<< Пред. стр.

стр. 25
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

переносится больными и, давая самую высокую концентрацию
в крови, быстро уничтожает микробов.

Микробы против микробов

Более полустолетия, с 18-летнего возраста, внимание Меч­
никова было приковано к проблемам борьбы организма 1 за
здоровье и жизнь. Закончив свои знаменитые исследования,
в которых он открыл, как клетки организма уничтожают злост­
ных микробов, Мечников в конце прошлого столетия перешел
к давно интересовавшим его проблемам старости и смерти.
В своих «Этюдах о природе человека» Мечников рассмат­
ривает преждевременную старость (старение) как болезнь.
«Человек умирает преждевременно, до появления естест­
венного инстинкта смерти», заявил он. При этом он высказал,
что одной из важных причин преждевременной старости явля­
ются бактерии, находящиеся в толстых кишках. Унаследован­
ные от млекопитающих предков, длинные толстые кишки
являются средоточием колоссальной массы бактерий, посто­
янно отравляющих своими ядами организм и ведущих его к
преждевременной старости.
Мечников указал пути борьбы с этими болезнями —введе­
ние с простоквашей молочнокислых микробов, которые, явля­
ясь врагами гнилостных микробов кишок, будут пожирать их
и этим спасать организм от преждевременной старости.
Прибыв в 1909 году по приглашению английских ученых в
Кембриджский университет, Мечников выступил с речью, в
которой подчеркивал, что идея Дарвина о борьбе за существо­
вание, происходящей в мире животных, может быть примени­
ма к микробам и что использование этой идеи поможет найти
новые действенные способы борьбы с возбудителями многих
инфекционных болезней.
В наш век пенициллина и стрептомицина можно с гордо­
стью сказать, что именно и д е и и р а б о т ы М е ч н и к о в а
211
п о л о ж и л и н а ч а л о н о в о й эр е—л е ч е н и я и н ф е к ­
ционных болезней при помощи лекарствен­
н ы х в е щ е с т в , п о л у ч а е м ы х из м и к р о б о в .
Когда-то Френсис Бэкон удачно выразил философскую
мысль о роли правильной общей теории в конкретных науч­
ных открытиях в естествознании. Он сказал: «Никто не оты­
щет удачно природу вещи в самой вещи, изыскание должно
быть расширено до более общего».
Мечников сделал это. Он открыл общий закон естество­
з н а н и я — антагонизм между микробами, а это привело к
открытию частных явлений.
Через 13 лет после смерти Мечникова было замечено, как
на агаровой пластинке микроб — зеленая плесень —• подавил
рост злейшего из микробов — стафилококка, возбудителя за­
ражения крови, что положило начало открытию нового ле­
карственного вещества — пенициллина.
Сложны явления природы. Долго оставались неразгадан­
ными тайные законы, управляющие ими. Но гений Дарвина
проник в эти тайные законы. В своем «Происхождении видов»
Дарвин доказал изменчивость видов животного царства. Он
установил, что эта изменчивость связана с естественным отбо­
ром и борьбой за существование.
Борьба за существование... Кто не знает этого важнейшего
положения учения Дарвина? Но большинство представляет
себе этот закон применительно к царству животных.
Однако борьба за существование происходит и между
микробами. В процессе этой борьбы они уничтожают друг
друга (антибиоз, антагонизм). Другие микробы склонны к
содружеству — это явление носит название симбиоза. В таком
постоянном симбиозе пребывают спирохеты и особая верете-
новидная бактерия, вызывающая у человека ангину. Третьи
действуют иным путем: сначала их предшественники прокла­
дывают им дорогу, а потом они нападают (метабиоз). Такие
взаимоотношения существуют между гриппозным вирусом и
поселяющимися на слизистой оболочке дыхательных путей
пневмококком и стрептококком, которым вирус открывает до­
рогу. Они вызывают при гриппе воспаление легких и гнойные
процессы.
Изучение дружественных и враждебных отношений между
организмами составляет в настоящее время предмет особой
науки —биоценологии. Пчелы и осы, бесспорно, ядовитые на­
секомые, но есть птицы, которые поедают их без всякого
ущерба для себя. Нарывниковые жуки ядовиты для человека
вследствие выделения кожного яда-кантаридина, но куры, ежи
и различные холоднокровные животные нечувствительны к
этому яду. Зеленая плесень не ядовита для человека. Можно
спокойно съесть тронутый ею мандарин. Но эту плесень не
212
выносит золотистый стафилококк, сифилитическая спирохета
и возбудитель воспаления легких — пневмококк.
Наука выяснила, что выделяемые микробами химические
вещества, ядовитые для одних организмов, совершенно без­
вредны для других. Здесь существует строгий отбор, как во
всем царстве природы. Это — явление биологического антаго­
низма, которое может быть широко использовано для лечения
болезней.
Триумф идеи Мечникова (пенициллин)
История открытия пенициллина обычно многими начинает-
ся с описания работы английского ученого Александра Фле-
минга, опубликованной им
в 1929 году. Но истори­
ческая справедливость тре­
бует отметить следующее.
В 1869—1871 годах
русские ученые В. А. М а -
нассеин, А. Г. Полотебнов
и П. В. Лебединский впер­
вые в мире указали на ле­
чебные свойства грибка
Penicillium и изучили ус­
ловия культивирования
этого грибка.
Не случайно, что это
важное наблюдение при­
надлежало таким выдаю­
щимся русским ученым,
как Манассеин и Полотеб-
нов.
Вячеслав Авксентьевич
Манассеин, профессор
Военно-медицинской ака­
демии, был знаменитый
В. А. Манассеин.
врач и публицист своего
времени. Крупный общественный деятель, воинствующий
ученый, боровшийся с лженаукой, Манассеин создал собствен­
ную терапевтическую школу. Его прекрасные лекции привле­
кали студентов всех старших курсов. Высокие требования
предъявлял он к званию врача.
Демократ-народник, он вынужден был покинуть Москов­
ский университет из-за участия в студенческих беспорядках
В деле лечения и предупреждения болезней Манассеин
считал чрезвычайно важным улучшение санитарных условий
быта народных масс. К а к бессменный редактор газеты «Врач»
Манассеин уделял большое внимание вопросам врачебной
этики, земской и городской медицине, организации охраны на-
213
родного здоровья в нашей стране. Журнал «Врач» был авто­
ритетным, боевым органом передовой врачебной обществен­
ности тогдашней России.
Манассеин не любил лекарств старой аптеки. Он призывал
к поискам новых препаратов.
Все великое будущее медицины видел он в химиотерапии
и физических методах лечения.
Крепкая идейная дружба спаяла Манассеина с другим та­
ким же передовым ученым его времени—Алексеем Герасимо­
вичем Полотебно -
вым, первым рус­
ским профессором
по кафедре кож­
ных и венерических
болезней — «дедуш­
кой» русской дер­
матологии. Поло-
тебнов был учеником
С. П. Боткина. Это
значило, что молодой
дерматолог прошей
прекрасную терапев­
тическую школу.
Должно быть, поэто­
му, проработав в луч­
ших кожных клини­
ках Вены и Парижа,
Полотебнов раскри­
тиковал установ­
ки прославленной
венской дер м а тол о -
гической школы, рас­
сматривавшей болез­
ни кожи лишь как
А. Г. Полотебнов.
местные процессы.
Так же отнесся Полотебнов к заумной теории «дискразии»
французской школы. Он поставил науку о кожных болезнях
на прочный фундамент. Он собрал фактический материал,
доказавший, что причина кожных болезней кроется в пораже­
нии различных систем и органов.
В 1871 году в «Военно-медицинском журнале» появилась
статья Манассеина «Об отношении бактерий к зеленому ки-
стевику». Статья эта была ответом на опубликованные в
1868—1870 годах работы Полотебнова. Спор, возникший меж­
ду учеными, носил несколько теоретический характер (о спе­
цифичности микробов), и интерес спора для науки был не в
этом, а в тех замечательных наблюдениях, которыми ученые
подкрепляли свои доводы.
214
Целью Манассеина было доказать, что бактерии не про­
исходят из зеленой плесени, которую Полотебнов считал об­
щим родоначальником всех микробов. Для этого Манассеин
делал посевы зеленой плесени на особые среды. И вот тут
он отметил, что в этой среде «никогда не развивалось бак­
терий».
Следовательно, он установил, что плесень препятствует
росту микробов.
А когда в одном опыте бактерии развились, Манассеин
обратил внимание, что в этом случае он взял для посева
старые споры зеленой плесени.
В настоящее время тоже установлено, что активный пе­
нициллин получается из молодых культур плесени. Манассе-
ину это было известно 75 лет назад! Хотя опыты Манассеина
отвергли теорию Полотебнова, тем не менее последний заме­
тил, что бактерии не появляются в жидкости, в которой была
посеяна зеленая плесень.
Так, он пишет: «Жидкость при подобного рода опытах
остается всегда прозрачной, обыкновенно она не содержит в
себе ни одной бактерии».
Иначе говоря, Полотебнов 75 лет назад предвосхитил на­
блюдения Флеминга.
Полотебнов сделал практические выводы из своего на­
блюдения. Он стал лечить целебным грибком язвы: «Перевя­
зывая эмульсией из спор с миндальным маслом язвы, извест­
ные в дерматологии под именем эктимы, я заметил, что они
очень быстро зажили. Остальные две язвы у того же больно­
го, перевязывавшиеся не эмульсией, а цинковой мазью, не
заживали в течение двух или трех дней».
Ободренный таким результатом, Полотебнов взял плесень
прямо из подвала лечебного учреждения, в котором работал,
и применил ее для лечения.
«Этим же способом при посредстве только что описанного
материала перевязывались раны у четырех больных. Из них
двое имели сифилитические язвы, один — язву после вскрытия
чирья и один — варикозные язвы на нижних конечностях.
В сифилитических язвах при перевязке их плесенью наблюда­
лись крайне интересные явления, сводящиеся к очищению дна
язвы и уменьшению инфильтрации по краям».
Но самое замечательное наблюдение Полотебнов отмечает
дальше: «В поверхностных и глубоких, иногда кровоточащих
язвах кожи, в продолжение 10 дней ежедневно покрываемых
сплошным слоем спор Penicillium с примесью бактерий, не
происходит никаких осложнений (рожа, дифтерия и др.): на­
против, иногда при таких условиях в язвах наблюдается са­
мое резкое улучшение».
Свою работу Полотебнов заканчивает следующими слова­
ми: «Результаты проведенных мной опытов могли бы, я ду-
215
маю, позволить сделать подобные же наблюдения и над ра­
нами операционными, а также над глубокими нарывами.
Только такие наблюдения и могли бы дать экспериментальное
решение вопроса о значении плесени для хирургии».
Таким образом, двое выдающихся русских ученых не толь­
ко заложили основы замечательной идеи лечения антибиоти­
ками, но подвели научную основу для открытия одного из
могучих лечебных средств — пенициллина.
Большего сделать они не могли. Состояние химической
науки в то время не позволило бы им приготовить лекарст­
венный препарат.
В 1904 году русский ученый профессор М. Г. Тартаков-
ский еще раз вернулся к грибку-исцелителю. Он изучил дей­
ствие Penicillium glaucum на возбудителя экспериментального
тифа кур. В своей работе Тартаковский писал: «Я наблюдал,
что под влиянием Penicillium glaucum контагий эксперимен­
тального тифа кур погибал».
К сожалению, невнимательное отношение наших современ­
ников к истории отечественной науки, нежеланье порыться в
архивах привело к тому, что драгоценные камни, спрятанные
среди вороха бумаги, не были найдены. А они могли быть
отшлифованы мастерами могучей советской науки и были бы
превращены в сверкающие бриллианты...
Это признали даже иностранцы. В одном из номеров аме­
риканского журнала «Science» (14 декабря 1945 года) в ко­
ротенькой статье было констатировано, что М. Г. Тартаков-
ский обнаружил в лабораторном эксперименте лечебное дей­
ствие пенициллина.
Но долгое время скромная плесень не привлекала к себе
внимания. Для появления на свет лечебного препарата—пени­
циллина потребовались многие годы. Недаром кто-то остро­
умно назвал пенициллин «научной золушкой».
В 1928 году, через 70 лет после Манассеина и Полотебно-
ва, лондонский профессор Флеминг повторил их наблюдения.
Он изучал в своей лаборатории злостных микробов — стафи­
лококков, вызывающих заражение крови и нагноение. Он
выращивал их колонии на плоских чашечках (так называемых
чашечках Петри) и наблюдал за ними.
И вот однажды культура стафилококка была испорчена.
Флеминг стал внимательно рассматривать зацветшую
чашку с агаром. И тут он заметил, что колонии зеленой пле­
сени—грибка Penicillium notatum забивают колонии стафило­
кокка. Рост этого губительного микроба подавляло какое-то
вещество, выделяемое в толщу студня-агара.
Флеминг установил далее, что это вещество даже при
разведении в 600 раз продолжало убивать стафилококков.
Дальнейшие опыты показали, что зеленая плесень уничтожа­
ет также сифилитическую спирохету, пневмококка, вызываю-
216
щего воспаление легких, менингококка, возбудителя гнойного
менингита и гонококка — возбудителя гонорреи.
Окрыленный лабораторными успехами, Флеминг решил
превратить зеленую плесень в лекарство. Но это оказалось не
так легко. Вначале удалось получить из грибка жидкий пени­
циллин; для этого надо было подкислить жидкую культуру
грибка и взболтать ее с эфиром. Н о , как только делалась
попытка удалить эфир, пенициллин разлагался.
Исследователи были настолько удручены неудачей, что
признали пенициллин нестойким и практически непригодным
средством и прекратили свои опыты.
Так и доложил об этом проф. Райстрик в 1935 году Меж­
дународному конгрессу физиологов в Ленинграде: «Произ­
водство пенициллина практически неосуществимо».
Но в дальнейшем путем длительных исследований было
установлено, что если э ф и р , содержащий пенициллин, взбол­
тать с водным раствором соды, то пенициллин переходит из
эфира в воду. Эта простая операция и явилась первым важ­
ным звеном на пути получения лекарства из зеленой плесени.
Но пенициллин в содовом растворе оказался очень не­
стойким. Однако, если встряхивать его с амилацетатом, а по­
том повторно очищать хлороформом, получается хороший
выход раствора, отличающегося чистотой.
Но как получить его в кристаллическом виде? Именно в
кристаллическом, ибо водно-содовый раствор крайне нестоек.
И здесь был найден остроумный способ: оказалось, что
если заморозить концентрированный водный раствор пеницил­
лина, изготовленный по указанному выше способу, и высу­
шить его в замороженном состоянии при 40° в специальном
вакуум-аппарате, то он превратится в желтоватый порошок,
не теряющий своих свойств около полугода.
Этот порошок пенициллина и является наилучшим лекар­
ством, которое растворяется в дистиллированной воде и
впрыскивается больным.

Пенициллин в СССР

У нас в изучении свойств пенициллина и получении этого
препарата многого достигла Зинаида Виссарионовна Ер­
мольева.
В 1943 году она поставила целью освоить приготовление
пенициллина сначала лабораторным, а потом и фабричным
путем.
Она решила создать свои оригинальные методы получения
пенициллина из плесени.
Поиски «чудесной плесени», способной выделять пеницил­
лин, Ермольева начала в одном из бомбоубежищ Москвы.
В разных концах сырого подвала были расставлены десятки
217
чашек с картофелем, смоченным слабым раствором медного
купороса.
Прошло несколько дней. Все раставленные чашки про­
росли зеленой плесенью. И, глядя на них, едва ли можно
было предположить, что выросшие плесени отличаются друг
от друга.
Однако, последнее слово принадлежало лаборатории. Сре­
ди многих десятков плесеней одна оказалась наиболее злой
по отношению к стафилококку. Это был грибок Penicillium
crustosum. Теперь надо было приготовить из него лекарствен­
ное вещество — пенициллин.
Видоизменяя предложенные иностранными авторами ме­
тоды, Ермольева получила активный пенициллин. Не дождав­
шись фабричного его изготовления, она вылетела в Восточную
Пруссию, чтобы вместе с главным хирургом Советской Армии
Н. Н. Бурденко испытать действие пенициллина на раненых.
Советский пенициллин дал при лечении раненых прекрасные
результаты.
В более широких масштабах пенициллин применялся в
Москве. Только в течение первых двух месяцев пользования
им в госпиталях Москвы из 1 420 раненых и больных попра­
вилось 1 227 человек.
Ермольева не успокоилась на достигнутых успехах. Она
нашла наилучшее специальное средство для выращивания
целебного грибка. Вскоре в Москве, Ленинграде, Минске,
Тбилиси выросли заводы, освоившие технологический процесс
изготовления пенициллина. Качество его из года в год повы­
шалось. В настоящее время в нашей стране любой больной
в клинике обеспечен высококачественным пенициллином...
Первые опыты по изучению лечебных свойств пеницилли­
на были поставлены на зараженных животных.
Впрыскивания пенициллина, производившиеся каждые три
часа подопытным мышам, зараженным золотистым стафило­
кокком, приносили им полное исцеление, а контрольные мыши,
не получавшие пенициллина, умирали все до единой.
Пенициллин оказался совершенно безвредным лекарством
для человека. Это его огромное преимущество. Вспомним, как
Эрлих боролся с этой трагической формулой —



которая всякий раз напоминает о своеобразных «ножницах»
между уничтожающим действием химиопрепарата на возбуди­
теля болезни и ядовитым действием на организм человека.
Пенициллину почти чужд этот недостаток. Дозы пеницилли­
на можно значительно увеличивать, но он не оказывает от­
рицательного действия на организм больного. Если не дей­
ствует суточная доза в 200 000 международных единиц,
218
назначают 500 000; не действует эта доза, увеличивают ее
до миллиона. И тогда нередко наступает выздоровление.
Пенициллин не оказывает вредного побочного действия на
организм и его можно применять долго, в то время как пре­
параты сальварсана, сульфидина нельзя назначать длительное
время: наступают осложнения.
Пенициллин замечателен еще и тем, что он действует в
минимальных концентрациях. Двести тысяч, миллион еди­
ниц — это громкие названия. На самом деле в крови концен­
трация пенициллина, выражаемая в граммах сухого вещества,
оказывается равной миллионным долям грамма (микро­
грамму).
Это понятно. Таковы законы антибиотического действия!
Стафилококки не переносят даже ничтожных доз химиче­
ских продуктов, выделяемых грибком Penicillium. Эти продук­
ты ядовиты для них!
Пенициллин дает блестящие результаты при таких болез­
нях, которые раньше считались неизлечимыми.
Кто не знает заражения крови? Это — общая гнойная
инфекция крови. Это — сепсис. Чаще всего его вызывают
стрептококк и стафилококк.
Иногда у детей наблюдается особая форма заражения кро­
ви — острое гнойное воспаление костного мозга (гнойный
остеомиэлит). Появляются сильные боли в костях, опухают
руки, ноги; гной из костей, пробивая надкостницу, устремляет­
ся в мышцы, подкожную клетчатку. Высокая температура и
потеря сознания — вот грозные симптомы этой болезни, кото­
рая раньше кончалась смертью в 80% случаев. Вызывается
эта болезнь золотистым стафилококком.
Пенициллин оказался первым в истории хирургии сред­
ством, которое вылечивает острый гнойный остеомиэлит. До
него ничто не помогало при этом заболевании — ни повтор­

<< Пред. стр.

стр. 25
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>