<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

зовали в деле п и т а н и я учение П а в л о в а , то м о ж н о с уверен­
ностью с к а з а т ь , что количество з а б о л е в а н и й желудочно-ки­
шечного тракта уменьшилось б ы в о м н о г о р а з .
Когда-то у Льюиса в « Ф и з и о л о г и и обыденной ж и з н и » б ы ­
ла в ы с к а з а н а м ы с л ь : «Все части п и щ е в о г о к а н а л а сочувствен­
н ы » . Н о Л ь ю и с д о к а з ы в а л свою м ы с л ь неглубокими ж и т е й ­
с к и м и н а б л ю д е н и я м и . П а в л о в же с учениками обосновал эту
мысль блестящими классическими экспериментами.
О п е р а ц и и и р а з р а б о т а н н ы е П а в л о в ы м методы н а б л ю д е н и й
дали в о з м о ж н о с т ь наблюдать в ф и з и о л о г и ч е с к о м опыте р а б о ­
ту желудка, п е ч е н и , поджелудочной ж е л е з ы и к и ш е ч н и к а , а
также учитывать теснейшую в з а и м о с в я з ь этих п и щ е в а р и т е л ь ­
ных о р г а н о в , зависимость их от с о с т о я н и я всего о р г а н и з м а и
условий окружающей с р е д ы .
В л и я н и е о р г а н и з м а в ы я в и л о с ь и в замечательных н а б л ю ­
дениях ш к о л ы П а в л о в а ( И . П . Р а з е н к о в ) , которые п о к а з а л и ,

45
что отделение желудочного секрета зависит не только от
нервных влияний (нервно-рефлекторная фаза желудочного
сокоотделения), но и от вторичного действия химических ве­
ществ, образующихся в результате расщепления пищи фер­
ментами пищеварительных соков; эти химические вещества,
всасываясь в кровь, действуют на железы желудка гумораль­
ным путем.
Так было создано стройное учение о единстве всего пи­
щеварительного аппарата и о взаимосвязи его функций с
деятельностью всего организма при руководящей роли нерв­
ной системы (нервизм).
Из р а б о т П а в л о в а м о ж е т б ы т ь с д е л а н , та­
ким о б р а з о м , вывод, н а с к о л ь к о в а ж н о сохра-
нение целостности и здоровья к а ж д о й ча­
с т и ч к и в с е й э т о й б о л ь ш о й , но г а р м о н и ч е с к и
слаженной системы.
Чтобы был здоров желудок, надо ухаживать за зубами, за
полостью рта; чтобы был здоров кишечник, надо щадить же­
лудок, не нарушать установившегося ритма питания.
Отсюда же можно сделать вывод, что диагноз ахилическо-
го катарра желудка 1 является лишь а н а т о м и ч е с к и м
м е с т н ы м диагнозом, но с точки зрения учения Павлова
клиницист должен за этим катарром искать поражение функ­
ции и поджелудочной железы (понижение ее секреции), и пе­
чени и понять причину наступающего при этом катарре
расстройства кишечника (так называемые «ахилогенные» по­
носы в силу плохого переваривания пищи в верхних отделах).
С точки зрения павловского учения нам понятно также, поче­
му при заболевании толстой кишки — хроническом колите —
отмечается отсутствие аппетита, понижение сокоотделения и
атоническое состояние желудка — органа, отделенного от тол­
стого кишечника шестью метрами тонких кишок. При этом
включаются, с одной стороны, нервные связи: иннервация
толстых кишок, связанная с иннервацией желудка через соот­
ветствующие центры, как бы сигнализирует о болезненных
явлениях желудку. Кроме того, понижению функции желудка
способствуют и яды (токсины), образующиеся в толстых к и ш ­
ках при колите и всасывающиеся в кровь (отсюда и возникло
учение о болезнях желудка, возникающих вследствие всасы­
вания ядов в кровь и выделения этих ядов через желудочную
стенку). Понимание всего этого приведет врача и самого боль­
ного к правильным установкам лечебного порядка: л е ч и т ь
желудок не значит лечить только желудок;
надо упорядочить процесс жевания, следовательно, привести в
норму зубной аппарат; надо назначить такую пищу, чтобы она

1
Катарр желудка с отсутствием соляной кислоты и пепсина в же­
лудке.

46
не задерживалась в кишечнике, не вызывала запоров, надо
позаботиться и о нервной системе больного. Таким образом,
Павлов научил нас тому, что сейчас называют на языке спе­
1
циалистов «антропотерапией» , т. е. умением лечить не один
больной орган, а систему органов, весь организм человека.
Последняя серия работ Павлова, посвященных пищевари­
тельному тракту, касается так называемого «малого желудоч­
ка», «изолированного желудочка», или, как Павлов первона­
чально его назвал, «уединенного желудочка».
Огромное научное значение этого метода заключается в
том, что Павлову удалось изолировать меньшую часть желуд-




Р и с . 2. Схема операции образования изолированного желудочка по Павлову.
I — нормальный желудок, на котором линией АВ показано место разреза;
С — будущий малый желудочек; 1 — пищевод; 2 — разветвление нерва по
большой кривизне; 3 — выход из желудка в к и ш к и ; 4 — разветвление нерва
на малой кривизне.
И — желудок после операции (малый павловский желудочек); V — большой
желудок; S — малый желудочек; А — А — отверстие фистулы малого желудочка.

ка от большей и получить таким образом чистый желудочный
сок без примеси пищи, которая мешала точной оценке секре­
ц и и , происходящей под влиянием различных раздражителей.
Работа малого желудочка Павлова являлась как бы зер­
кальным отражением работы большого желудка. Остроум­
ное предложение Павлова состояло в том, что желудок раз­
делялся на две части — большую и малую. Большая часть
продолжала работать для животного, а малая — служила для
научного исследования. В м а л о м ж е л у д о ч к е о т р а ж а -
л и с ь все процессы б о л ь ш о г о ж е л у д к а . Такое
соответствие работы малого желудочка и большого желудка
достигалось сохранением при операции нервов, управляющих
выделением сока. Известный физиолог Гайденгайн не щадил
эти нервы, он перерезал их во время операции отделения ма­
лого желудочка, нарушая этим физиологичность опыта. Павлов
поставил перед собой труднейшую задачу — сохранить их.
1
Лечение «всего» человека («антропос» по-гречески «человек»).

47
Почти год работал он над осуществлением этой идеи, привлек­
ши на помощь одного из лучших своих учеников — хирурга
Хижина. Хирурги-клиницисты и анатомы предсказывали П а в ­
лову полную неудачу, считая эту операцию невозможной. Но
Павлов со свойственным ему упорством продолжал разраба­
тывать технику операции. Более тридцати собак было про­
оперировано, но Павлов добился успеха.
В законченном виде операция представлялась технически
действительно трудной. На первых порах она продолжалась




Р и с . 3. Собака с изолированным павловским желу­
дочком.
Ж — желудок; ИЖ — изолированный малый желудочек
по Павлову; А — дренажная трубочка, вставленная в
малый желудочек для собирания желудочного сока.

4 часа. Одних только швов приходилось накладывать до 200.
Эта операция была под силу только такому блестящему хи­
рургу-экспериментатору, как Павлов. Хижин, вспоминая о ее
выполнении, писал: «Внимание и терпение участников опера­
ции подверглись жестокому испытанию».
И когда три собаки — Цыган, Гордон и Дружок — были,
наконец, удачно прооперированы, Павлов выхаживал их вме­
сте со своим верным другом жизни Серафимой Васильевной
в лаборатории на Лопухинской улице.
На этом по существу закончился круг исследований П а в ­
лова, посвященных собственно пищеварительному аппарату.
Таким образом, все самое главное, что расшифровывало
сложнейшую функцию различных отделов этого аппарата,
было сделано Павловым и его школой. Разработкой деталей
занялись физиологические лаборатории научных центров Е в ­
ропы, Америки и Азии, П а р и ж а , Берлина, Лондона, Н ь ю -
Й о р к а , Чикаго, Токио.
Можно сказать, что свет физиологической науки о пище­
варении шел из лаборатории великого Павлова. Это было
признано безоговорочно всеми.
48
Условные рефлексы и учение о высшей нервной д е я т е л ь н о с т и

Р а з в и т и е п а в л о в с к о г о учения т е с н е й ш и м о б р а з о м с в я з а н о
с утверждением в русской науке с середины XIX века э к с п е ­
риментального метода в противовес н а с а ж д а в ш и м с я н е м е ц к о й
группой ученых н а т у р ф и л о с о ф с к и м взглядам Шеллинга и
Гегеля, проповедывавших п о с т и ж е н и е я в л е н и й п р и р о д ы в п о ­
н я т и я х и умозрительных схемах, а не на основе объективного
опыта и н а б л ю д е н и я , т. е. п р а к т и к и .
О г р о м н о е в л и я н и е н а р а з в и т и е русской ф и з и о л о г и и о к а з а ­
ли р е в о л ю ц и о н н ы е демократы — Б е л и н с к и й , Герцен и Ч е р ­
нышевский.
К р и т и ч е с к и преодолев идеалистическую ф и л о с о ф и ю Ш е л ­
л и н г а , Фихте и Гегеля, Б е л и н с к и й смело прокладывал пути
самостоятельного р а з в и т и я русской о б щ е с т в е н н о й м ы с л и . Б о ­
р я с ь против с а м о д е р ж а в и я и крепостничества, Б е л и н с к и й р е з ­
ко критиковал идеи, навеянные западной натурфилософией.
Он звал русскую науку и русскую общественность на н о в ы й
путь, о с в е щ е н н ы й о п ы т н ы м , идущим о т ж и з н и , о т п о н и м а н и я
законов развития живой природы мировоззрением. К а с а я с ь
вопросов научной психологии, Б е л и н с к и й п и с а л , между п р о ­
ч и м , что п с и х о л о г и я , н е о п и р а ю щ а я с я н а ф и з и о л о г и ю , так ж е
беспредметна, к а к ф и з и о л о г и я , н е о п и р а ю щ а я с я н а а н а т о ­
мию.
О с о б е н н о большую роль в п р о п а г а н д е опытного естество­
з н а н и я сыграли « П и с ь м а о б изучении природы» Г е р ц е н а . О н
призывал русских ученых к объективно-научному анализу
сложных я в л е н и й п р и р о д ы , в ч а с т н о с т и , о т н о с я щ и х с я к обла­
сти ф и з и о л о г и и .
К о в р е м е н и в ы с т у п л е н и я н а арену научной деятельности
о с н о в о п о л о ж н и к а русской ф и з и о л о г и и И . М . Сеченова рус­
ская философская м ы с л ь и революционно-демократические
идеи п о д н я л и с ь на новую ступень — в е л и к и й р е в о л ю ц и о н е р и
ф и л о с о ф Н. Г. Ч е р н ы ш е в с к и й выдвинул в своих работах
ряд крупнейших принципиальных вопросов научно-исто­
р и ч е с к о г о , материалистического изучения п р и р о д ы . О н б и ч е ­
вал у м о з р и т е л ь н ы й , о т о р в а н н ы й от ж и з н и и опыта анализ
явлений жизни и природы.
Вместе с Ч е р н ы ш е в с к и м , п л а м е н н ы м борцом п р о т и в м и ­
стического, идеалистического п о н и м а н и я п р и р о д ы , выступил
передовой революционер-демократ, к р и т и к и естествоиспыта­
тель Д . И . П и с а р е в .
С е ч е н о в был тесно с в я з а н с Ч е р н ы ш е в с к и м . По сути он
п е р в ы й в ы с к а з а л м ы с л ь о единстве психической и ф и з и ч е с к о й
с ф е р в человеческом о р г а н и з м е .
В 1863 г. п о я в и л а с ь в свет г е н и а л ь н а я работа Сеченова
« Р е ф л е к с ы головного мозга». В н е й С е ч е н о в твердо стал на
п о з и ц и и э к с п е р и м е н т о в , н а п о з и ц и и объективного ф и з и о л о г и -

49
ческого метода. И н т е р е с н о отметить, что этот свой к а п и т а л ь ­
н ы й труд о н озаглавил вначале т а к : «Попытка внести ф и з и о л о ­
гические о с н о в ы в психические я в л е н и я » . Но э т о «крамольное»
заглавие п р и в е л о в с м я т е н и е ц е н з о р о в , и о н и не пропустили
работу в п е ч а т ь . Тогда Сеченов и з м е н и л н а з в а н и е . Книга
в ы ш л а в свет под менее п о н я т н ы м д л я ц е н з о р а заглавием
« Р е ф л е к с ы головного мозга».
В э т о й работе С е ч е н о в целеустремленно р а з в и в а л м ы с л и о
необходимости ф и з и о л о г и ч е с к и м пугем, путем а н а л и з а изу­
чать самые сложные
акты п о з н а н и я , к о т о ­
рые, как он указывал,
имеют в к о н е ч н о м и т о ­
ге материальную н е р в -
норефлекторную осно­
ву. О н открыл р и т м и ­
ческие и э л е к т р и ч е с к и е
явления в центральной
нервной системе. С о ­
временная электрофи­
зиология, объективно
изучающая на основе
электрических кривых
состояние мозга, о б я ­
зана своим существо­
в а н и е м Сеченову.
П а в л о в был учени­
ком Сеченова. Он п р о ­
д о л ж и л , углубил и д о ­
казал в завершающих
опытах в е л и к и е идеи
Сеченова. Он поднял
И . М . Сеченов. русскую физиологиче­
скую науку на н е д о с я ­
гаемую высоту и укрепил ее всемирно-историческое з н а ч е н и е .
Уже д а в н о в н и м а н и е П а в л о в а п р и в л е к л и я в л е н и я , у к а з ы ­
в а ю щ и е на о б р а з о в а н и е особых с в я з е й между п и щ е в а р и т е л ь ­
н о й системой и в ы с ш е й н е р в н о й деятельностью, на о б р а з о в а ­
н и е т а к называемых условных р е ф л е к с о в .
Созданная им условнорефлекторная теория явилась мате­
риалистической о с н о в о й всего учения о в ы с ш е й н е р в н о й д е я ­
тельности. П а в л о в п о к а з а л , что р а з л и ч н ы е и н д и ф е р е н т н ы е
р а з д р а ж и т е л и , с о в п а д а ю щ и е во в р е м е н и н е с к о л ь к о р а з с б е з ­
условным р е ф л е к с о м , н а ч и н а ю т в ы з ы в а т ь ту же ответную р е а к ­
ц и ю , к о т о р а я т и п и ч н а д л я безусловного р е ф л е к с а . Условный
р е ф л е к с , п о П а в л о в у , — в р е м е н н а я н е р в н а я с в я з ь бесчислен­
ных агентов с р е д ы , окружающих ж и в о т н о е , с ф у н к ц и я м и о р ­
ганизма.
50
К а к мы увидим ниже, метод условных рефлексов оказался
чрезвычайно плодотворным для объективного физиологическо­
го изучения деятельности высших нервных центров и создания
подлинно материалистического учения о высшей нервной дея­
тельности.
В этом учении до него существовало много путаницы и
умозрительной отсебятины. Многие ученые говорили о «непо­
знаваемых корнях» психики, об «откровении свыше» и не при­
знавали материальных процессов в высшей нервной деятель­
ности человека.
Павлов бросил вызов всему идеалистическому миру. Его
учение, как величественное и стройное здание, поднялось над
хаосом ложных взглядов
и вздорных теорий о ду­
ше.
В конце XIX и начале
XX века вместе с дости­
жениями науки и тех­
ники физиология сделала
огромные успехи, и ре­
шающая роль в этом при­
надлежит Ивану Петро­
вичу Павлову.
Р и с . 4. Схема безусловного рефлекса
«Дарвин установил слюноотделения.
основные законы построе­
ния органического мира.
Павлов впервые вскрыл закономерности деятельности цело­
стного организма, главным образом деятельности высшего
регулирующего аппарата — коры головного мозга, и тем са­
мым подвел материальную базу для познания законов высшей
нервной деятельности. Можно сказать, что с этого момента в
естествознании совершился великий перелом, впервые наука
со своими могучими методами исследования проникла в самый
важный процесс биологии — деятельность коры головного
мозга» ( К . М. Б ы к о в ) .
Постараемся теперь пояснить, в чем же заключается сущ­
ность условных рефлексов.
Когда пища попадает собаке в рот, у нее начинается
слюноотделение. Это — безусловный рефлекс, обязательный
для каждой собаки, ее прирожденное свойство. Механизм
такого рефлекса известен в науке давно: раздражение пищей
окончаний вкусовых нервов вызывает возбуждение, которое
распространяется по нервам ( 1 ) , идущим с периферии в центр
(центростремительным) до продолговатого мозга, где нахо­
дится главный слюнной центр ( 5 ) ; здесь возбуждение пере­
ходит на центробежные нервы (2) и распространяется от про­
долговатого мозга до слюнной железы, приводя ее в действие.
Этот простой рефлекторный акт возникает при попадании пищи
51
в рот голодного животного. Поэтому п р и р о ж д е н н ы й р е ­
ф л е к с (проводящие системы для него готовы с рождения
животного или человека) носит б е з у с л о в н ы й , о б я з а -
тельный характер.
Ярким примером такого врожденного рефлекса может слу­
жить появление у новорожденного сосательных движений,
если приложить грудь к его губам. Если же показать ему
грудь матери или сцеженное молоко, движение губ не возни­
кает. Здесь при действии раздражителей на расстоянии важно
уже участие мысли, коры головного мозга.
Простые безусловные рефлексы идут по короткой дуге, они
большей частью проходят ниже коры головного мозга — через
продолговатый или спинной мозг.
Для возникновения условного рефлекса требуется участие
«верхнего этажа» — коры головного мозга, учетного органа
сознания.
Покажем это на двух основных опытах.
Опыт № 1: обезглавим лягушку, а затем приложим к ее
лапке бумажку, смоченную соляной кислотой, — лапка при
каждом прикосновении бумажки будет отдергиваться. Это —
упрощенный безусловный рефлекс. Он распространяется по
короткой спинномозговой дуге без участия головного мозга
(лягушка обезглавлена).
Опыт № 2 — один из многих опытов, производившихся
Павловым в знаменитой «башне молчания». Пустив в ход
свою остроумно придуманную аппаратуру, он вызывает у со­
баки образование различных условных связей: пища и вызы­
ваемые ощущения крепко смыкаются с шумом шагов служи­
теля, звонком, светом электрических ламп, ударами метроно­
ма и т. п .
Павлов пользовался у собак едой как безусловным раз­
дражителем, а безразличные раздражители — звонки, шум
шагов и п р . — смыкались во времени с актом еды. В резуль­
тате получалось следующее: еда исключалась, а у собаки
«слюнки текли» от звонка, шума шагов и т. п.
Таким образом, главное требование при образовании
условного рефлекса заключается именно в том, чтобы действие -
раздражителя, ранее безразличного в отношении определен­
ного органа, совпало несколько раз с действием важного раз­
дражителя, в данном случае с едой.
Что же происходит при образовании условных рефлексов?
Собаке дают пищу, и в это время раздается звонок. Звонок
запечатлевается в головном мозгу, как снимок на фотопленке.
Длительное же совпадение во времени двух раздражителей
дает возможность образоваться в коре головного мозга, между
отдельными его клетками, новой временной связи (ассоциа­
ц и и ) . Звонок раздался, а пищи нет — тем не менее у собаки
начинается слюноотделение.
52
Безусловные рефлексы как прирожденные реакции обще­
известны. Например, при уколе иглой мы инстинктивно от­
дергиваем руку — это пример упрощенного безусловного ре­
флекса.
Условные рефлексы сложнее. Приведем пример условного
рефлекса у человека. Подан вкусный обед. Вы едите его с




Р и с . 5. Опыт условного пищевого рефлекса.
Собака установлена в станок. Капсула для собирания слюны приклеена
к коже щеки в месте выделения слюнного протока. Капсула соединена
резиновыми трубками с прибором для регистрации слюноотделения,
В кормушке пища. Условные раздражители — метроном, лампа, звонок —
Получение условного рефлекса: пускают в ход метроном (можно также
применить лампу и звонок), затем через 2—3 секунды подают собаке
кормушку с пищей. Через 1 минуту останавливают метроном и убирают
кормушку. Так повторяется 5 — 6 р а з . После этого пускают и з о л и р о в а н н о
метроном — начинается выделение слюны.

удовольствием. Но вот вошла кошка. Во время одного из пре­
дыдущих обедов она вбежала в столовую с искромсанной
мышкой в зубах. Это вызвало у вас тогда тошноту. И сейчас,
как только вы ее увидели, появилась неприятная ассоциация,
в коре мозга как бы вспыхнул образ кошки с искромсанной
мышкой в зубах, — у вас пропал аппетит, вас затошнило, вы
бросили обедать.
Кора головного мозга при развитии условного рефлекса
незамедлительно отвечает на сигналы из внешнего мира. Но
стоит у животного вырезать всю кору или отдельные ее об­
ласти, как столь хорошо налаженные рефлексы исчезают. С о ­
бака после такой операции способна ходить, спать, есть, но
53
она не реагирует на привычные шаги, звонки, не схватывает
пищу сама. Выйдя на улицу, такая собака не поймет, что на нее
движется, и попадет под автомобиль.
Так Павлов доказал, что все навыки животного, все то,
что называется его поведением, — есть условные рефлексы,
связанные с работой высших нервных центров, находящихся
в коре головного мозга.




Р и с . 5а. Схема условного пищевого рефлекса на звук.
На схеме нижние параллельные линии, сходящиеся в
слюнном центре продолговатого мозга, показывают при­
водящий и отводящий пути безусловного рефлекса, вы­
зывающего отделение слюны при еде. Образование
условного рефлекса связано с воздействием идущего
от метронома звука, воспринимаемого в корковом слу­
ховом центре (кружок с кружочками внутри).
Пунктиром обозначено образование условного рефлекса.
Таким образом, слуховое раздражение после образова­
ния условного рефлекса (как показано на схеме), не
подкрепляемое едой, идет к корковому центру, а оттуда
импульс передается через верхнюю параллельную ли­
нию на слюнной центр продолговатого мозга, вслед за

<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>