<< Пред. стр.

стр. 9
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

«травмирует» больного неосторожным диагнозом, нечутким
подходом и т. п.
Не надо забывать, что каждый больной, по удачному выра­
жению одного клинициста, с т р а д а е т с в о е й б о л е з н ь ю
плюс страх.
Крупный советский клиницист п р о ф . Р. А. Лурия в своей
интересной книге «Внутренняя картина болезни» приводит
1
«Иатрас» по-гречески врач

71
примеры, когда врачи были непосредственными виновниками
страданий больных.
Пациент, неделю назад напуганный виденной смертью от
грудной жабы, стал прислушиваться к своему сердцу. У него
иногда появляются сердечные боли, и он склонен их преуве­
личивать. Он идет к врачу, а тот неосторожно сказанным сло­
вом (которое, как мы знаем по Павлову, может быть очень
сильным раздражителем) окончательно закрепляет у мнитель­
ного пациента условный рефлекс «болезни». Пациент «входит
в болезнь»: каждый раз, когда он вспоминает о виденной смерти,
у него «вспыхивает условный рефлекс» «болезни» и даже по­
являются боли, «идущие сверху». Здесь играет роль и механизм
возникновения невроза, и темперамент — таким болезням под­
вержены нередко люди внушаемые, тревожно-мнительные.
Из всего этого явствует, что заболевания или болезненные
ощущения во внутренних органах могут иметь в своей основе
психический источник, и это должны помнить врачи, которые,
не умея правильно оценить состояние нервной системы того
или иного пациента, травмируют его таким диагнозом, как
язва желудка, грудная жаба и т. п.
Подобные факты подчеркивают значение
личности врача в лечении больного.
В р а ч л ю б о й с п е ц и а л ь н о с т и д о л ж е н б ы т ь не
только с п е ц и а л и с т о м , но и п с и х о т е р а п е в т о м .
Хороший совет врача, его влияние на .психику больного
нередко действуют лучше, чем различные порошки и миксту­
ры. Недаром Павлов считал человеческое слово наисильней­
шим раздражителем, «сигналом сигналов».
Тем понятнее неоднократные напоминания и указания со
стороны нашей общественности и печати о необходимости чут­
кого, умелого подхода к больному со стороны советского
врача.
Количество примеров, доказывающих роль павловского
учения в понимании в клинике теснейшей связи между ф и з и ­
ческой и психической сферой, можно было бы умножить, но
и приведенных вполне достаточно, чтобы убедить читателя
в огромном практическом, клиническом значении работ П а в ­
лова, установивших важнейшие законы взаимосвязи между
переживаниями человека и болезнями внутренних органов
(так называемую эмотивно-висцеральную корреляцию).


Учение Павлова о неврозах
Важнейшей стороной деятельности Павлова является так­
же то, что ему удалось создать новые ценные установки в п о ­
нимании и лечении нервных болезней.
Павлов установил, что в основе функции нервной системы
лежат два процесса — процесс возбуждения как выражение
72
деятельности и процесс торможения как выражение временно­
го затухания этой деятельности. Павлов рассматривал эти два
противоположных процесса во взаимосвязи и взаимопроникно­
вении. В этом сказался переход его от стихийных диалектико-
материалистических воззрений к основам диалектико-матери-
алистической теории познания.
Основываясь на изучении степени и характера ответной
нервной реакции, т. е. изучении закономерностей в течении
процессов возбуждения и торможения, Павлов разработал
очень важное для лечащих врачей учение о темпераментах и
неврозах.
Павлов уже давно доказал, что обычно условный рефлекс
у животных формируется тогда, когда вслед за сигналом-раз­
дражителем, например, за тиканьем метронома, шагами слу­
жителя, следует мощный безусловный рефлекс — пища — или,
наоборот, вслед за сигналом опасности — шорохом крадуще­
гося врага—следует опасность.
Условные рефлексы не столь прочны, как безусловные. Они
весьма капризны, хрупки. Пищевой раздражитель должен
подкрепляться приемом п и щ и , в противном случае, если сиг­
нал еды (тиканье метронома, звук шагов) не подкрепляется
пищей, условный рефлекс слабеет, притормаживается, а затем
исчезает совсем.
Учение Павлова о возбуждении и торможении может быть
положено в основу понимания неврозов. Неврозы возникают
нередко под влиянием сверхсильных раздражений, пережива­
ний, необычных происшествий. По Павлову, невроз есть на­
рушение тормозной или возбуждающей деятельности коры
головного мозга вследствие ее перенапряжения.
...23 сентября 1924 года Ленинград постигло сильное на­
воднение. Реки и каналы вышли из берегов. Виварии, где со­
держались подопытные животные Павлова, залило водой. С о ­
трудники во главе с Алексеем Дмитриевичем Сперанским при­
нялись спасать животных, н о , чтобы извлечь из клеток всплыв­
ших собак, надо было раньше погрузить их с головой до уров­
ня дверец. Собаки сопротивлялись, они думали, что их собира­
ются топить...
Собаки были спасены, но вскоре А. Д. Сперанский обратил
внимание Павлова, что некоторые из них утратили условные
связи, выработанные ранее. После небольшой работы с соба­
ками удалось эти связи восстановить, но они стали нестойки­
м и , легко исчезали («условная слюна» часто переставала вы­
деляться). При этом собаку охватывало беспокойство: она
дрожала, взвизгивала и п р .
Павлов заинтересовался этим явлением и тут же занялся
его расшифровкой. В комнату, где находилось пострадавшее
животное, была пущена под дверь вода. Это произвело э ф ­
фект: собака забеспокоилась, задрожала от испуга.
73
Павлов и Сперанский объяснили:
1. С о б а к а заболела т е м , что носит в к л и н и к е н а з в а н и е р е ­
активного невроза.
Механизм этой болезни, следовательно, тоже р е ф л е к т о р ­
н ы й . У с о б а к и о б р а з о в а л с я н е н о р м а л ь н ы й условный р е ф л е к с .
Т а к и е р е ф л е к с ы образуются и у л ю д е й : н а п р и м е р , п е р е н е с ­
ш и й крушение поезда человек впадает в т р е в о ж н о е с о с т о я н и е ,
когда он слышит гудок п а р о в о з а .
С о стороны т р а в м и р о в а н н о й н е р в н о й системы п о я в л я ю т с я
п р и з н а к и т а к н а з ы в а е м о й «раздражительной слабости», т . е .
легкого ответа на н е з н а ч и т е л ь н ы е по силе р а з д р а ж е н и я . Э л е к ­
трический з в о н о к более и л и менее з а м е т н о й с и л ы , дотоле
п р е к р а с н о п е р е н о с и в ш и й с я ж и в о т н ы м и , с т а н о в и т с я д л я него
р а з д р а ж а ю щ и м агентом — о с л а б л е н н ы й мозг не переносит е г о .
С другой с т о р о н ы , частые т о р м о ж е н и я условных р е ф л е к с о в
могут повлечь за собой у животных р а з в и т и е н е в р о з а . С о з д а ­
в а я в э к с п е р и м е н т е условия к о н ф л и к т а между т о р м о ж е н и е м и
возбуждением в к о р е головного мозга, И . П . П а в л о в получал
у собак различные степени функционального повреждения
(своеобразных с р ы в о в ) н е р в н о й с и с т е м ы , которые были в н е к о ­
торых чертах сходны с н е в р о т и ч е с к и м и с о с т о я н и я м и , н а б л ю ­
д а е м ы м и в к л и н и к е . Д е й с т в и т е л ь н о , о б щ е и з в е с т н о , что у л ю ­
дей со слабой н е р в н о й системой невроз наступает ,в результате
перегрузки к о р ы головного мозга т о р м о з н ы м и у с и л и я м и .
Вот м а т ь , ухаживающая за т я ж е л о больным с ы н о м . О н а
д о л ж н а долго скрывать от него свои тревоги и с т р а д а н и я , д о л ­
ж н а улыбаться, утешать б о л ь н о г о . Ей хочется п л а к а т ь , а о н а
в течение месяца подавляет с в о ю с к о р б ь , держит себя в руках.
Н а п р я ж е н и е м Б О Л И ( к а к мы г о в о р и м ) , м о б и л и з а ц и е й «кор­
ковых механизмов» она искусственно тормозит свои чувства.
В результате такого п е р е н а п р я ж е н и я у нее р а з в и в а е т с я р е а к ­
т и в н ы й н е в р о з . В к о н ц е к о н ц о в , наступает с р ы в : о н а впадает
в м е л а н х о л и ю , уже не владеет м е х а н и з м о м н а п р я ж е н и я в о л и .
«То же самое и на собаках выходит, — не р а з п о в т о р я л
П а в л о в свою м ы с л ь у ч е н и к а м . — С о з д а й т е п е р е н а п р я -
жение тормозного п р о ц е с с а , задайте животному
трудную задачу — и его нервная система неиз-
бежно сорвется».
О д н а к о не все «срываются». У некоторых с о б а к в с я к и е
р е а к ц и и возбуждения и т о р м о ж е н и я быстро проходят без в с я ­
ких последствий.
В ч е м тут д е л о ?

Учение о темпераментах
П а в л о в углубился в а н а л и з этого я в л е н и я , п р и в л е к н а п о ­
м о щ ь свою талантливую ученицу М. К. Петрову — и в резуль­
тате родилось его учение о т и п а х н е р в н о й деятель-
ности.

74
В первую очередь он выделил к р а й н и е т и п ы — в о з -
б у д и м ы й , с и л ь н ы й , и с л а б ы й, т р у с л и в ы й.
Вот п е р в ы й т и п с о б а к и . С людьми она знакомит­
ся быстро и просто — нет предела ее надоеданиям, она беспо­
койна, назойлива; ни палка, ни окрик на нее не действуют.
Идет за вами, куда угодно. Угодно в станок — пожалуйста,
стоит и помахивает хвостом. Усложняй рефлексы, давай «экс­
периментальную гонку» — она все переносит, со всем справ­
ляется.
Д р у г о й тип — с л а б ы й , т р у с л и в ы й . Часто тор­
мозится, в движениях видна робость и осторожность. Идет на
опыт с оглядкой, жалобно визжит, поджимает хвост. Раздает­
ся окрик — и собака лежит неподвижно, вся сжавшись, с
мольбой в глазах глядя на своего хозяина, как бы упрашивая
его оставить ее в покое. Она плохо переносит опыты, малей­
шие трудности ее нервируют.
Путем длительного наблюдения на собаках и обезьянах
Павлов совместно с Петровой установил разнообразие от­
дельных индивидуальностей, которое сводится в основном к
четырем типам нервной системы: в о з б у д и м о м у , урав-
н о в е ш е н н о м у , м е д л и т е л ь н о м у и с л а б ом у.
Конечно, сама идея классификации характеров (темпера­
ментов) не нова — она известна со времен Гиппократа. Но
Павлову принадлежит неоспоримая заслуга обоснования идеи
классификации объективным физиологическим методом: коли­
чество выделяемой слюны у подопытной собаки при сверхсиль­
ных раздражениях или, напротив, торможениях объективно
показывало, как собаки разных темпераментов по-разному
реагируют на эти срывы нервной системы.
Однако учение о темпераментах не понималось школой
Павлова в застывшем виде. Дополнительные факты привели
Павлова и его учеников к выработке новых закономерностей.
При дальнейшем изучении этого вопроса выяснилась огромная
роль окружающей среды в изменениях характера животных.
В привычной о б с т а н о в к е и с л а б о е живот­
ное о б р е т а л о силы и у в е р е н н о с т ь .
Большое значение в изменении типа играло воспитание:
щенки «слабого помета», воспитанные на воле, на полной сво­
боде, подрастая, превращались в жизнерадостных шалунов —
от их трусости не оставалось и следа.
«Итак, тип есть прирожденный конституциональный вид
нервной деятельности животного — генотип. Но так как
животное со дня рождения подвергается разнообразнейшим
влияниям окружающей обстановки, на которое оно неизбежно
должно, отвечать определенными деятельностями, часто закре­
пляющимися, наконец, на всю жизнь, то окончательная налич­
ная нервная деятельность животного есть сплав из черт типа
и изменений, обусловленных внешней средой, — фенотип, ха-
75
рактер... Это, однако, не мешает некоторым физиологам до
сих пор считать сообщенные факты не относящимися к физио­
1
логии. Нередкий случай рутины в науке» .
Что касается условных рефлексов, то, понятно, нельзя пе­
реносить целиком опытные установки из физиологической ла­
боратории на человека.
Раздражительный и тормозной процессы непрерывно проис­
ходят в коре головного мозга как человека, так и других выс­
ших животных, но к а ч е с т в е н н о е в ы р а ж е н и е их у
ч е л о в е к а с о в е р ш е н н о и н о е . В связи с этим совер­
шенно различной должна быть и о ц е н к а условных
раздражителей.
У собаки очень сильная трещотка может оказаться сверх­
сильным раздражителем. У человека ни трещотка, ни выстрел
из пугача не могут вызвать сверхсильного раздражения, зато
одно слово м о ж е т п р и в е с т и к неврозу или,
напротив, умелая п с и х о т е р а п и я (тоже сло­
вом), м о ж е т с н я т ь н е в р о з .
Для учета силы сверхпредельного раздражения у человека
требуется глубокое знание его личности, его темперамента, его
социального окружения, его убеждений, его с о з н а т е л ь -
ности.
Созданное Павловым учение о роли диференцировки в
высшей нервной деятельности тесно смыкается с учением об
условных рефлексах и их значении в определении темперамен­
тов.
Человеку, в противоположность животному, присуща спо­
собность прежде всего с о з н а т е л ь н о различать явления
внешнего мира — диференцировать их. Эта способность опре­
деляет многие стороны поведения человека.
Однако бывают люди «разной диференцировки». Человек
с менее совершенной диференцировкой (что зависит от его
темперамента или опыта) не подумает о том, что и в тихом
переулке может выскочить из-за угла машина, поэтому он не
оглянется в обе стороны, прежде чем перейти улицу. Но од­
нажды неожиданно выскочила машина и он чуть не попал
под нее. На этот раз он отдиференцировал, до него дошла
возможность опасности и в тихом переулке. После этого его
поведение изменилось: теперь при переходе тихой московской
улицы он тщательно осмотрится и лишь затем двинется на
другую сторону.
Таким образом, условные рефлексы позволяют в известной
мере установить тип реагирования и диференцировки высшей
нервной деятельности человека и животных, а по последним
фактам можно судить о темпераменте.

1
И. П. П а в л о в , Двадцатилетний опыт объективного изучения выс­
шей нервной деятельности (поведения) животных, 1938.

76
« И с с л е д о в а н и я ш к о л ы И . П . П а в л о в а , — говорит п о этому
поводу П. К. Анохин, — дали в о з м о ж н о с т ь вскрыть ф и з и о л о ­
гическую природу э м п и р и ч е с к о й к л а с с и ф и к а ц и и типов н е р в н о й
деятельности л ю д е й , в ы р а ж е н н о й в р а ч а м и в р а з д е л е н и и людей
на с а н г в и н и к о в , ф л е г м а т и к о в , холериков и меланхоликов».
Условные р е ф л е к с ы , к а к вытекает из этого раздела учения
П а в л о в а , могут играть известную роль и в ж и з н и ч е л о в е к а :
н а п р и м е р , о н и п р и в о д я т к выработке некоторых упрощенных
п р а в и л его п о в е д е н и я ( н а п р и м е р , условные н а в ы к и водителя
а в т о м о б и л я , с н о р о в к а п р и работе у с т а н к а и т. п . ) .
О д н а к о т и п ы темпераментов и р е а к ц и й на в н е ш н ю ю « с р е д у
у человека гораздо м н о г о о б р а з н е е , чем у высших ж и в о т н ы х .
З д е с ь учитывается в з а и м о о т н о ш е н и е первой и второй п а в л о в ­
ских «сигнальных систем».
С р е д и нескольких т и п о в темпераментов П а в л о в выделил
два к р а й н и х т и п а . На одном полюсе стоят люди с в ы р а ж е н ­
н о й первой сигнальной системой и н е с к о л ь к о отстающей в т о ­
рой ( п о П а в л о в у , «художественный тип» л и ч н о с т и ) , а на
другом полюсе — люди с отстающей первой и очень с и л ь н о й
второй («мыслительный тип») сигнальной с и с т е м о й . О б ы ч н о
обе э т и системы сливаются в гармонической работе, но у н е ­
которых я в н о преобладает т а и л и другая ( П а в л о в ) 1 .
У первых большую роль в ж и з н и играют чувства, п е р е ж и ­
в а н и я . Характер этих людей относится больше к « п о д к о р к о ­
вому складу» (в подкорковых узлах з а л о ж е н ы ц е н т р ы ощу­
щ е н и й ) , а других — более к «корковому складу» (в к о р е г о ­
ловного мозга находятся ц е н т р ы воли и с о з н а н и я ) . Вторые
более у р а в н о в е ш е н н ы , с т о й к и . П е р в ы е легче с р ы в а ю т с я , дают
п ы ш н у ю картину н е в р о з о в . О д н а к о и здесь среда, в о с п и т а н и е
делают чудеса.
Правильное воспитание, з а к а л и в а н и е , тренировка нервной
с и с т е м ы , включение человека в ш и р о к и й круг общественных
и н т е р е с о в , ж и з н ь и работа в к о л л е к т и в е — все э т о п е р е с т р а и ­
вает личность и предохраняет от н е в р о з о в .
В с п о м н и м опыт Великой Отечественной в о й н ы . В боевой
обстановке слабых увлекали п р и м е р ы г е р о е в ; в о с п и т а н и е чув­
ства т о в а р и щ е с т в а , светлые идеалы свободы и н е з а в и с и м о с т и ,
б е з г р а н и ч н а я любовь к р о д и н е з а с т а в л я л и н а ш и х в о и н о в п р е о ­
долевать «сверхсильные р а з д р а ж и т е л и » , о н и не в ы з ы в а л и у
них н и к а к и х н е в р о з о в . Н а ш а С о в е т с к а я Армия воспитала де­
с я т к и тысяч героев из людей разных характеров и н е о д и н а к о ­
вой с и л ы в о л и .
Выдающийся ученик и соратник Павлова академик Леон
Абгарович Орбели доказал, что в повышении челове-
ческой энергии и воли колоссальную роль
играет зарядка, исходящая из симпатиче-
1
Павловские среды, т. 1, стр. 268, М . — Л , 1949.
77
ской нервной системы и управляющих ею
подкорковых центров.
Р а д о с т н ы е чувства п о д н и м а ю т н а с т р о е н и е , з а р а ж а ю т м ы ­
с л я м и мозг, бодрят и зовут вперед... Т а к , б о е в а я музыка и л и
героическая п е с н я п о д н и м а е т н а с т р о е н и е и увлекает на с м е ­
лые подвиги б о й ц о в ,
д а ж е утомленных д л и ­
тельными походами и
лишениями.
Вот к а к о й четкий
опыт, поставленный А.
Гинецинским в лабора­
т о р и и О р б е л и , был п о д ­
тверждением этих ф а к ­
тов: мышца лягушки
и л и к о ш к и в ответ на
р а з д р а ж е н и е двигатель­
н о г о нерва п о д н и м а л а
п о д в е ш е н н ы й груз на
определенную высоту;
ка ж д о е н о в о е раздра­
жение вызывало все
более слабое движе­
ние—работоспособность
утомленной м ы ш ц ы с н и -
ж а л а с ь ; н о вот в к л ю ­
чалось раздражение
симпатического узла,
и м ы ш ц а тут же н а ч и ­
нала поднимать груз
н а п р е ж н ю ю высоту.
Таким образом, в
симпатической нервной
системе и центрах,
управляющих ею в п о д к о р к о в ы х узлах м о з г а , з а л о ж е н ы с к р ы ­
тые з а п а с ы э н е р г и и .
«Главный импульс д л я деятельности к о р ы идет из п о д к о р ­
к и . Е с л и исключить э т и э м о ц и и , т о к о р а л и ш а е т с я главного
источника силы» ( П а в л о в ) .
З н а м е н и т ы й писатель Стендаль часто г о в о р и л : « Б е з э м о ­
ц и й м о я м ы с л ь н е работает».
П р и б л а г о п р и я т н ы х условиях работы и человек может с о ­
в е р ш и т ь вдвое-втрое большее у с и л и е , чем т о , на которое он
способен в обычных условиях.
Н а д к а ж д о й строчкой и м ы с л ь ю П а в л о в а н а д о м н о г о ду­
м а т ь . Ч е м больше н а к а п л и в а е т с я у врача ж и з н е н н о г о п р а к т и ­
ческого о п ы т а , тем глубже он н а ч и н а е т п о н и м а т ь величие и
всеобъемлемость учения П а в л о в а .
78
Клиника сделала для себя благотворные выводы из этого
учения. Врачи стали устанавливать в каждом случае происхож­
дение и механизм нервного срыва, а также склад характера
больного, у которого произошел срыв. З н а н и е в с е х э т и х
фактов играет исключительно важную роль
в п о д х о д е к б о л ь н о м у , в о т в л е ч е н и и его от
в н е ш н е й п р и ч и н ы , в ы з в а в ш е й н е в р о з . Иногда
спокойное разъяснение больному сущности его нервного за­
болевания и разумный совет врача, как избежать влияния
вредных причин, вызывающих невротические реакции, приво­
дят к выздоровлению.
Не подлежит сомнению и тот факт, что менее устойчивые,
весьма чувствительные люди с большим размахом колебаний
в нервной системе требуют не только особого подхода при
диагностике болезни, но и особого лечения. Например, боль­
шие дозы лекарства, вызывая слишком резкие положительные
отклонения в нервных реакциях, действуют по принципу маят­
н и к а ; за положительным действием этих лекарств наступает
«отбрасывание» маятника в обратную (отрицательную) сторо­
ну на такую же большую дистанцию.
Много лет наблюдая за такими больными, некоторые те­
рапевты на основании клинического опыта приходят к выводу
о полезности для этих больных уменьшенных доз лекарства,
умеряюще действующих на нервную систему.
Павлов дал правильное научное объяснение хорошего дей­
ствия пониженных доз лекарств при некоторых болезнях,
предложив лечить неврастению малыми дозами брома. Он
обосновал применение малых доз своим учением о неврозах.
Малые дозы брома, регулируя отношения между возбуждени­
ем и торможением, приводят к нормализации функции всего
мозга в целом.
Павлов привел ученых к мысли о лечении сном неврозов
и психических болезней. Длительный сон помогает, по П а в ­
лову, «охранительному торможению» нервной системы. В про­
цессе торможения постепенно восстанавливаются ее нормаль­
ные функции.
Таким образом, Павлов явился одним из активнейших
проводников общепризнанного и н д и в и д у а л ь н о г о п р и н -
ц и п а лечения в клинике, выставляющего правильное тре­
бование: л е ч и т ь не б о л е з н ь , а б о л ь н о г о .
Переход Павлова под конец жизни от эксперимента к кли­
нике глубоко важен. Его замечательные разборы больных-
невротиков в клинике вызывали всеобщее восхищение. Павлов
этим самым указал правильный путь клиницистам! Он под­
сказал, что накопленные его школой наблюдения должны
оплодотворить жизнь, клинику, должны помочь делу борьбы
за здоровье человека.

79
Учение о с н е

В к о м п л е к с е всех и с с л е д о в а н и й , к о т о р ы м и П а в л о в подвел

<< Пред. стр.

стр. 9
(общее количество: 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>