<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Я: Теперь, Р., я хочу, чтобы ты увидел лицо человека или людей, которые связаны с этим звуком, а затем увидел человека целиком в то время и в том месте, где эти страшные слова были сказаны в первый раз. (Эта процедура просто переводила его из бессознательной аудиальной системы в бессознательную визуальную,… что в результате привело к тому, что Р. погрузился в гипноз. Прежде, чем мы закончили эту часть работы, у него наблюдалась левитация рук, наряду с идиомоторными реакциями). (Р. медленно кивает.) Теперь постарайся увидеть себя маленьким, когда случилось то, что сделало этого маленького мальчика печальным и испуганным. (Пауза… кивает головой «да».) Теперь представь, как твой любимый бейсболист берет тебя маленького за руку и велит этим людям оставить тебя в покое и обещает, что будет защищать тебя. Наблюдай до тех пор, пока этот маленький «ты» не будет выглядеть счастливым, а затем представь, как он вырастает сильным и счастливым.
Я видел Р. еще два раза после первого сеанса. Родители сообщили, что перемена была похожа на чудо:
он был разговорчив, помогал по дому, делал успехи в школе, и сказал своим родителям, что ему не нравится, когда они ругаются друг с другом, и если они будут ругаться, он будет уходить куда-нибудь, чтобы не волноваться. Через два года я встретился с его матерью по другому поводу, и она сообщила мне, что его «проблемы» никогда больше не возвращались.


ПРЕРЫВАНИЯ СИСТЕМ

Другой очень мощный метод перестройки бессознательной стратегии человека заключается в интерпретации болезненной стратегии его ориентации на успешную стратегию. Например, при обсуждении каких-либо положительных переживаний человек на долю секунды смотрит влево вверх, а затем прямо. Когда же он начинает говорить и трудностях, его глаза направляются влево вверх, а затем влево вниз (аудиальная область) и потом при обсуждении болезненной ситуации – вправо вниз. В следующий раз, когда он начинает говорить о своей проблеме, вы щелкаете пальцами в тот момент, когда он начинает переводить глаза влево вниз, Дополнительно вы просите его, когда он говорит, смотреть прямо на вас. В результате вы направляете его на использование его успешной бессознательной стратегии – глаза влево вверх, затем прямо. Как вариант этого метода может быть использован для оказания помощи человеку в наложении успешной бессознательной стратегии на область проблемы. Пример: у 10-летнего мальчика развивалась почти фобическая реакция на голос (сердитый) его отца. В успешных областях он был визуальным и в сознательной, и в бессознательной системах. Я попросил его прислушаться к звуку голоса отца в его голове, а затем помог изменить образ отца на очень смешной. Последний предстал в следующем виде: отец стоит и ругается в старом дырявом нижнем белье. Не прошло и двадцати минут как «фоби-ческая реакция» была ликвидирована. Я велел ему сохранять этот новый образ в секрете, что он и сделал. Прошло больше года, и он ни разу не сталкивался со своей проблемой. (У меня, кроме этого, состоялась короткая встреча с его отцом, я помог ему понять, какой эффект давала его ругань. Его жена позднее сообщила, что он стал существенно меньше ругаться, но даже когда это случалось, на сына это, во-видимому, не действовало.)


УПРАВЛЕНИЕ НЕОСОЗНАВАЕМЫМ

Следующая задача для вас – начать управлять неосознаваемой бессознательной системой (неосознаваемой системой). Это особенно важно в области дисфункции человека. Например, у пациента сознательная система вывода – кинестетическая, а система ввода – визуальная, и не наблюдается никаких проявлений использования его аудиальной системы для проверки «реальности». Это показывает, что аудиальная система здесь является неосознаваемой. Другой пример с использованием таких же систем может быть следующим: вы спрашиваете человека, какой образ он видит внутри себя, а он отвечает: «Я не вижу никаких картин» или говорит другие слова, означающие, что его визуальная система является неосознаваемой. Или другой пример: пациент смотрит влево вверх, затем влево вниз, а его сознательная система вывода является очень сильно визуальной. Это может показывать, что кинестетическая система является неосознаваемой, либо, если вы спрашиваете пациента, что он говорит себе, а он отвечает, что ничего не говорит, то это означает неосознаваемую аудиальную систему.


НЕОСОЗНАВАЕМОЕ – В СОЗНАНИЕ

После того, как вы определили, какая система является неосознаваемой, у вас есть две основные возможности: перевести эту систему в сознательное состояние для того, чтобы человек перестал давать себе гипнотические внушения, на которые у него потом развивается «амнезия», либо использовать эту систему в качестве той, в которой вы построите вашу гипнотическую и терапевтическую работу. Так как эта система неосознаваема, почти вся ваша гипнотическая работа в ней приводит к амнезии на вашу работу. Когда это происходит, пациенту бывает очень трудно «заблокировать» или «саботировать» терапевтический процесс.
Если вы избрали первый метод, приводящий к осознанию системы, вы можете выбрать несколько вариантов. Самый легкий и во многих случаях самый быстрый – произвести наложение систем. Для этого необходимо начинать коммуникацию в сознательной системе человека, затем перейти к бессознательной системе, а потом к неосознаваемой, и повторять эту процедуру до тех пор, пока вы не достигнете желаемого результата. Скажем, у пациента неосознаваемая система является аудиальной, сознательная система вывода – визуальной и, для простоты, бессознательная-кинестетической. (Кстати, то, что я описал, является весьма необычной комбинацией. Я взял ее только для облегчения разъяснении). Скажем также, что ваш пациент сообщил вам, что он очень любит бывать на пляже. Вы можете тогда попросить его закрыть глаза и представить пляж в прекрасный день. Когда ваш пациент отреагирует, вы должны посвятить несколько минут описанию визуальных переживаний, обычных для пляжа. Когда вы увидите признаки расслабления или покоя, или концентрации, или даже транса, вы должны начинать вводить кинестетические переживания, т.е. видение прекрасного голубого неба, облаков, чувства тепла от яркого солнца. Через несколько визуально-кинестетических минут вы начинаете вводить аудиальные переживания: шум волн, бьющихся о берег, помогает вам расслабиться еще больше; слыша шум волн, вы видите, как они поднимаются и падают, вы чувствуете глубокий покой. Вы можете видеть играющих детей, слышать их смех, вспоминать приятные ощущения из прошлого и т.д., и т.д.
При наложении систем могут случиться одна или две вещи. Во многих случаях – обе сразу. Ваш пациент может впасть в такое состояние, которое мы могли бы назвать гипнозом, и, может быть, более медленно и с большим «количеством» наложений систем «блок» неосознаваемой системы будет снят. У меня были десятки случаев, когда люди говорили, что переживая то, что я описывал, они начинали ясно слышать звуки или ощущать все чувства или создавать ясные образы. И что еще более важно, на последующих сеансах они сообщали, и это было очевидно, о «разрушении» этого блока в их реальном мире. Попробуйте… вам понравится.


РАЗБЛОКИРОВАНИЕ ЧЕРЕЗ ОБЫДЕННЫЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ

Другой метод разблокирования неосознаваемой системы заключается в том, чтобы просто начать говорить об обычных приятных переживаниях в этой системе, т.е. для неосознанного кинестетика это будет разговор о чувствах, схожих с теми, которые испытываешь после трудного рабочего дня, когда встаешь под теплый душ, или ощущение свежей простыни, когда ложишься спать, или тепло после страстной ночи. Используйте ваше воображение, это можно сделать почти из ничего. Если, описывая обычные чувства, вы начнете все больше и больше вводить приятные ощущения из детства, вы можете с большой долей вероятности вызвать гипноз и возврат к детству. Это произойдет из-за того, что вы заставите его войти в неосознаваемую систему, чтобы найти эти переживания. Стоит только человеку войти в эту систему, как он будет вынужден покинуть сознательную систему вывода. Короче, изменить состояние сознания.


ИСПОЛЬЗОВАНИЕ НЕОСОЗНАВАЕМЫХ СИСТЕМ

Если вы предпочли оставить неосознаваемую систему неосознаваемой, ваш подход должен существенно отличаться от тех, о которых вы читали до сих пор. Вы можете использовать эту систему для «чтения мыслей» и активации внутреннего поиска. Предположим, что человек имеет неосознаваемую аудиальную систему. Вы можете сказать что-нибудь вроде: «Скоро вы припомните человека, говорившего то, что до сих пор заставляет вас чувствовать себя таким образом» или «Я знаю, что когда вы осознаете, что говорит вам этот голос, вы поймете, как решить эту проблему». Такой подход «возбуждает» сильную внутреннюю активность и вскоре заставляет человека обнаружить, что делает его аудиаль-ная система.
Другим использованием неосознаваемой системы является вызов амнезии на благотворные внушения. Рассмотрим для примера случай с пациенткой с визуальной сознательной системой вывода и кинестетической неосознаваемой системой. Она говорила мне, что «все выглядит безнадежно. Когда я вижу, как люди смотрят на меня, я ужасно расстраиваюсь». Я попросил ее сказать мне, какой у безнадежности звук. Ее лицо стало невыразительным, она выглядела смущенной, через мгновение ее глаза посмотрели влево вниз, а затем влево вверх. В этот момент я сказал: «0'кей. Вместо этого вы\можете почувствовать себя более сильной и спокойной». Она взглянула на меня и сказала: «Что? Я не слышала, что вы сказали». Так как мое «внушение» было сделано в ее неосознаваемой системе, в то время когда она использовала другие системы для поиска, у нее появилась амнезия на мои слова. Дальше во время сеанса она еще больше расслабилась, а когда он закончился, сказала: «Я не уверена, что произошло сегодня, но я чувствую себя гораздо более спокойной и ощущаю в себе достаточно силы, чтобы победить это».


МЕТОД ШОКА

Есть еще один подход к неосознаваемым системам, который я хотел бы вам дать: метод шока. В этом методе вы игнорируете сознательную и бессознательную системы и обращаетесь прямо к неосознаваемой системе. Например: пусть сознательная система вывода – кинестетическая, бессознательная система ввода – аудиальная, неосознаваемая система – визуальная. Пациент говорит «кинестетически» о том, как плохо он себя чувствует. Вы откликаетесь: «Когда вы увидите, на что похожи эти чувства, я знаю, вы сумеете заменить эту картину на ту, которая выглядит гораздо лучше». С этим методом у вас есть хороший шанс вызвать амнезию на то, что вы сказали, а также на мгновение (или гораздо дольше) вызвать неформальное гипнотическое состояние и произвести бессознательную перестройку без осознания пациентом того, что происходит.


СЛУЧАЙ 7: «Р.».

Теперь я хотел бы рассказать вам о Р. и как использование систем показало разницу между большим успехом и большим нулем. Р. привела ко мне его жена, и вскоре я узнал, что он не соглашался идти ко мне. Он отказался заполнить мою приемную анкету и, когда зашел в кабинет, не хотел говорить. Он сел, крепко скрестив руки, и демонстрировал явную враждебность. Его жена сообщила мне, что он вот уже больше года, как потерял самообладание, как она водила его к психиатру, но он отказался с ним работать, и что он не хотел говорить ей, что его беспокоит. Я спросил его, в чем по его мнению, его беда. В ответ он только пожал плечами. Единственной дополнительной информацией было только то, что Р. уставился влево, слегка подняв глаза. Так как он не хотел разговаривать, я начал рассказывать метафоры, подчеркивая визуальные переживания. Я говорил о маленьком мальчике, напуганном и озлобленном. Каждая история была наполнена визуальной информацией. Примерно через десять минут Р. начал поглядывать на меня, и иногда кивать головой. Когда он начал откликаться (в этот момент еще очень слабо), я начал вводить кинестетические переживания в свой рассказ, например: «и этот маленький мальчик не мог увидеть выхода из своей проблемы, которая вызывала в нем очень тяжелые чувства». Р. теперь начал смотреть на меня более свободно и его поза несколько расслабилась. Однако, хотя он смотрел теперь в мою сторону, мне было ясно, что он сейчас находится в «другом» состоянии. Взгляд его был далеким и рассеянным, мышцы лица разгладились. Через несколько минут он взглянул прямо на меня, мигнул несколько раз и, прервав меня, сказал: «Я увидел картину. Если я не буду искать выход из этого, я никогда не смогу смотреть на вещи по-иному». После этого он стал говорить совершенно свободно. Он сказал, что был очень подавлен тем, что его дети покинули его дом, и что, прожив жизнь (ему было 63 года), он ни разу не видел, что добился чего-нибудь. Он также признался, что не только не хотел меня видеть, но пришел ко мне готовым дать отпор. (Я обнаружил позднее, что он верил в то, что искать помощи является признаком неудачи, и поэтому он не хотел «сталкиваться» с этим.)


СЛУЧАЙ 7: ИЗМЕНЕНИЯ

В тот момент Р. был очень дружелюбен и разговорчив. Его проблема «выливалась» наружу, почти всегда начинаясь в визуальной системе и заканчиваясь в кинестетической. По его интонациям я сделал следующие предположения о его системах: его система вывода была в основном аудиальной с очень сильной второй визуальной системой. Его бессознательная система была визуальной (очень отчетливо), и так как он никогда не показывал глазами кинестетическую или аудиальную область, я догадался, что и кинестетическая и аудиальная системы были у него неосознаваемыми. Он подтвердил мое предположение, сказав: «Мне всегда было очень неприятно чувствовать людей очень близко или показывать свои эмоции, и моя жена говорила мне, что я плохо слушаю людей». В течение нескольких минут я объяснял ему процесс бессознательного познания, подчеркивая визуальные переживания. Затем я сказал «Я хотел, чтобы вы увидели для себя, как бессознательная система работает отдельно от сознательной. Поднимите руку перед лицом (я „показал" ему свою руку, держа ладонь перед лицом). Хорошо. Теперь, когда вы смотрите на руку вот так, выше подсознание будет показывать вам то, что вам необходимо увидеть… может быть, того маленького мальчика в то время и в том месте, где он впервые увидел, что с ним не все в порядке. (Пауза.) Так, хорошо… и когда эта картина станет более ясной (здесь намеренно плохой Английский), эта рука начнет подносить картину ближе к вашему лицу, а в это время звук моего голоса сделает вас сильнее. (Его рука начинает медленно двигаться к лицу.) Теперь, когда вы уловили картину (используя точную фразу, которую он употребил раньше), вам будет удобнее закрыть глаза (мигает несколько раз, затем глаза закрываются), и я не знаю, где остановится ваша рука перед лицом, но мой голос расслабляет вас все больше и больше. Я знаю, вам будет странно видеть образ страдающего маленького мальчика, в то время как вы чувствуете себя… все лучше. (Его рука достигает лица, и он кажется глубоко погруженным в „это" состояние.) Теперь, если вы продолжаете видеть нечто важное для вас, вы можете продолжать изменять ваши чувства на более комфортные, я не хочу, чтобы ваша рука опускалась быстрее, чем… ВЫ УЗНАЕТЕ НЕЧТО ВАЖНОЕ, и это произойдет не раньше, чем вы услышите внутренний голос, говорящий маленькому мальчику, что все в порядке, и что никогда не было того, о чем он думал».
Где-то через десять минут рука Р. начала опускаться и, когда она очутилась на коленях, он открыл глаза. Он начал тихонько плакать (очень хорошо для человека, которому неприятно было чувствовать или показывать свои чувства) и рассказал мне о двух случаях, которые действительно «произошли» с этим ребенком. Его глаза теперь двигались в кинестетическую область, когда он вспоминал ощущения этих случаев, и несколько раз он поглядывал в аудиальную область. Он сообщил мне, что иногда слышал мой голос, но в основном нет, и мало что может вспомнить из того, что я говорил.
Случай с Р.– всего лишь маленький пример из того, что системы могут сделать для вас и, что более важно, для ваших пациентов. Я знаю, что это «путешествие» в мир систем помогло вам «увидеть» много новых видов, прикоснуться ко многим интересным вещам, и я надеюсь, что звучало это также интересно. Хотя это путешествие и заканчивается, вы еще только в начале пути. Когда вы попрактикуетесь, то обнаружите, что я лишь слегка затронул все возможности, которые вскоре вам откроются. Все ответвления, тонкости и сюрпризы лежат далеко за пределами этой книги. Один из сюрпризов, который, я надеюсь, вы скоро обнаружите, заключается в следующем. Все состояния: от тревоги до подавленности, от анорексии до ожирения – имеют под собой определенный ряд стратегий и/или систем. Я даже пойду дальше и скажу, что у большинства людей одинаковые симптомы имеют под собой одинаковые стратегии. После того, как вы определили стратегию и связанный с ней болевой узел, вам необходимо помочь ему разрубить его и дать возможность выбора стратегий.
Теперь, когда вы сбросили часть или даже весь лишний багаж, с которым начинали, ваши руки свободны, чтобы «ухватить» новые вещи и, я надеюсь, что дальнейшее путешествие будет для вас комфортным… ТЕПЕРЬ.

IX

ПАТТЕРНЫ ГИПНОЗ И ПАТТЕРНЫ

Представьте, если хотите, гипнотизера старого пошиба, погружающего субъекта в гипнотическое состояние и дающего ему мощное внушение. (Для тех, кто поинтересуется, что такое мощное внушение, скажу: те внушения, которые работают -*– это мощные, остальные – слабые.) Гипнотизер внушает, что в 4:00 после полудня у субъекта зачешется нос и ему придется его почесать. Если это внушение было эффективным, субъект прореагирует как ожидалось. Если он должен был бы повторить свою реакцию три или четыре дня подряд, он мог бы очень удивиться, обнаружив, что у него появилась привычка чесать нос ровно в 4:00 после полудня каждый день. Даже человек, не тренированный в гипнозе, поймет, что этот паттерн поведения был результатом гипнотического внушения. Конечно! Возьмите ребенка и повторяйте ему снова и снова, что он никогда не будет лучше своего отца или брата, и что он никогда ничего не достигнет. Спустя годы, каждый раз, как только он окажется близок к продвижению вперед, он начинает пить, «забывает» появляться на работе и ничего не достигает. Мы не можем назвать это паттерном, появляющимся в результате гипноза… или все-таки можем?
Паттерны являются необходимой и важной частью нашего поведения. Большинство паттернов являются полезными и избавляют наш мозг от изучения опыта заново. Читая это, вы полагаетесь на паттерны, усвоенные много лет назад. Паттерны того, как сидеть, держать книгу, видеть слова, понимать и изучать. Вы едете по улице, а впереди машина едет на красный свет. Автоматически вы жмете на тормоза, сжимаетесь в комок и готовитесь к возможному столкновению. Во время этих действий произошли буквально сотни физиологических, психологических и эмоциональных реакций в виде паттернов, разработанных, чтобы эффективно помочь вам. Если вам было бы нужно «продумать» и проанализировать ситуацию и свои реакции, с вами наверняка произошло бы несчастье.


ПАТТЕРНЫ: ЭКСПЕРИМЕНТ

Мы, люди, не только полагаемся на паттерны, не, как я кратко отмечу, способны очень быстро их усваивать. К тому же, мы чувствуем себя неуютно, даже жалко, когда наши паттерны сталкиваются или изменяются. Вернитесь мысленно… сейчас… в то время, когда вы путешествовали, меняли работу или даже просто переставляли мебель. Вы возможно, вспомните те смутные непростые чувства. Вы можете даже на короткий промежуток испытывать их снова. Попробуйте провести следующий эксперимент: обратите внимание на последовательность ваших действий (паттерн), когда вы утром одеваетесь. Одеваете ли вы брюки вперед рубашки? Блузку вперед юбки? Правый ботинок вперед левого? Намыливаете правую половину лица вперед левой? Щеки вперед шеи? Обнаружив свои паттерны, сделайте усилие и меняйте их каждый день в течение нескольких дней. Вы можете заметить, что чувствуете затруднение и даже некоторую неуклюжесть. Дальше поменяйте сторону кровати, на которой вы обычно спите. Приготовьтесь! Вам, возможно, будет трудно заснуть. С другой стороны, вы, может быть, вообще плохо спите. Если вы спите с кем-нибудь, а я надеюсь, что это так, поменяйтесь местами и сверьте ваши ощущения утром. Наконец, если вы обычно обедаете в кругу семьи, поменяйте свои обычные места за столом. Обратите особое внимание на свою внутреннюю реакцию и понаблюдайте за поведением окружающих вас людей.
В исследованиях было отмечено, что по крайней мере 60-70 % нашего поведения являются паттерно-выми реакциями. Паттерны могут освободить нас для более творческих действий, таких, например, как чтение этой книги. Плохо приспособленное и саморазрушающее поведение является также паттерновыми реакциями. Я считаю, что терапия достигает успеха, когда каким-либо методом или построением болезненные паттерны заменяются на более успешные. Существуют биологические паттерны, встроенные в систему, но паттернам, которыми мы хотим пользоваться, мы должны обучиться. Тому, чему можно научиться, можно научиться снова Мы все знаем, как ползать и всегда делаем это в детстве. Однако мы также учимся ходить и находим, что во многих случаях – это лучший выбор.
Мы знаем, когда ползание будет самым эффективным вариантом, и можем решить, когда положиться на этот паттерн. Часто оказывается, что люди, которые полагаются на плохо приспособленные паттерны, не имеют выбора ни во времени, ни в способе использования другого паттерна. Плохо приспособленное поведение может полностью не соответствовать обстоятельствам или может служить какой-то цели в прошлом, на данный момент устаревшей. Или болезненные результаты могут возникнуть при отсутствии выбора относительно того, когда нужно положиться на паттерн.


БОЛЬ КАК ПАТТЕРН

Физическая боль – это больше, чем боль. Это еще и паттерн. Человек, испытывающий боль из-за болезни или повреждения, реагирует на эту боль определенным образом. Этот паттерн основывается на его прошлом опыте, связанном с болью, и системе веры в его способность переносить боль, и в то, что будет. Человеь чей прошлый опыт и система веры говорят ему, что он справится с этим, что он все делает нормально, чтс он «знает», что скоро поправится, становится так называемым «облегчителем». Как видно по названию, такие люди могут не только минимизировать свою реакцию на боль, но также способны снизить само свое восприятие боли. На другом конце шкалы находится так называемый «усилитель». Система веры «усилителя» и, следовательно, история боли в его памяти, говорит ему, что это ужасно, что будет еще хуже, что он этого не вынесет. В будущем они ждут, что боль, перед тем, как пройти, усилится. Их паттерновый способ мышления приводит к тому, что пациент, интерпретирующий и приступы, и зуд заживающих ран, и давление, и газ после хирургической операции, и т.д., как сигналы боли, как будто вследствие действия черной магии или негативного гипноза, действительно ощущает еще большую боль. «Усилители» выздоравливают медленнее и с большими осложнениями, чем «облегчи-тели». Убеждать «усилителя» или спорить с ним, или отказаться от него и уйти – значит забыть, что его система веры и паттерн реакции в действительности действуют как гипнотическое внушение. Логикой и убеждением тут не поможешь. Так что забудьте… забудьте о логике.
Точно так же, как паттерн может быть эффективной и автоматической реакцией, дающей благотворный результат, так и паттерн может быть эффективным и автоматическим методом для саморазрушения. Если человек сочетает систему веры типа «Мне ничего не удается. Я всегда терплю поражение» с паттерном поведения, ведущего к саморазрушению, то он не только терпит неудачу, но этот провал сам по себе служит «доказательством» его системы веры. Это ведет к усилению автоматических паттернов веры и поведения. В научных и академических кругах хорошо известно, что человек может выдвинуть гипотезу, а затем найти данные и статистику, подтверждающие его теорию. Этот принцип верен и для системы веры и для паттернов. Система веры ведет к автоматизации реакции, которая в свою очередь ведет к подтверждению системы веры, что приводит к повторению модели. Это похоже на легендарную змею, которая заглатывает свой собственный хвост и жалуется на приближающуюся кончину. Г.А.Миллер, Е.Галантер и К.Х.Прибрам («P/ans and the Structure of Behaviors , 1960) отмечают, что привычки и умения являются планами, которые начинаются как произвольные процессы, но в процессе повторения и обучения становятся фиксированными и автоматическими.


ГИПНОЗ – ПАТТЕРНЫ – ЭРИКСОН

В разделе о терапевтических применениях мы обсудим более детально методы прерывания саморазрушающих паттернов поведения и поможем вам разработать паттерны для понимания и обнаружения паттернов. А сейчас рассмотрим результаты внезапного прерывания паттернов. Несколько лет назад исследователи решили попробовать прервать загипнотизированных людей при выполнении постгипнотических заданий. Они обнаружили чрезвычайно интересные вещи. Исследуемый, когда его прерывали, спонтанно входил в гипнотическое состояние. Милтон Эриксон использовал это явление как метод введения в транс. Например, он давал внушение на некоторую постгипнотическую деятельность, которая должна иметь место на следующем сеансе. Д-р Эриксон прерывал паттерн. Исследуемый не только впадал в гипнотическое состояние, но во многих случаях у него развивалась амнезия на события, предшествовавшие трансу. Если вы, как терапевт, можете обнаружить паттерн у своего пациента и побудить его воспроизвести его, а затем прервать перед его завершением, то вы можете получить удивительный результат. Вы можете обнаружить, что человек впадает в гипнотическое состояние. Я могу и ошибиться. Вы можете совсем не удивляться.


СЛУЧАЙ 8: ПРЕРЫВАНИЕ ПАТТЕРНА

Ко мне в кабинет пришла женщина, она села, скрестила ноги, затем скрестила руки на груди, издала глубокий вздох и начала извергать слова. Слова были о ее безнадежном положении, ее тупости, ее неспособности сделать хоть что-нибудь правильно, и что она, возможно, не сможет обучиться «этому гипнотическому хламу». В этот момент зазвонил телефон. Так как я ждал важного звонка, я не стал его выключать. Женщина выглядела расстроенной. Извинившись, я попросил ее подождать в приемной, пока я закончу разговор. Когда я пригласил ее обратно, она села на тот же стул и полностью воспроизвела свое первоначальное поведение: крепко скрещенные ноги, затем руки, глубокий вздох и затем поток слов о безнадежности. Определяя ее поведение как возможную модель, я решил прервать ее. Я резко сказал: «Подождите, мне вас отсюда не слышно. Не могли бы вы пересесть на другой стул, чтобы я мог слышать вас лучше?» Она пересела, скрестила ноги, затем руки, вздохнула, но прежде, чем она начала говорить, я вернулся за свой стол и, не глядя на нее, начал писать. Затем я извинился и сказал, что первый стул все-таки будет лучше, и она поможет мне, если вернется туда. Когда она пересела, я попросил ее сначала скрестить руки и только потом ноги. Когда она выполнила это, у нее появилось то, что Д-р Эриксон называет «отзывчивой внимательностью» (Эриксон, Рос-си, 1976). Лучше всего это можно было описать как «пристальный почти мечтательный взгляд». Я попросил ее, перед тем, как мы начнем говорить, закрыть глаза, глубоко вздохнуть и медленно выдохнуть (совсем не так, как она вздыхала раньше). Когда она это сделала, я сказал ей: «Теперь, когда вы стали более спокойной, вы можете продолжать дышать медленно, расслабляясь еще больше (оставляя на усмотрение ее тела как это сделать „еще больше"), и вскоре вы можете почувствовать желание изменить положение рук или сначала ног (подразумевая, что будет и второе „раскрещивание", неизвестно когда)». Через две минуты была достигнута наиболее удовлетворительная поза.
Если вы проанализируете этот пример, то теперь можете уяснить важность опознавания и прерывания, а также потенциала паттернов. Было совершенно ясно, что поведение женщины является паттерновой реакцией на подход к любой проблеме. Так как она пришла ко мне за помощью, было также ясно, что ее паттерн не работает. В первый раз ее паттерн был прерван прежде, чем она смогла разразиться словами отчаяния (просьба пересесть на другой стул). Затем она была прервана снова, но на этот раз перед ее вздохом (просьба пересесть обратно на первый стул). И снова паттерн был прерван и направлен (скрестите сначала руки и только потом ноги), и опять прерван словами: «перед тем, как мы начнем говорить, закройте глаза, глубоко вдохните и медленно выдохните». Суммируя, можно сказать, что ее паттерн был сначала прерван, затем перенаправлен и опять перенаправлен в формальное гипнотическое состояние.


МГНОВЕННЫЙ ПАТТЕРН

Паттерны, как эффективные и полезные, так и болезненные и деструктивные, могут устанавливаться довольно быстро. В своей работе по разделенному мозгу Газзанега (1967), рассматривая то, что он определяет как «условный рефлекс или дурная привычка», а также скорость, с которой человек усваивает эти паттерны поведения, пишет:
«Мы должны помнить, что исследуем половину человеческого мозга – систему, способную во время теста легко усваивать с одной попытки».
«The Split Brain in Man» Майкл С.Газзанега,
Август, 1967, стр. 372
•«.Progress in Psychobiology», выдержка из «Scientific
Amarican ^ Вступление Ричарда Ф.Томпсона,
В.Ф.Фримана и др.
На своих обучающих семинарах я просил добровольца держать руку, правую или левую, поднятой вперед, с сильно сжатым кулаком. Затем я говорил ему, что собираюсь дать ему инструкцию, которую невозможно выполнить. Я собираюсь попросить его поднять руку вверх и одновременно опустить ее. Конечно, это невозможно. Затем я командовал: «Начинайте». Пока он таращился на меня с недоверием, я говорил: «Хорошо, теперь вы можете мигнуть», подчеркивая голосом «мигнуть». В этот момент человек мигал. Можно представить себе, как мозг говорит: «Что за безумие? Я не могу одновременно поднять и опустить руку». Но затем мозг слышит: «вы можете мигнуть» и говорит: «Конечно, это я могу сделать». Теперь, очень интересно, с какой быстротой это внушение принимается. И еще более интересно то, что если через одну-две минуты после первой попытки вы попросите человека снова поднять руку, в большинстве случаев, поднимая руку, он автоматически мигнет. Действительно, за считанные секунды было сформировано начало паттерна. Если бы этот человек должен был повторить поднятие руки с одновременным миганием четыре, пять или десять раз за день, у него могло бы развиться то, что называется условным рефлексом или дурной привычкой.
Если, как я считаю, условный рефлекс может вырабатываться так быстро, представьте, что происходит, когда человек снова и снова слышит определенные утверждения, ограничивающие его, или с ним снова и снова происходят определенного рода травмирующие инциденты. Если за считанные секунды мы можем научиться, поднимая руку, одновременно мигать, то что же произойдет с ребенком или взрослым, когда ему снова и снова повторяют что-то, сопровождая это демонстрацией того, как он должен себя вести. Например, женщина в детстве все время видела мать пьяной и слышала, как отец повторял ей: «Ты такая же, как твоя мать. Не будь такой». Ребенок вырастает и ведет себя точно так же, как ее мать и при этом утверждает, что она не хочет так себя вести, выполняя таким образом обе полярные позиции внушения.
Сочетание внутренних систем веры, сложившихся в результате травм, внушений и еще чего-нибудь, с повторением паттернов и поведения, усиливающих эти системы, приводит к тому, что человека заклинивает без каких-либо возможностей выбора. И вы должны смотреть не на то, что мир делает с ним, а на то, что он делает в своем внутреннем мире, т.е. определять на каких системах веры и паттернах этот мир основан. Так как для убеждения человека в том, что существуют вещи, несуществующие на самом деле, или наоборот, не существуют вещи, на деле существующие, использовалась форма гипноза, то, мне кажется, что вышибать клин клином было бы наилучшим способом действий. Короче, если человек действительно верит, что может достичь успеха, вам не нужно ему говорить: «Конечно, вы можете достичь успеха». Смешно, когда некто становится, скажем, психиатром или психологом после многих лет учения, теряет время, говоря людям очевидные вещи вроде: «Конечно, вы можете достичь успеха. В мире есть для этого все возможности». А реальная проблема состоит в том, как прервать паттерн поведения, который продолжает усиливать его систему веры, и как помочь человеку исследовать его систему веры, помочь ему увидеть новые возможности выбора, доступные ему в этом мире.
Применению этих методов посвящен весь последний раздел этой книги, но один пример может помочь связать воедино все, чему вы научились до сих пор. И если вы еще чувствуете себя привязанным к прошлому, этот случай поможет вам разрубить веревку как раз в том месте, где завязан узел.


ПАТТЕРНЫ: СИСТЕМЫ ВЕРЫ: АНАЛИЗ СЛУЧАЯ

В 1976 году меня попросили встретиться с человеком, страдавшим от не поддающихся излечению приступов боли вследствие рака с метастазами по всей костной системе. Помимо его имени, возраста и диагноза, единственной дополнительной информацией, которой я располагал, было следующее: боль стала такой сильной, что он заговорил о самоубийстве, лечение становится все менее и менее эффективным, он пожелал увидеть гипнотизера, но сомневается, что гипнотизер или что-либо еще может ему помочь. Основываясь на этой информации, я подумал, что просить его расслабиться, чтобы можно было его загипнотизировать, или пытаться научить его брать боль под контроль в самом начале, или объяснять ему теорию было бы вершиной нелогичной терапии. Я согласился встретиться с этим человеком, поставив условие, что все, кого это касается (кроме пациента), будут знать и будут согласны с тем, что я применю неожиданные и неортодоксальные методы.
Когда я прибыл к нему, меня сразу провели в его комнату. Я увидел, что он стоит, сгорбившись, и, очевидно, испытывает сильную боль. Его лицо было искаженным, а тело трясущимся и истощенным. Когда я подошел к нему, его врач сказал: «М-р… это д-р Хеллер, гипнотизер, о котором я вам говорил». Слабым и явно болезненным движением он протянул руку, чтобы пожать мою. Я оттолкнул его руку тыльной стороной правой руки и ударил его по лбу с силой, достаточной, чтобы он весь сотрясся. Он уставился на меня в шоке с недоверием на лице и сказал: «Зачем вы это сделали?» На это я сказал очень грубо: «Заткнись, пока тебя не спросят» (не говоря, что я могу спросить). В этот момент он стоял почти прямо, а выражение недоверия и шока на его лице стало еще более очевидным. Продолжая тем же тоном, я сказал: «Сейчас я наступлю тебе на ногу и раздроблю мелкие кости». Он сказал просящим тоном: «Пожалуйста, не делайте этого». Я грубо ответил: «Мне надо это сделать», и с этими словами я занес свою ногу над его ногой. Уже более сильным голосом он сказал: «Не надо». Я ответил еще грубее: «Захлопни глаза, глубоко вздохни и успокойся… Я не могу нанести вред человеку с закрытыми глазами». Он моментально закрыл глаза, глубоко вдохнул и медленно выдохнул. После этого я начал говорить мягко, его лицо расслабилось, потом расслабилось тело, и через минуту он был не только спокойным (он избежал моего покушения), но каким-то образом впал в глубокое гипнотическое состояние.


СЛУЧАЙ: АНАЛИЗ

Вас могло заинтересовать описанное безумное поведение. Хороший вопрос. Я рад, что вы спросили, так как проблемой этого мужчины в тот момент была неизлечимая боль, я мог предположить, что, по крайней мере, в этом состоянии он находится в кинестетической системе. Как уже было сказано ранее вы должны пойти туда, где находится ваш пациент, т.е. встретиться с ним в его мире. Следовательно, я знал, что мне не только необходимо начать говорить как-то кинестетически, но и действовать способом, который вытеснил бы его кинестетическую реальность. Я также знал, что его система веры включала следующее: ему больно, ему становится все хуже, ничто ему не поможет, каждый, кто пытался ему помочь, терпел неудачу. Я мог далее предположить, что у него были сложившиеся представления о врачах, о том, что и как они должны делать, в том числе и с его болью. Болевой паттерн включал в себя направление всего его внимания на боль, ожидание ухудшения, возрастание тревоги и подавленности, ощущение безнадежности и, зследствие этого, усиление болевых ощущений. Мое поведение прервало его модель: его внимание переключилось с боли на мое безумное поведение, он перестал волноваться о том, что он чувствует, и начал волноваться о том, что я сделаю, и что он почувствует в результате. Мое поведение было прямо противоположным тому, что он ожидал, основываясь на своих представлениях о докторах. Каждый пытался помочь ему уменьшить боль, в то время как я, казалось, собирался причинить ему еще большую. Так как человеческий организм направлен на то, чтобы защищать себя, в тот момент, когда у него появилась возможность защищаться («захлопни глаза, глубоко вдохни и т.д.»), он тут же воспользовался ею. Как только он закрыл глаза, некоторые из его прошлых представлений изменились или начали меняться. Закрывая глаза, он мог предотвратить что-то вместо того, чтобы верить, что ничто не может ему помочь. Его система представлений о боли начала изменяться. Когда он закрыл глаза и начал успокаиваться, уровень его боли снизился, а он не верил, что это возможно. Он узнал, что может избежать большей боли, и это также научило тому, что боль может быть меньшей, и он может с ней что-то сделать. Большая часть его новых открытий была выводом из следующего: «захлопни глаза и т.д.» – означало:
«вы можете сделать что-то, чтобы избежать большей боли» (т.е. того, что я наступлю на ногу). Если вы можете чувствовать меньшую боль или даже избежать ее, то вы можете контролировать боль. И наконец, когда я сказал: «Заткнись, пока тебя не спросят», не было связано с тем, что он спрашивал. Слова «заткнись» и «пока тебя не спросят» означали, что он должен замолчать, и я спрошу его о чем-то. В результате такого «тонкого» подхода пациент не только успокоился и ощутил надежду, но и смог научиться сомогипнозу, смог изменить свою кинестетическую боль на визуальные картины и отвлечься от своего тела.


ПАТТЕРНЫ: ПРАКТИКА

Теперь я хочу попросить тех из вас, кто занимается лечением, прервать как свои паттерны, так и паттерны ваших пациентов. Следующие упражнения должны помочь вам расширить ваши системы веры или просто изменить их. Обратите внимание на положение тела ваших пациентов, когда они говорят о своих проблемах, и сравните их с позами, которые они принимают, говоря о чем-нибудь приятном. Затем, когда они углубляются в проблемы, вежливо прерывайте их и помогайте принять положение, в котором они говорили о приятном. Они могут обнаружить, что им трудно вернуться опять к проблеме. Попросите одних пациентов говорить о своих проблемах, когда они сидят на одном стуле, а для других разговоров попросите их пересесть на другой стул. Понаблюдайте за изменениями, когда они пересядут. Затем при обсуждении проблемы прервите их и попросите описать что-нибудь, что им нравится де дать, или просто воспоминание о приятном отпуске. Других пациентов во время обсуждения проблемы просите смеяться и улыбаться и наблюдайте, что происходит.
Что касается самих терапевтов, то они могут сделать следующее: поменяйтесь стульями с пациентом; не смотрите на пациента во время разговора о проблеме и сохраняйте зрительный контакт с ним в разговоре о приятном. Вы можете обнаружить, что пациент понимает, что его хорошее самочувствие и мысли о приятном привлекают ваше внимание. Используйте непоследовательность: Пациент «Доктор, я очень подавлен». Д-р: «Поговорим о бейсболе. Как вы думаете, кто выиграет чемпионат мира? И в это время сделайте несколько глубоких вдохов, перед тем, как закрыть глаза». П.: «Я очень подавлен». Д-р: «Отлично! Я рад, что вы проявляете себя таким образом. Кстати, где вы получили высшее образование?»
Начните наблюдать ваш способ общения с пациентом. Как вы приветствуете людей? Попробуйте по-другому. Какие выражения лица вы используете? Смешивайте их и попробуйте новые. Научитесь использовать определенные интонационные и скоростные паттерны при обсуждении приятных тем. Затем, когда пациент начинает говорить о проблемах, используйте этот интонационный паттерн. Вне сознания пациента вы прерываете его болевой паттерн, и он тут же ободряется. Помните, не существует такой вещи как гипноз без транса или паттерн без кальки…, а может быть и существует.

X

ЛЕВОЕ ВСТРЕЧАЕТ ПРАВОЕ ВСТРЕЧАЕТ ЛЕВОЕ ДВА МОЗГА

Если людей спросить, то большинство из них будет настаивать, что они рациональны и реагируют на реальность. Я бы спросил их, «на какую реальность». Внутри каждого из нас существует две (по крайней мере) разделенных, различных и равных реальности. Одна «реальность» связана с левым полушарием мозга ( LH), другая – с правым полушарием ( RH). Профессор Бетти Эдварде (1978) выражает общее мнение исследователей мозга, утверждая, что каждое полушарие воспринимает реальность своим собственным уникальным способом. Левое полушарие специализируется на словесных выражениях, числах, аналитическом мышлении и линейно-цифровых рассуждениях. Правое полушарие специализируется на пространственности, визуальной образности, воображении, цветовых ритмах, кинестетических переживаниях и творчестве (Орнстейн, 1973;Эдварде, 1978; Бузан и Диксон, 1978). Роберт Орнстейн говорит об этом так:
«И структура и функции этих двух „половин мозга" в какой-то мере подчеркивает два вида сознания, которые одновременно сосуществуют в каждом из нас.Хотя каждое полушарие делит свой потенциал на многие функции, и оба полушария участвуют во многих видах деятельности, у нормального человека два полушария имеют тенденцию к специализации».
Когда вы видите уже знакомого вам человека, ваше левое полушарие опознает специфические черты, т.е. нос, рот, глаза и т.д. Однако, если бы у вас работало только левое полушарие, вы не были бы способны опознать целое. Ваше правое полушарие с его пространственной и концептуальной способностью берет отдельные куски и создает целое. Д-р Роджер Сперри из Калифорнийского Института Технологии вместе с Джо-зефом Богеном, Майклом Газзанега и др. продемонстрировали эту концепцию в исследованиях пациентов с разделенным мозгом (эпилептики, у которых левое полушарие хирургическим путем отделено от правого).


СПЕРРИ: ИССЛЕДОВАНИЕ РАЗДЕЛЕННОГО МОЗГА

В одном из ставших классическим экспериментов группы Сперри пациентам с разделенным мозгом давали задание: собрать картинку-загадку; при этом их ставили в такие условия, что они могли использовать функции только левого полушария. Фильмы об этом эксперименте показывают, как пациент сражается с кусочками и не может сложить их в целое. Один фильм показывает еще более пикантное явление: один субъект пытался сложить кусочки в картинку, используя только правую руку (левое полушарие) и внезапно, без осознания левым полушарием, он получил помощь. В фильме видно, как его левая рука (правое полушарие) подкрадывается к картинке и поправляет правую руку, пока экспериментатор не отталкивает ее прочь.


ЦИКЛЫ ПОЛУШАРИЙ

Психологи из Дэлхаузского Университета исследовали то, что называется 90-минутным циклом мозга. Во время этих исследований им удалось выявить специфический паттерн полушарий. Когда левое полушарие достигает пика своей активности, активность правого полушария находится в своей нижней точке. И наоборот, когда активность правого полушария' достигает пика, активность левого минимальна. Так как различные задачи требуют активности различных полушарий, мы могли бы поинтересоваться, что произойдет, если человек будет больше полагаться на одно полушарие и меньше использовать другое, или будет полагаться на не то полушарие для решения задачи для руки. (Если вы продолжаете удивляться, то возможные ответы далее кое-что прояснят.) В своей книге «ТТге Evolving Brains Бузан и Диксон показали историческую тенденцию западных обществ придавать большее значение функциям левого полушария, игнорируя и принижая аспекты правого полушария. «Западное общество придает гораздо большее значение научной и аналитической стороне умственной деятельности, чем цветовой и образной стороне.» Они также по-новому интерпретировали выражение «Вместе мы выстоим, разделенные погибнем», как соотношение функций полушарий. Так как различные задачи и виды деятельности требуют различных умственных «умений», становится понятным, почему нам требуются оба полушария, если мы хотим реализовать свой потенциал. И наоборот, я уверен, что существует прямая корреляция между большим использованием левого полушария и случаями самоубийств и безумия. Это можно сравнить с тем, что правое полушарие, чувствуя себя узником, пытается сломать «тюрьму» любым доступным ему способом.
«Он (мозг) может любить и ненавидеть, может вычислять и быть иррациональным одновременно, он может ценить деревья и любить бесконечные газетные полосы, ради которых уничтожаются эти деревья. У него есть правое и левое полушарил, которые только тогда являются противоположными, когда одно используется „ценой другого"».
(Бузан и Диксон, 1978, стр. 129)
Чтобы преодолеть тенденцию большего использования одного полушария «ценой другого», я уверен, что «левое должно встретить правое должно встретить левое».
Говоря о пациентах с разделенным мозгом, Орнстейн (1972, стр.76) проводит параллель между результатами хирургического разделения полушарий и результатами так называемого эмоционального разделения:
«Здесь наблюдалось ясное разделение двух независимых сознании, которые в нормальном состоянии существуют в связи и сотрудничестве. В экспериментах над пациентами с разделенным мозгом мы можем точно локализовать разделение информации в системе. Сходный процесс, хотя и труднее поддающийся локализации, может лежать в основе классических фрейдовских симптомов подавления и отрицания – двух ситуаций, когда словесный механизм не имеет доступа к эмоциональной информации в других частях системы. В менее патологическом случае, когда мы выполняем действие „интуитивно", наши слова часто не имеют смысла, возможно, потому, что действие было инициировано частью мозга, слабо связанной с языком».


ПОЛУШАРИЯ: ВЗГЛЯД СВЕРХУ

Хотя исследование полушарий мозга показало, что каждое из полушарий может использовать потенциал другого, на практике правое полушарие принимает очень маленькое участие в развитии умения говорить. Когда человек после инсульта учится говорить снова с помощью правого полушария, он начинает говорить на уровне пятилетнего ребенка. Следовательно, с одной стороны, возможно верно полагаться на то, что левое полушарие отвечает за говорение, но с другой стороны, неверно предполагать, что правое полушарие при этом ни при чем. Напротив, правое полушарие оказывает воздействие многими способами как восхитительными и изящными, так и болезненными. Мечты, фантазии, предчувствия, «внутренние чувства», кинестетические воспоминания – вот только некоторые из них. Важны все способы коммуникации правого полушария, но для целей нашей работы мы сфокусируем внимание на двух. Во-первых, совершенно очевидно, что правое полушарие с его способностью к автономным нервным процессам отвечает за формирование так называемой психосоматической и психогенной симптомологии (Фу-риа, 1973; Галин, 1974; Эриксон и Росси, 1979; Хеллер гл. «Мечта 4-Изменение» в данной книге). Во-вторых, по моему мнению, мы не проявляем любое свое поведение, каким бы оно не было эксцентричным, до тех пор, пока в какой-то момент нашей жизни не «уверуем» в то, что такое поведение необходимо, чтобызащитить нас наилучшим способом, известным нам в этот момент. Поэтому, так называемые иррациональные страхи, тревоги и депрессии являются сообщениями из нашего банка памяти правого полушария о том, что мы вступаем в «реальные или воображаемые» опасные зоны. Если, как утверждают многие исследователи мозга, западные культуры полагаются на большее использование левого полушария, то к каким последствиям это приводит? Эмпирические наблюдения и обзор могут быть весьма плодотворным познавательным опытом, так же как и началом ответа. Я бы попросил вас понаблюдать за людьми вокруг вас, особенно в терапевтических ситуациях. Я уверен вы обнаружите, что люди, относящиеся к так называемой жестко компульсив-ной и/или перфекционистской категории, явно больше используют способности левого полушария: это люди логичные до крайности (однажды поверив, что черепаха – это лошадь, вы можете очень логично попытаться оседлать ее и поскакать верхом); без какой-либо спонтанности; склонные к серьезности, часто при отсутствии чувства юмора; стремящиеся планировать все виды деятельности до мельчайших деталей. Они часто являются вашими типичными пациентами, язвенниками, сердечниками, алкоголиками, как будто их правое полушарие пытается самоустраниться. С другой стороны, вы можете обнаружить, что у людей, относящихся к категориям импульсивных, истерических, ненормальных и даже безумных, очевидно преобладает деятельность правого полушария. Это выглядит так, как будто они отбросили попытки жить в узких рамках левого полушария и углубились в мир фантазий правого полушария. (Некоторые исследователи считают, что шизофрения – это просто процесс мечтаний, действующий в «реальности».) Я не утверждаю, что все люди обязательно принадлежат к одной из категорий правого или левого полушария. Однако многие подходят к ним достаточно близко, чтобы дать вам пищу для размышлений.
«Способ, которым человек подходит к ситуации,– аналитический, целостный, или смешанный,– очевидно, отражает „стиль мозга". Использование стратегий „левого мозга" во всех ситуациях характеризует крайне аналитического человека. Человек с „правым мозгом" напротив, является более эмоциональным и редко анализирующим.»
(«Brain Mind Bulletins, Январь 7, 1980, т.5, М.)


ПОЛУШАРИЯ: СИСТЕМЫ ВЕРЫ

Следующее основное рассуждение о взаимоотношении правого и левого полушарий касается систем веры. Человек, «запертый» в левом полушарии, склонен брать одинаковые факты, применять к ним одинаковые логические последовательности и приходить в результате к одним и тем же болезненным решениям и из этого делать логический вывод, что его представления являются точными. В конце концов, компьютер с неверной программой быстро и точно приходит к неверному ответу. Один «мифический» пример может помочь прояснить этот момент. Очень часто люди с преобладающим левым полушарием боятся любой потери контроля и уверены, что сделают что-нибудь «неверно», плохо или глупо. Стресс от сознания себя живым компьютером может привести их к уходу от реальности с помощью пьянства, освобождая таким образом правое полушарие от каких бы то ни было ограничений. Когда они логически анализируют результаты своего пьянства, то убеждаются, как опасно не быть логичным и не действовать логически. Это усиливает именно их систему веры, которая не дает им согласовать свое поведение и возможности выбора. Такой же процесс происходит и с человеком, целиком ушедшим в правое полушарие и продолжающим находить «доказательства», подтверждающие его систему веры, в которой он не может быть организованным, логичным и дисциплинированным.
А теперь, как насчет людей, попадающих в категорию хорошо приспособленных и самоактуализирующихся? (Маслоу, 1972). Будут ли они склонны к смешанному, электическому и гибкому использованию обоих полушарий? Способны ли они составлять планы, а потом следовать им? Будут ли они разумно организованны, но достаточно гибки, чтобы отбросить то, что не работает и попробовать что-то новое? Будут ли они склонны использовать творческие подходы к работе и иметь варианты, а не следовать одним и тем же проверенным шагам? Будут ли они спонтанны с хорошо развитым чувством юмора? Вы должны приглядываться и прислушиваться, пока не станет ясно. Вы можете обнаружить, что эти люди способны быть рациональными, логичными, взрослыми, когда это требуется. Они могут быть счастливыми, спонтанными, взрывными детьми, когда это лучше, и быть и теми и другими вместе, когда это подходит больше всего.


ЦЕЛЬ: БАЛАНС ПОЛУШАРИЙ

Если, прочтя предыдущие страницы, вы пришли к заключению, что помогать людям лучше сбалансировать их полушария является вашей целью… то это отличный прыжок! Взгляните на вашу собственную жизнь, особенно на те ее моменты, когда вам что-то хорошо удавалось. Вы без сомнения обнаружите, что тогда был баланс между спонтанным творчеством и целенаправленной дисциплинированностью. Т.е. одновременное включение правого и левого полушария. Теперь вспомните один из ваших терапевтических успехов, когда пациент «собрал их вместе». Вам станет ясно, что двигаясь к своей терапевтической цели, они не только сломали свои саморазрушающие паттерны, но приблизились к взаимному использованию полушарий. В своей книге « The Furthest Reaches of Human Natures Абрахам Маслоу описал самоактуализирующегося человека как наивы сшее достижение. Перефразируя Маслоу, самоактуализирующийся человек способен оставлять повседневную реальность, чтобы полностью погрузиться в творческий процесс, возвращаться к реальности, выбирать то, что может получиться, составлять план и претворять его в жизнь. Если мы переведем это на язык нашего обсуждения, то самоактуализирующийся человек способен оставлять в стороне деятельность левого полушария, чтобы полностью использовать деятельность правого, а затем использовать левое, чтобы сделать реальностью творчество правого. Орнстейн (1972) предсказывал, что если используется каждая из сторон мозга, обе части вместе вырабатывают больше, чем при использовании каждой из сторон по отдельности. Как в концепции синергизма, сумма частей будет больше, чем части по отдельности.


ПОЛУШАРИЯ: ГИПНОЗ

Гипноз по своей природе может быть одним из наиболее эффективных способов помочь человеку двигаться в направлении баланса полушарий и самоактуализации. Исследования полушарий показывают, что когда человек входит в «другое состояние», его правое полушарие становиться более активным, в то время как левое полушарие отдыхает. В этом состоянии процессы правого полушария становятся более очевидными и человеку становится легче осознать эти процессы. Так как гипноз является воображаемым состоянием, которое порождает сенсорные реакции (Эриксон и Рос-си, 1979; Крогер, 1976; Уолберг, 1964), человек оказывается полностью вовлеченным в «другую реальность», открывая таким образом каналы коммуникации между левым и правым. В большинстве случаев гипнотическое состояние если не изменяет представления и ограничения левого полушария, то, по крайней мере, существенным образом оставляет их в стороне или задает им вопросы. Спросите гипнотически наивных людей, могут ли они анестезировать свою руку, произнося в уме определенные слова. Многие выразят сомнение. Испытав же гипнотическую анестезию, они могут не вернуться к этим убеждениям никогда. Никакие факты в мире не убедят их так сильно, как собственное осознание испытанного. Те из вас, кто использует гипноз, могут проверить это утверждение. Вспомните удивление субъекта, испытавшего левитацию руки.


АМНЕЗИЯ ПОЛУШАРИЙ

Как уже утверждалось, пациенты с хронической болью заявляют, что им больно всегда. Так как боль запоминается их левым полушарием, то там, где нет боли, им нечего и запоминать. У них развивается амнезия на отсутствие боли (Эриксон и Росси, 1979). Точно также большинство из нас не хранит в памяти левого полушария все случаи использования баланса полушарий. Даже у людей с так называемой дисфункцией бывает такой баланс в свободные от тревог моменты жизни. Так как реальность их левого полушария фокусируется и замыкается на их проблеме, где баланса практически нет, они имеют тенденцию забывать все свои сбалансированные моменты: вождение машины, езду на велосипеде, чтение, письмо, узнавание друг друга, завязывание ботинок и т.д. Исследования показали, что люди эффективно справляются с 70-80 % жизненными требованиями. А на 20-30 % или в некоторых случаях до 40 % они забывают как одновременно включать левое и правое. Гипнотическое состояние, благодаря тому, что оно освобождает образность и фантазию, может помочь человеку не только снова испытать свои переживания в моменты успешного баланса, но и «увидеть и почувствовать» себя, применяющими эти свои способности для решения теперешних проблем. Помогая человеку «пережить» снова свое обучение езде на велосипеде, чтению и письму, завязыванию ботинок, т.е. ситуации, когда он однажды сомневался в своих способностях, мы тем самым помогаем ему прервать его левополушарную ограниченность.


СЛУЧАЙ 9: ПРЕДИСЛОВИЕ

Чтобы оценить эффективность применения гипноза, я приведу случай, потребовавший всего двух сеансов для излечения пациента. Хотя к успеху привели несколько факторов, ключевыми элементами были использование фантазии (гипнотической) и воспоминаний правого полушария о компетенции. Пациентом был недавно разведенный мужчина 30 лет. Он жаловался, что боится встречаться с женщинами. Он верил, что потерял уверенность в том, что он знает, как это нужно делать. С самого первого сеанса он утверждал: «Я не могу представить, как я подхожу к женщине, никак! Я боюсь. Я буду выглядеть глупо, и это приводит меня в ужас». На более позитивной ноте он говорил о себе как об отличном теннисисте. Переводя его жалобу на язык нашего изложения, я бы сформулировал ее следующим образом: его «логические» (левое полушарие) опыт и вера состояли в том, что он не может иметь успеха у женщин, что он «знал», что будет выглядеть глупо. Как уже говорилось, люди, которые больше полагаются на функции левого полушария (как в общих случаях, так и в области проблемы), склонны испытывать сильный страх показаться глупыми и не использовать свое творческое воображение (правое полушарие) как метод решения своих проблем. Они склонны брать одинаковые факты, применять к ним одинаковую последовательность действий и заканчивать в одинаковом тупике. С другой стороны, пациент чувствует себя хорошо, думая о своей способности играть в теннис. Так как в какой-то момент своей жизни он еще не был искусным игроком, он должен был, по крайней мере в этой ситуации, преодолеть свой страх выглядеть глупо. Другими словами, в его банке памяти (опыт правого полушария) есть умение чувствовать себя уверенным (в теннисе) и способность научиться чему-то новому. Задача, следовательно, состояла в том, чтобы помочь ему преодолеть ограничения левого полушария и использовать творческое воображение правого полушария, чтобы найти новый способ решения его проблемы. Так как результатом гипноза является увеличение активности правого полушария и уменьшение активности левого (что заставляет человека свернуть с проторенной дорожки), была использована комбинация гипноза и того, что Эриксон определяет как «вплетенное внушение». Это позволило освободить его творческое воображение, сделать его способным испытать уверенность (относящуюся к теннису) и распространить эту уверенность на область проблемы.


СЛУЧАЙ 9: ТЕННИС

Следующий текст воспроизводит важнейшие моменты двух сеансов:
Д-р: Итак, вы уверены в своих теннисных способностях?
П: Да! Мне это действительно хорошо удается.
Д-р: Это замечательно. А что вам кажется наилучшими сторонами вашей игры?
П: Подача, удар с задней линии и то, как я выхожу к сетке.
Д-р: Мне всегда было трудно двигаться близко у сетки, но вы, кажется, УВЕРЕНЫ, ДВИГАЯСЬ БЛИЗКО (большие буквы означают, что это произносится медленно в низкой тональности, отмечая уверенность и движение вблизи как отдельные сообщения.
П: Для этого требуется только практика.
Д-р: Правда? (сказано с сомнением в голосе и на лице).
П: Да, вам нужно только потренироваться. (П. теперь представляет важность практики и вынужден усилить это из-за сомнения, выраженного доктором.)
Д-р: Каким образом вы осознаете свою уверенность в теннисе?
П: Что? Я не понимаю.
Д-р: Когда вы отправляетесь в путешествие, скажем в Лас-Вегас, вы знаете, что прибыли, когда видите яркие огни и вывески; вы знаете, что действительно закончили трапезу, когда чувствуете себя сытым; вы узнаете свою любимую музыку, когда слышите мелодии (использование всех систем – визуальной – кинестетической – аудиальной), начиная с визуальной, так как он раньше сказал: «Я не могу представить себя подходящим к женщине… Я боюсь, что буду выглядеть глупо». Эти утверждения показывали, что по крайней мере в области проблемы, его заклинило в визуальной системе, т.е. он рисовал себе картины (В) какого-то провала в будущем, возможно, основанного на каком-то предыдущем визуальном опыте, а затем он чувствует (К) реакцию на эти картины. И в действительности оказывается, что его внутренняя реальность становится более реальной, чем внешняя.
П: Я не уверен, что вижу, что вы имеете в виду, но полагаю, что у меня есть эти ощущения.
Д-р: (Голова слегка наклонена вправо по направлению следующего сообщения в левое ухо пациента ( RH), речь медленная в низкой тональности.) (С этого момента большими буквами выделяется произносимое с наклоном головы, медленно и пониженным тоном.) ПРАВИЛЬНО! ЭТО ОЩУЩЕНИЕ! Расскажите мне побольше о вашем хорошем твердом ощущении (прибавляя, что ощущение хорошее и твердое и, конечно, вы можете ощутить что-то твердое).
Я: (Глаза слегка направляются вправо вверх, пока он «ищет» свое воспоминание об этом твердом ощущении; он начинает расслабляться, заметно изменение дыхания.) Я чувствую хорошее… (точки означают паузу) что-то сильное…(глаза вправо вниз, показывая переключение в кинестетическую систему, и он, очевидно, ощущает позитивную реакцию. Это подтверждает, что источник его проблемы находится в визуальных воспоминаниях и ожиданиях)… приходит также ощущение возбуждения и хорошего самочувствия.
Д-р: Как, по-вашему, вы выглядите, когда… ЧУВСТВУЕТЕ УВЕРЕННОСТЬ? (скрытое внушение вначале, чтобы помочь пациенту в ассоциации хороших ощущений с визуальными образами).
П: (улыбаясь) Я никогда не смотрел на себя, но мне кажется, я выгляжу немного гордо… и уверенно. (С этого момента он сидит на стуле прямо, расправив плечи, его голос набирает силу, реально показывая, как он выглядит и что чувствует.)
Д-р: ПРАВИЛЬНО!… Совсем как вы выглядите сейчас (вводя более приятные переживания в его визуальную систему)… а когда вы сыграли отличный сет и обсуждаете его, как звучит ваш голос теперь? (Смешивание прошлых переживаний «сыграли сет» с настоящим «как звучит ваш голос теперь», и начало позитивной ассоциации с его речью.)
П: Мне кажется, так, как он звучит сейчас (признание того, что он испытывает сейчас).
Д-р: ЭТО ЗАМЕЧАТЕЛЬНОЕ ЧУВСТВО… ТЕПЕРЬ… не так ли? (Доктор добавляет улыбку к тону голоса, наклону головы и т.д.)
П: (кивая головой, улыбаясь) Да! Я хотел, чтобы так было, когда я разговариваю с женщиной (показания к тому, что он соединяет переживания и распознает потенциал).
Д-р: Но у вас не… ВСЕГДА БЫЛА УВЕРЕННОСТЬ… (бессознательное внушение), когда вы только начинали играть в теннис (усиление связи между двумя переживаниями: начало без уверенности, работа над этим и приобретение уверенности. В этот момент наклон головы и т.д. становится автоматическим толчком, настраивающим пациента на положительную реакцию. Действие бессознательного внушения). Вы знали, что страх – это ничего кроме как ЗА…БЫВАНИЕ ВАШЕЙ УВЕРЕННОСТИ?
Я: (улыбаясь) Вы хотите сказать, что я знаю, как быть уверенным, но только забыл? (показывая, что он вспоминал бессознательное внушение).
Д-р: ПРАВИЛЬНО! (наклон головы, тон голоса, улыбка), и если вы забыли, то у вас это должно где-то остаться. Нельзя забыть то, чего не знал. (Слово «забывание» выше было сказано очень медленно с небольшой паузой между «ЗА» и «БЫВАНИЕ». Дополнительно к сообщению пациент сознательно воспринял, что было бессознательное внушение: СТРАХ – ЭТО ЗАБЫВАНИЕ УВЕРЕННОСТИ, т.е. нужно использовать сигнал страха как толчок к воспоминаниям как быть уверенным. Это позволяет использовать опыт его реальной жизни для того, чтобы помочь запустить новую реакцию.) Однако в прошлом вы ужасно пугались, когда пытались говорить с женщинами (сказано скучным, почти порицающим тоном, а использование прошедшего времени подразумевает, что это было только в прошлом).
П: (горбится, голос дрожит) Да, это действительно пугало меня. (Пациент начинает думать о страхе в прошедшем времени: пугало, а не пугает.)
Д-р: (наклон головы, тон голоса, улыбка) НО ВЫ ЗНАЕТЕ КАК ЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ ХОРОШО ВО ВРЕМЯ ЩЕЛЧКА (щелканье пальцев прерывает его паттерн или реакцию, в то время как наклон головы и остальное вызывают ассоциирующиеся с ним хорошие чувства).
П: (задерживает дыхание, затем медленно выдыхает, расслабляется и улыбается) Я не знаю, что вы делаете, но я чувствовал себя плохо и почувствовал снова хорошо Д-р: (наклон головы, тон голоса, улыбка) ПРАВИЛЬНО! (голова в нормальном положении, нормальный тон) Какая-то часть вас знает как (пауза, наклон головы и т.д.) ЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ ХОРОШО… КОГДА БЫ ВЫ НЕ… ЗАХОТЕЛИ ЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ ХОРОШО!
В этот момент я начал рассуждать об его игре в теннис вообще, особо подчеркивая чувство неуверенности вначале, и что затем, по мере тренировок, становится все легче и легче. Эта тема повторялась несколько раз при обсуждении различных аспектов игры:
обучение умению подавать подачи, обучение мягкому удару на задней линии и т.д. Так как пациент уже знал все это, была надежда, что это пробьется в сознание, и так как он знал чего он хочет,– уверенности в отношениях с женщинами,– он должен был воспринимать важнейшие части сообщения: практика ведет к умению и уверенности, а применение этого ведет к цели. (Эриксон и Росси, 1979). Во время этих кажущихся повторений я начал вводить внешнюю информацию: «Один из важных аспектов, которым вы научились автоматически, видеть мяч с интересом (намеренно неверное предложение,– прочтите его снова). Совсем так же как вы СЕЙЧАС СМОТРИТЕ НА МЕНЯ С ИНТЕРЕСОМ, (голова и тон, без улыбки), чтобы отреагировать автоматически… на мяч без раздумий, совсем как вы НАЧИНАЕТЕ СО МНОЙ (голова, тон, неправильное предложение), держа эту ракетку (утверждается, как будто он держит ракетку: ведет к отсоединению) и ЭТА РУКА (наклон головы) научилась ДВИГАТЬСЯ АВТОМАТИЧЕСКИ, как будто с собственным мозгом (правая рука делает слабое движение). ИМЕННО ТАК, ПРАВИЛЬНО (наклон головы, соединение двух предложений вместе) и я действительно не знаю, какая рука… НАЧНЕТ ПОДНИМАТЬСЯ (наклон головы) и остается около лица (правая рука подергивается сильнее) (длинная пауза 10-15 секунд) ПРАВИЛЬНО (наклон головы) (10-15 секунд пауза) ЭТО… удовольствие испытывать это… ОЩУЩЕНИЕ ПОДЪЕМА (двойное сообщение; то, что вместе с паузой означает движение, означает удовольствие, и все вместе означает удовольствие делать это движение). (Рука пациента дергается несколько раз, затем медленно, слегка подергиваясь начинает подниматься вверх)».
Д-р: Ваше подсознание решает, когда вы… ЗАКРОЕТЕ ГЛАЗА, в то время как РУКА ПОДНИМАЕТСЯ… ИЛИ КОГДА ОНА КОСНЕТСЯ ВАШЕГО ЛИЦА. (Сказанное подразумевает, что у него есть подсознание, и что оно может решать, плюс использование иллюзий выбора. Он закроет глаза, когда выберет сам.) Сознательно ВЫ МОЖЕТЕ УДИВИТЬСЯ, ГДЕ ВАША РУКА КОСНЕТСЯ ЛИЦА… или Я МОГ ОШИБИТЬСЯ, И ВЫ ВОВСЕ НЕ УДИВИТЕСЬ! (это помогает ему осознать, что его сознание не знает, что может сделать подсознание, и подразумевает, что он выполнит внушение. Я дал ему шанс доказать, что я ошибаюсь. Он вовсе не обязан удивиться).
Глаза пациента медленно мигают, затем закрываются, дыхание глубокое, лицевые мускулы расслаблены, и он переходит в обычное гипнотическое состояние. Его рука поднимается, через несколько минут касается лица и остается там.
Д-р: Если я захочу, чтобы ваша рука опускалась с какой-то скоростью, не обращайте внимание, я хочу, чтобы вы сопротивлялись этому и не позволяли ей опускаться быстрее, чем вам будет удобно, что должно быть не раньше, чем вы погрузитесь еще глубже. (Рука пациента остается около лица три-четыре минуты, и я говорю мягко два или три раза: «Правильно», в то время как явно он погружается в транс, т.е. дышит медленно, лицевые мускулы становятся еще более расслабленными. Когда рука начинает опускаться, я говорю снова.)
Пациенту в форме простого рассказа я напоминал, как он учился в детстве ездить на велосипеде, на роликовых коньках, играть в спортивные игры и т.д. Каждая история длилась около трех минут, подчеркивая вначале легкий испуг, но вместе с тем желание научиться, тренироваться, терпеть неудачи и делать новые попытки, наконец, овладеть навыками и приобрести уверенность. В конце каждой истории я говорил: «ПРАВИЛЬНО», усиливая ассоциативный фактор. Ему было сказано, что он может вернуться в сознательное состояние, когда ему понадобится, но не раньше, чем увидит конкретное событие в соей жизни, когда он научится быть уверенным, и сможет вызвать в себе эти чувства. Примерно через десять минут он открыл глаза.
П: Это было здорово. Я чувствую себя хорошо. Д-р: ПРАВИЛЬНО! Обучение новому всегда интересно, но у меня есть проблема (намеренно изменяется тема и прерывается его сознательный процесс) и мне необходима ваша помощь.
П: (мигает глазами и внимательно смотрит) Что я могу сделать?
Д-р'. Ну хорошо, терапевту необходимо то, что называется данными базовой линии (дано несколько примеров таких данных). Так как я не могу влезть к вам внутрь и посмотреть, что происходит, когда вы смотрите В ПРОШЛОЕ (наклон головы, медленная речь) и нам необходимо что-нибудь, чтобы оценить ваш прогресс, у меня есть к вам поручение.
П: 0'кей.
Д-р: Я хочу, чтобы вы взяли маленький блокнот, пошли и попытались быть отвергнутым пятью женщинами за неделю. Подходите к ним любым приемлемым способом и обращайте особое внимание на свои реакции. (Пациент становится несколько нервным.) Важно увидеть (возврат к визуальной системе), как вы ощущаете и видите, что с вами происходит. Это даст нам информацию необходимую для того, чтобы помочь вам. Конечно, вы можете отказаться, но при этом вы будете выглядеть глупо, прося помощи и отказываясь помочь. (Намеренно используется его страх «выглядеть глупо», чтобы побудить его действовать. Это, двойная связка. К тому же, выполняя поручение, ему придется встречаться с женщинами.)
П: Ладно, мне это не очень нравится, но было бы глупо заплатить вам за помощь и отказаться сотрудничать с вами.
Д-р: ПРАВИЛЬНО (наклон головы, тон голоса вызывающий его положительные ассоциации для решения новой задачи). Теперь наше время истекло. Мы встретимся через неделю и, имея данные вашей базовой линии, сможем действительно начать работать.
ВТОРОЙ СЕАНС: пациент входит с улыбкой и выглядит очень довольным.
П: Я не смог в точности выполнить ваше поручение и получил отказ только от двух женщин. За прошедшую неделю мне довелось встретиться с шестью дамами, и у меня было два свидания. Это нужно было видеть, я ВЫГЛЯДЕЛ ХОРОШО (голос у пациента твердый, он выглядит очень довольным, а его рассказ, что он встретился с шестью женщинами и при этом выглядел хорошо, показывает, что теперь в визуальной системе он видит положительные переживания).
Далее пациент рассказывал о своей первой попытке, о страхе, который стал уменьшаться, и о растущей уверенности. «Это становилось все проще». Каждый раз, когда он чувствовал страх, он вдруг вспоминал, что это значит, что он забыл быть уверенным. Он также уверено заявил, что его проблема решена.
Д-р: ПРАВИЛЬНО! (улыбка, наклон головы, тон голоса). Теперь вспомните, как эта рука начала подниматься на прошлой неделе (пациент смотрит на свою правую руку, которая начала подергиваться). Вы знаете, как воспроизвести те же переживания ТЕПЕРЬ! (Глаза закрываются, и пациент погружается в гипноз.)
Баланс гипнотических переживаний заключается в наложении его умения играть в теннис на встрече с женщинами. «Вы горды и уверены в своей подаче и когда чувствуете, что можете увидеть, как подаете подачу женщине, которая находится на другой стороне от сетки, вы знаете, как выйти вперед к сетке и справиться со всем, что мешает вам. Точно так же вы можете пойти на встречу с женщиной и увидеть, как справляетесь с этим.» Чтобы усилить его движения к цели, было использовано много историй, сравнивающих теннис со встречей с женщиной. Можно было уверенно сказать, что он достигнет цели.
Хотя формально я за ним не следил, мне было известно, что он общался с несколькими женщинами, одна из которых сообщила мне, что его дела идут все лучше и лучше, совсем как в теннисе!

XI

РЕАЛЬНОСТЬ… РЕАЛЬНА??? СОГЛАСОВАННАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Ученые, исследующие поведение человека, спорили и продолжают спорить, что составляет реальность, существует ли реальность, почему реальность и ad паи- seum. Несмотря на дебаты, было достигнуто одно общее согласие в том, что существует согласованная реальность. Как подразумевает название, общее соглашение касается того, что называть определенными вещами и насколько в общем мы должны реагировать на эти вещи. Мы, по крайней мере, в нашем обществе, в общем соглашаемся, что стул – это стул, и что мы можем сделать со стулом (будьте внимательны…). Мы знаем, что не можем, по крайней мере в данный момент нашего развития, раскинуть руки и полететь. Но все согласны, что пляж – это пляж, дерево – это дерево и т.д. В очень узком смысле, мы можем утверждать, что согласованная реальность – это, в основном, функция сознательных процессов, т.е.: я вижу дерево и принимаю этот объект за дерево. Таким образом, мы имеем общее соглашение, касающееся реальности этого дерева. Однако реакция отдельного человека на это дерево может быть более важна, чем ваше соглашение.
«Дерево – это дерево,– хотя его значение для человека, который видит его („Истина"), зависит от его отношения к нему. Дает ли оно ему плод или тень, или является препятствием на его пути?»
( Surveing Kierkegaard , Хорнер и Бюхлер, 1969)


ВНУТРЕННЯЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Наша внутренняя (субъективная) реальность и, следовательно, наша реакция на это дерево, может быть полностью отличной от внутренней реальности другого человека. От этого фактора (внутренней реальности) зависит наша индивидуальная уникальность. Нет двух людей, которые ощущали бы и реагировали бы на пляж совершенно одинаковым образом. Нет двух людей, которые ощущали бы и реагировали бы одинаково на картинку. Я уверен, что наша внутренняя реальность создает разительное различие всех нас друг от друга. Если бы не эта «реальность», мы бы все ходили в серой фланели в полоску с расстегнутыми пуговицами или соответствовали бы другому какому-либо еще стереотипу.
Мужчина входит в комнату. В дальнем углу он видит женщину. Он начинает испытывать сильное возбуждение и обнаруживает, что его очень тянет к ней. В этот момент, на уровне сознания, он видит только определенные физические характеристики: возможно, светлые волосы, голубые глаза, красивую фигуру или что-то еще. (Мужчины могут свободно изменить это описание, а женщины – заполнить его своей любимой фантазией.) В комнате может быть много других женщин, и мы можем прийти к общему соглашению, что все они по крайней мере, так же привлекательны, как и эта женщина. Несмотря на это, наш герой стоит, поглощенный своими переживаниями, и почти забывает о других женщинах. По всей вероятности он не осознает, что в своей внутренней реальности он реагирует на целую историю прошлых бессознательных ассоциаций. Возможно, ее волосы такого же цвета, как у его первой любви в детстве; ее губы такие же, как у первой девушки, которую он поцеловал; ее улыбка такая же, как у первой женщины, с которой у него были близкие отношения. В «реальности» он реагирует вовсе не на нее. На самом деле «видение» этой женщины вызывает в нем его прошлые– переживания, связанные с женщиной, и внутренняя реальность для него становится более «реальной» и важной, чем внешняя или согласованная реальность. В его согласованной реальности нет знаний об этой женщине, кто она, на кого похожа, что ей нравится. На самом деле она может оказаться человеком, которого он не выносит. Несмотря на это, он стоит здесь, и в то время как он отчаянно пытается «вычислить» как подойти к ней, его сердце колотится, ладони влажные, мысли сконцентрированы только на ней. Вы можете… ТЕПЕРЬ СПРОСИТЬ СЕБЯ… чья реальность реальна… по крайней мере, для него?
Где-то в этой книге есть раздел о системах веры. Однако здесь я хотел бы подвести итог этой главе. Все, что мы видим, чувствуем, слышим и «знаем»,– все это характеризуется, постигается, фильтруется, откликается на что-то на основе наших внутренних систем веры. Способ, которым мы научились видеть, интерпретировать и реагировать, индивидуален для каждого из нас. «Внутренняя реальность» подсознания может полностью отличаться от согласованной реальности нашего сознания. В своей работе « The Split Brain in Man» Газзанега (1967) слегка касается этого вопроса, утверждая, что «…это происходит так, как будто в нашем мозгу содержится две раздельные сферы сознания».


МОНСТРЫ И ВОЛШЕБНЫЕ ПАЛОЧКИ

Когда моему сыну было три или четыре года, он решил, что бейсбольный и футбольный мячи по ночам, когда погашены все огни, становятся чудовищами. Он «видел» как они оживают. Они выглядят злобными и пытаются схватить его. Если подумать об этом рационально, все это не имеет смысла. Наша согласованная реальность знает, что этого не может быть. Я с женой (X) пытались объяснить ему, что реально, а что нет. Он слушал очень внимательно, а когда мы закончили, сказал: «Но они приходят, чтобы схватить меня». Неизвестно для каких целей его подсознание сотворило эту внутреннюю реальность, и она внезапно «выскочила» наружу, чтобы стать его внешней реальностью. Логические, фактические, прямые объяснения левого полушария ни к чему не привели. Затем мы решили попробовать стать нелогичными (некоторые могут назвать это творчеством). Мы пошли в ближайший магазин и купили деревянную палку в два фута длиной и полдюйма в диаметре, а затем завернули эту палку в мягкий бархат и прикрепили на один конец золотую кисточку. После этого мы взяли коробку из под роз и положили туда будущую «волшебную» палоч ку. Мы принесли эту коробку домой и объяснили сыну, что ходили к волшебному доктору, и этот волшебный доктор сделал волшебную палочку, которая должна испугать и прогнать всех чудовищ. Затем мы передали ему «волшебные» слова, которые нам сказал волшебный доктор. Мы объяснили ему, что в течение двух или трех ночей он должен направлять волшебную палочку на чудовищ и произносить волшебные слова. Вечером мы все вместе зашли к нему в комнату и проделали торжественную церемонию открывания коробки и вручения волшебной палочки. Он взял палочку и с большой решимостью прошелся по комнате. В каждом углу он останавливался, направлял волшебную палочку и говорил волшебные слова. Эту ночь он спал без обычных кошмаров и внезапных пробуждений. На следующий вечер он пошел в свою комнату один и повторил магический ритуал. После третьей или четвертой ночи он поставил волшебную палочку в угол и больше к ней не притрагивался. С тех пор он спал спокойно и больше не говорил о чудовищах. Через две недели он отдал нам волшебную палочку и сказал, что она ему больше не нужна. Мораль этой истории такова: так как его бессознательные процессы, основанные на его системах веры, создали внутреннюю реальность с чудовищными мячами, для решения проблемы следовало заставить его бессознательные процессы создать такую внутреннюю реальность, которая верила бы в лекарство более могущественное, чем чудовища. Традиционные методы привели бы к выявлению причин, а также доказательства, что чудовищ не существует, или «измеряли» бы глубину его чувств, или помогли бы ему избавиться (вырваться из) от страха/гнева/враждебности/беззащитности. Затем через несколько месяцев (или лет) у него появилась бы возможность скопироваться с «Проблемой». Вместо этого он за несколько дней не только научился как разрешить проблему… но и разрешил ее.


БЕЗУМИЕ И ТВОРЧЕСТВО

Для меня подсознание и его внутренняя реальность – это чудесная, творческая, динамичная и волнующая область. Уже высказывалась мысль о том, что бессознательный процесс сходен с шизофреническим. Я уверен, однако, что так называемый шизофренический процесс направленный на решение проблем, и открытие чего-то нового – это творческий процесс. Тот же самый процесс, но направленный на создание ограничений и страхов может быть назван безумием. Перефразируя Джорджа Сантаяну, можно сказать: «Творчество – это всего навсего безумие, направленное на пользу». Еще одна история поможет прояснить этот процесс. Много лет назад мы жили на втором этаже двухэтажного дома. У моей дочери, которой в то время было три года, появилась привычка прыгать по несколько раз с кровати, играя в какую-то игру, понятную ей одной. Однажды вечером наш сосед с нижнего этажа поднялся к нам и пожаловался на шум. Моя жена пошла к дочери и сказала ей: «Больше так не делай, дядя снизу очень сердится». Позже этой ночью дочь была беспокойной. Когда мы попытались успокоить ее, она сказала нам, что дядя, живущий в ковре, очень сердится на нее и собирается ее обидеть. Мы попытались ей объяснить понятие сверху/снизу в отношении этажей, но она была слишком мала, чтобы понять это. Мы даже водили ее на нижний этаж, чтобы показать, где живет дядя снизу. Все, что она смогла понять так это то, что дядя, живущий в ковре, очень на нее рассердился за то, что она прыгает. Мы, взрослые, знаем, что это просто смешно. Мы, взрослые, думающие логически, знаем, что человек не может жить в ковре. Мы, логичные взрослые, которые плюют через левое плечо, стучат по дереву, наступают на трещины, знаем, что эта маленькая детская вера к нам совершенно не относится. (Поэтому в нашей книге не будет 13 главы, 13 страницы… Реальность… реальна?)


ОБРАЗЫ РЕАЛЬНОСТИ

Как уже утверждалось, когда пациент приходит в кабинет терапевта, он приносит с собой свои внутренние системы веры: приобретенные навыки, знания, переживания и индивидуальные реальности. Этот человек живет в основном в той же самой внешней реальности, что и терапевт, и имеет многие из тех же возможностей. Однако внутренняя реальность этого человека может быть устроена так, что он блокируется от видения доступных возможностей. Реально получается, что он загипнотизирован, или гипнотизирует себя сам, таким образом, что видит то, что уже видел, слышит то, что уже слышал, и чувствует то, что уже чувствовал.
«Давайте вспомним. Мы никогда не имеем дела с реальностью, как таковой, но скорее с образцами реальности – т.е. с описаниями. Хотя число потенциально возможных описаний очень велико, наш образ мира позволяет нам видеть только одну возможную, приемлемую и разрешенную точку зрения. Более того, это единственное описание также предполагает только одно возможное, приемлемое и разрешенное решение, и если у нас не получается, мы пытаемся снова и снова, или, другими словами, мы применяем рецепт.делать больше то же самое"».
(Вацлавик, 1978, стр. 119)
Терапевт, настаивающий на прямой атаке на системы веры пациента, использует молоток в качестве единственного инструмента и в результате лечит пациента так, как будто он гвоздь. Так как запросто может существовать внутренняя реальность, с которой прыгают с кровати и сердят человека, живущего в ковре, прямая атака на системы веры пациента не приносит пользу. Она может даже обидеть и привести к… СОПРОТИВЛЕНИЮ. Придумать бессознательный процесс, использующий то же самое творчество, которое породило проблему, для решения проблемы было бы куда более эффективным методом. К тому же это гораздо интересней, как для терапевта, так и для пациента.


ГИПНОТИЧЕСКИЙ МОНСТР

Ко мне за помощью обратилась женщина, страдающая приступами сильной тревоги при взаимоотношениях с мужчинами. Она описала свою реакцию как чувство, что она тонет или задыхается, и утверждала, что испытывает это физически. Эта женщина боролась со своей проблемой около двух лет и, по ее мнению, достигла большого прогресса: «поняла» динамику, стала проницательной и почувствовала свою силу в контроле над«плохими» чувствами. Она верила, что теперь готова избавиться от своей проблемы раз и навсегда, и признавала, что ее проблема не имеет никакого «логического» смысла. Она усиленно читала литературу по психологии, терапии и межличностным взаимоотношениям. Но несмотря на все свои усилия, она опять почувствовала себя в тупике и сказала: «Я начинаю терять надежду». Во время второго сеанса я помог ей войти в состояние, которого не существует…– гипноз. Я попросил ее «вернуться» к тому времени, когда она впервые почувствовала эти дурные чувства, дать мне сигнал поднятием большого пальца левой руки. И как только сможет их действительно почувствовать. После того, как она просигналила и явно почувствовала дискомфорт, я велел ей позволить своей творческой части создать ужасное чудовище, ясно увидеть его и почувствовать весь страх, как будто оно собирается уничтожить ее. Затем я попросил ее вообразить, что безопасного пути бегства не существует. Через несколько мгновений появились явные признаки усиливающегося дискомфорта: ритм дыхания сильно увеличился, на лбу и над верхней губой выступил пот. Она явно испытывала сильное возбуждение. В этот момент я сказал ей следующее: «Сейчас самое время вам решить: победить ли вашего монстра одним ударом, или сморщить нос и прогнать его, или захлопать ушами и просто улететь, оставив монстра там, где ему полагается быть… в прошлом. Сейчас не торопитесь, потому что ваше бессознательное может выбрать комбинацию из этих возможностей или придумать лучшие варианты». Сейчас мы уже знаем, что ни одна из этих инструкций не имела логического смысла, но все же, несмотря на чепуху, что-то стало происходить. Через несколько мгновений она несколько раз глубоко вздохнула и очень медленно выдохнула, ее тело начало расслабляться, и она стала хихикать. Через пять минут она открыла глаза и улыбнулась своей очаровательной улыбкой. Она сказала мне, что почему-то знает, что теперь может больше не бояться, что каким-то образом, когда появилось чудовище, она почувствовала в себе силу и каким-то образом сумела от него избавиться.


СНЕЖНЫЙ ЧЕЛОВЕК КАК РЕАЛЬНОСТЬ

Когда моей дочери было около четырех лет, мы с женой впервые взяли ее посмотреть на снег. Она захотела слепить снежного человека, и мы помогли ей. В результате получился «малыш» размером около 2,5 футов в высоту. Дочка была очень возбуждена и довольна своим произведением. Когда, возвращаясь с гор, мы ехали обратно, дочь увидела своих друзей. Она попросила меня остановиться, чтобы рассказать им о снежном человечке. Она выбралась из машины и возбужденно начала рассказывать. При его описании она рисовала жестами картину, по которой выходило, что человек был ростом около 4 футов. Она почти удвоила его высоту. Через два дня мы все пошли позавтракать к моим родителям. Наша дочь начала рассказывать о своем снежном человечке и сказала: «Дедушка, я сделала снежного человечка больше чем ты». Мой отец в это время был 5 футов 10 дюймов ростом и обладал более, чем излишним весом. Это заставило меня поду мать о том, как работает наше воображение: для ребенка, если он не имеет возможности видеть реальный объект, снежный человек становится все больше и больше. И если это может быть со снежным человечком, то что же говорить о чудищах, которых мы создавали, когда были детьми? Они вначале были не больше 6 дюймов ростом, но пока все эти годы мы убегали от них, бьюсь об заклад, наша внутренняя реальность вырастила их до сорока семи футов высотой и очень, очень страшными. Т.к. наша творческая часть бессознательного сделала наших монстров такими большими, то она знает и то, как нам сморщить нос, чтобы уменьшить их размеры. Но это совсем другая реальность… реальная!

XII

БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ ПРОТИВ СОЗНАНИЯ

Среди множества моих «любимых мозолей» выделяется одна: многие люди, использующие гипноз, так же как и терапевты всех мастей почти не используют существование так называемого бессознательного. Они обсуждают бессознательные процессы, бессознательные проблемы и бессознательные конфликты. И все же, когда дело доходит до терапии, они действуют так, как будто бессознательного не существует. Можно с уверенностью сказать, что они не сознают бессознательных процессов. Они попытаются объяснить своим пациентам особыми логическими приемами, в чем состоит их проблема и ее решение, и их пациент, если только он не с другой планеты, наверняка, услышит любые логические советы. Более того, пациент, вероятно, уже слышал «ответ» много раз, но если бы это было решением, я уверен, что он уже давно решил бы свою проблему.
«Однажды в одном месте молодые мужчина и женщина ползали на четвереньках. Казалось они настойчиво что-то ищут. Мимо проходил добрый и мудрый странник и спросил их: „Что вы ищите?" Они ответили: „Мы ищем очень важные ключи, которые должны открыть в нашей жизни очень важные двери". Странник сказал: „Это действительно важно! Давайте я вам помогу". Он опустился на колени и тоже начал искать затерявшиеся ключи. После долгих поисков странник сказал: „Я не могу здесь найти никаких ключей… А где вы их потеряли?" „В сотне миль отсюда в чистом поле",– ответила пара. Странник сказал: „Но если вы потеряли их в поле в сотне миль отсюда, почему же вы ищите здесь?" „Ну,– сказала пара,– здесь очень хорошее освещение, и эта местность для нас очень хорошо знакома".»
(Старая арабская сказка… слегка модернизированная)


ПОДСОЗНАНИЕ ПРОТИВ БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО

Некоторые предпочитают использовать концепцию подсознания. Я предпочитаю концепцию бессознательного. Согласно Словарю Американского Наследия ( Dell Publishing Inc., 1975), приставка «под» означает уменьшение или более низкий уровень вместо параллельного или равного. Мне же симпатизирует верить в то, что «два ума» равны, хотя и различны. В самом общем виде, я верю, что бессознательное означает то, что мы (по крайней мере, в данный момент) не осознаем. Существует множество процессов, которые мы осознаем в разное время и при различных обстоятельствах. И существует много больше процессов, которые мы осознаем очень редко или вообще никогда не осознаем. Несмотря на это отсутствие «осознания», эти процессы есть и продолжают идти. Например, когда вы читаете эти слова, ваше сердце продолжает биться. До того времени пока вы не прочитали это утверждение, возможно, вы были бессознательны по отношению к этому процессу. Некоторым, может быть трудно ощутить этот процесс и сейчас. Но так как вы читаете эту книгу, я могу предположить, что вы живы и, следовательно, этот процесс продолжается.


«ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ».

Несколько лет назад была опубликована статья,.касающаяся исследования бессознательных процессов. Суть этой статьи была в том, что при вспыхивании на экране слов с высокой скоростью, эфимистически называемой подсознательной (лежащей ниже порога восприятия), субъект проявляет физиологические реакции, не осознавая слов. В одном из экспериментов включали вспы-хивание сексуально стимулирующего материала, посреди «сухого» интеллектуального фильма, опять-таки со скоростью, не дающей субъекту осознать этот материал. Тем не менее все субъекты демонстрировали явное сильное «физиологическое возбуждение». Исследователи, основываясь на результатах этих и других, так называемых, подсознательных экспериментах, сделали вывод о том, что здесь имеет место бессознательный процесс. Дальше они пришли к тому, что эти процессы не только происходят все время, но почти не осознаются нами, как процесс, и как он воздействует на нас. Говард Шеврин и Скотт Дикман в своей статье « The Psychological Unconscious^ утверждали: «…бессознательные процессы продолжают воздействовать на поведение и переживания, даже когда человек может не осознавать это влияние». ( American Psychologist, 1980, т. №5, стр. 421-434) Мильтон Эриксон, много лет настаивающий на существовании бессознательных процессов, услышав о вышеприведенном «открытии», сказал (я пересказываю): «Я не удивлен, что научное сообщество признало наконец существование бессознательного. Что меня удивляет, так это то, что они до сих пор настаивают, что существует сознание». Есть несколько исследователей ума/мозга, которые утверждают, что так называемая сознательная реальность на самом деле есть дар нашего бессознательного, т.е. только когда наше бессознательное заставляет сознание осознавать что-то, это что-то действительно становится частью нашей реальности.


ЛОЖЬ

То, что вы сейчас прочитаете – ложь! Однако, я верю, что это будет полезная ложь. Если вы вспомните материал из главы «Левое встречает правое встречает левое», там указывалось, что каждое из двух полушарий мозга имеет свою специализацию. Напомню кратко, что левое или так называемое доминантное полушарие связано с линейными, цифровыми, аналитическими и логическими процессами. В области действия правого полушария находится пространственность, образность, цветовые ощущения, кинестетические воспоминания, творчество, и оно может быть названо метафорическим умом. Я хочу, чтобы вы… ДОПУСТИЛИ ТЕПЕРЬ… ложь, что левое полушарие можно определить как сознание, а правое полушарие является «домом» бессознательного. Если вы признаете эту неправду, у вас будет хорошая компания. Есть много ученых и исследователей ума/мозга, которые признают и даже распространяют эту ложь. Они даже утверждают, что то, что мы называем бессознательными процессами хорошо совпадает с тем, что известно о деятельности правого полушария. Это же можно сказать о сознательных процессах и левом полушарии. Технически, более точно было бы сказать, что оба полушария задействованы и в бессознательных и в сознательных процессах, и что ни одно полушарие не работает независимо от другого. Скорее существует непрерывное взаимодействие и взаимообмен между двумя полушариями. В отношении «местонахождения» сознания и памяти Бузан и Диксон утверждают:
«Фактически становится ясно, что такие неуловимые явления были каким-то образом распределены по всему мозгу, как целому… Однако некоторые исследователи мозговых явлений не делают различия между умом и мозгом в том, что определяется как дуализм „ум/мозг". Если на самом деле такой дуализм существует, то ученые еще далеки от того, чтобы определить, где начинается один и кончается другой».
Помните, я говорил, что вы прочтете ложь, так что вышесказанное тоже может быть ложью.


БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ /СОЗНАТЕЛЬНОЕ/ МЕТАФОРА

В то время как раздельные левое полушарие/сознательное и правое полушарие/бессознательное могут существовать, а могут и не существовать, я считаю это полезной метафорой для моей работы с гипнозом. Когда я вовлечен в так называемую сознательную работу, я использую факты, логику и причинность. Когда я собираюсь «делать гипноз», я использую рассказы, образные воспоминания, бессмысленные предложения и фан тазию, короче, «язык бессознательного». Я также признаю, что эти два «ума» работают в согласии… если только они не работают в оппозиции друг к другу. Например, вы видите человека, стоящего на углу улицы. Ваше бессознательное схватывает общую картину, проходит вереницу воспоминаний и приходит к узнаванию. Это узнавание затем переносится в ваше сознание, и вы «узнаете» друга, с которым давно не виделись. Можно привести еще всем нам знакомый пример. Мы с кем-то знакомимся, а через несколько часов пытаемся вспомнить его имя, но безуспешно. Мы «забыли». Еще некоторое время мы силимся, а затем говорим: «к черту все это». Позже, когда мы заняты совсем другой задачей, имя внезапно «приходит» в наше сознание. Мы даже не осознавали процесса вспоминания. Это простой, но показательный пример действия одного из бессознательных процессов. Однако есть много других бессознательных процессов, которые могут быть не так безобидны. Они могут быть очень болезненными.


БЕССОЗНАТЕЛЬНАЯ ЗАЩИТА

Д-р Милтон Эриксон настойчиво утверждал, что бессознательное защищает сознание и весь организм. Хотя в общем я согласен с этим, мне хотелось бы добавить важное уточнение: бессознательное всегда защищает сознание наилучшим образом, который оно «знает» в рамках своей реальности и правил, которым следует сознание и его реальность. Его (бессознательного) методы в одних случаях могут быть полезными, в других могут быть наилучшим доступным, а в третьих – наилучшим «дозволенным» выбором. Нет никаких гарантий, что эта защита будет в теперешних интересах человека. В других ситуациях бессознательное может иметь лучший метод, но системы веры сознания могут отрицать, блокировать или игнорировать сообщение бессознательного. Я уверен, что когда бессознательное не имеет легкого канала связи к сознанию, или его сообщения отрицаются или игнорируются, оно найдет способ дать о себе знать. Как где-то уже утверждалось, симптомология (физическая или эмоциональная) может быть одним из таких способов. Когда взаимосвязь между двумя умами хирургически разрывается прошлыми травмами, прошлыми знаниями, страхами потери контроля и т.д., не происходит ли в этих случаях, что подсознание «вынужденно» вмешиваться в картину, чтобы «переставить» кусочки человеческой картинки-загадки. Будет ли сознание выталкивать «захватчика»? Не обнаружит ли человек, что он реагирует способами, неприемлемыми для его сознательного понимания. Приведет ли это к тревоге? Приведет ли это к сознательному контролю и отрицанию сообщений бессознательного. Получится ли в результате возрастание усилий бессознательного «защитить» себя более настойчиво?


СИМПТОМ: ДАВЯЩАЯ ГОЛОВНАЯ БОЛЬ

Чтобы получить возможный ответ на эти вопросы, нам нужно всего лишь исследовать симптом, известный как давящая головная боль. Большинство специалистов-медиков соглашаются в том, что при отсутствии физической патологии такая боль появляется когда игнорируется возрастание мышечного напряжения, до тех пор, пока в результате ослабления кровообращения и возрастания давления не возникает головная боль. Я хочу, чтобы вы рассмотрели эту причинную цепочку событий с точки зрения концепции «Левое полушарие/правое полушарие – сознательные/бессознательные процессы». Вы упорно трудились над решением какой-то задачи, и без вашего «осознания» ваш ум и тело устали. Ваше бессознательное узнает, что вам необходим перерыв в работе и передает информацию одним из своих способов: кинестетическими сигналами. Ваши спина и шея напрягаются. Вы или игнорируете или не осознаете это сообщение и таким образом продолжаете работать. Ваше бессознательное, чтобы «защитить» вас, усиливает сообщение. Ваше тело напрягается еще больше и затем… ГОЛОВНАЯ БОЛЬ! Вы не можете сосредоточится, глаза болят, в голове стучит, и вы вынуждены сделать перерыв… которого ваше бессознательное добивалось с самого начала. Вы можете сказать, что бессознательное в соответствующих условиях может довести человека до безумия, чтобы защитить его. Я надеюсь две последующие истории будут полезными, для выявления сообщений бессознательного.


СЛУЧАЙ 10: ГОЛОВНАЯ БОЛЬ

Ко мне прислали мужчину, который долгое время страдал давящими головными болями. Он испытывал по три-четыре жестоких приступа за день. Он всегда был очень обязательным человеком, в особенности когда дело касалось «завершения его работы». Я попросил его представить, что у него есть очень важное сообщение для друга, и он идет к нему, чтобы передать это сообщение. Он знает, что друг дома, звонит в дверь, но никто не отвечает. Я спросил его, что он будет делать, принимая во внимание, что сообщение должно быть доставлено. Он ответил, что надавил бы кнопку звонка и держал бы ее пока не открыли, а если бы это не сработало, то стал бы колотить в дверь и звать друга по имени. Тогда я попросил его представить, что его бессознательная хочет передать ему важное сообщение, пытается стучать в его «дверь», и когда он не отвечает, начинает колотить… ГОЛОВНОЙ БОЛЬЮ. Затем я попросил его закрыть глаза и разрешить своему творческому воображению создать ясную картину той его части, которая передает ему сообщения, и дать мне сигнал, когда он это сделает. Затем он должен был «спросить» эту свою часть, какой сигнал он должен принять, чтобы узнать его. Эта часть «приказала» ему отреагировать напряжением в шее. Затем я ему предложил лучше осознать этот сигнал. Для этого как только он почувствует сообщение, он должен остановиться, несколько раз глубоко вдохнуть и затем сделать 10– 15 минутный перерыв. Я попросил его спросить эту свою часть, будет ли этот метод приемлемым и если это так, то ему пора вернуться в нормальное состояние (каким-то образом во время этих процедур он погрузился в состояние, весьма сходное с гипнотическим).
Когда примерно через десять минут он открыл глаза, он сказал: «Оно сказало „да", но если я не сдержу свое обещание, оно оставляет за собой право наказать меня головной болью». Эта простая процедура за две недели уменьшила появление его симптома на 80 %. Затем я помог ему, пока он находился в гипнотическом состоянии, вообще лучше осознавать свои кинестетические сигналы и делать более частые перерывы. За шесть недель он освободился от головной боли и на этот раз уже навсегда. К тому же, по его сообщению, улучшилась его работоспособность.


СЛУЧАЙ 11: ПЧЕЛОФОБИЯ

Ко мне пришла женщина, которая пожаловалась на следующую проблему. Примерно за шесть месяцев до нашей встречи у нее развилась почти фобическая реакция на жужжание пчел. Она сказала мне: «Они начинают сводить меня с ума». После того как я установил то, что «в нашей профессии» называется якорем комфорта (суть якорей объясняется в главах о якорях), я велел ей удерживать в себе чувство комфорта, в то время как она «видит» пчелу на безопасном расстоянии. Затем я попросил ее, продолжая удерживать чувство комфорта, услышать жужжание и вслушаться в звук, который как будто превращается в слова. Примерно через 15 минут она открыла глаза и сказала: «Я не удивлена». Она рассказала мне, что пчела медленно превратилась в ее мужа, который все время поправлял и подавлял ее, и что его голос был очень похож на Я считаю, что наше высоко структурированное общество чересчур много полагается на логическую, цифровую, сознательную часть нашего опыта, и слишком мало на творческий бессознательный опыт. Некоторые теоретики мозга установили, что сознательно мы способны выполнять от трех до пяти незначительных задач и только 1-2 важных задачи. В то же время они установили, что на бессознательном уровне мы способны к выполнению нескольких тысяч задач одновременно. Я не хочу сказать, что сознание не является важным. Я только утверждаю, что у среднего человека хорошо развито сознание, а бессознательное занимает подчиненное положение… т.е. мы обучены (некоторые могут сказать загипнотизированы) игнорировать или подавлять бессознательные процессы. Это выглядит так, как будто мы натренировали и развили мощную правую руку, позволяя левой руке усохнуть. Слишком часто человеку попадается терапевт, который разрабатывает для него «программу упражнений» для дальнейшего развития «правой руки», надеясь что кто-то позаботится о левой. Если, как утверждают многие исследователи мозга, мы используем только 10 % нашего мозга сознательно, остальные 90 % – бессознательно, то, возможно, будет полезно нарисовать пирамиду. Если вы отступите и посмотрите, то увидите, что у этой пирамиды широкое основание и резко сужающиеся к вершине грани. Она хорошо сконструирована, чтобы противостоять стрессам и времени. Если же вы нарисуете эту пирамиду вершиной вниз, то увидите строение, которое вряд ли долго устоит. Без сомнения, она упадет под собственным весом. Если после этого вы сможете «увидеть», что многие люди используют свой мозг как перевернутую пирамиду, то вы легко поймете, почему они с такой легкостью опрокидываются. Однако позвольте вам напомнить, что я сказал вначале: вам предстоит прочитать ложь. Впрочем, это может относиться и к последнему предложению.

XIII

УТИЛИЗАЦИЯ УТИЛИЗАЦИИ ГИПНОЗ: ВОЛШЕБНЫЕ СЛОВА

В одной из ранних глав я высказал утверждение о том, что быть хорошим гипнотизером это значит использовать определенный инструментарий и умения, помогающие направить человека на его собственные ресурсы… и затем… убраться с его пути. Мой опыт, однако, показывает, что большинство гипнотизеров постоянно мешаются на пути пациента, препятствуя гипнотическому состоянию. Терапевты в своих попытках узнать «правильный» способ введения в гипнотическое состояние ходят с одного семинара по гипнозу на другой, от одной волшебной книги к другой, чтобы получить «ВОЛШЕБНЫЕ СЛОВА», которые заставят людей входить в гипнотическое состояние. Они записывают «ВОЛШЕБНЫЕ СЛОВА», запоминают их и пытаются гипнотизировать всех с помощью этих слов. Когда их пациенты «отказываются» сотрудничать, эти терапевты падают духом либо бросают гипноз, либо покупают еще больше «ВОЛШЕБНЫХ КНИГ», посещают еще больше семинаров, чтобы отыскать «НАСТОЯЩИЕ ВОЛШЕБНЫЕ СЛОВА». Короче, эти «терапевты» пытаются подогнать пациента под свой шаблон, вместо того, что разработать шаблон подходящий для пациента. Я считаю, что вызвать гипнотическое состояние гораздо легче, чем уронить легендарное бревно, и гораздо менее болезненно. Каждый человек не только уже «знает» как входить в гипноз, он, возможно, испытывает это состояние по нескольку раз в день. Гипнотическое состояние само по себе, как и гипнотические явления являются ни больше ни меньше, чем нормальными явлениями и поведением, но изолированными, увеличенными и «подсвеченными». На моих тренировочных семинарах (Клинический гипноз: Инновационные метода (R)), я часто наблюдал людей, «убегавших» в свое собственное гипнотическое состояние, чтобы избежать состояния, которое обучающийся гипнотизер пытается у них вызвать. Обучающийся так занят своим делом, что не замечает, что его субъект (жертва) «убежал». Я надеюсь в этой главе разделить с вами свой опыт и умения, которые позволят вам достигать «этого состояния» с большим количеством людей и более легко.
Каждый человек носит с собой ряд заученных умений, реакций, отношений и систем веры, так же как и «предпочитаемую систему» (Визуально-Кинестетичес-кую-Аудиальную). Как правило, гипнотизеры, которые сами являются высоко визуальными, склонны использовать визуальные методы индукции, т.е. пытаются вызывать гипнотическое состояние с помощью визуальных образов. Гипнотизеры, которые являются очень кинестетичными, склонны полагаться на кинестетическую индукцию, т.е. «вы чувствуете тяжесть в теле все тяжелее и тяжелее» и т.д. Аудиальные гипнотизеры склонны полагаться на «звуки» как метод индукции. Если оказывается, что человек, с которым вы работаете, совпадает с вашей системой, у вас есть хорошие шансы на успех. Если же человек по предпочитаемой системе с вами не «совпадает», то вы всегда можете назвать отсутствие результата сопротивлением.


ВИЗУАЛЬНАЯ ИНДУКЦИЯ

Во время одного тренировочного семинара «гипнотизер» внушал «субъекту»: «Почувствуйте вес вашего тела и ваших ног, как все становится тяжелее и тяжелее, и вы все больше и больше расслабляетесь». Это звучало здорово… только «субъект» не реагировал. «Гипнотизер» сказал мне: «Она борется со мной. Скажите ей, чтобы она содействовала мне». Я спросил ее (субъекта), что по ее мнению было неправильно. Она ответила: «Я не вижу, как это сделать. Если он покажет мне, что он имеет ввиду, я буду помогать!» Я спросил ее, случалось ли ей в детстве ходить на пляж и закапывать ноги в песок? Ее глаза взглянули наверх влево, она улыбнулась, посмотрела снова на меня и сказала: «Конечно». Затем я попросил ее посмотреть через комнату и увидеть, себя маленькой девочкой на пляже. Через мгновение она кивнула и продолжала смотреть «через комнату». Затем я попросил ее «увидеть как эта маленькая девочка закапывает свои ноги в чудесный теплый песок». Она стала пристально смотреть, а затем медленно кивнула головой. Я сказал: «Хорошо… Теперь, когда вы видите, как вы погружаетесь в эту картину, вы можете продолжать припоминать те чувства, а затем закрыть глаза и получить удовольствие от них». Через секунду ее глаза закрылись, дыхание стало медленным, и она оставалась в этом состоянии несколько минут. Затем, открыв глаза, она сказала: «Это было здорово! Я смогла почувствовать даже запах пляжа, и кажется, я стала гораздо более расслабленной».
В этом примере женщина перешла от «сопротивления» к реагированию только из-за того, что ей просто позволили пользоваться своей системой (В), вместо того, чтобы навязывать ей систему «гипнотизера» (К). Но не спешите с выводами. Этот пример – только верхушка очень интересного айсберга. Подбор системы является важной частью использования человеческого поведения, но это только его малая часть. Я знаю, если вы продолжите читать и учиться, то вскоре обнаружите, как использовать любую или все части поведения человека, чтобы достичь желаемой цели. Я намерен привести несколько примеров, как я использовал утилизацию и дать краткие объяснения.


ПРИМЕР 1

27-летняя женщина сказала, что она побывала у нескольких гипнотизеров, но они не смогли загипнотизировать ее. Я спросил ее, что по ее мнению мешало ей погрузиться в гипноз. Она объяснила, что все они просили ее расслабиться, но она все время была напряжена (что было видно по ее позе и по тому, как она постоянно стискивала зубы). Она сказала, что чем больше она пыталась расслабиться, тем больше напрягалась и расстраивалась. Когда она закончила объяснения, я улыбнулся, покачал головой и сказал: «Ну, если бы вы знали как расслабиться, вы, возможно, и не пошли бы к гипнотизеру». Она рассмеялась и ответила: «Вы правы! Я не думала об этом с такой точки зрения». Затем я попросил ее закрыть глаза, сконцентрироваться на своем напряжении и полностью ощутить его. Через короткое время я велел ей реально почувствовать напряжение в руках и плечах и на минуту забыть о других областях и кивнуть, как только она сделает это. Через несколько секунд она кивнула и я сказал: «А теперь я хотел, чтобы вы позволили творческой части вашей личности показать вам ясную картину того, на что похожи ваши напряженные мускулы. Я знаю, что звучит странно, но эта часть может вскоре удивить вас». Когда через минуту она кивнула, я попросил ее, не открывая глаз, описать то, что она видела. (К этому моменту она заметно меньше стискивала челюсти, ее дыхание стало медленным и глубоким). Она стала говорить, что напряженные мускулы выглядят «как розово-красная толстая веревка с большими узлами через каждые несколько дюймов». Я сказал, что все, что она сделала – это очень здорово, а затем попросил позволить той ее части, которая помнит ощущение расслабления, дать ей ясную картину того, на что похожи «эти» расслабленные мускулы. Через короткое время она сказала: «Они похожи на большие розовые спагетти, только розовый цвет более мягкий, чем раньше». Затем я попросил ее повторить процедуру, но уже для ног, забывая про руки, затем для области живота, забывая про остальные области, и все это сделать самой, уже без моих подсказок. Когда она выполняла эти инструкции, ее дыхание продолжало замедляться, у нее появились явные признаки физического расслабления. Примерно через 20 минут она открыла глаза (медленно с некоторым усилием) и сказала: «Это было интересно. Что дальше?» Я указал ей на то, что наше время истекло, что очень ее удивило.
На следующий сеанс, она пришла улыбаясь, что было значительным изменением по сравнению с ее прошлым визитом. Она сказала мне, что «думает», что стала менее напряженной за последнюю неделю, и что муж сказал, что она кажется более спокойной. Хотя у нее не было полной уверенности в том, что она стала менее напряженной, она была уверена, что стала спать гораздо лучше. (Она сейчас явно гораздо менее сильно сжимала зубы). Я попросил ее закрыть глаза, чтобы мы могли продолжить то, что уже начали. Как только она закрыла глаза, произошло почти одновременное замедление дыхания. Я велел ей выбрать одну область напряжения, чтобы почувствовать ее всю, получить картину этой области и посмотреть, изменилась ли картина. Через несколько минут она открыла глаза и сказала: «Ну, это все еще веревки с узлами, но узлы выглядят расслабленными». «Точно так же, как вы чувствовали»,– ответил я. Я попросил ее снова закрыть глаза и вызвать картину веревок с узлами и просигналить мне «да», подняв левую руку на несколько дюймов, что она и сделала. Затем я сказал: «Вы научились получать картину из ваших чувств. Теперь я хотел, чтобы вы продолжили ваше „обучение", получая чувство из картины. Попросите ту вашу часть личности, которая помнит как расслабляться… ТЕПЕРЬ… дать вам ясную картину ваших расслабленных мускулов. Когда вы выполните это, вы знаете, как просигналить „да".» Когда она дала сигнал (подняла левую руку на несколько дюймов), я сказал: «Теперь продолжайте на нее смотреть, в то время как ваша часть личности помогает вам ощущать расслабление, и эта часть просигналит вам „да", когда все будет готово. Вы можете удивиться, что когда вы просигналите „да", эта рука (тут я слегка коснулся ее левой руки) будет настолько расслабленной, что сможет свободно подняться до вашего лица. Должен признаться, что я понятия не имею, где ваша рука остановится напротив вашего лица и мне приходится предоставить вашей творческой части решить это за нас обоих». Через несколько минут она не только выглядела так, как будто была в «этом состоянии», но к тому же, ее левая рука начала медленно подниматься к лицу.


ПРИМЕР 1: ОБСУЖДЕНИЕ

Эта женщина продемонстрировала одно хорошо развитое умение… быть напряженной. Может найдутся среди вас те, кто возразит и скажет, что напряжение – это не умение. В свою очередь я знаю, что под напряжением они будут признавать подходящую реакцию на соответствующие обстоятельства. Эта женщина, однако, потеряла свою способность выбирать, когда применить это умение. Вместо того, чтобы заставить ее соответствовать моей программе, я решил использовать ее собственную. Когда я делал заявление: «Ну, если бы вы знали как расслабляться и т.д.», я сигнализировал ей, что принимаю ее программу, что я на ее стороне, и в это же время устанавливал взаимопонимание. Ее реакция показала, что мне это удалось. Прося ее почувствовать напряжение, я использовал то, в чем она уже была специалистом. Поэтому у нее была уверенность в то, что это получится, и начался процесс непрямого внушения. Направляя ее в ту область, которую она почувствует первой, я помогал ей и дальше принять мое направление. То, что она «увидела», на что похожи напряженные мускулы, было на самом деле первым шагом в цепочке: Напряжение – Кинестетика – Изменение кинестетического на визуальное – Отсоединение от ощущения (напряжения). Просьба позволить «той части», которая «помнит» чувство расслабления и т.д. была серией бессознательных сообщений (внушений):
1) существует другая ее часть, кроме той, которую она использовала;
2) где-то когда-то она была расслабленной;
3) она может вспомнить это чувство. Когда в начале второго сеанса я попросил ее закрыть глаза, у нее немедленно изменился ритм дыхания, что показывало, что она «установила связь» и учится расслабляться. Прося ее дать сигнал «да» медленным поднятием левой руки, я устанавливал идеомоторную реакцию и строил начало возможной левитации руки. (Прикосновение к ее руке давало кинестетическое усиление словесного внушения). Так как она проявила способность генерировать визуальные переживания из кинестетических, то, чтобы помочь ей сгенерировать кинестетические переживания из визуальных, нужно было просто использовать ее «знание» как это делать, но только в другом направлении. Используя свои «умения», «веру» и «системы» (Визуальную-кинестетическую-аудиальную), она не только достигла того, что ей не удавалось раньше (гипнотического состояния), но и также приобрела способность с помощью «картин» избавляться от напряжения. В результате «пропало» стискивание зубов и она в общем стала гораздо более спокойным человеком.


ПРИМЕР 2

Во время одного из тренировочных семинаров (Клинический гипноз: Инновационные методы (R)) я попросил участников попрактиковаться в зеркальной (подача-ответ) индукции. Этот метод индукции требует от «гипнотизера» копировать позу и жесты «субъекта» и возвращать субъекту реплики, которые он делает. Затем «гипнотизер» начинает медленно вводить «субъекта» в желаемое состояние. Когда я наблюдал практический сеанс, я заметил, что в одной из групп происходит нечто интересное. «Гипнотизер» и «субъект» находились в полной синхронизации и пристально смотрели друг на друга. Я подошел к группе и услышал, как «гипнотизер» говорит: «А теперь вы можете закрыть глаза». «Субъект» продолжала смотреть не мигая, ее дыхание было очень глубоким, и она была полностью неподвижна. Через некоторое время «гипнотизер» сказал: «Хорошо, вы можете закрыть глаза, когда захотите». «Субъект» продолжала смотреть не мигая, ее дыхание было очень глубоким, и она была полностью непод вижна. Через некоторое время «гипнотизер» сказал:
«Хорошо, вы можете закрыть глаза, когда захотите». «Субъект» продолжала смотреть. Так как они зеркально отражали друг друга и так как «субъект» была «замкнута» на «гипнотизера», я мог предположить, что на данном этапе он хорошо справился с заданием. И все же «субъект» не реагировала на внушение «гипнотизера» закрыть глаза.
Я расположился так, чтобы быть в поле зрения субъекта (я стоял, в то время как группа вся сидела). Через некоторое время я медленно поднял правую руку от пояса до щеки. Когда моя рука начала двигаться вверх, глаза субъекта обратились на меня и следовали за моей рукой. Когда ее глаза встретились с моими, я дважды, очень медленно кивнул. Так как она продолжала смотреть на меня, я очень медленно два раза моргнул, снова кивнул дважды, а затем закрыл глаза на 3-4 секунды. Когда я открыл глаза, ее глаза были закрыты. Я сказал: «Правильно, а теперь используйте все время, которое вам нужно, чтобы увидеть себя в каком-нибудь приятном месте, в то время как вы продолжаете все больше и больше расслабляться. Затем идите, куда вам нужно, где вы можете найти какое-нибудь умение или способность решать проблемы, которые могут быть вам полезны в жизни… Теперь! И как только ваша творческая часть поймет, как использовать эти способности в вашем настоящем и будущем, вам будет пора вернуться сюда. Обязательно возьмите эти добрые чувства сюда с собой». Когда «субъект» в первый раз перевела глаза на меня, «гипнотизер» быстро взглянул на меня, потом обратно на «субъект». Послетого, как я дал «субъекту» словесные внушения, я обратился к «гипнотизеру»: «Так как вы смотрели и следовали за ней так внимательно, то уже знаете, что делать». С этим я мягко положил пальцы на его веки. Его глаза закрылись, тело расслабилось, и я сказал:
«Вы слышали, что я просил ее сделать, и теперь вы можете сделать то же самое, но по-другому… своим собственным способом». Примерно через десять минут мужчина открыл глаза, а спустя еще несколько секунд открыла глаза женщина. Они поглядели друг на друга и оба начали посмеиваться (вы можете сказать, что они продолжали зеркально отражать друг друга).


ПРИМЕР 2: ОБСУЖДЕНИЕ

Хотя не было способа, которым я мог узнать, какую систему предпочитает женщина, я мог видеть, что она смотрит не мигая. Это показывало, что в этот момент она находилась в визуальной системе. Так как они (субъект и гипнотизер) отзеркаливали друг друга, я мог также предположить, что мужчина проделал блестящую работу по введению женщины в какое-то измененное состояние, но затем оказался «на ее пути». Он, стоя на ее пути, давал словесные инструкции сделать одно (закрыть глаза), а «показывал» совсем другое (он смотрел). Так как в этот момент она находилась полностью в визуальном (измененном) состоянии, то добросовестно реагировала… на то, что видела. Направив ее внимание на мои глаза, я мог затем «показать» ей то, что от нее требовалось. Пересказывая вышесказанное в терминах утилизации, я использовал ее состояние(визуальное) для того, чтобы привести ее в желаемое состояние. Что касается мужчины, то здесь применялась та же утилизация. Так как он смотрел на нее, копировал ее и реагировал на нее, то когда она закрыла глаза, он был готов последовать за ней. Мне только осталось подтолкнуть его.


ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ

Многие люди, практикующие гипноз, и почти все начинающие гипнотизеры бывают загипнотизированы на веру в то, что гипнотическое состояние требует закрытых глаз. Это совсем не так! Большинство людей, а, возможно, и все могут входить или находиться в состоянии гипноза с широко открытыми глазами. В области гипноза есть специалисты, которые утверждают, что закрытые глаза просто облегчают субъекту выполнение задач (какими бы они ни были). Хотя в общем я готов с этим согласиться, в этом «правиле» все же есть исключения. Я работал с множеством людей, которые лучше реагировали с открытыми глазами. В некоторых случаях, закрывая глаза, человек практически переставал реагировать. Мне кажется, что многие гипнотизеры требуют закрыть глаза для собственного удобства. Я наблюдал, как десятки гипнотизеров буквально «выходят из себя» из-за того, что субъект пристально смотрит на них. Все признаки гипнотического состояния могут иметь место, и все же гипнотизер прерывает состояние субъекта из-за того, что его раздражает то, что на него смотрят. Я надеюсь, что вы научитесь признавать право человека входить в гипноз с открытыми глазами и используете эту ситуацию просто как другой вариант.


ПРИМЕР 3

Во время моей лекции/демонстрации в местном университете для группы дантистов и их ассистентов, случилось следующее. Один дантист встал и сказал: «Хотя я пытаюсь немного использовать гипноз в своей практике, мне никак не удается самому быть загипнотизированным. Мне кажется, пациенты чувствуют эту мою неудачу, и поэтому у меня не очень получается с гипнозом». Я осведомился, что происходило, когда он был «субъектом». Он сказал, что чувствовал, как сопротивляется этому и даже напрягается. Он также заявил, что ему не нравится, когда кто-то пытается контролировать его. Когда затем мы переходили из лекционного зала в зубное отделение клиники, он спросил меня, не «попытаюсь» ли я загипнотизировать его. Я спросил его, какое из гипнотических явлений он должен испытать, чтобы получить удовлетворение. Он ответил: «Анестезию какой-либо части тела».
Я попросил его сесть в зубоврачебное кресло, что он и сделал. Я взял белое полотенце, вложил ему в левую руку и сказал: «0'кей. Я хочу помочь вам испытать гипноз, но вначале я хочу испытать ваш так называемый „контроль"». Я велел ему вытянуть-девую руку в сторону, параллельно полу и сказал: «Теперь) вы должны держать это полотенце так крепко, как только можете. Я собираюсь неожиданно для вас вырвать его. Я могу зайти сзади и подкрасться или же просто выдернуть его у вас». Его рука застыла, он вцепился в полотенце «мертвой хваткой» и сказал: «Не выйдет». В этот момент я сделал несколько движений, как будто собираюсь вырвать полотенце. Когда я проделывал это, его напряженная концентрация на полотенце и на мне усилилась еще больше. После нескольких «попыток» я встал сзади него и сказал: «Будьте готовы, я собираюсь встать там, где вам не будет меня видно, и когда вы меньше всего будете ожидать, я прыгну и схвачу полотенце». В этот момент его левая рука на несколько минут стала каталептической. Для наблюдателя, имеющего опыт в гипнозе, было бы очевидно, что он находится «в этом состоянии». Однако он еще не испытывал своего «доказательства». Я медленно протянул свою левую руку к его левой руке. Одновременно я протянул правую руку к его правой руке и мягко положил свою руку на его правое предплечье. После этого я медленно приподнял его правую руку над ручкой кресла и подержал ее неподвижной в течение нескольких секунд, затем отпустил. Его обездвиженная правая рука оставалась приподнятой, а он продолжал неотрывно смотреть на полотенце, зажатое в левой руке.
Я не собирался идти дальше. Но у инструктора группы была другая цель. Без моего ведома он взял стерильную иглу от шприца. Пока я продолжал делать жесты над полотенцем, «как будто» собираюсь вырвать его, инструктор воткнул иглу в правую руку дантиста в мягкую часть между большим и указательным пальцами. (Когда я увидел, что он сделал, то был настолько удивлен, что думал сам войду в «это состояние»). Дантист не пошевелил ни одним мускулом, не осознавая, что произошло. Он явно абсолютно не осознавал «свое состояние». Все мы, и слушатели, и инструкторы, стояли, наблюдая, как дантист продолжает смотреть на полотенце без единого движения и звука. Через три или четыре минуты он оглянулся и сказал: «Ну, ничего не происходит. Когда же вы собираетесь начать?» Все вокруг начали смеяться. «Что тут смешного?»,– возмутился дантист и начал оглядывать группу, как вдруг внезапно наткнулся на иглу в своей руке и воскликнул:
«Черт побери, когда это случилось? Я даже не почувствовал ее!»


ПРИМЕР 3: ОБСУЖДЕНИЕ

Своими первоначальными высказываниями дантист показал, что он не только считает для себя контроль главным в жизни, но и гордится своим «контролем». Использование этого требовало просто дать ему контролировать… полотенце, а затем «помочь» ему побеспокоиться о своем контроле (моя угроза отобрать у него полотенце). Как уже отмечалось, люди часто сами входят в гипнотическое состояние, чтобы избежать быть введенными в него кем-то другим. Основываясь на этом, я мог быть уверенным, что он погрузится в гипноз, чтобы избежать моего «контроля». Можно было также наверняка сказать, что пока я не укажу ему на этот факт, он будет мне содействовать, «контролируя» все подряд. Что касается его спонтанного обезболивания, то это не было чем-то необычным. У многих людей при погружении в гипнотическое состояние раз вивается частичное или полное обезболивание (Эрик-сон М. и Росси Е., 1979; Крюгер, 1963).


ПРИМЕР 4

Меня попросили провести лекцию/демонстрацию по «утилизации» как методе гипнотической индукции. Во время вопросов и ответов меня попросили привести пример утилизации в отношении человека, который боится «потери контроля», и я начал рассказывать группе случай из Примера 3. Чтобы объяснить, как все происходило, я вытянул правую руку в сторону параллельно полу, как будто держу полотенце, и на самом деле «показывал» группе, что происходило. Когда я продолжил, то заметил, что с мужчиной в переднем ряду происходит нечто интересное. Он сидел неподвижно и, не отрываясь и не мигая, смотрел на мою правую руку. Я продолжал объяснять и одновременно сошел со сцены, держа руку в том же положении. Я медленно подошел к мужчине и сказал ему: «А какого цвета полотенце, которое вы… ВИДИТЕ СЕЙЧАС?» Он ответил: «Белое… Это белое полотенце для посуды». Я сказал: «Правильно! Теперь… я хочу, чтобы вы его подержали для меня». С этим я вложил «полотенце» в его левую руку. Затем я мягко вытянул его руку прямо перед ним. После этого я сказал: «Когда вы закроете глаза, я хочу, чтобы вы продолжали видеть полотенце (его глаза закрылись), а затем пошли туда, куда вам нужно… ТЕПЕРЬ… пойти, чтобы вспомнить что-нибудь приятное и полезное для вас… ТЕПЕРЬ». Рука мужчины оставалась каталептической, и он сидел неподвижно с закрытыми глазами почти десять минут. За это время я продолжил объяснение того, что случилось на встрече с зубными врачами (Пример 3). Затем мужчина медленно открыл глаза, опустил руку и сказал: «Вы загипнотизировали меня! Я не могу поверить, но я знаю, что это случилось».
Когда лекция закончилась, мужчина подошел ко мне и спросил, не может ли он прийти ко мне на прием. Прежде чем я успел ответить, вмешался один пожилой джентльмен и сказал: «Если бы я не присутствовал при этом, я не поверил бы! Джо (имя вымышленное) побывал у десятков гипнотизеров за последние десять лет, и ни один не смог загипнотизировать его!» «Вы ошибаетесь,– ответил я,– мне не надо было ничего делать. Он проделал это сам с собой. Может быть, если бы я знал, какой он неподдающийся, у меня бы тоже ничего не получилось». Затем Джо привел впечатляющий список известных гипнотизеров, у которых с ним «не получилось». Я ответил: «Не хотите ли вы сказать, что вам удалось пойти не туда, куда хотели они, а туда куда хотели вы?» Он энергично кивнул головой и сказал: «Да… Мне кажется, это так». Я улыбнулся и сказал: «Вы, должно быть, индеец-скаут, не так ли?» Он уставился на меня и спросил: «Что бы это могло значить?» Я ответил: «Мне кажется, вы очень гордитесь скальпами, которые собрали».


ПРИМЕР 4: ОБСУЖДЕНИЕ

Я могу только высказать несколько догадок о том, у стольких замечательных, известных гипнотизеров «неполучилось» с Джо. Во-первых, я не думаю, что у них не получалось. Джо был «естественным» гипнотическим субъектом. Однако он также был типичным примером человека, который составил себе четкое представление, как это должно быть сделано. (Позднее это подтвердилось, когда мы встретились у меня в кабинете). Поэтому можно было наверняка сказать, что Джо должен входить в гипноз своим собственным уникальным способом, и что он будет сопротивляться прямым приказам или внушениям. Во-вторых, Джо был тем, кого я называю визуальным визуалом, т.е. он прекрасно галлюцинирует с широко открытыми глазами. Он пристально смотрит прямо перед собой и создает для себя картины. Так как в большинстве традиционных методов гипнотической индукции пытаются «заставить» закрыть глаза, Джо, возможно, реагировал тем, что смотрел прямо перед собой. Когда ему помогли сделать «картину», он почти автоматически вошел в гипнотическое состояние. Во время лекции Джо «видел» полотенце и создавал свой персональный «фильм» об этом. Спрашивая его, какого цвета полотенце, я на самом деле принял его способ реагирования, вместо того, чтобы пытаться навязать ему свой. Прося его подержать полотенце, я использовал его «фильм» и направил к своей цели. В данном случае целью было вызвать формальное альтернативное состояние. Так как он был очень визуальным, то можно было с уверенностью сказать, что он в большей или меньшей степени был «отсоединен» от своих кинестетических переживаний. Поэтому он не почувствовал, как взял его за руку, что сделало вызывание каталепсии руки совсем простым делом Этот пример представляет собой компиляцию нескольких случаев, объединенных негативистской позицией и парадоксальностью со стороны пациента. Люди такого рода не только склонны действовать и реагировать прямо противоположно тому, что вы от них хотите, но и часто доводят терапевтов до «ЛЕГКОГО БЕЗУМИЯ»!
Жалобы пациента заключались в том, что он все делает «не как у людей» и злится, когда ему говорят, что нужно делать. Пациент пытался обратиться к гипнозу, но не мог «позволить себе отреагировать».
Я: Мне кажется ваше умение твердо решать для себя будет полезно. Проблема, как я ее вижу, состоит в том, что вы потеряли способность быть гибким или выбирать, когда быть неподатливым.
77: Вы хотите сказать, что быть неподатливым не так уж плохо, и я не должен от этого избавляться?
ЯПравильно. Однако один пациент однажды сказал мне, что быть взрослым включает в себя способность делать то, что в ваших интересах, даже если кто-то предлагает вам сделать это.
Я: Я не согласен. Я…
Я: (прерывая) Это хорошо. Я рад, что вы не согласны. Теперь я хотел бы, чтобы вы продолжали помогать мне, отказываясь сделать то, что я говорю.
77: Вы имеете ввиду, что хотите, чтобы я вам сопротивлялся?
Я: Да! Вы мне очень поможете, если будете продолжать «не содействовать».
Я: 0'кей. Это просто.
Я: Подождите минуту. Вы только что согласились со мной. Так не годится. Это содействие.
Я: Что? Я растерян.
Я: Хорошо! Это лучше. Теперь я хочу, чтобы вы подняли правую руку.
Я: (рука остается неподвижной) Нет!
Я: Хорошо! Теперь вы поняли. Продолжайте в том же духе. Теперь я не хочу, чтобы вы подняли левую
руку.
Я: (Медленно поднимает левую руку и выглядит растерянным.)
Я: Не держите руку таким образом.
Я: (Рука вытянута, неподвижна.)
Я: Отлично. Теперь я хочу, чтобы ваша правая рука стала очень легкой.
Я: (Правая рука заметно надавливает вниз.)
Я: Благодарю вас. Вы действительно хорошо помогаете мне, не помогая.
Я: (взгляд становится «стеклянным») Я действительно растерян. Я не знаю, что делать дальше.
Я: Хорошо. Опустите левую руку.
Я: (Реагирует, опуская левую руку.)
Я: Нет! Нет! Теперь вы содействуете, делая то, что я прошу. Я хочу, чтобы вы содействовали, не делая то, что я прошу.
Я: У меня голова идет кругом. Я не знаю, что делать дальше.
Я: 'Хорошо, не погружайтесь в гипноз… ТЕПЕРЬ… ПРОДОЛЖАЙТЕ смотреть на меня.

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>