<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

этим м о ж н о было о б ъ я с н и т ь многие отрицательные результаты
прежних о п ы т о в .
П а в л о в впервые ввел в о в р е м я физиологических о п е р а ц и й
все п р и е м ы , п р и м е н я е м ы е п р и о п е р а ц и я х н а людях: н а р к о з ,
асептику, остановку к р о в о т е ч е н и я , тщательный послеопера­
ц и о н н ы й уход. Д л я соблюдения всех этих условий, п р и его
л а б о р а т о р и и было с о з д а н о о п е р а ц и о н н о е отделение, наблюде­
н и е за к о т о р ы м П а в л о в поручил с п е ц и а л ь н о п р и г л а ш е н н о м у
известному строгой асептикой в работе хирургу. К р о м е т о г о ,
было оборудовано с п е ц и а л ь н о п р и с п о с о б л е н н о е п о м е щ е н и е —
так н а з ы в а е м а я «собачья клиника» для ухода за ж и в о т н ы м и
в послеоперационном периоде.
В н а ш е в р е м я н а д л е ж а щ и м образом оборудованные о п е р а ­
ц и о н н ы е и к л и н и ч е с к и е о т д е л е н и я , обеспечивающие уход за
о п е р и р о в а н н ы м и ж и в о т н ы м и , сделались о б я з а т е л ь н ы м и д л я
всякой физиологической лаборатории. Э т и м ф и з и о л о г и -
ческая наука обязана Павлову.
П а в л о в очень любил ж и в о т н ы х . Д е л а я о п е р а ц и ю , о н стре­
м и л с я п р и ч и н я т ь с о б а к а м н а и м е н ь ш у ю б о л ь , к а к будто перед
н и м был больной ч е л о в е к . П о о к о н ч а н и и о п е р а ц и и о н окружал
животное особой заботой и и с к р е н н о радовался его в ы з д о р о в ­
лению.
К а к бы в ответ на выступления буржуазных а н т и в и в и с е к ­
ц и о н н ы х о б щ е с т в , которые н е р е д к о и з б и р а л и П а в л о в а м и ­
ш е н ь ю д л я своих н а п а д о к , И в а н П е т р о в и ч п о ж е л а л , чтобы н а
барельефе п а м я т н и к а собаке в Колтушах были высечены с л е ­
дующие с л о в а :
«Пусть с о б а к а , п о м о щ н и ц а и друг человека с доисто­
рических в р е м е н , п р и н о с и т с я в жертву н а у к е , но н а ш е
достоинство обязывает н а с , чтобы э т о происходило н е п р е ­
м е н н о и всегда без ненужного мучительства».

Д а л е е , П а в л о в установил н а л и ч и е особых нервных в о л о к о н ,
управляющих с е к р е ц и е й . П е р в ы е его опыты в этом н а п р а в л е ­
н и и были проведены н а поджелудочной ж е л е з е . О н и были
просты, но чрезвычайно я р к и и демонстративны. П а в л о в в ы ­
с к а з а л п р е д п о л о ж е н и е , что п е р е м е н н ы й успех опыта с р а з д р а ­
ж е н и е м блуждающего н е р в а , то д а ю щ е г о , то не дающего от­
деление поджелудочного с о к а , зависит от н а л и ч и я в стволе
этого нерва специальных т о р м о з я щ и х нервных в о л о к о н . П о -

37
этому-то раздражение свежеперерезанного нерва одновремен­
но с возбуждением положительно действующих волокон
возбуждает и тормозящие волокна, в результате чего оконча­
тельный секреторный эффект всегда является равнодействую­
щей из этих двух противоположно действующих факторов.
Как ослабить этот отрицательный тормозящий фактор, чтобы
без помехи выявился положительный секреторный эффект?
Чтобы осуществить задуманный опыт, Павлов решил раз­
дражать блуждающий нерв не с е й ч а с же после перерезки,
а спустя несколько дней, когда в периферическом его отрезке
уже развились процессы перерождения. За три дня до опыта у
собаки с фистулой поджелудочной железы на шее обнажали
блуждающий нерв и после перерезки брали его на нитку.
После этого на рану накладывали поверхностные швы. Перед
решающим опытом швы снимали, а нерв раздражали в тече-
н и е 1 — 2 м и н у т коротким прерывистым электрическим током.
Таким образом точно устанавливалась роль нервной системы
в секреторных процессах организма.
Экспериментальное доказательство наличия секреторных
нервов для желудка и поджелудочной железы, открытие П а в ­
ловым не только возбуждающих, но и тормозящих агентов,
влияющих на секреторную иннервацию, создало прочный фун­
дамент для лечебных мероприятий клиницистов. Клиницисты
научились разбираться в причинах повышенной и пониженной
секреции и соответствующим образом выбирать правильные
пути лечения этих состояний.
Эти открытия сразу выдвинули Павлова в первые ряды
крупнейших естествоиспытателей.
Поставив себе целью разработать до конца основные гла­
вы физиологии пищеварения, Павлов не остановился на этом.
Он стремился обеспечить максимальную точность своих на­
блюдений, а для этого необходимы были длительные, повтор­
ные исследования.
Чтобы иметь возможность вести наблюдения длительно и
именно тогда, когда уже прекратилось побочное влияние так
или иначе травмирующей животное операции, Павлов добился
идеального осуществления «метода хронических фистул».
И здесь Павлов проявил достойную классика естествознания
тонкую наблюдательность: он подметил простые, но важные
детали. Ведь мало изящно и быстро сделать операцию, как
это умел Павлов. Надо было выходить оперированное живот­
ное и поставить на нем опыт, не н а р у ш а я н о р м ы , так
сказать, физиологичности этого опыта. На этом пути у
Павлова было немало трудностей. Так, он заметил, что
вытекающий сок, обладающий переваривающей способностью,
разъедает кожу живота и образуется большая рана, от кото­
рой животное очень страдает; рана кровоточит, подвергается
инфекции, что часто приводит к смерти животного. Кроме то-

38
го, большая потеря поджелудочного сока, содержащего, как
известно, много щелочных солей, вызывает резкое истощение
собаки, а иногда ее смерть.
Внимательно обдумав все эти препятствия, Павлов решил
вне опыта закрывать фистульное отверстие и тем самым пред­
упредить излишнее истечение сока. Кроме того, он вводил
собакам соду, которая компенсировала потерю щелочей через
фистулу.
Это сразу дало прекрасные результаты. У собак прекрати­
лись жестокие судороги, связанные с недостатком щелочей.
Они перестали худеть и гибнуть.
Оставалось справиться с разъеданием кожи живота, про­
тив которого у Павлова еще не было эффективного средства.
Правда, он часто обмывал собакам живот, подставлял им на
несколько часов стакан с воронкой, подвязанной к месту вы­
хода сока, но все это мало помогало.
Павлов и здесь победил благодаря своей исключительной
наблюдательности.
Однажды Павлов заметил, что около оперированной соба­
к и , сильно страдавшей от разъедания кожи, лежала куча шту­
катурки, а кожа вокруг раны была в лучшем состоянии, чем
в предыдущие дни.
Павлов перевел собаку в другую половину комнаты. На
утро он застал собаку за следующим занятием: она энергич­
но скребла стену, собирала штукатурку в кучу около себя
и ложилась раной на эту кучу. Состояние раны явно улучши­
лось, разъедание кожи становилось меньше. Тогда Павлов
распорядился сделать оперированным собакам подстилку из
пористого материала ( п е с к а ) , что и не замедлило дать пре­
красные результаты.
Так была устранена последняя трудность в выхаживании
собак после операции, благодаря «подсказу» самой же со­
баки.
Насколько Павлов ценил такие важные наблюдения в
своей работе, детали которой он филигранно отделывал, сви­
детельствует тот факт, что он увековечил этот случай со
штукатуркой на барельефе памятника собаке, где была сде­
лана следующая надпись:
«Разломав штукатурку и сделав из нее пористую
подстилку, собака подсказала экспериментатору прием,
благодаря которому истекающий из искусственного отвер­
стия поджелудочный сок не разъедает брюха. И. П.».
Таким образом, П авл ов является осново-
п о л о ж н и к о м п о д л и н н о н а у ч н о й о п е p а т и в н о-
экспериментальной ф из и оло г и и . В процессе
изучения проблем п и щ е в а р е н и я и в дальней­
шем п р о б л е м в ы с ш е й нервной деятельности
39
он р а з р а б о т а л совершенно новые действи-
тельно физиологические методы экспери­
м е н т а и о п е р и р о в а н и я на ж и в о т н ы х , а т а к ж е
п о с л е о п е р а ц и о н н о г о ухода за н и м и .
Физиологические и болезненные процессы очень слож­
ны и многообразны, и потому научная медицина подхо­
дит очень осторожно, тонко к их трактовке. К сожалению, в
медицине появилось большое количество ярких сторонников
какой-нибудь излюбленной односторонней теории, пытающей­
ся упрощенно объяснять факты. Интересно, что ученые, сто­
ронники этих «теорий», находят подтверждение своим поло­
жениям в «блестящих» экспериментах... на животных и
механически переносят результаты своих опытов в клинику,
на человека.
Отличие Павлова от этих ученых заключается в том, что
он строил свои классические заключения на доброкачествен­
ной методике исследований. Плохая методика исследований в
физиологии — источник ошибочных выводов.
Павлов был увлекающийся ученый, но он умел во-время
схватывать полет мыслей «железными щипцами фактов».
И каких фактов! .. Самых доброкачественных, сотни раз
выверенных в различных направлениях и добытых в самых
физиологических условиях эксперимента.
«Чем полнее будет проделан опыт на животных, тем менее
часто придется больным быть в положении опытных объектов
со всеми печальными последствиями этого», — писал Павлов.
По мере того как разрешение основных вопросов физиоло­
гии пищеварения близилось к концу, у Павлова назревали но­
вые идеи. Различными путями он приближался к тому, что
составило эпоху в современной физиологии и клинике.
Мысль о связи нервной системы с деятельно­
стью в н у т р е н н и х о р г а н о в , в ч а с т н о с т и , пище­
варительного аппарата, становится основной мыслью Павлова.
И в доказательство этой мысли он ставит блестящий опыт,
который известен во всем мире как «опыт с мнимым кормле­
нием».
Однажды он пришел в лабораторию особенно сосредото­
ченным и, надев халат, тут же приказал своей сотруднице
Шумовой-Симановской готовиться к операции.
Когда Павлов готовился к постановке какого-нибудь н о в о -
го по замыслу опыта или интересной операции, сотрудники
сразу замечали в нем перемену. В нем чувствовалась какая-то
напряженность, напряженность творческого взлета, которая
вот-вот разразится большим и блестящим действием. Павлов
становился весь как бы собранным для того, чтобы сделать
смелый прыжок вперед.
«Какую операцию вы хотите проделать, И в а н Петро­
вич?» — робко спросила сотрудница.
40
И в а н П е т р о в и ч р а з ъ я с н и л , что ничего необычайного о н н е
намечает, что все э т о будет очень п р о с т о , но ч р е з в ы ч а й н о и н ­
т е р е с н о . И тут же П а в л о в обрисовал сотрудникам (к моменту
о п е р а ц и и их собралось м н о г о ) во всей полноте картину о п е ­
р а ц и и и ее огромное научное з н а ч е н и е .
П а в л о в приступил к о п е р а ц и и . Он н а л о ж и л с о б а к е желу­
дочную фистулу, чтобы иметь в о з м о ж н о с т ь к о р м и т ь ее через
желудок, ибо после о п е р а ц и и п е р е р е з к и пищевода п и щ а д о л ж ­
н а была б ы п р о в а л и в а т ь с я наружу. З а т е м о н перерезал п и щ е ­
вод на уровне ш е и и обеспечил п р и ж и в л е н и е к о н ц о в п и щ е в о ­
да по углам р а н ы .




Р и с . 1. Схематическое изображение собаки с фисту­
лой желудка и перерезанным пищеводом (опыт
мнимого кормления.
ВО — отверстие верхнего отрезка пищевода; НО —
отверстие нижнего отрезка пищевода; Ф — канюля,
вставленная в фистулу желудка; Ж— желудок.

О п е р а ц и я была с е р ь е з н а я , и, для того чтобы собака в ы ­
ж и л а , п о н а д о б и л с я т щ а т е л ь н ы й уход. П а в л о в сам к о р м и л
собаку, б е р е ж н о в к л а д ы в а я куски мяса через фистулу п р я м о
в желудок.
П р о ш л о несколько недель.
П о с л е того к а к р а н а на ш е е зажила и пищевод т а к и м о б ­
р а з о м был открыт наружу, П а в л о в приступил к опыту.
Служитель в н е с миску с хлебом и м е л к и м и кусочками
м я с а и поставил перед с о б а к о й , стоявшей в с т а н к е . С о б а к а
ж а д н о н а б р о с и л а с ь на п и щ у . О н а хватала ртом кусочки м я с а ,
хлеб, делала глотательные д в и ж е н и я , но п и щ а в ы в а л и в а л а с ь
наружу через отверстие п и щ е в о д а . С о б а к а тем не менее п р о ­
должала глотать п и щ у , а п и щ а через н е с к о л ь к о секунд снова
падала н а п о л .
« М ни м ое кормление!» — сосредоточенно с к а з а л П а в л о в .
А в э т о в р е м я , н е с м о т р я на то что п и щ а не с о п р и к а с а л а с ь
с внутренней поверхностью желудка, в с т е к л я н н ы й ц и л и н д р ,

41
подвешенный к отверстию желудочной фистулы, вытекал же­
лудочный сок.
Опыт произвел на присутствующих сильное впечатление.
Его значение для науки было так велико, что в течение года
он стал известен всему миру. Павлов доказал этим опытом
огромную роль нервной системы в акте пищеварения. Он до­
казал, что для выделения желудочного сока отнюдь не обяза­
тельно соприкосновение пищи с желудком.
Для физиологической деятельности желудка достаточно
ч и с т о п с и х и ч е с к о й р е а к ц и и в ответ на раздраже­
ние пищей чувствительных нервных окончаний, заложенных в
слизистой оболочке языка и рта. При схватывании, разжевы­
вании и глотании пищи эти чувствительные окончания неиз­
бежно возбуждаются; от них раздражение идет в центральную
нервную систему, потом оно охватывает высшие центры, вы­
зывая то или иное « п и щ е в о е в о з б у ж д е н и е», а затем по
блуждающему нерву направляется к клеткам желудочных же­
лез, в результате чего начинается отделение желудочного сока.
Саноцкий, углубляя исследования своего учителя, видо­
изменил опыт Павлова следующим образом: он не кормил, а
поддразнивал собаку с выведенным наружу пищеводом, пока­
зывая ей ту или иную пищу. Оказалось, что при таком спосо­
бе раздражения у собаки тоже начинал отделяться желудоч­
ный сок, причем, если ее поддразнивали вкусной пищей (на­
пример, м я с о м ) , количество сока было очень велико.
Становилось ясным, что для отделения этого сока вовсе не
обязательно раздражение нервных окончаний в полости рта
при жевании пищи, а достаточно только «психического» п и ­
щевого возбуждения.
Для окончательного подтверждения этой мысли Павлов
придумал следующий остроумный опыт. Он приучил собаку с
перерезанным пищеводом глотать камешки. Служитель клал
собаке камешки в рот, она «жевала» их и проглатывала (кам­
ни при этом выпадали), но в ответ на это не выделялось ни
одной капли сока. Это прямо указывало, что если пища не
вызывает «психического» пищевого возбуждения ( к а м н и ! ) , то
сокоотделения не наступает.
Однако тут же у Павлова возникло возражение. Правда,
это была только деталь, но Павлов любил отделывать каждый
опыт до ювелирной тонкости. Он нередко занимался своеобраз­
ным «самобичеванием экспериментатора», придумывая самые
неожиданные нападки на свои же собственные опыты.
Не имеет ли здесь значения то обстоятельство, — спросил
он себя, — что опыт над собакой производился с известным
насилием, ей вкладываются камни в рот против ее желания,
опыт получается не совсем физиологичным?
И вот Павлов занялся поисками такой собаки, которую мо­
жно было бы обучить самостоятельно глотать к а м н и . Вскоре
42
он нашел такую собаку, и со свойственным ему упорством
принялся обучать ее глотать камешки.
Когда собака постигла это несложное, н о , очевидно, не­
приятное для нее искусство, П а в л о в , всегда полный призна­
тельности экспериментальным животным за огромные услуги,
оказываемые ими науке, воскликнул: «Собака еще раз п о ­
могла нам в достижении истины!».
Этот опыт подтвердил концепцию Павлова «о психическом
соке». Несмотря на произвольное проглатывание камешков,
отделения желудочного сока у собаки не наступило.
«Очевидно,—сформулировал Павлов в своем протоколе,—
что химические и механические раздражения полости рта бес­
сильны вызывать рефлекторное раздражение секреторных
нервов желудка.
. . . И т а к , что же такое есть при акте мнимого кормления,
чего мы не могли произвести при наших аналитических пере­
численных и частью показанных опытах? Осталось только
одно — это страстное желание еды и ощущение удовлетворе­
н и я , наслаждения, испытываемого при еде».
Хотя Павлов при трактовке этого опыта пользовался тер­
минами психологов-субъективистов, тем не менее самое суще­
ство этого опыта было глубоко материалистично: «психиче­
ские переживания» животного при мнимом кормлении
рассматривались Павловым сами по себе как материальные
процессы, ибо они выражались таким сугубо материальным
явлением, как отделение желудочного сока. В этом опыте
проглядывали контуры будущего «обратного метода» П а в ­
лова: по количеству отделяемого желудком (пищеварительной
железой) секрета объективно изучать высшую нервную дея­
тельность животного.
Без всякого преувеличения можно ска­
з а т ь , что в э т о м блестящем опыте з а л о ж е н а
основа одного из величайших открытий в
ф и з и о л о г и и — учения о неразрывной связи
между психической сферой и в н у т р енни м и
органами.
Практически же этот опыт привел прежде всего к очень
важному достижению. Павлову удалось упростить получение
натурального желудочного сока, крайне необходимого для
лечения больных, у которых недостаточно или совсем нет же­
лудочного сока. Раньше этот сок добывали у собак через
обычную фистулу, но сок был смешан с пищей, и его надо
было очищать путем фильтрования. При мнимом кормлении
пища не попадала в желудок, и сок выделялся в чистом виде.
Павлов открыл в своей лаборатории целую фабрику же­
лудочного сока. Своеобразно выглядела эта фабрика: вместо
машин живые собаки, стоящие в станках и выделяющие из
фистул в подставленные сосуды желудочный сок.
43
Но это было «производственное» достижение опыта с
мнимым кормлением.
Более важным было использование этого
з н а м е н и т о г о опыта для к л и н и к и .
В с а м о м деле, если вкусовое р а з д р а ж е н и е я з ы к а и возбуж­
дение видом вкусной п и щ и способствуют обильному отделе­
н и ю желудочного с о к а , т о , о ч е в и д н о , в случае понижения
с е к р е ц и и желудка н а д о стремиться к п о в ы ш е н и ю сокоотделе­
н и я путем психических р а з д р а ж е н и й .
Отсюда в о з н и к л и н о в ы е з а к о н ы диэтетики и п и т а н и я .
Путем р а с ш и р е н и я опытов над с о б а к а м и П а в л о в подтвер­
дил з н а ч е н и е психического ф а к т о р а в с о к о о т д е л е н и и . Т а к ,
н а п р и м е р , он приучал собак есть в определенное в р е м я , а з а ­
тем о к а з а л о с ь , что достаточно было собаке услышать в это
в р е м я звук п р и б л и ж а ю щ и х с я ш а г о в служителя, к а к у нее
н а ч и н а л о с ь с о к о о т д е л е н и е . З н а ч е н и е этого н а б л ю д е н и я д л я
к л и н и к и было огромно.
Ком у не и з в е с т н о , ч т о , н а п р и м е р , стук расставляемых на
столе перед обедом тарелок вызывает у человека выделение
«психического» сока? П а в л о в , л ю б и в ш и й ш и р о к о пользовать­
с я я р к и м и э п и т е т а м и , н а р о д н ы м и с л о в е ч к а м и , которые о н ч е р ­
п а л и з н е и с с я к а е м о г о кладезя русского я з ы к а , остроумно н а ­
звал этот а п п е т и т н ы й с о к «запальным», уподобляя его к а к
б ы с п и ч к е , служащей для з а ж и г а н и я горючего.
К с о ж а л е н и ю , люди в своей повседневной ж и з н и н е д о о ц е ­
нивают огромного з н а ч е н и я д л я з д о р о в ь я павловских и с с л е ­
дований по пищеварению.
Вопросы п и т а н и я , самого обычного я в л е н и я в ж и з н и , и н о ­
гда менее всего известны л ю д я м . И з - з а этого человек н е р е д к о
вносит в акт еды много н а р у ш е н и й , часто расстраивает уста­
н о в и в ш и й с я ритм работы п и щ е в а р и т е л ь н о г о а п п а р а т а , п р о я в ­
л я я торопливость в еде, не умея создать соответствующее н а ­
строение перед едой и, следовательно, не умея использовать
в ы д е л е н и я «психического» с о к а . А какое важное значение
имеет о б с т а н о в к а , в которой п р и н и м а е т с я п и щ а ! Плохо на­
к р ы т ы й стол, антигигеничные у с л о в и я , г р я з ь , мухи и п р . п о ­
давляют через центральную нервную систему секреторную и
двигательную ф у н к ц и ю желудочно-кишечного тракта, нару­
шают е е п р а в и л ь н ы й , п р и в ы ч н ы й р и т м .
Есть л ю д и , которые едят всего один р а з в сутки. О н и п р и ­
н и м а ю т огромное количество п и щ и в о д и н п р и е м , чуть ли не
все необходимые человеку 3 000 к а л о р и й ! . . Т а к и м образом
желудку приходится в ы п о л н я т ь за один р а з работу, р а с с ч и ­
танную на ц е л ы й д е н ь ; п р и этом желудок р а с ш и р я е т с я , му­
скулатура его с годами слабеет. То же происходит и с к и ш ­
ками. Секреция их не в состоянии обеспечить сразу
п е р е в а р и в а н и е т а к о й огромной п и щ е в о й м а с с ы ; мускулатура
их не в силах продвинуть эту массу до выхода. В результате

44
нарушается двигательная ( м о т о р н а я ) и с е к р е т о р н а я ф у н к ц и я
всего желудочно-кишечного т р а к т а . Э т и люди п р е в р а щ а ю т с я
в мучеников.
П и щ е в а р и т е л ь н ы й а п п а р а т — эта с в о е о б р а з н а я т о п к а , через
которую подвозится в о р г а н и з м т о п л и в о , п р е д н а з н а ч е н н о е
поддерживать п р о ц е с с г о р е н и я , т . е . ж и з н ь живого о р г а н и з ­
ма, — отказывается принимать топливный материал.
Восстановить нарушенную ритмику п и щ е в а р и т е л ь н о й труб­
ки с т а н о в и т с я и з о д н я в день все более и более трудным.
П а в л о в в своих работах блестяще показал, что «п и-
щ е в а р и т е л ь н ы й тракт есть огромная лабора­
тория, имеющая лишь отдельные подразде­
ления в виде цехов».
И действительно, в к л и н и к е мы в и д и м , что п о р а ж е н и е од­
ного отдела п и щ е в а р и т е л ь н о й трубки ц е п л я е т с я за другое, и
трудно уже распутать этот гордиев узел непрерывных р а с ­
стройств, где за длительным з а п о р о м (страдание к и ш е ч н и к а )
следует п о д а в л е н и е а п п е т и т а , влекущее за собой плохую в ы ­
делительную и двигательную ф у н к ц и ю желудка, п р и в р а т н и к а .
П р и е м ж е п и щ и п р и п о д а в л е н н о м аппетите вызывает, к а к м ы
видели в опытах с м н и м ы м к о р м л е н и е м , отрицательную п с и ­
хическую р е а к ц и ю , а последняя, вследствие тормозящих
нервных в л и я н и й , н е способствует с о з д а н и ю б л а г о п р и я т н о й
о б с т а н о в к и д л я пищеварительных процессов в желудке и к и ­
шечнике.
Н е к о т о р ы е пытались упрекать П а в л о в а в сугубой теоре­
тичности его и с с л е д о в а н и й . Это с о в е р ш е н н о н е в е р н о . М а л о кто
из ученых сделал так много непосредственно д л я п р а к т и к и ,
как Павлов.
В н а ш е й стране с о з д а н ы все п р е д п о с ы л к и д л я п р и м е н е н и я
н а п р а к т и к е п а в л о в с к о г о учения о п и щ е в а р е н и и . Е с л и б ы ш и ­
р о к и е массы людей и врачи глубоко, п о - н а с т о я щ е м у , и с п о л ь ­

<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>