<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 30)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Несмотря на то, что в основе создания синдикатов лежали соглашения трестов, направленные на облегчение их коммерческой деятельности, синдикаты являлись монопольными организациями в определенных отраслях. Их подчиненность правительству говорит о том, что главным монополистом во всех сферах жизни стало государство.

Юридическая природа синдикатов оказалась неясной, но очевидно было одно: под действие Гражданского кодекса они не под-

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М, 1999. С. 126

падали (в синдикате не было договорной автономии, интересы трестов, объединившихся в синдикат, не были противоположными, применялся особый порядок возмещения одной стороной убытков другой и т. п.). Наличие у синдикатов уставов могло ввести в заблуждение относительно их юридической природы, но такие их черты, как плановость, служебность, взаимность, публичность, не оставляли сомнений в том, что данный институт носит не частноправовой, а публично-правовой характер. Основу синдиката составляли все же не договорные, а властные отношения. На синдикаты возлагались следующие задачи: обслуживание производственных и торговых нужд своих членов, устранение конкуренции и установление общей плановой организации путем согласованного выступления на рынке, проведение общегосударственной политики в определенной отрасли промышленности, связь с народным хозяйством в целом.

Дальнейшее свертывание товарно-денежных отношений и усиление планово-регулирующих начал в обществе окончательно превратило синдикаты (де-факто и де-юре) в министерства, которым подчинялись через звенья-посредники (тресты и др.) предприятия, впоследствии ставшие все как один государственными. В 1920 г. было покончено с прежними корпорациями, которых Советская власть просто панически боялась, считая, что использование их уставов и положений в качестве источников права позволит пустить все в области хозяйства на самотек.

Вместе с тем было покончено с корпоративным правом, основанным на известной свободе и самостоятельности предприятий в решении внутренних дел.

В пору расцвета бюрократического социализма (сталинская эпоха) корпоративное регулирование практически отсутствовало. Народное хозяйство работало как одна корпорация или фабрика со множеством цехов (предприятий). Решения принимались практически по всем сколько-нибудь важным вопросам наверху (правительством, министерствами), а предприятия имели право и обязанность только их выполнять. Возможность предприятий принимать самостоятельные решения и оформлять их своими корпоративными нормативными актами определялась каждый раз вышестоящим государственным органом индивидуально в отношении конкретного предприятия. Немногие удостаивались «чести» урегулировать тот или иной вопрос самостоятельно. Коллективные договоры были, пожалуй, единственным актом корпоративного регулирования в тот период. Но с 1936 г. и они стали исчезать, поскольку все, касающееся трудовых отношений, определялось в централизованном порядке. Творчество масс не требовалось.

Начавшаяся Великая Отечественная война послужила объективной причиной усиления централизации. Однако укоренившие-

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М, 1999. С. 127

ся на практике и в сознании людей административно-командные методы управления продолжали использоваться и после войны.

Период, когда страной руководил Н. С. Хрущев, характеризовался откровенным правовым нигилизмом. По этой причине децентрализация управления, начавшаяся в те годы, не нашла отражения в нормативных актах.

Жизнь показала, что списывать право в архив преждевременно. Со второй половины 60-х гг. правовая форма стала использоваться интенсивнее. Это поставило в число актуальных проблему повышения самостоятельности предприятий.

Экономическая реформа 1965 г., краеугольным камнем которой как раз и было развитие инициативы и самостоятельности предприятий, открыла дорогу использованию корпоративных норм. Возможность их применения стала фиксироваться уже в законодательных актах, но пока только в форме предварительного санкционирования или делегирования государством предприятиям некоторых правотворческих полномочий. Сначала правомочия носили очень конкретный характер. Предприятиям разрешалось разрабатывались должностные инструкции, решать другие непринципиальные в их жизни вопросы. Затем правомочия стали приобретать общий характер, например, предприятия могли сами регулировать вопросы премирования, устанавливать условия соревнования. Реформа 1965 г. не носила глубокого характера, но вскоре и она пошла на попятную. Руководство страны готово было расширить самостоятельность в экономической области, оставив все неизменным в политической жизни. Но экономика и политика взаимосвязаны. Поэтому на практике ничего не получилось и с экономической самостоятельностью. По-прежнему все до мелочей регулировалось в централизованном нормативном порядке. Все более разрастаясь, законодательство превратилось в громоздкую, негибкую систему (особенно это касается ведомственного правотворчества) и в результате стало тормозом на пути социального развития.

Перестройка общественного организма, объявленная в стране в 1985 г., в качестве приоритетной выдвинула задачу расширения инициативы и самостоятельности предприятий. Наиболее эффективное использование правовой формы связывалось с увеличением доли корпоративных (или, как их еще тогда чаще называли, локальных) норм. Однако очередному лозунгу «о творчестве масс» не суждено было реализоваться. Законодательный бум (Закон о государственном предприятии, Закон о собственности, Закон о кооперации и др.} не мог иметь под собой отказ от государственной собственности и строго централизованной системы министерств и ведомств. Таким образом, период перестройки закончился, не принеся никаких результатов в области корпоративного права.

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М, 1999. С. 128

И только переход общества к рыночным отношениям открыл путь развитию корпоративного права. Сейчас в законодательстве закреплена презумпция компетентности организаций на издание ими нормативных актов, регулирующих их внутренние вопросы. Устанавливаются всего лишь пределы для корпоративного регулирования, например, недопустимость ухудшения корпоративными нормами правового положения работников по сравнению с нормами законодательными, непротиворечивость корпоративных норм законодательным нормам, установление в корпоративных нормах прав и преимуществ членам коллектива организации только за счет собственных средств и др.

[1] Исаев И. А. Становление хозяйственно-правовой мысли в СССР (20-е годы). 1986. С. 123–173.

























Глава IV. Корпорации в англосаксонской системе права

В этой главе вы узнаете:

Как трактуется термин «корпорация» в англосаксонской системе права.

Какую правоспособность имеют корпорации стран, входящих в англосаксонскую систему права.

Почему в США и других странах существует большая свобода при учреждении корпорации и наряду с регистрационным порядком стал использоваться явочный порядок.

§ 1. Корпорация и ее виды в англосаксонской системе права

Кто, дело сделав, ждет совета, тому не впрок ни то, ни это, а кто заранее все обсудит, тот в дураках потом не будет

Себастьян Брант

Термин корпорация в англосаксонской системе права или в системе общего права используется весьма широко. Им пользуются всякий раз, когда хотят подчеркнуть, что организация, называемая этим именем, рассматривается как единое целое и может выступать участником в гражданском обороте.

Все корпорации, например в США, делятся на четыре группы: публичные (public), полупубличные (quasi-public), предпринимательские (bisiness) и непредпринимательские (non-profit)[1]. Американские ученые Д. Речман, М. Мескон, К. Боуви и Д. Тилл предлагают точно такую же классификацию, однако используют несколько иные термины: 1) государственные корпорации (компании, организованные федеральным правительством или правительством штата в особых целях); 2) квазигосударственные кор-

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М, 1999. С. 130

порации (коммерческие предприятия, обладающие монополией на оказание основных общественных услуг); 3) частные корпорации, которые подразделяются на коммерческие и некоммерческие[2].

К публичным корпорациям относятся государственные и муниципальные органы (городов, округов, селений). Они являются подразделениями государственного аппарата, наделены соответствующими властными полномочиями и осуществляют управленческую деятельность в пределах определенной территории. В континентальной системе права эта группа организаций называется государственными органами и не относится к числу корпораций.

Полупубличными считаются корпорации, служащие общим нуждам населения, например, корпорации в области снабжения населения газом, водой, электричеством, корпорации по ирригации, железнодорожные корпорации и т. п. В этом случае термин корпорация используется по отношению к организациям, существующим на деньги налогоплательщиков и осуществляющим функции по обслуживанию определенных общих потребностей населения.

Предприятия, относящиеся к государственной форме собственности (предприятия оборонного, космического комплекса и др.), акции которых также принадлежат государству[3]. В принципе их правовое положение сходно с другими видами корпораций. Но в ряде случаев им предоставляются льготы, например, они освобождаются от налогообложения, от внедоговорной ответственности и т. п.

Все остальные корпорации относятся к категории частных, т. е. тех, в создании которых государство не принимает участия и которые образованы по инициативе граждан для осуществления ими своих, частных интересов.

Частные корпорации делятся на две группы: непредпринимательские и предпринимательские.

Непредпринимательскими корпорациями считаются религиозные организации, корпорации в области образования (школы, колледжи, университеты и т. п.), благотворительные фонды. Они не преследуют целей получения прибыли, а если имеют прибыль, то обращают ее для достижения цели, которая определялась в качестве основной при создании непредпринимательской корпорации.

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М, 1999. С. 131

Предпринимательские (коммерческие) корпорации создаются с целью получения прибыли. Они доминируют среди всех вышеуказанных видов корпораций с точки зрения экономического веса. Например, по данным Бюро статистики США, в 1984 г. в стране действовало 3 млн. предпринимательских корпораций, или 5% от общего числа, наряду с почти 13 млн. индивидуальных предпринимателей и 1 млн. товариществ, но на долю корпораций приходилось примерно 87% общего дохода от предпринимательской деятельности[4]. Политическое влияние данного вида корпораций может быть также оценено как значительное: они являются одной из самых мощных лоббирующих групп и в большинстве случаев заставляют считаться с собой законодателей. Кроме того, в юридическом отношении предпринимательские корпорации представляют наибольший интерес- правовое регулирование их деятельности весьма сложное (централизованное регулирование дополняется корпоративным) и является по сравнению с другими видами корпораций в высшей степени организованным и детализированным.

Предпринимательские корпорации действуют в различных сферах: в области промышленности, транспорта, торговли, коммунального обслуживания и целом ряде других отраслей хозяйства. Выделяются также банки, страховые компании, подлежащие особому правовому урегулированию, и др.

Такова классификация корпораций, используемая в англосаксонском праве.

Своеобразием в системе общего права отличается и трактовка предпринимательских корпораций.

Если взять за основу характеристики форму имущественной обособленности организаций, то оказывается, что к числу корпораций относятся только те, которые основаны на акционерном капитале и по своему правовому положению напоминают акционерные общества стран континентального права[5]. Товарищество ни в Англии, ни в США, согласно законодательству, не относится к числу корпораций, имеющих к тому же статус юридического лица. Товарищество в соответствии с традиционными принципами общего права является совокупностью лиц и не признается юридическим лицом.

Однако теория и практика в отношении товариществ заняли иную позицию, чем законодатель. Признание за полными товариществами (п. 8–9 Единообразного закона о товариществах 1914 г.)

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М, 1999. С. 132

и коммандитными товариществами (п. 10 Единообразного закона о коммандитных товариществах 1916 г. с изменениями, внесенными в 1985 г.) права обладать обособленным имуществом, а также права приобретать права и нести обязанности от своего имени позволили многим, в частности американским, ученым причислить и товарищества к юридическим лицам. Такую же позицию по отношению к товариществам занимает и судебная практика, согласно которой считается, что если хотя бы один товарищ выступал от имени товарищества на судебном процессе, то товарищество будет связано с решением суда.

Во всяком случае следует признать, что в англосаксонской системе права пробивает себе дорогу тенденция постепенного признания товарищества юридическим лицом На сегодняшний день товарищества, если и являются де-факто юридическими лицами, то не в полной мере. Все это свидетельствует о том, что идет процесс конвергенции различных правовых систем.

Итак, в системе англосаксонского права предпринимательская корпорация представляет собой акционерное общество. В системе континентального права все обстоит иначе.

[1] Сыродоева О. Н. Акционерное право США и России. М., 1996. С. 17.

[2] См. Речман Д., Мескон М., Боуви К., Тилл Д. Современный бизнес. Т. 1. М., 1995. С. 82.

[3] В Англии термин полупубличные корпорации понимается чуть шире. Там к числу таковых относят и акционерные корпорации, которые продают свои акции широкой публике, т. е., используя каши термины, акционерные общества открытого типа (см.: Мозолин В. П. Корпорации, монополии и право в США. М., 1965. С. 49).

[4] См.: Сыродоева О. Н. Указ. соч. С. 17.

[5] См., например: Модельный закон о предпринимательских корпорациях (1984 г.) // США: Конституция и законодательные акты. М., 1993. С. 382–400.













§ 2. Правоспособность корпораций в англосаксонском праве

У кого есть дело жизни и план его осуществления, тот может молчать, у кого их нет, тому приходится болтать

Штритматтер

Корпорация как социальное явление возникла тогда, когда предпринимательство вступило в фазу больших капиталозатрат. Многие в тот период хотели открыть свое дело и рискнуть капиталом, но не желали брать на себя полную ответственность за его исход, поскольку чаще всего это грозило полным крахом. Корпоративная форма охраняла лиц, вложивших свои капиталы в предприятие, от потерь, которые превышали размер вклада Она открывала возможность осуществлять контроль за ведением дел, хотя освобождала вкладчиков от ответственности за повседневное управление. В рамках корпораций ее члены могли сообща разделять риск, который бы они не приняли каждый сам по себе. Именно благодаря этому и были осуществлены многие начинания.

Вначале правоспособность корпораций во всех странах была сугубо специальной. Высшие законодательные или исполнительные органы власти выдавали разрешения (грамоты) на создание

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М, 1999. С. 133

корпораций, в которых указывалось «дело» или вид деятельности корпораций, например, для ведения торговли с Индией, для строительства мостов, железных дорог. В настоящее время большинство стран, использующих систему общего права, перешли к установлению общей компетенции.

Общая правоспособность означает что корпорация может заниматься любым видом допускаемой государством предпринимательской деятельности, если ее устав не предусматривает более узких целей (например, банковское или страховое дело). Вот как определяется правоспособность корпорации в § 3.02 Модельного закона о предпринимательских корпорациях США (1984 г.). Кстати, этот параграф так и называется «Общие полномочия».

Если уставом не предусмотрено иное, каждая корпорация может:

1) быть ответчиком, заявлять жалобу и вести защиту в суде от своего имени;

2) иметь печать корпорации, изменяемую по своему усмотрению, а также факсимиле этой печати;

3) издавать и изменять внутренний регламент, иные внутренние распорядительные акты, определяющие порядок управления корпорацией;

4) приобретать, использовать движимое или недвижимое имущество либо извлекать из него доход;

5) продавать, передавать, обращать в залог, сдавать внаем, обменивать имущество, а также совершать иные, связанные с ним распорядительные действия;

6) совершать подписку на акции, облигации или иные ценности, принадлежащие другим юридическим лицам;

7) заключать договоры, нести ответственность, получать денежные ссуды, выпускать собственные облигации;

8) предоставлять денежные займы, инвестировать и реинвестировать свои средства, принимать в залог имущество;

9) входить в состав юридических лиц в качестве учредителя, участника, члена, компаньона или управляющего;

10) быть предпринимателем, осуществлять свои полномочия как в пределах данного штата, так и вне его пределов;

11) избирать директоров, назначать должностных лиц, определять круг их обязанностей, устанавливать размер оплаты их труда, предоставлять им займы и кредит;

12) выплачивать пенсии и учреждать пенсионные фонды;

13) производить пожертвования в фонды социальной помощи или в фонды, учрежденные для благотворительных, научных или образовательных целей;

14) вести любую не запрещенную законом предпринимательскую деятельность, содействующую правительственному курсу;

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М, 1999. С. 134

15) совершать платежи и пожертвования, а также иные, не противоречащие закону действия, которые развивают и укрепляют дела корпорации[1].

В этом смысле считается вполне законным, если корпорация в дальнейшем наряду со своей основной деятельностью, оговоренной в уставе, начинает заниматься и другой, которая в производственном и коммерческом отношении имеет весьма отдаленную связь либо вообще никак не связана с ее основным профилем. Поэтому любая корпорация, независимо от того, каким конкретным видом бизнеса она занимается, практически не ограничена в возможности использования прав, которыми вообще наделены предпринимательские корпорации.

Полномочия, сформулированные в законах, чаще всего «перекочевывают» в устав корпорации. Кроме них в устав корпорацией по своему усмотрению могут быть внесены и другие, не отраженные в законе полномочия. Все эти права, записанные в уставе, называются открыто выраженными правами. Если же некоторые права по тем или иным причинам оказались за пределами устава, то они могут быть использованы корпорациями наравне с открыто выраженными (например, благотворительная, спонсорская деятельность и т. п.).

Доктрина ultra vires, согласно которой сделки корпорации, выходящие за рамки ее устава, или сделки, совершенные за пределами ее полномочий, признавались недействительными, потеряла свое значение[2]. Модельный закон США о предпринимательских корпорациях содержит четкое указание по поводу ultra vires: реальность совершенных корпорацией действий не может быть оспорена на том основании, что корпорация не обладала или не обладает полномочиями на их совершение (§ 3.04). Причины подобной метаморфозы следующие: во-первых, требование совершать сделки только в пределах устава мешало развитию деловой активности корпораций; во-вторых, принцип ultra vires не давал корпорациям возможности гибко реагировать на конъюнктуру рынка и переливать капиталы в наиболее перспективные отрас-

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М, 1999. С. 135

ли хозяйства; и наконец, доктрина ultra vires ставила под сомнение законность многих операций, совершаемых от имени корпорации, что не способствовало стабильности хозяйственных отношений.

Однако для того, чтобы акционеры могли контролировать деятельность акционерного общества, американский законодатель, в частности, предусмотрел три случая, когда неограниченное право корпорации может быть оспорено:

1) акционер может предъявить иск к корпорации о запрещении совершения определенных действий, выходящих за рамки предоставленных корпорации полномочий, если заключенные с превышением правомочий договоры еще не были исполнены, а решения осуществлены;

2) корпорация или лицо, выступающее от ее имени и в ее интересах, может предъявить иск к управляющим корпорации о возмещении убытков, возникших в результате действий этих должностных лиц, совершенных с превышением полномочий.

[1] США: Конституция и законодательные акты. М., 1993. С. 385–386.

[2] Исторические корни этой доктрины надо искать на ранней стадии развития капитализма, когда компании нередко использовались как средство проведения махинаций. В Англии такого рода опасения, основанные на реальных событиях, вызвали принятие знаменитого Закона о мыльных пузырях (Bubble Act of 1720), предназначенного для ограничения акционерного движения. Считается, что этот Закон фактически задержал развитие законодательства о компаниях в Англии по крайней мере на столетие. В США первоначальное недоверие к корпорациям и опасение, что они приобретут огромную экономическую власть, тоже имело место. Это и выразилось в появлении доктрины ultra vires и установлении в прежнем законодательстве ограничений в деятельности корпораций.



§ 3. Учреждение корпораций в США и других странах

Начало – это, по всей видимости, больше половины дела

Аристотель

Существенными особенностями отличается в странах, относящихся к системе общего права, и порядок учреждения корпорации, который можно кратко охарактеризовать как чрезвычайно упрощенный. Называется он регистрационным.

Учредителями корпораций может быть одно или несколько лиц. Понятие «лицо» включает в себя не только физических лиц, но и товарищества, корпорации, причем самого разного свойства, в том числе и правительственные.

При учреждении корпорации необходимо представить устав и в некоторых странах также регламент, утверждающийся собранием учредителей, а иногда и советом директоров. Эти документы вместе с заявкой (заявлением) подаются в государственный орган, ответственный за регистрацию корпораций (в США – секретарю штата), наименование корпорации вносится в реестр, и выдается соответствующее свидетельство

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М, 1999. С. 136

Таким образом, сегодня в большинстве стран, о которых идет речь, имеет место регистрационный порядок учреждения корпораций. Причем документы, указанные выше, можно выслать по почте, соответственно получив квитанцию, которая в необходимых случаях будет служить доказательством в пользу учреждения корпорации или по крайней мере существования таких намерений.

В последние годы наряду с регистрационным порядком применяется и явочный, суть которого состоит в признании статуса корпораций и за теми из них, которые еще не зарегистрированы. Не случайно стали выделять корпорации «де-юре» и «де-факто». Компании де-факто – это те, которые фактически существуют, ведут соответствующую деятельность, но не прошли регистрацию. Такие корпорации приравниваются к корпорациям де-юре при соблюдении следующих условий:

1) существование закона, на основании которого данный вид корпорации может быть образован, или закона, не запрещающего данный вид деятельности корпорации;

2) реальная, хотя и не осуществленная полностью, попытка выполнения требований закона о порядке образования корпорации (например, та же почтовая квитанция);

3) определенная практическая деятельность организации в качестве корпорации.

На начальных этапах использования корпоративной формы в качестве непременного условия создания корпораций выдвигалось наличие уставного капитала (сначала в виде паев, затем в виде акций), который, хотя и не полностью, должен быть оплачен. В настоящее время это условие не является абсолютным, поэтому его выполнение и не проверяется при учреждении корпорации. Было замечено, что правовые нормы, связанные с понятиями номинальной цены акций и акционерного капитала, далеко не всегда могут защитить кредиторов и держателей акций, но зато, будучи по своему содержанию весьма сложными и запутанными, всегда отягощают процесс учреждения корпорации и не способствуют развитию предпринимательской деятельности.

Так, относительно просто на первый взгляд, выглядит процесс юридического оформления корпорации.

На деле же все гораздо сложнее. Во всех странах образование корпораций весьма трудоемкий процесс по той причине, что корпорация затевается обычно для осуществления какого-либо серьезного мероприятия, в большинстве случаев непосильного одному человеку или группе лиц.

Создание корпораций должно быть хорошо продумано и тщательно организовано. Для этой цели составляется план учреждения корпорации, в который включается решение целого ряда экономических и правовых вопросов. Его реализацию могут взять на

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М, 1999. С. 137

себя как собственники капитала (акционеры), так и специально приглашаемые для этой цели лица (чаще юристы по профессии), что случается на практике гораздо чаще. Объясняется зю 1ем, что такие лица имеют специальные знания и большой опыт в деле организации корпораций, а также необходимые связи в деловом мире. Поэтому их помощь значительно повышает шансы на успех задуманного бизнеса

В США сложились две вспомогательные специализированные отрасли в области образования корпораций. Это, во-первых, отрасль экономической деятельности, носителями которой обычно являются лица, называемые организаторами корпораций (promoter's); во-вторых, отрасль правовой деятельности, которая осуществляется, как правило, юристами, хорошо знающими законодательство и практику его применения в области учреждения корпораций (incorporates).

Образование корпораций распадается на следующие основные стадии: 1) экономические мероприятия но организации корпорации; 2) комплектование состава учредителей; 3) разработка и завершению процесса образования корпорации.






























Глава V. Корпорации в континентальной системе права

В этой главе вы узнаете:

Каково понятие корпорации в континентальной системе права.

Какие особенности присущи корпорациям континентальной Европы.

Какие существуют стадии в развитии корпораций.

Как выглядит система корпораций в России.

Где и как можно зарегистрировать корпорацию в России. Какие документы для этого требуются.

§ 1. Признаки корпорации

Самый высокий талант легко опозорится, если он слишком самоуверенный и захочет с первого раза измерить свои силы в таком деле, которое требует огромных предварительных сведений, зрелости ума в суждениях и опыта в жизни

Н. Пирогов

В континентальном праве понятие корпорации в основном совпадает с понятием юридического лица[1].

Корпорация – это коллективное образование, организация, признанная юридическим лицом, основанная на объединенных капиталах (добровольных взносах) и осуществляющая какую-либо социально полезную деятельность.

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М, 1999. С. 139

Проанализируем корпорацию по признакам, указанным в данном определении.

Во-первых, корпорация не является простой суммой индивидов. Она есть ассоциация, союз лиц, т. е. соответствующим образом организованный коллектив, воля которого определяется групповыми интересами входящих в его состав индивидов и который организационно и имущественно действует вовне как единое целое от своего собственного имени. Надо отметить, что соединство (свободное соединение различных людей) существует с момента начала мира и возникает там, где имеются общие дела, основанные на общих интересах. Но не всякое соединство представляет собой корпорацию. Например, таковым не является простое товарищество.

Во-вторых, корпорация – это объединение не только людей, но и капиталов (в некоммерческих корпорациях – взносов). Круг лиц, предоставивших свои капиталы для организации деятельности корпорации, а также размер их капитала (вклада, пая, акций и т. п.) может быть строго определен в любой момент существования категории капиталов и составляют ее финансовую основу.

Капитал, предоставленный учредителями либо участниками корпорации, может существовать в его производительной форме, т. е. в форме определенного хозяйственно-производственного комплекса или конкретного имущества. Последнее чаще имеет место при создании мелких фирм, выступающих обычно в форме товариществ. И все же как потребительная стоимость в форме конкретного имущества капитал принадлежит на праве собственности корпорации в целом. Участники корпорации остаются собственниками вложенного капитала как стоимости.

В-третьих, корпорация – это объединение людей для выполнения какой-либо социально полезной деятельности. Какая деятельность является таковой, в законе прямо не определено. Как правило, указываются лишь виды деятельности, признаваемые вредными, опасными для общества и поэтому запрещаемые. Все остальные, согласно принципу: «Разрешено все, что не запрещено», имеют право на существование.

Деятельность корпораций может осуществляться в различных сферах общественной жизни. Конечно, пристальное внимание привлекает к себе сфера производства, сфера, где создаются материальные блага. Именно производственные корпорации задают тон и определяют возможности предприятий, работающих в других сферах: торговли, обслуживания, образования, здравоохранения, культуры, быта и т. п. Однако авангардом здесь все же являются финансовые корпорации, обеспечивающие «питанием» развитие всех остальных.

Капитал, объединяемый в корпорации, должен функционировать, т. е. постоянно «двигаться», работать на достижение стоящих

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М, 1999. С. 140

перед корпорацией целей. Эффективное использование капитала и налаживание какой-либо социально полезной деятельности – дело довольно сложное. Bот почему внутри корпорация выделяются специализированные звенья (отделы, цеха, участки), взаимодействие между которыми достигается с помощью создаваемого в ней аппарата управления.

Наконец, четвертый момент, получивший отражение в определении корпорации, состоит в том, что коллективное образование, организация становится корпорацией, если она приобретает статус юридического лица. Об этом свидетельствует факт ее регистрации в государственном органе. Государственная регистрация юридического лица – необходимое правило не только для России, имеющей генетические корни в романо-германской системе права, но для большинства стран континентальной Европы.

[1] Некоторые авторы без какой-либо адаптации переносят правовые понятия, используемые в англосаксонском праве, в российскую правовую науку. Так, например, Г. В. Петрова уравнивает корпоративное и акционерное право. (См.: Петрова Г. В. Правовое регулирование корпоративных форм организации бизнеса // Дело и право. 1994. № 5. С. 13). Автор не замечает наметившейся в США тенденции к расширению понятия «предпринимательская корпорация», включению в него не только акционерных обществ, но и товариществ.







§ 2. Особенности корпораций континентальной Европы



Если бы криком можно было построить дом, то осел построил бы целую улицу

Восточная мудрость

Понятие корпорации в континентальном праве, с одной стороны, шире, чем в праве англосаксонском: в него включаются такие объединения лиц, которые, согласно праву США или Англии, либо не считаются корпорациями, либо практически отсутствуют (например, товарищества). Но с другой стороны – уже, поскольку к числу корпораций, пусть даже публичных, в англосаксонском праве относятся и такие, которые в континентальной Европе вообще не признаются юридическими лицами и соответственно корпорациями. Речь идет о государственных органах, занимающихся управленческой деятельностью. Если все же пренебречь терминами и поставить знак равенства между публичными корпорациями в системе общего права и государственными органами в праве континентальном, то можно сделать вывод, что понятие корпорации в континентальной Европе гораздо шире, нежели в Англии и в США. В него включаются помимо акционерных обществ масса других юридических лиц: различные виды товариществ (полные, коммандитные), хозяйственных обществ (с ограниченной и дополнительной ответственностью), хозяйственные объединения (концерны, ассоциации, холдинги и т. п.), производственные и потребительские кооперативы.

Таким образом, юридические формы корпораций в системе континентального права отличаются большим разнообразием, не-

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М, 1999. С. 141

жели в системе общего права. И в этом следует усматривать первую их особенность.

Вторая связана со спецификой экономического развития стран континентальной Европы. Она выражается в существовании значительного количества государственных предприятий (заводов, фабрик, хозяйств), которые корпорациями, строго говоря, не являются, поскольку применительно к ним можно констатировать отсутствие одного из главных признаков корпорации – объединения капиталов. И в этом плане, т. е. де-факто, удельный вес корпораций меньше, чем в странах англосаксонской системы права.

Государственные предприятия основаны на собственности, принадлежащей государству, которое передает имущество на праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления коллективам этих предприятий. Подобных предприятий гораздо меньше в Англии и США. В России же до недавнего времени они составляли почти абсолютное большинство. Сейчас их число существенно уменьшилось. Многие стали акционерными обществами. Однако среди вновь созданных АО значительная часть таких, в которых более 50% капитала принадлежит государству. По существу эти предприятия так и остаются государственными, да и по форме (если взять порядок управления ими) не особенно отличаются от унитарных. В странах же континентальной Европы их доля не столь велика, как в России, но все равно таких предприятий немало.

Сильная роль государства в хозяйственном механизме континентальных стран может быть объяснена многими причинами. Укажем лишь на три, пожалуй, самых главных. Во-первых, климатические условия: относительно суровый климат на значительной части территории Европы, а тем более на территории России, делает ведение хозяйства в одиночку невозможным либо почти невозможным. Требуются коллективные усилия, чтобы нейтрализовать либо защититься от неблагоприятных климатических влияний. В некоторых случаях роль «защитника» или «страхователя» может взять на себя только государство (транспортная система, дорожное хозяйство, почтовое хозяйство, медицинское страхование и т. п.). Во-вторых, геополитические причины: страны континентальной Европы в отличие от таких островных государств, как Англия, Австралия и в определенной мере США (большая часть границ – границы естественного характера), вынуждены были всегда уделять много внимания взаимоотношениям с другими, соседними, окружающими их государствами. Далеко не всегда эти отношения были мирными (лишь вторая половина XX в. может считаться в этом плане спокойной). Военный фактор (укрепление обороны либо подготовка к территориальному переделу) вынуждал развивать военную промышленность, которая иначе как с помощью государственной собственности (либо при мощной поддержке государством частной собственности) организована быть не может. Кроме того, страны Северной Евро-

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М, 1999. С. 142

пы не являются идеальными для сельскохозяйственного производства, поэтому свои усилия они в немалой степени направляют на использование недр. Горнодобывающая промышленность, будучи чрезвычайно капиталоемкой, наиболее эффективно может быть организована также на основе государственной собственности либо при значительной поддержке государства.

Государственные предприятия, согласно новому ГК РФ, называются унитарными предприятиями.

Сначала несколько слов о термине унитарное предприятие. Он означает, что в качестве собственника предприятия выступает одно лицо – государство. Собственность государства может принадлежать России в целом либо субъектам Федерации. Унитарные предприятия могут находиться и в собственности муниципальной, т. е. собственности города, района, сельского поселения. Муниципальные предприятия создаются в области сельского хозяйства, торговли, бытового обслуживания, транспорта, промышленности, строительства, жилищно-коммунального хозяйства и др. Одним словом, это предприятия, необходимые для социального и экономического развития региона и выполнения других задач, стоящих перед административно-территориальными образованиями (ст. 215 ГК РФ).

Предприятия, принадлежащие государству, встречались еще в далеком прошлом. Организацию предприятий государственного масштаба брали на себя энергичные и предприимчивые правители. Проводились каналы и возводились плотины в Китае, создавалась система орошения в Египте. В этом плане прославились Кольбер во Франции, Фридрих Великий в Пруссии и многие другие.

В современных промышленно развитых странах довольно просто утвердилось применение системы государственных хозяйств в сфере железнодорожного транспорта, почты, телеграфа, в горнодобывающей промышленности.

В наше время никто за рубежом не возражает против существования государственных и муниципальных предприятий наряду с частными, коллективными. Раздаются протесты против поглощения частного предпринимательства государственным или муниципальным. И они не безосновательны. Известно, что хозяйственная система, подчиненная государству, в Египте привела к упадку и обнищанию населения. Хозяйственная система Советского Союза не позволила наладить достаточного и устойчивого снабжения населения товарами за семьдесят лет существования. Вероятно, этой системе свойственны некоторые пороки. В их числе можно указать следующие:

1) государственные предприятия существуют вне конкуренции, что лишает их одного из важнейших стимулов прогресса;

2) на них не распространяется закон отбора лучших работников, лучшей технологии. Они не знают риска, которому подвержены частные предприятия в борьбе за прибыль;

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М, 1999. С. 143

3) во главу этих предприятий те или иные лица часто ставятся не по хозяйственным, а по политическим соображениям;

4) вопрос коммерческой выгоды здесь часто отходит на второй план; убытки не страшны, они покрываются из общественных средств; цены устанавливаются произвольно.

Удельный вес государственных предприятий в России сейчас значительно уменьшился. Многие из них приватизированы, и их собственником является не государство, а другие субъекты (граждане, корпорации). Государственные предприятия существуют и создаются в таких отраслях хозяйства, которые обслуживают все население (предприятия транспорта, связи, информатики, топливно-энергетического комплекса), либо способствуют выполнению задач России в целом (оборонные предприятия), либо требуют капиталовложений, осуществить которые под силу только государству (атомная, горнодобывающая, нефтедобывающая промышленность и т. п.), либо действуют там, где частная собственность не может обеспечить приемлемую долю прибыли (аэрокосмическая промышленность).

И тем не менее в народном хозяйстве России государственные предприятия занимают на сегодяшний день большое место. Частный же бизнес используется пока недостаточно, причины тому:

– небольшие финансовые возможности как у граждан, так и у государства для поддержки частного бизнеса;

– невозможность в одночасье создавать частные предприятия в стране, где уже существует достаточно высокий технологический уровень;

– отсутствие развитой системы страхования рисков и кредитов;

– острая нехватка специалистов в области предпринимательского права;

– ограничение купли-продажи некоторых высокоценных материалов, например редких металлов.

В зарубежных промышленно развитых странах отмечается обратный процесс: частные предприятия переходят в собственность государства. Процесс этот идет циклично, как бы с приливами и отливами, и все же можно уловить -тенденцию постепенного возрастания роли государственного сектора в экономике. Особенно это заметно в Германии, Англии, Франции, Италии. США менее подвержены данному процессу. Вмешиваясь в экономическую сферу, государство старается использовать традиционные для стран с рыночной экономикой корпоративные юридические формы: товарищества, акционерные общества и т. п. Роль же предприятий, деятельность и финансирование которых жестко определяются государством, очень невелика (оборонные заводы, полиграфические предприятия, почты, телефон, телеграф и др.).

Третья особенность корпораций в системе континентального права состоит в наличии более близких, тесных отношений между

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М, 1999. С. 144

их участниками. Это объясняется тем. что значительное место среди корпорации нанимают товарищества, характерной чертой которых является непосредственное, личное трудовое участие каждого члена в их деятельности. Но даже в акционерном обществе, где личное участие отнюдь не обязательно, участникам свойственна большая сплоченность (в отличие от акционеров, например, в США), что позволяет общему собранию акционеров играть более весомую роль. Такой подход к делу дает возможность теснее увязать индивидуальные интересы акционеров с корпоративными (общими). В США, где имеет место большая концентрация капитала, крупные корпорации, удельный вес которых все время повышается, могут быть организованы эффективно только в том случае, если используют технологию управления.

Большая активность акционеров, их способность хоть как-то влиять на работу корпораций, свидетельствует о том, что правовое положение акционеров по континентальной системе права отличается большей свободой и равенством. Иначе говоря, оно все как в англо-американских корпорациях внутриорганизационные отношения, правовой статус акционеров характеризуются неопределенностью и отстраненностью участников от ведения дел в корпорации. Надо отметить, что эта неопределенность и отстраненность имеет, как ни странно, положительное значение и является условием успешного функционирования корпорации: менеджеры, не будучи связанными волей акционеров, могут быстро и оперативно решать многие вопросы, добиваясь в конечном счете общей и для себя и для акционеров цели – повышения прибыльности, эффективности корпораций. Только для менеджеров эффект состоит в получении большего вознаграждения, а для акционеров – в больших дивидендах. Образно можно определить эту особенность еще и так: европейские корпорации – это торжество разума и порядка, англо-американские – это торжество корысти и дерзости. Поразительная эффективность американских корпораций заставляет прийти к выводу, что и корыстный интерес может быть мощным двигателем прогресса.

Четвертая особенность европейских корпораций связана с тем, что их деятельность в большей мере подвержена государственному регулированию, чем деятельность американских или английских корпораций. На ранних этапах государство стремилось упорядочивать лишь внешние отношения корпораций, их взаимоотношения с другими субъектами права (уплату налогов, конкуренцию, отношения с потребителями, выплату пенсий, пособий работникам и т. д.). В настоящее время государственному регулированию стали подвергаться, причем все в большей мере, и отношения внутри корпораций. К числу внутренних вопросов относятся ведение реестра акционеров, бухгалтерского учета, финансового

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М, 1999. С. 145

расчета (только через банк!). В некоторых странах на директоров корпораций согласно законодательству, возлагается обязанность даже оглашать свое семейное положение.

Правительственная опека – фактор вполне положительный сам по себе – при определенных обстоятельствах может превращаться в произвол, а то и порождать коррупцию, что часто имеет место при учреждении корпораций, выдаче лицензии на определенные виды деятельности и др. И тем не менее следует признать, что усиление государственного вмешательства в жизнь корпораций – это не только европейский, но и мировой процесс.

<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 30)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>