестве заявителя в течение процедур наблюдения и финансового оздоровления может выступать руководитель юридического лица - должника, но во время внешнего управления и конкурсного производства руководитель должника отстраняется от управления, его функции исполняет арбитражный управляющий. В связи с данной проблемой предлагается в законодательстве о банкротстве специально указать, что в течение внешнего управления и конкурсного производства заявлять требования к управляющему, связанные с причинением им убытков должнику, может любой отстраненный руководитель должника либо любой иной руководитель (участник) юридического лица - должника.
Анализ действующего законодательства о банкротстве позволяет говорить об особенностях применения мер ответственности в отношении арбитражного управляющего.
По мнению ряда авторов*(88), отсутствие договорных отношений с арбитражным управляющим ограничивает сферу применения гражданско-правовой ответственности не только по форме, но и по видам. Между арбитражным управляющим и должником нет договорных обязательств. Следовательно, не существует правовых оснований к применению иных мер гражданско-правовой ответственности в отношении арбитражных управляющих, кроме возмещения убытков. В результате регулирование применения ответственности осуществляется только Законом о банкротстве 2002 г. и в рамках ст. 1084-1094 ГК РФ.
Поскольку гражданско-правовая ответственность арбитражного управляющего отличается определенной спецификой, это обстоятельство требует обязательного применения дополнительного страхования ответственности арбитражного управляющего и субсидиарной ответственности СРО. Действующий Закон о банкротстве 2002 г. (п. 2 ст. 21) закрепляет лишь общую норму о возможности обращения взыскания на средства компенсационного фонда СРО и не конкретизирует при этом порядок обращения взыскания. Вместе с тем закон закрепляет положение, согласно которому возникновение обязательств должно быть связано с осуществлением арбитражным управляющим его профессиональной деятельности.
Отметим, что к арбитражному управляющему применяются также общие положения об ответственности органа юридического лица, выступающего в силу закона добросовестно и разумно в интересах самого юридического лица. При нарушении этих требований на управляющего также может быть возложена обязанность по возмещению причиненных юридическому лицу убытков за счет своего личного имущества.
Уголовная ответственность арбитражного управляющего как специального субъекта может наступить при совершении им преступлений по общим основаниям, предусмотренным в соответствующих разделах уголовного законодательства. Это прежде всего преступления в сфере экономической деятельности, а также преступления против интересов службы в коммерческих организациях (гл. 22, 23 УК РФ). Однако, как отмечает В.В. Голубев, "в практике российского общества независимых экспертов и антикризисных управляющих пока не было установленных судом фактов совершения арбитражными управляющими уголовных преступлений либо фактов взыскания с них нанесенного ущерба"*(89). Но это в большей степени говорит не о том, что управляющие действуют без нарушений, а о недостаточной проработанности соответствующих положений законодательства о банкротстве.

§ 5. Роль арбитражного суда в делах о несостоятельности

Дела о несостоятельности (банкротстве) юридических лиц и граждан, в том числе зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, рассматриваются арбитражным судом (ст. 6, 32 Закона о банкротстве 2002 г.).
Более того, подведомственность арбитражным судам дел о несостоятельности носит исключительный характер: дела о банкротстве не могут передаваться на рассмотрение третейских судов.
Анализируя положение арбитражного суда в конкурсном процессе, следует признать, что суд в соответствии с действующим законодательством наделен реальными возможностями для достижения целей и задач процесса о несостоятельности, главной из которых является защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве (ст. 2 АПК РФ).
Законодатель наделяет суд достаточно широким кругом полномочий, среди которых можно выделить полномочия организационного и контрольного характера.
Полномочия организационного характера представляют собой совокупность действий арбитражного суда, осуществляемых в рамках подготовки и проведения судебного разбирательства.
В частности, арбитражный суд принимает заявление о признании должника банкротом при соблюдении требований, предусмотренных АПК РФ и Законом о банкротстве 2002 г., отказывает в принятии заявления, если нарушено хотя бы одно из условий, предусмотренных п. 2 ст. 33 Закона о банкротстве 2002 г.
В рамках подготовительных мероприятий арбитражный суд рассматривает заявления, жалобы и ходатайства лиц, участвующих в деле о банкротстве, устанавливает обоснованность требований кредиторов. Судебное заседание по проверке обоснованности требований заявителя к должнику проводится не менее чем через 15 дней и не более чем через 30 дней с даты вынесения определения о принятии заявления о признании должника банкротом.
При подготовке дела к судебному разбирательству арбитражный суд вправе по ходатайству лица, участвующего в деле о банкротстве, принять меры по обеспечению требований кредиторов, как то: наложение ареста на имущество, запрещение должнику и другим лицам совершать определенные действия и т.д.
Одной из мер по обеспечению требований кредиторов является право арбитражного суда обязать должника передать ценные бумаги, валютные ценности, иное имущество должника на хранение третьим лицам.
Одним из полномочий арбитражного суда организационного характера является также принятие мер для примирения сторон, что одновременно не может служить основанием для приостановления производства по делу о банкротстве.
В ходе всего судебного разбирательства арбитражный суд не должен допускать недобросовестных действий сторон в ущерб интересам друг друга. В связи с этим Закон о банкротстве 2002 г. наделяет арбитражный суд существенными полномочиями по осуществлению контроля за законностью действий участников процесса о несостоятельности. Так, арбитражный суд проверяет обоснованность возражений должника по требованиям кредиторов (ст. 47 Закона о банкротстве 2002 г.), освобождает внешнего управляющего от исполнения обязанностей (ст. 97), признает недействительными определенные сделки должника (ст. 103) и т.д.
Помимо этого, арбитражный суд рассматривает заявления арбитражных управляющих и жалобы кредиторов, а также разрешает разногласия между ними. В частности, арбитражный управляющий вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством о принятии дополнительных мер по обеспечению сохранности имущества должника, об отстранении руководителя должника от должности (ст. 66 Закона о банкротстве 2002 г.).
Таким образом, практически все действия, совершаемые участниками процесса, подконтрольны рассматривающему дело арбитражному суду, а некоторые из действий приобретают юридическую силу только после соответствующего "одобрения" суда (например, утверждение мирового соглашения, утверждение арбитражного управляющего и т.д.).

Проблемы, мнения, дискуссии

1. Действующее законодательство о банкротстве предусматривает в числе должников граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя. Однако, как уже отмечалось ранее, данные положения закона будут введены в действие с момента вступления в силу федерального закона о внесении соответствующих изменений в ГК РФ.
Необходимость включения соответствующих положений в Закон о банкротстве 2002 г. была обусловлена, по словам В.В. Витрянского, прежде всего тем, что реализация ряда положений, содержащихся в ГК РФ, в принципе невозможна без регулирования порядка признания граждан несостоятельными. Это, в частности, касается норм, предусматривающих субсидиарную ответственность учредителей (участников) юридических лиц за доведение должника до банкротства (ст. 56, 105 ГК РФ), а также положения об ответственности лиц, которые в силу закона или учредительных документов юридического лица выступают от его имени*(90).
Все чаще такие лица участвуют в имущественном обороте, используя различные возможности, в частности в правоотношениях потребительского кредита. С развитием ипотечного кредитования также появится необходимость урегулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством) граждан.
2. Действующее законодательство о несостоятельности содержит ряд положений, которые стали причиной возникновения проблемы возможного разделения юридической судьбы должника как субъекта права и предприятия как объекта права в ходе производства по делу о банкротстве*(91).
Следует заметить, что в законодательстве разных стран содержатся положения о необходимости сохранения предприятия как единого имущественного комплекса. И, как следствие, ликвидация субъекта права в ходе осуществления процедур банкротства еще не означает ликвидации его предприятия.
Аналогичные нормы содержатся и в российском Законе о банкротстве 2002 г., а именно:
- положения о внешнем управлении, включая продажу предприятия должника;
- возможность осуществления такой продажи при проведении конкурсного производства;
- требование, согласно которому при продаже имущества градообразующей организации, признанной банкротом, арбитражный управляющий должен выставить на продажу на первых торгах все предприятие в целом, и только в том случае, если такие торги результата не принесут, имущество банкрота должно быть реализовано по частям.
Безусловно, данное положение может рассматриваться как одна из мер социальной защиты работников обанкротившихся предприятий, поскольку по крайней мере поможет им сохранить рабочие места.
3. В соответствии с положениями действующего Закона о банкротстве 2002 г. государство - это равноправный участник всего процесса несостоятельности. Уполномоченные органы федеральной исполнительной власти, субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления наравне с конкурсными кредиторами участвуют в собрании кредиторов с правом голоса, а также во всех других процедурах, предусматривающих участие кредиторов. Следует заметить, что первоочередного удовлетворения требований по налогам и другим обязательным платежам Закон о бакротстве 2002 г. не предусматривает. С этой позицией законодателя нельзя не согласиться. Вместе с тем по-прежнему остается нерешенным вопрос о защите интересов предприятия-должника, которому угрожает банкротство по вине государства. Речь идет о ситуации, когда выполненный предприятием государственный заказ не оплачен в установленный срок. Это означает порой извлечение из оборота огромных средств предприятия, а иногда приводит к невозможности его дальнейшего нормального функционирования.
В этой связи предлагается на законодательном уровне запретить положение об отложении рассмотрения в арбитражном суде заявления кредитора о признании должника банкротом до момента погашения государством задолженности перед предприятием-должником.
4. Закон о банкротстве 2002 г. значительно расширил число должников - субъектов отношений, возникающих в процессе несостоятельности. В целом изменение подхода законодателя к этому вопросу вызывает одобрение в научной среде*(92). Так, ряд ученых обосновывают необходимость и целесообразность распространения законодательства о несостоятельности на любое некоммерческое юридическое лицо*(93). Однако не все ученые разделяют данную позицию. Так, В.В. Витрянский считает, что трудно объяснить, зачем понадобилось распространять риск банкротства на некоммерческие организации*(94).
Основная проблема, возникающая в связи с этим, заключается в том, что соответствующие нормы Закона о банкротстве 2002 г. прямо противоречат нормам ГК РФ. Данная ситуация порождает многочисленные научные дискуссии. Так, В.Ф. Попондопуло считает, что до вступления в силу изменений в ГК РФ круг субъектов должен определяться в соответствии с ГК РФ*(95). Н.А. Семина утверждает, что при любых противоречиях должны применяться нормы закона о банкротстве как последующего по отношению к ГК РФ*(96). Этой же точки зрения придерживается и ВАС РФ, который изложил свою позицию в п. 2 Постановления Пленума от 8 апреля 2003 г. N 4 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". Позиция Конституционного Суда РФ (далее - КС РФ) состоит в следующем: в ст. 76 Конституции РФ не определяется и не может определяться иерархия актов внутри одного их вида, в данном случае федеральных законов. Ни один федеральный закон в силу ст. 76 Конституции РФ не обладает по отношению к другому федеральному закону большей юридической силой. Следовательно, применение положений Закона о банкротстве 2002 г. не вызывает каких-либо сомнений, поскольку более поздний по времени акт отменяет ранее принятый*(97).
Неоднозначность решения данного вопроса может привести на практике к ситуации, когда некоторые суды будут отказывать в принятии заявлений о банкротстве, а другие, напротив, принимать подобного рода заявления, к примеру, в отношении какой-либо некоммерческой организации (за исключением потребительского кооператива и благотворительного фонда). С точки зрения законодателя позиция и одних и других будет представляться обоснованной.
5. На практике вполне возможна ситуация, когда признакам несостоятельности будет отвечать образование, которое по тем или иным причинам не имеет правового статуса юридического лица. В данном случае речь идет о субъектах, фактически участвующих в имущественном обороте, но не выполнивших формальных действий, необходимых для приобретения этого статуса. В этом случае для урегулирования правоотношений, связанных с их неплатежеспособностью, было бы целесообразно использовать зарубежное законодательство о несостоятельности. В связи с этим предлагается принять во внимание германскую модель формального наделения статусом юридического лица образований, не являющихся юридическими лицами (в рамках производства по делам о несостоятельности), а также английский подход к вопросу применения процедур несостоятельности к незарегистрированным компаниям*(98).
6. В настоящее время в правовой литературе отдельными авторами обосновывается необходимость введения понятия конкурсоспособности. Авторы данной идеи понимают под этой категорией способность лица быть объявленным несостоятельным (банкротом)*(99).
Вместе с тем, признавая в целом практическую и теоретическую значимость подобного нововведения, к примеру, А.А. Пахаруков отмечает, что "такое определение следует признать недостаточно полным, поскольку оно отражает только способность лица нести особого рода обременения, однако не отражается способность лица собственными действиями объявить о своей несостоятельности"*(100). Стоит согласиться с его мнением, что "непосредственное содержание конкурсоспособности составляют социально и экономически обеспеченные возможности лица нести возложенные на него имущественно-организационные ограничения, объем которых измеряется всей совокупностью мер воздействия, предусмотренных конкурсным законодательством"*(101).
7. Одной из проблем, возникающих на практике в связи с принятием Закона о банкротстве 2002 г., является соотношение ситуации предвидения банкротства и фиктивного банкротства. И в том и в другом случае должник может обратиться в арбитражный суд при отсутствии признаков банкротства. Однако как провести грань между мнимой и реальной неплатежеспособностью? На практике не исключена ситуация, когда должник, подавший заявление в предвидении банкротства, через какое-то время получил средства, достаточные для удовлетворения всех требований. А кредиторы в свою очередь могут обвинить должника в фиктивном банкротстве и на этом основании потребовать возмещения убытков. В этом случае должнику при подаче заявления в предвидении банкротства следует максимально полно представить в суд доказательства отсутствия у него возможности удовлетворить будущие требования кредиторов (данные бухгалтерской отчетности о наличии дебиторской задолженности, имеющиеся претензии по неисполненным договорным обязательствам и т.д.).
Заметим, что Закон о банкротстве 2002 г. не содержит понятия фиктивного банкротства, а лишь перечисляет его признаки (п. 2 ст. 10).
8. Действующим законодательством предусматривается необходимость проведения специального заседания арбитражного суда по проверке обоснованности требований заявителя. Это заседание должно быть проведено не менее чем через 15 и не более чем через 30 дней после принятия заявления.
Проблема определения статуса заявителя на этом заседании очень актуальна. Не менее актуальной и не менее сложной является проблема злоупотребления правом, в том числе при возбуждении дела о банкротстве. Не случайно этот вопрос относится к числу наиболее дискуссионных*(102). Основываясь на положениях ст. 10 ГК РФ, арбитражный суд может отказать кредитору, злоупотребляющему правом, в возбуждении процесса несостоятельности либо принять решение о прекращении производства по делу о банкротстве.
Вместе с тем некоторые ученые рассматривают эту проблему под иным углом зрения, а именно: ограничение прав кредиторов оборачивается предоставлением огромных преимуществ должникам. Так, Д.И. Дедов считает, что "данное обстоятельство является серьезным препятствием и существенным ограничением права кредитора на обращение в суд с заявлением о возбуждении дела о банкротстве в отношении должника. Это обстоятельство еще более усугубляется тем, что предмет спора между должником и кредитором по договору может быть искусственно создан опытным юристом"*(103). Эта проблема порождает еще одну. Дело в том, что государство вообще исключило для себя необходимость предварительного обращения в суд для взыскания задолженности по обязательным платежам, что ставит кредиторов в неравное положение с государством. Это, в свою очередь, означает "возможность государства участвовать в собрании кредиторов в одиночестве и самостоятельно решать судьбу должника"*(104).
9. В настоящее время определения суда, вынесенные по результатам установления требований, могут быть обжалованы. Закон о банкротстве 1998 г. не содержал подобной нормы. В дополнение к этому Президиум ВАС РФ в своем Информационном письме от 6 августа 1999 г. N 43 указал на недопустимость обжалования данных определений. После этого практика пошла по пути невозможности оспаривания подобных требований. Некоторые ученые поддерживали позицию законодателя. В частности, В.В. Витрянский отмечал, "что безграничное расширение круга определений арбитражного суда, выносимых в рамках дела о банкротстве, которые подлежат обжалованию, недопустимо, поскольку это может привести к ущемлению прав всех лиц, участвующих в деле, в конце концов - к невозможности завершения разбирательства по делу"*(105).
Известна правовая позиция КС РФ по данному вопросу*(106), которая заключается в том, что он признал не соответствующей Конституции РФ невозможность обжалования определений, касающихся установления требований. Закон о банкротстве 2002 г. воспринял данную позицию, указав, что эти определения могут быть обжалованы в порядке, установленном АПК РФ.
Определение о внесении требования в реестр требований кредиторов либо об отказе во включении его в реестр вступает в силу немедленно, поэтому его последующее обжалование не препятствует осуществлению процессуальных мероприятий в рамках уже возбужденного дела о банкротстве. Вместе с тем на практике это может вызвать серьезные проблемы, в первую очередь связанные со стабильностью конкурсного процесса. Кредитор, чьи требования были подтверждены в результате подобного обжалования, может существенным образом повлиять на положение других кредиторов. В связи с этим предлагается закрепить в законе положение, в соответствии с которым действительность решений собраний не зависит от признания вышестоящей инстанцией обоснованным или необоснованным требования кредитора*(107).
10. При подаче заявления о несостоятельности (банкротстве) самим должником оно должно быть подписано руководителем должника - юридического лица или лицом, его заменяющим (п. 1 ст. 37 Закона о банкротстве 2002 г.). А как быть в ситуации, когда руководитель по тем или иным обстоятельствам отказывается подписывать данное заявление? Можно ли рассматривать отсутствие подписи руководителя должника в качестве основания для возвращения заявления арбитражным судом?
11. На практике определенный интерес представляет проблема соотношения компетенции собрания и комитета кредиторов. Закон о банкротстве 2002 г. наделяет в определенных случаях правом принять решение либо собрание, либо комитет кредиторов. При этом не исключена ситуация, когда эти органы могут применять противоположные решения. В результате возникает необходимость дать ответ на вопрос о последствиях принятия собранием и комитетом таких решений.
По мнению М.В. Телюкиной, в первую очередь возможен вариант, "в соответствии с которым действительным будет решение того органа, который высказал его первым", однако не исключен и другой вариант - "действительным будет любое решение"*(108).
Закон не отвечает на вопрос, какой из этих органов обладает большей юридической силой. Вместе с тем следует обратить внимание на п. 1 ст. 17 Закона о банкротстве 2002 г., где говорится, что, реализуя законные интересы конкурсных кредиторов, уполномоченных органов и осуществляя контроль за действиями арбитражного управляющего, комитет кредиторов может осуществлять и иные предоставленные ему собранием кредиторов полномочия. Кроме того, именно собрание кредиторов принимает (или не принимает) решение об образовании комитета кредиторов, да и само избрание комитета происходит в рамках собрания. В подобной ситуации комитету кредиторов, пожалуй, будет сложно принять решение, отличное от решения собрания, поскольку сами члены комитета кредиторов оказываются в определенной степени зависимы от настроения собрания кредиторов. Помимо этого, собрание может принять решение о досрочном прекращении полномочий комитета кредиторов и избрать новый.
В связи с анализом данного вопроса вполне уместным и обоснованным является предложение четко разграничить функции собрания и комитета кредиторов, установив, в частности, перечень вопросов, решения по которым вправе принимать только комитет кредиторов.
12. Одним из участников арбитражного процесса по делу о банкротстве является представитель работников должника (ст. 35 Закона о банкротстве 2002 г.).
Данное лицо без права голоса участвует в собраниях кредиторов (ст. 12 Закона о банкротстве 2002 г.). Арбитражный управляющий в случае созыва собрания кредиторов уведомляет представителя работников о месте и времени проведения собрания. Однако законодатель не предусматривает возможности подачи этим лицом жалобы в арбитражный суд на решения, принимаемые собранием кредиторов, действия арбитражных управляющих, а также на решения и определения арбитражного суда.
В связи с этим, анализируя права работников предприятия-должника, ряд авторов утверждают, что "Закон о банкротстве попросту забыл о том, что на предприятиях-банкротах есть трудовые коллективы"*(109). Между тем отдельные положения Закона о банкротстве 2002 г. позволяют утверждать, что действующее законодательство в той или иной степени учитывает интересы работников должника.
Во-первых, работники должника являются кредиторами второй очереди; во-вторых, на их требования не распространяется мораторий, поэтому именно в этот период возрастает вероятность получения заработной платы и выходных пособий, в то время как на другие требования кредиторов мораторий распространяется. В-третьих, п. 3 ст. 110 Закона о банкротстве 2002 г. устанавливает, что при продаже бизнеса должника на этапе внешнего управления все трудовые договоры, действовавшие на момент продажи, сохраняют силу, при этом права и обязанности работодателя переходят к покупателю предприятия. В-четвертых, Закон о банкротстве 2002 г. (§ 2 гл. IX) предусматривает систему мер, направленных на недопущение ликвидации градообразующих организаций и установление ряда социальных условий конкурса, если должник продается на торгах путем проведения конкурса.
На практике достаточно часто возникает вопрос: может ли работник предприятия-должника (либо группа работников) инициировать процесс о несостоятельности, т.е. обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника?
Некоторые ученые утверждают, что работник имеет к должнику требования о выплате заработной платы, что является сферой регулирования трудового права, а не гражданского в отличие от характера отношений, возникающих при несостоятельности.
Позиция ВАС РФ по этому вопросу состоит в том, что задолженность по заработной плате является так называемой внутренней задолженностью, в то время как для признания должника банкротом берется во внимание лишь внешняя задолженность. По этому же пути в настоящее время идет и арбитражная практика: суды отказывают в возбуждении производства по делу о банкротстве, даже если налицо все формальные признаки банкротства.
В правовой литературе существует и иная точка зрения по поводу данной проблемы, высказываемая М.В. Телюкиной. По ее словам, Закон о банкротстве 2002 г. не содержит понятия задолженности, в то же время на основании ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают "из договоров и иных видов сделок, предусмотренных законом". Таким образом, обязанность работодателя выплачивать зарплату работнику возникает из трудового договора, предусмотренного ТК РФ. Более того, по мнению М.В. Телюкиной, это один из возможных способов заставить нерадивых и необязательных работодателей платить заработную плату*(110).
Следует обратить внимание, что, хотя Законом о банкротстве 2002 г. и не предусмотрена возможность принятия к рассмотрению арбитражным судом требований самих работников, именно арбитражный суд рассматривает разногласия, возникающие между представителем работников должника и арбитражным управляющим о составе и размере требований по оплате труда, выплате выходных пособий лицам, работающим по трудовым договорам.
Более того, как было указано в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 14 июня 2001 г. N 64, в случае отсутствия представителя работников должника при проведении соответствующей процедуры разногласия арбитражного управляющего и работника в связи с трудовыми отношениями могут быть рассмотрены судом общей юрисдикции по иску работника в порядке гражданского судопроизводства*(111).
13. В Законе о банкротстве 2002 г. отсутствует правовой механизм избрания представителей работников должника для участия в арбитражном процессе по делу о несостоятельности. Между тем данный вопрос отличается как теоретической, так и практической значимостью. Трудовой кодекс РФ устанавливает, что интересы работников организации представляют первичная профсоюзная организация или иные представители, избираемые работниками.
Согласно нормам Конвенции Международной организации труда (далее - МОТ) N 135 "О защите прав представителей работников на предприятии и предоставляемых им возможностях" (1973 г.) в качестве представителя работников могут выступать:
- представители профессиональных союзов, а именно: представители, назначенные или избранные профессиональными союзами или членами профессиональных союзов;
- выборные представители, а именно: представители, свободно избранные работниками предприятия в соответствии с положениями национального законодательства, или правил, или коллективных договоров, функции которых не включают деятельность, которая признана в качестве исключительной прерогативы профессиональных союзов в соответствующей стране.
В соответствии со ст. 81 ТК РФ увольнение работников, являющихся членами профсоюза, производится с учетом мотивированного мнения выборного профсоюзного органа данной организации. Коллективным договором может быть установлен иной порядок обязательного участия этого органа в рассмотрении вопросов, связанных с расторжением трудового договора по инициативе работодателя. Так, законодатель предусматривает обязательное извещение работодателем в письменной форме выборного профсоюзного органа о сокращении численности или штата работников организации не позднее чем за два месяца до конца проведения соответствующих мероприятий, а при массовом увольнении - не позднее чем за три месяца до начала мероприятий (ст. 82 ТК РФ).
Работник может сам просить работодателя уволить его до истечения двухмесячного срока предупреждения об увольнении. В этой связи ряд ученых отмечают, что "инициатором увольнения в данном случае становится сам работник, само увольнение становится правом, а не обязанностью работодателя, точно так же с него снимается обязанность выплаты компенсации, как и обязанность предлагать работнику другую работу"*(112).
Анализ правового регулирования трудовых отношений при несостоятельности (банкротстве) позволяет говорить еще об одной важной проблеме, а именно о гарантиях защиты требований работников. Еще в Конвенции МОТ "Об охране заработной платы" 1949 г. было предусмотрено, что в случае банкротства предприятия трудящиеся пользуются положением привилегированных кредиторов. Заработная плата, составляющая этот привилегированный кредит, подлежит выплате полностью до того, как обычные кредиторы смогут потребовать свою долю.
В 1992 г. была принята Конвенция N 173 "О защите требований трудящихся в случае неплатежеспособности предпринимателя", которая определила два основных направления защиты прав работников - посредством привилегий и при помощи гарантийных страховых учреждений*(113).
К данного рода привилегиям можно отнести следующие требования работников:
- по заработной плате за установленный период времени, который должен составлять не менее трех месяцев, предшествующих неплатежеспособности или прекращению трудовых отношений;
- по выплатам за оплачиваемые отпуска, право на которые возникло в связи с работой, выполненной в течение года наступления неплатежеспособности или прекращения трудовых отношений, а также в течение предшествующего года;
- по суммам, причитающимся в отношении других видов оплачиваемого отсутствия на работе за установленный период времени;
- по выходным пособиям, причитающимся работникам в связи в прекращением трудовых отношений.
Возможно, данные положения могли бы быть учтены при совершенствовании действующего российского законодательства о несостоятельности.
14. Анализируя правовой статус арбитражного управляющего, многие ученые высказывают мнение о "возможности передачи в отдельных случаях управления имуществом должника организациям (юридическим лицам), профессионально занимающимся антикризисным управлением"*(114). Заслуживает внимания и противоположная точка зрения, принадлежащая, в частности, В.В. Голубеву. Данный автор высказывает опасение, что "при переходе функций управляющего к юридическому лицу существенно (не менее чем на 70-100%) возрастут издержки должника при реализации процедур банкротства; при установлении ответственности компании за принятие решений, противоречащих закону либо нанесших ущерб участникам конкурса, необходимо будет решать проблему раскрытия корпоративного покрова; невозможно будет привлечь управляющего (т.е. компанию) к административной и уголовной ответственности; да и реализация гражданской ответственности будет затруднена вследствие недостаточности активов компании, которые при их реализации способны будут адекватно компенсировать пострадавшим ущерб, нанесенный действиями управляющей компании"*(115).
15. Работа арбитражного управляющего является весьма сложной, требующей высокой квалификации, поэтому речь должна идти о соразмерном вознаграждении его деятельности.
В современных зарубежных правовых системах используют, как правило, два подхода к установлению вознаграждения арбитражного управляющего: повременный, основывающийся на реально затраченном времени, и процентный, исчисляемый на основе соотношения средств, полученных от реализации имущества, и выплат по требованиям кредиторов от реализации (так, в Великобритании в настоящее время используют в основном повременный метод).
Однако, как утверждают ученые и практики, существуют негативные последствия применения и первого, и второго подходов.
Оппоненты повременной системы оплаты утверждают, что она не способствует повышению эффективности работы и позволяет тратить больше времени, чем нужно. Ее защитники возражают против этого, утверждая, что стимул для повышения эффективности все равно существует, поскольку большая часть работы поступает от банков или других крупных кредиторов, представители которых регулярно входят в состав комитетов кредиторов и оказывают влияние на то, кто получит следующее назначение*(116).
Установление вознаграждения на процентной основе также может иметь негативные последствия. К примеру, если арбитражный управляющий получает всего несколько процентов от стоимости реализованного имущества, у него может и не быть стимулов нести работу по определению и возврату так называемых трудных активов.
В российских условиях, как представляется, наилучшим подходом была бы комбинация двух описанных выше методов. В этом случае вознаграждение арбитражного управляющего должно складываться из двух элементов: повременной оплаты за фактически отработанное время и процента от реализации активов*(117).
В этом случае система вознаграждения будет лучше способствовать достижению стоящих перед ней целей, в конечном итоге сводящихся к объективности и независимости арбитражного управляющего в деле о несостоятельности (банкротстве).
16. Одной из актуальных проблем в настоящее время является определение правового характера деятельности арбитражного управляющего.
Для обозначения деятельности арбитражного управляющего используются разные термины. Так, в специальной экономической литературе широко применяется термин "антикризисное управление"*(118), а в юридической - "арбитражное управление"*(119). Безусловно, данные понятия не являются тождественными. Арбитражное управление представляет собой деятельность арбитражного управляющего по осуществлению полномочий, установленных конкурсным законодательством.
Сущностью антикризисного управления является разработка и реализация наиболее рационального новаторского варианта выхода предприятия из кризисного состояния, в том числе из состояния банкротства*(120).
Большинство современных ученых, анализируя деятельность по осуществлению процедур банкротства и содержание признаков предпринимательской деятельности, приходят к выводу о соответствии арбитражного управления всем признакам последней*(121). Более того, регистрация физического лица в качестве индивидуального предпринимателя является обязательным условием его утверждения арбитражным управляющим. Вместе с тем представляется необходимым избегать столь однозначных подходов к определению правовой природы деятельности арбитражного управляющего. Стоит заметить, что российское законодательство основывается на презумпции предпринимательского характера деятельности арбитражного управляющего.
Безусловно, правовое регулирование арбитражного управления в режиме предпринимательской деятельности имеет ряд позитивных моментов. Во-первых, арбитражный управляющий может быть сам (как индивидуальный предприниматель) признан несостоятельным (банкротом). Во-вторых, по общему правилу предприниматель несет безвиновную ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств (п. 3 ст. 401 ГК РФ), что, по сути, создает условия для более эффективной работы арбитражного управляющего.
Анализ же содержания арбитражного управления и предпринимательской деятельности позволяет утверждать следующее. В рамках исследования арбитражного управления как самостоятельной деятельности речь идет прежде всего об имущественной и организационной независимости арбитражного управляющего. И если первая составляющая этой самостоятельности не вызывает сомнений, то вторая (возможность управляющего в процессе своей деятельности независимо и свободно формировать и проявлять свою волю) - существенно ограничена решениями собрания (комитета) кредиторов, интересами должника, позицией арбитражного суда. Действительно, данный аспект самостоятельности заключается в том, что предпринимательская деятельность организуется лицом по своему усмотрению, т.е. "своей волей и в своем интересе". В этом отношении, как справедливо отмечают отдельные авторы*(122), возможности арбитражного управляющего ограничены следующими обстоятельствами:
1) цель деятельности арбитражного управляющего четко определена в законе;
2) арбитражный управляющий утверждается арбитражным судом;
3) определения суда об утверждении арбитражного управляющего могут быть обжалованы (ст. 61 Закона о банкротстве 2002 г.);
4) арбитражный управляющий может быть отстранен судом от исполнения своих обязанностей по различным основаниям (п. 3 ст. 65, п. 5 ст. 83, ст. 98, ст. 145 Закона о банкротстве 2002 г.) и т.д.
Следовательно, говорить о полной самостоятельности арбитражного управляющего нельзя, поскольку свобода его усмотрения во многом определяется (а в некоторых случаях - ограничивается) волей кредиторов. Более того, в научной литературе высказывается точка зрения, что объем этой ответственности зависит от процедуры банкротства*(123).
Анализируя далее деятельность арбитражного управляющего, следует признать, что она имеет рисковый характер. Вместе с тем помимо общих признаков риск деятельности арбитражного управляющего имеет свои особенности. Во-первых, единый процесс регулирования поведения в рамках той или иной процедуры банкротства определяется не только самим управляющим, но и другими участниками. Во-вторых, в большинстве случаев арбитражный управляющий допускает и как следствие возможные отрицательные последствия не в отношении собственного имущества, а в отношении имущества должника*(124).
Анализ действующего законодательства о несостоятельности позволяет отметить неоднозначный характер юридической природы денежного вознаграждения арбитражного управляющего.
Прежде всего, принимая во внимание основную цель деятельности любого предпринимателя (и арбитражного управляющего в том числе), потребовалось бы закрепление в законе совсем иной цели арбитражного управления, а именно извлечение прибыли путем осуществления процедур банкротства, если законом не предусмотрено иное. Несомненно, это создало бы условия для личной материальной заинтересованности, что может нарушить основной принцип конкурсного права - объективность и беспристрастность арбитражного управляющего в процессе несостоятельности.
Таким образом, приведенные выше положения еще недостаточны для того, чтобы опровергнуть тезис о предпринимательской природе арбитражного управления. Вместе с тем они позволяют прийти к выводу о том, что арбитражное управление можно признать одним из видов предпринимательской деятельности, но только с учетом особенностей, касающихся целей и задач процесса несостоятельности (банкротства).
17. Одной из дискуссионных проблем в части, касающейся субъектного состава отношений несостоятельности (банкротства), является определение целей и задач деятельности арбитражного управляющего.
Действующее законодательство и судебно-арбитражная практика исходят прежде всего из того, что арбитражный управляющий должен действовать добросовестно и разумно с учетом интересов должника и его кредиторов.
Вопрос о том, в чьих интересах действует арбитражный управляющий, имеет свою историю. Так, одни ученые считали управляющего представителем должника*(125). Согласно другой точке зрения управляющий представлял и защищал интересы кредиторов*(126). Г.Ф. Шершеневич сравнивал присяжного попечителя с судебным приставом в исполнительном производстве*(127). Более того, Г.Ф. Шершеневич не считал возможным рассматривать присяжного попечителя представителем должника и кредиторов, "потому что нельзя быть одновременно представителем двух противоречивых интересов, двух контрагентов"*(128). Вместе с тем существовала еще одна позиция, которой в настоящее время придерживаются многие ученые*(129): управляющий является одновременно представителем и должника, и кредиторов.
Более того, развивая данную позицию, один из современных исследователей правового статуса арбитражного управляющего И.Ю. Мухачев пришел к выводу, что "цель деятельности арбитражного управляющего зависит не столько от внутренней природы интереса, сколько от соотношения множества разнонаправленных интересов, возникающих у участников банкротства. Каждый из участников банкротства, будь то должник или кредитор, действует в своих интересах. Однако при банкротстве реализация интереса одним участником неизбежно приведет к нарушению интересов других участников. В связи с этим возникает необходимость участия в процедурах специального субъекта (арбитражного управляющего), который своей деятельностью учитывал бы удовлетворение или ущемление интересов могло производиться только в равной пропорции и одновременно в отношении всех участников банкротства"*(130).
Стоит согласиться с позицией тех авторов, которые утверждают, что "статус управляющего не связан с интересами каких-либо субъектов, а определяется целями достижения общественной пользы, что в конечном счете соответствует интересам всех участников конкурса"*(131). Основной целью деятельности арбитражного управляющего является обеспечение стабильности, сбалансированности прав и законных интересов участников процесса несостоятельности.
С этой точки зрения не вполне понятной представляется позиция законодателя, в соответствии с которой целью деятельности арбитражного управляющего провозглашается проведение процедур банкротства (ст. 2 Закона о банкротстве 2002 г.). Цель деятельности управляющего намного значимее, чем это закрепляется в законе. И здесь речь идет прежде всего о социальной значимости этой деятельности, которая (значимость) определяется в конечном итоге целями и задачами всего процесса несостоятельности (банкротства).
В этой связи определенный интерес представляет точка зрения дореволюционного российского цивилиста С.И. Гальперина, который писал о так называемом тройном представительстве присяжных попечителей. По его мнению, присяжный попечитель представляет интересы должника, его кредиторов, а также публичный интерес государства: "деятельность его (присяжного попечителя) проникнута публичным характером, и он является должностным лицом, не заинтересованным ни отдельной имущественной выгодой кредиторов, ни отдельной выгодой самого должника, заботясь в то же время о соблюдении выгод и тех и других"*(132).
18. В настоящее время одним из дискуссионных является вопрос об особенностях правового регулирования арбитражного управления по отношению к другим видам управленческой деятельности, а именно: управление юридическим лицом и доверительное управление имуществом.
Исследователи данного вопроса приходят к выводу, что "наличие общих черт всех видов управленческой деятельности объясняется необходимостью совершения общего набора фактических действий для управления имуществом, юридическим лицом, работниками и т.д."*(133).
Но в сфере правового регулирования каждый из видов управленческой деятельности приобретает существенные особенности.
Прежде всего речь идет о соотношении арбитражного и доверительного управлений. Основное отличие заключается в определении их целей, которые, безусловно, различны. Так, по мнению Е.А. Суханова, при банкротстве осуществляется управление деятельностью юридического лица в интересах его кредиторов, а не доверительное управление имуществом*(134).
Арбитражный управляющий не может быть назван и органом юридического лица, так как в основе образования (формирования) органа юридического лица находится выражение воли участниками (учредителями) данного юридического лица. Следует заметить, что в законодательстве РФ предпринимались попытки договорного регулирования деятельности арбитражного управляющего. Так, в Указе Президента РФ от 22 декабря 1993 г. N 2264 "О мерах по реализации законодательных актов о несостоятельности (банкротстве) предприятий" (и в последующих изменениях к нему) закреплялась возможность Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству*(135)  заключать с арбитражными управляющими договор.
Однако в настоящее время данная форма правового регулирования деятельности арбитражного управляющего оказалась малоэффективной. Причин тому много, но одной из основных является реализация своего собственного интереса каждой из сторон договора в процессе управления. Это, в свою очередь, противоречит определяющей цели деятельности арбитражного управляющего - соблюдению баланса интересов всех участников процедур банкротства.
19. Анализ статуса СРО позволяет сделать вывод, что на практике обязательное членство в СРО может породить зависимость управляющих от этих организаций, что, по мнению отдельных авторов*(136), "снизит вероятность объективных и обоснованных интересами должника действий арбитражных управляющих".
Анализируя данную ситуацию, В.Н. Ткачев приходит к заключению, что "если учесть, что СРО наделены правом применять в отношении своих членов меры дисциплинарной ответственности вплоть до исключения, а арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом, должен в течение десяти дней обеспечить страхование своей ответственности на сумму не менее 3 млн руб. в год и что каждый управляющий - член СРО должен внести взнос в компенсационный фонд соответствующей организации не менее 50 тыс. руб., то арбитражные управляющие вполне могут попасть в полную экономическую и внеэкономическую зависимость от саморегулируемой организации"*(137).
В.В. Витрянский в связи с этим отмечает, что в ходе принятия Закона о банкротстве 2002 г. были отвергнуты поправки, согласно которым предлагалось наряду с новой системой СРО сохранить существующую систему, в соответствии с которой независимый арбитражный управляющий был зарегистрирован при арбитражном суде. В условиях такой конкуренции "можно было бы надеяться на появление действительно самостоятельных в профессиональном отношении саморегулируемых организаций"*(138).
В этой ситуации бесспорно лишь одно: реально оценить эффективность появления нового субъекта отношений, возникающих в связи с несостоятельностью, позволит лишь практика применения соответствующих положений Закона о банкротстве 2002 г.
20. Государство, участвуя в деле о несостоятельности (банкротстве), реализует свои как частноправовые, так и публично-правовые права и интересы. Подобная ситуация накладывает отпечаток на двойственность правового положения государства в деле о банкротстве и на характер осуществляемых им функций. Прежде всего государство выступает в процессе как кредитор третьей очереди (удовлетворяются требования в бюджет и во внебюджетные фонды).
Ранее в соответствии с постановлением Правительства РФ от 22 мая 1998 г. N 476 "О мерах по повышению эффективности применения процедур банкротства" (на данный момент утратило силу) допускалась возможность консолидации требований государства к должникам по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды. Единую позицию государства в этом вопросе представляли коллегии уполномоченных государственных представителей: они создавались Федеральной службой по финансовому оздоровлению и банкротству и состояли из работников Госналогслужбы, Пенсионного фонда, других государственных фондов и территориальных отделений. Однако данные образования уже в Законе о банкротстве 1998 г. нигде не упоминались в качестве лиц, участвующих в деле и арбитражном процессе.
Более того, в правовой литературе справедливо отмечалось, что при всем желании коллегию уполномоченных государственных представителей как представителя в смысле ГК РФ и закона о банкротстве рассматривать нельзя, так как субъектами отношений представительства могут быть только субъекты гражданского права - физические, юридические лица либо публично-правовые образования. Очевидно, что эти коллегии не являлись правосубъектными объединениями, из чего следовало, что выданная на их имя доверенность была недействительной.
21. С принятием Закона о банкротстве 2002 г. государство стало равноправным участником процесса несостоятельности. Следует заметить, что законодатель придерживается принципа сбалансированности прав уполномоченных органов и конкурсных кредиторов. Так, они обладают равным правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом. Помимо этого, уполномоченные органы имеют право голоса на собрании кредиторов наравне с конкурсными кредиторами. Данные положения позволяют утверждать, что государство в лице уполномоченного органа представляет собой субъект частноправовых отношений.
Вместе с тем в процессе несостоятельности государство выступает и как субъект публично-правовых отношений. Прежде всего это проявляется в том, что государство значительно контролирует процесс банкротства. В соответствии с постановлением Правительства РФ от 3 февраля 2005 г. N 52 регулирующим органом, осуществляющим контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, является Федеральная регистрационная служба. Так, в рамках предоставленных полномочий регулирующий орган обращается с заявлением об исключении саморегулируемых организаций из единого государственного реестра саморегулируемых организаций, проводит проверки деятельности СРО, обращается в суд с заявлением о дисквалификации арбитражных управляющих и т.д.
Следует обратить внимание, что постановлением Правительства РФ от 25 июня 2003 г. N 365 было утверждено Положение о проведении проверки деятельности саморегулируемой организации арбитражных управляющих регулирующим органом. Регулирующий орган может проводить как плановые, так и внеплановые проверки деятельности СРО. Исходя из анализа отчетности и информации, поступающей из СРО, а также из рассмотрения жалоб, заявлений и обращений о нарушении ею федеральных законов и иных нормативных актов, регулирующий орган может провести плановую проверку (но не реже одного раза в два года).
Внеплановая проверка проводится по решению руководителя регулирующего органа в случае:
- получения информации о нарушении СРО или ее членами федеральных законов и иных нормативных актов;
- наличия признаков банкротства СРО;
- принятия решения о ее реорганизации или ликвидации.
Объектами контроля в этом случае являются организационная структура СРО, ее количественный состав, наличие компенсационного фонда или имущества у общества взаимного страхования, учредительные документы СРО, ведение ею реестра арбитражных управляющих, рассмотрение СРО жалоб на действия (бездействие) арбитражных управляющих и т.д. (п. 7 указанного выше положения).
22. Многообразие и сложность функций, осуществляемых арбитражным судом в деле о несостоятельности, вызвали в научной литературе и на практике различные дискуссии, в частности о характере полномочий арбитражного суда.
По мнению некоторых авторов, особенностью дел о несостоятельности является исполнение арбитражным судом функций, не связанных с осуществлением правосудия, а именно функций административного характера, например контроль арбитражного суда за деятельностью арбитражного управляющего, рассмотрение жалоб на его действия, заслушивание его отчетов и т.д. *(139)
Другие авторы придерживаются точки зрения, что дела о несостоятельности разноплановы и поэтому имеют комплексный характер. С этим мнением нельзя не согласиться, поскольку арбитражный суд осуществляет правосудие постоянно, в том числе в тех случаях, когда, например, рассматривает жалобы кредиторов на действия арбитражных управляющих, споры об установлении требований кредиторов и т.д., а его определения, разрешающие эти жалобы и споры, должны быть законными и обоснованными.
Как указывал Е.А. Нефедьев, суду при рассмотрении дела о банкротстве "приходится выступать не только в роли инстанции ревизионной и второй по рассмотрению жалоб, подаваемых на определения органов конкурсного производства, но и первой инстанцией по искам, которые к ним предъявляются"*(140).
Применительно к современному законодательству это связано с тем, что с момента вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом имущественные требования к должнику могут быть предъявлены только с соблюдением порядка, установленного Законом о банкротстве 2002 г.
Следовательно, если в процессе производства по делу о несостоятельности возникает спор относительно имущественного требования кредитора, то он подлежит рассмотрению арбитражным судом, разрешающим это дело.
В связи с этим любое действие арбитражного суда, совершаемое в процессе рассмотрения и разрешения дела о банкротстве, на наш взгляд, является действием по осуществлению правосудия, так как направлено на вынесение законного и обоснованного судебного решения.
Именно с осуществлением правосудия некоторые авторы связывают наличие у суда контрольных функций за всеми действиями, совершаемыми и совершенными участниками процесса в ходе производства по делу*(141).
Оппоненты данной позиции предлагают ограничить функции арбитражного суда в деле о банкротстве функцией осуществления правосудия (принятие решения о признании или об отказе в признании должника банкротом, о мировом соглашении, о завершении той или иной процедуры банкротства и т.д.), а административные функции возложить на регулирующий орган, т.е. вынести часть действий за рамки собственно арбитражного процесса*(142) . По нашему мнению, с такой позицией вряд ли можно согласиться, поскольку это может создать определенный дисбаланс в защите прав и законных интересов участников процесса по делу о банкротстве, поскольку один из кредиторов, а именно Российская Федерация, окажется в заведомо неравных условиях по отношению к иным участникам процесса о несостоятельности.
В связи с этим оптимален, по нашему мнению, действующий порядок регулирования отношений, возникающих по поводу несостоятельности должника, при котором все процедуры и действия участников осуществляются под контролем арбитражного суда.
По выражению И.П. Баклановой, арбитражный суд в деле о несостоятельности, являясь государственным органом, в то же самое время не выступает в качестве представителя государства как кредитора, а преследует при этом публичный интерес в справедливом удовлетворении интересов всех кредиторов, а также защите прав и законных интересов всех участников процесса о несостоятельности*(143).
23. Наряду с проблемой определения характера полномочий арбитражного суда в настоящее время весьма актуальна проблема публичности и открытости судебного процесса о несостоятельности. Анализируя положение арбитражного суда в процессе банкротства, некоторые авторы отмечают, что только гласный публичный суд может объективно решать вопросы признания предприятий-должников несостоятельными*(144). Следует заметить, что законодатель не допускает опубликования либо иного разглашения сведений о банкротстве должника до момента публикации решения арбитражного суда о признании его банкротом.
Кроме того, в соответствии с арбитражно-процессуальным законодательством (п. 2 ст. 11 АПК РФ) слушание дела на закрытом заседании допускается в том числе при удовлетворении судом ходатайства участвующих в деле лиц, ссылающихся на необходимость сохранения коммерческой или иной тайны.
Исходя из того, что дела о банкротстве граждан и юридических лиц рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным АПК РФ, вполне обоснованна ситуация, когда заинтересованные лица (и прежде всего должник или кредитор) могут дополнительно заявить в арбитражный суд ходатайство о рассмотрении дела в закрытом заседании.
Поддерживая позицию законодателя по этому вопросу, например, М.В. Телюкина отмечает, что "публичность - это свойство уголовного процесса. Для гражданского и арбитражного процессов публичность - это исключение из правила. По общему же правилу основная роль в производстве по делу о несостоятельности принадлежит (и должна принадлежать) заинтересованным лицам, что лишает дело характера публичности"*(145).
24. Нередко при анализе места и роли арбитражного суда в процессе о несостоятельности возникает проблема своевременности открытия производства по делу о банкротстве. Следует заметить, что дореволюционное право допускало возможность инициирования процесса банкротства должником, кредитором, судом по собственному усмотрению (ex officio). В связи с этим, к примеру, Н.А. Тур считал обоснованным наделение суда соответствующим правом*(146). Такого же мнения придерживались А.А. Маттель*(147), В. Садовский*(148), Д.В. Туткевич*(149).
Противником данной позиции выступал Г.Ф. Шершеневич. Он утверждал, что возбуждение конкурсного процесса по инициативе суда "находится в совершенном противоречии с тем началом свободного распоряжения, которым проникнуто гражданское право, и началом состязательности, которое лежит в основе гражданского процесса"*(150). По мнению современных исследователей, "в целом возбуждение производства по делу о банкротстве ex officio представляется неоправданным, поскольку при этом неизбежно нарушение принципа свободы в осуществлении своих прав"*(151). Весьма убедителен и аргумент С.И. Федорова, который считает излишним предоставление суду указанных полномочий в связи с тем, что право инициировать процесс и так предоставлено широкому кругу государственных органов*(152).
Действующее законодательство РФ не предусматривает возможность открытия производства по инициативе арбитражного суда. Однако на практике возможны ситуации, когда промедление с возбуждением дела о несостоятельности создает угрозу интересам основной массы кредиторов конкретного должника.
В связи с этим заслуживает внимания точка зрения ряда авторов, согласно которой должен быть создан реальный механизм, позволивший бы при появлении обстоятельств, свидетельствующих в пользу того, что имущества должника будет недостаточно для удовлетворения требований всех его кредиторов, немедленно перейти от внеконкурсного погашения требований к должнику к удовлетворению требований кредиторов в рамках процесса о несостоятельности*(153).
Следует заметить, что действующее законодательство РФ о несостоятельности (банкротстве) содержит ряд норм, которые способствуют своевременному открытию процесса о несостоятельности. Так, руководитель должника - юридического лица или индивидуальный предприниматель обязаны обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве в случае, когда удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения денежных обязательств должника в полном объеме перед другими кредиторами. Более того, законодатель закрепляет возможность признания недействительными сделок должника, совершенных с заинтересованными лицами, если в результате исполнения таких сделок кредиторам могут быть причинены убытки, а также с любыми лицами, если сделки совершены в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, и влекут предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими.
Вместе с тем анализ действующего законодательства и судебно-арбитражной практики позволяет утверждать, что угроза удовлетворения требований одного кредитора (или небольшой группы) в ущерб интересам большинства кредиторов может возникнуть в силу ряда обстоятельств, а именно: при выборочном погашении требований кредиторов по инициативе самого должника в ситуации предвидения банкротства, при наложении ареста и обращении взыскания на имущество лица судебным приставом-исполнителем и т.д.
Таким образом, Закон о банкротстве 2002 г. упрочил позиции арбитражного суда в деле о банкротстве, вместе с тем ряд проблем теоретического и практического характера в настоящее время остается неразрешенным.

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>