<< Пред. стр.

стр. 27
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

B CCCР заболевания пендинской язвой встречаются в
Средней Азии и на Кавказе. Уже в первые годы советского
строительства на борьбу с этой болезнью было обращено
228
серьезное внимание. Бурное развитие народного хозяйства
требовало освоения новых земель. Посевы хлопка и другие
культур все больше расширялись, захватывая новые, ранее
необжитые пространства. Быстрому и успешному освоению но­
вых земель мешало распространение пендинской язвы, пора­
жавшей людей в этих местностях.
Болезнь иногда охватывала сразу большие массы людей.
Так, в 1885 году в Мургабском военном отряде, насчиты­
вавшем 1800 человек, заболело пендинской язвой 85% со-
става.




Рис. 24. Пендинская Язва
Рис. 23. Пендинская язва
на лице после лечения.
на лице до лечения.

Главная масса больных наблюдалась в тех частях, ко­
торые располагались в районах Пендинского оазиса (долина
реки Мургаба вблизи нынешнего города Тахта-Базар Турк­
менской ССР). По имени этой местности кожные ЯЗВЫ полу­
чили название пендинских или, в быту, «пендинок». В 1887—
1888 годах изучение заболеваний пендинской язвой по Мурга¬
бу предпринял доктор Рапчевский. Он наблюдал 376 больных
с 8 708 язвами.
В 13-м Туркестанском линейном батальоне, прибывшем
в мае 1898 года походным порядком из форта Петроалександ-
ровкого в Термез, в течение двух месяцев заболела треть
всего состава батальона, а через год —больше половины. На
одном из солдат были обнаружены 174 язвы!
Вспышки эпидемий пендинской язвы возникали в разных
районах Туркестана. Командующий войсками Закаспийской
области генерал Куропаткин назначил даже специальную пре-
мию за удачные методы лечения этой болезни.

229
В Петербург полетели тревожные телеграммы. Болезнь
изображалась в них как бедствие. Командующий войсками в
официальном рапорте военному министру назвал эпидемию
пендинской язвы «мургабской катастрофой».
Положение создалось серьезное. Трудно было бороться
с болезнью, так как никто не знал ни возбудителя болезни,
ни какими путями она распространяется.
В то время сотни ученых во всем мире занялись изучением
пендинской язвы, эпидемии которой отмечались и в Иране, и
в Афганистане, и в Малой Азии, и на всем побережье Среди­
земного моря, и у нас в Закавказье (Армения).
Но тут началась неслыханная разноголосица. Ученые, ув¬
леченные открытиями Пастера, описывали различных микро­
бов, которых они в изобилии находили в гное на поверхности
пендинской язвы. И так как в любой открытой язве или ране
можно найти много различных микробов, то начались страст­
ные споры: каждый ученый утверждал, что именно «его
микроб» является возбудителем пендинской язвы и претендо­
вал на признание своего открытия.
В эту то пору и начал свою исследовательскую работу
в Ташкенте русский хирург Петр Фокич Боровский.
Научный путь его был нелегким. В глухой провинции,
какую представлял собой тогда Ташкент, некому было руко­
водить его научными занятиями. Молодой врач приехал в
столицу Туркестана в то время, когда она не имела еще же­
лезнодорожного сообщения с центральной Россией. Достать
микроскоп, микротом было нелегким делом. Петр Фокич
привез микроскоп с собой из Петербурга. Маленькую научную
лабораторию пришлось организовать в хирургическом бараке.
Все приходилось делать собственными руками, всего добивать­
ся ценой огромного напряжения сил и нервов.
У военно-медицинской администрации Петр Фокич не нахо­
дил поддержки. Он попал в мрачные условия быта царской
колонии, в типичную военно-чиновничью среду. По личным
рассказам Петра Фокича, некоторые его коллеги-врачи даже
ленились осматривать солдат — «нижних чинов». Врач-орди­
натор верхом приезжал в госпиталь и, не слезая с лошади,
ждал фельдшера с рапортом. Фельдшер рапортовал, врач
делал назначения и тотчас же уезжал.
Безнадежное уныние подчас охватывало Боровского, когда
все новые и новые трудности становились на его пути...
Но он не сдавался. Он прошел суровую школу жизни и
умел бороться с трудностями...
Боровский родился в бедной мещанской семье. Безрадо­
стное детство его протекало в заштатном городке Погар,
Стародубского уезда, Черниговской губернии. На медные гро­
ши учился он в Новгороде-Северском в гимназии, которую
окончил с золотой медалью. В 1882 г. Боровский поступил на
230
медицинский факультет Киевского университета, но через два
года был вынужден перевестись в Военно-медицинскую ака­
демию.
«Я не был обеспечен средствами, — писал он о себе, — и
принужден был давать уроки, что мешало моим занятиям на
факультете, в академии же я получал стипендию».
Академию молодой Боровский окончил с отличием в 1887
году и по конкурсу был оставлен при хирургической клинике
для усовершенствования. Он прошел все этапы военной служ­
бы того времени —был и младшим врачом в 74-м Ставро­
польском полку, и ординатором госпиталя.
В 1891 году П. Ф. Боровский защитил докторскую диссер­
тацию на тему «Материалы к учению о бугорчатое костей и
суставов». В этой работе всего 80 страниц, но каким свежим
ветром исканий нового веет от каждой страницы! Боровский
был подлинным ученым-новатором: будучи хирургом, он в
совершенстве изучил микробиологию и экспериментальную ме­
тодику на животных.
И когда через год судьба забросила Боровского в далекий
Ташкент, он, помимо хирургической работы, принял на себя
обязанности заведующего лабораторией госпиталя.
Огромная практическая работа не мешала его научным
изысканиям. В то время в неблагоустроенном полуазиатском
городе вспыхнула холера, и Петр Фокич освоил методику
высева холерного вибриона. Он выделил этого возбудителя и
демонстрировал его врачам.
Вспыхивает эпидемия сыпного тифа, и Боровский опять
на посту—он заведует бараком для сыпнотифозных больных.
К научным исследованиям по пендинской язве П. Ф. Бо­
ровский приступил в 1894 году. После напряженного дня
хирургической работы он уходил в глинобитный барак, где
помещалась его лаборатория, и принимался за новые иссле­
дования. Работа шла по трем направлениям — исследовался
микроскопический сок папул, производились бактериологиче­
ские посевы и, наконец, изучались патогистологические
препараты кусочков, добытых из глубины язв.
Четыре года вел свои классические исследования Боров­
ский, все новых и новых больных брал он под наблюдение,
и постепенно выкристаллизовывались четкие выводы, привед­
шие к знаменитому открытию.
Боровский прежде всего установил следующее: если брать
посевы или мазки с поверхности язв, где можно было предпо­
лагать микробное загрязнение, то обнаруживаются стрепто­
кокки и стафилококки. В соке же, полученном из глубины
язвы и окрашенном на предметном стеклышке, он неизмен­
но определял «присутствие множества телец круглой, верете­
нообразной и неправильной формы».
231
Заподозрив зависимость язвенных изменений кожной ткани
от присутствия этих подвижных телец, Боровский решил ис-
следовать патологогнатомические препараты. Кусочки пора-
женной кожи подвергались фиксации в особых растворах, а
затем на микротоме нарезались тончайшие срезы. Срезы ок­
рашивались эозином и гематоксилином. Однако и теперь
глазу исследователя представилсь та же картина -- в глубине
ткани были видны сотни мелких яйцевидных телец с голубой
протоплазмой и темным ядром, от которого отходил отросток.
Сомнений не было... Это были простейшие микроорганиз­
мы — возбудители пендинской
язвы.
Бесконечное количество раз
повторял и проверял свои ис­
следования Боровский. Прежде
чем опубликовать работу, надо
было накопить большое ко­
личество строго проверенных
наблюдений. Боровский иссле­
довал все новые и новые слу­
чаи болезни. После утомитель­
ного рабочего дня часами про­
сиживал он за микроскопом в
маленькой лаборатории.
Только тогда Боровский ре­
Рис. 24а. Рисунок лейшманий из
шился послать свою работу в
статьи П. Ф. Боровского.
«Военно-медицинский журнал».
Она была напечатана там в
1898 1году в ноябрьском номере под названием «О сартовской
язве» .
Боровский сделал доклад о своих исследованиях в Киеве,
на съезде естествоиспытателей и врачей, а также в Петербур­
ге в Пироговском обществе хирургов (23 сентября 1898 года).
Среди русских ученых его доклады встретили полное призна­
ние. Во время обсуждения доклада Боровского его поддер­
жал выдающийся русский хирург Николай Васильевич Скли-
фосовский, хотя вообще он предостерегал от увлечений
открытиями новых микробов.
1
До революции русские называли сартами узбеков. Академик
В. Бартольд считал доказанным, что это слово индийского происхождения.
Тюрки называли сартами купцов; узбеки в XVI в е к е — покоренных осед­
лый жителей; русские ученые конца XIX и начала XX века — оседлых
тюрков. С. А. Лопатин писал: «Нет особого народа сарт, как равно нет
особого сартовского языка».
В последнее время слово «сарт» признано несоответственным, так как,
во-первых, оно не отвечает понятию об узбекской нации, во-вторых, кочев­
ники вносили в него оттенок презрения к земледельцу и горожанину.
П. Ф. Боровский употребил это слово согласно принятой русскими уче­
ными терминологии, т. е- он считал что это название относится к осед­
лым жителям Туркестана.

232
Проведенные Боровским исследования были настолько-
четки по методике, что напоминали лучшие образцы клас­
сических работ. Боровский провел свои наблюдения в самых
различных вариантах, чтобы действительно доказать подлин­
ное значение открытого возбудителя.
Владея самой современной бактериологической техникой,
Боровский делал посевы сока из глубоких слоев пендинской
язвы, чтобы показать, что там нет обычных микробов, какие
ошибочно описывались десятками иностранных авторов как
возбудители болезни. Сделанные им исследования патолого-
анатомических срезов обнаружили массу крупных, «большей
частью овальных» телец, которые в основном находились вну­
три так называемых макрофагов.
Боровский дал точнейшее описание этих телец, обнару­
жив в строении их ядер такие детали, которые стали достоя­
нием науки только через много лет.
«Сартовская язва, — совершенно точно сформулировал он
в заключении своей работы, — вызывается не видом каких-
либо дробянок (микробов), а организмами более высокого
порядка — Protozoa».
Однако за пределами России никто не знал об открытии
Боровского. Он не стал добиваться того, чтобы об этом от;
крытии узнали за границей. Он не подумал о научном прио­
ритете — ему важна была научная истина.
Через пять лет после открытия Боровского в лабораторию
американского ученого Райта случайно попала больная пен­
динской язвой девочка из Армении. Райт через 5 лет после
Боровского тоже обнаружил паразитов пендинской язвы.
Широко оповестив мировую печать о своем исследовании,
произведенном всего в одном случае, Райт чуть не установил
свой приоритет.
Однако в настоящее время этот вопрос не вызывает спо­
ров: уже при советской власти академик Е. П. Павловский
добился признания приоритета Боровского. Он описал в под­
робностях всю историю работ Боровского знаменитому пара­
зитологу Нутталю. Последний сообщил о приоритете русско­
го ученого Боровского в зарубежной печати и просил прислать
в Кембридж его биографию. Портрет Боровского помещен в
«Галлерее знаменитых паразитологов» в Кембриджском уни­
верситете. Описание открытия Боровского, его биография и
портрет приведены в известном немецком атласе Ольпа «Вы­
дающиеся паразитологи мира».
В 1902 году сослуживец Боровского по военному госпи­
талю К. Я. Шульгин в своей работе, опубликованной в «Рус­
ском враче», подтвердил открытие Боровского. Шульгин пер­
вый в мире высказал мысль о передаче пендинской язвы
через кровососущих насекомых.
233
В 1909 году в Москве вышла докторская диссертация
Евгения Ивановича Марциновского, большого знатока пара­
зитарных болезней, впоследствии основателя Всесоюзного ин­
ститута малярии и медицинской паразитологии; в своей дис­
сертации он на основе тщательного изучения 21 больного в
Армении полностью подтвердил открытие Боровского. Талан­
тливая работа Марциновского, иллюстрированная прекрасны­
ми микрофотограммами, открыла еще одну страницу побед
отечественной науки.
В начале XX века П. Ф. Боровский становится хирургом-
консультантом городской больницы, открытой в Ташкенте, а
вскоре организует хирургическую больницу Красного креста,
в течение четверти века являющуюся самым крупным и
единственным в Центральной Азии хирургическим учрежде­
нием, куда стекались к знаменитому хирургу больные из
Ферганы, Закаcпия, Семиречья, Бухары и всех сопредельных
с Туркестаном стран — Персии, Афганистана и Западного
Китая.
В 1920 году, с открытием в Ташкенте медицинского фа­
культета, Боровский избирается на кафедру госпитальной хи­
рургической клиники. Он целиком отдается организации ме­
дицинского факультета, деканом которого вскоре становится.
На пустом месте была построена им прекрасная хирургиче­
ская клиника. Боровский создал блестящую среднеазиатскую
школу хирургов.
П. Ф. Боровский был крупнейшим ученым, талантливым
исследователем-хирургом, проработавшим на этом поприще
45 лет.
Его работа военным врачом в молодые годы и связанная
с ней строгая дисциплина наложили на Петра Фокича осо­
бый отпечаток. В нем всегда чувствовалась собранность,
строгая требовательность к себе и людям и прежде всего
огромная ответственность за вверенное ему дело. Чувствуя
себя подчас плохо, он все же приходил на три часа в клини­
ку и делал обход больных, тщательно осматривая всех опе­
рированных.
Когда произошла Великая Октябрьская социалистическая
революция, Боровский был уже сложившимся хирургом и уче­
ным. Он сразу понял великое значение происшедших истори­
ческих событий.
В 1925 году в Средней Азии состоялся II научный съезд
врачей. Боровский единогласно был избран почетным пред­
седателем этого съезда. Заняв председательское место, он
произнес следующие знаменательные слова:
«Времена, когда ученые считали, что наука существует
для науки, что ученым не пристало заниматься вопросами,
выдвигаемыми жизнью, канули в вечность. Наука в настоя­
щее время тесно связывается с жизнью как разработкой во-
234
просов, выдвигаемых жизнью, так и путем проведения науч­
ных приобретений и истин в широкие массы; таким путем
она делается мощным рычагом при строительстве жизни».
Энергия Боровского была неисчерпаема. Даже в преклон­
ном возрасте, невзирая на подтачивавшую его болезнь, он не
снижал темпов своей работы. В день смерти Петр Фокич
делал серьезные операции, затем работал в библиотеке ин­
ститута, которой заведывал, участвовал в заседании методи­
ческого бюро, энергич­
но отстаивая свои взгля­
ды на преподавание, —
и это несмотря на то,
что предыдущую ночь
провел почти без сна
из-за сильных болей в
сердце.
Дома вечером, не-
смотря на продолжаю­
щиеся боли, он зани­
мался чтением.
Он умер 16 декабря
1932 года в 2 часа но­
чи. Возле него нашли
раскрытую книгу—«Ан­
ти-Дюринг» Энгельса,
которую он читал с ка­
рандашом в руках. Он
умер на посту так, как
умирают большие лю­
ди...

Значение открытия
Боровского выходит да­
леко за рамки изучения П. Ф. Боровский (1932).
одной болезни. Оно за-
ключалось не только в том, что Боровский обнаружил возбу­
дителя пендинской язвы. Как вскоре выяснилось, своим откры­
тием Боровский положил начало разрешению проблемы так
называемых лейшманиозов.
Лейшманиозы
В начале XX века английские ученые Лейшман и Донован
занялись в Индии изучением изнурительной болезни, сопро­
вождавшейся лихорадкой и резким увеличением селезенки
и печени. Эта болезнь неизменно приводила к роковому
концу. Индусы окрестили ее названием «кала-азар», что зна­
чит «черная болезнь».
235
Вскоре в селезенке умерших от «черной болезни» Лейшман
и Донован нашли возбудителя этой болезни.
Каково же было удивление учёных во всем мире,когда
оказалось, что «кала-азар», дающая поголовную смерт­
ность, и кожная пендинская язва, всегда кончающаяся выздо-
ровлением, вызываются одинаковыми микробами. Яйцевидные|
тельца пендинской язвы и паразит «кала-азара»были порази¬
тельно похожи друг на друга.




Рис. 25. Внутренний лейшманиоз Рис. 26. , Больной лейшма-
у ребенка. ниозом- ребенок с огромной
селезенкой.
Но это было еще не всё. В Бразилии обнаружили новую
болезнь: обезображивающие язвы возникали не на коже, а на
слизистой оболочке рта и гортани. И эту болезнь вызывал
все тот же возбудитель пендинской язвы!
Все эти факты создавали путаницу в умах врачей. Непо­
нятно было, почему один и тот же возбудитель вызывает раз­
ные, совершенно не похожие болезни. Это была загадка, ко­
торую долго не могли разрешить. Так возникла проблема
лейшманиозов — по имени английского врача Лейшмана. Од­
нако правильнее было бы связать эту проблему с именем
Боровского, так как он первый обнаружил паразитов-возбу­
дителей перечисленных болезней.
Проблема лейшманиозов не ограничивалась основным во­
просом: почему один и тот же возбудитель вызывает разные
236
болезни? При изучении этих болезней обнаружилось еще мно-
го других загадочных обстоятельств.
Выяснилось, что на побережье Средиземного моря и в со­
ветских республиках Средней Азии и Закавказья, где чаще
встречаются больные лейшманиозом собаки, заражаются глав­
ным образом дети. В Индии же, где собаки не болеют «кала-
азаром», заражаются только взрослые.




Рис. 27. Кривая температуры при внутреннем лейшманиозе.

. .. Какая связь между заболеванием собак и детей.
Непонятно было, почему приезжие или поселенцы неизмен­
но заболевают пендинской язвой в голых песках Туркмении,
где до того не было ни людей, ни собак и где исключена воз­
можность занесения
пендинской язвы из
других мест.
Необходимо было
также разработать
способы распознава­
ния внутреннего лей-
шманиоза (кала-аза­
ра) и его лечения.
Чем только ни пробо­
вали лечить эту тя-
желую болезнь,—все
было бесполезно. Рис. 28. Больная лейшманиозом собака.
Наконец, надо
было объяснить, какими путями паразит попадает от боль­
ного к здоровому.
Сколько неразрешенных вопросов!
Мы можем с гордостью сказать, что большинство этих во­
просов успешно разрешили наши, советские ученые.
Расскажем о том, как удалось их разрешить.
Начнем с того, как был найден надежный способ лечения
лейшманиоза.
В медицинских журналах появились отдельные сообщения
о применении при лейшманиозе рвотного камня. Однако, ког-
237

<< Пред. стр.

стр. 27
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>