<< Пред. стр.

стр. 32
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

чиком азиатского возвратного тифа является клещ Ornithodo-
rus papillipes.
Ученые отличают его по нескольким тонким энтомологи­
ческим деталям — шагреневому хитину спинки и строению ла­
пок. За последнее время Евгений Никонорович с учениками
открыл еще новые виды клещей, которые передают азиатский
возвратный тиф.
274
Рис. 36. Дувал (забор) и часть стены хлева, в которых обитают клещи
орнитодорус.




Рис. 37. Мавзолеи в Байрам-Али, в которых обитают клещи орнитодорус.
Опыт на человеке — вот что решает вопрос об окончатель­
ном установлении переносчика.
Сотрудник лаборатории Павловского Латышев поставил по
установленному им обычаю опыт на самом себе. В 1926 году
в Ташкенте он накормил у себя на руке зараженных клещей,
приведенных из Гузара (Таджикистан). Вскоре он заболел.
Опыт удался.
Теперь уже этот эксперимент позади. Его повторило еще
несколько врачей. Но первый опыт, оказавшийся решающим,




Рис. 38. Переделанные на европейский лад постройки, обитаемые
клещами.

история болезни и температурная кривая, фотоснимок, изобра­
жающий нескольких впившихся в кожу Латышева клещей,
вошли навсегда в историю русской паразитологии.
Затем возник следующий важный вопрос — о хранителях
инфекции. Некоторые считали, что все дело в тифозных кле­
щах и что если продолжать с ними борьбу, то можно будет
справиться с болезнью. Но Павловский установил более слож­
ные пути, по которым возбудители инфекций, борясь за свое
существование в природе, проникают в животных и человека:
прицельные стрелы инфекции (так они показаны в висящей в
лаборатории Павловского стенной таблице) попадают то в
одно, то в другое животное, у которого ученый в природных
условиях обнаружил и клещей, и возбудителей азиатского ти­
фа — спирохет.
276
Много труда надо было затратить Павловскому, чтобы
выяснить, в каких животных и переносчиках спирохеты разви­
ваются, а в каких они находят свой «тупик». Сейчас это все
изображено в виде стройной схемы — по ней можно разобрать­
ся в тайной «игре интересов» классических паразитологичес-
ких звеньев: возбудитель — переносчик — хранитель инфекции.
Путаные лабиринты линий кончаются стрелками, и эти
стрелки, пройдя, например, через крысу, живущую в подполье,
затем через клещей, питающихся ее кровью, легко попадают в
незадачливого путника, который прилег отдохнуть в уют­
ной чайхане далекого горного кишлака. Однако если накор­
мить на больном азиатским возвратным тифом вошь, она вос­
примет спирохеты, но в ней они найдут свой «биологический
тупик». Инфекция не разовьется, вошь не может передать
азиатский возвратный тиф, так же как европейский возврат­
ный тиф не передается через клеща.
Павловский говорит: здесь действует закон строгого при­
способления. К сожалению, многие ученые довольствовались
тем, что постигли этот закон лишь внешне.
Павловский не успокоился на этом. Он и в отрицательном
находит положительное, как это делал всегда И. П. Павлов.
Он занялся именно «тупиками». В них он нашел также пер­
спективы развития своего учения о природной очаговости па­
разитарных болезней. Расшифровав механизм происхождения
«тупиков», он привел в единую стройную систему «тупики» и
прямые линии. Он указал, что факторы внешней среды при­
родного и животного характера могут препятствовать переда­
че возбудителя животным и от последних вновь переносчикам.
Для циркуляции возбудителя болезни, т. е. для осуществле­
ния передачи инфекции, необходимы благоприятные факторы
внешней среды.
Среди обширной группы животных Павловский нашел
«врагов» и «друзей» инфекционного агента. В последних ин­
фекция легко развивается, и спирохеты используют их как
хранителей своего вида.
Но, оказывается, иногда инфекционный агент умеет исполь­
зовать и животное, где он находит свой «биологический ту­
пик»: зараженный спирохетами клещ только питается кровью
этого животного, не вызывая у него заболевания, а затем пе­
редвигается к жилью человека — инстинкт подсказывает ему
стремление сменить пищу. Он переходит на человека, чтобы
питаться его кровью. Спирохеты попадают в кровь человека
и вызывают его заражение.
Эти наблюдения Павловского внесли серьезные поправки
в старые представления об эпидемиологии клещевого тифа.
Стала понятна возможность заболевания в очагах, где водят­
ся животные, сами не болеющие возвратным тифом, но пита­
ющие своей кровью клещей.
277
В целом учение Павловского привело к важнейшему прак­
тическому выводу о строгой географической очаговости мно­
гих паразитарных болезней.
Теперь мы можем сказать: вот здесь находятся постоянные
хранители инфекции или — иногда — животные, в которых
инфекция попадает в «тупик», но кровью которых питаются ее




Рис. 39. Пути циркуляции инфекции от грызунов к человеку (по
теории природной очаговости Е. Н. Павловского).

переносчики. Следовательно, всех этих мест надо опасаться.
Это облегчает, упрощает борьбу с болезнью.
В этом аспекте Павловскому принадлежит важная заслуга
в борьбе с паразитарными болезнями. Его учение заставило
практических работников перейти от демобилизующих разго­
воров о «завозе» болезней к бдительному изучению распро­
странения последних в определенных очагах, к исканию этих
очагов в природе. Учение о природной очаговости сыграло ог­
ромную роль в обнаружении тлеющих в животном царстве
местных очагов инфекций, которые от животных передавались
людям, вызывая массовые заболевания. Это учение является
наилучшей теоретической основой для разработанной в насто­
ящее время эпидемиологии клещевого возвратного тифа.
278
Клещи орнитодорусы гнездятся в пыльных щелях азиат­
ских дувалов, глинобитных стен и в пещерах. Орнитодорусы
настолько привыкли к этой обстановке, что предпочитают го­
лодать, чем двигаться куда-нибудь на охоту. Орнитодорус тер­
пеливо ждет, когда в его убежище забредет случайная жер­
тва — грызун, еж, свинья, человек, чаще всего путник, кото­
рый, будучи застигнут дождем или песчаным смерчем, устра­
ивается на ночлег, где попало — в закрытой пещере или за­
брошенной кибитке, служившей хлевом.
Интересно, что местное население давно подметило эту
эпидемиологическую деталь. Среди него существует такое
поверье: если путник, войдя «а ночлег, немедленно возьмет
с очага землю и, положив ее в рот, проговорит: «И я здеш­
ний», — клещи его не тронут. . .
Кто чаще всего является случайным путником? — задал
себе вопрос Павловский.
И ответил: это солдат, для которого любое укрытие в
пути служит ночлегом, но оно же грозит ему почти неизбеж­
ным заражением азиатским возвратным тифом.
Тогда Павловский поставил целью уберечь от клещевого
тифа воинские части, особенно в пограничных районах Тад­
жикистана, где он обнаружил множество очагов болезни. Пав­
ловский прежде всего добился, чтобы о клещевом тифе заго­
ворили в воинских приказах, наряду с малярией и дизентери­
ей. Санитарные части войск получили точные сведения о дис­
локации очагов клещевого тифа.
Огромная настойчивая работа академика Павловского при­
вела к блестящим результатам: в наших пограничных отрядах
нет заболеваний клещевым тифом, наши войска, совершившие
в 1941 году поход в Иран, не страдали этой болезнью. Л ведь
Иран считается колыбелью азиатского возвратного тифа,
одним из самых густых очагов его.
Это — истинное торжество науки, всепобеждающая сила
знания. . .
Учение о природной очаговости и таежный энцефалит
Приблизительно в 1932 году в уссурийской тайге появилась
новая болезнь. Она возникала в определенное время года,
именно в весенне-летние месяцы, поражая головной и спин­
ной мозг. Поэтому болезнь получила название весенне-летнего
энцефалита.
Экспедиция Л. А. Зильбера, направленная на Дальний
Восток в 1937 году, выяснила, что возбудитель болезни —
ультравирус, поражающий центральную нервную систему. Бы­
ло также установлено, что заболеванию всегда предшествова­
ло пребывание в тайге.
Там-то, очевидно, гнездится переносчик энцефалита. Но в
тайге водится свыше полутора сотен видов комаров, слепней,
279
мошек. Кто же из них передает человеку вирус при укусе?
Этот вопрос решили выяснить ученики Павловского. Они на­
правились в самый очаг эпидемии — район поселка Оборы.
Один из них уехал в сторону Приморья, а остальные при­
ступили к наблюдениям на месте, в тайге.
Прежде всего было установлено (Гуцевич), что лёт кома­
ров, слепней и мошек наиболее активен как раз в те месяцы,
когда заболевания энцефалита редки или их вовсе нет. Но
этого было мало. В лаборатории были поставлены опыты с
выловленными комарами, слепнями, мошками. Они были .на­
кормлены на больных энцефалитом, а потом их заставляли
сосать кровь мышей. Но мыши оставались здоровыми. . .
Тогда занялись упорной охотой за пастбищными клешами
иксодес.
Через несколько недель их принесли в лабораторию и на­
пустили на белых мышей.
Но тут возникло неожиданное осложнение: мыши не да­
вали клещам сосать себя — они тут же их поедали. . .
Однако опыт должен был быть доведен до конца. И было
придумано одно ухищрение. Мышам надели плотные ворот­
нички, и зверьки лишились возможности доставать до живо­
та, где теперь прочно обосновались клещи-кровососы.
Прошло десять дней, и одна мышь заболела: у нее отня­
лись задние ноги.
Немедленно было приступлено к широким опытам (Скрын-
гик)..Многие дни, недели, месяцы повторялись эти опыты. Но
исследователей постигла неудача: они не могли получить боль­
ше ни одного заражения. . .
Тогда решено было обратиться к Евгению Никаноровичу
Павловскому. Дали ему знать. . . Павловский и без того вни­
мательно следил за работой своих сотрудников, писал, кон­
сультировал. И он немедленно выехал.
Приехав на место, Павловский тщательно изучил все ма­
териалы, а затем собрал участников экспедиции.
—Вы забыли основы теории природной очаговости неко­
торых заразных болезней, — сказал Павловский собравшим­
ся. Инфекция гнездится обычно в дикой природе, далеко от
человеческого жилья, там, где перносчики могут иметь посто­
янный источник питания — таежных животных, а вы ловили
клещей, которые поближе...
Он посоветовал двинуться в самые недра тайги, — там,
быть может, удастся найти зараженных клещей и животных.
Эту смелую мысль поддержали все; она была обоснована
теорией Павловского, в которую верили его ученики.
Павловский пошел с ними. Всюду можно было видеть его
высокую широкоплечую фигуру в синем комбинезоне, с ка­
пюшоном поверх головы и рыбачьей сеткой, пропитанной ве­
ществом, отпугивающим клещей. Через плечо — неизменный
280
фотоаппарат, в карманах — пробирки, в руках — ящички и:
коробки. . .
Уловы были огромны. Клещи вылавливались на многих
животных — бурундуке, полевке, еже, кроте.
Но всякий раз, когда ставились опыты по передаче вируса
белым мышам (клещи кормились на мышах), ученых постига­
ла неудача.
Тут академик вспомнил своего учителя Холодковского и
взялся за препаровальную иглу.
Дни и ночи просиживал он за микроскопом или препаро-
вал клещей.
Он извлекал желудки, слюнные железы, кишечник, нервы,
готовил из них эмульсию и вводил мышам. Этот вариант опы­
та дал успешные результаты. Мыши заболели. И чаще всего
они заболевали после введения эмульсии слюнных желез кле­
щей. Теперь все стало ясно. Клещи передают инфекцию.
— Почему же нам так редко удавалось получать естествен­
ное заражение? — задал себе вопрос Евгений Никонорович.
Через несколько дней наблюдений он пришел к определен­
ным выводам.
— Знаете, в чем дело, — обратился он к сотрудникам. —
Я считаю, что клещи, заражая мышей при кровососании, вво­
дят им вирус постепенно, в маленьких дозах, и дают им воз­
можность за пять дней выработать иммунитет. Проверьте, по­
жалуйста, мышей на антитела.
Павловский не ошибся: у мышей были обнаружены анти­
тела.
Дальнейшие исследования полностью выяснили пути зара­
жения таежным энцефалитом: клещи получают вирус от бу­
рундука, ежа, полевки, крота, рябчика, дрозда и передают его
человеку.
Мало того, было установлено, что инфекция весьма прочно
обеспечила себе место в природе: клещи передают инфекцию
и своему потомству.
Однако наука не ограничилась изучением очагов и откры­
тием переносчиков. Академик Павловский разработал деталь­
ные меры защиты людей, побеждающих тайгу, — лесорубов
и строителей дорог, от нападения клещей. Он установил, что
пропитанная креолином рыбачья сетка, надетая на голову,
галстук или шарф, смоченные в скипидаре, отпугивают кле­
щей. Вместе с резиновыми сапогами, охраняющими ноги от
клещей, они выполняли спасительную роль. . .
Вскоре Смородинцев изобрел вакцину, которая предохра­
няла от заболевания в случае укуса клещей.
В 1940 году почти ни один из привитых этой вакциной не
заболел энцефалитом.


281
Заслуги академика Павловского перед отечественной на­
укой поистине огромны. И наше правительство высоко оценило
эти заслуги. Академик Е. Н. Павловский награжден высшими
орденами нашей страны.
Он — действительный член Академии наук СССР и Акаде­
мии медицинских наук СССР, руководитель Таджикского
филиала Академии наук СССР, президент Всероссийского об­
щества энтомологов, председатель Ленинградского паразито-
логического общества, член ряда зарубежных академий и на­
учных обществ.
Работы Павловского по клещевому энцефалиту удостоены
высшей награды — Сталинской премии первой степени.


ЛИТЕРАТУРА
К а с с и р с к и й И. А. и Б у р о в а Л. Ф., Тропические болезни Средней
Азии, Ташкент, 1936.
Л е ш Ф. А., Памяти Минха, Известия Киевского врачебного общества,
11, 1896.
М н н х Г. Н., Носители тифозной заразы, Врачебная летопись, 6, 1878.
М о ч у т к о в с к и й О. О., Экспериментальные исследования прививаемо­
сти тифа и других инфекционных болезней, Московский врачебный
вестник, 4, 1876.
М о ч у т к о в с к и й О. О., О прививаемости сыпного тифа, Русский ар­
хив патологии, 9, 1900.
П а в л о в с к и й Е. Н., К р о л ь М. Б. и С м о р о д и н ц е в А. А., Крат­
кие сведения о клещевом энцефалите, М . — Л . , 1940.
П а в л о в с к и й Е. И. Руководство по паразитологии человека с учени­
ем о переносчиках трансмиссивных болезней, М. — Л. 1946.
П а в л о в с к и й El H., Личные сообщения (1940).
П о п о в с к и й А., Законы жизни, М., 1949.
Х о л о д к о в с к и й Н. А., Курс энтомологии, СПБ., 1890.
Х о л о д к о в с к и й Н. А., Атлас человеческих глист, СПБ., 1899.
Х о л о д к о в с к и й Н. А., Большой энциклопедический словарь, СПБ.,
74, 1903.
ЛИКВИДАЦИЯ РИШТЫ И БОРЬБА С МАЛЯРИЕЙ
(Л. М. ИСАЕВ)
Первые шаги
Десятки больших рек, спускаясь с горных ледников в оази­
сы Узбекистана, отдают ненасытной земле свою влагу. И в
жемчужной долине Ферганы, и в изумрудных оазисах Зерав¬
шана из года в год зреют сказочные урожаи, выращиваются
чудесные плоды земли и «белое золото» — хлопок.
Испокон веков вода для народа Узбекистана была важней­
шей основой экономической жизни. Проводя бесконечные
арыки и каналы, народ мужественно и настойчиво отвоевы­
вал воду у иссушающего южного солнца.
Но неумолимы законы природы. В теплые долины, где
густо селятся люди, приходят за добычей бесконечные пред­
ставители животного царства.
Малярийный комар, едва заметные москиты флеботомусы,
муха цеце часто побеждали человека. Для Индии эти враги
иногда были опаснее войск английских завоевателей: когда
начинала свирепствовать малярийная эпидемия, население
Индии впадало в панику; оно покидало зараженные места
или, видя в эпидемиях промысел божий, покорно отдавалось
во власть болезней и... вымирало...
Человек и паразитический мир — два лагеря, которые по­
истине можно назвать враждующими.
Смерть вечно стерегла оазисы.
Почти поголовная малярия, страшная ришта — эти порож­
дения водной стихии — вошли, казалось, в обиход феодально-
г о царского Узбекистана.
Борьбы с этими болезнями не велось. Предоставленное
своей участи население мирилось с ними, ибо считало их
своей неизбежной и горькой судьбой, лишь иногда ища спа­
сения у невежественных знахарей-табибов.
Но вот совершается Великая Октябрьская социалистиче­
ская революция, приходят в Среднюю Азию новые люди,
ученые-энтузиасты, отдающие себя целиком одной идее —
победить массовые болезни.
283
К их числу принадлежал Леонид Михайлович Исаев.
Окончив в 1912 году Военно-медицинскую Академию, он
увлекся изучением паразитарных болезней. Его мечтой было
путешествовать и исследовать неизведанные страны. Такой
неизведанной страной казалась ему Средняя Азия. И в 1922
году он уехал в Бухару, где
основал первый в Средней
Азии Тропический институт.
Здесь он начал борьбу с
малярией и риштой. Каза­
лось, это непосильная задача
при почти полном отсутствии
сети тропических организа­
ций в республике.
К тому же доктор Исаев
был молод. Но молодость не
помешала ему совершить на­
учный подвиг.
На многих научных до­
кладах и совещаниях мы ча­
сто видели скромную фигуру
молодого исследователя в
неизменной широкополой
тропической шляпе. Мы слы­
шали блестящие по форме,
замечательные доклады, в
которых излагались разум­
Рис. 40. Ришта в подкожной клет­
ные планы.
чатке.
И все невольно проника­
лись уважением к смелому борцу...
Однако некоторые думали, что до победы далеко... Им ка­
залось: жизнь и работа Леонида Михайловича Исаева — это
интересная героическая поэма молодого исследователя, а его
открытия о заражении риштой человека, так красиво им
излагаемые, это не больше чем решение отвлеченной научной
проблемы.
Но дальнейшая деятельность Л. М. Исаева — прямое до­
казательство того, что подлинные научные достижения в со­
ветскую эпоху находят себе прямой путь в жизнь.
О риште
В 1932 году Л. М. Исаев впервые в истории Востока по­
бедил страшную болезнь — ришту.
Ришта — это метровой длины червь, который живет и раз­
множается в человеческом организме.
Ришта распространена во многих странах Востока, в Аф­
рике и Южной Америке. Главные очаги ее находятся в Афри-
284
ке, по западному ее побережью, в Малой Азии, Персии и
Индии.
Ришта была также распространена в Средней Азии.
Наиболее интенсивного распространения эта болезнь достигла
в Бухаре. Здесь ришта представляла буквально бедствие для
населения, причем это бедствие усугублялось отсутствием
каких-либо мер борьбы с болезнью.
Какой-то безнадежной обреченностью звучали в песнях
узбеков и таджиков следующие строфы:
Послушайте, друзья, про горе риштойное,
Как обездолило меня горе риштозное.
Не поминай ришты, пусть в могилу уйдет она...
Говорю про горе риштозное...
Пусть нить ее в могилу уйдет, погибнет,
Как тяжки мученья мои...
Хожу измученный риштой...
Говорю про горе риштозное...
Ришта приводит в недоумение даже Рустам -Достон и 1
Бар-Зуи Дехкон!
Говорю про горе риштозное...
Болезнь эта не поддается ни лекарству, ни мазям.

<< Пред. стр.

стр. 32
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>