<< Пред. стр.

стр. 17
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

«Не дошли еще доктора», — хмуро сказал он. И он был
прав.
Но прошло несколько десятилетий, и мы достигли в этом
деле невиданных успехов, догнав и оставив далеко позади се­
бя все зарубежные страны.
Сегодня мы могли бы ответить скептику-старику только
так:
— Нет, дошли, дошли уже! Сотни клиник, тысячи участ­
ковых больниц, санитарная авиация дошли до того, что любо­
му обескровленному даже в самом далеком конце нашей бес­
предельной страны, на суше и на воде может быть оказана
спасительная помощь переливанием крови.



ЛИТЕРАТУРА
Б а т к и с Г. А., Организация здравоохранения, М., 1948.
В а с е ц к и й Г. С, ред., Из истории русской материалистической фило­
софии, Ученые записки Академии общественных наук при ЦК ВКП(б).,
V, М., 1949.
Е р м о л е н к о А. И., Переливание крови. История вопроса, Труды кли­
ник Воронежского государственного университета, IV, 1930.
К а с с и р с к и й И. А., Переливание крови, М., 1939.
К а с с и р с к и й И. А., 30 лет советской гематологии, Терапевтический
архив, 1, 1948.
К о ш т о я н ц X. С, Очерки по истории физиологии в России, М.—Л.,
1946.
Л и н д е н б а у м И. С, История переливания крови, в к н . : В. Н. Шамов и
А. Н. Филатов, Руководство по переливанию крови, М.—Л., 1940.

140
М а к с и м е н к о в Л. Н., Переливание крови русскими хирургами в XIX
столетии, Новый хирургический архив, 30, 1934.
М а р г о р и н Е. М., И л ь я Буяльский, М., 1948.
Р а у т е н б е р г В., Переливание крови. Диссертация, С П Б , 1868,
С у т у г и н В., О переливании крови. Диссертация, С П Б , 1865.
Т а б у р е К., О переливании крови. Диссертация, С П Б , 1873.
Ф и л о м а ф и т с к и й А. М., Трактат о переливании крови, М., 1848.
Ф и л а т о в А. Н и К у х а р ч и к В. В., ред., Атлас п е р е л и в а н и я крови,
Л., 1946.
Ч е р н о р у ц к и й М. В. и Б а г д а с а р о в А. А., Успехи советской те­
рапии. Достижения советской медицины за 30 лет, Академия меди­
цинских наук С С С Р , М., 1947.
Ш а м о в В, Н . , Мой двадцатилетний опыт по переливанию крови, Вра­
чебное дело, 11, 1937.
Ш а м о в В. Н., История первых переливаний крови в С С С Р с определе­
нием группы крови. Личное сообщение (рукопись), 1938.
Ш а м о в В. Н. и Ф и л а т о в А. Н., Руководство по переливанию крови,
М — Л., 1940.
J a n s k v J a n , Heamatolodiscke Studie u psychotiky, Sbomik Klincky,
1907."
БОЛЕЗНИ КРОВИ

Клетки крови

К концу прошлого века в изучении крови были достигну­
ты значительные успехи. Особенно подробно были изучены
основные элементы крови — красные кровяные тельца, или
эритроциты, и белые кровяные тельца, или лейкоциты.
Было установлено, что эритроциты — единственные клет­
ки в организме, не имеющие ядра. Они содержат гемогло­
б и н — вещество, обладающее замечательным свойством: ге­
моглобин легко соединяется с кислородом и так же легко от­
дает его. Вот почему эритроциты являются переносчиками
кислорода. Они обогащаются кислородом в легких и отдают
его клеткам всех органов. В этом — основная роль эритроци­
тов в жизни организма.
Эритроцитов в крови очень много — около 4,5—5 миллио­
нов в одном кубическом миллиметре. Но иногда — при не­
правильном питании, после большой потери крови, при ряде
заболеваний — число эритроцитов уменьшается или же каж­
дый из них содержит меньше гемоглобина, чем полагается в
норме. И в том, и в другом случае врачи говорят о малокро­
вии. И в том, и в другом случае ткани организма хуже снаб­
жаются кислородом. Этим и объясняется слабость и другие
симптомы болезни при малокровии.
Другую роль выполняют лейкоциты. Они разносят неко­
торые питательные вещества в ткани организма. Знаменитый
русский ученый Илья Ильич Мечников установил, что лейко­
циты имеют большое значение в борьбе с проникшими в
организм микробами.
Лейкоциты захватывают микробов и переваривают,
«пожирают» их. Они могут поглотать разные посторонние
частицы, попавшие в организм, а также мертвые, ненужные
уже организму клетки. Роль их в защите организма от инфек­
ционных болезней очень велика.
И белые, и особенно красные кровяные тельца живут не­
долго. Продолжительность жизни каждого из них не превы­
шает нескольких недель. Подсчитано, что в организме взрос-
142
лого человека каждый день погибает больше 300 миллиардов
эритроцитов, и все же их количество в крови остается более
или менее постоянным. На смену отмирающим клеткам при­
ходит бесчисленное множество новых эритроцитов и лейко­
цитов.
Каким образом, восполняется убыль этих необходимых
для жизни клеток?
Около восьмидесяти лет том)- назад стало известно, что
главную роль в этом играет красноватого цвета вещество, ко­
торое находится внутри костей (мы называем его красным
костным мозгом). Именно здесь рождаются новые эритро­
циты и большинство лейкоцитов.
У маленького ребенка красный мозг можно обнаружить
во всех костях скелета. У взрослого в трубчатых костях ног
и рук он обычно вытесняется жировой тканью и превращается
здесь в желтый костный мозг, который уже не участвует в
кроветворении. Но до конца жизни красный костный мозг
остается в суставных концах трубчатых костей, а также
в плоских костях — ребрах, позвонках и грудиной кости.
Исследуя красный костный мозг под микроскопом, там
находят клетки, содержащие гемоглобин, — э т о ) будущие
эритроциты. Величина этих клеток приблизительно равняется
величине эритроцитов, но они отличаются тем, что в них есть
ядро. В дальнейшем ядро в клетках исчезает и они превра­
щаются в безъядерные эритроциты; лишь после этого они по­
падают в кровеносные сосуды костного мозга, а оттуда в
общий ток крови. Вот почему в крови здорового человека
мы обычно находим только эритроциты, не имеющие ядра.
Превращение ядерной клетки костного мозга в безъядер­
ный эритроцит имеет очень большое значение в жизни нашего
организма. Только зрелый безъядерный эритроцит может
выполнять функцию переносчика кислорода из легких в тка­
ни организма. Поэтому только при достаточном количестве
таких зрелых безъядерных эритроцитов в крови может быть
обеспечено нормальное дыхание и нормальное снабжение
кислородом всех клеток нашего тела.

Окраска Романовского
То, что ученые узнали о клетках крови, дало возможность
понять ряд важнейших процессов в здоровом и больном орга­
низме. Но во второй половине прошлого века стал ощущаться
недостаток наших знаний в этой области. Врачи столкнулись
с некоторыми тяжелыми болезнями крови, происхождение
которых они не могли объяснить. А не зная причин болезни,
нельзя было их устранить, нельзя было лечить больного.
В 1855 году была открыта тяжелая болезнь, при которой
резко изменяется состав крови, уменьшается число эритроци­
тов и падает процент гемоглобина.
143
Вот как ее описывали в то время:
«Эта болезнь приближается медленно и коварно. Больной
с трудом может установить дату, когда он впервые почувство­
вал слабость, которая вскоре начинает так стремительно ра­
сти. Вся поверхность тела бледная, мягкая, восковая. Губы,
десны и язык кажутся бескровными... аппетита нет. Наступает
сильная вялость и слабость... Больной не может больше вста­
вать с постели, мысли у него путаются. Он впадает в состоя­
ние полной апатии и неподвижности и, в конце концов, поги­
бает».
Врачи в таких случаях были бессильны—они не знали,
как лечить эту болезнь. Все заболевшие злокачественным
малокровием, как назвали эту болезнь, были обречены на
гибель.
Тридцать лет назад известный русский профессор Михаил
Георгиевич Курлов показывал студентам больных злока­
чественным малокровием всегда вместе с больными раком,
считая обе эти болезни одинаково неизлечимыми.
Около середины прошлого столетия стала известна и дру­
гая тяжелая болезнь крови — лейкемия, или белокровие. Вра­
чи не могли понять, почему при этой болезни так бурно растет
число белых кровяных клеток — лейкоцитов. В крови у здоро­
вого человека обычно бывает около 5 000 лейкоцитов в одном
кубическом миллиметре, а в крови больных их насчитывали
200 000 — 300 000, иногда миллионы.
Вопрос о причинах этого наводнения крови лейкоцитами
не сделался яснее и после того, как стали изучать кровь
больных с помощью микроскопа.
— Разобраться в них так же трудно, как сосчитать звезды
на небе, — говорили врачи.
Однако дело обстояло не так уже безнадежно.
Эрлих, применяя ряд новых красок для обработки мазков
крови, добился некоторых успехов в этой области. Он разде­
лил белые кровяные клетки на группы в зависимости от того,
есть ли на них зернистость или нет.
Исследуя костный мозг умерших от злокачественного
малокровия, Эрлих обратил внимание на то, что в мозгу пре­
обладают крупные красные кровяные клетки с большим я д р о м —
так называемые мегалобласты («мегалос» по-гречески «боль­
шой»). Таких клеток никогда не бывает при других формах
малокровия. К а к мы увидим дальше, это обстоятельство позже
помогло понять сущность загадочного и неизлечимого в то
время заболевания.
Но все это были лишь первые шаги в изучении особенно­
стей строения и свойств разных видов кровяных клеток. С по­
мощью метода окраски Эрлиха нельзя было достаточно хоро­
шо изучить их и глубже проникнуть в тайны болезней кро­
ви. И только после открытия русского ученого Романовского

144
в изучении этих болезней был сделан огромный скачок впе­
ред.
Дмитрий Леонидович Романовский (1861—1921) долгое
время занимал скромное место ассистента в клинике внут­
ренних болезней Петербургского института усовершенствова­
ния врачей. С 1908
года от стал профес­
сором этого институ­
та.
Наряду с внут­
ренними болезнями,
Романовский очень
интересовался из­
учением бактерий и
кровепаразитов че­
ловека. Его излюб­
ленным занятием
был подбор красок
для разноцветной
окраски кровяных
клеток и парази­
тов — возбудителей
малярии.
В свободное от
преподавания и при­
ема больных в Петер­
бургском военном
Николаевском госпи­
тале время он садил­
ся за лабораторный
стол, на котором
стояли многочислен­
ные склянки с кра­
сками, и занимался Д . Л . Романовский.
изучением крови.
Как известно, в
в клетке есть ядра, есть протоплазма, а во многих клетках
крови есть различные виды зернистостей. С определением
того или иного вида зернистости при изучении крови и ее бо­
лезней часто связано решение важнейших вопросов. Романов­
ский выяснил, что по-разному окрашиваются не только клетки
крови, но также их составные части.
Это было в 1891 году. В то время врачи обычно не кра­
сили кровяных мазков — их изучали в естественном виде.
В таком мазке все было бледно, бесцветно, разобраться в
нем почти не представлялось возможным.
Вспомним, что всего за десять лет до открытия Романов­
ского Лаверан, подробно описавший подвижных возбудителей
145
малярии, изучал кровь больных без всякой окраски. Он на­
прягал зрение, пытаясь увидеть бесцветных малярийных пара­
зитов в бесцветных эритроцитах. Задача нелегкая. А теперь,
когда кровь больного малярией Романовский окрасил по сво­
ему методу, все оказалось просто.
Эритроциты окрасились в розовый цвет, а проникшие в
них малярийные паразиты — в небесно-голубой. Ядрышки
паразитов блестели, как рубины, а продукты их жизнедея­
тельности — кровяной пигмент — были окрашены в темно-
коричневый цвет. Теперь любой школьник сказал бы, что это
паразиты.
Благодаря остроумному сочетанию основной краски —
синьки и кислой — эозина, Романовский выяснил, что состав­
ные части клеток крови не одинаковы в химическом отноше­
нии. Ядро имеет кислую реакцию, поэтому оно воспринимает
основную краску, а протоплазма большинства белых кровя­
ных клеток, так называемых нейтрофилов, напротив, имеет
щелочную реакцию и поэтому красится кислыми красками.
Зернистость этих же нейтрофилов красится нейтральной
смесью основной и кислой красок. Вот почему она окраши­
вается в коричневато-фиолетовые тона, т. е. приобретает ту
окраску, которая получилась бы от смешения синьки и эози­
на, имеющего розовый цвет.
Живописное зрелище открывается глазу при рассматрива­
нии в микроскоп препарата крови, окрашенного по способу
Романовского: видны чудесные переливы красок — от небес­
но-голубого до рубиново-красного. Ядра, протоплазма, зер-
нистость—все так четко отграничено.
Вот нейтрофилы с ядрами причудливой формы, напоми­
нающими иногда корабельный винт, иногда закрученный
жгут или короткую подкову, или боб. Они рождаются в кост­
ном мозгу. Вот массивные, с круглым ядром, лимфоциты,
большинство которых образуется в лимфатических узлах.
А вот другие белые кровяные клетки — эозинофилы; их
зернистость окрашивается эозином и похожа по внешнему
виду на красную икру. Обычно таких клеток мало — они со-
составляют всего от 1 до 4% белых клеток. В некоторых слу­
чаях, когда процент эозинофилов в крови больного превыша­
ет норму, это может быть предвестником начинающегося
выздоровления. Иногда же обилие эозинофилов в крови ука­
зывает на присутствие глистов в организме или на другие
заболевания.
Это открытие вошло в мировую науку как знаменитый
«принцип окраски Романовского». Сотни различных красок
были предложены после Романовского, но все эти предложе­
ния были основаны на его принципе. Принцип Романовского
стал таким же незыблемым в науке о крови, как законы
Ньютона в физике, как система Менделеева в химии.
146
В 1891 году Романовский опубликовал свою замечатель­
ную работу «К вопросу о паразитологии и терапии болотной
лихорадки», где новые достижения в области учения о ма­
лярийных плазмодиях были добыты им на основе его нового
метода окраски. Густав Гимза, гамбургский химик, в первой
своей статье об окраске азур-эозином назвал описанный им
способ методом Романовского. Да и трудно было бы Гимза
поступить иначе: он заимствовал составление краски у Рома­
новского. Это, однако, не помешало западноевропейским уче­
ным всюду писать о краске Гимза без упоминания имени
Романовского.

Теория кроветворения и новые открытия

Метод Романовского дал возможность глубже исследо­
вать строение и свойства клеток крови.
Но когда врачи брались за мазки крови, полученные от
больных хроническим белокровием (лейкемией), они впадали
в отчаяние. Взору их открывалось колоссальное количество
кровяных телец, бесконечные оттенки в окраске зерен и раз­
нообразные формы клеточных ядер. Разобраться в этом хао­
се было очень трудно.
При остром белокровии большинство белых кровяных
клеток имело круглое, нежно окрашенное ядро. А при зло­
качественном малокровии появились необычные эритроциты
с сохранившимся ядром (как мы уже говорили, эритроци­
ты здорового человека не имеют я д р а ) .
Откуда берутся все эти разнообразные и по форме, и по
окраске, и по строению виды клеток крови? Не происходят
ли все они из одного вида материнских клеток?
Такое предположение возникало у некоторых ученых. Но
большинство не соглашалось с ним и выдвигало других тео­
рий. Окраска по принципу Романовского давала возможность
разрешить эти сомнения. Эту возможность осуществил рус­
ский ученый А. Н. Крюков, который доказал правильность
первого предположения.
Окончив в 1900 году медицинский факультет Московского
университета, Александр Николаевич Крюков избрал своей
специальностью внутренние болезни. Уже с самого начала
врачебной деятельности у него появился большой интерес к
гематологии.
Молодой врач понимал, что трудно правильно лечить бо­
лезнь без глубокого понимания тех процессов, которые проис­
ходят в больном организме. Он горел страстным желанием
проникнуть в таинственные, не достаточно еще изученные об­
ласти науки. И прежде всего он обратился к патологической
анатомии.

147
Едва ли есть другая отрасль медицинской науки, которая
бы так помогала врачам-клиницистам научиться правиль­
но определять болезни. Недаром на фронтонах многих п а т о -
логоанатомических институтов в разных странах мы читаем
надпись на древнем латинском языке:
«Hiс locus est ubi mors vitae succurrere gaudet».
«Это — место, где смерть приходит на помощь жизни».
В то время в Москве работали два известных патолого­
анатома — Михаил Никифорович Никифоров и Герасим
Власьевич Власов. Об их строгости говорила вся Москва.
Они-то и были учителями Крюкова. Он прошел у них суро­
вую школу. Никифоров и Власов требовали совершенства в
работе, десятки раз заставляли переделывать и перекрашивать
препараты.
Недаром лучшую свою работу, труд всей своей жизни —
«Морфологию крови» — Крюков посвятил Герасиму Власье-
вичу Власову.
«О происхождении и взаимоотношении лейкоцитов и лей­
коцитозе» — такую тему для диссертации предложил молодо­
му врачу Власов. Семь лет Крюков усидчиво изучал клетки
крови, тысячи мазков красил о н , используя принцип Рома­
новского. И только после этой упорной работы он счел себя
вправе сделать попытку разобраться в хаосе разнообразных
видов клеток, привести их в порядок. Эта задача была вы­
полнена им блестяще.
Вскоре работа молодого ученого была опубликована и ему
единогласно присудили докторскую степень.
Еще десять лет упорной работы — и Крюков выпускает
монументальный труд в трех частях — «Морфология крови»,
а через 25 лет, уже в наши дни, вышел его «Атлас клеток
крови». Эти книги, в которых дана новая и стройная теория
кровотворения — «теория унитаризма Крюкова», стали на­
стольными для каждого гематолога.
— Все сложное рождается из простого, — рассуждал Крю­
ков, создавая свою теорию.
Зарождение сложного человеческого организма происхо­
дит из простой яйцевой клетки. В зародыше цыпленка — там,
где появляется красная точка его будущего сердца и сосудов,
можно видеть, как из беспорядочного, казалось бы, хаоса
соединительнотканных клеток возникает сосудистая сеточка.
Затем плоские клетки, составляющие стенку сосудов, округ­
ляются, делаются подвижными, уходят в просвет сосуда и
становятся кровяными клетками с ядрами. В дальнейшем из
них вырастают зрелые клетки крови.
Применяя окраску по Романовскому, Крюков обратил
внимание на одно закономерное явление: чем моложе клетка,
тем нежнее окрашивается ее ядро. Теперь ему стало ясно,
почему при хроническом белокровии в крови обнаруживается
148
так много разнообразных клеток различного возраста: при
этой болезни в крови можно видеть весь процесс кроветворе­
ния, все переходы от молодых клеток с круглым и нежным
ядром к старым клеткам, у которых ядро постепенно смор­
щивается.
Стало ясно, почему при остром белокровии кровь больного
наводняется молодыми клетками с круглым ажурным ядром.
Крюков понял и доказал, что это изначальные, материнские
клетки, из которых происходят зрелые клетки крови здорово­
го человека.




А. Н. Крюков на обходе.

Александр Николаевич называет рисунок этих молодых
ядер ажурным, тонкопетлистым, он сравнивает их поверхность
с морской рябью или шагреневой кожей.
Особенно любил он наблюдать те небесно-голубые ядрыш­
ки (нуклеолы), которые находятся в недрах клеточного ядра.
Эти ядрышки — верный признак молодости клетки.
Изучая следующие стадии развития клеток крови, можно
заметить, как постепенно в них проявляется зернистость; тог­
да клетки приобретают свойства молодых нейтрофилов.

<< Пред. стр.

стр. 17
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>