<< Пред. стр.

стр. 14
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Эрлих обнаружил впервые в сыворотках некоторых живот­
ных вещества (агглютинины), склеивающие и растворяющие
кровяные тельца других животных, и дал им научные обоз­
начения: изоагглютинины, изолизины, гетероагглютинины,
гетеролизины. Он нашел в эритроцитах те элементы, которые
вступают в соединение с агглютининами. Этим он положил
начало учению о группах крови.
Однако Эрлиху некогда было заниматься деталями этого
дела, тем более что он в то время витал в сфере иных меч­
таний — найти средство против сифилиса.
Начатое им дело закончил его ученик К. Ландштейнер и
чешский ученый Ян Янский.
Наконец, из величайшей неразберихи формул через мно­
гие месяцы и годы творческого труда удалось выкристалли­
зовать чистые, как алмаз, крупинки научных истин и нахо­
док.
Не прошло и года, как ученые разобрались детально во
всей сложной путанице того, что они видели на предметных
и часовых стеклах. Так были открыты и сформулированы
первые законы о группах крови. Эта блестящая находка за­
ключалась в следующем: по способности человеческой кро­
вяной сыворотки склеивать эритроциты других людей—агглю-
тинации — и по способности кровяных телец поддаваться
склеивающему действию чужой сыворотки можно разделить
всех людей на несколько групп.
Научный мир был настолько подготовлен к открытию
групп крови, что вопреки обычаю не встретил его в штыки.
Исследования эти были тут же подтверждены.
$ Проблемы и ученые 113
Ян Янский сделал важное добавление к укаванным от­
крытиям. Он нашел еще одну группу крови — четвертую — и
дал всем группам обозначение римскими цифрами в том по­
рядке, какой признан теперь всем миром.
Ян Янский родился в Чехии 3 апреля 1873 года. Умер он
8 сентября 1921 года. Окончив академическую гимназию в
Праге, Ян Янский поступил на медицинский факультет
Пражского универси­
тета. После сдачи
дипломной работы он
сделался ассистентом
психиатрической кли­
ники, а в 1907 году
защитил докторскую
диссертацию. В 1921
году он получил ка­
федру ординарного
профессора Карлова
университета в Праге.
Ян Янский был
истинный ученый,
умевший пытливо ис­
кать и находить. По
специальности он
был психиатр и на­
писал ряд ценных
работ по истерии,
острым психозам и
прогрессивному па­
раличу. Среди его
трудов по психи­
атрии имелась одна
объемистая и очень
тщательно выпол­
Я. Янский.
ненная работа—«Не-
гематологические изыскания у душевных больных».
которые
Она была напечатана в 1906 году в чешском журнале «Кли­
нический сборник», издававшемся в Праге.
Патриот Чехословакии, изнывавшей под ярмом австрий­
ской монархии, Янский из принципа не отправлял своих ста­
тей в Вену и все свои основные работы печатал в «Клиниче­
ском сборнике».
В двух журналах были помещены рефераты этой работы
на немецком языке.
Однако это не помешало в 1910 году американцу Моссу
открыть заново «открытую Америку»: Мосс, исследовав 213
человек, тоже нашел, что имеется и четвертая группа. Всем
группам он дал свою нумерацию. Американцы быстро разре-
114
кламировали и находку Мосса, и его нумерацию, кстати, не
совсем удобную.
Классификация Мосса получила было всеобщее рас­
пространение, но об этом узнал Янский и начал борьбу за
свой приоритет. Он упорно доказывал его и в публичных
докладах, и в печати, но его попытки долго оставались бес­
плодными.
Только в 1921 году на съезде американских патологов и
бактериологов под влиянием нескольких авторитетов науки,,
подтвердивших знакомство с работой Янского, приоритет Ян-
ского был официально восстановлен и его классификация:
групп крови была рекомендована. К тому же она была при­
знана более удобной.
Решение съезда было обусловлено не только стремлением
отдать дань справедливости, но и необходимостью устранять
путаницу с нумерацией групп, грозившую весьма серьезными
осложнениями.
Суммируем по возможности кратко, что же получилось.
Прежде всего была найдена I группа: сыворотка ее
склеивает в кучки, напоминающие тертый кирпич, любые
эритроциты, эритроциты же этой группы не поддаются аг­
глютинации ни одной сывороткой.
Выявлена была в сложной игре волшебницы-природы и
IV группа крови, сыворотка которой не склеивала в кучки
никаких эритроцитов, эритроциты же этой группы поддава­
лись агглютинации любой сывороткой (кроме, конечно,
своей).
Затем были найдены еще две промежуточные группы —
II и I I I . Они определялись по их отношению к I и IV груп­
пам и по их взаимной реакции. Сыворотки их не действуют
на эритроциты I группы, но склеивают эритроциты IV груп­
пы. Сыворотка II группы, кроме того, склеивает эритроциты
III группы, а сыворотка I I I группы — эритроциты II группы.
В каждой группе имеются так называемые агглютинины
и агглютиногены. Первые обозначаются греческими буквами
( ), а вторые — латинскими (А, В ) . Вот сочетание, пе-
рекрест одноименных букв, и дает склеивание. Тут возмож­
ны разные комбинации, которые путают неопытных.
На практике определение групп крови проще. Для опре­
деления их берут стандартные сыворотки I, II и III групп
и обыкновенную белую тарелку. На ней надо написать фа­
милию исследуемого и цифры I, I I , I I I . Это делается, чтобы
не перепутать: если будет неверно определена группа крови,
наступит тяжелое осложнение — влитая кровь растворится в
организме больного, и он погибнет от продуктов ее рас­
пада.
А как же, спросит читатель, раньше делали переливание
крови и у некоторых врачей все сходило благополучно? Оче-
115
видно, они случайно попадали на одноименные группы до­
нора и реципиента или, поскольку людей I группы очень
много (40% всего населения), они переливали кровь I груп­
пы, а эта группа универсальна: ведь эритроциты этой груп­
пы, лишенные агглютиногенов А и В, не могут склеиваться
или растворяться в чужой крови.
В военных условиях, как показал опыт Великой Отечест­
венной войны, универсальная группа крови чрезвычайно удобна
для массовых переливаний раненым бойцам. При исключи­
тельных обстоятельствах у последних можно и не определять
группу, чтобы не терять времени. Ведь в военных условиях
дорога каждая минута. Универсальной группой в боевой
обстановке можно и должно пользоваться в самых широких
размерах.
Теперь вернемся к определению групп крови.
На тарелку капают под каждую цифру стандартную сы­
воротку одноименной группы; под цифрой I помешают кап­
лю первой группы, под цифрой II — каплю второй группы
и т. п. Потом из мякоти пальца исследуемого берут по капле
крови величиной с булавочную головку. Капли эти соединяют
с сыворотками.
Тут же начинается красивый феномен агглютинации —
появляются «песчинки тертого кирпича».
Здесь могут быть четыре возможности.
1. Кровь не подверглась агглютинации ни сывороткой
I группы, ни сывороткой II и I I I групп. К какой группе прина­
длежит кровь? Вспомним: только эритроциты I группы не скле­
иваются ни одной стандартной сывороткой. Значит, вопрос
ясен — испытуемая кровь принадлежит к I группе.
2. «Песчинки тертого кирпича» появились в трех каплях.
Это значит, что испытуемая кровь принадлежит к IV группе,
ибо только эритроциты этой группы склеиваются всеми сыво­
ротками.
В этой группе есть оба агглютиногена А и В, поэтому,
какому бы человеку с одной из трех групп эту кровь ни пере-
, либо
лить, поскольку у каждой есть либо агглютинин
, перелитая кровь
, либо агглютинины
агглютинин
склеится (а потом растворится) и даст жестокую реакцию.
Вот почему кровь IV группы негодна для переливания. Ее
можно переливать только больным IV группы. К счастью,
представителей этой группы среди населения всего 5%.
3. Далее допустим, что на тарелке получилась такая кар­
тина: в капле сыворотки I и I I I групп появились зерна, а в
сыворотке II группы их нет. Ясно, что испытуемая кровь —
II группы.
Почему не I и не I I I , и не IV группы?
Кровь I группы никакой сывороткой не склеивается.
Испытуемая кровь не может быть IV группы, потому что
116
тогда бы и капля сыворотки II группы склеила ее (везде
наступает агглютинация). К уже никак испытуемая кровь
не может быть I I I группы — с одноименной сывороткой она
не может дать агглютинацию.
определение сделано
верно. Испытуемая кровь
относится ко II группе.
4. Агглютинация на­
ступила с каплей сыво­
ротки I и II групп. Нет
никаких сомнений, что
испытуемая кровь отно­
сится к I I I группе.
Итак, читатель видит,
какие подробности надо
знать о переливании кро­
ви, сколько предосторож­
ностей надо соблюдать,
чтобы сделать этот метод
совершенно безопасным.
Старое правило Гиппо­
крата «не повредить»
остается вечным в меди­
цине!
Чтобы не повредить
больному, чтобы случайно не совершить ошибки, не перелить
несовместимую кровь, врачи придумывают все новые и новые
способы контроля, довольно простые и в то же время остро­
умные.




Например, чтобы случайно не спутать стандартных сыво­
роток, рекомендуют окрашивать этикетки на них в разные
цвета: I группа остается неокрашенной, II группа окраши-
117
вается в синий цвет, III группа окрашивается в красный
1
цвет .
Вторая предосторожность заключается в том, что пере­
ливающий кровь проверяет данные лаборатории. Он соеди­
няет на тарелке каплю крови донора с каплей сыворотки
реципиента и, если агглютинация не наступила, он спокоен.
Наконец, последняя предосторожность: врач, переливаю­
щий кровь, делает так называемую биологическую пробу на
совместимость. В чем она заключается?
Врач приступает к переливанию, но, после того как боль­
ному перелито 25 кубических сантиметров крови, он, пуская
в ход особый зажим, останавливает ток крови и ждет, не
наступит ли осложнение.
Все эти мероприятия делают переливание крови абсолют­
но безопасным.
Принадлежность к той или иной группе крови — врож­
денное свойство каждого человека. Номер группы остается
неизменным в течение всей жизни и даже после смерти.
Заглянем теперь мысленно в лабораторию Всесоюзного
или республиканского института переливания крови. Здесь
изготовляются стандартные сыворотки для определения групп
крови, которые рассылаются в самые отдаленные уголки на­
шей страны. Сотни больших склянок, наполненных стан­
дартной сывороткой. Длинные ряды ампул, ждущих своей
очереди для наполнения готовыми сыворотками. Дальше
контроль на тарелках—повторный, усложненный десятками
разных препятствий, чтобы как-нибудь не проскользнула
ошибка. Ряды сложенных в колонки белых фаянсовых таре­
лок. Несколько врачей сидят, склонившись над ними, и тща­
тельно следят за чудесными превращениями реакции агглю­
тинации.
Сотни врачей обучаются здесь методике изготовления и
контроля стандартных сывороток. Здесь можно встретить и
молодых врачей с Дальнего Востока и из Якутии, и старого
лаборанта из Таджикистана, и хирурга со станции перели­
вания крови в Узбекистане.

Переливание крови в СССР
Переливание крови как массовый метод лечения — дети­
ще Великого Октября. Научная постановка дела перелива­
ния крови и широкое внедрение его в массовую практику
стали возможны лишь после Великой Октябрьской социали­
стической революции.
11 июля 1918 года издается за подписью В. И. Ленина
декрет об учреждении Народного комиссариата здравоохра-
1
Сывороткой IV группы для исследования групп обычно не поль­
зуются, так как она заведомо не дает агглютинации ни с какой кровью.
118
нения Р С Ф С Р . Эта дата является исторической датой рож­
дения советской медицины. В программе партии, принятой в
1919 году VIII съездом Р К П ( б ) , были провозглашены ленин­
ские принципы охраны народного здоровья. Отныне медицина
ставится на службу народу, отныне правительство и партия
обеспечивают народным массам бесплатную и квалифициро­
ванную медицинскую помощь.
Основатель советского государства В. И. Ленин выразил
твердую уверенность, что врачи вместе со всей передовой
интеллигенцией станут верными помощниками советской
власти.
«Мы начали великую войну, которую не скоро кончим,
войну за Россию просвещенную, светлую, сытую, здоровую.
Думаю, что в этой войне врачи пойдут рука об руку с учите­
лем и агрономом в первых рядах».
Врачебные массы и ученые, воспитанные на лучших ре­
волюционно-демократических традициях, откликнулись на
призыв В. И. Ленина. Они с великим энтузиазмом включи­
лись в грандиозную работу по развертыванию новых лечеб­
ных, профилактических учреждений, научных институтов
и т. д.
Передовые ученые Н. А. Семашко, 3. П. Соловьев,
Л. А. Тарасевич, Н. Н. Бурденко и др. развернули кипучую
научную и организационную деятельность по созданию новых
основ советского здравоохранения.
Переливанию крови уделялось самое серьезное внимание.
Подготавливалась организация специального института.
В этой обстановке начал свои работы доктор Владимир
Николаевич Шамов, который произвел первое научно по­
ставленное переливание крови человека человеку в С С С Р .
Он был учеником знаменитого хирурга Сергея Петровича
Федорова.
Как только Шамов вернулся с фронта гражданской войны
в Петроград в Военно-медицинскую академию, он решил
изготовить собственные сыворотки для определения крови.
Его поддержали органы здравоохранения и С. П. Федоров,
который дал согласие на применение переливания крови в
клинике.
Дело быстро двинулось вперед.
Шамову помогали два человека — студент Г. Р. Петров
и молодой аспирант Н. Н. Еланский, ставший вскоре одним
из пионеров переливания крови в С С С Р .
«Я живо помню то чувство глубочайшей радости и удов­
летворения, когда в результате продолжительных и кропот­
ливых исследований нам удалось подметить, наконец, опре­
деленную закономерность в реакции исследованных нами
кровей и подразделить их по этой реакции на четыре груп­
пы», — вспоминает с волнением Шамов. «Поставленная нами
119
перед собой задача оказалась решенной — мы в условиях
блокады получили собственные стандартные сыворотки. Эти
сыворотки несколько лет спустя были сопоставлены нами с
американскими и оказались совершенно идентичными».
Одновременно Владимир Николаевич продолжал упорно
искать донора, чтобы сделать первое переливание крови. Но
к кому только он ни обращался, все отказывались.
Наконец, и здесь препятствие было преодолено. Одна мо­
лодая девушка, служащая советского учреждения, согласи­
лась дать необходимое количество крови.
К а к раз в это время из гинекологической клиники была
переведена в клинику проф. С. П. Федорова больная с явле­
ниями резкого малокровия после повторных маточных крово­
течений. У нее была опухоль матки. Для прекращения крово­
течения надо было удалить этот орган, но больная была
доведена кровотечениями до такого состояния, что сделать
операцию было невозможно. Заколдованный круг, встречаю­
щийся так часто в жизни!
Оставалось одно — сделать больной переливание крови,
поднять этим ее силы и потом уже оперировать...
«Надо ли говорить, — пишет Шамов, — с каким волнени­
ем готовился я к производству своего первого переливания?
Всеобщее недоверие было настолько сильно, оно так воздей­
ствовало на меня, что уже невольно начинало заражать и
меня самого. Нет ли в этом вопросе еще каких-либо иных,
неизвестных нам закономерностей? А что, если как раз в
этом моем первом случае эти неизвестные закономерности
проявятся, и моя больная погибнет от переливания чужой
крови, как это часто уже бывало в прошлом при применении
метода? Что если эта девушка, так доверчиво решившаяся
дать кровь для переливания, в результате этого заболеет,
что если у нее вспыхнет после этого туберкулез.
Вот те сомнения, которые вихрем проносились в моей го­
лове, когда я под недоверчивые взгляды всего врачебного
персонала хирургической и гинекологической клиник неуве­
ренными, слегка трясущимися руками приступил к произ­
водству своего первого переливания. И тем более велико бы­
ло мое ликование, когда это переливание прошло прекрасно.
Я готов был обнимать и больную, и донора, которые ни в
чем не подвели меня. Состояние больной под влиянием пере­
ливания быстро пошло на улучшение, и она вскоре же вели­
колепно перенесла операцию удаления матки».
Прекрасно себя чувствовала после переливания и девушка-
донор.
Первая реальная удача окрылила автора метода и послу­
жила лучшим средством агитации для больных и доноров.
Через короткое время Шамову удалось осуществить второе
и третье переливание.
120
Тогда он сделал доклад на межкафедральной конференции
в Военно-медицинской академии, где выступил с горячей
пропагандой нового метода.
В это время готовился к выходу первый номер совет­
ского хирургического журнала «Новый хирургический архив».
Шамов дал туда первую статью о переливании крови (1921).
Статья достигла цели. Многие хирурги столицы и перифе­
рии заинтересовались переливанием крови, особенно централь­
ными вопросами
этой проблемы —
определением групп
крови и подбором
доноров. Это за­
ставило Шамова
опубликовать со­
вместно с Еланским
в «Новом хирурги­
ческом архиве» вто­
рую статью (1923)
под названием «Изо-
а г г л ю т и н и рующие
свойства человече­
ской крови, значе­
ние их для хирургии
и способ определе­
ния».
За свои блестя­
щие работы по хи­
рургии и перелива­
нию крови Шамов в
1923 году был удо­
стоен звания про­
фессора и получил
кафедру в Харькове.
Тут он мог продолжать начатое дело, темпы развития кото­
рого считал медленными.
«Подумать только — за 4 года с большим трудом я сделал
в Ленинграде 10 переливаний крови».
Основные трудности были теперь в донорах, в их юриди­
ческом оформлении, соответствующем духу нашего нового
законодательства.
В Харькове, а также в Одессе переливание крови пол
влиянием работ Шамова уже применялось. Шамов решил до­
биться широкого его внедрения. Он выступал с докладами о

<< Пред. стр.

стр. 14
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>