стр. 1
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

УДК 347 ББК 67.404 Я 92
Рекомендовано к изданию Ученым советом юридического факультета Ростовского государственного университета (Протокол № 3 от 5 декабря 2002 г.)
Рецензент - к.ю.н. Е.С. Рогова
Яценко Т.С.
Я 92 Категория шиканы в гражданском праве: история и совре
менность. - М: «Статут», 2003. - 157 с.
ISBN 5-8354-0158-2 (в пер.)
Книга Т.С. Яценко посвящена исследованию категории шиканы. В ней анализируется процесс становления и исторического развития указанной категории в гражданском законодательстве как России, так и других стран, показана эволюция научных позиций в оценке шиканы в зарубежной и российской цивилистике. Автором дается всесторонняя характеристика шиканы как особого вида гражданского правонарушения. Наряду с этим вскрыты проблемы применения норм о запрете злоупотребления правом в судебной практике РФ и даны рекомендации по их решению с учетом опыта и зарубежных правоприменитель-ных органов.
Книга адресована студентам, аспирантам, научным работникам и практикующим юристам.
Автор книги Татьяна Сергеевна Яценко - кандидат юридических наук, преподаватель кафедры гражданского права юридического факультета Ростовского государственного университета.
УДК 347 ББК 67.404
ISBN 5-8354-0158-2
© Т.С. Яценко, 2003 © «Статут», редподготовка, оформление, 2003
ОБ АВТОРЕ И КНИГЕ
Книга Т.С. Яценко, предварить которую небольшим вступлением я имею удовольствие, является наиболее полным монографическим исследованием шиканы как гражданско-правовой категории, а также вопросов, связанных с ее правовым регулированием на современном этапе развития цивилистической мысли.
Хотя предметом исследования ее занимались известные российские ученые, такие как М.М. Агарков, С.Н. Братусь, В.П. Грибанов, В.П. До-манжо, B.C. Ем, Н.С. Малеин, И.А. Покровский, В.А. Рясенцев, Е.А. Суханов, В.А. Тархов и др., следует отметить, что интерес к проблеме злоупотребления правом в последние годы существенно возрос. Безусловным стимулом к этому послужило включение в новый Гражданский кодекс Российской Федерации статьи 10, легально при определении пределов осуществления прав запрещающей злостное осуществление права. И в появившихся монографиях, где предприняты попытки теоретического осмысления понятия феномена злоупотребления правом в различных его видах и формах, и в потребностях судебной практики, когда принцип добросовестности, по меткому выражению Г.А. Гаджиева, рассматривается как метод, позволяющий судье обеспечить гармонию, баланс частных и общественных интересов1, отмечалась недостаточная урегулированность в гражданском законодательстве категорий и видов злоупотребления правом. Поэтому действия субъекта иногда квалифицируются в качестве злоупотребления правом, когда они таковыми не являются, и, наоборот, статья 10 ГК РФ не применяется тогда, когда это необходимо. Негативные последствия такой ситуации очевидны.
Отмеченная проблема связана прежде всего с отсутствием сегодня единого взгляда на понятие злоупотребления правом. Еще В.П. Грибанов подчеркивал, что этим понятием охватывается лишь такое поведение управомоченного субъекта, которое не выходит за рамки принадле-
' См.: Гаджиев ГА. Конституционные принципы добросовестности и недопустимости злоупотребления субъективными правами // Государство и право 2002. № 7. С. 57.
Яценко Т.С. Категория шикани в гражданском праве: история и современность
жащего ему права'. Однако судебная практика в ряде случаев признает злоупотреблением действия лица, не обладающего правом на их совершение
Таким образом, решение указанного вопроса не составляет и не может составлять сферу исключительно научных интересов. Оно необходимо прежде всего и для правоприменительной практики, которая обязана руководствоваться едиными критериями при квалификации действий субъекта в качестве злоупотребления правом. В противном случае неизбежна ситуация нарушения такого основополагающего принципа, как равенство всех перед законом и судом, и появления новой проблемы - проблемы злоупотребления законом.
В связи со сказанным книга Т.С. Яценко является весьма актуальной и своевременной. В ней дается общая характеристика шиканы как особого вида гражданского правонарушения, предлагаются единые критерии ее установления в действиях управомоченного субъекта. В частности, подчеркивается, что обязательным признаком шиканы является наступление общественно-вредных последствий ее совершения в виде причиненного другому лицу вреда. Кроме того, отвечает потребностям практики предложенное автором понятие исследуемого явления, которое рассматривается в качестве действий граждан и юридических лиц как осуществляемых с намерением причинить вред другому лицу, так и преследующих и иные цели наряду с причинением вреда. В книге наиболее полно освещаются проблемы применения норм о запрещении шиканы в судебной практике РФ и предлагаются пути их разрешения с учетом российского и зарубежного опыта в этой сфере. Интересным представляется историческое исследование становления данной категории в гражданском законодательстве как России, так и зарубежных стран. Кроме того, впервые анализируются действующие нормативно-правовые акты и судебная практика стран англосаксонской системы права с точки зрения признания и применения принципа недопустимости шиканы.
Таким образом, книга Т.С. Яценко не только интересна в теоретическом плане, но и будет весьма полезна для практической деятельности.
Хотелось бы отметить, что автор начала исследование категории шиканы еще будучи студенткой, продолжив работу над данной темой в аспирантуре. В 2001 г. блестяще защитила кандидатскую диссертацию
1 См.. Грибанов В П Осуществление гражданских прав. М , 2000. С. 43.
8
Об авторе и книге
на тему «Шикана как правовая категория в гражданском праве». Результаты ее работы уже применяются в судебной практике Южного федерального округа. В настоящее время Т.С. Яценко плодотворно работает на кафедре гражданского права юридического факультета Ростовского государственного университета.
Заведующий кафедрой гражданского права юридического факультета РГУ,
* доцент, кандидат юридических наук
А.А. Лукьянцев
-N
-"*
Яценко Т.С. Категория шикани в гражданском праве: история и современность
ВВЕДЕНИЕ
На современном этапе развития рыночной экономики стабильность и целостность регулируемых гражданским правом отношений в большой мере зависит от выработки соответствующих механизмов, гарантирующих равенство участников этих отношений, неприкосновенность собственности, свободу договора, принцип недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, беспрепятственность осуществления гражданских прав. В качестве одного из таких механизмов выступают установленные законодателем границы собственного усмотрения субъектов гражданского права, выход из которых запрещен и рассматривается как злоупотребление правом. Одна из форм проявления последнего - пользование правами, имеющее своей целью причинение вреда другим лицам. Такая форма злоупотребления правом и обозначается термином «шикана»'.
Следует отметить, что насущная необходимость комплексного изучения и обстоятельного анализа проблем, возникающих в связи с реализацией нормы статьи 10 Гражданского кодекса (ГК) РФ, предусматривающей запрещение шиканы, обусловлена несколькими факторами.
Во-первых, относительная новизна категории шиканы для отечественного гражданского законодательства и недостаточная ее разработанность в современной российской цивилистической науке обуславливают возникновение потребности в теоретическом ее исследовании с учетом особенностей правовой системы и жизненного уклада России.
Во-вторых, применение судами норм Гражданского кодекса РФ о запрете шиканы породило целый ряд практических проблем. Одна из них заключается в том, что судебные органы, по-своему трактуя положения законодательства о запрете данной формы злоупотребления правом, квалифицируют в качестве шиканы, в том числе и действия
1 Здесь необходимо указать, что данный термин введен в правовую науку немецкими юристами XIX века (см.: Доманжо В. Ответственность за вред, причиненный путем злоупотребления правом // Ученые записки Казанского Императорского университета. Кн. V. Казань, 1913. С. 5).
10
Введение
лица, преследующего при осуществлении своего права и иные цели, кроме как причинение вреда другим субъектам. Безусловно, здесь имеет место и требует своего скорейшего разрешения противоречие между понятием шиканы, которое содержится в ГК РФ, и толкованием его на практике.
Новизна категории шиканы для отечественного гражданского законодательства вызывает и иные проблемы как теоретического, так и практического плана. Они и являются предметом исследования в настоящей работе.
Здесь следует отметить, что еще дореволюционная цивилистическая наука уделяла определенное внимание изучению понятия шиканы. Вместе с тем нельзя не указать на то, что работы, посвященные анализу данного вопроса, носили отрывочный, фрагментарный характер. Так, о шикане упоминается у И. Покровского, В. Домаюко, К. Анненкова и других известных ученых. Специальных же исследований указанной категории не проводилось. Это было связано, прежде всего, с отсутствием в действовавшем гражданском законодательстве запрета злоупотребления правом.
Аналогичное отношение к шикане прослеживалось и в работах советских ученых, исследовавших проблему злоупотребления правом: М.М. Агаркова, В.П. Грибанова, М.И. Бару, О.С. Иоффе, В.А. Рясенцева и др., внесших существенный вклад в развитие учения о злоупотреблении правом. В частности, ими были разработаны вопросы о сущности и понятии злоупотребления правом, его признаках и др. Вместе с тем нельзя не отметить, что комплексные исследования именно категории шиканы в то время отсутствовали.
Не уделяют достаточное внимание данному вопросу и современные цивилисты, несмотря на то, что запрещение указанной формы злоупотребления правом нашло свое отражение в действующем гражданском законодательстве.
Одной из целей настоящей работы является попытка восполнить недостаток исследований категории шиканы.
Для достижения данной цели в монографии анализируется процесс становления и исторического развития указанной категории в гражданском законодательстве как России, так и зарубежных стран. Демонстрируется современное состояние разработанности шиканы в зарубежной цивилистике, а также особенности отражения ее запрета в ныне действующих законодательных актах других государств. Исследуется практика применения норм о злоупотреблении правом судебными органами
Яценко Т.С. Категория шиканы в гражданском праве: история и современность
этих стран. Кроме того, дается общая характеристика шиканы как особого вида гражданского правонарушения, выявляются проблемы применения норм о ее запрещении в судебной практике РФ и предлагаются пути их разрешения с учетом российского и зарубежного опыта в этой сфере.
Для решения указанных выше задач используется большой массив фактического материала. Так, в работе анализируются положения римского частного права, законодательство и судебная практика Российской Империи, нормы советского гражданского законодательства, современные нормы ГК РФ. Достаточное внимание уделяется исследованию законодательства и судебной практики зарубежных государств (Германии, Франции, Швейцарии, Японии, США, Великобритании и др.), накопивших за несколько столетий действия принципа недопустимости шиканы весьма ценный опыт, полезный и для российской цивилистической науки и правоприменительной деятельности.
Настоящая работа является первым комплексным монографическим исследованием категории шиканы и теоретических проблем ее правового регулирования. Некоторые источники, используемые для решения поставленных задач, рассматриваются впервые. Кроме того, целый ряд положений и выводов, сделанных в работе, являются новыми, не встречавшимися ранее в российской цивилистической науке. В частности, предлагается оригинальное понятие шиканы, разработаны ее признаки, позволяющие установить шикану в действиях управомоченного лица, использование которых может быть полезно прежде всего для судебной практики, решены другие проблемы, связанные с применением статьи 10 Гражданского кодекса РФ.
Основу данной книги составляет диссертационное исследование на тему «Шикана как правовая категория в гражданском праве», выполненное на кафедре гражданского права юридического факультета Ростовского государственного университета под научным руководством заведующего кафедрой доцента, кандидата юридических наук А.А. Лукьянцева.
Хотелось бы выразить особую благодарность заведующему кафедрой гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова доктору юридических наук, профессору Евгению Алексеевичу Суханову, позволившему пройти стажировку на кафедре, во время которой диссертация была переработана в книгу.
12
Введение
Особая благодарность доценту кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, кандидату юридических наук Владимиру Саурсеевичу Ему, под научным руководством которого проходила стажировка на кафедре и работа над книгой. Помимо благодарности за научную помощь, хотелось бы сказать о неоценимом вкладе, который вносит B.C. Ем в развитие отечественной гражданско-правовой науки изданием произведений классиков российской цивилистики и работ молодых ученых.
Яценко Т.С. Категория шикани в гражданском праве: история и современность
Глава I. ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ
КАТЕГОРИИ ШИКАНЫ В РОССИЙСКОМ И
ЗАРУБЕЖНОМ ГРАЖДАНСКОМ
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Как известно, изучение истории зарождения и развития любого нового института права имеет колоссальное значение не только для научной, но и правоприменительной деятельности. Оно позволяет современной теории и практике, используя уже известные способы решения проблем, возникающих в процессе реализации норм данного института, избежать многих сложных и противоречивых вопросов. В особенности это важно, когда предшествующее отечественное законодательство не содержит аналогов новому явлению, теоретические разработки немногочисленны, и опираться приходится, прежде всего, на исторический опыт зарубежной и российской правовой мысли.
Все сказанное в полной мере относится и к институту злоупотребления правом, не известному нормам ни дореволюционного, ни советского гражданского законодательства, и впервые нашедшему свое закрепление лишь в 1994 году с принятием части первой Гражданского кодекса РФ1. Новизна данного института для гражданского права России предопределяет возникновение в процессе его применения целого ряда проблем, успех разрешения которых зависит во многом от использования накопленного опыта в указанной сфере предыдущими поколениями.
В этой связи в настоящей работе особое внимание уделяется рассмотрению исторических аспектов становления и закрепления категории шиканы, причем как в зарубежном, так и российском гражданском праве.
Сразу же хотелось бы отметить, что взгляды на проблему злоупотребления правом в исследуемой форме менялись на всем протяжении исторического развития правовой мысли: в разные эпохи и в разных государствах осуществление прав с единственной целью ущемить чу-
1 Вместе с тем нельзя не отметить, что данный институт был известен отечественной гражданско-правовой доктрине, которая достаточно подробно исследовала его. Речь об этом пойдет дальше.
14
Глава I. История становления категории шикани в российском и _______зарубежном гражданском законодательстве_________
жие интересы либо прямо запрещалось законом, либо было безразлично для права. В последнем случае признавалось, что лицо, действовавшее в пределах своего права, не отвечает за вред, причиняемый им при этом окружающим. Такая ситуация была связана с тем, что в ранние периоды истории свобода воли каждого лица в распоряжении своими правами признавалась безграничной. Как отмечал И. Оршанский, «древнее суеверное уважение к личному произволу было так сильно, что прежде прибегали к косвенным мерам для парализования вредных проявлений этого произвола, но не считали возможным нападать на него прямо»1. Это во многом объясняет ту нерешительность, которая сопровождала рассмотрение учеными и практиками вопроса о запрете шиканы в законодательстве различных государств. Сама мысль о возможности ограничения свободы правоосуществления представлялась законодателям этих стран кощунственной, способной поколебать стабильность существующих общественных отношений.
В этой связи требует специального разрешения вопрос об эволюции взглядов на пределы пользования субъективными гражданскими правами на протяжении всего периода развития правовой мысли, приведшей современных юристов к осознанию необходимости запрета шиканы.
, § 1. Признание недопустимости шиканы
* по римскому праву
Рассмотрение любого гражданско-правового института сегодня не обходится без изучения права Древнего Рима, позволяющего современным авторам решать вопрос о наличии либо отсутствии в нем аналога того или иного института. Представляется, что такая постановка вопроса ограничивает возможности исследователя в получении достоверных выводов относительно объекта исследования. В этой связи изучение нами положений римского права имело целью прежде всего обосновать точку зрения, согласно которой уже в древнейшие времена свобода автономии субъекта в пользовании своими правами подвергалась ограничению, поскольку именно тогда была осознана опасность беспредельного правоосуществления, особенно, когда оно имело целью причинить
Оршанский И. О значении и пределах свободы воли в праве // Журнал гражданского и уголовного права. 1873. Кн. 5. С. 10.
75
Яценко Т.С. Категория шиканы в гражданском праве: история и современность
вред другим лицам. И здесь первенство принадлежит именно римскому праву.
Несмотря на то, что ему не был известен сам термин «злоупотребление правом», и нормы, содержавшие общий запрет недобросовестного осуществления прав, отсутствовали, своим зарождением исследуемая правовая конструкция обязана именно римскому праву. Оно первым поставило вопрос, хотя и недостаточно четко и уверенно, о признании злостного правопользования в качестве поведения недопустимого, не являющегося нормальным в условиях гражданского оборота. Не без влияния римского права западноевропейская правовая доктрина в XVII-XVIII веках сформулировала общий принцип о недопустимости осуществления принадлежащих лицу прав с единственной целью ущемления чужих интересов. В дальнейшем указанный принцип нашел свое отражение в гражданском законодательстве целого ряда государств, в том числе и России.
Сразу же отметим, что под осуществлением права римское право понимало совершение управомоченным лицом действий, имевших целью как удовлетворение его практических интересов, так и противодействие нарушению этих прав со стороны третьих лиц'. В пределах принадлежащего ему права лицо могло совершать любые действия, даже если они причиняли вред другим лицам, и практически не несло при этом никакой ответственности. В этой связи Е. Годэме указывал на то, что «идея безответственности при осуществлении права была принята римскими юристами в самых крайних ее последствиях: совершенное в силу права не может дать место иску о возмещении вреда»2.
Таким образом, негативные последствия правопользования для третьих лиц, даже если они заключались в уничтожении фактического состояния, из которого эти лица извлекали пользу, либо в причиненном им вреде, несоизмеримо большем по сравнению с получаемой управомоченным субъектом выгодой, не являлись по римскому праву основанием для признания подобных действий правонарушением3. Такая безграничная свобода правоосуществления отражена в сформулированном
' См., напр.: Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М, 1999. С. 49; Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. М., 1996. С. 85.
2 Годэме Е. Общая теория обязательств / Пер. с фр. И.Б. Новицкого. М., 1948. С. 327.
3 См.: Дернбург Г. Пандекты. Т. 1. Общая часть / Пер. с нем. Г. фон Рехенберга; под ред. П. Соколовского. М., 1906. С. 105.
16
Глава I. История становления категории шикани в российском и ______зарубежном гражданском законодательстве__________
позднейшей юриспруденцией принципе qui jure suo utitur, neminem laedit - никого не обижает тот, кто пользуется своим правом1. Понимание субъективного права подобным образом, то есть как блага абсолютного, существующего исключительно для удовлетворения эгоистических потребностей его обладателя безотносительно к интересам третьих лиц, и объясняет почему римское право так и не выработало понятия злоупотребления правом. Последнее, по мнению ряда цивилистов, начинает формироваться только после изменения понимания самого права, когда его осуществление связывается с определенной социальной целью2.
Вместе с тем именно римские юристы первыми указали на необходимость некоторого ограничения свободы правопользования. Осуществление права без определенной полезной цели, лишь для причинения вреда другому лицу, не могло не вызывать негативной реакции у римлян, славившихся своей любовью к порядку и преданностью к сложившимся формам общественных отношений. Злостное правопользование ущемляло интересы не только отдельного субъекта, против которого оно было направлено, но и государства в целом. Поэтому ограничения осуществления прав имели своей целью защиту как личных, так и общественных интересов.
Первоначально указанные ограничения касались только сферы вещных прав и, прежде всего, права собственности, принцип безграничной свободы пользования которым, по выражению В. Доманжо, «всегда вызывал особенно острые и болезненные осложнения»3, распространившиеся затем на пользование иными правами. Среди таких ограничений можно выделить запрет осуществления права, если его единственной целью являлось причинение вреда другим лицам.
Здесь следует отметить, что у романистов нет единого мнения по поводу того, был ли известен римскому праву запрет шиканы в качестве общего принципа. Например, некоторые из них отрицают его всеобщую силу и ограничивают его действие конкретными случаями, упоминаемыми в соответствующих источниках права". Ими особо
1 См : Доманжо В. Указ. соч. С. 1.
2 См., напр.: Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Т. 1. Часть общая. СПб., 1911. С. 402; Годэме Е. Указ. соч. С. 327.
3 Доманжо В. Указ. соч. С. 4.
4 Такие случаи «злостного» осуществления права, единственной целью которого было причинение вреда другому лицу, описываются в Дигестах. Более подробно они будут рассмотрены ниже.
17
Яценко Т.С. Категория шиканы в гражданском праве: история и современность
подчеркивается, что недопустимой шикана признавалась только в указанных случаях, являясь лишь редким исключением из правила Nemi-nen laedit qui suo iure utitur1. В подтверждение своей точки зрения они приводят высказывание Гая, в котором, по их мнению, отражается суть понимания римскими юристами пределов осуществления права: «Nullus videtur dolo facere, qui iure suo utitur», то есть никто не считается поступающим злоумышленно, если он пользуется принадлежащим ему правом2.
Другие исследователи указывают на то, что, напротив, нельзя ограничивать запрет шиканы лишь конкретными примерами недобросовестного осуществления прав, известных нам из высказываний римских юристов. Римскому праву, по их мнению, было известно запрещение данной формы злоупотребления правом именно в качестве общего принципа, а указанные случаи являлись лишь частным его применением3.
Наконец, существует и третья точка зрения, согласно которой подобный принцип был известен римскому праву, однако его действие носило ограниченный характер и замыкалось областью вещных прав, вне которой запрет шиканы являлся лишь случайностью4.
Осуществление права собственности с целью причинения вреда другим лицам действительно в Риме признавалось недопустимым. Например, Законом Юстиниана собственникам городских участков в Константинополе было запрещено возводить высокие стены в том случае, если делали они это лишь затем, чтобы лишить других домохозяев морского вида (Novellae 63)5. Подобные запреты устанавливались и в местных строительных статутах римских общин, также защищавших интересы соседей от вредоносных построек6.
1 См., напр.: Гамбаров Ю.С. Указ. соч. С. 405; Годэме Е. Указ соч. С. 327; Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М., 1991. С. 17; Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. Пг., 1917. С. 91 и др.
2 См.: Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. С. 50.
3 См., напр.: Барон Ю. Система римского гражданского права. Вып. 1 Кн. 1. Общая часть / Пер. с нем. Л. Петражицкого. М., 1898. С. 173; Виндшейд Б. Учебник пандектного права. Т. 1. Общая часть / Пер. с нем.; под ред. и с примеч. С.В. Пахмана. СПб., 1874. С. 306.
4 См.: Доманжо В. Указ. соч. С. 4.
5 Барон Ю. Указ. соч. С. 173.
6 Подробнее см.: Дернбург Г. Пандекты. Т. 2. Вещное право / Пер. с нем.; под ред. А.Ф. Мейендорфа. СПб., 1905. С. 212.
18
Глава I. История становления категории шикани в российском и _______зарубежном гражданском законодательстве_____________
Кроме того, в Дигестах содержится указание Цельса на то, что «не следует оказывать снисхождение злобе1 (выделено мной. - Т.Я.), если, например, ты захочешь счистить гипсовые украшения со стен или картины, ничего от этого не получая, но лишь досаждая мне»2. Как отмечалось комментаторами Дигест, речь в этом отрывке идет о продавце дома, который с целью досадить будущему собственнику счищал со стен картины и украшения3.
Недопустимым также считалось копание колодца на своем участке с единственной целью лишить воды колодец соседа. В этой связи в Дигестах упоминается о запрете «взыскивать с того, кто, копая на своем участке, отвел источник соседа (нельзя также предъявлять иска об умысле: понятно не должно иметь иска, если копавший сделал это без намерения причинить вред соседу (выделено мной. - Т.Я.), но для улучшения своего участка»1*.
Римское право не только запрещало шикану при осуществлении права собственности, но и предусматривало определенные негативные последствия для лица, ее совершающего. Как видно из приведенного выше отрывка Дигест, лицо, которое действовало исключительно с целью причинения вреда соседу, не освобождалось римским правом от ответственности за причиненный вред, и потерпевший мог предъявить к нему иск, о природе которого, правда, не сохранилось никаких сведений. Последнее послужило основанием для появления в немецкой юридической литературе XVII века предположения о том, что римское право, не содержавшее общих правил о запрещении шиканы, так и не выработало единых средств для борьбы с ее проявлениями5. Однако, как отмечал В. Доманжо, подобная точка зрения так и не получила большого распространения, поскольку римское право не могло не противодей-
1 В оригинале: Neque malitiis indulgendum est. Отсюда произошло известное выражение malitiis non est indulgendum, в котором многие исследователи видели общее воспрещение шиканы. По мнению же И.С. Перетерского, данное высказывание относилось «лишь к мотивировке специального и очень легкого случая» и не могло, таким образом, рассматриваться в качестве общего принципа. Подробнее см.: Перетерский И.С. Дигесты Юстиниана. Очерки по истории становления и общая характеристика. М, 1956. С. 14. D. 6. 1. 38. См.: Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты в пер. и с примеч. И.С. Перетерского. М., 1984. С. 134.
3 См.: Перетерский И.С. Указ. соч. С. 14.
4 D. 39.3. 1. 12 (цит. по: Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. С. 50). См.: Доманжо В. Указ. соч. С. 3.
19
Яценко Т.С. Категория шикани в гражданском праве: история и современность
ствовать злоупотреблениям правомочиями1. Этой же позиции придерживался и К. Анненков, указывавший на то, что «злоумышленное причинение вреда» во всех случаях влекло обязанность виновного нести ответственность перед потерпевшим2.
Действительно, умышленное причинение вреда по римскому праву всегда рассматривалось как условие наступления ответственности при-чинителя вреда3. Шикана же всегда характеризуется dolus malus4.
Сказанное позволяет сделать вывод о том, что римское право не могло не выработать особых средств для борьбы с недобросовестным осуществлением права собственности. В качестве таких средств выступали иски. Прежде всего те из них, цель применения которых состояла в прекращении причиняющих или грозящих причинением вреда действий, возмещении понесенного ущерба (так называемые actio rei perse-cutoria) и (или) наказании ответчика.
Например, если собственник земельного участка намеренно отводил сток дождевой воды со своего участка на участок соседа, то он отвечал по иску об удержании дождевой воды - actio acquae pluviae ar-cendae5.
От проявления шиканы в соседских отношениях потерпевший мог защищаться также с помощью иска opens novi nuntiatio, целью которого было прекращение работ по возведению соседом сооружения, грозящего причинением вреда истцу6.
Одним из средств защиты для потерпевшего от шиканы являлся также иск actio doli. Он применялся в случаях умышленного причинения имущественного вреда, например, отзывом разрешения на совершение каких-либо действий, выданного одним лицом другому, когда последнее уже сделало на них определенные затраты. В этой связи Ю. Барон приводит такой пример: кто-либо дозволяет другому заниматься ломкой или гранением камней на своем участке, а, когда другой уже сделал к этому определенные приготовления и затраты, отме-
1 См.: Доманжо В. Указ. соч. С. 4.
2 См.: Анненков К. Система русского гражданского права: В 4 т. Т. 4. Отдельные обязательства. 2-е изд. СПб., 1912. С. 419.
3 См.: Хвостов В.М. Указ. соч. С. 193.
4 В переводе с латинского - злой умысел (см.: Латинский словарь юридических терминов и выражений / Сост. В.А. Минасова, И.Ю. Губина. Ростов-на-Дону, 2000. С. 59).
5 См.:ДождевД.В. Римское частное право. М., 1999. С. 384.
6 Более подробно об этом см.: Покровский И.А. История римского права. СПб., 1998. С. 343.
20
Глава I. История становления категории шикани в российском и ^____зарубежном гражданском законодательстве___________
няет дозволение, то есть осуществляя свое право собственности на земельный участок, намеренно причиняет вред другому лицу. Подобное поведение являлось основанием для возникновения у потерпевшего права требовать возмещения убытков1.
Следует отметить, что сфера права собственности не была единственной сферой, в которой запрещалась шикана. Например, преторским эдиктом была установлена ответственность должника, который с целью причинения вреда своим кредиторам предпринимал уменьшение принадлежащего ему имущества2. Такое уменьшение могло осуществляться либо путем передачи прав на это имущество другому лицу, либо путем отказа от права на него, или путем фактического уничтожения вещи. В любом случае наличие умысла причинить вред кредиторам презюмиро-валось, поскольку должник не мог не осознавать, что после избавления от имущества он становился несостоятельным к платежу. Для защиты от подобных действий применялись actio Pauliana и interdictum. Последний, как отмечал Б. Виндшейд, был введен преторским эдиктом с целью оказания кредиторам юридической помощи, обеспечивающей скорейшее возвращение вещей в конкурсную массу3.
Что касается actio Pauliana, то его предъявление требовало соблюдения ряда условий. Во-первых, имущество должника должно было быть уменьшено его собственными действиями. Во-вторых, такое лицо должно было знать, что подобными действиями оно уменьшает свое имущество4.
Интересно, что в качестве ответчика по иску мог выступать не только должник, допустивший шикану, но и приобретатель имущества, знавший о заведомо незаконном отчуждении имущества. Причем последний нес ответственность наряду с должником в полном объеме причиненного вреда. Следует отметить, что добросовестный приобретатель также не освобождался от ответственности, которая, однако, носила для него ограниченный характер: в размере полученной им от использования имущества выгоды5.
1 См.: Барон Ю. Система римского гражданского права. Вып. 3. Кн. 4. Обязательственное право / Пер. с нем. Л. Петражицкого. СПб., 1899. С. 246.
2 См.: Виндшейд Б. Об обязательствах по римскому праву / Пер. с нем.; под ред. и с примеч. А.Б. Думашевского. СПб., 1875. С. 520. См. там же.
4 См.: Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. С. 500.
5 См.: Виндшейд Б. Указ. соч. С. 521-525.
21
Яценко Т.С. Категория шикани в гражданском праве: история и современность
Actio Pauliana предъявлялся от имени всех кредиторов одним лицом (curator bonorum), которое назначалось претором1.
Указанные выше юридические средства защиты от проявлений ши-каны могли дополняться и штрафными исками actiones poenalis, главной целью которых было наказание причинителя вреда. Они проистекали из деликтов и позволяли потребовать возмещение ущерба даже в тех слу-. чаях, когда ему не соответствовало обогащение на стороне ответчика2,! что вполне отвечало ситуации шиканы.
Подводя итог рассмотрению шиканы в римском праве, можно сде-| лать следующие выводы.
Во-первых, несмотря на признание в римском праве принципа безгра-] ничной свободы правоосуществления, оно не оставляло без внимаш случаи недобросовестного пользования правами, целью которого было причинение вреда другим лицам. Следовательно, именно у древних рим-j лян начинает формироваться новое мировоззрение, согласно которол свобода воли каждого индивидуума может быть ограничена в частных общественных и государственных интересах в случаях, когда она направ-1 лена на ущемление этих интересов. В дальнейшем это оказало свое влия| ние на формирование понятия пределов пользования правами в западне европейской правовой доктрине.
Во-вторых, одинаково отрицательное отношение к разнообразны!* проявлениям шиканы, отразившееся и в законе Юстиниана, и в претор| ском эдикте, и в высказываниях римских юристов, свидетельствует том, что во всех указанных выше случаях применялся один принциг недопустимости осуществления принадлежащих лицу прав исключи^ тельно во вред другому.
Вместе с тем нельзя не отметить, что римские юристы не выработа| ли единого понятия для обозначения указанного принципа, поскольк он ими также не разрабатывался. Шикана стала предметом исследовав ния юриспруденции гораздо более позднего времени, что будет рас| смотрено в соответствующем параграфе.
1 См.: Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и И.С Перетерского. С. 501.
• См.: Хвостов В.М. Указ. соч. С. 73.
22

Глава I. История становления категории шикани в российском и зарубежном гражданском законодательстве______
§ 2. Становление категории шиканы
в гражданском законодательстве
зарубежных стран
По замечанию Г.Ф. Шершеневича, одним из положительных последствий рецепции римского права европейским в XV-XVI веках явилась выработка на его основе общих для всех европейских законодательств начал, способствовавших во многом их унификации1. К таким началам можно отнести и принцип Neminen laedit qui suo iure utitur, который длительное время господствовал в европейской правовой доктрине и рассматривался как бесспорный. Свобода управомоченного субъекта в пользовании своими правами признавалась абсолютной и безграничной. Особенно это касалось осуществления права собственности.
Вместе с тем строительные уставы и городские права целого ряда городов Германии2 издавна пытались ограничить произвол управомо-ченных лиц, устанавливая запрет на так называемые Neidbau - сооружения, возводимые собственником земельного участка с единственной целью досадить соседям3. А к концу XVII века в среде немецких юристов возникает мнение о том, что не только Neidbau, но и всякое злоупотребление правом должно быть признано противоправным4. При этом подчеркивалось, что и римскому праву были известны определенные ограничения указанного выше принципа, включая запрещение шиканы.
Начиная с XVIII века большинство законодательных актов европейских государств уже предусматривали ответственность за вред, причиненный при осуществлении права. А принцип Neminen laedit qui suo iure utitur стал рассматриваться как архаичный, не соответствующий потребностям гражданского оборота. При этом именно запрещение шика-
См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.) / Вступ. ст. Е.А. Суханова. М., 1995. С. 25-26. В частности, Ульмера, Мюнхена и Гамбурга. 3 См.: Huber К. Uber den Rechtsmissbrauch. Bern, 1910. S. 12. Доманжо в этой связи указывает на работу Самуила Стрика «De aemulatione juris», изданную в 1678 году, в которой обосновывалась необходимость запрета любого злонамеренного пользования правами (см.: Доманжо В. Указ. соч. С.З).
23
Яценко Т.С. Категория шиканы в гражданском праве: история и современность
ны стало решающим в низвержении правила об абсолютной недосягаемости управомоченного субъекта, осуществляющего свое право. Недопустимость злоупотребления правом в исследуемой форме была признана вначале в Прусском земском уложении 1794 года («Прусском ландрехте»), затем в Саксонском гражданском уложении 1863 года, достигнув наивысшей юридической техники своего оформления в Гражданском уложении Германской Империи 1896 года. Кроме того, нельзя не отметить большой вклад в разработку принципиального правила о запрете шиканы со стороны французской цивилистической науки и судебной практики.
2.1. Прусское земское уложение 1794 года
Прусское земское уложение 1794 года явилось первым законодательным актом, признавшим шикану в качестве деяния, запрещенного государством. Современники называли Уложение «продуктом разума и идей просвещения». С точки зрения содержащихся в нем положений о запрете злоупотребления правом, его действительно можно охарактеризовать как один из самых смелых и прогрессивных законов своего времени. Вместе с тем нельзя не отметить, что Уложение отразило самые ранние в европейской истории правовой мысли представления о необходимости ограничения произвола управомоченного лица. Эти представления во многом характеризовались противоречивостью и непоследовательностью: с одной стороны, подчеркивалась незыблемость правила, согласно которому осуществляющий свое право не отвечает за причиненный им при этом вред, с другой - выдвигалось требование о необходимости запрета злоупотребления правом.
Прусское Уложение также провозгласило правило о невозможности привлечения к ответственности лица, причинившего вред пользованием своего права. Однако оно предусмотрело достаточно суровое наказание лица, допустившего злоупотребление своими правами. Так, согласно параграфу 72 Уложения, тот, кто пользовался привилегиями во вред государству или гражданам, лишался этих привилегий. Параграф 107 Прусского Ландрехта распространил эту норму на злоупотребление и иными правами, закрепив возможность лишения их в том случае, если лицо использовало принадлежащее ему право исключительно во вред другому1.
1 См.:ДоманжоВ. Указ. соч. С. 5.
24
Глава!. История становления категории шиханы в российском и ______зарубежном гражданском законодательстве__________
Вместе с тем нельзя не отметить смелость создателей Земского уложения, пытавшихся дать определение понятия злоупотребления правом. В качестве такового рассматривалась ситуация, когда лицо «из многих способов правоосуществления... умышленно, с намерением причинить вред ближнему, выбрало способ для последнего вредный»1. Следовательно, речь шла исключительно о такой форме злоупотребления правом, как шикана. Это позволяет нам сделать вывод о том, что единственным изъятием из принципа свободы правоосуществления по Уложению признавалось запрещение именно шиканы. При этом признаками последней являлись способ осуществления права, выбор которого определялся не действительными нуждами управомоченного субъекта, а единственно его желанием причинить вред другому лицу, и умышленная форма вины.
Отдельный параграф Ландрехта (§ 28) был посвящен специальному случаю проявления шиканы: злоупотреблению правомочиями собственности, под которым понималось «такое пользование собственностью, которое, по существу своему, может иметь исключительно то назначение, чтобы причинить кому-либо неприятность»2.
Таким образом, Прусское земское уложение содержало и общее воспрещение шиканы, распространявшееся на всякое осуществление упра-вомоченным лицом принадлежащих ему субъективных прав, и специальную норму, посвященную запрету данной формы злоупотребления правом в сфере права собственности, что, по сути, демонстрировало несовершенство юридической техники законодателя. Дополнительное выделение в качестве самостоятельного состава правонарушения пользование правом собственности с целью причинения вреда другим лицам свидетельствовало о желании создателей Уложения особо указать на изъятие из правила об абсолютной природе данного права в ситуации, когда его осуществление преследует вредоносную цель.
Следует отметить, что нормы Ландрехта о запрещении шиканы достаточно часто применялись в судебной практике Пруссии. При этом вопрос о наличии в действиях лица злоупотребления правом решался судом в каждом конкретном случае с учетом бытовой обстановки дела. Если бесспорно устанавливалось, что пользование правами могло иметь место и без причинения вреда другим лицам, но умышленно осуществлялось таким способом, чтобы этот вред причинить,
Параграф 37 Титула 6 Прусского земского уложения (цит. по: Доманжо В. Указ. соч. С. 5).
См. там же. С. 6.
25

Яценко Т.С. Категория шиканы в гражданском праве: история и современность
действия управомоченного в соответствии с Уложением признавались злоупотреблением правом, и он присуждался к возмещению ущерба1.
В этой связи важно указать на то, что Прусское земское уложение, по сравнению с более поздними по времени принятия гражданскими законами других стран, предусматривало наиболее суровые последствия для лица, злоупотребившего своим правом. Наряду с обязанностью возместить причиненный подобным осуществлением права вред, еще одним негативным последствием для него могло быть, как уже отмечалось, лишение его того права, которое использовалось исключительно во вред другому лицу.
Таким образом, безусловным достижением Прусского земского уложения явилось закрепление в его нормах категории шиканы, а также попытка дать определение понятия этого явления, предусмотреть ответственность за его совершение. Нормы Уложения о запрете шиканы оказали свое влияние на разработку данной категории гражданско-правовой доктриной позднейшего времени, во многом предопределив современное ее понимание.
2.2. Запрещение шиканы в Гражданском уложении Германской Империи 1896 года
Как уже отмечалось, заслугой немецкой правовой мысли XIX века стало введение в научный оборот самого термина «шикана»2, ставшего впоследствии общепризнанным для обозначения такого пользования правом, которое осуществляется исключительно для того, чтобы причинить вред другому лицу3. Кроме того, после принятия в Германии в 1896 году общеимперского Гражданского уложения (ГГУ), когда была осознана и воплощена в законе необходимость безоговорочного запрета шиканы, началась, без преувеличения можно сказать, новая эпоха в понимании ее сущности.
Вместе с тем нельзя не отметить, что в первоначальную редакцию проекта ГГУ общее воспрещение шиканы включено не было. В этом проявилось особое влияние римского частного права на юридическую науку и практику Германии. Император Фридрих II еще в XII веке
1 См.: Доманжо В. Указ. соч. С. 6.
2 Данный термин происходит от немецкого schikane - издевательство, каверза, придирка (см.: Большой немецко-русский словарь. М., 2000. С. 733).
3 До XIX века подобные действия лица обозначались в немецкой юридической литературе как «rechtsmissbrauch». См.: Доманжо В. Указ. соч. С. 6.
26
Глава I. История становления категории шиканы в российском и
зарубежном гражданском законодательстве_________
провозгласил его «всемирным правом». А Салейль подчеркивал, что «желание устранить римское право при создании кодекса значило бы (в конце XIX века) создать немецкий кодекс без немецкого права»1. Как отмечалось в литературе, римское право стало в ту эпоху национальным правом Германии2. В этой связи бесспорным признавался принцип, согласно которому пользующийся своим правом не несет ответственности за причиненный им при этом вред. Поэтому первые две редакции Уложения не предусматривали запрещение злоупотребления правом. Создатели первой из них подчеркивали, что само намерение причинить вред другому лицу осуществлением своего права установить и доказать практически невозможно. Следовательно, зачем тогда запрещать шикану, если это станет основанием для огромного количества заведомо неразрешимых исков3. Некоторые немецкие цивилисты указывали также на то, что подобный запрет мог скорее способствовать злоупотреблению правом, нежели препятствовать ему, например, в том случае, когда недобросовестный должник использовал такой запрет с целью затянуть начатый против него судебный процесс4. Особенно невозможным считалось ограничение права собственности. Абсолютный его характер считался безусловным. Р. Зом, принимавший участие в обсуждении проекта ГГУ в Рейхстаге, говорил так: «...свобода собственности необходима для всех нас; ради этой свободы мы живем; вся наша общественная и нравственная свобода, которой мы обладаем, как отдельные личности, т.е. как наиболее ценное правовое благо, которое мы все имеем, дается нам только частной собственностью, свободной частной собственностью»5.
Однако третья редакция проекта Гражданского уложения Германии ознаменовала отказ от истоков римского права, предусмотрев запрещение злоупотребления правомочиями собственности. Так появился § 887: «Осуществление права собственности с единственной целью причинить вред третьему лицу является недопустимым».
Вместе с тем составители проекта в то время не решились распространить такой запрет на «злостное» осуществление и иных субъектив-
Цит. по: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М, 1999. С. 46. См. там же.
Доманжо В. Указ. соч. С. 8.
s Подробнее об этом см.: Гамбаров Ю.С. Указ. соч. С. 405. Цит. по: Канторович Я. Первая статья Гражданского кодекса// Право и жизнь. 1925. Кн. 2-3. С. 6.
27
Яценко Т.С. Категория шиканы в гражданском праве: история и современность
ных прав, объяснив свою позицию тем, что общий запрет шиканы мог бы повлечь за собой «опасную неопределенность в пользовании правами», что, по их мнению, «вызвало бы более нежелательных явлений, чем желательных»1.
Однако, несмотря на достаточно серьезную критику учения о шикане, большинство представителей научной элиты Германии уже к началу XIX века считали необходимым запрещение шиканы в качестве общего принципа, который распространил бы свое действие на все сферы регулирования гражданского права2. Тем более что подобный запрет к тому времени уже был признан нормой общего права, которое выработало свои методы борьбы с проявлениями шиканы: судебный иск и возражение о заведомо недобросовестном предъявлении иска - actio и exceptio doli3.
Кроме того, сами создатели проекта Уложения достаточно ясно представляли себе, что отсутствие в нем прямого запрета злоупотребления правом могло рассматриваться некоторыми лицами как его поощрение, что также было нежелательно. Поэтому во второй редакции проекта появился параграф 705, признавший недопустимым злоупотребление, но не правами, а свободой действий, имеющейся у любого члена общества. В нем указывалось, что «действия, являющиеся сами по себе, в силу общей свободы, дозволенными, должны быть признаваемы противоправными, если они предприняты вопреки добрым нравам и рассчитаны на причинение вреда третьим лицам»4.
Такое запрещение злоупотреблений не распространялось, следовательно, на ситуацию осуществления управомоченным лицом принадлежащих ему прав. А неясность выражения «действия, дозволенные в силу общей свободы» делала параграф 705 Уложения нежизнеспособным.
В дальнейшем комиссия Рейхстага по рассмотрению проекта Гражданского уложения Германской Империи распространила действие этой нормы на осуществление любых субъективных прав. После внесенных комис-
1 Покровский И А. Основные проблемы гражданского права. С. 91.
2 Упоминание о запрещении шиканы в качестве нормы общего права встречается, например, в работах Б. Виндшейда, Ю Барона, Г. Дернбурга и др. Так, Г. Дернбург, указывая на недопустимость такого осуществления права, которое имеет своей целью вредить другим, предлагал распространять запрет на подобные действия не только на соседские отношения, но и на всякие другие, в том числе и обязательственные (см.: Дернбург Г Пандекты. Т 1. Общая часть / Пер. с нем. Г. фон Рехенберга; под ред. П. Соколовского. С 106).
3 Доманжо В. Указ. соч. С. 6-9.
4 См. там же.
28
Глава I. История становления категории шиканы в российском и
зарубежном гражданском законодательстве___________
сией дополнений в Уложение и появился параграф 226 в его нынешнем звучании.
Хотелось бы отметить, что Гражданское уложение 1896 года до сих пор является действующим нормативно-правовым актом ФРГ. При этом за все время его существования никакие изменения не коснулись содержания параграф 226, который достаточно часто применяется судами Германии'.
2.3. Признание шиканы недопустимой
»* в судебной практике Франции
Гражданское законодательство Франции, в отличие от аналогичного Германии и Пруссии, не предусматривало норм, запрещавших шикану. Несмотря на это, учение о злоупотреблении правом было признано не только французской цивилистической доктриной, но и судебной практикой, которая при отсутствии норм в законодательстве обосновала необходимость привлечения к ответственности лиц, допускающих своими действиями шикану, и выработала собственные правила рассмотрения дел данной категории.
Прежде всего необходимо подчеркнуть, что вплоть до середины XIX века римский принцип «Qui suo jure utitur neminem laedit» признавался французской цивилистической наукой в качестве бесспорного. Однако во второй половине XIX века как наука, так и практика начинают осознавать, что данный принцип может применяться для регулирования исключительно нормального, не выходящего за свои пределы, осуществления права. Злоупотребление же правом не может подпадать под его действие и всегда должно влечь за собой наступление ответственности лица, его допустившего2.
Вместе с тем нельзя не отметить, что французская цивилистика исходила из иных, нежели германская, предпосылок обоснования необходимости запрещения шиканы. Принцип абсолютного права собственности признавался ею в качестве бесспорного. Судебная же практика, соглашаясь с данным принципом, вместе с тем отмечала, что осуществление данного права, как и любого иного, «должно иметь
Вопрос о применении принципа недопустимости шиканы в судебной практике зарубежных стран освящается в главе II настоящего исследования. См.: Доманжо В. Указ. соч. С. 13.
29
'4
Яценко Т.С. Категория шикани в гражданском праве: история и современность
своим пределом удовлетворение серьезного и законного интереса»1. Как отмечал Л. Дюги, теория злоупотребления правом была «средством, выдуманным юристами для того, чтобы устранить последствия, логически проистекающие из абсолютного характера права собственности и поддержать в то же время этот характер»2. По его мнению, целью данной теории являлось «противодействие последствиям абсолютного характера, приданного... dominium»3. Поэтому о шикане в практической деятельности говорилось чаще всего применительно к осуществлению права собственности.
Здесь уместно подчеркнуть, что французскими судами в качестве злоупотребления правом признавалось не всякое нарушение пределов пользования этим правом. По свидетельству В. Доманжо, не рассматривалось в качестве такового, например, преграждение постройками света соседу. Однако пользование правом, единственной целью которого было причинение вреда третьим лицам, всегда признавалось злоупотреблением правом4.
В связи с рассмотрением исков о защите от проявлений шиканы у французских судей вполне обоснованно возникал вопрос об ответственности лиц, допустивших злоупотребление своим правом, и ее основаниях. Тем более что количество подобных исков было велико. Здесь можно выделить два подхода суда к решению данного вопроса.
Одни судьи рассматривали шикану в качестве деликта и смело применяли в этом случае статью 1382 Кодекса Наполеона, регламентирующую возмещение вреда, причиненного правонарушением. Согласно положениям данной статьи «всякое действие человека, которое причиняет вред другому, обязывает того, по вине которого это ущерб произошел, к возмещению ущерба»5.
Другие, не признавая шикану деликтом, все же возлагали на управо-моченное лицо обязанность возместить причиненный «неумеренным пользованием» ущерб. Подобная ответственность за осуществление права, не являющегося правонарушением, обосновывалась сторонниками данного подхода наличием вины у лица, действия которого по ис-
1 Решение Судебной палаты г. Кальмара от 2 мая 1855 г. (см.: Дюги Л. Общие преобразования гражданского права со времени Кодекса Наполеона. М, 1919. С. 106)
2 Там же. С. 108.
3 Там же.
4 См.: Доманжо В. Указ. соч. С. 13.
5 Цит. по: Гражданские Законы Царства Польского с объяснениями и по решениям Правительствующего Сената. СПб.; Варшава: Орось, 1910. С. 361.
30
L
Глава I. История становления категории шикани в российском и ______зарубежном гражданском законодательстве_________
пользованию своего права были вызваны лишь желанием причинить вред Другому лицу'.
Достаточно ясно, что в последнем случае суды могли применять статью 1382 с большой оговоркой, поскольку она предусматривала ответственность именно правонарушителей. Активное рассмотрение судами исков о шикане, а также исследование данной категории французской цивилистической доктриной не могло не повлечь за собой постановку вопроса о необходимости законодательного запрета данной формы злоупотребления правом. В частности, такое предложение делал Салейль, который внес в комиссию, занимавшуюся пересмотром Кодекса Наполеона, проект новой редакции статьи 6, регламентировавшей злоупотребление правом2. Согласно новой редакции «не может признаваться законным осуществлением права действие, совершаемое лицом без ощутимой и правомерной для себя выгоды, но имеющее в качестве единственно возможного результата причинение вреда другому лицу»3. Однако данная поправка так и не нашла своего закрепления в законе.
Таким образом, несмотря на отсутствие в действовавшем гражданском законодательстве прямого запрета шиканы, французская судебная практика признавала последнюю недопустимой, привлекая лиц, ее совершивших, к гражданско-правовой ответственности. При этом в отличие от судов Германии, которые, опираясь на параграф 226 ГГУ, просто отказывали лицу, допустившему шикану, в защите принадлежащего ему права, не требуя возмещения причиненных ею убытков, французская судебная система предоставляла лицу, потерпевшему от злоупотребления правом, возможность потребовать такого возмещения.
2.4. Становление категории шиканы в гражданском законодательстве Швейцарии
С точки зрения провозглашения запрета шиканы в гражданском законодательстве Швейцарии нас интересуют прежде всего два закона: Гражданское уложение Цюрихского Кантона4 и Швейцарское Граж-
См.:ДоманжоВ. Указ. соч. С 16.
См.: Покровский И А. Основные проблемы гражданского права. С. 92. Там же.
См.: Гражданское Уложение Цюрихского Кантона. Издание редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения. СПб., 1887.
31
Яценко Т.С. Категория шиканы в гражданском праве: история и современность
данское уложение1. Это объясняется тем, что они стали первыми законодательными актами данного государства, признавшими недопустимым осуществление права, преследующее цель причинить вред другому лицу.
Первый из указанных законов являлся локальным нормативным актом и действовал, следовательно, в пределах одной территории - Цюрихского Кантона. Тем не менее он занял видное место в системе актов гражданско-правового регулирования Швейцарии и оказал большое влияние на содержание не только общешвейцарского Гражданского уложения, принятого, кстати сказать, позднее, но и гражданских законов других европейских стран. Учитывали его положения и разработчики проекта Гражданского уложения Российской Империи.
В самом деле, Гражданское уложение Цюрихского Кантона стало весьма прогрессивным законодательным актом для своего времени. Весьма объемное по содержанию оно охватывало своим регулированием практически все институты гражданского права, среди которых можно обнаружить и шикану.
Следует отметить, что рассматриваемое нами Уложение не содержало общего положения о запрещении шиканы. Исследование содержащихся в нем норм свидетельствует о том, что им, напротив, провозглашалась безграничная свобода правоосуществления. Так, статья 1832 Уложения предусматривала, что тот, «кто...лишь осуществляет свое собственное право... не обязан вознаграждением, хотя бы это осуществление было во вред другому»2. Это же положение обнаруживается и в статьях, содержащих нормы, регулирующие взаимоотношения между соседями. Например, статья 618 Уложения подчеркивает, что само по себе пользование землей или домом, которое «неприятно действует на глаза, уши или нос, не дает еще права на возражение»3.
Учитывая изложенное, можно сделать вывод о том, что Гражданским уложением Цюрихского Кантона был воспринят римский принцип «Qui suo jure utitur neminem laedit».
Однако действие указанного принципа все же ограничивалось и прежде всего, запретом шиканы. В частности, признавалось недопусти мым пользование правом собственности с исключительной целью при чинения вреда соседу. При этом Уложение не просто запрещало подоб
1 См . Швейцарское Гражданское Уложение 10 декабря 1907 года/ Пер. К М. Вар шавского. Пг., 1915.
2 Гражданское Уложение Цюрихского Кантона. С. 310 'Там же. С. 110.
32

Глава I. История становления категории шиканы в российском и _______зарубежном гражданском законодательстве__________
ные действия, но и предусматривало возможность привлечения управо-моченного лица к ответственности. Статья 619 закона закрепляла право потерпевшего на обращение в полицию или суд с просьбой о защите от подобного «чрезмерного или злостного пользования»1.
Гражданское уложение Цюрихского Кантона предусматривало гарантии соблюдения норм о недопустимости шиканы в сфере права собственности. Эти гарантии заключались в установлении пределов пользования правом собственности. Так, статья 597 Уложения ограничивала право собственника земельного участка возводить на нем любые строения, нарушающие постановления права соседства, среди которых был и запрет шиканы2.
Таким образом, запрет шиканы распространялся в Уложении только на отношения соседства. Вместе с тем судебная практика в иных кантонах, кодексы которых не упоминали о недопустимости злоупотребления правом, признавала неправомерным осуществление любых прав с целью причинения вреда другим лицам3.
Запрещение злостного правопользования нашло отражение и в Гражданском уложении Швейцарии, принятом 10 декабря 1907 года. Здесь следует отметить, что, в отличие от Франции и Германии, этому не предшествовала длительная научная дискуссия. Лишь в момент работы над Уложением шикана начала упоминаться в исследованиях ученых. Провозглашение принципа недопустимости злоупотребления правом было данью современным представлениям о необходимости ограничения власти управомоченного лица запретом шиканы, а также сложившейся в Швейцарии судебной практике в области разрешения споров между соседями.
Уже в процессе разработки Уложения предлагалось закрепить норму, которая бы признала недопустимым осуществление права собственности с «очевидною и исключительною целью причинить другому вред» (статья 644)4. Однако такая ее формулировка заведомо ограничивала действие запрещения шиканы сферой права собственности. Возможно поэтому в последней редакции Уложения появилась статья 2: «При осуществлении прав и обязанностей каждый должен поступать по
Гражданское Уложение Цюрихского Кантона. С. 110. 2 См. там же. С. 107.
См • Доманжо В. Вопрос об ответственности за вред, причиненный при осуществлении права, в проекте нашего Гражданского уложения // Сборник статей по гражданскому и торговому праву памяти Г.Ф. Шершеневича. М., 1915. С. 334. См • Покровский И А. Основные проблемы гражданского права. С. 92.
33
Яценко Т.С. Категория шиканы в гражданском праве: история и современность
доброй совести. Явное злоупотребление правом не пользуется защитой (выделено мной. - Т.Я.)»\
В отличие от ГГУ Швейцарское уложение не определяет понятия шиканы. Как подчеркивали его разработчики, недостаточная исследо-ванность теории злоупотребления правом делает невозможным дать определение, не «рискуя или слишком далеко опередить практические потребности, или, наоборот, создать лишь новое препятствие для их удовлетворения»2.
В Уложении не раскрывалось также понятие «явное злоупотребление правом», что позволило исследователям выдвинуть несколько вариантов его толкования. Одни полагали, что речь идет исключительно о запрещении шиканы. Только она, по их мнению, является явным злоупотреблением правом. Другие же, напротив, утверждали, что в статье 2 признаются недопустимыми не только шикана, но и злоупотребление правом в любой иной форме. Таким образом, единодушным было мнение о том, что норма данной статьи распространяется на случаи проявления шиканы3.
В качестве негативного последствия для лица, совершившего шикану, швейцарское Уложение предусматривало возможность отказа в защите принадлежащего ему права. В отличие от прусской и французской практики в этой сфере, исследуемый акт не закрепил право потерпевшего на возмещение причиненного ему злоупотреблением правом вреда.
Резюмируя сказанное, отметим, что категория шиканы была достаточно хорошо известна как гражданскому законодательству, так и судебной практике зарубежных государств. Кроме рассмотренных источников права, осуществление права исключительно с намерением навредить другому лицу запрещали также Саксонское Гражданское уложение 1863 года4, Гражданский кодекс штата Калифорния 1872 года5, а также законы других государств, многие из которых будут проанализированы в главе II настоящего исследования, поскольку продолжают действовать и в настоящее время.
Швейцарское Гражданское Уложение 10 декабря 1907 года С. 5.
2 Доманжо В Указ. соч. С. 336.
3
См.: Покровский И А. Основные проблемы гражданского права. С. 93-94. 4 Саксонские Гражданские Законы. Вып. 1. Гражданское Уложение. СПб., 1885. См.: Малышев К. Гражданские законы Калифорнии в сравнительном изложении с законами Нью-Йорка и других восточных штатов и с общим правом Англии и Северной Америки: В 3 т. Т. 3. СПб., 1906.
34
Глава I. История становления категории шиканы в российском и _____зарубежном гражданском законодательстве__________
Категория шиканы нашла отражение в зарубежном гражданском законодательстве, когда было признано невозможным предоставлять управомоченному субъекту безграничную свободу в осуществлении им прав. Пользование правом с целью причинения вреда другим лицам признавалось противоречащим принципам доброй совести, посягающим на частные и общественные отношения, и причиняющим тем самым вред государству, заинтересованному в обеспечении стабильности гражданского оборота.
Следует отметить, что законодательство европейских государств, где особое место занимает Гражданское уложение Германской Империи, оказало огромное влияние на признание принципа недопустимости шиканы российским гражданским правом.
§ 3. Категория шиканы в гражданском праве Российской Империи
В цивилистической науке дореволюционной России, как и в других странах, долгое время господствовало мнение о том, что осуществляющий свое право не отвечает за вред, причиняемый при этом другим лицам'. Это мнение признавалось и поддерживалось официальной властью в лице соответствующих органов - Сената и Министерства юстиции, которые, при отсутствии прямых указаний на данный принцип в гражданском законодательстве, толковали его нормы таким образом, чтобы это мнение признавалось бесспорным.
Однако в конце XIX начале XX веков в ряде научных работ по частному праву, а также некоторых судебных решениях, в том числе и Кассационного департамента Сената, обнаруживаются попытки обосновать необходимость ограничения принципа беспрепятственного осуществления гражданских прав, в частности пользование правами, единственной целью которого являлось причинение вреда другому лицу. Данные предложения обосновывались положениями римского права и ссылками на нормы гражданских законов зарубежных государств, устанавливавших ответственность за подобное правопользование.
Кроме того, в начале XX века была сделана попытка отразить категорию шиканы в законодательстве путем закрепления ее в Гражданском
Подробнее об этом см.: Анненков К. Система русского гражданского права: В 4 т. Т. 1. Введение и общая часть. СПб., 1910. С. 585.
35
Яценко Т.С. Категория шиканы в гражданском праве: история и современность
уложении Российской Империи. В силу известных событий проект Уложения не был принят.
Таким образом, несмотря на отсутствие в законодательстве норм о запрете шиканы, данная категория была хорошо известна дореволюционному гражданскому праву: научной доктрине и судебной практике. Однако, отмечая это, нельзя не указать на некоторую непоследовательность российской цивилистической мысли в данном вопросе. Подчеркивая необходимость ответственности лиц, нарушающих осуществлением своего права интересы других субъектов, некоторые ученые в то же время утверждали, что такое положение нисколько не противоречит принципу Qui suo jure utitur neminem laedit1. В итоге такое противоречие нашло свое отражение в проекте Уложения.
3.1. Категория шиканы в гражданском праве России XIX века
Как наука, так и судебная практика России этого периода, признавая принцип безграничности правоосуществления, отвергали возможность установления ответственности за действия, совершенные в пределах права, даже если их единственной целью было причинение вреда интересам других лиц. Запрещение подобных действий, по утверждению ряда дореволюционных цивилистов, могло бы только навредить прочности гражданского оборота, поскольку внесло бы в отправление права большую неопределенность. Эта неопределенность, по их мнению, могла выразиться в том, что лицо в каждом случае должно было бы указывать на интерес, который оно имело при осуществлении своего права, доказывая при этом отсутствие в своих действиях признаков шиканы.
Несмотря на преобладание в гражданском праве дореволюционной России отрицательного взгляда на возможность запрещения злоупотребления правом в общеимперском законодательстве, на территории государства все же действовал правовой акт, который такой запрет предусматривал, - Общее уложение Финляндии2 (напомним, что здесь было воспринято Уложение Швеции 1734 года).
' См., напр.: Гуссаковский П.Н. Вознаграждение за вред, причиненный недозволенными деяниями // Журнал Министерства юстиции. 1912. № 8. С. 37-38.
2 См.: Общее Уложение и дополнительные к нему узаконения Финляндии. СПб., 1891.
36
Глава I. История становления категории шикани в российском и ______зарубежном гражданском законодательстве__________
Учитывая, что действие правила о запрещении шиканы ограничивалось территорией (Финляндии), финское Уложение, пожалуй, без преувеличения можно назвать наиболее ранним источником российского права, закрепившим исследуемую категорию. Так, в главе XIX Уложения устанавливалась ответственность за осуществление права на подачу иска и использования возможностей судопроизводства «во зло, ко вреду и убытку другого»1. При этом такие действия лица по осуществлению принадлежащего ему права обозначались термином «злоупотребление», что было большим достижением для юриспруденции того времени, поскольку даже научная литература использовала его весьма неохотно. Лицо, совершившее шикану, подвергалось по Уложению достаточно крупному для того времени штрафу: от 10 до 20 талеров плюс судебные издержки2.
Общее уложение Финляндии в вопросе о запрещении шиканы, как уже отмечалось, составляло исключение. Ссылаясь на нормы статей 574 и 684 тома X части I Свода Законов Российской Империи, гражданский Кассационный департамент Правительствующего Сената особо подчеркивал, что не может быть ответственности за убытки, причиненные действиями, совершенными в пределах права3.
Здесь уместно заметить, что такое указание департамента с большой натяжкой выводится из содержания названных статей. Так, согласно ст. 574 Свода «... всякий ущерб в имуществе и причиненные кому-либо вред или убытки, с одной стороны, налагают обязанность доставлять, а, с другой, производят право требовать вознаграждения»4. Как видно из смысла статьи, обязанность возместить причиненный вред не только не ограничивалась, но, напротив, возникала вследствие нанесения любого ущерба любыми действиями. Следовательно, возможность возложения на управомоченного субъекта ответственности за причиненный его действиями вред другому лицу данной статьей прямо не исключалась.
Однако кассационная практика распространила действие статьи 574 Свода Законов только на лица и учреждения, которые не имели закон-
См.: Общее Уложение и дополнительные к нему узаконения Финляндии. С. 939. См. там же.
См.: Тютрюмов И.М. Законы гражданские. СПб., 1910. С. 413. Гражданские законы (Свод Законов, том X, часть 1) с разъяснением их по решениям Правительствующего Сената. СПб., 1870. С. 142.
37
Яценко Т.С. Категория шикани в гражданском праве: история и современность
ного права на совершение действий, повлекших причинение вреда1, i Особо подчеркивалось, что ответственность может быть установлена] только за правонарушение, но не за осуществление права2.
В подтверждение своей позиции Сенат также ссылался на норму] статьи 684 тома X Свода Законов. Согласно ее положениям «всякий | обязан вознаградить за вред и убытки, причиненные кому-либо его j деянием или упущением, хотя сие деяние или упущение и не состав- j ляли ни преступления, ни проступка...»3 (выделено мной. - Т.Я.). Из j буквального толкования статьи следует, что ответственность должна наступать за любые действия (бездействие), причинившие вред, даже j если они не носят противоправный характер. Очевидно, что данная j статья могла бы послужить основанием для наказания лиц, нанесших I ущерб, в том числе и осуществлением своего права4. Видимо для того, i чтобы избежать подобного понимания ее содержания, Кассационный департамент Сената в ряде судебных решений разъяснил, что статья 684 не может применяться к случаям правоосуществления, поскольку i «никто не подлежит ответственности за действия, совершенные в пре- \ делах своего права»5.
Несмотря на достаточно категоричную позицию кассационной практики, признававшей недопустимым привлечение к ответственности за осуществление права, из этого правила ею все же были сделаны некоторые исключения. В связи с появлением в судах исков к лицам, которые в процессе пользования своими правами намеренно причиняли вред ] чужим интересам, то есть совершали шикану, Сенат был вынужден установить определенные пределы такого правопользования. Кроме того, некоторые границы осуществления права собственности устанавливались и в законодательстве.
' См.: ТютрюмовИМ. Указ. соч. С. 413.
2 См.: Доманжо В. Указ. соч. С. 37.
3 Гражданские законы (Свод Законов, том X, часть 1) с разъяснением их по ре-1 шениям Правительствующего Сената. С. 167.
4 Такая точка зрения высказывалась, кстати, и некоторыми дореволюционными цивилистами. Например, К. Анненков подчеркивал, что действия по осуществлению права, преследующие незаконную цель - причинить вред другому лицу, должны быть признаны незаконными и влечь наступление ответственности по статье 684 Свода Законов (см.: Анненков К. Система русского гражданского права: В 4 т. Т. 1. Введение и общая часть. С. 585). Тютрюмов И. Указ. соч. С. 511.
38
Глава I. История становления категории шиканы в российском и ______зарубежном гражданском законодательстве______
3.2. Ограничения права собственности1
Характеризуя право собственности в Древнем Риме, известный романист М. Бартошек писал, что уже в римском праве исходя из интересов общества, нравственных предписаний, религиозных норм и т.п. вводились ограничения данного права2. Необходимость защиты этих же интересов обусловила установление пределов осуществления права собственности и в российском дореволюционном гражданском праве3.
1 Здесь уместно отметить, что в современной литературе указывается на необходимость обособления границ (пределов) права собственности и его ограничений. При этом обращенное к собственнику требование закона учитывать права третьих лиц есть граница (предел) данного права, если оно «не предполагает возможности несобственника вторгаться в сферу юридического господства собственника». Оно является ограничением права собственности, «если сужение возможностей собственника осуществлять правомочия обусловлено внешним воздействием, вторжением третьих лиц в сферу юридического господства собственника посредством предоставления им возможности осуществления отдельных правомочий собственника» (см.: Камышанский В П. Пределы и ограничения права собственности. Волгоград, 2000. С. 13-14). Исходя из положений данной концепции, шикана есть нарушение пределов права собственности. Вместе с тем некоторые авторы указывают на то, что из правила о недопустимости шиканы вытекают ограничения порядка осуществления права собственности. Такие ограничения, по их мнению, вводятся не федеральным законом - «они носят естественный характер, проистекают из самой природы данного права». Их естественно-правовая природа, таким образом, состоит в том, что эти ограничения права собственности находятся за пределом круга тех ограничений, «которые вводятся федеральным законодателем в порядке, установленном в части 3 статьи 55 Конституции России» (см.: Гаджиев Г. Защита права собственности в конституционном праве Российской Федерации // Конституционное Право: Восточноевропейское Обозрение. 2000. № 4 (33); 2001. №1(34). С. 91).
2 См.: Бартошек М. Римское право. Понятие, термины, определения. М., 1989. С. 30.
3 Следует заметить, что подобные ограничения права собственности были известны и зарубежному законодательству XIX века. Например, Швейцарское Гражданское уложение в статье 667 устанавливало правило, согласно которому «собственность на землю простирается вниз и вверх настолько, насколько в этом есть интерес» (см.: Швейцарское Гражданское Уложение 10 декабря 1907 года. Пг., 1915). Как отмечалось в литературе, данное положение ограничивало право собственности критерием наличного интереса собственника, составляя с этой точки зрения принцип, на котором основывалось запрещение шиканы (см.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. С. 203).
39
! I
Яценко Т.С. Категория шикани в гражданском праве: история и современность
С целью наиболее полного освещения исследуемого вопроса признаваемые в Российской Империи ограничения права собственности уместно объединить в две группы.
Первую группу составляют ограничения права собственности, введенные сенатской практикой в связи с потребностью пресечь проявления шиканы в сфере права собственности.
Вторую группу - ограничения права собственности, установленные в Своде Законов Российской Империи, которые можно определить как меры предупреждения шиканы.
Рассмотрим указанные группы ограничений права собственности.
В 70-е годы XIX века в судебной практике России начинают рассматриваться иски с требованием о возмещении вреда, причиненного осуществлением права. Один из таких случаев описывался в литературе.
Некто Козловский подал исковое прошение в Либавский окружной суд, в котором указал, что его восьмилетний сын, желая прокатиться на проезжавших мимо и принадлежавших крупному помещику санях, запрыгнул на них и поранился о гвоздь, вбитый в ремень острием вверх. Ребенок остался калекой, и отец в исковом прошении требовал возмещения связанных с этим убытков. В ходе рассмотрения дела судом было установлено, что гвоздь был забит нарочно, с целью воспрепятствовать детям вскакивать на запятки саней1.
Сегодня квалификация подобных действий не вызвала бы затруднения. Перед нами шикана в чистом виде. В конце же XIX века окружной суд, а затем и Санкт-Петербургская судебная палата в иске отцу ребенка отказали, указав, что владелец саней действовал в пределах своего права, а потому не обязан отвечать за причиненный мальчику вред. Естественно, что такое решение судебных органов не могло не вызвать отрицательной реакции со стороны общественности. Поэтому спустя несколько лет Сенат признал неправильным столь широкое толкование содержания права собственности и отменил постановления указанных органов2.
Аналогичным образом Сенат поступил с решением Московской судебной палаты, отказавшей истцу в удовлетворении его требований о возмещении ответчиком вреда, мотивируя это тем, что последний действовал в пределах принадлежащего ему права3.
1 См.: Доманжо В. Указ. соч. С. 38.
2 Там же. С. 39.
3 См.: Судебные отчеты // Право. 1903. № 10. С. 699.
40
Глава I. История становления категории шиканы в российском и ________зарубежном гражданском законодательстве_________
Следует отметить, что количество подобных дел в практике российских судов к концу XIX века существенно увеличилось. Принцип «никто не отвечает за вред, причиненный осуществлением своего права», стал нежизнеспособным. Поэтому в 1902 году Решением № 126 Кассационного департамента Сената было установлено, что «никто не свободен пользоваться своим правом так, чтобы лишать другого возможности пользоваться его правом»1. Данное правило касалось прежде всего осуществления права собственности.
В Решении не говорилось о запрете непосредственно шиканы, но идея недопустимости злоупотребления правом уже обнаруживалась.
Комментируя указанное Решение, Ю.С. Гамбаров, в частности, отмечал, что ничем не ограниченная свобода собственника в осуществлении принадлежащих ему правомочий неизбежно породила бы ситуацию, при которой собственник, не выходя за пределы своего права, мог бы совершить любые действия, позволившие бы ему «прогнать всех своих соседей, вынудив их к уступке принадлежащих им земель за самую ничтожную плату... у самой границы своего участка вырыть глубокую яму, угрожая ближайшему дому полным разрушением», и сделать, таким образом, жизнь соседей невыносимой2. Налагая на собственников, владеющих соседними участками, обязанность принимать во внимание интересы друг друга, Решение № 126 Кассационного департамента Сената явилось своеобразной гарантией недопущения шиканы в отношениях между ними.
Как уже отмечалось, вторую группу ограничений права собственности составляли ограничения, которые были предусмотрены в Своде Законов Российской Империи. Их исследование позволяет решить вопрос о существовании в гражданском законодательстве дореволюционной России действенных средств предупреждения и реагирования на проявления шиканы, несмотря на отсутствие прямого ее запрета. Особое значение при этом приобретает анализ тех ограничений, которые устанавливались в отношении владельцев соседних земельных участков. Известно, что вражда между ними зачастую способствовала совершению шиканы.
1 Цит. по: Гуляев A.M. Общие учения системы гражданского права в практике гражданского Кассационного департамента Правительствующего Сената за пятьдесят лет // Журнал Министерства юстиции. 1914. № 9. С. 405.
2 Цит. по: Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. Вып. 2. Вещное право. СПб., 1896. С. 82-83.
41
Яценко Т.С. Категория шикани в гражданском праве: история и современность
Случай проявления последней описан Н.В. Гоголем в «Повести о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Иван Никифорович, разругавшись со своим соседом Иваном Ивановичем, построил на своей земле гусиный хлев (осуществил свое право) единственно для того, чтобы досадить Ивану Ивановичу. Гоголь не описал развязку тяжбы, которая после этого началась между двумя собственниками соседних участков, однако из текста повести становится ясно, что она была практически неразрешима', поскольку законом ответственность за злостное отправление права не устанавливалась.
Вместе с тем соседи в своих действиях по осуществлению принадлежащего им права собственности подвергались достаточно серьезным ограничениям. Так, хозяину земельного участка, прилегавшего к реке, запрещалось поднимать ее воду и тем самым затоплять соседние участки (ст. 604 Свода Законов). Владелец дома не вправе был устраивать скат крыши или делать окна во двор соседа, если дом находился на границе участков2. Хозяин дома мог требовать также, чтобы собственник соседнего участка не пристраивал кухню или печи к стене его дома, не лил воды или не сметал сор в его двор3.
Указанные ограничения лишали собственника возможности совершать действия, причинявшие вред соседу, предупреждая в том числе и проявление шиканы.
Нарушение этих ограничений влекло за собой ответственность соответствующих лиц, среди которых были и те, кто использовал свое право собственности единственно затем, чтобы досадить соседу. Правда, умышленная форма вины управомоченного лица при определении размера ответственности не учитывалась. Основанием для ее наступления было нарушение установленных законом пределов осуществления права собственности.
Следует отметить, что споры между владельцами соседних участков разрешались без вмешательства административной власти, в порядке гражданского судопроизводства4.
1 Гоголь Н.В. Собрание художественных произведений: В 5 т. Т. 2. М, 1951.
2 См.: МейерД.И. Русское гражданское право: В 2 ч.Ч. 2. М., 1997. С. 27.
3 См.: Победоносцев К. Курс гражданского права. Часть 1. Вотчинные права. СПб., 1896. С. 467.
4 См.: Васьковскип Е.В. Учебник гражданского права. Вып. 2. Вещное право. С. 90.
42
Глава I. История становления категории шиканы в российском и ______зарубежном гражданском законодательстве_______
5.3. Запрещение шиканы в проекте Гражданского уложения Российской Империи
Работа над созданием Гражданского уложения Российской Империи продолжалась тридцать один год - она началась в 1882 году и завершилась 14 октября 1913 года внесением Министром юстиции И.Г. Щегло-витовым в Государственную Думу проекта Книги V Уложения, посвященной регулированию обязательственных отношений1.
За это время было создано несколько редакций проекта Уложения. Первая из них была представлена редакционной комиссией к рассмотрению общественности в 1899 году, вторая - в 1903, третья и последняя- в 1913 году. Каждая редакция отражала понимание пределов осуществления права, соответствующее определенному этапу развития ци-вилистической мысли.
Так, первые две редакции проекта Уложения закрепили принцип невозможности привлечения к ответственности за действия, совершенные в границах права. В частности, статья 1066 проекта указывала на то, что «действовавший в пределах предоставленного ему по закону права не отвечает за причиненный вред»2.
Признавая существование норм о запрете шиканы в гражданском законодательстве зарубежных стран, члены редакционной комиссии особо подчеркивали нецелесообразность установления такого запрета в проекте русского Уложения, поскольку «случаи подобного рода едва ли часто встречаются, а ... установление такой ответственности стесняло бы лиц в осуществлении своих прав в виду сопряженного с сим нарушения чужих имущественных интересов и колебало бы твердость приобретенных прав»3.
Статья 1037 второй редакции проекта Гражданского уложения полностью повторила формулировку статьи 1066. Редакционная комиссия не ответила на критику со стороны ряда видных цивилистов и на предложение дополнить содержание статьи запрещением шиканы. По утверждению Комиссии, признание Гражданским уложением шиканы недопустимой повлекло бы за собой только неразрешимость судебных
1 См.: Обязательственное право. Вып. 1-3 / Под ред. Н.В. Сорина. Проект Министерства юстиции, внесенный 14 октября 1913 года в Государственную Думу. СПб., 1914.
2 Гражданское Уложение. Кн. V. Обязательства. Проект Высочайше Учрежденной Редакционной комиссии / Под. ред. И.М. Тютрюмова. СПб., 1899. С. 212.
3 Цит. по:Доманжо В. Указ. соч. С. 46.
43
Яценко Т.С. Категория шиканы в гражданском праве: история и современность
споров. В каждом конкретном случае потребовалось бы исследование внутренних побуждений деятельности лица при осуществлении им своего права, то есть выяснение того, было ли его единственной целью причинение вреда другому лицу или нет1.
Несмотря на резко отрицательное отношение Комиссии к закреплению в нормах Уложения категории шиканы, по распоряжению Министра юстиции И.Г. Щегловитова последняя все же была включена в проект. Так, появилась статья следующего содержания: «Действовавший в пределах предоставленного ему по закону права не отвечает за причиненный вред, разве бы осуществление такого права имело целью только причинение вреда другому»2. Как отмечалось в объяснительной записке Министра к проекту, подобное правопользование является ничем иным, «как извращением права, вопреки его экономическому и историческому назначению, то есть... деянием явно неправомерным»3.
Таким образом, в России впервые была сделана попытка признать недопустимым осуществление прав с единственной целью причинения вреда другим лицам и установить ответственность за шикану. Во многом данная позиция законодателя была предопределена влиянием зарубежного права, давно признавшего подобные действия неправомерными. Однако нельзя не отметить и заслуг русских цивилистов, исследовавших институт шиканы в своих работах и подготовивших почву для нового понимания пределов осуществления права". Их влияние на появление в проекте Гражданского уложения запрета шиканы бесспорно.
Провозглашение принципа недопустимости осуществления права, если оно преследует цель причинения вреда другим лицам, поставило российское Уложение в один ряд с самыми прогрессивными законодательными актами своего времени. Оно отвергло уже утратившее свое значение понимание пользования правами как безграничного.
Как уже отмечалось, в силу известных событий проект Гражданского уложения Российской Империи так и не стал действующим нормативно-правовым актом. Данное обстоятельство позволяет сделать вывод
1 См.:ДоманжоВ. Указ. соч. С. 47-48.
2 Цит. по: Тютрюмов И.М. Законы гражданские. СПб., 1913. С. 568.
3 Цит. по: Покровский И А. Основные проблемы гражданского права. С. 93.
4 См., напр: Доманжо В. Указ соч ; Анненков К. Система русского гражданского права: В 4 т. Т. 1. Введение и общая часть. СПб., 1910; Гамбаров ЮС. Курс гражданского права. Т. 1. Часть общая. СПб., 1911; Покровский И А. Основные проблемы гражданского права. Пг., 1917 и др.
44
Глава I. История становления категории шиканы в российском и
____________зарубежном гражданском законодательстве__________
о том, что категория шиканы была неизвестна дореволюционному гражданскому законодательству.
§ 4. Категория шиканы в советском гражданском праве
После Октябрьской революции категория шиканы не предусматривалась в российском законодательстве вплоть до принятия в 1994 году части первой Гражданского кодекса РФ. Однако проблема злоупотребления правом была известна советскому гражданскому праву и активно исследовалась в работах таких выдающихся ученых, как С.Н. Братусь, О.С. Иоффе, В.П. Грибанов, М.М. Агарков, М.И. Бару, Д.М. Генкин, В.А. Рясенцев и др.
Следует отметить, что среди цивилистов не было единого мнения по поводу данной проблемы. Так, одни из них отвергали теорию злоупотребления правом, считая невозможным противоправное осуществление прав. По их мнению, действия, называемые злоупотреблением правом, есть не что иное, как выход за пределы права, правонарушение. Кроме того, опасность теории злоупотребления правом, по их утверждению, заключалась в возможности неограниченного судейского усмотрения при решении вопроса о пределах осуществления права1. Поэтому сторонники данной точки зрения считали применение самого термина «злоупотребление правом» условным и требующим отграничения действий, им обозначаемых, от осуществления права. В качестве такого ограничения, по мнению, например М.М. Агаркова, могло служить запрещение в гражданском законодательстве шиканы. Ученый считал, что недопустимость последней уже признана Конституцией СССР 1936 года, статья 130 которой устанавливала обязанность каждого гражданина СССР «соблюдать Конституцию, исполнять законы, блюсти дисциплину труда, честно относиться к общественному долгу, уважать правила социалистического общежития»2. Действия же, совершенные с целью
1 См., напр.: Агарков ММ. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве // Известия Академия наук СССР. Отделение экономики и права. 1946. № 6. С. 427; Самойлова МБ. Право личной собственности граждан СССР: Автореф. дис.... канд юрид. наук. Л., 1965. С. 11.
2 Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик // Сборник Законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР 1938-1975 гг. Т. 1. М., 1975. С. 22.
45

Яценко Т.С. Категория шикани в гражданском праве: история и современность
причинения вреда другому, и есть не что иное, как неуважение правил социалистического общежития1. Под последними М.М. Агарков понимал правила, выражавшие «сущность социалистических общественных отношений, и которыми должны руководствоваться участники этих отношений»2.
Таким образом, несмотря на критику теории злоупотребления правом, сторонники рассмотренного подхода не отвергали необходимость законодательного запрещения шиканы.
Другие авторы полностью признавала указанную теорию, считая ее вполне обоснованной и отвечающей потребностям реальной жизни3.
Однако среди представителей данного направления не было единства мнений относительно того, что можно понимать под злоупотреблением правом.
МИ. Бару, например, указывал на то, что злоупотребление правом «всегда внешне опирается на субъективное право и формально не противоречит объективному праву»4.
В.А. Рясенцев рассматривал злоупотребление правом как осуществление права в противоречии с его назначением5.
В.П. Грибанов понимал под злоупотреблением правом «особый тип гражданского правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при осуществлении им принадлежащего ему права, связанный с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного ему законом общего типа поведения»6.
При этом все указанные авторы в подтверждение своей точки зрения ссылались на соответствующие нормы гражданского законодательства, устанавливавшие пределы осуществления субъективных прав. Рассмотрим их подробнее.
' См.: Агарков М.М. Указ. соч. С. 436.
2 Там же. С. 435.
3 См., напр.: Бару М.И. О статье 1 Гражданского Кодекса // Советское государство и право. 1958. № 12; Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М, 1991 и др.
4 Бару М.И. Указ. соч. С. 118.
5 См.: Рясенцев В.А. Условия и юридические последствия отказа в защите гражданских прав // Советская юстиция. 1962. № 9. С. 8-9.
6 См.: Грибанов В.П. Указ. соч. С. 53. Следует отметить, что подобное понимание злоупотребления правом является господствующим и в современной гражданско-правовой науке.
46
Глава I. История становления категории шиканы в российском и _________зарубежном гражданском законодательстве______
4.1. Пределы осуществления субъективных прав в Гражданском кодексе РСФСР 1922 года
Эти пределы устанавливались в статье 1 ГК РСФСР 1922 года, которая гласила: «Гражданские права охраняются законом, за исключением тех случаев, когда они осуществляются в противоречии с их социально-хозяйственным назначением»1.
Некоторые современники рассматривали данный принцип как «коренную перемену в традиционных представлениях и учениях о существе гражданского права»2. Однако уже дореволюционной цивилистиче-ской мысли было известно понятие осуществления права вопреки его экономическому и историческому назначению. Как подчеркивалось выше, данное понятие применялось для обозначения шиканы. А.Б. Рубинштейн вообще рассматривал указанную статью как заимствование «из багажа капиталистической юриспруденции»3. Действительно, нельзя не видеть, что статья 1 по своему содержанию соответствовала историческому развитию правовой идеологии, общему для всех европейских стран. Ее принятие стало результатом постепенного ограничения принципа абсолютной свободы правоосуществления и выработки научной доктриной нового понятия «пределов правопользования», установление которых ставилось в зависимость от назначения соответствующего права. Таким образом, принцип, провозглашенный в указанной статье, не являлся присущим исключительно советской правовой доктрине. Поэтому не случайным было то, что советские ученые при отсутствии в законе категории шиканы видели в статье 1 ГК 1922 г. прямое ее запрещение4.
Такая точка зрения, кстати, поддерживалась и судебной практикой, использовавшей норму данной статьи при разрешении конкретных споров5. Один из подобных примеров описывается у М.И. Бару: собственник дома, не добившись выселения неугодного ему квартиранта в су-
См.: Гражданский кодекс РСФСР с постатейно-систематизированными материалами / Под ред. С. Александровского. 3-е изд. М., 1928.
2 См.: Канторович Я. Указ. соч. С. 3.
3 См.: Рубинштейн Б. Принцип социально-хозяйственного назначения права в гражданском кодексе РСФСР // Советское право. 1926. № 4. С. 61.
4 См., напр., Бару М.И. Указ. соч. С. 118; Канторович Я. Указ. соч. С. 10; Рубинштейн Б. Указ. соч. С. 69.
5 См., напр.: Бару М.И. Указ. соч. С. 118.
47
I

стр. 1
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>