<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Я: Что? (Смотрит мгновение, глаза закрываются, выражение облегчения проходит по лицу.)
Я: Теперь перестаньте расслабляться так глубоко, так быстро.
Я: (Пациент деревенеет, затем заметно расслабляется.) Я: Чтобы вы ни делали, погружайтесь так глубоко, как вы сами решите… ТЕПЕРЬ… и не позволяйте вашей руке стать легкой и подняться (не уточняя, какой руке, чтобы он мог и подчиниться, и сопротивляться).


ПРИМЕР 5: ОБСУЖДЕНИЕ

Мне кажется, что этот пример сам все объясняет. Используя негативистскую натуру пациента, я построил двойную связку (или, может быть, несколько). Пациент мог содействовать, не делая то, что я просил, или содействовать, делая то, что я просил. Не важно, какой метод он выбрал. На своем опыте я убедился, что после двух или трех сеансов такого безумия, пациент перестает быть в оппозиции к терапии. И что более важно, он перестает быть в оппозиции к реальному миру.


ПРИМЕР 6

Этот случай произошел во время тренировочного семинара для Докторов медицины в местном госпитале. После демонстрации нескольких методов быстрой индукции, в том числе и методов «утилизации», я попросил группу попрактиковать друг с другом. Пока большая часть группы занималась этим, ко мне подошел молодой доктор и сказал: «Я бы очень хотел испытать гипноз, но для меня это невозможно». Я спросил его, не позволит ли он мне использовать его в качестве субъекта, когда группа закончит упражнение. Он со гласился. Когда группа закончила практические занятия, я попросил д-ра С. подойти и сесть. Затем я объяснил фуппе, что д-р С. уверен, что не может войти в гипнотическое состояние, так как он в это верит, и я должен признать, что для него это истина. Затем я отметил, что докторам вовсе не обязательно ложиться на операционный стол, чтобы научиться хирургии, или заболеть, чтобы научиться ставить диагноз. Я повернулся к д-ру С. и сказал: «Вы согласны с тем, что я только что сказал?» Он кивнул головой и сказал: «Да. В этом есть смысл». Я продолжал: «Так. Вы здесь для того, чтобы учиться чему-нибудь в гипнозе, как и ваши коллеги, не так ли? (Он кивает: „Да".) Так как вам не обязательно подвергаться операции, чтобы научиться хирургии, можно утверждать, что вам не обязательно быть загипнотизированным, чтобы научиться вызывать гипнотическое состояние. (Д-р снова кивает и говорит:
„Да, в этом есть смысл"). Хорошо, мы согласны. Теперь я хочу поросить вас притвориться, будто вы являетесь замечательным гипнотическим субъектом. Это позволит вашим коллегам многому научиться, так же как и вам. Хорошо? (Д-р кивает и говорит: „Конечно, я бы хотел чем-нибудь помочь"). Теперь, когда вы притворяетесь хорошим субъектом, какое положение приняло бы ваше тело, если бы вы находились в гипнозе?»
Д-р С:. Мне кажется, свободное и расслабленное. Я: Свободное и расслабленное… хорошо, не могли бы вы показать нам, как это будет выглядеть?
Д-р С.: (Меняет положение тела на расслабленное.)
Я: А как будет расположена ваша голова… прямо, как сейчас, или, может быть, наклонена вниз к груди?
Д-р С:. Мне кажется, она будет слегка вниз… вот так (наклоняет голову).
Я: Глаза открыты или закрыты… ТЕПЕРЬ?
Д-р С:. Закрыты (закрывает глаза).
Я: Хорошо! Теперь притворитесь, что вы глубоко погружаетесь в гипнотическое состояние, и я хотел бы, что бы вы испытали внутри себя то, что вы бы испытывали в гипнозе. Позднее вы расскажете нам об этом.
Д-р С:. (Медленно кивает, дыхание заметно замедляется.)
Я: (как будто к аудитории, но в действительности к д-ру С.) Теперь если бы он был действительно в гипнозе, я бы попросил его использовать все время на поиск… ТЕПЕРЬ… того, где он узнал, что должен придерживаться определенных ограничений, и обнаружить в своем творческом «я» то, что необходимо ему, чтобы иметь по крайней мере три новых возможности выбора (пауза на 3-4 минуты). Я бы также попросил его искать и игнорировать нас до тех пор, пока его бессознательное не будет удовлетворено новыми возможностями.
В этот момент д-р С. был «далеко» и у него были все очевидные признаки транса: медленное глубокое дыхание, неподвижность, полное физическое расслабление и отсутствие реакции на шум и вопросы аудитории. Д-р С. продолжал «притворяться», что он в гипнозе, а я в это время проводил сеанс вопросов и ответов. Затем я сказал: «Он может продолжать так долго, как этого хочет, или сколько этого необходимо, или что наступит вперед». Еще 15 минут я отвечал на вопросы и затем семинар был закончен. Оставаласьодна маленькая проблема. Д-р С. продолжал притворяться, что он находится в «этом состоянии». Подошли несколько докторов и начали наблюдать, как д-р С. «притворяется». Один из докторов спросил: «Когда он выйдет из этого состояния?» Я ответил: «Обычно вы даете человеку продолжать так долго и так глубоко, как ему это нужно. Однако, так как всем нужно расходиться, вы можете ему сказать, что он сможет продолжить свое обучение, когда вернется сюда, и он вернется, если осознает теперь, как полон его мочевой пузырь». Через две минуты д-р С. задвигался в кресле, затем его глаза открылись. Он сказал: «Что случилось? Где все? Мне нужно срочно пойти в туалет».


ПРИМЕР 6: ОБСУЖДЕНИЕ

Так как д-р С. участвовал в семинаре, он, по всей вероятности, попал сюда, чтобы научиться. С другой стороны, он «верил», что для него невозможно быть загипнотизированным. Задача, следовательно, состояла в том, чтобы использовать эти два фактора так, чтобы это было приемлемо для него. Сообщая группе, что он не может быть загипнотизирован, я тем самым «признавал» это и использовал этот аспект. Подчеркивая обучающий характер встречи, а затем прося его «притвориться» в целях обучения, я использовал и эту его часть. Построив ситуацию таким образом, что он мог просто «притворяться», я позволял ему верить в то, что это все еще «невозможно», и все же с помощью симуляции он может научиться. Конечно, если вы при творитесь, что поднимаете правую руку, вы в большинстве случаев действительно поднимете ее.


КОММЕНТАРИИ

Просьба к субъекту или пациенту сама по себе является мощным методом утилизации. Притворство вызывает у человека воспоминание о тех сторонах, которые необходимы, чтобы «притвориться». Я просил людей притворяться, будто они знают, что им потребуется для решения проблемы или преодоления страха и т.д. В подавляющем большинстве случаев их притворные ответы были важными ключами, отпирающими нужные двери. К тому же, «притворный» подход является мощным методом индукции. Когда субъект говорит вам, что он почувствовал бы, если бы «действительно» находился в гипнозе, он в большинстве случаев дает вам точный план действий. И, наконец, д-р С. в результате своих «притворных» гипнотических переживаний, начал испытывать важные перемены в своей жизни. Несколько недель спустя после нашей встречи он пригласил меня на ленч. Во время ленча он рассказал мне, что у него с женой были трудности в сексуальном плане. Но после тренировочного семинара он стал чувствовать себя свободно, стал проще смотреть на вещи и стал сексуально активным с женой. Дополнительно он сообщил мне, что в течение недели после семинара он «постоянно уплывал» куда-то, терял нить происходящего и был везде один – все внешнее «потеряло важность». Я сказал ему, что он блестящий гипнотерапевт, и что его способность не понимать помогла ему приобрести понимание.


ПРИМЕР 7

Б., 38-летний доктор обратился ко мне с целым «списком» проблем. Он составлял этот список очень внимательно и сообщил мне, что проблемы в нем перечислены в порядке важности. Б. сказал мне, что он прошел несколько курсов по «профессиональному гипнозу» (я предполагаю, что другие курсы были для него «непрофессиональными») и посещал многие семинары по гипнозу. Он признался, что использует самогипноз, но оказался не способен решить свои проблемы таким способом. К тому же, Б. лечился у психотерапевта около года, но говорил, что не добился почти никакого прогресса. Я спросил, почему он продолжал целый год лечиться, если, по его мнению, это ничего не давало. Он ответил: «Я люблю заканчивать то, что начал, и очень терпеливый человек». Когда я спросил его, что он делает для расслабления, он ответил: «Когда я хочу расслабиться, я более или менее отключаюсь. Я достигаю этого, включая какую-нибудь музыку в очень низкой тональности, затем закрываю глаза и настраиваюсь на эту музыку, после чего начинаю процесс погружения». (Интересно, вычислили вы его предпочитаемую систему, читатель?)
Собрав некоторую дополнительную информацию, я стал рассказывать ему несколько метафор с целью «напомнить» ему, что мы делаем многие вещи, не продумывая их в деталях. Я хотел, чтобы он вспомнил, что есть много областей, в которых мы полагаемся на наши бессознательные процессы и это освобождает наш «логический» ум для других целей. (Я уверен, что читатель «видит», что Б. очень логичный человек: проблемы в списке, систематическое изучение гипноза и т.д. Вы можете… ТЕПЕРЬ УЗНАТЬ…, что предпочитаемая система у него аудиальная). Когда я рассказывал ему очередную метафору, я наклонялся слегка вправо и говорил мягко и монотонно (вспомните его упоминание о музыке). Давая ему так называемую «фактическую», «логическую» информацию, я наклонялся влево и говорил более быстро с живой интонацией. Через некоторое время, когда я наклонился вправо и переключился на монотонность, Б. уже сидел совершенно неподвижно и пристально смотрел. Когда я наклонился влево, он «заерзал» и лицо его оживилось. К концу первого сеанса Б. сказал: «Я знаю, вы что-то делаете со мной. Я чувствую, что что-то происходит, но не могу это вычислить. Не собираетесь ли вы попытаться загипнотизировать меня?» Я рассмеялся и сказал: «Я все еще пытаюсь вычислить, как сделать так, чтобы вы не входили в гипноз так легко!»
Наша вторая встреча была в основном повторением предыдущей. Метафоры теперь были больше направлены на его «список». Каждый раз, когда я заканчивал метафору, я смотрел на него несколько секунд не мигая. Затем я мигал несколько раз, наклонялся влево и давал ему некоторое количество «логической» информации. Когда мы подошли к концу сеанса, он опять сказал:
«Не собираетесь ли вы попытаться загипнотизировать меня?» Я рассмеялся, наклонился вправо и стал смот реть на него. Б. немедленно «застыл» и тоже стал смотреть неподвижно. Затем я сел прямо и Б., мигнув несколько раз, сказал: «Эй, похоже вы все время гипнотизируете меня?» «Можно сказать и так,– ответил я, одновременно медленно кивая головой „да",– хотя, такой вещи как гипноз не существует». Затем я наклонился вправо и стал двигать губами,.как будто говорю. Однако, не издавая ни звука, Б. снова «застыл», его глаза остекленели, тело обмякло. Очень мягко я сказал: «Нет еще. Следующая неделя будет достаточно скоро». Затем я сел в кресле прямо. Б. мигнул несколько раз и сказал: «О-о, это было странно. Я знаю, что вы загипнотизировали меня, только не знаю как». На этом мы закончили второй сеанс.


ТРЕТИЙ СЕАНС

Б. пришел ко мне в кабинет и сел с выражением ожидания на лице. (Можно сказать, что он изменяет свое состояние, готовясь к изменению состояния). Я спросил его, не случилось ли с ним чего-нибудь интересного за последнюю неделю. Он ответил: «Да, немного. Я стал больше смеяться и чувствую себя более свободным в движениях. Мой персонал говорит, что я выгляжу намного спокойнее. Единственная проблема – не могу вычислить почему». На это я сказал: «Хорошо, вы очень логичный человек, но в прошлом вы были полностью нелогичны в попытках разрешить свои проблемы. Так как с логикой вы потерпели неудачу, нелогично делать то же самое, только в большем объеме. В конце концов, если бы логика была ответом на ваши вопросы, вы бы сами смогли логически решить проблемы». (Давая ему это логичное нелогичное объяснение, я медленно наклонился вправо и переключился на монотонность). Я наклонился к его левой руке и медленно и мягко приподнял ее. Когда его рука была примерно в футе от ручки кресла, я задержал ее и сказал: (все еще монотонно) «Сейчас вы знаете, где находится ваша рука, потому что вы видите ее. Однако, хотя вы и доктор, вы вряд ли сможете по порядку назвать все мускулы, которые… держат вашу руку так, как сейчас (бессознательное внушение каталепсии руки). В этот момент Б. был совершенно неподвижен, смотрел не мигая и был в полном трансе по отношению к происходящему. Я продолжил: «Теперь… когда вы закроете глаза, вы не сможете знать, где находится ваша рука, только потому что вы видите ее. Вместо этого вы вполне можете позволить себе испытать все ощущения этого. Многое из того, что сейчас говорится направлено на две цели: 1) введение в транс, 2) метафорический подход к „реальной" проблеме – изоляции от испытывания чувств вообще. И если вы продолжите улавливать все эти приятные чувства, не действуя… и возможно, не понимая, то мой голос будет звучать как мягкая музыка, и вы можете продолжать погружаться».
В этот момент я дал Б. некоторое направление на разрешение его проблем и сказал ему: «Ваша рука, возможно, останется зажатой, совсем такой, каким вы были, пока не обнаружите, как стать более гибким в вашей личной жизни». Через двадцать минут рука Б. медленно двинулась вниз. Вместо того, чтобы положить конец своему гипнотическому состоянию, он стал углуб ляться в него. Я сказал ему, что его бессознательное должно решить, готов ли он вернуться «в это время и место» или же ему нужно продолжить то, что он делает. Б. оставался в «этом состоянии» еще час и 15 минут. Мне пришлось перейти в другой кабинет, чтобы принимать следующих посетителей.
За последующие несколько недель Б. изменился самым серьезным и замечательным образом. Лучше всего он выразил это сам, сказав: «Раньше все казалось таким серьезным и важным – жизнь или смерть. Теперь у жизни появилась забавная сторона, а серьезная осталась для решения действительно серьезных проблем. И забавно то, что теперь я добиваюсь большего, затрачивая меньше усилий».


ОБСУЖДЕНИЕ

Этот пример наполнен утилизациями. В нем процессы индукции и целевые терапевтические процессы зачастую совершенно переплетались, из-за чего трудно провести четкое разграничение между ними. Но определенные факторы можно ограничить и осветить.
Б. обучался традиционным методам гипноза, в том числе и на себе. Однако «это» не давало результатов. Поэтому, без сомнения, любое использование так называемых традиционных подходов постигла бы такая же судьба Другими словами, любая прямая попытка загипнотизировать Б. скорее всего не имела бы успеха. Это подтвердилось, когда в конце первого сеанса он сказал: «Не собираетесь ли вы ПОПЫТАТЬСЯ загипнотизировать меня?» (В этом контексте слово «попытаться» означало: я знаю, что у вас не получится, но давайте попробуем). К тому же Б. лечился у обычных терапевтов почти год и безрезультатно. Поэтому помогать ему в приобретении большего «внутреннего» и «логического» понимания значило бы добиваться еще больше того же самого… НИЧЕГО.
Б. дал мне всю информацию, которая необходима для того, чтобы помочь ему испытать «другое состояние». Он сообщал ее, когда объяснял, что с ним происходит, когда слушает низкочастотную музыку. Наклоняясь вправо и говоря медленно и монотонно, я надеялся достичь двух целей. Наклон вправо становился сам по себе бессознательным внушением для введения в гипноз, а монотонность должна была напомнить ему его опыт слышания чего-либо на заднем плане при «погружении». Его реакции на эту тактику показали, что она «сделала свое дело». Он также сказал, что является очень терпеливым человеком. Рассказывание длинных тягучих метафор должно было в избытке обеспечить возможность проявить свое терпение: слушать меня, пытаться понять мою точку зрения ожидать, что я «попытаюсь» загипнотизировать его и «погружаться» из-за моей монотонности. И последнее, но, возможно, самое важное: указав ему, что он должен чувствовать… свою руку, чтобы помнить, где она находится, я заставил его войти в контакт (обратить внимание, переключиться) со своими внутренними (кинестетическими) ощущениями, в то время как он все еще пытался слушать мои монотонные метафоры.
Его «терпение», «погружение, когда слушаешь что-нибудь мягкое и низкое» и моя псевдологика соединились вместе для того, чтобы использовать его навыки и опыт и помочь двинуться… ТЕПЕРЬ… навстречу новым переживаниям.
Я без сомнения мог бы «СДЕЛАТЬ» еще сотню страниц на примерах утилизации. Но я не хочу использовать кузнечный молот, чтобы воткнуть кнопку. Хотя то, что вы прочитали об утилизации было в основном направлено для вызывания гипнотического состояния, утилизация еще более полезна как терапевтическая стратегия. Но это уже выходит за рамки и цели данной работы. Однако на протяжении этой книги я попытался «подобраться» к этому в приведенных примерах нескольких методов утилизации. На семинарах «Клинический гипноз: Инновационные методы (R)» (а вскоре и в Институте Хеллера) методология терапевтической утилизации демонстрируется и изучается очень подробно.


ТВОРЧЕСКАЯ УТИЛИЗАЦИЯ

Для тех из вас, кто хочет сделать творческий скачок, может быть полезно использование следующих намеков:
утилизируйте обязательную обязательность человека для обязательного выполнения назначений, ведущих к новому поведению, которое ломает обязательность; утилизируйте жесткую необходимость человека быть правым, чтобы заставить его выполнять предписания быть неправым правильно и входить в гипноз «правильным» способом; утилизируйте фобическую способность сформировывать чувства (кинестетические) из внутренних картин (визуальных) для формирования новых чувств из новых картин; утилизируйте депрессивное «умение» застревать на чувствах (депрессивных), не обращая внимания на то, что говорят или делают другие для того, чтобы научиться застревать на приятных чувствах, несмотря на все взлеты и падения жизни. В заключение вы можете… НАЧАТЬ ТЕПЕРЬ… смотреть на имеющиеся проблемы как на форму уникального умения. Сделав это, вы должны обнаружить метод, стоящий за этим умением, а затем направить его в другую сторону. Великим мастером этой формы утилизации был несравненный доктор Милтон Эриксон. Он использовал свои собственные физические ограничения как инструмент для гипнотической индукции. Он использовал личность, историю, черты характера и проблемы пациента как техники изменения. Многие мудрые и очень сведущие люди писали о методах Д-ра Эриксона. И все они имели различные «ответы» относительно того, на чем основана его работа. В чем бы ни состояла истина, я верю, если вы возьмете на вооружение работу Д-ра Эриксона, то будете вознаграждены.
В некоторых ситуациях (я уверен, Д-р Эриксон согласился бы с этим) вам ничего не нужно делать, чтобы вызвать гипноз посредством утилизации. Несколько лет назад женился один из моих друзей. Он пригласил меня на небольшой вечер, чтобы я познакомился с его новой женой, и сказал мне, что она в восторге от предстоящей встречи с «настоящим» гипнотизером. Он также сообщил мне, что она боится, что когда посмотрит мне в глаза, то «отключится». Когда я пришел на вечер, друг встретил меня в дверях и затем подвел к своей жене. Когда он представлял меня, она протянула руку для пожатия, при этом ее глаза встретились с моими, широко открылись и затем… БАМ! Ее глаза закрылись, она вся обмякла, и я был вынужден подхватить ее. Вы можете сказать, что мое присутствие вместе с ее системами веры и ожиданиями вызвали интересное состояние… Вы можете сказать, что она загипнотизировала себя на то, чтобы быть загипнотизированной моими глазами. Конечно, это так.

XIV

СНИМАЯСЬ С ЯКОРЯ РАЙОН КРАСНОГО СВЕТА

Если вы едете по улице в час пик и внезапно перед вами зеленый свет переключается на красный, вам нужно… остановиться! Могу с уверенностью предположить, что в большинстве случаев вы так и сделаете. Если мы исследуем простое действие – «остановку», то вместе перейдем в новую область. Так мы можем обнаружить довольно сложные и интересные «вещи». Мы можем согласиться, что красный свет становится простым символом, который вызывает сложную последовательность действий, которую мы могли бы назвать остановкой. Эта последовательность включает в себя:
навыки решения проблем восприятия, психомоторную и нервномышечную активность, координацию глаз, рук, ног и т.д., а также умение водить машину и многое другое, что будучи соединенным в сложную цепочку, называется остановкой на красный свет.
Посредством обучающих процессов красный свет стал тем, что исследователи поведения называют внешним раздражителем. Другие теоретики назвали бы красный свет якорем или триггером (Бендлер и Гриндер). Они бы сказали, и я бы согласился, что красный свет вэтот момент «бросает якорь», т.е. ассоциируется более или менее кодированным, последовательным и повторяющимся способом с целой серией поступков. Более того, мы можем сказать, что якорь (красный свет) настолько силен, что даже если вы не ведете машину, все равно у вас вызываются определенные аспекты реакций (сколько раз вы давили на несуществующий тормоз, когда были пассажиром, а не водителем).


ЯКОРЯ: УПРОЩЕННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Якоря можно легче всего понять, если свести их к простой конструкции «раздражитель/реакция». Но никто не обещал вам, что эта книга будет легкой. Если вы примете это простое определение, то поможете себе не вдаваться в тонкости якорей. Для тех, кому нужна простота, сообщаю: якоря (триггеры) – это любой раздражитель, который включает ряд внутренних реакций и/или действий.
Однако вам может быть захочется считать, что вес3в человеческом опыте на самом деле является якорем или, если хотите, красным светом, приводящим в движение целую цепочку реакций. Воспринимайте слова, которые вы сейчас читаете глубоко комфортно или комфортно глубоко. Каждое слово является якорем на пути понимания. Когда вы читаете каждое слово – эти символы или якоря вызывают в вас бессознательный процесс, который включает в себя (но не сводится к этому): интерпретацию слова как такового и привязку к нему вашего личного опыта и понимания. Например, когда вы читаете слово «дом», какие воспоминания оно пробуждает в вас… СЕЙЧАС? Если хотите, попробуйте провести эксперимент. Соберитесь со своими друзьями и дайте каждому бумагу и карандаш. Скажите слово «дом» и попросите каждого подробно написать какие оно вызывает представления. Разнообразие включенных таким образом воспоминаний должно быть очень интересным.
В большинстве случаев слово « coniqum »не вызовет таких же воспоминаний, как теперь вызывает слово «секс»! Якоря, как все другие переживания (которые сами являются якорями), у каждого из нас различны и проявляются с различной интенсивностью. То, что включает меня, может выключить вас, а если то, что включает вас, выключает меня… хорошо… однако, слова – это только одна форма якоря. Опять же, все может быть и являются для кого-то иногда якорем. Если бы для нашей цели мы понимали под якорем любой переключатель, внутренний или внешний, который пробуждает в человеке ряд реакций во всех или в большинстве случаев, независимо от того, называем мы реакцию хорошей или плохой, и если такая реакция превращается в ритуал, то у нас появляется якорь на слово «якорь».


ЯКОРЯ В ПОСТГИПНОТИЧЕСКОЙ РЕАКЦИИ

Если бы мы захотели немного метафизики, то могли бы сказать, что якорь – это форма постгипнотического внушения. Т.е. обстоятельства, ситуации, люди, обучение, запахи, травмы и т.д. внушают нам определенныереакции на все якоря в нашем мире. (Вспомните, если вы уже забыли, что такой вещи как гипноз не существует). В рамках традиционного гипноза гипнотизер может «внушить», что когда он щелкнет пальцами, субъект вспомнит свою пятую годовщину рождения. Если бы такое.внушение было успешным, то мы можем сказать, что щелкание пальцев стало якорем для включения внушенных воспоминаний. А теперь мне придется расстроить тех из вас, кто считает, что концепция якоря – новая. Ребята, не установили ли у вас якорь, если вы верите в это! Если на минуту мы оставим в стороне естественные якоря (чем бы они ни были) и ограничим эту часть нашего обсуждения якорями и гипнозом, то сможем вместе узнать нечто новое. Современные ортодоксальные гипнотизеры были первыми, кто открыл «внушенные» внутренние якоря (в дальнейшем, если не оговаривается особо, мы будем считать якоря интенционально внушенным феноменом). Введение в транс старыми методами было очень длинной утомительной процедурой. Современные традиционные гипнотизеры открыли то, что теперь называется ре-индукционным толчком. Перед тем, как выводить (или сделать что-нибудь другое) субъекта из гипноза, ему можно дать следующее внушение: «…Когда я коснусь вашего лба (плеча и т.п.) и отсчитаю вперед (назад, вверх, вниз, неважно как) до…, вы снова впадете в это приятное (глубокое, комфортное) состояние.» (Крюгер, 1963; Уолберг, 1964). Когда это постгипнотическое внушение «принимается», вы в действительности имеете дело с якорем, заученным с первого раза. С этого момента, каждый раз, как только гипнотизер будет включать этот якорь, субъект будет снова впадать в так называемое состояние транса. В некоторых случаях, совсем другой человек, включающий этот якорь, будет вводить субъекта в транс. Павлов, разработавший классическую обусловленность реакций раздражителями, одним из первых распознал якоря и понял, что в качестве раздражителя для вызова реакции может быть использовано все, что угодно. В своих работах над собаками он обнаружил, что пища – безусловный раздражитель (БС) ведет к безусловной реакции (БР) – слюноотделению. Прибавьте звонок к БС и вскоре он станет условным раздражителем, вызывающим БР. Можно иначе описать условно-рефлекторный механизм. Звонок становится якорем (триггером), который вызывает реакцию слюноотделения, как будто звонок – это пища. Эндрю Солтер ( Conditioned Reflex Therapy, 1961) считал, что гипноз, т.е. состояние гипноза в отличие от метода погружения в гипноз, сам по себе является серией условно-рефлекторных реакций. Далее он сделал вывод, что все симптомы, независимо от названий, являются результатом условно-рефлекторных подавлении, и что все люди имеют врожденную способность быть выдающимися, спонтанными и любящими веселье (можно сказать, что все люди рождаются способными полностью использовать как правое, так и левое полушария). Таким образом болезненные ассоциации (якоря) вынуждают нас бояться своего естественного состояния и вместо этого подавлять себя. (Может быть, заставляют нас больше полагаться на левое полушарие, см. главу Х «Левое встречает правое встречает левое»). Независимо от того, корректна теория Солтера или нет, нельзя отмахнуться от вытекающего из нее вывода:
у людей есть способность связывать не относящиеся друг к другу (в реальности) раздражители и порождать, таким образом, сложные реакции. Мы можем назвать раздражитель якорем, вызывающим ряд заученных реакций. Предположим, маленький Джонни пытается отстоять свою независимость, не взирая на свои размеры. Он вытягивается во весь свой рост (средний для пяти лет) и, возвышаясь таким образом перед своим отцом, говорит: «НЕТ, я не буду!» Отец приходит в ярость, нависает над Джонни и, тыча в него пальцем, рычит:
«Не говори мне „нет", а не то я ударю тебя! Убирайся в свою комнату». Через несколько лет Джонни сидит в кабинете терапевта и жалуется, что не может сказать «нет» никому, кто кажется ему вышестоящим авторитетом. Если вы сделали вывод, что для Джонни произнесение слова «нет» стало якорем, вызывающим сильный страх, то вы совершенно правы. То, что вы читали до сих пор, якорит ваше понимание. В моей клинической практике мне приходилось слышать, как люди заявляли, что определенные выражения лица, интонации голоса, жесты, позы, слова, запахи и т.д. вызывают у них депрессию, тревогу, рвоту, головную боль, безумие и т.д., и т.д. Вы можете считать все это условно-рефлекторными реакциями или якорями. Сейчас вы, возможно, вспомнили, что Павлов приучил собаку выделять слюну на звонок… Неверно. Это собака приучила ученых звонить в звонок, когда бы она ни начинала выделять слюну. Так что, будьте внимательны, кто кого якорит.


ЭРИКСОН И ЯКОРЯ

Милтон Эриксон обнаружил новые возможности очень эффективного использования якорей, что сильно повлияло на некоторых людей, включая меня самого, а также на наш интерес, понимание и использование якорей. Эриксон подметил, что если он просит пациента сесть точно так же, как тот сидел, когда в последний раз испытывал транс, и начинает говорить в той же самой манере и/или о том же предмете, что и во время последнего транса, пациент снова впадает в транс без какой бы то ни было индукции. Эриксон назвал этот метод «рекапитуляцией». Я и мой коллега Дэвид Добсон очень заинтересовались этим явлением и стали экспериментировать с ним. В наших экспериментах (мы проводили их раздельно, а потом сравнивали записи) мы обнаружили очень интересное сопутствующее явление. Если вы сможете побудить субъекта воспроизвести в воображении какую-то специфическую ситуацию, он часто проявляет здесь и теперь все эмоциональные реакции, которые связывает с реальным в его жизни инцидентом так, как будто все это происходит на самом деле. В одном случае женщина жаловалась, что когда ее муж сексуально прикасается к ней, у нее «начинается тошнота и даже рвота». Я попросил ее закрыть глаза и представить, что она наедине с мужем, слышит его голос, чувствует его запах после бритья, прикосновения. В этот момент она открыла глаза и ее начало рвать. Это была другая форма рекапитуляции без формального транса или регрессии и все же… И д-р Добсон и я сошлись во мнении, что люди спонтанно впадают в транс и регрессируют, когда бы их не по просили «представить» ситуацию, при этом включаются все их системы (кинестетическая, визуальная, аудиаль-ная,.а в некоторых случаях вкусовая и обонятельная). Наши эксперименты и наблюдения привели нас к выводу, что боль, от которой страдают люди, является результатом действия более или менее мощных якорей, которые действуют как гипнотические внушения и вызывают мощные повторяющиеся условные реакции. Точно так же, как красный свет включает сложную серию действий, ведущих к остановке.


СПОНТАННЫЕ ЯКОРЯ

В 1971 г. одно событие выявило легкость, с какой люди приобретают якорь, а также важность якорей и то, что якорь не может быть ни чем иным как тем, что может вызывать реакции совершенно не связанные с ним самим. Я погрузил мужчину в гипноз в то время, когда он сидел в кресле в моем кабинете (на самом деле, он сам погрузился в это состояние) и попросил его вернуться к источнику его личной проблемы. В него как будто вселился бес. Он кричал, стонал, хрипел и делал еще многое другое. Когда я попросил его дать сигнал, не хочет ли он прекратить свой транс, он просигналил «нет». Так продолжалось около 20 минут, а затем он вышел из транса и заявил, что он узнал нечто потрясающее. Через неделю он пришел на следующий сеанс, и я встретил его в приемной. Он выглядел спокойным, улыбался и сказал, что это была замечательная неделя, симптомы значительно уменьшились (одним из них была астма). Мы прошли в мой
кабинет, он сел в кресло и… БАМ! Портрет Дориана Грея. Его улыбка пропала, тон изменился, он начал хрипеть, кричать, стонать и т.д. Я спросил, что случилось. Он ответил, что не знает. И это меня очень озадачило. Затем я заметил, что его глаза расширены и оказалось, что он находится в «этом» состоянии. Я взял его за руку, вытащил его из кресла и резко сказал: «Посмотрите на меня и вспомните время, когда вы были счастливы от того, что делали что-то». Медленно его дыхание изменилось, лицо успокоилось, хрип прекратился, и он начал улыбаться. Я попросил его сесть на другой стул, что он и сделал без каких-либо проблем. Получив его разрешение на один «опыт», я попросил его снова сесть в то кресло. Когда он приблизился к нему, его тело, поза, выражение лица начали меняться, а когда сел, стало проявляться все его предыдущее поведение. Он выпрыгнул из кресла и сказал, что ни за что больше туда не сядет, потому что «кресло что-то делает» с ним. Он был прав. Кресло стало якорем или постгипнотической реиндукцией, которая приводила его к возврату последних болезненных переживаний, испытанных в этом кресле, со всеми сопутствующими переживаниями и реакциями, в которых он теперь обвинял кресло.


ПАВЛОВ И ЯКОРЯ

Этот эпизод прояснил для меня несколько моментов. Кресло с одного раза стало условным раздражителем, как звонок у Павлова; человек может потом годами лечиться в терапии, пытаясь узнать, откуда у него фобия на кресло. Если кресло могло стать таким мощным якорем, то таковым может стать и слово, тон голоса, прикосновение и все, что угодно. Якорю не обязательно иметь какое-либо логическое отношение к реакции, которую он вызывает. (Совсем недавно я «помог» человеку выработать минифобическую реакцию на телефон, а затем использовал этот же телефон, чтобы вызвать воспоминания и реакции, связанные со временем, когда он впервые влюбился). Этот случай послужил также причиной моей регрессии на три года назад. У меня вышло «маленькое» несогласие с одним профессором-психоневрологом на его лекции по классической условной и неврологической реакциям. Я задал ему теоретический вопрос: «Если человек может быть научен реагировать определенным образом на данный раздражитель, можете ли вы использовать этот же раздражитель и/или реакцию для включения новой, отличной от этой, реакции? Например, если „звонок в дверь" вызывает тревогу, можете ли вы помочь человеку либо 1) реагировать по-другому на сам звонок в дверь, так чтобы звонок включал, скажем, расслабление; либо 2) помочь человеку использовать первое субъективное ощущение тревоги, например, напряжение, для включения такой реакции как расслабление?» Профессор подумал немного, написал на доске какие-то математические формулы и затем сказал: «Теоретически это возможно, особенно у животных, но для людей скорее всего нереально из-за неконтролируемых вариаций». Он спросил меня, какую методологию я бы использовал и какой аппарат мне был бы необходим для подобного эксперимента. Я ответил, что не уверен насчет методологии, но так называемым «аппаратом» являлся бы гипноз. Он почти как в шоке воскликнул: «Гипноз?! Но его же не существует, и даже если бы я мог заставить людей реагировать так, как я внушаю, это не имело бы значения, так как гипноз – это не наука, а колдовство». Теперь, в ретроспективе я «вижу», что он был загипнотизирован на веру, что гипноза не существует, и слово «гипноз» было для него постгипнотическим «толчком» (якорем), который вызывал в нем в некотором роде сверхъестественную реакцию. Тем не менее, инцидент с креслом включил во мне воспоминание об этом давнем вопросе, и я снова стал интересоваться, можно ли это сделать. Основываясь на том, что произошло с мужчиной, и на его реакции на кресло, я узнал, что это более, чем возможно, что это происходит в нашей жизни на каждом шагу.


ПОДКЛЮЧЕНИЕ СПОКОЙСТВИЯ

Мои первые попытки и эксперименты с тем, что позднее будет названо якорями, и методы, которые затем стали частью того, что я называю «Бессознательной перестройкой» (R), были очень примитивными. Я называл их подключение спокойствия. Я просто просил человека «припомнить» последний раз, когда он (например) боялся. Когда он «вспоминал», я наблюдал у него признаки дискомфорта, такие как напряжение в теле или на лице, или учащенное дыхание или еще что-нибудь. Когда мне казалось, что он «вспомнил», чувствуя все это, я дотрагивался до него (обычно до его руки) и говорил: «Хорошо. Задержитесь на этих чувствах, пока как следует не узнаете, каковы они изнутри». Затем я просил его снова вернуться назад и ощутить эти чувства, но уже медленно, чтобы он мог осознать первое сильное физическое ощущение, такое как напряжение в желудке или в груди или еще где-нибудь, и дать мне сигнал поднятием указательного пальца левой руки, когда он почувствует это ощущение. Затем я касался его в том же месте и просил начинать. Когда он давал сигнал, я на несколько мгновений усиливал свое прикосновение, а затем убирал руку. Затем я просил его сделать несколько глубоких вдохов и подумать о пляже или о горах, или еще о чем-нибудь приятном. На следующем шаге я просил его вспомнить или представить наиболее приятное или расслабляющее место и дать мне сигнал, когда у него это получится. Затем я просил его увидеть себя в этом месте и оставаться там до тех пор, пока не почувствует себя спокойным и расслабленным, и при этом придумать слово или два в качестве кода, который напоминал бы ему об этом приятном месте. Затем я заставлял его практиковаться: говорить кодовое слово, видеть то место и ощущать чувства расслабления и комфорта.
К этому моменту, если у нас все получалось, у пациента появлялась одна реакция, связанная с моим прикосновением к его руке и'просьбой вспомнить чувство тревоги, и другая, более приятная, связанная с кодовым словом. (Я еще не выяснил, может ли давать результаты эта процедура без помощи кодовых слов). На следующем шаге я просил его закрыть глаза и подумать о какой-либо ситуации, которая всегда вызывает в нем тревогу, и дать мне сигнал, когда он это сделает. Одновременно я касался его руки в том же месте, чтобы помочь ему «вспомнить» ощущение тревоги. Как только он давал сигнал, я переставал его касаться и говорил что-нибудь резкое (прерывание паттерна): «Остановитесь, скажите себе кодовые слова и увидьте себя там, ощущая те приятные чувства». Эта процедура повторялась много раз (6 или 8), а затем пациенту, который к этому времени в большинстве случаев уже находился в состоянии гипноза, давалась следующая инструкция: «Каждый раз, когда вы почувствуете первый сигнал „тревоги", такой как (следовало описание того, что он считал первым сигналом), вы должны произнести про себя кодовые слова и увидеть себя там, и ощутить те приятные чувства. По мере того, как вы будете применять эту процедуру, она будет становиться все более и более автоматической, пока вскоре не станет сама возникать во всех соответствующих обстоятельствах без раздумий и без осознания того, что вам необходимо нечто видеть и ощущать».


ПРОТОКОЛЬНАЯ ПРОЦЕДУРА

Несмотря на примитивность первого метода и отсутствие у меня понимания якорей и систем (визуальной, кинестетической, аудиальной), для большинства людей он давал блестящий результат. Обычно они сообщали, что когда использовали его, то успокаивались, а многие люди говорили, что через несколько дней они становились спокойными, не раздумывая об этом вообще. Мы можем сделать вывод, что эти люди автоматически использовали новый якорь, перенося его в свой реальный мир. Я хотел бы верить, что вы «ТЕПЕРЬ» рассматриваете применение этой процедуры в более модернизированной форме. Следуйте вышеописанному, но добавьте следующее улучшение: попросите вашего пациента увидеть ту область, которая вызывает… (например, тревогу), а затем увидеть и услышать себя со стороны, как он выглядит и звучит в состоянии тревоги, и дать вам сигнал, когда у него это получится. Как только он просигналит, попросите его войти в эту картину и в эти «неудобные» чувства. Получив сигнал о том, что он сделал это, и/или когда вы увидите у него признаки дискомфорта, легко дотроньтесь его руки (или другой части тела). Затем попросите его выйти из этой картины и из этих «неуютных чувств, и когда он сделает это, уберите вашу руку с места прикосновения». Затем проверьте вашу работу. Прикоснитесь к нему в том же месте и попросите его вернуться в ту картину и наблюдайте, появятся ли у него признаки дискомфорта. Если появятся, значит у вас получилось. Если нет, повторяйте, пока не достигнете желаемых результатов. Затем, когда вы получите первый сигнал, например, напряженное лицо, повторите ту же самую процедуру, но уже для успокаивающей обстановки и, когда он просигналит, что почувствовал комфорт, добавьте прикосновение в новом месте (повторите это несколько раз, добавив кодовое слово и помните о системах). Некоторых людей вам придется попросить вспомнить ощущения… а затем создать картину. Однако попытайтесь использовать видение без первоначального ощущения. Причина этого будет объяснена в разделе «Терапевтические применения» во второй части главы «Долой якоря». Проверьте вашу работу. Например, прикоснитесь к новому месту и попросите пациента произнести про себя кодовые слова и наблюдайте, какие признаки появятся. И только теперь, используйте оставшуюся часть процедуры, т.е. попросите его вспомнить что-нибудь, расстраивающее его, одновременно прикасаясь к дискомфортной точке, и как только он даст сигнал, или вы увидите невербальные признаки, попросите его остановиться и произнести кодовые слова, и увидеть себя в том приятном месте, и углубиться в него и т.д., и т.д. Когда вы прикажете ему остановиться, уберите руку с «дискомфортной» точки и переключите ее на «успокаивающую» точку. Вы можете быть приятно удивлены, как хорошо работает эта процедура и как много людей входят в «это состояние» без какой бы то ни было помощи. Я могу ошибаться. Вы можете вовсе не удивиться, как хорошо она работает, и как много людей входит в это состояние. Теперь, когда вы поняли основу якорей и теорию, стоящую за ними, мы можем вместе двинуться вперед и снять якоря!

XV

ДОЛОЙ ЯКОРЯ РАЗРУШЕНИЕ ОСНОВНОГО ЯКОРЯ

Однажды несколько лет назад меня попросили провести лекцию с демонстрацией в психологическом классе Калифорнийского Государственного Университета в Нортридже. Перед лекцией профессор, очень симпатичный человек, сказал мне, что он не верит в гипноз и что гипноз нигде не работает, но он считает, что его класс должен иметь возможность познакомиться с этим феноменом. Видимо, он хотел, чтобы я оказался этаким символическим ненастоящим гипнотизером. Чтобы сделать происходящее еще более интересным, он даже не представил меня и мой предмет, а вместо этого приготовил длинную речь о своем неверии в гипноз, одновременно заявляя, что готов дать кому угодно возможность сказать о том, во что он верит. Это выглядело так, как будто он говорил аудитории, что перед ними тот, кто спроектировал «Титаник» и собирается доказать, что он не утонул.
Я решил, что для спасения своей репутации, я должен продемонстрировать что-нибудь драматичное и при том на профессоре. Из предварительного разговора я знал, что он пережил очень болезненный развод и испытывает(по его словам) сильную депрессию, когда бы «ни подумал об этом». Я поблагодарил его за вступление и, когда он сел на длинную скамью перед лекционным залом, подошел к нему и начал говорить, обращаясь якобы к залу. Я сказал, что очень благодарен профессору за то, что он пригласил меня и представил, несмотря на то, что переживает очень трудный период в своей жизни. Его выражение лица немедленно начало меняться, он взглянул вправо вниз (кинестетика, см. системы) и явно испытывал дискомфорт. В этот момент я сжал рукой его правое плечо и сказал: «Это очень неприятно, не так ли?» Он медленно кивнул. Затем я убрал руку и сказал резко: «Сколько времени вам потребуется, чтобы вспомнить теперь… (сказано медленнее и более низким тоном голоса: встроенное внушение, чтобы вспомнить теперь) время, когда вам не было еще 20 лет, и вы испытывали что-то очень хорошее и знали, что все идет замечательно». (Думаю, что все мы до 20 лет делали или испытывали что-либо замечательное.) Он поднял голову, глаза его двинулись влево вверх (визуальное воспоминание), лицо начало расслабляться и медленно перешло в улыбку; он покраснел и громко сказал: «Я могу вспомнить». В этот момент я протянул руку к его левому плечу и начал мягко сжимать его. Без каких-либо объяснений я старался установить два якоря: прикосновение к правому плечу для болезненных переживаний, и прикосновение к левому плечу для счастливых переживаний. Затем я проверил, что получилось. Я сказал: «Это ощущение лучше, чем то, другое, не так ли?» (Все еще продолжая сжимать его левое плечо.) Он улыбнулся и энергично кивнул. Я продолжил: «Гораздо лучше, чем это неприятное ощущение» (здесь мой голос звучал печально, а лицо приняло печальное выражение), при этом я сжал его правое плечо. Перемена была весьма драматичной! Он снова выглядел так, как будто его мир подходит к концу: глаза вправо вниз, голова опущена, губы дрожат. Затем я переключился на его левое плечо и сказал: «Вы предпочитаете эти чувства, правда?» (Сказал улыбаясь, счастливым тоном.) Он сразу взглянул вверх, глубоко вздохнул, улыбнулся и сказал: «Какого черта вы со мной делаете?» Я ответил: «Растерянность – это познание нового», и затем сжал одновременно оба плеча. Его глаза остекленели, он уставился прямо вперед и выглядел совершенно растерянным. Затем я дал ему следующие инструкции: «Вы можете закрыть глаза и все хорошо прояснится^ (сказано медленно, низким тоном). Около трех минут он сидел совершенно неподвижно, глубоко дыша, а затем открыл глаза и спросил, что происходит. Я протянул руку к его правому плечу, чтобы убедиться, что якорь удален. Он не проявил никакой реакции, кроме, может, вопросительной, но без «депрессии», и попросил подумать о болезненной ситуации и поделиться с нами, не изменилось ли что-нибудь в его внутренних реакциях. Он взглянул на долю секунды влево вверх (визуальное воспоминание), затем влево вниз (аудиальное) и вправо вниз (кинестетическое), затем посмотрел на меня и сказал: «Это больше не действует на меня так, как прежде, и почему-то я чувствую себя сильнее и знаю, что все будет о'кей! Что вы со мной сделали?» Я ответил:
«Ничего. Такой вещи как гипноз не существует, так что, должно быть, вы галлюцинировали». (Видимо, что произошло, помогло ему изменить его систему веры. Он посетил два моих семинара «Клинический гипноз. Инновационные методы (R)» и стал поклонником гипноза и бессознательной перестройки).


РАЗРУШЕНИЕ ЯКОРЕЙ: ЛОГИЧЕСКОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ

Описанный случай может показаться волшебством, и в какой-то мере так оно и есть. Однако это волшебство основано на экспериментальных исследованиях. В одном классическом эксперименте подопытные животные были приучены идти к одной стороне клетки на звонок и к другой стороне при жужжании. Совсем как сжимание правого плеча, чтобы вызвать одно чувство, и левого – другое. Когда одновременно включались оба раздражителя, животные оказывались растерянными и дезориентированными и не реагировали ни на один стимул. (Почти так же произошло, когда я одновременно сжал оба плеча… это должно заинтересовать вас на предмет выводов.) Большинство людей, проходивших через эту процедуру сообщают, что с ними происходило что-то близкое к когнитивному диссонансу, а некоторые исследователи утверждают, что познание нового не бывает без когнитивного диссонанса. Под когнитивным диссонансом понимают «мотивационное» состояние, которое возникает, когда познавательные элементы человека (отношения, чувственное поведение и т.д.) противоречат друг другу. Напряжение, вызываемое этим состоянием может быть ослаблено добавлениемконсонантных элементов: «изменением одного из диссонирующих элементов таким образом, чтобы он больше не противоречил другим, или „уменьшением важности" диссонирующих элементов». (Уолман, 1973, стр. 66). Однако я должен предостеречь вас: каким бы сильным не был этот метод, это не панацея и не лекарство. Все, что он может, это помочь человеку «снизить эмоциональность» по отношению к стрессовой ситуации, создать успокаивающий эффект и дать надежду на решение проблемы, вследствие наглядной своей способности испытывать ощутимые изменения всего за несколько минут. Но это не лекарство. Этот метод всего лишь позволяет добиваться за 5-10 минут того, что могут добиться 3/8 традиционных сеансов.


СЛУЧАЙ 12: РАЗРУШЕНИЕ ЯКОРЯ

Небольшой случай может подкрепить эту точку зрения: пациентом был молодой человек 21 года, страдавший жестокой депрессией. По его словам, «его» депрессия была такой тяжелой, что ему кажется, он довел себя до полного упадка сил. Он добровольно провел три недели в госпитале. После обследования его послали к терапевту, и перед тем, как первый раз прийти ко мне, он прошел пять сеансов. Он верил, что начинает понимать, что вызвало его депрессию, но все еще жестоко страдал от нее. Он говорил: «Я начинаю терять надежду. Я лечусь, и все равно, почти все время нахожусь в состоянии подавленности». Описывая свое состояние словами, он также «описывал» его физически:
тело сгорблено, глаза вправо вниз, голос печальный и вялый. Когда он рассказывал, как «тяжела» его депрессия и продолжал показывать это, я протянул руку, мягко коснулся его левого колена и сказал, подражая его голосу: «Это очень тяжелое, ужасное чувство, не так ли?» Он медленно покивал головой. Затем я щелкнул пальцами (прерывание модели) и сказал: «Прежде чем возникла ваша проблема, что вам нравилось делать?» Его голова медленно поднялась, мгновение он глядел на меня, потом его глаза взглянули влево вверх, и он сказал: «Бейсбол. Я обожаю эту игру. В университетской команде я – подающий.» Я спросил, были ли у него дни, когда подачи у него выходили блестяще. Он улыбнулся и сказал: «О, да! Однажды я подал три хиттера и отбил пять последних бэттеров в ряду».
В этот момент он выпрямился в кресле, его голос зазвучал сильно и мелодично. Я ответил: «Вы шутите? Неужели правда?» Он наклонился вперед, улыбнулся и сказал: «Да, честно». В этот момент я протянул руку, мягко коснулся его правого колена и сказал: «Здорово! Я уверен, вы чувствовали себя великолепно!» Теперь он улыбался и выглядел гораздо лучше. Чтобы усилить его положительный якорь, я попросил его описать, что он чувствовал внутри себя, после того как отбил последние пять бэттеров. Во время описания хороших чувств, я снова коснулся его правого колена. Я повторял эту процедуру, пока он, отвечая на мои вопросы, описывал как выглядел и как звучал его голос. Все это заняло меньше десяти минут. Молодой человек значительно расслабился и улыбался. Затем я применил к нему ту же процедуру, что и к профессору в предыдущем случае. Когда он был «нейтрализован», я по просил его «Сделать Усилие» (подразумевая, что это может быть трудно), чтобы вспомнить депрессивные чувства. Он некоторое время смотрел прямо вперед, затем на долю секунды взглянул вправо вниз, затем перевел глаза снова вверх и сказал: «Гм, мне довольно трудно вернуть это… как бы я ни хотел. Это поразительно. Вы думаете, после всего у меня есть надежда?» Кивая головой «да», я сказал: «А как вы думаете?» Он кивнул и сказал: «Да, я собираюсь победить это». Я отослал обратно его к терапевту, который несколько недель спустя сообщил мне, что молодой человек делает успехи. Он вернулся в школу и начал как-то разрешать ситуации, которые привели его к депрессии.
Описанная процедура является разрушением основного якоря, и я попытался научить вас тестировать и практиковать это, чтобы вы сами могли судить о результатах. Я хочу, чтобы вы рассматривали проблемы личности как якорь или ряд якорей, как объяснено в гл. «Снятие якоря». Ваша задача – помочь человеку выбрать, как реагировать на свои болезненные якоря: т.е. разрушить нежелательную реакцию или… долой якоря!


РАЗРУШЕНИЕ ЯКОРЯ: ОСНОВНАЯ ПРОЦЕДУРА

Если это возможно, сначала вы должны установить положительный (+) якорь. Хотя якоря могут быть установлены с помощью визуальных, аудиальных и/или кинестетических стимулов, я рекомендовал бы вам начать с кинестетических (физические прикосновения), даже несмотря на то, что начиная с кинестетики, вы можете упустить нескольких пациентов. Однако, если ваш пациент уже находится в плохом состоянии, т.е. в депрессии, не работайте, как сумасшедший, пытаясь привести его в хорошее состояние, чтобы установить +якорь, а потом швыряя обратно в плохое состояние, чтобы установить -якорь. Начните в этом случае с установления якоря на негативное чувство (-якорь). Я советую вам сидеть перед человеком прямо и достаточно близко, чтобы иметь возможность коснуться его коленей. Предположим, что человек жалуется, что у него наступает депрессия, как только он остается один, а когда он разговаривает с вами, все выглядит хорошо. Попросите его вспомнить время, когда он чувствовал себя хорошо от того, что ему что-то удалось, когда он был один. Например: «Вспомните, как вы ездили куда-нибудь один, и вам понравился пейзаж или то время, когда вы отдавались своему любимому занятию и чувствовали удовольствие». (Используйте ваше воображение.) Когда он говорит: «Да», наблюдайте за ним внимательно. Некоторые люди начинают улыбаться и проявлять удовольствие от одних только вопросов. Если он реагирует положительно, нажмите мягко, но твердо на одно колено (неважно, какое) и скажите, улыбаясь, жизнерадостным голосом: «Это чудесное, приятное чувство, не так ли?» (Вы устанавливаете +якорь.) Если человек говорит «да», но его лицо не выражает удовольствия, вы должны пойти дальше. (Здесь приобретают важность системы. Возьмем для примера визуального человека.) Попросите его увидеть приятную ситуацию или увидеть, как он будет выглядеть в этой приятной ситуации, или «покажите мне, как вы выглядите, когда чувствуете себя хорошо». Затем попросите его припомнить звуки, сопутствующие этим переживаниям, после чего пусть он опишет свои приятные чувства. Как только он «покажет» свои приятные ощущения, установите +якорь, например, мягко надавите на одно колено (допустим, на левое) и скажите жизнерадостно: «Это действительно приятное чувство», или «Вы чувствуете себя хорошо», или «…» – подходите творчески, но сообразно ситуации. (На моих тренировочных семинарах мне приходилось видеть, как люди произносили фразу «это приятное чувство, не так ли?», нахмурив брови и голосом, который опечалил бы и оптимиста. После того, как вы установили +якорь, повторите процедуру, устанавливая -якорь; например, «Теперь, мистер Смит, вы говорили мне, что чувствуете себя подавленным». Наблюдайте за выражением его лица и, если оно меняется на печальное или подавленное, мягко коснитесь другого колена. Если выражение лица не изменяется, снова используйте системы: «Каким вы видите себя, когда подавлены?» (Вспомните, что мы брали для примера визуального человека). Как только вы увидите, что выражение лица меняется, установите -якорь.


ПРОВЕРКА

К этому моменту, по всей вероятности, вы уже установили + и – якорь. Теперь вы хотите проверить свою работу. Эта процедура бывает либо простая, либо очень легкая, в зависимости от вашего отношения. Коснитесь +якоря (левого колена в нашем примере) и жизнерадостным голосом и с соответствующим выражением лица скажите что-нибудь вроде: «Я уверен, вы предпочитаете это чувство, не так ли?» Внимательно смотрите, чтобы убедиться, что выражению лица пациента и его настроению соответствует +якорь. Если это так, уберите +якорь и коснитесь -якоря. При этом скажите что-нибудь вроде: «Это гораздо лучше, чем это депрессивное чувство, правда?» (Ведите себя соответствующим образом; используйте печальный тон и выражение лица). Убедитесь, что выражение лица и т.д. соответствуют -якорю. Если это так, то вы добились своего. (Если нет, вернитесь и установите снова + и -якорь, пока не получите нужной.реакции). После проверки -якоря, всегда хорошо вернуться к +якорю, например:
«Уверен, что вы действительно предпочитаете больше хорошее чувство» и одновременно коснитесь +якоря.
Теперь мы можем остановиться и предпринять попытку поиска рационального зерна в том, что только что произошло. Но если мы так поступим, то это значит, что мы забыли, что такой вещи как гипноз не существует. Другой способ рассмотреть то, что произошло, можно найти путем предположения, что прикосновение к левой ноге послужило гипнотическим толчком, который помог человеку реагировать на «внушенное» хорошее чувство. В то время как прикосновение к правой ноге, является гипнотическим (невербальным) «внушением» реагировать «депрессивным» чувством. Это безумие. Как мы можем назвать эту чепуху гипнозом? Ни на ком не было плаща, никто не держал хрустальный шар, никто не говорил субъекту, чтобы он погружался все глубже и глубже. Так что, не называйте это гипнозом. Называйте это установкой якорей или реакцией на раздражитель, или волшебством. Это не имеет значения, так как где-то глубоко внутри вы знаете, что это такое на самом деле. (Те из вас, у кого есть опыт работы в так называемом традиционном гипнозе, могут заметить некоторые интересные явления. Во время установки и проверки + и -якорей вы можете видеть, как у многих людей расширяются зрачки, изменяется ритм дыхания, расслабляются лицевые мускулы, а состояние внимания почти похоже на транс. Примите поздравления! Измененное состояние без так называемой индукции).


РАЗРУШЕНИЕ ЗАКОНЧЕНО

К этому моменту вы закончили большую часть работы по установлению основных якорей. Вы поляризовали, т.е. разделили и установили два различных состояния в человеке: + и -якорь. Дальше идет удаление якорей, которое позволяет человеку существенно уменьшить свою болезненную реакцию (в нашем примере – чувство депрессии, испытываемое в одиночестве). Удаление якорей достигается простым нажатием на +якорь (левое колено) и -якорь (правое колено) одновременно и удержанием их вместе до тех пор, пока человек не «нейтрализуется». «Нейтрализация» просто означает, что когда вы впервые касаетесь обоих якорей, человек становится растерянным, смотрит либо в никуда, либо неподвижно, либо его глаза хаотично бегают. Через несколько секунд растерянный взгляд в пространство пропадает, и человек начинает выглядеть… ну… нейтрально. Затем вы проверяете свою работу: дотрагиваетесь до -якоря и ждете. Если человек остается нейтральным, т.е. не возвращается в «депрессивное» состояние, когда вы дотрагиваетесь до якоря, значит вам удалось удалить основной якорь или разрушить его. Если человек снова болезненно реагирует на -якорь, установите новый +якорь и повторяйте процедуру до тех пор, пока -якорь не перестанет вызывать у человека какую-либо негативную реакцию. Мой опыт как личный, так и из наблюдений за несколькими сотнями людей на тренировочных семинарах, привел меня к выводу, что лишь в около 20-ти % случаев приходится устанавливать второй или третий +якоря, чтобы разрушить -якорь.


РАЗРУШЕНИЕ: ТОНКОСТИ

Прежде, чем мы перейдем к следующему шагу в удалении якорей, я хотел бы посвятить вас в некоторые тонкости. Если негативное состояние у человека, например, депрессия, очень сильное, вам может понадобиться установить некий равный по мощности +якорь, т.е. сильное +переживание, или два-три +якоря, или скомпенсировать и снова установить новый +якорь, или разрушить оба якоря. Повторять эту процедуру необходимо до тех пор, пока -якорь не будет нейтрализован. Наряду с этим, пожалуйста, помните, что не все люди реагируют одинаковым образом. Одни могут откликаться и выражениями лица и телом, тогда как другие могут только стиснуть зубы или слегка улыбнуться. Не имеет значения, как скоро вы увидите изменения. Есть люди, которые улыбаются сразу же, как только касаются их +якоря, а другим для отреагирования может понадобиться 10-15 секунд. Всегда давайте время человеку для отреагирования и наблюдайте как он это делает, а не как должен реагировать по вашей версии. Вам могут быть полезными следующие примеры. На одном тренировочном семинаре один из участников отозвал меня в сторону и сказал, что «это» не работает, что он с самого начала сомневался в процедуре в целом, хотя и видел, как это получается у других. Я прошел с ним к его группе и попросил повторить процедуру, чтобы посмотреть, что он делает. Он сказал: «Смотрите! Это не работает. Он вовсе не реагирует!» Я нажал на +якорь (в данном случае – правое плечо субъекта) и сказал: «Вам нравится это чувство, не так ли?» Субъект едва заметно кивнул, после чего я нажал -якорь (левое плечо) и сказал: «Это неприятно, правда?» Он снова кивнул. Затем я нажал оба якоря и через некоторое время сказал: «Так гораздо лучше, не так ли?» Субъект улыбнулся и сказал: «Да». Человек, который позвал меня, выглядел озадаченным. Я ему объяснил, что когда он сам нажимал +якорь субъекта, тот делал медленный глубокий вдох и смотрел прямо, а когда нажимал -якорь, субъект на некоторое время задерживал дыхание и его губы напряженно сжимались. Короче, реакция была, но он ее не видел. В большинстве случаев реакция будет очевидной, но всегда оставайтесь мальчиком или девочкой – скаутом… и будьте готовы к необычному. На другом семинаре, одна женщина сказала мне, что не может добиться у своего партнера реакции на +якорь, и что он будто бы утверждает, что не может получить приятные ощущения. Случайно я знал, что ее партнер только что развелся и, по его словам, потерял все. Я подошел к нему и сказал: «Джон, вам понравилось бы, если бы после уплаты налогов, у вас осталось 250 000 долларов?» Он взглянул вверх, улыбнулся и сказал: «Понравилось бы мне?» В этот момент я сжал его руку и радостно сказал: «Я знал, что вы можете вспомнить как чувствовать себя хорошо». Я попросил женщину закончить упражнение, и все прошло без осложнений. Короче говоря, подходите творчески. Относитесь к каждому человеку, как к личности. Если у вас поначалу не получается, попробуйте другой подход. И наконец, всегда проверяйте -якорь после того, как нажали оба, чтобы убедиться, что он разрушен, и только потом просите субъекта подумать о том, что вызывало у него «депрессию», и сообщить вам, изменилось ли что-нибудь. Обычно бывает реакция типа: «кажется, изменилось» или «это стало дальше» или «это кажется менее важным» и т.д. Причина того, чтобы не спрашивать до последнего момента заключается в том, что бывают случаи, когда человек настолько далек от своего бессознательного процесса, что не осознает изменений до тех пор, пока вы их не проверите и не «покажете».

XV

Долой якоря СОЗДАНИЕ НОВОЙ РЕАКЦИИ

Так как проблемы у человека постоянно запускаются условиями реального мира, вы должны помочь ему обрести новый ресурс в проблемной ситуации. Это поможет предотвратить «новое включение» старого -якоря. Существует несколько способов добиться этого, но я собираюсь дать вам один общий, с тем, чтобы вы сами могли разработать другие, или же посетить мой тренировочный семинар, что было бы полезно для нас обоих. В приведенном примере с пациентом, который страдал от депрессии, я попросил его припомнить какое-нибудь его достижение или переживание, которое доставило бы ему удовольствие, или что еще лучше, позволило бы ему гордиться собой. Когда он остановился на одном из них, я использовал системы, чтобы поставить якорь на это переживание: «Когда вы выиграли 250 очков в шары, что вы чувствовали?» «Как вы выглядели, когда испытывали это чувство?… Как звучал ваш голос…» На каждую его реакцию я мягко нажимал точку якоря (которая может быть там, где вы пожелаете, и как подскажет вам здравый смысл). После якорения кинестетической, визуальной и аудиальной положительных реакций я приступил к следующему:
«Теперь я хочу, чтобы вы увидели себя наедине с собой, но на этот раз мне хочется, чтобы вы испытали перемену в ваших чувствах (здесь я нажимаю +якорь) и увидели себя в хорошем состоянии, испытывающем уверенное сильное чувство». (Все еще держа +якорь.) «Теперь возьмем другую ситуацию, когда вы один и снова ощущаете нарастающее чувство силы» (снова держа +якорь). «А сейчас я хочу, чтобы вы увидели себя в одной из тех „одиноких" ситуаций, но выглядящим чувствующим себя хорошо. Я попрошу вас кивнуть, как только это получится». Наконец, я перестаю нажимать +якорь и прошу пациента подумать об одной из ситуаций, которые в «прошлом» вызывали те «старые» чувства, и посмотреть, что происходит теперь, и наблюдаю за тем, чтобы «увидеть», что он остается спокойным и довольным. Если эт так, то пора его возвращать в сегодняшний день. Если нет, то продолжаю и нахожу другое положительное воспоминание, предпочтительно такое, которое совпадает с проблемной ситуацией: например, «можете ли вы вспомнить, как в одиночестве спокойно работали над проектом и никто не раздражал вас?» Я повторяю процедуру с якорем до тех пор, пока человек не останется спокойным при «взгляде» на область проблемы.


ЯКОРЕНИЕ ЯКОРЕЙ

К этому моменту, я надеюсь, у вас уже установился якорь на важность установления якоря. Так как слова, визуальные раздражители, кинестетические переживания, обонятельные и вкусовые ощущения могут быть и являются якорями, то у каждого из нас имеется неограниченное количество якорей. Почему бы не использовать прежде всего то, в чем мы являемся специалистами. Устанавливайте якоря другим! Если теперь вы будете рассматривать все проблемы, как форму установки якорей, то «вышибать клин клином» может быть наиболее эффективный способ оказания помощи
вашим пациентам.
В дальнейшем вы будете должны признать тот факт, что во время работы с якорями, многие люди «настаивают» на погружении в гипноз, и если при разрушении или установке якоря вы попросите их закрыть глаза, и они сделают это, я надеюсь, для вас не будет неожиданным, что они впадут в это «другое» состояние.

XVI

ПРИЗНАНИЯ ГИПНОТИЗЕРА

Теперь, когда я владею вашим вниманием (я надеюсь), я должен сделать одно признание. На протяжении этой книги я ссылался на главу о терапевтических применениях, но здесь такой главы не будет. Прежде чем вы пошлете меня к черту, прочитайте дальше. В течение всей этой работы мой соавтор мисс Стил продолжала подталкивать и упрашивать меня давать пояснения к методам, различным подходам и приводить примеры, которые объясняли бы их смысл вам, читатель. Для этого почти в каждой главе использовались реальные случаи и терапевтические примеры. Следовательно, вы уже прочитали терапевтические применения: часть здесь, часть там, и везде понемногу. Вместо так называемой главы о терапевтических применениях я приведу несколько примеров из жизни, когда методы, которые использовались и о которых вы узнали, были единственными или почти единственными. Дополнительно будут освещены некоторые пропущенные моменты. Я знаю, что эти примеры будут ценными и полезными для вас в процессе применения методов, о которых вы узнали.
Пациенткой была женщина 45-ти лет, страдавшая фобическим страхом перед полетами (на самом деле такой фобии не существует. Существует фобический страх перед катастрофой. Подумайте об этом). История:
пациентка сообщила, что ее полетная фобия длится уже 22 года, но к полетам она «всегда» относилась с подозрением. Когда она была ребенком, ее отец часто говорил об опасности полетов и добавлял: «Рано или поздно ты разобьешься. Это только дело времени». Несмотря на «полезные советы» отца, она все же садилась в самолет, правда, с изрядной долей тревоги. Ее фобическая реакция возникла в тот момент (22 года назад), когда самолет, в котором она летела, потерял управление и совершил вынужденную посадку. Этот случай включил ее фобическую реакцию. Примерно за один год до нашей встречи она пыталась улететь в Нью-Йорк, наглотавшись валерьянки и прочих медикаментов. Однако, как только вошла в самолет, она «закапризничала» и вынуждена была выйти. Теперь же по роду ее деятельности у нее возникла необходимость в постоянных полетах.
Когда она села у меня в кабинете, я попросил ее рассказать о своей проблеме. Она сразу же взглянула вправо вверх (визуальная система). В этот момент (я еще не мог сказать, создает ли она будущую картину или она левша, или с перекрестным мозгом и, следовательно, вспоминает прошлый визуальный опыт) ее руки вцепились в ручки кресла, напряглись, и она затаила дыхание. Затем напряженным голосом она сказала: «Я в ужасе от полетов и не думаю, что что-нибудь сможет мне помочь». В этот момент я уже знал источник ее реакции: думая, разговаривая и слыша о полетах (что служило включателем), она создавала визуальные образы и реагировала на эти «картины» физическими ощущениями и эмоциями, которые соответствовали ее картинам. В то время, как она продолжала глядеть вправо вверх и оставалась напряженной, я протянул руку, сжал ее левое запястье и сказал: «Это тяжелое чувство, не так ли?» – (устанавливая -якорь). Она кивнула. Затем я спросил ее, кто был ее любимым учителем в школе. Это было сделано как для того, чтобы призвать ее паттерн, так и для того, чтобы увидеть, куда она взглянет при воспоминании о прошлом. Ее глаза повернулись влево вверх, и она значительно расслабилась. Теперь я знал, что источником ее «фобии» было построение будущих картин, возможно, авиакатастрофы, а затем кинестетическая реакция. После нескольких минут бессвязного разговора, прыгая с одной темы на другую (чтобы и дальше прервать ее паттерн и увести от «фобической» реакции), я спросил, что ей нравится делать и что хорошо у нее получается. Она взглянула влево вверх, улыбнулась, взглянула влево вниз (аудиальная система) и улыбнулась; ее лицо и тело расслабились, и она сказала: «Гольф. Я очень люблю гольф». Я спросил как для нее лучше всего звучит гольф (вспомните ее аудиальное движение глаз). Она назвала резкий звук хорошего удара по мячу, при этом улыбнулась, и все ее тело расслабилось. В этот момент я дотронулся до ее левого колена (установка +якоря) и сказал: «Это чувство вам действительно нравится». Потом я попросил вспомнить случай, когда она сыграла выдающийся раунд в гольф или когда ей удался потрясающий удар. (Глаза пошли влево вверх (В), влево вниз (А) и широкая улыбка, когда я снова нажал на ее левое колено и левое предплечье, устанавливая второй +якорь).


ПРОВЕРКА РАБОТЫ

К этому моменту мы достигли следующего: обнаружен внутренний источник проблемы, ее -якорь; система для приятных воспоминаний; а также установлен -якорь и два +якоря. Все это было достигнуто за 15 минут с того момента, как она впервые села. Теперь нужно было проверить работу. Я протянул руку, сжал ее левое запястье и сказал: «Ваш страх перед полетами действительно трогает вас?» Тут же ее глаза пошли вправо вверх, тело напряглось и т,д. Прежде чем она успела что-либо сказать, я опустил ее запястье, дотронулся до левого колена и сказал: «Но вы также знаете, как чувствовать себя хорошо». Она расслабилась, глаза быстро глянули влево вверх, влево вниз, затем она взглянула на меня, улыбнулась и сделала несколько замечаний о том, как быстро меняются ее чувства. Я повторил тест снова, в основном для того, чтобы «показать» ей, на бессознательном уровне, насколько она может контролировать свои чувства. Следующим шагом было коснуться ее левого колена и одновременно сжать левое запястье, разрушая таким образом якоря. После «нейтрализации» я попросил ее подумать о полетах. Она поглядела прямо вперед (показывая этим бессознательное изменение или перестройку), немного напряглась и сказала: «Это все еще расстраивает меня, но это совсем не так страшно».


ПЕРЕСТРОЙКА

Затем я объяснил ей, как она может реагировать на свои картины, и собирался помочь ей отделить чувства от картин (это один из примеров того, как важно помочь людям выйти из их картин, как уже упоминалось в главе «Долой Якоря»). Я попросил ее увидеть себя на роликовых санках и прочувствовать, что происходит. Она отреагировала явным ощущением в теле. Затем я попросил ее увидеть себя на санках так, как будто это кто-то другой, в то время как она молча ощущает свое сидение в кресле. Она была поражена различием своих физических реакций. Тогда я коснулся ее второго +яко-ря (левое предплечье) и сказал: «Вы помните, как чувствовать себя хорошо, правда?» Когда она отреагировала на якорь, я велел ей удержать в себе хорошие чувства и при этом увидеть себя, летящей в самолете с комфортом. Мы повторили это 4 или 5 раз, после чего я убрал руки и попросил ее подумать о полетах. Она посмотрела прямо вперед, затем влево вниз и сказала: «Ну, это не самое приятное ощущение, но я могу с ним справиться; оно не слишком трогает меня».
Остаток сеанса ушел на обучение подключению спокойствия (см. «Долой Якоря»). Я велел ей потренироваться в видении себя в полете и в переключении себя при первом признаке дискомфорта в спокойную область. Я попросил ее прийти на следующей неделе, чтобы мы могли проверить ее работу. Когда она пришла снова, она сказала мне, что произошла странная вещь. После двух дней практики подключению спокойствия, она не могла сконцентрироваться на полете. Каждый раз, как только она пыталась увидеть себя в полете, ее сознание уклонялось и она обнаруживала, что вспоминает о прошлых приятных ситуациях. Она также сказала, заказала бизнес-тур и пришлет мне открытку. Через неделю я получил открытку, где говорилось:
«Это все еще не самое приятное в моей жизни, но все же лучше, чем визит к дантисту».


СЛУЧАЙ 2

Пациентом был холостяк 57 лет, госпитализированный в последней стадии рака с метастазами по всей костной системе. Он находился под усиленным наблюдением, но несмотря на 4-5 инъекций морфия ежедневно, наряду с прероральным приемом обезболивающих средств, он страдал от постоянной боли, бессонницы и очень сильного возбуждения. Лечащий врач попросил меня посмотреть его на предмет контроля боли и ослабления возбужденного состояния.
Я в первый раз увидел его, когда он в очень резких тонах жаловался на свою боль. Он бился в постели и выражал ко всем враждебность (что, принимая во внимание его обстоятельства, вполне можно понять). Я заметил, что в его комнате находились портативная стерео-система, маленькое радио и маленький магнитофон. Основываясь на способе, которым он говорил (жалобы, резкий тон, много слов), и оборудовании, которое я увидел, можно было наверняка предположить, что у него высоко развита аудиальная система. Так как рак причинял ему боль (почти все время переключая его на кинестетику), я знал, что необходимо вернуть его назад и через визуальную систему установить якорь в аудиальной системе.


ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СИСТЕМ

После того, как меня представили и я собрал некоторую информацию о его любимом занятии (любит слушать музыку) и некоторых областях, в которых он чувствует себя компетентным (одной из них была работа по дереву), я был готов к работе. Я спросил его, не сделает ли он мне одолжение (это уловка, чтобы вызвать в нем желание помочь мне и тем самым отвлечь его внимание от проблемы). Затем я попросил его закрыть глаза и послушать, на что похоже звучание его боли. Он уставился на меня с недоверием. Я подтвердил, что это странная просьба, но мне действительно нужно, чтобы он сделал это для меня. Тогда он закрыл глаза и, видимо, сконцентрировался. Почти сразу же его дыхание стало глубоким, и он стал гораздо более неподвижным (все еще двигаясь, но уже без резких метаний). Примерно через минуту он открыл глаза и сказал: «Это похоже на ужасный зудящий звук». Я попросил его снова закрыть глаза и прислушаться к этому зудящему звуку, чтобы обнаружить, насколько этот звук похож на один из его деревообрабатывающих инструментов. Через некоторое время он медленно кивнул. Затем я попросил его представить ясный образ того инструмента, который больше всего напоминает этот звук, и кивнуть, когда у него это получится, что он и сделал через несколько секунд. Затем я попросил его «увидеть» этот инструмент или механизм в углу комнаты и запустить его на самой высокой скорости, на какую только он способен. Через несколько секунд он снова кивнул и я попросил его «увидеть» как этот инструмент или механизм замедляется мало-помалу до полной остановки. Когда он кивнул, на этот раз я мягко сжал его левое плечо и просто сказал: «Это хорошо. Вы действительно помогаете» (намеренно не конкретизируя, кому или чему он помогает). В этот момент его превращение было замечательным. Он больше не двигался в постели, его дыхание было очень глубоким и медленным, лицо расслабилось и цвет лица изменился. Следующий шаг в моей процедуре – помочь ему вспомнить, как он может забывать раздражение. Это было сделано с помощью медленного разговора в низком тоне (вспомните его аудиальную систему) о работе по дереву и о том, как он может работать на сильно шумящем оборудовании, таком как точильное, и даже не замечать шума, т.е. настолько увлечься своей работой, что забыть о шуме! Он медленно кивнул (так как мы уже установили, что его боль похожа на зудящий звук точилки, я мог быть уверен, что он свяжет забывание звука с забыванием боли). Во время этого монолога я продолжал мягко нажимать на его левое плечо. Затем я начал обсуждать слушание музыки, и как легко потерять ощущение времени и места, когда вы действительно поглощены, и как вы можете отдалиться от всего на свете, слушая музыку. Он снова медленно кивнул. (К этому моменту он был уже настолько в «этом состоянии, что не реагировал на медперсонал, входивший в комнату»). Я закончил первый сеанс, сказав, что не знаю, какие звуки вокруг будут продолжать напоминать ему о погружении. Продолжая мягко сжимать его плечо, я начал перечислять обычные больничные звуки, которые могли бы делать это. Короче, устанавливал якорь на «погружение» через слушания больничных звуков.


РЕЗУЛЬТАТЫ

Когда через два дня я снова пришел к пациенту, его в результате очевидных изменений перевели из отделения интенсивной терапии в отделение общего наблюдения. Он стал спать по ночам, принимать пищу и его отношение к окружающему значительно изменилось к лучшему. Теперь ему уже требовался только один укол на два дня, и остальных лекарств он стал принимать значительно меньше. На втором сеансе я «научил» его, как «видеть» и «слышать» боль, чтобы лучше воспринимать лечение, после чего я в основном повторил этапы первого сеанса. К третьему сеансу, через шесть дней после нашей первой встречи, ему уже не нужно было никаких уколов, кроме двух доз валиума (по одной на две разные ночи), чтобы «помочь ему уснуть». Через день после третьего сеанса он выписался из госпиталя. Несколько недель спустя я получил очень милое письмо от его жены. В нем она писала, что он почти не испытывает боли и лишь иногда принимает валиум перед сном, что он стал жизнерадостным и проводит много времени в своей мастерской, заканчивая свои работы (по дереву), которые начал уже несколько лет назад (мы могли бы сказать, что он усиливает свое гипнотическое внушение реальной работой).


СЛУЧАЙ 3

Молодую женщину 25 лет, недавно вышедшую замуж, прислал ее врач с диагнозом «фригидность». Однако ее история показывала, что у нее была фобия на прикосновения. Она сказала мне, что только изрядно выпив, она могла заниматься сексом и реагировать, но в трезвом виде ее почти физически начинало тошнить от «сексуальных» прикосновений. Она также утверждала, что ей вообще не нравится, когда к ней прикасаются. Я расположился так, чтобы моя правая ступня была близко от ее левой ноги, внимательно следя при этом, чтобы между нами сохранялось «дискретное» расстояние. Затем я начал рассказывать ей истории, задавать вопросы и делать общие замечания, чтобы вызвать у нее улыбку или смех. Каждый раз, когда она смеялась или улыбалась, я мягко наступал ей на ногу. Затем я расспрашивал ее о разных приятных путешествиях. Когда она откликалась с улыбкой, я снова мягко нажимал ей на ногу. (Во время рассказа о своей проблеме, она направляла взгляд вверх («В» прошлое), напрягаясь при этом в кресле (кинестетическое проявление). Однако, обсуждая приятные переживания, она смотрела влево вверх («В» прошлое), влево вниз (А), на меня («В» настоящее) и улыбалась («К» настоящее)). Эта процедура продолжалась около 20 минут, и к этому моменту я придвинулся к ней ближе. После очередной шутки или истории она от душа рассмеялась, и в это время я дотронулся до ее левого запястья и сказал: «Смех вам идет. Я убежден, что ощущение от него еще лучше». Она кивнула и сказала: «Конечно». Я продолжал искать способы вызвать у нее смех или улыбку и продолжал дотрагиваться до ее левого запястья до тех пор, пока, наконец, оставив руку на ее запястье, сказал: «Хорошо, по-видимому, вы можете увидеть себя (сохраняя визуальную систему) знающей как получать хорошие ощущения от прикосновений». Она озадаченно посмотрела на мою руку на своем запястье, посмотрела вверх и сказала: «Здорово, черт побери».
В конце первого сеанса я проводил ее в приемную, где сидело несколько людей. И сказал ей, что мы увидимся на следующей неделе. Она повернулась, сжала меня почти в медвежьем объятии и сказала: «Боже, я чувствую себя великолепно!» Ее поступок не только поверг меня в гипнотическое состояние, но также показал, насколько мы продвинулись в первом сеансе. На втором сеансе процедура состояла в разрушении основного якоря; установление нескольких +якорей, а затем возбуждение в ней неприятных ощущений при прикосновении (которые в этот момент вовсе не были ей очень приятными) и установка -якоря, а затем разрушение. В конце я научил ее подключению спокойствия и попросил практиковаться мысленно видеть себя в интимных отношениях с мужем, удерживая в себе при этом спокойное чувство, а при возникновении тревожных ощущений, переключаться в спокойную область. Последующие несколько месяцев показали, что она не только избавилась от своей «фригидности», но больше не имела никаких проблем при прикосновениях.


КОММЕНТАРИЙ

В течение нескольких лет я разрабатывал теорию так называемой фобии на прикосновения и обнаружил простую возможность улучшать ситуацию. Во-первых, я уверен, что эта проблема возникает тогда, когда к человеку в детстве почти не притрагиваются, кроме как для того, когда бы ударить или наказать. Короче, у них возникает якорь, ассоциирующий прикосновение с болью. Во-вторых, основываясь на этой уверенности, процедура, как подчеркивалось в случае 3, разрушает старый якорь и устанавливает новую ассоциацию или якорь: приятные ощущения и прикосновения. На моих семинарах объяснял этот метод участникам и просил их проверить его эффективность и сообщить мне о результатах. Из этих результатов я могу сделать вывод, что теория корректна, или метод дает результаты, несмотря на мою теорию.


СЛУЧАЙ 4

Этот короткий случай поведала мне одна из бывших участниц семинаров. Ее пациентом был мужчина за сорок, страдавший от жестоких головных болей, проистекавших от постоянного стискивания челюстей. Ее метод состоял в продолжении разрушения якоря, т.е. она просила мужчину вспомнить что-нибудь приятное, устанавливала +якорь, и затем предлагала ему сжать челюсти и нажимала при этом на +якорь. Она повторяла эту процедуру снова и снова в течение часового сеанса;
установка +якоря, просьба сжать челюсти, включение +якоря. На следующей неделе пациент сообщил, что каждый раз, как он начинал стискивать зубы, что-то щелкало, и он обнаруживал, что вспоминает что-то приятное и его челюсти расслаблялись. В течение второго сеанса она просто повторила всю процедуру, и пациент сообщил о полном прекращении головных болей. Последовавший через месяц звонок (он позвонил по ее просьбе) показал, что симптомов больше не возникало и, к тому же, он стал гораздо более энергичным.
Когда она рассказывала мне об этом случае, то отметила, что, когда пациент стискивал зубы, он смотрел влево вниз. Это показывало наличие петли «слух/чувство»: т.е. разговор с самим собой (А) и реагирование стискиванием челюстей (К). Однако при обсуждении приятных вещей он смотрел влево вверх, потом вправо, потом прямо вперед и улыбался («В» прошлое, «В» будущее, «В» настоящее с кинестетической реакцией). После первого сеанса были отмечены два бессознательных изменения: когда он смотрел влево вниз (А) и в момент начала сжатия челюстей, он тут же переводил взгляд влево вверх («В» прошлое), а затем прямо вперед, уже не сжимая челюсти, или смотрел влево вниз (А), поднимал голову (К) и смотрел прямо («В» настоящее).
По этим случаям вы можете подумать, что все это звучит слишком легко. Ну что ж, вы можете привести верблюда к воде, но вы не можете заставить его летать как «Боинг-747»! На тренировочных семинарах я наблюдал, как люди прекрасно выполняли процедуру, достигали очевидных результатов, их партнеры подтверждали это, и все же они жаловались, что им нужно что-то большее. К тому времени, когда они внушили себе, что процедура должна быть тяжелее, чем эта, или здесь какая-то ловушка, они сделали процедуру для себя трудной или почти невозможной. По-моему, это безумие. Но если бы каждый был рациональным и здравомыслящим, мне пришлось бы искать другой способ зарабатывать на жизнь.

XVII

ЗАМЕЧАНИЯ

Я не знаю, читатель, как у вас, а у меня написание этой последней главы вызывает смешанные чувства. Мне одновременно легко и радостно от того, что эта проклятая вещь закончена, и все же почему-то грустно. Вместе с мисс Стил отдано этой работе изрядное количество часов, сил, а также пота, крови и слез. Как вы уже, наверное, догадались я не был и никогда не стану академиком, и поэтому мне гораздо труднее писать о бессознательной перестройке (R), гипнозе и моих методах, чем сделать все это на практике, и потому как вы читаете эту главу, я могу предположить, что вы достаточно упрямы, достаточно любопытны и достаточно капризны, коли прочитали все, что этому предшествовало. С этими качествами, я знаю, вам будет сопутствовать успех в использовании того, что… вы узнали\ Я также надеюсь, что вы позволите мне еще поговорить о разном, а если даже и нет, я все равно намерен это сделать. В пору моего становления как гипнотизера, меня всегда возмущали книги, в которых подразумевалось, что у автора не только никогда не бывает промахов, но и результаты он получает как-то сразу. В то же время метод, делающий это «чудо», как-то странно опускался. При этом пара страниц посвящалась все же трудности и серьезности проблемы, а вся методология сводилась к следующему: «После двух/трех или одного, или четырех сеансов, в которых применялся гипноз и делалось сильное внушение, пациент стал навсегда счастливым». Это мне всегда напоминало сказки, в которых принц и принцесса уезжают, чтобы жить долго и счастливо… но никто не расскажет вам, что было на следующий день. Другими словами, у меня возникало чувство, что или я что-то пропустил (метод), или просто глуп (возможно, я должен был знать этот метод). Я искренне надеюсь, что в своей работе избежал этих ситуаций. Во-первых, каждый раз я старался передать вам во всех подробностях описываемый метод, слова и подход к каждому человеку. Во-вторых, я хочу внести ясность и описать случаи, когда терпел полную неудачу. Правда, это будут комментарии не к бессознательной перестройке (R), а скорее к тому, как мне не удалось использовать метод как следует, или быть недостаточно наблюдательным, или как я позволял выйти из себя из-за перегруженности работой и очень редкого отдыха, или из-за своей чрезмерной небрежности. Однако я уверен, что изучал и улучшал свой метод больше по неудачам, чем по успехам.


ОБЗОР: СИСТЕМЫ ВЕРЫ

Теперь, когда я избавился от «этого», я хотел бы поговорить еще немного, но уже о самом предмете этой книги. Когда человек представляет себя в вашем кабинете, я уверен, на самом деле он говорит: «Моя система веры не дает мне сделать другой выбор». Если бы его система веры была эффективной в области проблемы, он разрешил бы эту проблему и не нуждался бы в вас. Если вы принимаете его систему веры за истину в последней инстанции, значит вы не только загипнотизированы им, но и рискуете увековечить его проблему и стать ее частью. Поэтому, ваша первая задача – помочь ему расширить и/или оспорить систему веры, на которой его заклинило. Затем вы должны определить, какая форма самогипноза поддерживает его систему веры. Этот человек каким-то образом галлюцинирует, чтобы оставаться и дальше в заклиненном состоянии. Например, он «не видит» ситуации, когда кому-то «нравится», и наряду с этим находит явные доказательства того, что кто-то ему не нравится. Это в кругу гипнотизеров известно как позитивная и негативная галлюцинации. Когда вы спорите с человеком, который «видит» или «не видит» гипнотическую галлюцинацию, он занимает оборонительную позицию и становиться еще более «позитивным» в том, что он «видит» или «не видит». Таким образом, используете вы формально гипноз или нет, вы должны осознавать гипнотический фактор, участвующий в поддержании болезненного человека. Вы либо осознаете и используете это, либо в конце-концов сами становитесь гипнотическим субъектом.
Далее я настаиваю на том, что человек, хорошо функционирующий либо во всех областях, либо в некоторых, использует все системы (В К А) синерге-тическим образом. И в то время, чем больше люди полагаются на одну систему, исключая другую или все остальные, тем меньше имеет возможность выбора, тем больше его заклинивает, тем чаще возникают боли. Внутри каждой системы хранятся переживания, знания и умения, которые могут привести к новому выбору, поведению и реакциям. Если человек «видит», что у него не получается, вы можете помочь ему вспомнить время, когда он «чувствовал» успех и это чувство может помочь ему создать картину успеха. Новая картина сама приведет к оспаривайте старой системы веры. Если человеку всегда «говорили», что он не должен говорить громко, вы можете помочь ему визуально вспомнить случай, когда он видел людей, говорящих громко, и это визуальное воспоминание может помочь ему изменить его веру в то, что он не должен говорить громко. Поэтому для гипнотизера обязательно помочь человеку расширить и сбалансировать его системы. Если терапевт продолжает использовать ту же систему, что и пациент, и принимает его систему веры, то пациент с успехом заставляет терапевта «видеть» или «слышать», или «чувствовать» так же, как он сам. Конечно, мы должны помнить, что такой вещи как гипноз не существует. Распознавая ограниченность человека в использовании систем и саморазрушающие системы веры, терапевт немедленно вооружается множеством вариантов, как помочь пациенту. Если кто-то потерялся в джунглях, глупо разбивать лагерь и ждать, пока он найдет вас. Вы должны пойти туда, где он находится и вывести его оттуда. Суммируя это, мы можем сказать, что человек был загипнотизирован на веру, что определенные вещи идут определенным образом и всегда будут идти таким образом. Во всех обстоятельствах, по крайней мере в области проблемы, человек начинает больше полагаться на одну систему или кинестетическую, или визуальную, или аудиальную, пытаясь разрешить свою проблему. В этом процессе человек начинает «искажать» реальность, и делая это, он продолжает «видеть», «слышать» и «чувствовать» то же самое все больше и больше. В действительности он удерживает себя в гипнотическом состоянии, в котором его системе веры отдается предпочтение перед так называемой «согласованной» реальностью. Я уверен, что если вы используете тот же механизм, который вызывает проблему,– гипноз, вы можете помочь пациенту быстро разрушить паттерны, развить новые умения и получить возможность выбора. Если человек уже умеет пользоваться молотком, помогите ему использовать молоток разнообразно, показывая ему при этом как пользоваться отверткой. Не требуйте, чтобы он вместо этого летал на самолете. (Вам придется поразмыслить над этим).


ОБЗОР: ПРЕРЫВАНИЕ ПАТТЕРНОВ

Я хотел бы, чтобы вы считали, что человеческие существа являются существами, сохраняющими энергию (как некоторые могут сказать «ленивыми»). Мы создаем машины, чтобы они выполняли нашу работу, затем машины, чтобы управлять машинами, и затем используем компьютеры для контроля. Это говорится для того, чтобы подчеркнуть, что люди естественным образом стремятся подогнать свое поведение под какие-то паттерны, которые повторяются и сохраняют энергию. Если эти паттерны эффективны и ведут к успеху, значит у вас хорошая система. Однако, если человек продолжает повторять болезненные паттерны, т.е. «впадает в депрессию» каждый уикэнд или когда остается один (или еще что-нибудь), то становится «абсолютно необходимо» прервать эти (болезненные) паттерны и помочь ему развить более эффективные. Как уже где-то отмечалось, когда паттерн прерывается, человек часто впадает в гипнотическое состояние. Это дает вам отличную возможность установить новые и более эффективные реакции. Так как у каждого из нас есть длинные и успешные истории изучения, неизучения и изменения паттернов, следовательно, изменение паттернов уже встроено в нашу систему. Однако ни один человек не развивает паттерн до тех пор, пока в какой-то момент его жизни этот паттерн не «покажется» ему необходимым. Это не значит, что он был необходим, это только значит, что он «показался» таким. Поэтому часть системы веры человека состоит в том, что паттерн необходим. Если помочь ему разрушить его, то тем самым можно помочь ему опровергнуть его систему веры, без каких-либо ее обсуждений. Я говорил раньше и хочу повторить снова: «Терапия, любая терапия, добивается успеха тогда, когда так или иначе, целенаправленно или случайно, терапевт помогает человеку раз рушить паттерн и поставить на его место новый». В моей клинической практике мне приходилось работать с сотнями людей и проводить десятки тренировочных семинаров, и в результате я убедился в следующем:
люди реагируют в области своей проблемы (а возможно, и в успешных областях) так же, как реагирует гипнотический субъект на постгипнотическое внушение. Они говорят вам, что каждый раз, когда он/она смотрит или говорит или… и таким образом я впадаю в депрессию или в гнев или (заполните сами), или «каждый раз, как я подумаю о… я становлюсь…» Если вы сравните эти явления и постоянство реакций человека с литературой о постгипнотических внушениях, я уверен, вы тоже будете поражены сходством. Если вы примете этот тезис, то станет понятным, что гипнотические методы являются противоядием для гипнотически вызванных и продолжающихся проблем и ограничений.


ОБЗОР: УСТАНОВКА ЯКОРЕЙ

В этой работе две главы были посвящены предмету установки якорей. Я хотел бы, чтобы вы считали установку якорей одним из способов вызывать постгипнотическое внушение. Или вы можете считать постгипнотическое внушение одним из способов установки якорей. Я оставляю это на ваше усмотрение. Другими словами, вы можете хорошо понимать, что вызывает и поддерживает ограничения и проблемы. В своем кабинете я имитировал интонации и выражения лица, которые по словам людей расстраивали их, и наблюдал, как они плачут, сердятся, а однажды была попыткаменя ударить. Это происходило так, как будто они были «автоматы», реагирующие без выбора или сознания. Помощь в «разрушении» этих якорей давала им возможность иметь выбор. Так как, я уверен, никто не хочет страдать, появление выбора у людей ведет к тому, что они находят более удовлетворительные и приятные способы взаимоотношений с миром. Если вы не осознаете свои якоря (постгипнотические внушения), вы рискуете усиливать или включать их. Хорошо, если у вас есть причина и цель, а также намерение разрушить модель и болезненные реакции.
Так как с помощью гипнотических методов, таких как установка якорей, вы можете заставить человека реагировать на карандаш с тревогой или на выражение лица ощущением счастья, очень важно для вас перестать пытаться извлекать смысл из бессмыслицы. Если бы логика и мыслительная деятельность левого полушария могли разрешить проблемы, эти проблемы были бы решены. Вместо этого, если вы будете рассматривать имеющиеся проблемы, как некоторую форму якорей или как якоря, вызванные некоторой формой гипноза, ваши задачи упростятся. Все, что вам нужно, это разработать методы, чтобы помочь человеку реагировать более полезными способами. Это достигается опознанием его системы веры, какую систему (В К А) ему надо развить, как прервать его паттерн, какие якоря (постгипнотические внушения) вам нужно нейтрализовать, и какие новые модели вам нужно установить и усилить.
И последнее, я не верю, что какая-либо книга, даже (а может и особенно) эта, может заменить практическую работу и попытки сделать что-то новое. Очень многие из нас боятся, что могут сделать ошибку или не понравиться пациентам. В действительности, мы не должны обращать внимание на то, нравимся мы или нет, а ваши пациенты не знают что будет работать, а что нет. Я приглашаю вас, но не упрашиваю, попытаться использовать то, о чем вы прочитали и больше. Каждый день делайте что-нибудь неожиданное в вашей практике (и в вашей жизни), меняйте стулья, меняйте, меняйте!!! Используйте новые методы. Возможно, ваша работа станет более эффективной. Я знаю, это будет поддерживать в вас вызов, восторг и счастье, и, пожалуйста, помните: такой вещи как гипноз не существует.
Научно-популярное издание

Хеллер Стивен, Стил Терри Ли
МОНСТРЫ И ВОЛШЕБНЫЕ ПАЛОЧКИ
Такой вещи как гипноз не существует?
Редактор В. И. Троян Художественный редактор Т. С. Бычко Техническое редактирование и компьютерное макетирование С. И. быуко Корректор Л. П. Девшщна

<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ