<< Пред. стр.

стр. 11
(общее количество: 23)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

какого-либо ущерба для его природной живости и энергии. Этот прием оказался
очень полезным и, по правде говоря, довольно легким, потому что для
дрессировщика много безопаснее гонять дельфина, чем лошадь.
В 1965 году мы с Дэвидом начали устраивать еженедельные занятия для тех
наших сотрудников, которые хотели повысить свою квалификацию. Я рассказывала
о каком-нибудь аспекте оперантного научения, например о том, почему
варьируемый режим поощрения оказывается более действенным, чем постоянный; а
Дэвид говорил о той или иной стороне искусства дрессировки, например как
выбрать из нескольких животных наиболее многообещающее. Однако самой
плодотворной формой занятий была "игра в дрессировку", которую рекомендовал
мне заезжий психолог.
Кто-нибудь уходил из комнаты, а оставшиеся выбирали, кто из них будет
дрессировщиком,
и намечали простенькое действие вроде "Напишите свою фамилию на доске",
или "Поставьте ногу на стул", или "Попляшите и спойте".
Затем "дрессируемый", иначе говоря, "подопытное животное", возвращался,
и "дрессировщик"
с помощью свистка начинал отрабатывать требуемый элемент поведения.
Говорить что-либо воспрещалось. Дрессируемый предварительно получал
инструкцию расхаживать по комнате как ему вздумается и возвращаться к
исходному месту после поощрительного свистка. На первых порах
мы при каждом свистке поощряли дрессируемого конфетой или сигаретой, но
вскоре убедились,
что одобрение товарищей и звук свистка служат достаточным поощрением.
Такая "дрессировка" была быстрым и дешевым способом, с помощью которого
новичок со свистком овладевал принципами настоящей дрессировки без того,
чтобы какой-нибудь бедолага дельфин мучился из-за непоследовательности
своего дрессировщика. Это был ускоренный урок логического мышления. "Обучая"
человека, дрессировщик уже не мог внушать себе: "Животному это вообще
не по силам", или "Животное злится на меня", или "Животное нарочно меня
не слушается", или "Исключительно глупое животное". Если такому новичку не
удавалось добиться, чтобы "дрессируемый" человек замахал руками, как птица
крыльями, винить он мог только собственное неумение.
Стоны разочарования, которые издавали другие дрессировщики, когда
новичок упускал напрашивающуюся возможность закрепления, служили неплохими
подсказками. А также одобрительный шепот и смех, когда новичок
демонстрировал удачный ход. Если "дрессировщик" поднимал свои
интеллектуальные лапки и объявлял, что задание невыполнимо потому-то,
потому-то и потому-то, мы давали то же задание кому-нибудь еще. Если
требовалось добиться выполнения даже в ущерб самолюбию новичка, свисток
брали Дэвид, Ингрид или я и отрабатывали этот поведенческий элемент с
помощью десятка точных поощрений.
Если же новый дрессировщик выходил из испытания с честью, то
одобрительные возгласы, раздававшиеся, когда дрессируемый наконец выполнял
заданное действие, служили отличным поощрением и для него и для
дрессируемого. Радость быстрого успеха на занятиях поддерживала бодрость
духа дрессировщика и во время формирования поведения животных - процесса
заметно более медленного.
Мы могли использовать "игру в дрессировку", чтобы проиллюстрировать
любой аспект оперантного научения, например сознательную выработку
инерционного поведения, или режим долгодействующего поощрения (как-то мы
заставили дрессируемого зажигать и гасить свет
по двадцать раз на каждый свисток), или приведение поведения под
стимульный контроль.
Роль дрессируемого тоже была очень интересна: она позволяла на
собственном опыте понять, какую растерянность должны иногда испытывать
дельфины. Мы узнали, что животное и даже человек вполне могут совершить
нужное действие, абсолютно не понимая, что, собственно, от них требуется.
Например, можно добиться, чтобы дрессируемый ходил по комнате, заложив руки
за спину и сжав кулаки; он проделает это несколько раз совершенно правильно,
а затем удивится, что сеанс окончен, поскольку он еще не осознал, какой,
собственно элемент в его поведении закреплялся.
Как-то раз, отрабатывая стимульный контроль, мы добились, чтобы
дрессируемый хлопал в ладоши каждый раз, когда кто-нибудь из девушек в
глубине комнаты дул в игрушечную трубу. В конце концов мы все решили, что
поведенческий элемент уже привязан к сигналу и гасится без него (на периоды
до тридцати секунд - а это очень долгое время, когда стоишь в комнате,
полной людей, и ничего
не делаешь). Однако, когда мы кончили сеанс, оказалось, что наш
дрессируемый не имел
ни малейшего представления ни о том, что он реагировал на сигнал, ни о
том, какой это был сигнал. Он попросту не "замечал" гудения трубы. Только
подумать!
Выбор поведенческого элемента уже сам по себе оказывался интересной
задачей. То, что входило
в систему общепринятого поведения, формировалось довольно легко. Всегда
можно было добиться, чтобы дрессируемый писал на доске, сначала поощряя
движения к нужной стене, затем поощряя движения руки в направлении мела и
т.д. Но то, что не укладывалось в рамки общепринятого, например задание
встать на стол, требовало значительно большего времени. Дэвид проявлял
необыкновенную изобретательность, преодолевая внутренние запреты
дрессируемых. Когда
он в процессе формирования того или иного элемента поведения менял
тактику, для нас всех это было наглядной демонстрацией искусства дрессировки
в отличие от строго научного подхода к ней. Например, когда отрабатывалось
влезание на стол, а дрессируемый только опирался на его крышку, но не мог
принудить себя залезть на него с ногами, Дэвид вышел из затруднения,
заставив его пройти за стол, а потом пятиться прямо к корзине для бумаг, так
что он споткнулся о нее и невольно сел
на стол - тем самым внутренний запрет был разрушен.
Интересно было и выяснять, кто подходит к роли дрессируемого животного,
а кто не очень. Интеллект, по крайней мере интроспективный) натренированный
в обобщениях, в этом случае плохой помощник. Мыслящий человек склонен
останавливаться и думать, пытаясь отгадать, чего добивается дрессировщик, а
это только пустая трата времени: ведь, пока он стоит неподвижно,
дрессировщику просто нечего закреплять и поощрять. Самолюбивые люди иногда
начинали злиться, особенно когда, не сомневаясь, что угадали правильно, они
поступали в соответствии со своей догадкой - и не вознаграждались свистком!
(Дельфины в подобной ситуации тоже злятся. Дрессируемый человек хмурится и
ворчит себе под нос, а дельфин устраивает грандиозное "плюханье" и окатывает
дрессировщика с головы до ног.)
Лучше всего роль дрессируемого удается общительным покладистым людям,
которые не боятся попасть в смешное положение. Однажды, когда мне пришлось
участвовать в телевизионной передаче, я решила, что ведущий мог бы стать
прекрасным объектом для такого опыта, и предложила на его примере
продемонстрировать принципы дрессировки дельфинов. Я написала на листке,
чего намерена от него добиться, показала листок зрителям, а затем попросила
ведущего походить у стола и с помощью свистка быстро добилась, чтобы он снял
клипсы с моей соседки и надел их на себя. Ведущий был живым по натуре
человеком, держался раскованно, и его "дрессировка" заняла около двух минут.
Дэвид, как все прирожденные дрессировщики, при виде подходящего объекта
дрессировки сразу загорался. Однажды во время "игры в дрессировку" я
предложила роль подопытного животного Леуа Келеколио, нашей новой и
совершенно очаровательной "гавайской девушке". Она была очень тихой и
сдержанной, и я подумала, что это поможет ей расслабиться и почувствовать
себя более уверенно. Свисток взял кто-то из младших дрессировщиков.
Леуа вошла в комнату, начала прохаживаться и уже получила два-три
свистка, как вдруг Дэвид воскликнул: "Вот это дельфин! Прелесть как
работает! Дайте-ка мне свисток!", - и довел "дрессировку" до конца сам
просто ради удовольствия сформировать поведенческий элемент
у восприимчивого объекта.
Именно во время "игры в дрессировку" я впервые четко осознала разницу
между тем, что знает специалист по оперантному научению, и тем, что знает
профессиональный дрессировщик, - между наукой о дрессировки и искусством
дрессировки. Мы назвали это "дрессировкой по-каренски"
и "дрессировкой по-дэвидовски" и иногда в качестве упражнения писали на
доске, что к чему относится. Приемы вроде приучения к свистку, тайм-аутов и
лимита времени помещались в первый столбец, а во втором перечислялось
что-нибудь вроде "Знать, когда остановиться", "Придумывание приемов
формирования" и "Выбор хорошего объекта".
Я поняла, что существуют два больших лагеря дрессировщиков: психологи с
их изящными, почти математическими правилами дрессировки, которые, правда,
почти не затрагивают "дрессировки
по-дэвидовски", то есть озарений, интуитивного умения предугадать
реакцию животного, выбора точного момента; и профессиональные
дрессировщики-практики с большим личным опытом, но
с инерционным поведением людей, не способных в своих приемах
формирования поведения
отделить полезное от чистой традиции и склонных слишком многое
объяснять только индивидуальными свойствами животных и магнетической
личностью дрессировщика. Два больших лагеря, наглухо изолированных друг от
друга.
Мы в Парке соприкасались и с тем и с другим лагерем: инструкции Рона и
расспросы приезжающих
к нам ученых о тонкостях теории научения обеспечивали научную основу, а
конкретные проблемы, порождаемые необходимостью проводить ежедневно десять
представлений с дрессированными животными, непрерывно варьируя эти
представления, роднили нас с лагерем практиков.
Где-то в пограничной зоне между этими двумя лагерями еще ждут своего
открытия новые истины
и более глубокое понимание прежних. Мне казалось, что я особенно ясно
ощущаю эти истины - или, во всяком случае, вопросы, которые могут натолкнуть
на их открытие, - когда мы занимались "игрой в дрессировку". Что такое
"сообразительность"? Что такое "тупость"? Почему ты влюбишь" это животное, а
не то? И почему, почему животное любит дрессировщика? В какой момент и
почему искусственная система общения, строящаяся на оперантном научении,
начинает сменяться
подлинным общением, тем чувством, которое дрессировщики называют
"контактом"? Замечательное чувство, которое возникает, когда дрессировщик
словно бы понимает животное изнутри, а животное начинает реагировать на
голос и эмоции дрессировщика. С лошадьми и собаками это для нас
как бы само собой разумеется, но с более чуждыми нам дельфинами такую
близость надо заслужить. Какое волнующее, почти жуткое чувство возникает,
когда животное вдруг превращает систему дрессировки в средство общения с
вами!
Люди любят расспрашивать дрессировщиков дельфинов про "общение" с ними.
Я обычно отмахиваюсь от этого вопроса, отвечая, что мне для общения вполне
достаточно свистка и ведра
с рыбой. За многие годы наблюдений я не обнаружила ни малейших
признаков того, что у дельфинов есть свой абстрактный язык, что они не
просто милые и очень смышленые животные. Однако благодаря дрессировке мы
вступали с нашими животными в двустороннее общение, хотя точнее было бы
сказать, что мы приобщались друг к другу.
Помню, как мы с Дэвидом однажды шли мимо Театра Океанической Науки,
когда там заканчивалось представление. С дорожки нам была видна поднятая
площадка с младшим дрессировщиком, как раз подававшим Макуа сигнал для
прыжка в высоту. Нам был виден и Макуа, который лениво поглядывал из воды на
дрессировщика то одним глазом, то другим, словно понятия не имел ни о каких
прыжках. Дэвид с дорожки в пятнадцати метрах от бассейна сердито крикнул:
"Макуа!". Дельфин растерянно взглянул сквозь стеклянную стенку в нашем
направлении, нырнул, разогнался и прыгнул на шесть метров вверх к протянутой
руке дрессировщика. Мы никогда не прибегали к наказаниям или угрозам: просто
Макуа хорошо знал Дэвида, знал, что Дэвид ждет от него дисциплинированности,
и, услышав голос Дэвида, выполнил команду младшего дрессировщика.
Психолог Рон Шустерман как-то рассказал мне про самку дельфина, которая
научилась делать серию правильных выборов, нажимая на одну из двух панелей и
получая за это рыбу из кормового аппарата. И вот однажды после двух-трех
правильных реакций она выдала длинную серию сплошь неверных выборов - и,
по-видимому, намеренно. Рон растерялся, но потом заглянул в кормовой аппарат
и обнаружил, что рыба в нем высохла и стала несъедобной.
Подопытное животное использовало экспериментальную ситуацию, чтобы
сообщить об этом факте.
И, как только рыбу заменили, вновь перестало ошибаться.
Я сама наблюдала, как дельфины "хулиганили", чтобы объяснить
дрессировщику, что им нужно.
Так, дельфин отказывался проплыть сквозь дверцу и разевал рот,
"говоря": "Эй, Ренди, прежде чем мы начнем работать, погляди сюда! У меня
между задними зубами застряла проволочка; вытащи
ее, пожалуйста!"
Точно так же мне довелось наблюдать, как животное, разрешая свои
недоумения, проверяло условия дрессировочного задания. После того, как мы
отработали двойной прыжок малых косаток в Бухте Китобойца, когда Макапуу и
Олело одновременно перелетали через веревку навстречу друг другу,
я занялась другими делами, и прыжок начал утрачивать четкость. Олело
стала запаздывать
на секунду-две: Макапуу уже ныряла, когда Олело только-только взлетала
в воздух. Дрессировщики попросили помощи. Прыжок был привязан к звуковому
сигналу, и я решила использовать это, чтобы исправить промахи Олело,
полагая, что придется потратить на это несколько дней, если не недель.
Между представлениями мы устроили короткий сеанс дрессировки. Дженни,
Дэвид, Диана
и я натянули веревку, девочки вывели косаток на исходную позицию. Я
включила сигнал.
Косатки поплыли к веревке. Макапуу прыгнула первой, и в тот момент,
когда она выскочила из воды,
я отключила сигнал, а ее дрессировщик свистнул. Тут прыгнула Олело.
Свисток молчал, и, когда косатки подплыли к "Эссексу", Макапуу получила
рыбу, а Олело осталась ни с чем.
Я снова включила сигнал. На этот раз Олело поторопилась. Впервые за
несколько дней она перенеслась через веревку одновременно с Макапуу. Обе они
в высшей точке прыжка услышали свисток, и обе получили много рыбы.
Ура! Я снова включила сигнал. Макапуу прыгнула первой. Я отключила
сигнал прежде, чем прыгнула Олело - с запозданием, не получив ни свистка, ни
рыбы.
Четвертая попытка. Я включила сигнал, и Олело проделала беспрецедентную
вещь: она проплыла
на сторону Макапуу и прыгнула одновременно с ней, но в том же
направлении, а не навстречу.
И снова осталась без рыбы.
Пятая попытка. Олело прыгнула со своей стороны почти - но не совсем -
одновременно с Макапуу. Она была в воздухе, когда я отключила сигнал, и ее
свисток раздался - но все же с легким запозданием. Чувствуя себя совершенно
бессердечной, я дала Макапуу ее обычное килограммовое вознаграждение, а
Олело - одну-единственую крохотную корюшку. Олело в буквальном смысле
вздрогнула от удивления и посмотрела мне прямо в глаза.
Шестая попытка. Раздался сигнал. Олело явно встрепенулась, прыгнула
синхронно с Макапуу, получила свисток и солидное вознаграждение, после чего
уже всегда прыгала безупречно. Таким образом, она применила к нам научный
метод, сознательно выясняя точную суть задания.
В результате примерно за десять минут работы она получила ответы на все
свои недоумения.
А это и есть общение.
Один из самых поэтических моментов общения через дрессировку, какие мне
довелось разделить
с животным, я испытала, работая с Малией, новой самкой морщинистозубого
дельфина, во время самого простого оперантного научения. Мимолетное событие,
исполненное такого значения, что я решила описать его в научной статье
(Ргуог К. Behavior and Learning in Whales and Porpoises. - Die
Naturwissenschaften, 60 (1973), 412-420).

Дрессировка закрепляла прыжок у морщинистозубого дельфина, и животное
работало охотно.
В процессе дрессировки животное испустило своеобразный звук, который
дрессировщик тоже вознаградил. Животное повторило этот звук несколько раз,
и, заинтересовавшись, дрессировщик перестал закреплять прыжок, а занялся
закреплением звука.
Это было ошибкой. Данное животное еще ни разу не оставалось без
поощрения за то, что оно научилось проделывать в ожидании вознаграждения.
После нескольких оставшихся без вознаграждения прыжков животное
рассердилось: оно отказалось подплыть к дрессировщику
за рыбой, отплыло в дальний конец бассейна и осталось там. Следующие
два дня оно отказывалось от корма. Обследование не выявило никаких симптомов
заболевания. На третий день оно само прыгнуло и взяло корм. Дрессировщик
поощрял последующие прыжки, а затем привел их под стимульный контроль и
связал с определенным движением руки. Животное усвоило этот новый критерий:
оно прыгало, когда рука поднималась, и выжидало, пока она оставалась
опущенной. В один из периодов ожидания оно вновь издало тот же своеобразный
звук. Дрессировщик немедленно вознаградил его за звук, а затем поднял руку и
вознаградил за последовавший прыжок. Возможно, такая цепь событий позволила
дельфину разобраться в правилах, определяющих, когда прыжки будут
вознаграждаться вне связи с вознаграждаемым звуком. Животное подплыло к
дрессировщику,
несколько раз погладило его руку грудным плавником (ласка, обычная
между дельфинами, но крайне редко проявляемая по отношению к человеку) и в
течение следующих десяти минут не только демонстрировало правильную реакцию
на сигнал "прыгай", но и в определенной степени усвоило реакцию на команду
"издай звук", подаваемую другим жестом руки (там же).
Малия, прелесть Малия, пойманная совсем недавно, еще не освоившаяся с
неволей, еще такая робкая, использовала жест дельфинов, чтобы сообщить мне
примерно следующее:
"Ну ничего, глупышка! Теперь я поняла, чего ты добиваешься, и я на тебя
больше не сержусь".
У меня не было способа сообщить ей, что почувствовала я. А
почувствовала я, что вот-вот расплачусь.6. Птичьи мозги и вредные выдры

На территории парка "Жизнь моря" сохранились развалины гавайских
хижин. И мы воссоздали старинную деревню среди деревьев, которые оставили
посреди Парка. Получилось что-то вроде маленького музея под открытым небом,
где мы выставили взятую взаймы коллекцию старинных
гавайских изделий. Но ему не хватало жизни, и было решено водворить
туда кое-каких животных
из тех, которые древние гавайцы привезли с собой на необитаемые тогда
острова: одну-двух собак, свиней и гавайских курочек. С древними
мореплавателями приплыла зайцем и дикая гавайская крыса, ставшая теперь
большой редкостью, но соблазнить идеей крысиного уголка в музее мне так
никого
и не удалось.
Во время поездки на соседний остров Молокаи я заметила под рыбачьей
хижиной типичную гавайскую собаку "пои" - бурого кособрюхого невзрачного
щенка с облезлым хвостиком. Уплатив бешеную цену в пять долларов, мы
приобрели щенка на роль нашей официальной собаки и нарекли его К.К.Каумануа
в честь мифического гавайского государственного мужа. К сожалению, после
курса глистогонных средств окруженный нежными заботами К.К. вырос в
красавца-пса с огненно-рыжей шерстью, благородной осанкой и пушистым
хвостом, полностью утратив сходство с обычными гавайскими дворняжками, но
тем не менее свою задачу он выполнял.
Затем мы достали в зоопарке Гонолулу двух очаровательных поросят черной
дикой свиньи
и раздобыли несколько настоящих диких курочек, которые еще обитают на
воле в лесах Кауаи.
Едва мы обзавелись всей этой живностью, как дрессировщики начали точить
на нее зубы. Пес быстро научился плавать в пироге по Бухте Китобойца и
исполнять несколько номеров,
например, он привязывал причалившую к островку пирогу, несколько раз
обежав с веревкой вокруг кола. Но, боюсь, впечатление на зрителей пес
производил только в тот момент, когда вслед
за дельфинами получал рыбешку и съедал ее с видимым удовольствием. До
сих пор не понимаю, почему это их так изумляло. Собаки любят рыбу и не
обращают внимания на плавники и кости. Однако зрители всякий раз ахали.
Миниатюрные курочки были очень милы, хотя и капризны, и мы задумали
устроить с ними
и поросятами небольшое дополнительное представление в Гавайской
Деревне. Мы потратили немало сил и денег на установку громкоговорителей, на
создание рассказа о былой жизни гавайцев
и на заманивание публики в Деревню по дороге от одного
демонстрационного бассейна к другому.
В зрелищном отношении мы потерпели полный провал: кого могли увлечь
куры и свиньи после дельфинов и косаток? Но вот сама дрессировка оказалась
очень интересной.
Вэла Уолворк и Нэнси Ким, две наши замечательные "гавайские девушки",
начали работать
с курочками. Вэла обучила четырех петушков рассаживаться по веткам в
Гавайской Деревне.
Затем она начинала звать их, и, услышав свою кличку, каждый петушок
прилетал и садился
на ее протянутую руку. Нэнси обучила двух курочек разбирать вместе с
ней цветки для гирлянд.
Она сажала их перед корзиной с пластмассовыми цветками - красными,
белыми и розовыми. Одна курочка быстро вытаскивала все красные цветки,
вторая отсортировывала белые, а розовые цветки оставались в корзине. Два
петушка научились кукарекать, когда на них указывали пальцем, а одна курочка
исполняла потешную хулу.
С поросятами пришлось повозиться. Свиньи слывут очень смышлеными, но мы
обнаружили, что их возможности сильно ограничены из-за их телосложения и
натуры. От свиньи, например, можно буквально за две-три минуты добиться,
чтобы она толкала что-то пятачком - это действие для свиней естественно. С
другой стороны, научить свинью носить поноску оказалось практически
невозможно: вероятно, свиньи просто не запрограммированы носить что-нибудь
во рту.
Кроме того, свиньи по-свински упрямы. Направлять бегущую перед вами
свинью хворостинкой
вы можете, но вот добиться, чтобы свинья шла рядом с вами на поводке,
удается лишь ценой огромного труда. В довершение всего
были вещи, которые наши свинки ценили даже больше пищевого поощрения,
например возможность поваляться в тенечке под разбрызгивателем. Если
дрессировщик выводил поросят из загона, чтобы продемонстрировать два-три
номера, а они замечали влажное прохладное местечко, на этом все
и кончалось.
И последней каплей было то, что свиньи растут. Мы оглянуться не успели,
как наши миленькие черные поросятки превратились в стокилограммовых боровов,
чистых и красивых, с точки зрения любителя свиней, но не вызывающих у
туристов ни малейшего желания запечатлеть их на пленке.
В конце концов мы отказались от идеи представления со свиньями и курами
и оставили их в качестве живых экспонатов Деревни.
В водах Гавайских островов водится свой тюлень - очень редкий гавайский
тюлень-монах. Всего
у нас на протяжении многих лет перебывало три таких тюленя, которых мы
содержали
в демонстрационном бассейне неподалеку от Бухты Китобойца. К неволе они
привыкают исключительно тяжело: мне известен только один случай, когда такой
тюлень прожил в зоопарке дольше нескольких месяцев. У нас с ними были
бесконечные хлопоты - язвы, голодовки, инфекционные заболевания, глисты. Но,
главное, как мне казалось, они прямо на глазах чахли от тоски.
В конце концов мы от них отказались и приобрели двух калифорнийских
обыкновенных тюленей, которые внешне очень похожи на тюленей-монахов и
смогут составить общество гавайскому тюленю-монаху, если мы все-таки рискнем
снова его купить.
Ухаживать за тюленями и кормить их было поручено Леуа Келеколио, и со
временем она отработала
с ними поразительное число поведенческих элементов для развлечения
зрителей - они надевали леи, танцевали буги-вуги, махали детям ластами и так
далее. Тюлени менее подвижны, чем морские львы: на суше они кое-как ползают,
точно ожившие мешки с картошкой, а в воде большую часть времени висят в
вертикальной позе, высунув головы, как глянцевитые буйки. Тем не менее они
оказались очень внимательными и сообразительными. Зрение и слух у них
прекрасные, и за Леуа они следили не отрываясь. Поэтому она получила
возможность, говоря языком ученых, "убирать стимул". Так, она обучила
тюленей "целоваться" носами, а затем привязала этот поведенческий элемент
к звуковому и зрительному сигналам, после чего произносила сигнальное
слово все тише, а рукой двигала все незаметнее до тех пор, пока тюлени не
начинали "целоваться",
едва она вставляла в свой рассказ слова "лунный свет" или складывала
кончики указательных пальцев. Зрители, как бы они ни напрягали глаза и уши,
не могли уловить такие сигналы. Цирковые дрессировщики часто пользуются
подобным приемом, например лев вдруг начинает реветь как будто без всякой
команды укротителя. И точно так же умелый наездник заставляет лошадь
выделывать буквально чудеса, а сам словно бы сохраняет полную неподвижность.
Твердое правило Парка использовать только представителей подлинно
гавайской фауны было нарушено, когда один калифорнийский торговец животными
написал мне, предлагая четырех пингвинов Гумбольдта по достаточно скромной
цене. Эти южноамериканские птицы обитают
в умеренной зоне, и я решила, что они, вероятно, приспособятся к
гавайскому климату без особых трудностей. Я убедила контору, что плавающие
под водой пингвины, несомненно, украсят программу Театра Океанической Науки
и что можно подготовить интересную лекцию, в которой будет сравниваться
эволюция пингвинов, превратившихся из наземных птиц в водоплавающих, с
эволюцией дельфинов, превратившихся из наземных животных в водных. Пингвины
прибыли, и мы устроили для них вольер на галерее Театра Океанической Науки.
На суше пингвины неуклюжи и выглядят нелепо самодовольными, но под
водой ими нельзя налюбоваться. Их туловище имеет идеально обтекаемую форму,

<< Пред. стр.

стр. 11
(общее количество: 23)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>